Всего новостей: 2554706, выбрано 3 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Муминов Аскар в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Казахстан > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 27 мая 2016 > № 1768923 Аскар Муминов

Особенности постсоветского предпринимательства: Казахстан

Аскар Муминов

журналист, Казахстан

Банковский бизнес в странах бывшего СССР становится все более сложным: снижаются доходы граждан, кредитование связано с новыми рисками, бюджетные потоки скудеют. Все эти перемены находят отражение в оценках международных рейтинговых агентств, в последнее время стремительно понижающих кредитные рейтинги как постсоветских государств, так и их финансовых институтов.

С одной стороны, их эксперты стремятся перестраховаться, помня ошибочно высокие рейтинги, ранее присваивавшиеся «первоклассным» ипотечным компаниям и инвестбанкам, которые вскоре ушли в небытие. С другой стороны, формальный подход, применяемый сегодня, не позволяет учесть некоторые фундаментальные особенности постсоветского предпринимательства. Важнейшая из них – тесная связка частного (особенно финансового) бизнеса с государственной властью.

На всем пространстве бывшего СССР складывается финансовая система, в которой основным игроком является государство, а главным источником фондирования – бюджетные потоки или средства госкомпаний. Консолидация окологосударственных финансовых институтов будет продолжаться, ведь власти все менее готовы рисковать и доверяться полностью независимым и неподконтрольным им банкам, а правительства делают все, чтобы не допустить проблем у системообразующих банков и не вызвать паники среди граждан. Следовательно, риск работы с приближенными к государству банками намного меньше, чем в работе с частными финансовыми институтами, сколь бы хорошей ни была финансовая отчетность последних.

Этого обстоятельства, кажется, не учитывает большинство рейтинговых компаний. В России суверенный рейтинг сейчас снижен с ВВВ- до BB+ по шкале S&P и Fitch, с Ваа1 до Ваа3 по шкале Moody’s, а в Казахстане – с ВВВ+ до ВВВ у Fitch, с ВВВ+ до ВВВ- у S&P, и с Ваа2 до Ваа3 у Moody’s. Причем в Казахстане очередная волна понижения рейтингов прокатилась в последние месяцы, несмотря на повышение сырьевых цен и укрепление тенге. При этом и уровень риска при работе с суверенными инструментами и с окологосударственными коммерческими структурами для Казахстана oценивается на несколько порядков выше, чем для России, несмотря на близкие значения страновых рейтингов этих государств, что тоже выглядит довольно странным.

Для примера можно сравнить два ведущих финансовых института России и Казахстана – группу ВТБ и Казкоммерцбанк. Я специально предпочитаю не упоминать такие структуры, которые следовало бы называть банками с определенной условностью, например, российский ВЭБ или же Банк развития Казахстана. Первый выступает инвестиционным агентом правительства и с формальной точки зрения давно банкрот, второй выполняет квазибюджетные функции. Однако даже если обратить внимание на банки, которые являются системообразующими и прямо или косвенно, например, через национальные инвестфонды, контролируются властями, можно заметить специфические представления ведущих рейтинговых агентств об их финансовой устойчивости.

С группой ВТБ, которая является вторым по размеру активов финансовым институтом в России, все относительно понятно. Хотя сам банк ВТБ перегружен плохими долгами (доля неработающих кредитов (NPL) составляет 7,2%, эти кредиты полностью обеспечены резервами — Forbes), ВТБ-24 генерирует устойчивую прибыль. Банки группы ни разу не допускали дефолта по своим обязательствам и обеспечили исполнение всех требований к обанкротившемуся «Банку Москвы». Российское государство через Росимущество владеет 60,9% акций ВТБ, и, как можно судить по истории банка (в частности, по получению им гигантского кредита Банка России в 295 млрд рублей ($10 млрд. по курсу 2011 года) под 0,51% годовых на 10 лет для санации «Банка Москвы»), не намерено допускать его краха. Однако при этом оба банка группы имеют сегодня рейтинг ВВ+ от S&P и Ва2 от Moody's, что соответствует «рискованным обязательствам с чертами спекулятивных» и на две ступени ниже суверенного рейтинга России.

Хотя остается непонятным, действительно ли бизнес с ВТБ можно считать более рискованным, чем с российскими властями…

В Казахстане ситуация выглядит намного более странной. Там аналогом ВТБ можно считать Казкоммерцбанк – крупнейший в стране с активами на 1 января 2016 года 5,05 трлн тенге ($14,9 млрд). Банк сложно назвать беспроблемным – доля недействующих активов (по методике Нацбанка Казахстана) в начале этого года составляла в его портфеле почти 9%, но при этом банк обладает высокими нормативами достаточности капитала, привлекает в капитал новых частных инвесторов (в том числе тесно связанных с ведущими политическими деятелями страны) и только что объявил о досрочном выкупе с рынка трех траншей своих еврооблигаций на $500 млн. Как и в ВТБ, в случае с «Казкомом» основные проблемы банка происходят из-за «интеграции» в него начиная с 2014 года печально известного банка БТА, до 80% «активов» которого были невозвратными кредитами. Разумеется, на это поглощение давалась четкая государственная установка, так как 97,3% БТА на тот момент принадлежало фонду «Самрук-Казына» и такому банку нельзя было дать обанкротиться. Вместе с проблемами БТА к Казкоммерцбанку перешло и должное отношение со стороны властей, которые неоднократно давали понять, что банк получит поддержку, если столкнется с угрожающими его стабильному положению трудностями, тем более что фонд «Самрук-Казына» остается его акционером и крупным клиентом, готовым в любой момент увеличить количество размещенных в банке средств.

В отличие от ВТБ рейтинги казахского полугосударственного банка были недавно в очередной раз снижены – по оценкам Fitch, до ССС, а по методике S&P до ССС+, оба с негативным прогнозом. Теперь (кстати, после объявления о двукратном росте операционной прибыли по итогам первого квартала) они находятся на целых три уровня ниже, чем рейтинги казахстанской «дочки» российского Сбербанка и на восемь позиций ниже суверенного рейтинга Казахстана.

Оценивая рейтинги, которые ведущие агентства дают сегодня российским и казахстанским банкам и компаниям, я не намерен критиковать методику их составления. Но для донесения до клиентов более правдивой информации следует принимать во внимание целый ряд обстоятельств, учитывающих специфику постсоветских государств и ведущегося в Казахстане бизнеса. Наиболее рациональным в этих условиях кажется присвоение ведущим государственным компаниям и системообразующим банкам с госучастием рейтингов, либо соответствующих присвоенным суверенным обязательствам сопоставимых стран, либо на одну ступень ниже.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 27 мая 2016 > № 1768923 Аскар Муминов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 3 ноября 2014 > № 1215464 Аскар Муминов

«Бюджет не вынесет троих: Олимпиаду, Азиаду и Кок-Жайляу», - общественники

Автор: Аскар МУМИНОВ

Сегодня представители экологических и общественных организаций на пресс-конференции в Алматы призвали прекратить «грезить мегапроектами» и сосредоточиться на решение конкретных проблем, которые затрагивают интересы всех граждан.

Они обратили внимание, что в столь неспокойное время при обсуждении проекта бюджета на 2014-2016 годы было объявлено о сокращении финансирования оборонного ведомства, это решение активисты назвали «стратегической ошибкой». Общественники предложили секвестрировать в государственном бюджете РК неэффективные, убыточные и помпезные проекты, финансируемые за счет средств госбюджета РК, такие как Олимпиада, Универсиада и строительство горнолыжного курорта Кок-Жайляу.

Напомним, что 23 октября Министерство финансов РК презентовало законопроект «О внесении изменений в закон Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2014-2016 годы». Отметим, что уточнение республиканского бюджета было осуществлено в соответствии с изменением прогноза макроэкономических показателей на 2014-2018 годы, исходя из фактических поступлений в казну по итогам 9 месяцев 2014 года.

«С целью обеспечения сбалансированности бюджета, уточнение предусматривает сокращение расходов на 259,5 млрд тенге и увеличение дефицита бюджета на 164,2 млрд тенге. Поступления составляют 6 107,4 млрд тенге, с уменьшением на 98,7 млрд тенге, расходы - 7 190,3 млрд тенге с увеличением по сравнению с уточненным бюджетом на 65,5 млрд тенге. Дефицит бюджета составит 1 082,8 млрд тенге или 2,6% к ВВП.

Рост мировой экономики в 2014 году составит 3,3%, что ниже на 0,1 п.п. апрельского прогноза. С середины июня наблюдается устойчивое снижение цены на нефть на 27,1% с 115,1 доллара за баррель до 83,8 доллара за баррель», - сообщило министерство финансов.

В частности, сокращение расходов в бюджете должно коснуться оборонного ведомства, что вызывает обеспокоенность у представителей общественных и экологических организаций. Они сегодня рассказали в Алматы о том, как можно безболезненно, по их мнению, пережить период падения цен на нефть и последствия санкций, введенных в отношении одного из основных торговых партнеров Казахстана – России.

Президент экологического союза «Табигат» Мэлс Елеусизов рассказал о том, что группа общественных деятелей и представители экологического движения «Табигат» и «Зеленое спасение» написали открытое письмо депутатам мажилиса парламента и Комиссии по вопросам модернизации экономики РК при президенте республики Казахстан, в котором изложили свое видение возможности оптимизации бюджета без необходимости фундаментального сокращения расходов на социально-значимые сферы и оборону.

Основная мысль этого обращения сводится к тому, что в условиях надвигающегося кризиса нужно срочно прекратить финансировать сомнительные с точки зрения отдачи для Казахстана проекты и в первую очередь – это Кок-Жайляу; а также не раздумывая снять заявку Алматы на проведение Зимней Олимпиады. Необходимость таких мер, общественники объясняют критической ситуацией, которая сложилась во многих сферах в РК, и приводят вполне убедительные цифры, которые об этом свидетельствуют.

«35,43% работоспособных граждан не имеют постоянной работы, это цифры Агентства по статистике РК, то есть официальная информация. Больше трети населения, получается. По неофициальным вообще 43-45% казахстанцев. Их записывают как самозанятые, считай почти безработные. Дефицит жилья по итогам на 2013 год составил 23 млн квадратных метров или 383 333 квартир. 60% детей не имеют доступа к яслям, детским садам и дошкольному образованию. По информации министерства образования и науки РК в стране не хватает 70 000 ученических мест. 103 школы учатся в три смены, 176 школ находятся в аварийном состоянии. Только для покрытия текущего дефицита нужно построить 328 школ, а мы еще не берем в расчет рост численности населения. В условиях нарастающей внешнеполитической напряженности и угрозы терроризма, остро встает вопрос об обороноспособности Казахстана. Заместитель министра обороны Берик Шолпанкулов сообщил, что бюджет казахстанского оборонного ведомства уже в этом году сократится на 13,3 млрд. тенге. Все вооружение старое, если нападут, да нам воевать нечем, а вы говорите – Олимпиаду давайте проведем», - сокрушался г-н Елеусизов.

В открытом письме к депутатам они сообщили, что по полученной из открытых источников информации удалось выяснить, что из 1300 танков Т-72 в составе сухопутных войск РК в боеспособном состоянии находится лишь около 300. Если танки находятся на длительной консервации, необходима их расконсервация, ремонт и модернизация, в том числе переделка в тяжелые БМП и тяжелые машины поддержки пехоты. В составе ВВС страны всего: 15 штурмовиков СУ-25 и 40 ударных вертолетов МИ-24, не прошедших глубокой модернизации. На начало 2014 г., более 5340 офицерских семей нуждаются в служебном жилье. Денежное довольствие офицерского состава на 26-30% отстает от средней заработной платы по Казахстану.

Финансирование агропромышленного сектора Казахстана на 94% осуществляется за счет средств выделяемых из государственного бюджета РК, любое существенное сокращение государственной финансовой поддержки сельскохозяйственных производителей ударит по продовольственной безопасности Казахстана и приведет к сокращению числа занятых в сельском хозяйстве страны, считают активисты.

«С 1 ноября 2014 года произойдет очередной виток роста тарифных платежей, вызванных увеличением тарифов НК «КЕГОК» на 50%. Вызывает вопросы проведение в Казахстане бесчисленных форумов и конгрессов, каждый из которых обходится в суммы от $500 тыс. до нескольких миллионов. Гонорары журналистам, освещающим эти события, достигают $100 тыс., что, учитывая количество приглашаемых журналистов, составляет отдельную статью расходов. Бюджетные затраты на закупку дорогостоящих иностранных автомобилей для нужд чиновников по всему Казахстану стоимостью от 7 до 22 млн тенге за автомобиль – все это съедает доходы казны», - отмечают в своем обращении на имя депутатов общественники.

Председатель экологического общества «Зеленое спасение» Сергей Куратов подчеркнул, что для того, чтобы не множить эти проблемы и не создавать новые, нужно в срочном порядке отказываться от строительства горнолыжного курорта «Кок-Жайляу», как заведомо убыточного проекта.

«Разорение земель Кок-Жайляу, входящих в состав Иле-Алатауского национального природного парка с целью приватизации земли национального парка обойдется как минимум в $750 млн. Осуществление проекта приведет не только к растрате бюджетных средств, но и нанесет непоправимый ущерб водным, лесным, земельным ресурсам страны», - убежден г-н Куратов.

Активисты посчитали, что всего на запланированные правительством мега-проекты может уйти до $17 млрд или 3 трлн тенге.

«Мы не говорим, давайте вообще никогда не проводить крупные спортивные и имиджевые проекты в Казахстане, или не призываем отказаться совсем от строительства горнолыжных курортов. Мы лишь призываем, сначала решить насущные вопросы, которые стоят перед Казахстаном, обеспечить народ жильем, усилить обороноспособность, инвестировать деньги в социальную инфраструктуру. А после того, как залатаем дыры в коммунальном хозяйстве, в здравоохранении и медицине приступать к таким проектам», - заметил представитель движения «Защитим Кок-Жайляу» Абай Ерекенов.

Активисты напомнили, что стоимость проведения Азиады-2011 составила $1,65 млрд. Все закончилось целой серией коррупционных скандалов, шлейф которых тянется до сих пор. Оценочная стоимость Универсиады-2017 составляет $2,2 млрд. Оценочная стоимость «Экспо-2017» - $3,5 млрд, Олимпиады-2022 от $7 млрд до $10,0 млрд.

«Никто не может гарантировать, что бюджетные деньги не будут расхищены. Вы посмотрите, как мы стали проседать во многих международных рейтингах. В Глобальном рейтинге конкурентоспособности Казахстан опустился до 80 места, сразу упав на 15 пунктов. По индексу коррупции в 2013 году занял 140 место из 177 стран», - отметил Мэлс Елеусизов.

Он сказал, что президент постоянно поднимает вопрос эффективного расходования государственных средств, правительство уверяет, что все будет сделано, чтобы оптимизировать расходы, но в конечном итоге мы видим лишь имитацию этой работы.

Сергей Куратов заметил, что задуманные проекты, куда государство намеренно потратить миллиарды долларов могут нанести серьезный ущерб экологии, а для ее восстановления понадобятся вновь деньги, причем тоже немалые. Он привел пример, что в результате работ на Шымбулаке, которые проводились в целях обеспечения комфортных условий для частных богатых застройщиков был практически полностью уничтожен естественный каменистый рельеф местности, потом произошел сель и создана опасная селевая ловушка уже для всего Алматы. Он также обратил внимание, что глава государства все время выступает с призывами бережного отношения к экологии Казахстана, его заповедным местам, но на уровне местных властей можно наблюдать халатное отношение, которое может поставить под угрозу жизни сотен людей.

«Необходимо разработать общую экологическую политику и выработать единые нормы. Сейчас в Алматы идет интенсивное выкачивание подземных вод, на 40% источники уже истощились. То есть мы реально стоим перед угрозой, что не будет хватать воды. Не лучше ли деньги направить на решение этой проблемы. У нас смог ужасный теперь в городе. Все это видят, мы же все это на себе переживаем. Кстати, Олимпийский комитет учел тот факт, что по экологической таблице, которую составляет МОК по уровню смога мы на последнем месте по привлекательности, среди всех городов, которые подали заявку на проведение Зимней Олимпиады», - отметил Куратов.

Активисты предложили направить деньги, полученные в результате секвестрирования бюджетных инвестиций на убыточные, сомнительные и помпезные проекты на создание строительных кластеров в крупных городах Казахстана на основе трансферта современных строительных технологий из развитых стран мира. Это необходимо сделать для удешевления стоимости и улучшения качества строящегося жилья и гражданских объектов, создания новых рабочих мест в строительном секторе Казахстана. Эти деньги могут пойти на строительство социального, служебного и арендного жилья для граждан Казахстана, социальных объектов: яслей, детских садов, больниц, поликлиник, школ, детских спортивных сооружений. На создание в Казахстане более 2,5 млн. постоянных рабочих мест и увеличение денежного довольствия военнослужащих МО РК до среднего по Казахстану уровня, на закуп и производство новой боевой техники и вооружений для армии РК. Обеспечение продовольственной безопасности Казахстана за счет полноценного и стабильного финансирования сельскохозяйственных производителей страны.

Модернизацию и организацию государственного, а также общественного регулирования коммунального и энергетического сектора Казахстана.

«Обо всех этих проблемах говорит глава государства. А что делает правительство. Ничего. Грош цена такому правительству», - подытожил Мэлс Елеусизов.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 3 ноября 2014 > № 1215464 Аскар Муминов


Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 9 сентября 2014 > № 1170604 Аскар Муминов

Казахстан между молотом ЕС и наковальней ЕАЭС

Автор: Аскар МУМИНОВ

Накануне глава МИД РК Ерлан Идрисов провел встречи с представителями европейских дипломатических ведомств, где обсуждалось скорейшее принятие нового соглашения о глубоком и расширенном сотрудничестве с Европейским союзом. На фоне кризиса в Украине и неоднозначных заявлений российских политиков, некоторые эксперты увидели в этом стремление Казахстана в очередной раз продемонстрировать многовекторность своей внешней политики, при этом не задев интересы Москвы.

«Новое соглашение будет иметь всеобъемлющий характер, будет отражать существующее зрелое и равноправное партнерство между Казахстаном и ЕС, основанное не только на общих интересах, но и на общих ценностях, на взаимопонимании, взаимоуважении и взаимной выгоде. Оно должно стать прочной основой для вывода сотрудничества Казахстана со странами ЕС на более высокий уровень», - пояснил Ерлан Идрисов.

Казахстану осталось согласовать с ЕС основные детали нового документа, в рамках восьмого раунда переговоров экспертных групп двух сторон. Любопытно, что рассуждая о перспективах сотрудничества с ЕС, глава МИД попытался отвести любые подозрения о готовности Казахстана свернуть с пути сотрудничества с северным соседом, подчеркнув, что базовым элементом нового соглашения станет модернизированный торгово-инвестиционный раздел. Он в свою очередь будет учитывать перспективу присоединения РК к Всемирной торговой организации, в условиях развития Таможенного союза, Единого экономического пространства и Евразийского экономического союза.

Казахстан и ЕС, по словам Е. Идрисова готовы разработать «дорожные карты» и секторальные соглашения об углублении сотрудничества в различных областях, в особенности в сфере инноваций, науки, в образовании и конкурентоспособности. Возможно принятие отдельного соглашения ЕС и РК по науке, технологиям и инновациям.

Министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова отметила, что соглашение станет действенным документом после вступления Казахстана в ВТО, так как тогда заработает система мер в области торговли и инвестиций. Глава представительства Европейского Союза в РК, посол Аурелия Бушез отметила, что ЕС готов к скорейшему подписанию соглашения с Казахстаном, которое эксперты называют центральноазиатским аналогом ассоциации с ЕС. Еще два вопроса, которые волнуют Астану в переговорах с ЕС – это проблема виз и продвижение кандидатуры Казахстана на место непостоянного члена Совета Безопасности ООН на 2017-2018 годы и дальнейшее партнерство с миссией ОБСЕ.

Эксперты, опрошенные kursiv.kz считают, что тональность, которую избрал МИД РК, во время переговоров с представителями ЕС по новому соглашению о расширенном сотрудничестве свидетельствует о желании усидеть сразу на двух стульях. С одной стороны, учитывая, что ЕС – основной внешнеторговый партнер Казахстана, с другой - печальный опыт Украины говорит о том, что РФ внимательно следит за любыми сближениями стран из зоны своего влияния с западным миром.

Председатель Алматинской антимонопольной комиссии Петр Своик считает, что пока продолжаются попытки сохранить пресловутую многовекторность, хотя уже ни у кого не вызывает сомнение, что Казахстан оформился именно как часть большого евразийского политического, а не экономического пространства. По его мнению, с развитием ЕАЭС – это тенденция будет только усиливаться, однако пока наблюдается кризис монетарной и сырьевой политики Казахстана и на фоне общемирового и украинского коллапса Астана вынуждена подстраиваться под интересы своего главного торгового партнера – ЕС.

«Помните, перед председательством в ОБСЕ мы приняли такой документ – «Путь в Европу». Абсолютно ничего не значащая бумага, где это путь сейчас, куда он нас завел, интересно было бы спросить у наших властей. Реальная геополитика и декларации никак не соотносятся, поэтому это соглашение позволит нам говорить, что вот мы движемся, развиваемся в европейском направлении. Но что есть Европа в глобальном смысле? В первую очередь - это система местного самоуправления, которой у нас нет, вместо нее у нас та самая вертикаль власти. Вторая важная черта Европы - это сильный парламент, в нашем случае - это абсолютно ничего не значащий орган, куда назначают всех депутатов, сенаторов напрямую из администрации президента. Мы же не столь наивные, чтобы верить, что это действительно народные избранники. В этом смысле декларировать можно все что угодно, но реальность такова, что если мы и Европа, то средневековая, отсталая, с чертами феодального строя. Народ наш готов к переменам, но сама архаичная система власти не предполагает их. Поэтому говоря о том, что мы будем и с ЕС и с ЕАЭС, г-н Идрисов совершенно не лукавит, именно такова наша внешнеполитическая парадигма», - убежден Петр Своик.

Политолог Замир Каражанов отметил, что оговорки Ерлана Идрисова о том, что Казахстан, сотрудничая с ЕС и подписывая с ним новое соглашение, пытается активизировать партнерские отношения с ЕАЭС - это признак того, что казахстанский истеблишмент начинает осознавать реальность угроз, которые могут исходить от ставшего достаточно непредсказуемым северного соседа. По его словам, когда только развивалась крымская история, даже НАТО не верил, что все закончится кризисом такого масштаба в центре Европы. Серьезно к рискам не относились и казахстанские политические элиты, которые постоянно одергивали экспертов, рассуждавших об угрозах для территориальной целостности Казахстана, но со временем риторика меняется, считает Каражанов.

«Конечно, страшилки, что Россия восстанавливает Советский союз, сегодня очень популярны в Европе, но Казахстан и Белоруссия, раз за разом говорят об экономической составляющей интеграционных форматов с Россией. Однако если вспомнить встречу контактной группы в Минске, где участвовали лидеры стран ЕАЭС, представители ЕС и Украины, то Владимир Путин своим партнерам по союзу делал именно замечания экономического характера. В частности обвинив Белоруссию в реэкспорте европейских товаров. И вообще на той встречи российский лидер делал акцент на экономике, намеренно, обходя политику. Однако нужно понимать, что именно торговые отношения внутри ЕАЭС могут использоваться как часть политических игр, в этом отношении Казахстан хочет обезопасить себя на случай каких-либо форс-мажорных обстоятельств. Астана заранее предупреждает Москву, что как с РФ, так и с ЕС отношения строятся не в политической, а в экономической плоскости», - считает Замир Каражанов.

Директор центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиева подчеркнула, что в ЕС эффективно работает система "сдержек и противовесов". Поэтому политика России, которая направлена на создание союза, в которой будет доминировать только Москва и получение от этого дивидендов, как политических, так и экономических вызывает тревогу. В силу чего ЕС активизировался на постсоветском пространстве. Хотя ранее после оранжевой революции в Киеве и газового конфликта между Россией и Украиной, ЕС снизил свое участие на постсоветском пространстве, ограничиваясь лишь экономическими вопросами.

«Европа прекрасно осведомлена о ситуации в странах ЦА. В том числе в Казахстане. Это миф, что они не знают местных реалий. На самом деле, в Европе в процессе принятия решений участвуют специалисты, которые прекрасно информированы и даже знают, как думает наше правительство. Позиция ЕС такова: они считают, что должна присутствовать и критика и позитивная оценка. Второй должно быть чуть больше, а первая - должна быть конкретной и точечной, и поменьше. В такой ситуации возможны реформы, так как это позиция будет стимулировать к общественным переменам. Объединенная Европа увидела для себя сигнал, поступающий от Казахстана: о его недовольстве в отношении темпов и характера интеграции с Россией. Поэтому в качестве объекта игры со стороны Казахстана выступит снижение интенсивности интеграции с Москвой. В крайнем случае - демонстрация сопротивления. В то время как Астане такая поддержка нужна, ясно, что силы и весовые категории Кремля и Акорды неравны», - отметила г-жа Умбеталиева.

Казахстан - единственное государство в Центральной Азии, с которым ЕС начал переговоры по принятию соглашения второго поколения. Особое значение достижение консенсуса по СПС могут иметь для экономики Казахстана, так как если договор будет подписан, то ЕС примет на себя ряд обязательств по облегчению сотрудничества между Европой и Казахстаном. ЕС является крупнейшим торговым и инвестиционным партнером Республики Казахстан. На долю Европы приходятся около 49% объема внешней торговли Казахстана, 60% прямых иностранных инвестиций в РК приходит от европейских компаний.

Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 9 сентября 2014 > № 1170604 Аскар Муминов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter