Всего новостей: 2556090, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Локшин Вячеслав в отраслях: Финансы, банкиМедицинавсе
Локшин Вячеслав в отраслях: Финансы, банкиМедицинавсе
Казахстан > Медицина > kapital.kz, 9 сентября 2015 > № 1483298 Вячеслав Локшин

Цена на иностранные препараты вырастет на 35-40%

Каким будет фармрынок после девальвации, рассказал Вячеслав Локшин

На долю фармрынка последнее время выпало немало трудностей. Две девальвации – в прошлом году и в этом, создание единого рынка лекарственных препаратов между странами ЕАЭС и вступление Казахстана в ВТО поставили отрасль в трудное положение. Каким будет фармрынок после девальвации? Как поведут себя местные производители и стоит ли ожидать повышения цен на лекарства при нынешней экономической ситуации? Об этом деловой еженедельник «Капитал.kz» побеседовал с главой Ассоциации международных фармпроизводителей в РК Вячеславом Локшиным.

- Вячеслав Натанович, какова нынешняя ситуация на отечественном рынке фарминдустрии? Чем характеризуется развитие отдельных звеньев отечественного фармрынка?

- Надо сказать, что казахстанский фармрынок сегодня считается вполне сформировавшимся. Его становление началось еще в 1992-1993 годах, и сегодня на нашем рынке можно встретить практически всех игроков мировой фарминдустрии. Сейчас благодаря активной реализации ГПФИИР доля отечественных производителей выросла до 15-20% в общем объеме рынка. Если говорить о госзакупках, то отечественные производители продают более 50% упаковок, или 30% в денежном выражении. Но, как видите, даже в госзакупках 70% средств тратится на лекарства, которые производятся международными фармацевтическими производителями, есть часть препаратов из ближнего зарубежья. Часть препаратов приобретается из стран, которые вошли в ЕАЭС, в частности, из России и Беларуси.

- В чем причина такого положения дел? Почему локализация местного производства не достигает 50%?

- Тут нужно сказать, что сегодня ни одна страна мира больше чем 40% собственной продукции на фармрынке не производит. Например, такая развитая страна в фармацевтике, как Израиль, обеспечивает себя на 30% лекарственными препаратами, хотя там локализуется самая крупная в мире фирма по производству дженериков ТЕVA. Дело в том, что у Казахстана таких потребностей просто нет. Нет необходимости локализовать весь рынок. К тому же рынок невелик, ведь нас всего чуть больше 17 миллионов.

Например, самые дорогие препараты, используемые для лечения редких заболеваний, онкологии, диабета, – это всегда уникальное производство. Для того чтобы организовать такое производство, надо как минимум полмира ими обеспечивать, иначе производство будет нерентабельным. Да и затраты на создание таких молекул сегодня превышают $1 млрд, это под силу только мировым фармгигантам.

- Будет ли расти количество местных производителей? И, если опираться на ваш пример с Израилем, нужно ли Казахстану, чтобы фармрынок рос?

- Сейчас государством поставлена задача довести объем отечественного производства лекарственных препаратов до 50%. В принципе, эта задача практически выполнена. В госзакупках эта цифра уже больше. Если снова опираться на мировой опыт, опыт самых передовых стран, например, США, Франции, Швейцарии, мы видим, что эти страны не производят больше 30-40% локально. Сегодня мировая фарминдустрия не может быть ограничена государственными границами. Как медицина, так и лекарства не имеют национальности. От них требуются высокое качество, эффективность и, конечно же, доступность. В отношении Казахстана – у нас рынок не очень большой, а выйти на рынки России и Беларуси не так-то просто. Фарминдустрия в этих странах имеет гораздо большую историю. Таким образом, местным производителям, работающим на просторах ЕАЭС и имеющим единый фармрынок, тоже придется быть готовыми к конкуренции. Нам придется конкурировать с российскими и белорусскими производителями, которые давно уже известны на постсоветском пространстве и имеют высокие стандарты качества. Из-за этого сегодня большинство местных производителей лекарственных препаратов реорганизовало производство в соответствии с международными стандартами качества. Так как если его не будет, производитель не сможет продавать свои лекарства на просторах ЕАЭС и при госзакупках. ГПФИИР сыграла свою позитивную роль. В Казахстан пришли серьезные инвестиции из-за рубежа. Большая часть отечественных фармзаводов была куплена иностранными фармпроизводителями, параллельно строятся новые фармпроизводства при участии иностранного капитала.

- Каков объем местного рынка?

- Отечественный рынок достаточно маленький. Сегодня он оценивается в $1,8 млрд в аптечных ценах. Если взглянуть на динамику рынка, до прошлого года он показывал рост в 15-18%. В прошлом году в денежном выражении рынок снизился на 10%. Такая цифра была обусловлена падением рынка за счет коммерческого сегмента. То есть если госзакупки оставались примерно на том же уровне или даже немного выросли, то аптечный рынок показал снижение от 5-15%.

- Будет ли расти цена на лекарства из-за девальвации?

- В начале года показатели стали расти. Прогнозировалось, что этот рост будет на 5% выше предыдущего года. При нынешней ситуации, когда тенге отправили в свободное плавание, ситуация осложнилась. В первую очередь такое положение дел приведет к росту цен на лекарственные препараты. Подрастут в цене как отечественные, так и иностранные лекарства. Думаю, через 3-4 месяца мы увидим, что цена на иностранные препараты выросла на 35-40%, то есть в примерном соотношении с курсом иностранной валюты. Например, если вчера препарат стоил $5 по курсу 188 тенге за доллар, то уже сегодня курс изменился и, соответственно, изменилась и цена на него. В свободно конвертируемой валюте ситуация тоже изменится, так как граждане не смогут покупать многие дорогостоящие препараты. Эта тенденция была уже в прошлом году. То есть проявилась тенденция на покупку более дешевых препаратов, произведенных в странах ближнего зарубежья. Многие дорогостоящие препараты окажутся попросту не по карману многим казахстанским гражданам.

- Стоит ли ждать помощи со стороны государства в этом вопросе? Как оно реагирует на сложившуюся ситуацию?

- Надо сказать, что Казахстан уникален среди остальных стран СНГ тем, что у нас 50% рынка представлены государственными деньгами. То есть у нас за счет средств гарантированного объема бесплатной медицинской помощи закупаются препараты в больших объемах. Вот в этом году государство должно было закупить препаратов на 130 млрд тенге, это довольно крупная сумма. Из них около 60% закупается для госпитального сегмента здравоохранения. Это средства, которые выделяются единому дистрибьютору «СК-Фармация», и 40% для амбулаторного отпуска.

В принципе, всех граждан, нуждающихся в медпрепаратах, государство обеспечивает за счет социальной направленности части бюджета. Это позволяет как-то защитить людей, которым необходимы дорогостоящие препараты, те, стоимость которых достигает $10 тыс. Государственные деньги дают надежную гарантию пациентам.

В прошлом году, когда произошла девальвация, отечественные производители смогли по большей части за счет собственных средств осуществить поставку более 90% потребностей государства по тем ценам, которые были до девальвации. Сегодня такие возможности, я думаю, уже исчерпали себя. Слишком глубокое падение в этом году не позволит дистрибьюторам делать аналогичную наценку на препараты.

- А какова наценка на лекарства в РК?

- Средняя наценка дистрибьюторов на препараты составляет 7-15%, у аптек – 12-25%. А так как на этом рынке цена на препараты регулируется самим рынком за счет конкуренции, я думаю, что если цены на государственные закупки не будут изменены, то есть риск, что многие лекарственные препараты не смогут быть поставлены. Мы уже имели такой опыт в прошлом году, когда некоторые вакцины не могли быть поставлены на рынок, так как их производство, как говорится, «из колес покупает» любая страна мира вне зависимости от упаковки. И, конечно, производитель продает в ту страну, где цена выгоднее. Поэтому в прошлом году некоторые вакцины не были поставлены. Хорошо, что у государства были некоторые запасы. И, несмотря на то что цена изменилась, поставки все же были осуществлены.

Сейчас дистрибьюторы, бизнес, аптеки ведут переговоры с министерством здравоохранения о возможных компенсациях со стороны государства. В противном случае на рынке могут быть проблемы не со всеми, но с некоторыми медикаментами.

- Будут ли повышаться цены на отечественные лекарства?

- Главная составляющая любого лекарства – субстанция. Ее не производят у нас в стране. Местным компаниям надо очень много покупать за рубежом: и упаковку, и субстанцию для производства, и оборудование. Поэтому я думаю, что компании все-таки будут как-то компенсировать свои потери за счет курса. Я думаю, что цена на лекарственные препараты местного производства будет расти на 10-15%. При нынешнем курсе компании не смогут избежать затрат на покупку всех составляющих, отсюда и повышение цен на лекарства.

- Получается, что главным гарантом обеспечения населения лекарственными препаратами в Казахстане по-прежнему является государство. Насколько охотно оно сейчас вступает в переговоры с фармпроизводителями?

- В этом году государство начало прямые переговоры с производителями лекарственных препаратов. К слову, это первый раз, когда государство в лице Минздрава идет на прямой контакт с участниками рынка. К сожалению, результаты переговоров нивелировались, так как они завершились где-то в конце июля, а изменение курса валют произошло в августе. Таким образом, оказались бессмысленны, так как, наоборот, цены надо было оставлять на старом уровне, после изменения курса их было бы легче компенсировать. Сейчас идут переговоры, и решается вопрос, как осуществить закупки для последнего квартала 2015 года.

Понимая свою ответственность, и производители, и дистрибьюторы, и участники этого рынка заключили меморандум с Минздравом еще в марте о замораживании цен на 200 наименований лекарственных препаратов, которые наиболее часто потребляются социально незащищенными слоями населения, и эти цены мы должны сохранить до конца года. Получается, что издержки бизнес возьмет на себя, потому что в этом списке есть и препараты, их около 30%, сделанные за рубежом.

- Что вы можете сказать о влиянии ВТО на отечественный фармрынок?

- В первую очередь придется привести наше законодательство в соответствие с требованиями ВТО. То есть все льготы, которые имеют отечественные производители, должны быть нивелированы. Например, сегодня существует разница в оплате при регистрации товаров или какие-то другие различия. Все это должно быть приведено в соответствие. Конкурировать со всем миром будет еще сложнее, чем только в рамках ЕАЭС. Но для потребителя это больше плюс, чем минус. Так как подобная интеграция позволит привлечь на рынок больше разнообразных препаратов, потребитель сможет получить более качественную продукцию за меньшую цену.

Казахстан > Медицина > kapital.kz, 9 сентября 2015 > № 1483298 Вячеслав Локшин


Казахстан > Медицина > kapital.kz, 24 августа 2015 > № 1465742 Вячеслав Локшин

ЭКОномия vs Материнство

Бэби-буму в Казахстане быть. В желании стать матерью казахстанских женщин не останавливают ни приступы девальвации, ни злоключения с их декретными выплатами, ни проблемы со здоровьем. Рожают вопреки, одним словом.

Перед августовской девальвацией оказались равны все. Для большинства резкий взлет доллара – это большие финансовые потери и, как следствие, понижение качества жизни на порядок. Но есть категория казахстанцев, для которых «инфляционное таргетирование» может обернуться крахом мечты всей жизни. Речь идет о супружеских парах, обошедших лучших светил медицины с диагнозом «бесплодие» и планировавших стать родителями с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. Президент Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины Вячеслав Локшин в эксклюзивном интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал о таинстве рождения «ребенка из пробирки» и во сколько обойдется сегодня родителями их «золотое» дитя.

- Вячеслав Нотанович, самый популярный вопрос последних дней: как отрасль, курируемая вами, отреагировала на новый скачок доллара?

- Пока ничего не изменилось. Но мы, как люди здравомыслящие, понимаем, что в недалеком будущем, а возможно уже через месяц, стоимость репродуктивных процедур повысится за счет подорожания расходных материалов и реактивов. Но в данный момент абсолютно ничего не изменилось, ни одна клиника цены не подняла. Паники никакой нет, лекарства продаются, они имеются в запасе на 3-4 месяца, позже, повторюсь, стоимость их, конечно, будет подниматься за счет импортной составляющей.

- Чтобы было понятно, о каких репродуктивных технологиях мы говорим, расскажите детальнее о каждой. Несведущий человек знаком разве что с самой популярной - экстракорпоральным оплодотворением.

- В таком случае свой экскурс я бы начал с того, что бесплодие – это серьезная медицинская и социальная проблема. Примерно 15% супружеских пар в любой стране мира, и это средняя цифра (!), такая же она и в Казахстане, имеют проблемы с деторождением. Известно на сегодняшний день, что примерно в 50% случаев супругам можно помочь через медикаментозные и хирургические методы лечения. А вот еще в почти 50% бездетные пары нуждаются в вспомогательных репродуктивных технологиях (ВРТ). Это понятие включает в себя все современные методики, которые появились за последние 35 лет. Суть таких процессов в том, что оплодотворение происходит вне организма матери. Это основа. Отдельно получают яйцеклетку, отдельно сперму и в определенных условиях инкубатора происходит оплодотворение. При мужском бесплодии проводится процедура интрацитоплазматическая инъекция сперматозоида (ИКСИ), когда выбирают лучший сперматозоид и он вводится в яйцеклетку. Кроме того, к ВРТ относится программа донорских клеток, когда у пациентки возрастом старше 45 лет уже не вырабатываются яйцеклетки, и тогда мы прибегаем к донорским. Еще она процедура, которая входит в понятие вспомогательной репродуктивной технологии, – это консервация или заморозка эмбрионов. Их в результате программы может быть получено несколько – до десяти. В полость матки, как правило, подсаживается один-два эмбриона. Далее. Есть очень большая группа женщин, которые не могут самостоятельно вынашивать плод. В этих случаях мы рекомендуем программу суррогатного материнства. Получается, что это целый комплекс разных вариантов, главная миссия которых – осчастливить родителей.

- Так из чего складывается стоимость каждой процедуры, ну и какова она – цена материнства?

- Естественно, лечение достаточно дорогостоящее. Каждая из этих процедур имеет свою определенную стоимость. Надо сразу отметить, что стоимость того же экстракорпорального оплодотворения в Казахстане несколько ниже, чем в Европе или даже в России. Цена процедуры складывается из стоимости оборудования, реактивов и стоимости материалов – я имею в виду катетеры и так далее. Заметьте, что ничего – ни материалы, ни среды не используются повторно. Каждая манипуляция, например, для проведения процедуры ЭКО, требует использование нескольких катеторов, каждый стоимостью до 50 евро. Все это - оборудование, реактивы – импортного производства. Ни в Казахстане, ни в России, ни в других странах ЕАЭС они не производится, а значит нам они, что называется, влетают в копеечку.

- Это что касается расходных материалов, львиная же доля затрат приходится на оборудование, вы сказали?

- Да. Оборудование тоже достаточно дорогое. Допустим, стоимость одного ламинарного шкафа, который используется для проведения всех необходимых исследований, стоит от 25 до 50 тысяч евро. Микроскопы - их цена от 50 тысяч евро. Есть такая техника, как микроманипуляторы, применяемые для процедуры ИКСИ, их стоимость тоже начинается от 30 тысяч евро. Потом сама лаборатория, она должна быть правильно построена. То есть стройматериалы для такой лаборатории - это специальные материалы. Половое покрытие, покрытие стен, очень высокие требования предъявляются к вентиляции. Так, оценка чистоты воздуха здесь должна составлять 99,9 из 100, так же как и на фармпроизводстве. Все это стоит огромных денег. Таким образом, стоимость процедуры вспомогательной репродуктивной технологии в Казахстане составляет от 250 до 400 тысяч тенге, без лекарств. И медикаменты - от 200 до 400 тысяч тенге, в зависимости от того, какие препараты и схемы используются. Если все плюсовать, то в долларах конечная цена составляет от 4 до 5,5 тысяч. По курсу в районе 190 тенге за доллар. С учетом недавней девальвации затрудняюсь назвать цифру, так как американская валюта еще плавает.

- Это стоимость одной попытки, так ведь?

- Да. И если мы говорим о процедуре заморозки эмбрионов, это дополнительно еще 50 тысяч тенге, если речь идет об использовании донора – дополнительно 2 тысячи долларов, опять же по старому курсу. Если вопрос в суррогатном материнстве – в среднем в Казахстане это будет стоить от 15 тысяч долларов.

- Возможно, вопрос покажется вам обидным, тем не менее уверена, он волнует многих потенциальных пациентов процедур ВРТ. Получается, что неудачная попытка на руку клинике. Чем чаще родители пробуют забеременеть, тем богаче она становится. Или я что-то недопонимаю?

- Вопрос логичный, но только если речь идет о клинике-однодневке, не заботящейся о завтрашнем дне. Пациент оценивает качество работы клиники ЭКО по эффективности. Я не верю, что есть такой врач или такая клиника, которые бы хотели навредить пациенту. Их миссия – помочь. И после каждой успешной попытки растет рейтинг учреждения. Нет лучшей рекламы, чем реклама, которую врачи подтверждают своими делами. Можно трубить на всех углах, тратить миллионы, но если из десяти женщин 10 неудачных попыток, то никто не придет. Лучший результат для врача в данном случае – это беременность пациентки. На сегодняшний день в Казахстане порядка 18 клиник имеют лицензии на осуществление процедур ВРТ, но только около 10 из них реально делают больше 200 программ в год и демонстрируют результат.

- Вернемся к вопросу цены на процедуры. Исходя из ваших слов, казахстанским врачам очень дорого обходится импортное оборудование. При этом утверждаете, что наша цена ниже европейской. А ведь Европа не так сильно тратится на оборудование…

- А тут все просто. Зарплата врача в тех же Штатах, где процедура ЭКО достигает 10 тысяч долларов, на несколько порядков выше, чем у нас. Акушеры-гинекологи в Америке – одни из самых высокооплачиваемых специалистов в стране. У нас тоже могут неплохо зарабатывать, но не в таких объемах. И еще, у них очень дорогая аренда помещений. В этом плане Казахстану удается выигрывать в цене. Кроме того, наша страна – одна из немногих, в бюджете которой заложены средства для осуществления программ в рамках гарантированной бесплатной медицинской помощи. Государство выделяет от 700 до 800 тысяч тенге супружеской паре для проведения указанных процедур. В этом году таких программ будет сделано 750, то 750 бездетных пар получат возможность стать родителями за счет государственного бюджета. А еще 5 тысяч пар сделают это за собственный счет. А учитывая невысокую цену на ВРТ, у нас хорошо развит медицинский туризм. Примерно 10% пациентов – это граждане других стран. География охватывает примерно 35 государств. У нас лояльное цивилизованное законодательство. Учитывая все это, люди к нам едут.

- Едут – это хорошо. Но, судя по вашим цифрам, больше радует факт, что и казахстанцы могут себе позволить ВРТ, несмотря на экономически сложные времена?

- Я в начале 2000-х годов давал интервью. Помню, тогда говорил, что стоимость программы равна средней годовой заработной плате в стране. То есть те же 700 тысяч тенге в те годы – это был средний годовой заработок одного человека. Сегодня стоимость программы – это гораздо меньшая часть годового дохода казахстанца. То есть рост благосостояния народа налицо. Цена на самом деле могла бы вообще не расти. Но за счет девальвационных процессов была девальвация в 2009, 2014 годах, и вот совсем свежая еще брешь в карманах казахстанцев, то есть это и влияет на стоимость оборудования, реактивов и медикаментов. При этом я не могу сказать, что зарплата врачей растет, ее рост составляет 5-7% максимум.

- Ну и вопрос на «авось». Есть ли хоть какая-то вероятность того, что цена на ВРТ будет падать?

- Практически нет. Это маловероятно. Давайте лучше думать о росте благосостояния казахстанцев. (Улыбается.)

Казахстан > Медицина > kapital.kz, 24 августа 2015 > № 1465742 Вячеслав Локшин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter