Всего новостей: 2551619, выбрано 1 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Катар. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 12 апреля 2016 > № 1719100 Юрий Сигов

Есть ли выход из нефтяного лабиринта?

Договариваться справедливо делить сотни миллиардов долларов человечество никогда не научится

Юрий Сигов, Вашингтон

В ближайшее воскресенье в столице Катара Дохе состоится встреча больших нефтяных начальников стран-членов ОПЕК и России. Сколько раз они за последние пару лет встречались, какое количество раз друг другу что-то «подковерно» обещали, и потом все договоренности элементарно спускали коту под хвост обсуждать сегодня, думаю, нет особого смысла. Куда важнее понять другое: до каких пор по сути дела состояние всей мировой экономики будет зависеть от подобных «дружеских посиделок», и есть ли вообще какие-то шансы, что в мировой энергетике возобладает когда-нибудь здравый смысл, а не сиюминутная выгода?

Понятное дело, что «нефтяная справедливость» - вещь столь же недостижимая, как и установление даже минимальной справедливости в международных отношениях в целом. Но так уж напридумывало человечество в своем развитии, что именно нефтяные цены то повергают всю нашу планету в бурную радость (особенно когда доходят до 150 долларов за баррель), то убивают наповал и разоряют бюджеты всех без исключения «нефтеналивных государств», если «черное золото» падает в своей стоимости до 20-30 долларов.

И вот сейчас состоится одна из таких «судьбоносных встреч», от которой в очередной раз ждут чего-то прорывного, конкретного и «на этот раз точно уж справедливого». Вот только, скорее всего, разбираться с нынешними «нефтяными качелями» нужно вовсе не министрам энергетики, а первым лицам государств. Причем не только тех, кто нефть качает и продает, но и тех, кто подобным процессом исключительно в собственных интересах управляет.

Добывать нефть - это одно. А продавать ее на мировом рынке - совсем другая история

Итак, какие реальные результаты может принести не только встреча больших нефтяников в Дохе, но и любые другие подобные с помпой обставленные мероприятия? Начнем с самого простого - так называемой игры в спрос и предложение. Кто, кому и что предлагает, у кого что прячется «в заначке», и каким образом «большая нефть» оказывается то в домашних хранилищах, то вдруг выбрасывается на мировой рынок понять даже очень хорошо информированному специалисту крайне сложно.

Поэтому стоит для начала разобраться, что собираются каждый раз обсуждать господа нефтяные министры? И выясняется, что практически всегда одно и тоже - сколько надо на мировой рынок нынче выбросить нефти, кому какую квоту прописать для этого под поставки, и отсюда уже решать, какими будут мировые цены на нефтяное сырье? Так вот падавшие весь прошлый год цены на нефть вроде как зависели от двух основных факторов - переизбытка нефти на мировом рынке, и замедления китайской экономики, о которой мало что кому известно, и уж тем более - сколько ей на самом деле нужно что нефти, что газа, что всего остального.

Затем к большим нефтяным ценовым проблемам добавился Иран и его якобы возможность выйти в полный рост на мировые энергетические рынки. Кто, и какие санкции снял, и сколько Ирану было позволено добывать и продавать нефти на мировых рынках толком было непонятно. Но иранское руководство решило, что «нефтяные шлюзы» полностью после заключения ядерной сделки стали открытыми. А значит надо срочно (пока Б. Обама еще находится в Белом Доме) качать нефть на внешние рынки, и оперативно довести продажи до объемов, которые существовали до введения западных санкций.

Напомню, что мировые цены на нефть стали резко снижаться с лета 2014 года. Примерно год цена «качалась» у отметок в 50-70 долларов за баррель, а потом упала до 30 долларов. Именно тогда начались разговоры о том, что всем нефтепроизводителям надо срочно снизить добычу, и тогда товар под названием нефть вновь станет расти в цене. Но одним уменьшать добычу не очень хотелось, другим - не было в этом смысла в связи с возможной потерей, что рынка сбыта, что немалых доходов. А третьи вообще никаким ОПЕК не принадлежали, и делают то, что считают нужным (те же Россия, Азербайджан, Мексика, Норвегия и целый ряд других стран).

Ситуация стала довольно серьезно меняться в начале нынешнего года, когда стало ясно: Иран будет качать столько нефти, сколько посчитает нужным, и продавать ее по любой, а не разумной для рынка цене, потому как хочет по-настоящему вернуться на мировые рынки. Никого Иран слушать не собирался, и ни на какие инициативы ряда стран ОПЕК и России насчет сокращения добычи не реагировал.

Даже после того, как Россия, Саудовская Аравия и Катар вроде как договорились снизить добычу, чтобы вернуть нефтяные цены как минимум к отметке в 50-55 долларов за баррель, иранцы на всю эту затею откровенно «забили». Официальный Тегеран дал всем вокруг понять, что надо наращивать добычу и продажу нефти, пока американские большие начальники не передумали, и не ввели против Ирана новые санкции (а вот-вот на самом деле введут). Поэтому пусть кто хочет - тот и сокращает свою добычу. А у Ирана - свои по жизни заботы, и никто ему посторонний в нефтяном добыточном деле не указ.

Но если бы дело было только в Иране, то особой беды не стоило бы ждать. Очень специфическую политику в нефтяных делах стала проводить и Россия. Она втихую (благо, в ОПЕК страна не входит) наращивала добычу, которая достигала самых высоких показателей за последние восемь лет. Хотя вроде бы какие-то договоренности у Москвы с Эр Риядом и Дохой были, здесь стоит разделять две вещи - добычу (продукт которой можно оставлять у себя дома) и экспорт (то есть то, что из добытого пойдет на мировые рынки, и уже тем самым будет напрямую влиять на мировые цены «черного золота»). Так вот Россия качала на мировые рынки все больше нефти, и даже при ее падающей цене своих клиентов Москва (чтобы не достались кому другому - тому же Ирану, к примеру) терять была не намерена.

К тому же российские энергетические власти решили провести плановый ремонт целого ряда нефтеперерабатывающих заводов, и на этом фоне максимально нарастить и добычу, и экспорт нефти на мировые рынки. В итоге даже при договоренностях о снижении поставок нефти на внешнюю продажу Россия, не связанная никакими квотами ОПЕК, может фактически в любой момент (как и Иран, у которого при членстве в ОПЕК есть, по его мнению, уважительная причина - столько времени пребывали под санкциями) затоваривать своей нефтью потенциальных клиентов. А это значит, что мировые нефтяные цены будут в обозримой перспективе по-прежнему крайне низкими.

Нефтяные чиновники собираются попугать друг друга, а не договориться о совместных разумных действиях

А теперь - о том, насколько вообще реальны какие-то вменяемые договоренности, когда министры и чиновники рангом пониже собираются в какой-нибудь очередной уютной стране для душевных разговоров о своем, «нефтью пахнущем предмете». Так уж сложилось, что нынче нефть и цена на нее - не просто очередная позиция в списке торгово-сырьевой биржи. Это - фактически мировой индикатор экономической стабильности, или напротив - полного паралича всей мировой экономики.

Конечно же, приезжающие что в Доху, что в Вену с Эр Риядом нефтяные мировые начальники получают некие инструкции от своих «первых лиц». Президенты и премьеры, прежде всего нефтедобывающих стран лично курируют работу «большой энергетики», и назначают на посты министров энергетики или нефти с газом только наиболее близких к своему телу персонажей. Но сути дела это не меняет. Договариваться о больших миллиардах зеленых денежных знаков все-таки могут только главы государств, но никак не их третьи заместители.

А посему все встречи нефтяных начальников в любой точке нашей планеты (и уж тем более - в нынешней обстановке) предназначены для одного - попугать соседей -партнеров своей нефтяной мощью, и ждать, пока эти самые соседи по переговорному столу то ли твоей мощи испугаются, то ли выдвинут что-нибудь свое, не менее пугающее. К примеру, Иран всех пугает ростом поставок нефти на мировые рынки. Россия - тем же самым, даже если по себестоимости добычи ей это влетает «в копеечку».

Зато страны Персидского (Арабского) Залива (прежде всего Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт) являются самыми дешевыми производителями нефти. Для них и цена в 10 долларов за баррель- не бог весь какой конец света. Поэтому если те же саудовцы захотят, то могут под себя подмять весь мировой нефтяной рынок. Тем более, если туда так нынче рвется со своими запасами «сердечный Заливной партнер» Иран.

В принципе, каким-то минимальным образом Россия и Саудовская Аравия могли бы договориться между собой снизить добычу, и тем самым как минимум долларов на десять за баррель поднять мировые цены «черного золота». Но с Ираном ни Москве, ни Эр Рияду не договориться при всем желании, потому как Тегеран считает, что уже один раз «договорился» - по ядерной сделке. А дальше- будем делать то, что посчитаем нужным для себя. И никто в этой ситуации Ирану ничего реально мешающего сделать будет не в состоянии.

Управление нефтяным мировым хозяйством ведется исключительно в сиюминутном режиме. Как, впрочем, и вся современная международная политика

Так до чего конкретного могут договориться нефтяные командиры стран ОПЕК и России? Наверное, ни до чего существенного (и не только на данной встрече в Дохе), чтобы могло позволить мировой экономике чувствовать себя хотя бы элементарно предсказуемой и спланированной. Проблема здесь отнюдь не в том, что министры нефти и энергетики как участники подобных переговоров «недоговороспособные», а в том, каким образом вообще делается нынешняя международная политика, кем, и в чьих интересах она проводится.

Дело в том, что как бы не метались по свету первые лица целого ряда государств параллельно со своими министрами что иностранных, что иных дел, они погрязли в решении исключительно текущих, сиюминутных вопросов. И ничем другим все они фактически давно уже не занимаются. Да, время, говорят, нынче реактивное, электронно-компьютерное, и требует оно немедленного принятия решений, от которых зависит, прежде всего, твой и твоей страны завтрашний день.

Что будет через 5-10 лет (не говоря уже о более дальних сроках) думают об этом только, по сути дела, только китайцы, и больше никто. Планирования, прогнозирования, элементарного понимания, что набив карманы сегодня теми же зеленого цвета купюрами завтра ты можешь не просто остаться не только ни с чем, а попросту потерять власть. Но это, как правило, доходит до мировых правителей либо крайне туго, либо не доходит вовсе.

Когда речь идет о мировых ценах на нефть, то при всех потугах насчет использования неких альтернативных видов энергии именно нефтепродукты еще как минимум лет 40 будут ключевыми для определения темпов развития мировой экономики. Те же автомобили в миллиардном количестве продолжают бегать по дорогам мира именно с помощью продуктов переработки «черного золота» - и никак иначе.

Соответственно решать вопросы с тем, какие цены будут позволять этой самой экономике развиваться без кризисов и катаклизмов надо именно перспективным, а не сиюминутным образом. Как бы не соперничали те же Иран и Саудовская Аравия, Россия и страны Персидского Залива им всем куда выгоднее разработать какую-то вменяемую политику взаимного существования, а не обрушений, падений и «разрыва в клочью» партнеров по переговорам.

Но все, к большому сожалению, в нынешнем мире делается с точностью до, наоборот. Одним все мерещится, что правят всеми и всем только они - а остальным приказывают слушаться и повиноваться беспрекословно. Другие так долго жирели и откармливались на нефтяных харчах, что померещилось им, будто они - сами себе региональная (как минимум для Персидского Залива) супердержава. Третьи такой державой себя давно (примерно 5 тысяч лет) считают, и никаким Обамам-Клинтонам ни ядерными, ни другими сделками подобного настроения не поменять.

К тому же не забывайте, что вся пустопорожняя болтовня насчет того, что нефть будет, как минимум в некоторых международных сделках продаваться за некие другие, нежели американский доллар, валюты оказались натуральной пустышкой. Да, именно американский доллар - все еще та самая денежка, за которую торгуют нефтью что Венесуэла, что Ангола с Нигерией, что ОАЭ с Катаром. А печатаются эти зеленые банкноты сами знаете где. Поэтому пока Иран с Россией там о чем-то «насчет нефти» спорят, американцы над подобным только посмеивются.

Кстати, пока в Дохе и подобных ей местах страны ОПЕК и Россия чего-то там дискутируют, США остаются крупнейшим производителем что нефти, что природного газа. Но вот только никаким квотам они не подчиняются, ни с кем никаких переговоров о снижении объемов добычи не ведут, и воообще на все подобные «нефте-посиделки» забивают по полной.

Так что очередная встреча нефтяных мировых начальников, где бы она не проводилась, и в каком конкретном составе, мало что может изменить по сути складывающейся в мире энергетической ситуации. Пока правители стран что добывающих нефть, что ее покупающих будут жить одним днем (принцип день- до вечера пока никто в международной политике не отменял) проблемы будут сохраняться не только со стабильностью нефтяного мирового рынка, но и всей нашей жизни. Вне зависимости от того, какую цену определят на нефть в Дохе, и сколько раз потом те же самые персонажи будут собираться для целей, ровным счетом ничего общего не имеющим с жизнью обычных граждан нашей планеты.

Катар. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 12 апреля 2016 > № 1719100 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter