Всего новостей: 2660615, выбрано 5 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Дорохин Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Дорохин Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 10 февраля 2017 > № 2074244 Владимир Дорохин

Россия надеется на объективное и справедливое решение по делу Лапшина

Посол Российской Федерации в Азербайджане Владимир Дмитриевич Дорохин в интервью агентству "Интерфакс-Азербайджан" рассказал о двусторонних политических и экономических отношениях.

- Прежде всего, позвольте поздравить Вас с профессиональным праздником – Днем дипломатического работника Российской Федерации. Как можно оценить работу российской дипломатии на азербайджанском направлении с учетом того, что в этом году исполняется 25 лет установлению наших дипломатических отношений?

Думаю, что без ложной скромности можно сказать, что эти 25 лет мы прошли со знаком плюс. Главное – в новых исторических условиях мы научились понимать и ценить друг друга, сохранив то хорошее, что было в прошлом и создав новые ценности. В областях, в которых наши отношения совпадают, мы хорошо сотрудничаем. Если совпадения интересов нет, то не паникуем и не устраиваем друг другу сцены. Каждая страна проводит самостоятельную политику и не отчитывается друг перед другом. Мы называем это стратегическое партнерство.

И чисто по-человечески хочу добавить следующее. В российско-азербайджанские отношения вовлечены миллионы. Люди могут свободно ездить в страну друг друга, создавать семьи, заниматься бизнесом, получать образование там, где хотят. Это – огромное достояние.

В достижении такого результата внесла свой вклад и российская дипломатия. Я этим вкладом горжусь.

- Каковы показатели взаимного торгового оборота между Азербайджаном и Россией в прошлом году? Какие тенденции ожидаются в текущем году в этом направлении? Удовлетворяют ли Москву показатели взаимного товарооборота?

В прошлом году Россия вышла на «чистое» второе место среди внешнеторговых партнеров Азербайджана. В ненефтяном секторе она вообще его партнер номер один. Этот тренд хорошо корреспондируется с курсом руководства Азербайджана на диверсификацию экономики страны, способствует созданию рабочих мест, отражается на материальном положении десятков, а может быть и сотен тысяч людей.

В 2016 году российско-азербайджанский товарооборот составил 2,05 миллиарда долларов США. По сравнению с рекордными 4 миллиардами долларов США в 2014 году, это, конечно, спад. Но по нынешним временам надо ценить и такие результаты, тем более, что в физических объемах торговля упала совсем незначительно. В качестве позитива не могу не отметить почти 30 процентный рост экспортных поставок из Азербайджана продукции сельского хозяйства в Россию.

Недавно стало известно, что первые торговый представитель Азербайджана будет назначен именно в Россию. Это несомненно подчеркивает стратегический уровень нашего партнерства и, надеемся, станет дополнительным фактором для увеличения объемов торгово-экономических связей.

- В центре внимания сейчас находится дело А.Лапшина. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Азербайджанская сторона выполнила свои обязательства по действующим российско-азербайджанским соглашениям. Посольство было своевременно проинформировано о задержании российского гражданина.9 февраля с.г., т.е. буквально на другой день после направления нами запроса, консульский работник встретился с А.Лапшиным.

Мы смогли убедиться, что условия содержания задержанного являются нормальным. Жалоб у него нет. Адвокатская защита обеспечена.

Посольство выражает надежду на объективное и справедливое решение по делу А.Лапшина в соответствии с международно-правовыми нормами и российско-азербайджанскими соглашениями.

Р.Бабаев, А.Азизов

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 10 февраля 2017 > № 2074244 Владимир Дорохин


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 февраля 2016 > № 2763038 Владимир Дорохин

Интервью Посла России в Азербайджане В.Д.Дорохина агентству «Интерфакс-Азербайджан», 9 февраля 2016 года

Вопрос: Прежде всего, позвольте поздравить Вас с профессиональным праздником – Днем дипломатического работника Российской Федерации. Вы уже 7-й раз отмечаете его в Азербайджане. Как за эти годы изменился взгляд российской дипломатии на Азербайджан?

Ответ: Мы стали ближе в понимании друг друга. Принципы были заложены двумя лидерами – Гейдаром Алиевым и Владимиром Путиным. Это – безусловное признание и уважение суверенитета друг друга, взаимное сотрудничество. Реализуя эти принципы, мы накопили богатый опыт, и благодаря этому сейчас лучше знаем, что каждый из нас значит друг для друга. Что может сделать друг для друга, а что не может. Без иллюзий и идеологических предпочтений. Остаемся каждый самим собой, проводим каждый самостоятельную линию, но при этом хорошо сотрудничаем.

Россия воспринимает Азербайджан как прагматичного и предсказуемого партнера. Мне кажется, что и в Азербайджане Россию так же воспринимают. Из Москвы в сторону Азербайджана дуют хорошие ветра. За семь лет здесь я не могу припомнить ни одного плохого слова, которое раздавалось бы из Москвы в адрес Азербайджана. Это позитивный процесс. Взаимное доверие – большая ценность, которая особенно важна в нынешней непростой мировой ситуации.

Вопрос: А как изменилось Ваше восприятие Азербайджана как гражданина России, который семь лет работает в нашей стране?

Ответ: Когда я собирался в Азербайджан семь лет назад, я практически ничего не знал про страну. Дома про вас ничего серьезного-то и почитать не было. Хотя к тому времени Азербайджан уже 14 лет был независимым государством, в России написали о нем всего одну книгу. Поэтому, конечно, пришлось начинать с чистого листа. Сегодня, по прошествии семи лет, я настолько привык, что даже не знаю, что и сказать – чужая она мне, иностранная или не иностранная.

Вопрос: Россия проводит политику в соответствии со своими стратегическими интересами. Иногда из-за этого возникают вызовы и для других стран, в том числе Азербайджана. Можно вспомнить события в Грузии и на Украине. Самый последний пример – Турция. Конфликт между двумя близкими Азербайджану странами очень беспокоит Баку. Как это влияет на наши отношения?

Ответ: Действительно, Россия и Азербайджан ведут собственную линию не в безвоздушном пространстве. При этом у нас нет взаимных обязательств согласовывать друг с другом каждый свой внешнеполитический шаг. Поэтому, возможны ситуации, при которых та или иная внешнеполитическая акция России затрагивает специфические интересы Азербайджана. И наоборот. Вы упоминаете Грузию, Украину. В этот ряд можно добавить Армению и другие моменты. Сейчас вот появилась неприятная ситуация с Турцией.

Что можно сказать? Я уже говорил, что за истекшие годы мы многому научились. В частности, научились сотрудничать там, где есть совпадение интересов, и не конфликтовать там, где такого совпадения нет. Не протестовать и не стучать кулаком по столу, а принимать вещи таковыми, какие они есть. Такой подход помогает не переносить на двусторонние отношения и их атмосферу возникающие разногласия.

В России знают и понимают позицию Азербайджана по российско-турецким отношениям. Эта позиция не создает Москве каких-либо проблем. Уверяю Вас, что в т.н. «турецком вопросе» Москва не сделает ничего, что поставило бы Азербайджан в плане российско-азербайджанских отношений в трудное положение.

Вопрос: В последние дни наблюдается определенный новый виток напряженности в российско-турецких отношениях. Как Вы считаете, эта напряженность будет расти, или все же обе страны имеют достаточно ресурсов, чтобы погасить ее?

Ответ: Позиция России заключается в том, что конфликт спровоцировали не мы. Это первое. Второе, нами высказаны условия, при которых конфликт может быть урегулирован. Если эти условия будут исполнены, будут решения, о которых вы говорите. Если нет, то будем иметь то, что имеем.

Вопрос: Обычно бытует мнение, что конфликт никому никогда не нужен.

Ответ: С этим нельзя не согласиться. Но еще раз повторю, не мы его спровоцировали.

Вопрос: Сегодня и Азербайджан, и Россия сталкиваются с определенными экономическими вызовами. Определенная сырьевая направленность развития экономики, которая была характерна для начала периода независимости стран, показала в условиях падения цен на нефть, что она не достаточна эффективная. Как, по Вашему мнению, в каких направлениях Азербайджану и России нужно взаимодействовать, чтобы перейти от сырьевой экономики к более производственной и более эффективной модели развития?

Ответ: Важной особенностью является то, что российско-азербайджанские экономические отношения формируются в основном в ненефтяном секторе. Больше всего товаров ненефтяного характера поступают в Азербайджан именно из России. И больше всего товаров неэнергетического происхождения Азербайджан поставляет в Россию. Поэтому, в известной степени наши торгово-экономические связи относительно меньше подвергнуты влиянию скачков цен на нефть, хотя влияние, конечно, есть. В 2014 году объем российско-азербайджанской торговли, по нашей статистике, достиг исторического максимума – $4 млрд. В 2015 году он сократился почти на 30%.

Ухудшение экономических условий в России имеют негативные последствия и для работающих там азербайджанцев, а этот фактор также всегда был важен в наших отношениях.

Но в принципе, база у нас стабильная и хорошая. Колебания мировой конъюнктуры можно выдержать без трагических последствий. Азербайджан нацелен на диверсификацию, и Россия нацелена на это также. Это – дополнительный фактор, чтобы не только сохранить, но – под давлением обстоятельств – даже улучшить наше экономическое сотрудничество.

Вопрос: На последнем заседании межправительственной комиссии российская сторона высказала пожелания об увеличении поставок из Азербайджана продукции агропромышленного комплекса. Насколько эти ожидания оправдались?

Ответ: Азербайджан поставляет в Россию сельхозпродукцию примерно на $300 млн. В 2015 году Азербайджан воспользовался условиями эмбарго и немного увеличил поставки. Но для России $300 млн. продовольствия – это все равно капля в море. Только Москва может в год потреблять в 10 раз больше. А кроме Москвы есть еще Санкт-Петербург, есть Сибирь, другие регионы, где не хватает овощей и фруктов. Если Азербайджан начнет поставлять в Россию овощей и фруктов на $3-4 млрд., то и такие объемы найдут своего покупателя. Тем более, что качество продукции азербайджанского растениеводства в России ценится высоко.

Но все равно – шаг вперед сделан. Есть реальный процесс. Невооруженным глазом видно, что в Азербайджане строятся новые теплицы, новые сельскохозяйственные объекты. Сейчас речь идет о принятии совместной межгосударственной программы, в которой было бы расписано: в чем Россия заинтересована, какие объемы она гарантированно закупит, как продукция будет без потерь и излишних таможенных процедур доходить до потребителя. В рамках межправкомиссии создана специальная рабочая группа. Хочется надеяться, что эта работа даст положительный результат.

Вопрос: Были ли контакты по определению места и сроков проведения очередного заседания межправкомиссии? Учитывая очередность ее проведения, скорее всего, она будет в Баку.

Ответ: В протоколе последнего заседания записано, что она состоится в 2016 году в Баку. Поскольку предыдущее прошло в сентябре 2015 года, то, вероятнее всего, очередное заседание также состоится осенью. Пока даты нет.

Вопрос: Вы отметили, что в 2014 году товарооборот был пиковый, а в 2015 наблюдался некоторый спад в товарообороте. А каковы ожидания на 2016 год?

Ответ: Не думаю, что в 2016 году можно будет вернуться на уровень 2014 года. Но вполне реально поставить задачу сохранения уровня 2015 года.

Вопрос: Урегулирование нагорно-карабахского конфликта является одной из приоритетных задач Азербайджана. На Россию, возлагаются особые надежды. В Баку приветствуют активизацию усилий российской дипломатии, т.н. «линию Лаврова» по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Могут ли усилия России дать толчок урегулированию конфликта?

Ответ: То, что на Россию возлагаются особые надежды, это понятно. Генезис конфликта был в тех исторических условиях, где Россия присутствовала. В другом облике – облике СССР, но все-таки присутствовала. У нас более близкие двусторонние отношения с Азербайджаном и Арменией, чем у других. Мы сильно переживаем из-за того, что происходит, и искренне хотим помочь.

Действительно в последнее время идет активизация роли России. Инициатива исходит от Президента Российской Федерации В.В.Путина, который в 2014 году сам включился в переговорный процесс, проведя встречу двух президентов в Сочи. Активно работает глава МИД России С.В.Лавров. Речь не идет о какой-то отдельной линии или разрабатываемых им секретных документах. Работа идет в рамках международных усилий, Минской группы ОБСЕ и сопредседателей. Они все детали знают и поддерживают эту линию. Осознавая свою ответственность и желая помочь нашим партнерам, мы делали и будем делать все, что от нас зависит.

Вопрос: В последние дни на уровне и руководства Азербайджана, и различных членов правительства, парламента делались достаточно резкие заявления о том, что формат МГ ОБСЕ несколько изжил себя и в нынешнем формате он не способен решить конфликт. Нет ли у России мнения о том, что формат МГ нужно поменять для повышения эффективности? Потому что все чаще звучат мнения, что конфликт переходит в фазу замораживания, нежели реального решения.

Ответ: Что касается оценки деятельности МГ ОБСЕ, то каждый, конечно, имеет право делать это по-своему. Это – во-первых. Во-вторых, Минская группа возникла не потому что, Россия, США и Франция этого захотели. Она возникла, потому что страны конфликта согласились, что этот формат посредничества их больше всего устраивает. Если завтра они скажут, что этот формат их больше не устраивает, и мы хотим новых посредников, то это будет новая ситуация. Тогда надо будет делать выводы. А пока – все это эмоции и домыслы. Не хочу употреблять слово спекуляция, но иногда и спекуляция.

Вопрос: Не складывается ли у Вас такое мнение, что те конфликты, которые возникают не только в Азербайджане с Арменией, но и во всем мире, они все больше становятся неразрешимыми?

Ответ: Неразрешимых конфликтов нет. Вопрос только – когда, и какой ценой они решатся. И карабахский конфликт будет решен. Вы хотите этого как можно скорее и как можно меньшей ценой. Это понятно. Мы тоже этого хотим. Поэтому, ничего другого не остается, как продолжать прикладывать необходимые усилия.

Вопрос: А есть ли идеальный вариант решения конфликта?

Ответ: Если бы я его знал, я был бы, наверное, уже лауреатом Нобелевской премии мира. Кончено, он есть. Это – достижение договоренности между Азербайджаном и Арменией. По-другому конфликты решать нельзя. Никто лучше сторон конфликта не знает так хорошо его нюансы и глубину, не может видеть наперед, к чему могут привести те или иные договоренности. Посредники могут только помочь, решение за сторонами конфликта.

Вопрос: Как Вы оцените уровень сотрудничества между Баку и Москвой в борьбе против терроризма, в том числе ИГ?

Ответ: В политическом плане Россия и Азербайджан стоят на одинаковых позициях. У нас совпадающие оценки, мы вместе голосуем в международных организациях. Это первое.

Второе, российско-азербайджанское двустороннее сотрудничество распространяется и на сферы безопасности. По понятным причинам, о деталях я говорить не могу. Скажу лишь, что в России мы оцениваем это сотрудничество положительно. Думаю, что и в Азербайджане ему дается положительная оценка.

Вопрос: В Азербайджане не раз делали заявления о заинтересованности налаживания контактов, не только экономических, но и гуманитарных и культурных с регионами России. С этой целью подписываются различные двусторонние соглашения о сотрудничестве. Планируется ли в 2016 году подписание аналогичных документов с регионами России?

Ответ: Связи Азербайджана с регионами России – это хороший элемент в наших отношениях. Москва их поощряет. Важно, чтобы люди из регионов приезжали в Азербайджан и видели, что здесь происходит, как по-доброму относятся к России. Это само по себе важно для укрепления базы российско-азербайджанских отношений.

Конечно, хочется, чтобы из этих контактов получался прагматичный и реальный эффект. И такой эффект имеется. Реализуются хорошие гуманитарные и образовательные проекты, кое-что получается и в бизнесе.

Для себя как посла я считаю важной задачей на 2016 год эту тенденцию сохранить. Сейчас, в регионах, люди больше живут своими трудностями, им не до международных контактов. В Азербайджане тоже больше занимаются внутренними делами, меньше думают о том, как налаживать связи, скажем, с Волгоградом, Белгородской областью или другими регионами. Но с другой стороны, сейчас как раз тот момент, когда появляется больше стимулов реализовать тот или иной проект, чтобы заработать деньги, создать рабочие места, получить в бюджет налоги. Мы очень хотим, чтобы люди на местах понимали это, и чтобы процесс не остановился.

Вопрос: У азербайджанской стороны имелся проект строительства логистического центра на Урале. Он все еще актуален?

Ответ: Проект остается актуальным. Но тут надо возвратиться к тому, о чем уже говорилось. Одно дело – отдельно взятый проект. А нужна государственная программа, в которой было бы указано, почему логистический центр строится в Екатеринбурге, а, скажем, не в Казани? Куда товары будут затем доставляться? Кто и в какой пропорции возьмет риски? Нужен, повторяю, широкий государственный взгляд. Это одна из причин, почему идея создания локальных логистических центров прорабатывается так медленно в Екатеринбурге и других местах.

Вопрос: Хотелось бы завершить нашу беседу тематикой сегодняшнего праздника. Выбор даты 10 февраля 1549 г. – день образования т.н. Посольского приказа, свидетельствует, что история российской дипломатии насчитывает без малого 500 лет. В этой истории были разные периоды. Сейчас, похоже, один из сложных. Элементов конфронтации в мировой политике видится больше, чем элементов сотрудничества. Сегодня Россию на Западе больше критикуют. Как в этих условиях работается российскому дипломату?

Ответ: Я в дипломатии больше 40 лет. Были разные периоды. Нынешний – один из самых драматических. Я – человек, не любящий конфронтацию. Мне больше нравится обсуждать вопросы сотрудничества, чем высказывать претензии и заявлять протесты. Но сейчас именно такой период. Россия оказалась «обложенной» с разных сторон. Против нас введены санкции, наша политика многим не нравится, нас критикуют, от нас требуют вещей, с которыми мы не можем согласиться.

Что дает силы нам, дипломатам, которые на этом пути работают? Уверенность в правильности пути, по которому мы идем. Нас пытаются наказать только за то, что мы не принимаем мир, в котором один единственный центр пытается присвоить себе право определять все – в том числе, какой стране существовать и какому режиму оставаться, а какому нет. Мы с этим не можем согласиться. И думаем, что это позиция отвечает не только интересам России, но и интересам всего мира. Друзей и союзников у нас гораздо больше, чем может показаться через публикации в заангажированной прессе, заявления отдельных лидеров, которых цитируют направо и налево. У нас нет такого ощущения, что мы в глубокой осаде, что нас никто не понимает, вокруг нас одни враги. И это придает нам силу.

Я чувствую это понимание и в Азербайджане. Здесь доброе отношение к России и искренняя заинтересованность в том, чтобы мы развивались нормально, и чтобы та позитивная роль, которую мы хотим играть на международной арене, была реализована. Поэтому работать в Баку мне как послу комфортно.

Вопрос: В этом году не планируются контактов между президентами наших стран?

Ответ: Общение между двумя президентами носит постоянный характер. Без этого нельзя. Формы общения – взаимные визиты, контакты на международных форумах, обмен мнениями, телефонные разговоры. Детали, как говорится, согласовываются по дипломатическим каналам. Когда будет нужно, мы проинформируем прессу и общественность.

Вопрос: Спасибо за интервью.

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 февраля 2016 > № 2763038 Владимир Дорохин


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 9 февраля 2016 > № 1642848 Владимир Дорохин

Россия воспринимает Азербайджан как прагматичного и предсказуемого партнера

Посол Российской Федерации в Азербайджане Владимир Дмитриевич Дорохин в интервью агентству "Интерфакс-Азербайджан" рассказал о двусторонних политических и экономических отношениях, влиянии процессов в мире на эти отношения.

- Прежде всего, позвольте поздравить Вас с профессиональным праздником – Днем дипломатического работника Российской Федерации. Вы уже 7-й раз отмечаете его в Азербайджане. Как за эти годы изменился взгляд российской дипломатии на Азербайджан?

- Мы стали ближе в понимании друг друга. Принципы были заложены двумя лидерами – Гейдаром Алиевым и Владимиром Путиным. Это – безусловное признание и уважение суверенитета друг друга, взаимное сотрудничество. Реализуя эти принципы, мы накопили богатый опыт, и благодаря этому сейчас лучше знаем, что каждый из нас значит друг для друга. Что может сделать друг для друга, а что не может. Без иллюзий и идеологических предпочтений. Остаемся каждый самим собой, проводим каждый самостоятельную линию, но при этом хорошо сотрудничаем.

Россия воспринимает Азербайджан как прагматичного и предсказуемого партнера. Мне кажется, что и в Азербайджане Россию так же воспринимают. Из Москвы в сторону Азербайджана дуют хорошие ветра. За семь лет здесь я не могу припомнить ни одного плохого слова, которое раздавалось бы из Москвы в адрес Азербайджана. Это позитивный процесс. Взаимное доверие – большая ценность, которая особенно важна в нынешней непростой мировой ситуации.

- А как изменилось Ваше восприятие Азербайджана как гражданина России, который семь лет работает в нашей стране?

- Когда я собирался в Азербайджан семь лет назад, я практически ничего не знал про страну. Дома про вас ничего серьезного-то и почитать не было. Хотя к тому времени Азербайджан уже 14 лет был независимым государством, в России написали о нем всего одну книгу. Поэтому, конечно, пришлось начинать с чистого листа. Сегодня, по прошествии семи лет, я настолько привык, что даже не знаю, что и сказать (смеется) - чужая она мне, иностранная или не иностранная.

- Россия проводит политику в соответствии со своими стратегическими интересами. Иногда из-за этого возникают вызовы и для других стран, в том числе Азербайджана. Можно вспомнить события в Грузии и на Украине. Самый последний пример – Турция. Конфликт между двумя близкими Азербайджану странами очень беспокоит Баку. Как это влияет на наши отношения?

- Действительно, Россия и Азербайджан ведут собственную линию не в безвоздушном пространстве. При этом у нас нет взаимных обязательств согласовывать друг с другом каждый свой внешнеполитический шаг. Поэтому, возможны ситуации, при которых та или иная внешнеполитическая акция России затрагивает специфические интересы Азербайджана. И наоборот. Вы упоминаете Грузию, Украину. В этот ряд можно добавить Армению и другие моменты. Сейчас вот появилась неприятная ситуация с Турцией.

Что можно сказать? Я уже говорил, что за истекшие годы мы многому научились. В частности, научились сотрудничать там, где есть совпадение интересов, и не конфликтовать там, где такого совпадения нет. Не протестовать и не стучать кулаком по столу, а принимать вещи таковыми, какие они есть. Такой подход помогает не переносить на двусторонние отношения и их атмосферу возникающие разногласия.

В России знают и понимают позицию Азербайджана по российско-турецким отношениям. Эта позиция не создает Москве каких-либо проблем. Уверяю Вас, что в т.н. «турецком вопросе» Москва не сделает ничего, что поставило бы Азербайджан в плане российско-азербайджанских отношений в трудное положение.

- В последние дни наблюдается определенный новый виток напряженности в российско-турецких отношениях. Как вы считаете, эта напряженность будет расти, или все же обе страны имеют достаточно ресурсов, чтобы погасить ее?

- Позиция России заключается в том, что конфликт спровоцировали не мы. Это первое. Второе, нами высказаны условия, при которых конфликт может быть урегулирован. Если эти условия будут исполнены, будут решения, о которых вы говорите. Если нет, то будем иметь то, что имеем.

- Обычно бытует мнение, что конфликт никому никогда не нужен.

- С этим нельзя не согласиться. Но еще раз повторю, не мы его спровоцировали.

- Сегодня и Азербайджан и Россия сталкиваются с определенными экономическими вызовами. Определенная сырьевая направленность развития экономики, которая была характерна для начала периода независимости стран, показала в условиях падения цен на нефть, что она не достаточна эффективная. Как, по Вашему мнению, в каких направлениях Азербайджану и России нужно взаимодействовать, чтобы перейти от сырьевой экономики к более производственной и более эффективной модели развития?

- Важной особенностью является то, что российско-азербайджанские экономические отношения формируются в основном в ненефтяном секторе. Больше всего товаров ненефтяного характера поступают в Азербайджан именно из России. И больше всего товаров неэнергетического происхождения Азербайджан поставляет в Россию. Поэтому, в известной степени наши торгово-экономические связи относительно меньше подвергнуты влиянию скачков цен на нефть, хотя влияние, конечно, есть. В 2014 году объем российско-азербайджанской торговли, по нашей статистике, достиг исторического максимума – $4 млрд. В 2015 году он сократился почти на 30%.

Ухудшение экономических условий в России имеют негативные последствия и для работающих там азербайджанцев, а этот фактор также всегда был важен в наших отношениях.

Но в принципе, база у нас стабильная и хорошая. Колебания мировой конъюнктуры можно выдержать без трагических последствий. Азербайджан нацелен на диверсификацию, и Россия нацелена на это также. Это – дополнительный фактор, чтобы не только сохранить, но – под давлением обстоятельств – даже улучшить наше экономическое сотрудничество.

- На последнем заседании межправительственной комиссии российская сторона высказала пожелания об увеличении поставок из Азербайджана продукции агропромышленного комплекса. Насколько эти ожидания оправдались?

- Азербайджан поставляет в Россию сельхозпродукцию примерно на $300 млн. В 2015 году Азербайджан воспользовался условиями эмбарго и немного увеличил поставки. Но для России $300 млн. продовольствия – это все равно капля в море. Только Москва может в год потреблять в 10 раз больше. А кроме Москвы есть еще Санкт-Петербург, есть Сибирь, другие регионы, где не хватает овощей и фруктов. Если Азербайджан начнет поставлять в Россию овощей и фруктов на $3-4 млрд., то и такие объемы найдут своего покупателя. Тем более, что качество продукции азербайджанского растениеводства в России ценится высоко.

Но все равно – шаг вперед сделан. Есть реальный процесс. Невооруженным глазом видно, что в Азербайджане строятся новые теплицы, новые сельскохозяйственные объекты. Сейчас речь идет о принятии совместной межгосударственной программы, в которой было бы расписано: в чем Россия заинтересована, какие объемы она гарантированно закупит, как продукция будет без потерь и излишних таможенных процедур доходить до потребителя. В рамках межправкомиссии создана специальная рабочая группа. Хочется надеяться, что эта работа даст положительный результат.

- Были ли контакты по определению места и сроков проведения очередного заседания межправкомиссии? Учитывая очередность ее проведения, скорее всего, она будет в Баку.

- В протоколе последнего заседания записано, что она состоится в 2016 году в Баку. Поскольку предыдущее прошло в сентябре 2015 года, то, вероятнее всего, очередное заседание также состоится осенью. Пока даты нет.

- Вы отметили, что в 2014 году товарооборот был пиковый, а в 2015 наблюдался некоторый спад в товарообороте. А каковы ожидания на 2016 год?

- Не думаю, что в 2016 году можно будет вернуться на уровень 2014 года. Но вполне реально поставить задачу сохранения уровня 2015 года.

- Урегулирование нагорно-карабахского конфликта является одной из приоритетных задач Азербайджана. На Россию, возлагаются особые надежды. В Баку приветствуют активизацию усилий российской дипломатии, т.н. «линию Лаврова» по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Могут ли усилия России дать толчок урегулированию конфликта?

- То, что на Россию возлагаются особые надежды, это понятно. Генезис конфликта был в тех исторических условиях, где Россия присутствовала. В другом облике – облике СССР, но все-таки присутствовала. У нас более близкие двусторонние отношения с Азербайджаном и Арменией, чем у других. Мы сильно переживаем из-за того, что происходит, и искренне хотим помочь.

Действительно в последнее время идет активизация роли России. Инициатива исходит от В.Путина, который в 2014 году сам включился в переговорный процесс, проведя встречу двух президентов в Сочи. Активно работает глава МИД Сергей Лавров. Речь не идет о какой-то отдельной линии или разрабатываемых им секретных документах. Работа идет в рамках международных усилий, Минской группы ОБСЕ и сопредседателей. Они все детали знают и поддерживают эту линию. Осознавая свою ответственность и желая помочь нашим партнерам, мы делали и будем делать все, что от нас зависит.

- В последние дни на уровне и руководства Азербайджана, и различных членов правительства, парламента делались достаточно резкие заявления о том, что формат МГ ОБСЕ несколько изжил себя и в нынешнем формате он не способен решить конфликт. Нет ли у России мнения о том, что формат МГ нужно поменять для повышения эффективности? Потому что все чаще звучат мнения, что конфликт переходит в фазу замораживания, нежели реального решения.

- Что касается оценки деятельности МГ ОБСЕ, то каждый, конечно, имеет право делать это по-своему. Это – во-первых. Во-вторых, Минская группа возникла не потому что, Россия, США и Франция этого захотели. Она возникла, потому что страны конфликта согласились, что этот формат посредничества их больше всего устраивает. Если завтра они скажут, что этот формат их больше не устраивает, и мы хотим новых посредников, то это будет новая ситуация. Тогда надо будет делать выводы. А пока – все это эмоции и домыслы. Не хочу употреблять слово спекуляция, но иногда и спекуляция.

- Не складывается ли у Вас такое мнение, что те конфликты, которые возникают не только в Азербайджане с Арменией, но и во всем мире, они все больше становятся неразрешимыми?

- Неразрешимых конфликтов нет. Вопрос только – когда, и какой ценой они решатся. И карабахский конфликт будет решен. Вы хотите этого как можно скорее и как можно меньшей ценой. Это понятно. Мы тоже этого хотим. Поэтому, ничего другого не остается, как продолжать прикладывать необходимые усилия.

- А есть ли идеальный вариант решения конфликта?

- Если бы я его знал, я был бы, наверное, уже лауреатом Нобелевской премии мира (смеется). Кончено, он есть. Это – достижение договоренности между Азербайджаном и Арменией. По-другому конфликты решать нельзя. Никто лучше сторон конфликта не знает так хорошо его нюансы и глубину, не может видеть наперед, к чему могут привести те или иные договоренности. Посредники могут только помочь, решение за сторонами конфликта.

- Как Вы оцените уровень сотрудничества между Баку и Москвой в борьбе против терроризма, в том числе ИГ?

- В политическом плане Россия и Азербайджан стоят на одинаковых позициях. У нас совпадающие оценки, мы вместе голосуем в международных организациях. Это первое.

Второе, российско-азербайджанское двустороннее сотрудничество распространяется и на сферы безопасности. По понятным причинам, о деталях я говорить не могу. Скажу лишь, что в России мы оцениваем это сотрудничество положительно. Думаю, что и в Азербайджане ему дается положительная оценка.

- В Азербайджане не раз делали заявления о заинтересованности налаживания контактов, не только экономических, но и гуманитарных и культурных с регионами России. С этой целью подписываются различные двусторонние соглашения о сотрудничестве. Планируется ли в 2016 году подписание аналогичных документов с регионами России?

- Связи Азербайджана с регионами России - это хороший элемент в наших отношениях. Москва их поощряет. Важно, чтобы люди из регионов приезжали в Азербайджан и видели, что здесь происходит, как по-доброму относятся к России. Это само по себе важно для укрепления базы российско-азербайджанских отношений.

Конечно, хочется, чтобы из этих контактов получался прагматичный и реальный эффект. И такой эффект имеется. Реализуются хорошие гуманитарные и образовательные проекты, кое-что получается и в бизнесе.

Для себя как посла я считаю важной задачей на 2016 год эту тенденцию сохранить. Сейчас, в регионах, люди больше живут своими трудностями, им не до международных контактов. В Азербайджане тоже больше занимаются внутренними делами, меньше думают о том, как налаживать связи, скажем, с Волгоградом, Белгородской областью или другими регионами. Но с другой стороны, сейчас как раз тот момент, когда появляется больше стимулов реализовать тот или иной проект, чтобы заработать деньги, создать рабочие места, получить в бюджет налоги. Мы очень хотим, чтобы люди на местах понимали это, и чтобы процесс не остановился.

- У азербайджанской стороны имелся проект строительства логистического центра на Урале. Он все еще актуален?

- Проект остается актуальным. Но тут надо возвратиться к тому, о чем уже говорилось. Одно дело – отдельно взятый проект. А нужна государственная программа, в которой было бы указано, почему логистический центр строится в Екатеринбурге, а, скажем, не в Казани? Куда товары будут затем доставляться? Кто и в какой пропорции возьмет риски? Нужен, повторяю, широкий государственный взгляд. Это одна из причин, почему идея создания локальных логистических центров прорабатывается так медленно в Екатеринбурге и других местах.

- Хотелось бы завершить нашу беседу тематикой сегодняшнего праздника. Выбор даты 10 февраля 1549г – день образования т.н. Посольского приказа, свидетельствует, что история российской дипломатии насчитывает без малого 500 лет. В этой истории были разные периоды. Сейчас, похоже, один из сложных. Элементов конфронтации в мировой политике видится больше, чем элементов сотрудничества. Сегодня Россию на Западе больше критикуют. Как в этих условиях работается российскому дипломату?

- Я в дипломатии больше 40 лет. Были разные периоды. Нынешний – один из самых драматических. Я – человек, не любящий конфронтацию. Мне больше нравится обсуждать вопросы сотрудничества, чем высказывать претензии и заявлять протесты. Но сейчас именно такой период. Россия оказалась «обложенной» с разных сторон. Против нас введены санкции, наша политика многим не нравится, нас критикуют, от нас требуют вещей, с которыми мы не можем согласиться.

Что дает силы нам, дипломатам, которые на этом пути работают? Уверенность в правильности пути, по которому мы идем. Нас пытаются наказать только за то, что мы не принимаем мир, в котором один единственный центр пытается присвоить себе право определять все – в том числе, какой стране существовать и какому режиму оставаться, а какому нет. Мы с этим не можем согласиться. И думаем, что это позиция отвечает не только интересам России, но и интересам всего мира. Друзей и союзников у нас гораздо больше, чем может показаться через публикации в заангажированной прессе, заявления отдельных лидеров, которых цитируют направо и налево. У нас нет такого ощущения, что мы в глубокой осаде, что нас никто не понимает, вокруг нас одни враги. И это придает нам силу.

Я чувствую это понимание и в Азербайджане. Здесь доброе отношение к России и искренняя заинтересованность в том, чтобы мы развивались нормально, и чтобы та позитивная роль, которую мы хотим играть на международной арене, была реализована. Поэтому работать в Баку мне как послу комфортно.

- В этом году не планируются контактов между президентами наших стран?

- Общение между двумя президентами носит постоянный характер. Без этого нельзя. Формы общения – взаимные визиты, контакты на международных форумах, обмен мнениями, телефонные разговоры. Детали, как говорится, согласовываются по дипломатическим каналам. Когда будет нужно, мы проинформируем прессу и общественность.

- Спасибо за интервью.

Беседовал Анар Азизов

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 9 февраля 2016 > № 1642848 Владимир Дорохин


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 февраля 2015 > № 2763039 Владимир Дорохин

Интервью Посла России в Азербайджане В.Д.Дорохина информагентству «Россия сегодня», 16 февраля 2015 года

Вопрос: Во многовековой истории российской дипломатии отношения со странами СНГ — совершенно новая глава или, по крайней мере, страница. Можно ли уже говорить о каком-либо опыте? Как это чувствуется на примере Азербайджана?

Ответ: Конечно, это глава. В ней много страниц, и будет еще больше. СССР никогда не вернется, и бывшие советские республики будут и дальше развиваться как самостоятельные государства — субъекты международного права, каждое со своей спецификой.

То, что сейчас происходит на Украине, наглядное подтверждение тому, что для России нет ничего важнее, чем ее ближайшее окружение, то есть СНГ. Это мы начали говорить уже в 1991 году, после распада СССР. Но чтобы перейти, как говорится, от слов к делу, потребовалось пройти длительный путь. Такой же путь прошли и наши партнеры. Хочется надеяться, что сейчас для всех нас наступил настоящий момент истины.

В этом плане отношения России и Азербайджана как независимых государств также представляют собой интересный и поучительный пример. В течение первых 10 лет они были сложные. Пришедший к власти "Народный фронт" говорил про Россию и русский язык лишь в негативных тонах. Соответствующей была и реакция России. В 2001 году ставшие во главе своих государств Г.Алиев и В.В.Путин выработали новые принципы отношений. Это, прежде всего, абсолютное уважение суверенитета и независимости друг друга, невмешательство в дела друг друга, выстраивание сотрудничества на основе разумного и взаимоприемлемого баланса. Эти принципы выдержали испытание временем и работают на благо России и Азербайджана и по сей день. Вот вам опыт дипломатической работы на пространстве СНГ.

Вопрос: Что значат для России в условиях современной геополитической обстановки отношения с Азербайджаном?

Ответ: В российско-азербайджанских связях все спокойно, стабильно и предсказуемо. Россия хорошо осознает все нюансы самостоятельной политики Азербайджана и относится к Баку с полным пониманием. Как посол, который работает в Баку уже шесть лет, я чувствую, что и в Азербайджане существует такое же отношение к России. Думаю, что для нашей внешней политики это большой плюс.

Минувший 2014 год был хорошим для российско-азербайджанских отношений. Три раза встречались президенты, в Азербайджан приезжали многие российские министры и наоборот. Огромный интерес к республике проявили российские регионы: в Азербайджане побывало 22 делегации, 12 из которых возглавляли руководители регионов.

Выросла торговля: мы вновь выходим на рекордный уровень, близкий к 4 миллиардам долларов.

Хорошо развиваются гуманитарные связи, базирующиеся в значительной степени на уникальном положении русского языка в Азербайджане. Я, например, до сих пор нахожусь под впечатлением от масштабных мероприятий в честь 200-летия Михаила Лермонтова, проведенных в Азербайджане на государственном уровне под эгидой первой леди, чего в мире нигде больше не было.

О наших добрых отношениях можно говорить много. Но главное — есть осознание, что надо идти вперед, есть готовность к этому и понимание, как это сделать.

Вопрос: Не могу не спросить о том, как происходящее на Украине влияет на российско-азербайджанские отношения.

Ответ: Азербайджан как самостоятельное и независимое государство имеет свою точку зрения по всем вопросам, включая украинский. Во многом наши оценки совпадают. В некоторых моментах расходятся.

Но я уже говорил о принципах. Мы научились совместно работать там, где наши интересы совпадают. И не конфликтовать, где такого совпадения нет. Это относится и к Украине.

Вопрос: Сказались ли санкции, введенные некоторыми странами против России, на экономических отношениях Москвы и Баку?

Ответ: Первое: Азербайджан осудил санкции, и Россия это ценит.

Второе: мы ориентируемся на долгосрочные стратегические интересы, а не на конъюнктуру, возникающую из частных моментов. Азербайджан в прошлом году увеличил поставку продовольственной продукции в Россию приблизительно на 20% и тем самым способствовал заполнению дефицита сельхозпродукции, возникшего из-за санкций.

Но это частности. Мы уже давно говорили о том, что связи в сельскохозяйственном секторе необходимо переводить на новую стратегическую основу. Сегодня Азербайджан поставляет продукцию в Россию на 300 миллионов долларов, а мы готовы принять больше в разы. Нужна государственная программа, которая позволила бы Азербайджану наращивать объемы производства, гарантировала сбыт своей продукции в России. Вот это — стратегическое направление. И мы над этим работаем.

Недавно подписан документ о кредитовании российским "Газпромбанком" в размере 430 миллионов долларов строительства нефтеперерабатывающего завода в Азербайджане. "Сбербанк России" и "Международный банк Азербайджана" подписали соглашение о кредитовании российской стороной азербайджанских предпринимателей на сумму 1,2 миллиарда долларов. До этого Азербайджан вложил около 1 миллиарда долларов в России.

Мы доверяем друг другу, несмотря ни на какие санкции. Это самое главное.

Вопрос: Не секрет, что в Азербайджане на Россию возлагаются огромные надежды в отношении урегулирования проблемы Нагорного Карабаха. Есть и недовольство. Есть критика посредников — сопредседателей Минской группы ОБСЕ, одним из которых является Россия. Что вы можете сказать по этому поводу?

Ответ: То, что на Россию возлагаются особые надежды, это правда. Я это чувствую. Думаю, что эти надежды обоснованы: Россия была частью государства, где этот конфликт зародился, ни у одной из других стран нет таких близких отношений с участниками конфликта.

Но Россия не всемогуща. Невозможно, чтобы Россия на кого-то надавила, приказала и решила конфликт.

Все гораздо сложнее. Решение должно быть достигнуто между сторонами конфликта. Только тогда оно может быть по-настоящему взаимоприемлемым.

Мы можем только помочь, мы хотим помочь и стремимся к этому. Россия будет продолжать делать все возможное для того, чтобы этот конфликт был решен на справедливой основе.

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 февраля 2015 > № 2763039 Владимир Дорохин


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 февраля 2014 > № 2763040 Владимир Дорохин

Комментарий Посла России в Азербайджане В.Д.Дорохина «Голосу России», 10 февраля 2014 года

Перед российским дипломатическим работником стоят, можно сказать, классические цели и задачи. Такие же задачи и цели стоят и решают все дипломатические службы всех стран мира. Это - работать над реализацией интересов своей страны за рубежом. Какие у России интересы? Ну, я думаю, что радиослушатели "Голоса России", наверное, хорошо знают: это создание условий для того, чтобы россиянам жилось лучше, чтобы была гарантирована их безопасность и благополучие. При этом свои интересы Россия реализует не за счет интересов других государств и не в ущерб другим, мы выступаем за равноправное сотрудничество, уважение друг к другу и выстраивание сотрудничества на основе баланса интересов. Это не всегда легко. У некоторых стран есть стремление действовать за счет России, реализовывать свои интересы за счет России, но мы от своей линии не отступаем, и она приносит свои плоды.

Когда-нибудь кто-нибудь напишет специальный учебник о дипломатической работе на постсоветском пространстве, потому что специфика действительно очень большая. Вы знаете, я вспоминаю, как все начиналось в начале 90-х годов. Был шок от развала Советского Союза, было профессиональное непонимание, как теперь строить работу с бывшими союзными республиками, которые вдруг стали независимыми государствами. Не было необходимых для дипломатической работы инструментов, был и психологический барьер: люди не хотели, не знали, как работать, и боялись работать в странах СНГ.

Но постепенно все стало меняться, к счастью. И сама жизнь научила нас, что для России СНГ - это самое главное. Знаковым моментом стало назначение на должность посла в Киев такой крупной политической фигуры, как Виктор Степанович Черномырдин. Это был мощнейший сигнал того, как много значат для нас отношения с бывшими союзными республиками, с нашими непосредственными соседями.

Мне грех жаловаться, судьба меня вообще не обидела, я работал в разных странах и на разных участках, можно сказать, на направлении СНГ оказался случайно, но пост в Баку - это самая важная и самая ответственная должность в моей жизни. Мы, постсоветские страны, срослись настолько исторически, что то, что происходит в наших отношениях, всегда и непосредственно затрагивает миллионы людей. Мы, дипломаты, работающие на постсоветском пространстве, это чувствуем, ощущаем каждый день.

Внешнеполитический курс, как хорошо известно, у нас определяет президент. В его выработке и реализации принимают участие различные российские ведомства. Дипломатическая служба, конечно, занимает среди них особое место, так как она располагает для этого специальным инструментарием - посольствами, консульствами, представительствами международных организаций и специально подготовленными кадрами со знанием иностранных языков и международной проблематики. У нас есть еще одна особенность, она заключается в том, что президент возложил именно на МИД - Министерство иностранных дел - функции координатора деятельности российских государственных органов на международной арене, для того чтобы обеспечивалось единство внешнеполитического курса и не было какой-то разноголосицы. Это для нас одна из самых сложных и самых ответственных задач.

Сейчас у нас отношения с Азербайджаном хорошие, мы называем их стратегическим партнерством. Начиналось все сложно: в первые годы независимости в Баку у власти находилось правительство Народного фронта, которое занимало враждебные по отношению к Москве позиции, но, когда в 1993 году к власти здесь вернулся Гейдар Алиев, все изменилось в корне и к лучшему. Сейчас между нами существует полное взаимопонимание, есть заинтересованность в успехах друг друга, постоянно растет торговля, мы тесно сотрудничаем в различных областях, здесь вполне благополучно живет большая русскоязычная община.

По отношению к русскому языку Баку можно поставить в пример другим государствам. И в целом России очень важно иметь именно такого партнера на своих неспокойных южных рубежах. Мы уважаем выбранный Азербайджаном новый исторический путь, уважаем его суверенитет и его интересы. Такую же позицию Азербайджан занимает по отношению к России. Это базис. Базис этот хорошо служил нам в прошлом, хорошо служит сейчас, надеюсь, что так же хорошо будет служить и в будущем.

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 февраля 2014 > № 2763040 Владимир Дорохин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter