Всего новостей: 2550275, выбрано 1 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медеу Ахметкал в отраслях: Экологиявсе
Медеу Ахметкал в отраслях: Экологиявсе
Казахстан. Азия > Экология > camonitor.com, 23 сентября 2016 > № 1911039 Ахметкал Медеу

Угрожает ли Казахстану водный кризис и как ему противостоять?

Автор: Жандос Ахметов

В эти дни под эгидой МСХ РК при участии МОН РК на базе Института географии проходит масштабная научно-практическая конференция «Вод­ные ресурсы Центральной Азии и их использование». В ней принимают участие руководители водного сектора экономик пяти центральноазиатских стран, представители МИД Швейцарии, а также авторитетных международных организаций: ЮНЕСКО, ОБСЕ, ЕЭК ООН, Всемирного банка и т.д. О важности данной проблематики, о путях решения существующих проблем мы беседуем с директором Института географии, доктором географических наук, профессором Ахметкалом Медеу.

Фактор национальной безопасности

- На заседании Совета безопасности под председательством президента страны Н. Назарбаева среди прочих рассматривался и вопрос о водных ресурсах Казахстана. Ахметкал Рахметуллаевич, с каких это пор обеспечение населения водой стало вдруг проблемой национальной безопасности?

- До сих пор люди больше всего боялись надвигающегося энергетического голода. Запасы нефти, газа, угля на Земле кончаются, что, естественно, вызывает тревогу за будущее. За всеми конфликтами двух последних десятилетий явно или неявно просматривается борьба за контроль над нефтью и газом. Но, как выяснилось, энергодефицит - не такая уж большая угроза. Углеводородам можно найти замену. Уже сейчас обогреть человека помогает уран. Вовсю идут работы по созданию экологически безопасных установок термоядерного синтеза. В них, кстати, участвует и Казахстан. Вполне реальной и экономически оправданной выглядит даже перспектива снаряжения на Луну экспедиции за гелием. Ста килограммов его будет достаточно для работы ядерного реактора мощностью 1000 мегаватт в течение года. Залежей гелия хватит, по некоторым оценкам, на два-три тысячелетия. Все более активно используются возобновляемые источники энергии. Словом, перспективы выглядят не столь уж мрачно. Без нефти и газа человечество худо-бедно прожить сможет. Чего не скажешь о другом дефиците, угрозу которого люди осознали лишь в последние годы, – о нехватке воды. Ее как источник жизни ничем не заменишь. За ней не полетишь на Луну. Проблему нехватки воды нам придется решать исходя из тех запасов, которыми мы располагаем.

- В этой связи возникает вопрос: какие исследования в данной области проводит конкретно ваш институт?

- Только за последние 10-15 лет были выполнены крупные и весьма важные для республики исследования. Перечислю некоторые из них.

В соответствии с постановлением Правительства РК Институту географии как экспертной организации было поручено научно-прикладное обоснование проектирования и строительства Коксарайского водохранилища. Реализация этого проекта практически исключила ежегодные зимние паводки с подтоплением жилых массивов в низовьях Сырдарьи и позволила повысить устойчивость развития сельского хозяйства в Кызылординской области. Проект был осуществлен по указанию главы государства.

По его же прямому поручению были выполнены крупномасштабные исследования, связанные с проблемой обеспечения водной безопасности страны. Их результаты заслушаны и одобрены на заседании Совета безопасности РК. Такая масштабная работа была проведена впервые за всю историю республики, по ее итогам издана 30-томная монография «Водные ресурсы Казахстана: оценка, прогноз, управление». В этом контексте по решению Совета безопасности и согласно «Стратегии развития Республики Казахстан – 2050» сегодня наш институт выполняет две программы по созданию проблемно ориентированной геопространственной информационной системы «Водные ресурсы Казахстана и их использование» и научному обоснованию «Стратегии водной безопасности РК» с механизмами достижения основных целевых показателей «Стратегии – 2050».

Институт географии является одним из ключевых участников Казахстанско-китайской комиссии по разработке межгосударственного соглашения по совместному использованию рек Иле и Ертис. В целях его обоснования мы выполнили масштабные исследования по оценке состояния и динамике водных и ледниковых ресурсов трансграничных бассейнов.

Институт тесно взаимодействует с мировыми центрами географической науки, участвовал в разработке более 20 международных проектов совместно с учеными Германии, Франции, Швейцарии, Швеции, Финляндии, Италии, Японии, Китая и заслуженно воспринимается в мировом научном сообществе как значимый центр современной географической науки. Неслучайно в соответствии с соглашением, подписанным между правительством РК и ЮНЕСКО, на базе нашего института создается Центральноазиатский региональный гляциологический центр под эгидой ЮНЕСКО, а также «Международный центр оценки воды» (МЦОВ) в качестве региональной структуры ОБСЕ.

Сколько воды нужно человечеству?

- И чем мы располагаем? Можно назвать цифры?

- Конечно. Ученые давно все подсчитали до последней капли и занесли в «амбарные» книги. На первый взгляд, запасы воды на планете огромны – 1386 миллионов кубических километров. Однако 97,5% ее приходится на соленые моря и океаны. Доля же пресных питьевых вод, которые, собственно, нас и интересуют, составляет лишь 2,5%. Причем 70% этих питьевых вод заморожены во льдах Арктики, Антарктики и немного в горных ледниках. Таким образом, главным источником доступной пресной воды в мире остаются реки, ресурсы которых невелики – в распоряжении 7 миллиардов жителей Земли имеется ежегодно на все про все 47 тысяч кубических километров. Столько нам отпустила природа. Несложно посчитать, что на каждого землянина приходится в среднем около 13-14 тысяч кубических метров в год. Если брать только ту, которая доступна для хозяйственного использования, то цифра уменьшится до 2-х тысяч кубических метров в год, или 6-7 кубических метров в сутки – объем средней цистерны для перевозки воды.

- Не так уж и мало. Если у меня есть целая цистерна воды, то, на мой непросвещенный взгляд, никакой дефицит не страшен. Я за целый год столько воды не выпью. Тут скорее нужно говорить о ее избытке.

- К сожалению, «непросвещенный взгляд», часто определяющий наше повседневное поведение и оценки вещей, очень обманчив. Ведь вода нужна не только для утоления жажды и удовлетворения социально-бытовых нужд. Мы должны каждый день что-то есть, мы должны одеться, обуться, съездить на работу на своем автомобиле или на автобусе и т.д. А чтобы вырастить, например, одну тонну риса для каши, необходимо израсходовать 2,5 тысячи тонн воды. Производство одной тонны говядины потребует 15 тысяч тонн воды. На получение хлопка для вашей майки (в расчете на тонну) ее нужно 1,5 тысячи тонн, на получение тонны синтетического волокна - 5 тысяч тонн. И т.д. Если вы суммируете все статьи расходов, то от вашей цистерны не останется и половины.

С учетом всего этого среднее потребление воды составляет 630 кубических метров в год на каждого человека. Из них 420 расходуется в сельском хозяйстве на производство продуктов питания, 125 – на коммунально-бытовые нужды, 65 – на выпуск промышленной продукции.

А теперь еще немного арифметики. Население земного шара при тех же ресурсах питьевой воды быстро растет, и к середине текущего столетия его численность, по прогнозам, достигнет 10-12 миллиардов. Значит, размеры вашей личной цистерны автоматически уменьшатся почти вдвое, а соотношение между имеющимися на Земле ресурсами воды и пусть даже неизменным спросом достигнет критической отметки. Однако рост численности населения будет сопровождаться ростом промышленности и сельского хозяйства, что увеличит водопотребление в развитых странах еще на 20-35, а в развивающихся – на 200-300%. Уже сегодня, по данным ООН, в мире от дефицита воды страдают два миллиарда человек. Обострение гидрологических проблем грозит стать в ближайшее время одной из основных причин политической, социальной, экономической и экологической напряженности на планете, а главным и мучительным для подавляющего большинства жителей планеты станет вопрос: где б водицы нам напиться? Не случайно ООН провозгласила 2005-2015 годы десятилетием международных действий «Вода для жизни».

- Нетрудно догадаться, что ситуация с гидроресурсами в Казахстане, большая часть территории которого находится к тому же в аридной зоне, не сильно отличается от общей довольно-таки мрачной картины. Над нами нависла та же угроза водного дефицита, что и над остальным миром?

- Наша страна имеет в протекающих по ее территории реках чуть больше 91 кубического километра воды в год - в среднем около 6 тысяч кубических метров на одного человека. Это намного меньше, чем во всех сопредельных с нами государствах. Для сравнения: в Киргизии на каждого жителя приходится 12 тысяч кубометров. Того, что есть в Казахстане, пока вроде бы хватает на удовлетворение всех нужд. Суммарный спрос на водные ресурсы с учетом экологических требований, обязательных трансграничных попусков, непроизводственных потерь составляет 87,5 кубокилометра в год. Какой-то запас, хоть и мизерный, у нас еще остается. Но по мере роста населения и роста экономики он быстро растает. В маловодные годы, когда объем речного стока значительно ниже среднего, водный баланс страны становится уже отрицательным, многие районы республики испытывают острый недостаток водных ресурсов. Нам, как и остальным государствам земного шара, сегодня нужно срочно определяться с планом действий на будущее.

- Но у нас есть еще подземные воды. Многие города, и Алматы в том числе, давно используют их для удовлетворения собственных нужд.

- Эксплуатационные запасы пресных подземных вод сравнительно невелики и составляют около 15 кубических километров в год. Некоторая их часть образовалась в далекие геологические эпохи миллионы лет назад и практически относится к невозобновляемым ресурсам. Тратить их сегодня нужно очень осторожно и преимущественно для питьевого водоснабжения. Существует правило, что подземную воду необходимо расходовать столько, насколько она возобновляется, и ее запасы следует рассматривать как стратегический ресурс будущего поколения. Надо научиться рачительно и рационально использовать и подземные, и поверхностные воды. В настоящее время мы достаем из-под земли для хозяйственных нужд около 1 кубокилометра воды.

- Итак, мы выяснили: стране, как и миру в целом, грозит дефицит пресной доброкачественной питьевой воды. В значительной мере он является следствием тотального загрязнения гидросферы Земли. Но кто ее загрязняет? Сам же человек. Если мы не изменим сегодня систему водопользования, то завтра погибнем от жажды...

- Смена ошибочно выбранной когда-то траектории развития потребует астрономических сумм. На то, чтобы сделать это сразу и сейчас, нет средств ни у одного, даже самого богатого государства. Более того, в ближайшие годы, как мне кажется, положение может ухудшиться, несмотря на усилия государства по решению экологических проблем. Дело в том, что нарождающийся малый бизнес совсем не имеет денег на природоохранные мероприятия. Тысячи автомоек, СТО, мелких предприятий сливают в реки отходы производства напрямую без всякой очистки. И их никто не контролирует. Тревогу вызывает загрязнение малых рек, русла которых и овраги завалены бытовым мусором.

Где густо, а где пусто...

- У водного кризиса есть еще один аспект: неравномерная обеспеченность водой разных регионов. В одних районах ее, как говорится, хоть залейся, в других она на вес золота…

- Да, и это подсказывает еще один вариант смягчения существующего дефицита: территориальное перераспределение водных ресурсов. Сегодня суммарный объем перебросок воды в мире составляет почти 500 кубокилометров. Одна Канада перегоняет из водного района в засушливый 140 кубических километров – больше, чем суммарный объем воды, имеющейся в Казахстане. В нашей стране водные ресурсы тоже распределены неравномерно. Более трети их сосредоточено в Ертисском (Иртышском) бассейне. Там на одного человека приходится до 20 тысяч кубических метров воды в год, в то время как в Центральном и Северном Казахстане, где, кстати, расположена и столица страны, этот показатель равен лишь 1-2 тысячам кубометров. Если учесть, что, по прогнозам, через три-четыре года численность населения Астаны достигнет 1,2 млн человек, то нетрудно предположить, что водные проблемы здесь приобретут особую остроту. Для повышения водообеспеченности этих районов наш институт предложил на суд общественности стратегически важный проект переброски туда части стока Ертиса.

- Вы намерены реанимировать старый проект переброски части стока сибирских рек на юг Казахстана?

- Нет. Только в определенной степени. Хотя мы, естественно, учитывали опыт той работы, но предлагаемая нашим институтом трасса самотечного канала разработана на основе собственных изысканий.

- Кстати, как вы относитесь к тому старому советскому проекту, и возможна ли его реанимация в сегодняшних условиях?

- По прошествии четверти века, когда улеглись страсти, стало понятно, что тот проект стал жертвой перестроечной демагогии, и сегодня это признали многие из участников тех баталий. Его заболтали далекие от науки люди, на нем многие заработали себе политический капитал. Ежегодно Обь уносит в Северный ледовитый океан через необжитые болота и тайгу более 400 кубических километров воды. И лишь чуть больше одного процента от этого объема использует редкое в тех местах население. Что случится, если мы заберем 10-20 кубокилометров стока, прямиком уходящего в Ледовитый океан? Даже местные комары не пострадают. Вернуться к идее переброски недавно во время встречи с президентом РФ предлагал глава нашего государства. Лично я считаю, что проект рано или поздно будет реализован. Сейчас это уже не вопрос политики, а вопрос бизнеса. Тем более что мы живем уже в едином экономическом пространстве. На воде можно неплохо зарабатывать. И российским предпринимателям, и казахстанским. И тем, и другим проект будет одинаково выгоден. А деньги и интересы всегда идут впереди политики. И даже определяют ее.

- Но некоторые считают, что торговать водой аморально. Это все равно что торговать воздухом, без которого человек не может жить. Вода и воздух, говорят они, - всеобщее достояние, принадлежат всем.

- Это тоже демагогия чистой воды. Оборот рынка бутилированной воды в мире достиг 1 триллиона долларов. По доходности он мало уступает нефтяному рынку. Вы же не испытываете никаких нравственных терзаний, покупая «Боржоми» или TASSAY в магазине? Вода в канале тоже не может быть бесплатной. Ведь приходится тратить средства на ее перекачку, на строительство и содержание самого канала и т. д.

- Давайте, однако, вернемся к вашему проекту.

- Наш проект чисто внутриказахстанский. Мы предлагаем перебросить на юг страны 5-7 кубических километров ертисской воды. Место водозабора – Шульбинское водохранилище. Далее трасса пройдет по территории Павлодарской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской, Карагандинской областей. Конечной точкой может быть Нижнешуйское водохранилище (как вариант). Общая протяженность канала - 3100 километров. Чтобы обеспечить самотечный водозабор, придется немного нарастить плотину Шульбинского гидроузла, чтобы довести подпорный уровень водохранилища до 250-260 метров. Для улучшения водоснабжения столицы страны мы предусматриваем строительство 270-километрового Астанинского ответвления канала от Шидертинского водохранилища до реки Есиль, по нему Астана будет получать около одного кубического километра воды в год. Мы пришли к выводу: трансказахстанский канал может стать основой формирования Единой системы водообеспечения страны, объединив все восемь водохозяйственных бассейнов Казахстана, что позволит намного эффективнее использовать ресурсы речного стока.

Нужно договариваться!

- Вы говорите, что проект является внутриказахстанским. Насколько мне известно, Омск, который находится ниже по Ертису, и Омская область уже давно испытывают недостаток воды. Если Казахстан заберет из реки 6-7 кубических километ­ров, ситуация на российском участке реки от этого не улучшится. Значит, так или иначе проект все-таки затрагивает интересы другой страны и требует достижения какого-то консенсуса?

- Еще со времен Советского Союза существовали договора и нормы распределения водных ресурсов. Когда СССР распался, первые документы, которые были подписаны независимыми государствами, касались именно воды. Они оставляли в силе все существовавшие ранее договоренности. В 2010 годы договора были переподписаны с учетом новых реалий. В них по Уралу и Иртышу мы имеем свою долю, которая признается и российской стороной. Если Казахстан возьмет из Иртыша 6-7 кубических километров воды, мы останемся в пределах своей квоты, и у россиян не должно быть никаких возражений.

Но проблема в том, что сегодня в бассейне Черного Иртыша Китай развернул масштабные ирригационные работы. По нашим оценкам, в ближайшие годы КНР может забрать из реки на свои нужды до 5-6 кубокилометров. В связи с этим у нас есть идея, как восполнить сток Иртыша. Она может стать основой общего, взаимовыгодного для Казахстана и России бизнес-проекта. В чем его суть? В российской части Алтая есть река Катунь, которая в районе города Бийска впадает в Обь. В верховьях она очень близко подходит к Иртышу, и есть реальная возможность часть катуньской воды перенаправить в Бухтарминское водохранилище. Что получится? Катуньская вода, попав в Ертис, пойдет на выработку электроэнергии на ГЭС, от которой российская сторона будет иметь свою долю, а затем по территории Казахстана она потечет через Омск в ту же Обь, восполняя существующий у россиян дефицит воды. Объем переброски стока – около 5 кубических километров. Никто ничего не теряет при осуществлении проекта – только приобретает. Мы как раз компенсируем то количество воды, которое заберет Китай.

- Одно из главных возражений критиков строительства канала сводится к тому, что реализация проекта обойдется в астрономическую сумму…

- Если вы имеете в виду прокладку трансказахстанского канала, то мы считаем это стратегическим решением задачи и наиболее оптимальным вариантом. Дорого? Есть расчеты российских ученых, основанные на анализе мировой практики. Они показывают следующее: для получения дополнительных водных ресурсов или экономии 1 кубического километра пресной воды капитальные затраты при опреснении соленых вод составляют 600-1800 миллионов долларов, при очистке сточных вод – 200-1500, реконструкции оросительных систем – 700-900, при территориальном перераспределении речного стока – 100-800 миллионов. Вот и считайте, какой вариант преодоления водного кризиса самый выгодный. Разумеется, я бы не стал по этой причине противопоставлять один вариант другому. Различные способы получения дополнительных водных ресурсов могут оказаться целесообразными и экономически выгодными по физико-географическим условиям и характеру использования воды в конкретном регионе.

- Известно, что большинство рек Казахстана являются трансграничными и почти половина воды поступает к нам с территории соседних государств. Получается, что наша водная безопасность находится в чужих руках. Как быть?

- Договариваться. Никаких других вариантов здесь нет и быть не может. Есть международные правила рационального водопользования, разработанные с участием ООН. В них сформулированы два ключевых принципа, которые должны определять поведение государств в отношении общих водотоков: «справедливое и рациональное использование» и «обязанность не причинять существенного вреда» соседям. Вот этих принципов и следует придерживаться при выработке конкретных рамочных соглашений конкретным странам по каким-то конкретным рекам.

Казахстан. Азия > Экология > camonitor.com, 23 сентября 2016 > № 1911039 Ахметкал Медеу


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter