Всего новостей: 2551239, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Новикова Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Новикова Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 26 ноября 2014 > № 1251820 Ирина Новикова

«Развитие стратегического партнерства с Азербайджаном отвечает национальным интересам РФ»

На вопросы отвечает д.и.н., проф., декан факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Ирина Новикова

- Ирина Николаевна, Азербайджан считает евроинтеграцию приоритетом своей внешней политики, но при этом поддерживает тесные отношения со своими соседями: Россией, Турцией, Ираном. Что Вы можете сказать о темпах и перспективах его развития?

Современный Азербайджан проводит сбалансированную, многовекторную внешнюю политику. Как мне кажется, евроинтеграция не является самоцелью политического руководства современного Азербайджана. Сближение с Европой интересует Азербайджанскую Республику, в первую очередь, с точки зрения экономического развития страны. Причем, не только в нефтегазовой сфере, но и в других отраслях, таких, например, как сельское хозяйство, но, прежде всего, в вопросах доступа к новейшим достижениям науки и техники, модернизации технологического потенциала страны. Также Азербайджан стремится через сближение с Европой решить крайне сложную и болезненную Карабахскую проблему, донести до ее граждан свое видение решения этой проблемы.

Одновременно Баку проводит cбалансированную политику по отношению к Российской Федерации, считая Москву своим стратегическим партнером. Стратегическими партнерами Россия и Азербайджан провозглашали себя неоднократно: В Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности 1997 г. — основополагающем, рамочном соглашении между нашими странами; в Декларации о дружбе и стратегическом партнерстве между Азербайджанской Республикой и Российской Федерацией 2008 г.

В культурном, духовном, этническом плане ближайшим партнером Азербайджана является Турция. Однако большинство азербайджанцев проживают на территории соседнего Ирана. С Ираном у Азербайджана самая протяженная граница. Иран и Турция неизменно поддерживают Азербайджан внагорно-карабахском конфликте. Однако если у Турции со странами Запада традиционно сохраняются привилегированные отношения, то с Ираном ситуация совершенно иная. И Азербайджан не может себе позволить отказаться от взаимодействия с Ираном ради продвижения контактов с ЕС. Это еще раз подчеркивает, что для Баку евроинтеграция — это курс, не исключающий, а дополняющий иные векторы внешней политики.

В данной связи, очень импонирует позиция Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева, высказанная им, в частности, на IV-м Бакинском гуманитарном форуме в октябре 2014 г., согласно которой Азербайджан является неотъемлемой частью Европы, но, с другой стороны – это и мост в исламский мир. Быть своего рода «мостом» объединяющим Европу и мир ислама – это миссия, которая достойна всяческой поддержки и уважения.

Что касается темпов и перспектив развития Азербайджана, то это наиболее динамичное государство в Закавказье и одна из немногих постсоветских республик, успешно справившихся с последствиями мирового экономического кризиса 2008 г. За 1992–2014 гг. Азербайджан превратился из страны с сырьевой структурой экономики в динамично развивающееся современное европейское государство, уделяющее огромное внимание вопросам модернизации и диверсификации своей экономики, развитию науки, культуры и социальной сферы. Для республик постсоветского пространства Азербайджан, безусловно, является примером того, как за последние 10 лет руководству страны удалось сократить бедность с 49 до 5%, создать современную инфраструктуру, поднять науку и образование. Природа щедро наделила Азербайджан богатейшими природными ресурсами и благоприятным климатом. Однако далеко не всем странам, наделенным природными богатствами, удается рационально их использовать во благо всего общества. Мудрость политического руководства Азербайджана заключается именно в том, что нефть как азербайджанское национальное богатство становится сейчас важнейшим фактором развития человеческого капитала, создания экономики будущего, основанной на инновациях. Успех того или иного государства в XXI веке будет прежде всего зависеть от качества трудовых ресурсов, человеческого капитала, поэтому страны, которые делают сейчас серьезные вложения в человека, его образование, физическое развитие, будут лидерами в будущем.

Азербайджан демонстрирует умение сочетать в себе элементы прошлого и настоящего, оставаться добрым домом не только для азербайджанского большинства, но и для десятков тысяч представителей национальных меньшинств. Если в Европейском Союзе все чаще говорят о крахе политики мультикультурализма, то Азербайджанская Республика, напротив, демонстрирует на практике удачное применение этой концепции на практике. Полагаю, что в ближайшие годы позиции и авторитет Азербайджанской республики на региональной и международной арене будут только укрепляться. Как символы признания успехов Азербайджана на международной арене, следует рассматривать решение о проведении именно в Азербайджане в 2015 г. Первых европейских Олимпийских игр, в 2017 г. – Игр исламской солидарности.

- Как бы Вы обозначили место Азербайджана во внешней политике России на постсоветском пространстве и Южном Кавказе в частности?

На протяжении 1990–2010-х гг. роль Азербайджана во внешней политике России неоднократно менялась. Весьма схематично, можно выделить несколько этапов в развитии российско-азербайджанских отношений:

1991–1993 гг. — период упущенных возможностей. Наблюдалось почти полное прекращение двустороннего сотрудничества, не в последнюю очередь, по вине России. Президент Б. Н. Ельцин очень прохладно относился к первому Президенту Азербайджана А. Н. Муталибову и его преемнику Я. Мамедову, которые считали Россию своим главным партнером, а ее руководство – единственной силой, способной помочь Азербайджану вернуть Нагорный Карабах. Неофициально поддерживая армянскую сторону нагорно-карабахского конфликта, российское руководство допустило падение режима А. Н. Муталибова в марте 1992 г. и режима Я. Мамедова в мае 1992 г. После этого к власти в Азербайджане пришел националист А.Г. Эльчибей, который демонстративно вел переговоры с Б.Н. Ельциным через переводчика и считал единственным партнером Азербайджана Турцию. В июне 1993 г. А. Г. Эльчибей был свергнут, и президентом Азербайджана стал Г. А. Алиев, к которому команда Б. Н. Ельцина также не испытывала особых симпатий.

1993–1999 гг. — поддержание двустороннего взаимодействия на грани замерзания. Этому способствовало стойкое нежелание Москвы если не поддержать Азербайджан, но хотя бы оставаться беспристрастным посредником в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Вплоть до своей отставки Б.Н. Ельцин считал главным оплотом России на Кавказе Армению, а к Азербайджану относился с едва скрываемой неприязнью.

2000–2009 гг. - активное расширение российско-азербайджанского сотрудничества. Развитие контактов по всему спектру межгосударственных отношений, выход сторон на принципы реального стратегического партнерства. Для Президента РФ В. В. Путина Президент Г. А. Алиев стал старшим, очень уважаемым коллегой. Между Президентами двух стран сложились очень теплые, дружеские отношения. После прихода к власти в Азербайджане в октябре 2003 г. его сына И. Г. Алиева, В. В. Путин продолжил выстраивать с Баку отношения стратегического партнерства. Главным принципом его дипломатии в 2000–2008 гг. было развитие отношений с Азербайджаном и Арменией на условиях равноправия, без ярко выраженных перекосов, симпатий или антипатий в пользу одной из сторон. Одновременно В. В. Путин начал добиваться от Еревана развития взаимодействия с Москвой на более выгодных условиях, чем это было в 1990-е гг., что привело к заметному охлаждению в российско-армянских отношениях. В первые годы президентства Д. А. Медведева ситуация оставалась прежней, причем в 2009 г. даже возникло ощущение, что Россия перешла к поддержке Азербайджана в карабахском конфликте. Это означало, что Баку стал рассматриваться ею как главный стратегический партнер в Закавказье.

2010–2014 гг. – снижение темпов развития российско-азербайджанского сотрудничества. Одной из основных причин некоторого снижения были разные позиции по урегулированию нагорно-карабахской проблемы. Вавгусте 2010 г. Президент России Д. А. Медведев и Президент Армении С. А. Саргсян изменили условия пребывания российской военной базы в армянском городе Гюмри, продлив срок ее эксплуатации Россией до 49лет и расширив полномочия ее персонала за счет выполнения задач по обеспечению безопасности Армении и оснащению ее армии современными видами вооружения. В ответ Азербайджан отказался продлевать соглашение о российской аренде Габалинской РЛС, и в 2012 г. Россия прекратила ее эксплуатацию.

Москва не заинтересована в сокращении сотрудничества с Баку. Если с Арменией Россия развивает взаимодействие преимущественно в политической и военной сферах, то с Азербайджаном – в области экономики. Также необходимо учитывать постепенный рост влияния Баку вмеждународных делах: сегодня Азербайджан является авторитетным игроком на международной арене, к мнению которого прислушиваются многие современные государства. Поэтому развитие стратегического партнерства с Азербайджаном, безусловно, отвечает национальным интересам РФ.

-Как Вы можете прокомментировать мнение о том, что события на Украине могут отвернуть другие страны бывшего СССР от России или, как минимум, от инспирированных Москвой интеграционных объединений?

К сожалению, приходится констатировать, что данное мнение является небезосновательным. Например, Казахстан и Белоруссия очень болезненно отнеслись к Украинскому кризису. Казахстан, уже в2013 г. отказавшийся строить с Россией Евразийский союз в том виде, в котором его видело российское руководство (тесный политический союз государств-единомышленников, координирующих свою экономическую и внешнеполитическую деятельность и создающих органы по управление интеграцией наподобие существующих в ЕС), в 2014 г. «продавил» свой вариант будущего союза, в итоге ставшего «Евразийским экономическим союзом». А ведь вариант, предложенный В. В. Путиным, базировался на проекте «О Евразийском союзе государств», опубликованном самим Н. А. Назарбаевым еще в 1994г.! В Казахстане стала довольно частой критика отдельных решений России в СМИ. Аналогичные тенденции наблюдаются вКиргизии и Таджикистане. МИД Узбекистана официально заявил, что поддерживает территориальную целостность Украины и не признает итогов референдума в Крыму 16 марта 2014г. Частота контактов Президента России и лидеров стран СНГ заметно снизилась.

В то же время, Армения, Киргизия и Таджикистан стали активнее выражать свое стремление войти в Евразийский экономический союз. Вероятно, не последнюю роль при этом сыграл тот факт, что ЕврАзЭС не будет ограничивать их политический суверенитет.

Азербайджан также относится к событиям на Украине с большой долей настороженности, т. к. перекраивание границ, сложившихся в декабре 1991 г., объективно не соответствует его интересам. В то же время, официально он не выражал критики России. 18 марта 2014 г. министр иностранных дел Азербайджанской Республики Э. Мамедьяров заявил: «Азербайджан выступает за урегулирование конфликта в Украине в рамках конституции этой страны… Азербайджан с уважением относится к вопросам территориальной целостности, так как наша страна сама столкнулась с агрессией, что привело к оккупации азербайджанских земель». Однако, насколько мне известно, четкой формулировки о том, что Баку не признает итогов крымского референдума, в его речи не содержалось.

-В экспертном сообществе популярно мнение о том, что «Москва хочет втянуть Азербайджан в Евразийский союз». Вопрос якобы только в том, что Баку получит взамен. Согласны ли Вы с такой постановкой вопроса? И какова вообще вероятность вступления Азербайджана в это объединение, учитывая участие республики во многих интеграционных программах ЕС?

В современном мире успех той или иной модели интеграции зависит от того, насколько привлекательной является данная модель для всех ее участников. Если государства- инициаторы Евразийского союза смогут создать у себя дома динамично развивающуюся инновационную экономику, обеспечить высокий уровень благосостояния граждан, способствовать развитию демократических институтов, обеспечить равноправие и взаимное уважение всех участников, тогда Евразийский союз сможет стать привлекательным для многих государств постсоветского пространства, включая и Азербайджан. Однако, это весьма отдаленная перспектива. Кроме того, она нереализуема в условиях продолжения нагорно-карабахского конфликта. Возможно, что, если Евразийский Союз будет развиваться по пути углубления исключительно экономической интеграции, Азербайджан когда-либо проявит к нему интерес. Но пока это вопрос далекого будущего.

-По убеждению многих наблюдателей, политика России в Грузии в 2008 г. и Украине в наше время дискредитирует миротворческую роль Москвы врешении территориальных проблем у своих соседей. С другой стороны, очевидно, что далеким во всех отношениях от нашего региона и его проблем странам Запада сейчас совсем не до армяно-азербайджанского конфликта. Как бы Вы оценили потенциал России в решении этой проблемы?

Не думаю, что действия России в отношении Грузии и Украины дискредитируют миротворческую роль Москвы в решении территориальных проблем на постсоветском пространстве.

Политические лидеры современного мира стоят перед сложным выбором: что важнее – ценность сохранения человеческой жизни или насильственное распространение идей западной демократии, которое, как показывает опыт Ирака, Ливии и Сирии, в итоге приводит к гибели тысяч ни в чем неповинных людей. Демократия, построенная на крови, как правило, не имеет глубоких корней, теряет свою привлекательность даже в глазах самых стойких ее адептов и открывает дорогу для появления новых, еще более страшных тиранов. В данной связи, решение Украинского кризиса возможно только в плоскости мирных переговоров, проведения, например, международной конференции, при участии всех заинтересованных сторон, включая руководство Украины, представителей Юго-Востока Украины, России, США, ЕС, на которой были бы четко обозначены общие подходы, принципы, продуман механизм их реализации, привлечены международные посредники, и, возможно, миротворческие силы для разведения воюющих сторон.

Применительно к Карабахскому конфликту, есть группа политиков и экспертов, которые уверены в том, что урегулирование конфликта приведет к тому, что Баку и Ереван отвернутся от Москвы и стразу устремятся в объятия Запада. А значит, считают они, надо приложить максимум усилий для того, чтобы конфликт не разрешался. При этом они стремятся убедить себя, политическое руководство страны, а также противоборствующие страны в том, что урегулирование конфликта военным путем - это в интересах США и их союзников, и что последние стремятся разжечь пожар конфликта, с тем, чтобы срочно ввести туда свой войска и, соответственно, создать угрозу России. Никакие аргументы в пользу того, что вопросы, связанные с вводом американских войск, или тем более войск стран НАТО в тот или иной регион решается совсем на иной основе, что затягивание конфликта так или иначе провоцирует начало боевых действий и без всякого влияния извне, они не приемлют.

Другая группа осознает, что сохранение статус-кво в зоне конфликта с каждым днем становится задачей очень сложной, что Азербайджану, его политическому и военному руководству, а также обществу все сложнее мириться с фактом занятия азербайджанских земель. Эта группа призывает Москву без оглядки на МГ ОБСЕ, на страны-сопредседатели, на западные столицы взять инициативу переговорного процесса в свои руки и вынудить Армению хотя бы приступить к освобождению ряда районов.

Ну и наконец, есть третья группа, которая уверена в том, что в вопросах Карабахского урегулирования Россия должна и дальше действовать в рамках МГ ОБСЕ, фактически как и другие страны-сопредседатели, имитируя деятельность по урегулированию конфликта.

В зависимости от того, чья точка зрения будет воспринята российским руководством, мы будем наблюдать ту или иную инициативу Москвы в вопросах урегулирования Карабахского конфликта. Нам, бесспорно, близка точка зрения представителей второй группы, но очевидно, что влияние первой все еще будет доминирующим, а значит ждать каких-то особо ярких предложений со стороны России в предстоящем году не стоит.

Беседовал Фуад Гусейн-заде

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 26 ноября 2014 > № 1251820 Ирина Новикова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter