Всего новостей: 2652691, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Артемьев Максим в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромвсе
Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200813 Максим Артемьев

Катар – крах глобальных амбиций? Новое обострение на Ближнем Востоке

Максим Артемьев

Историк, журналист

Почему арабские страны разорвали дипотношения с Катаром, что за этим последует и что следует в этой ситуации делать России

Ситуация на Ближнем Востоке вновь взорвалась, как раз в день пятидесятилетия с начала Шестидневной войны. Шесть арабских стран и Мальдивы разорвали дипломатические отношения с Катаром. Среди них такие важные игроки в регионе как Саудовская Аравия, Египет и Объединенные Эмираты, а также ближайший сосед Катара — Бахрейн. Судя по одновременности действия, мы наблюдаем хорошо скоординированную и подготовленную заранее акцию. Прервано воздушное, наземное и морское сообщение с Катаром.

Что же послужило основанием для такого решительно демарша арабских стран? Ведь разрыв дипломатических отношений — это последний шаг, за которым может следовать уже объявление войны.

Регион Персидского залива — регион с крайне противоречивыми тенденциями. С одной стороны, там находятся страны, лидирующие в мировом рейтинге ВВП на душу населения, демонстрирующие поразительные успехи в экономике, не проедающие нефтяные и газовые запасы, а умно диверсифицирующие свое хозяйство. С другой — в регионе силен градус напряженности и взаимного недоверия. Благополучный Кувейт в 1990 был оккупирован Ираком, и сегодня по ту сторону границы идет война. Иран, давший название заливу, находится в стратегическом противостоянии как с Западом, что обуславливает присутствие американского флота, так и с Саудовской Аравией. В Бахрейне сильны противоречия между шиитским большинством и правящим суннитским меньшинством. На расстоянии вытянутой руки, что называется, протекают кровопролитные конфликты в Сирии и в Йемене.

Интересы самих монархий, издалека кажущихся такими схожими, также различаются весьма сильно. Нефтедоллары поспособствовали росту амбиций наследственных глав государств Залива. Катар, с его третьими по размерам запасами газа в мире, и самым высоким уровнем жизни среди нефтедобывающих стран, обладает особенно большими политическими запросами.

Катар — маленькая страна даже по европейским меркам, его территория — всего лишь четверть от территории Московской области. Население — 2,6 миллиона человек, но из них лишь чуть более 250 тысяч коренных катарцев, имеющих гражданство. Остальные — приезжие гастарбайтеры безо всяких прав. Но при таких более чем скромных размерах его ВВП больше, чем у Казахстана, Венгрии или Украины.

При прошлом эмире Катара — Хамаде бин Халифа Аль Тани началась активная политика по продвижению эмирата на международной арене, которая продолжилась и при нынешнем главе государства — Тамиме бин Хамаде Аль Тани. Было запущено телевещание «Аль-Джазиры» (многих поначалу удивляло — зачем столь крохотной стране такая гигантская телекомпания?), Катар добился права провести Чемпионат мира по футболу-2022, на форум в его столице — Дохе ежегодно собираются мировые знаменитости. В стране проходит множество соревнований, глобальных мероприятий и так далее.

Расширяется мировая эконмическая экспансия Катара. Его суверенный инвестиционный фонд активно покупает активы крупнейших западных компаний, таких как «Баркайз», «Сен-Жермен», «Фольксваген» и т.д. «Катар Эйрвейз» — одна из ведущих мировых авиакомпаний.

Не отстает от экономического продвижения и политическое. Катар играл важную роль в свержении режима Каддафи в Ливии, а сегодня он один из основных игроков в Сирии, где поддерживает, в том числе, оружием, оппозиционные силы, не исключая и радикальной «Ан-Нусры», связанной с «Аль-Каидой». Не стоит забывать, что на территории Катара находится крупнейшая военная база США на Ближнем Востоке — Аль-Удейд.

Правящий эмир, хоть и получил первоклассное образование в Англии, тем не менее, большой традиционалист. У него три жены и сохранение консервативных исламских ценностей в стране и в арабском мире, он полагает свой первейшей задачей. Его покровительство наиболее рьяных защитников мусульманского образа жизни давно уже вызывало опасения у коллег-монархов, которые вовсе не горели желанием видеть возле себя экстремистов из ИГИЛ (запрещенного в России). Если Катару внутренние потрясения не угрожают, то в Бахрейне, да и в Саудовской Аравии внутренняя ситуация такова, что они заинтересованы в поддержании стабильности самыми жесткими мерами, и для них любое заигрывание с радикалами — неприемлемо (хотя тех же саудитов обвиняют в схожих прегрешениях).

Для большинства публики, не следящей внимательно за перипетиями арабской политики, нынешнее обострение обстановки кажется внезапным. Однако ему предшествовала длительная история. Еще в 2014 году большинство стран из числа тех, что порвали дипломатические отношения, уже отзывали своих послов из Дохи по тем же основаниям – поддержка террористов. Тогда кризис удалось благополучно разрешить. В том же 2014 британская газета «Санди телеграф» запустила двухмесячную кампанию «Покончить с финансированием терроризма», направленную против властей Катара. А накануне нынешнего обострения в государственных СМИ Катара появились сообщения, в которых эмир критиковал Саудовскую Аравию и выражал поддержку Ирану. Правда, власти Катара поспешили объявить о провокации хакеров, но осадок от всей этой истории с фейковыми новостями остался.

Нынешний демарш арабских стран — сильнейший щелчок по носу амбициям Катара. Он остался в регионе в фактической изоляции. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон вяло призвал арабские страны сохранять единство. Россия устами Лаврова поспешила сказать о своем невмешательстве.

Для РФ значение Катара достаточно велико. Во-первых, две страны — крупнейшие поставщики природного газа на мировой рынок. Это обуславливает необходимость координации между ними ценовой и маркетинговой стратегии. Также и в нефтяной сфере Катар — партнер Москвы. Во-вторых, Катар, традиционно поддерживающий исламистов, нужен Москве, для того, чтобы отслеживать перемещения и активность боевиков и террористов — выходцев с территории РФ. Достаточно вспомнить 2004 год, когда в Катаре был убит, скрывавшийся там, Зелимхан Яндарбиев. Это вызвало серьезный кризис в отношениях России и Дохи, который, впрочем, удалось довольно быстро урегулировать. В-третьих, сегодня Катар необходим Москве, как сторона процесса сирийского урегулирования. Обладая большим влиянием на боевиков-радикалов, он может либо торпедировать мирный процесс, либо ему способствовать.

Первые сообщения о разрыве дипотношений вызвали как незначительный рост цен на нефть (на 1,4%), так и обвал фондового рынка Катара на 8%. Можно сказать, что последствия будут значительны для экономики эмирата, но не для мирового рынка. Катар занимает относительно скромное место в нефтедобыче в глобальном масштабе, чтобы цены «черное золото» были бы подвержены из-за него заметной флуктуации. Кроме того, речь не идет об экономических санкциях против Катара. Для России лучше всего держаться в стороне, поскольку ситуация на Ближнем Востоке меняется очень быстро и постоянно, и занимать чью-то сторону, было бы неблагоразумно. К некоторым плюсам можно отнести пусть и еле заметный, но рост цен на нефть, и ослабление позиций Катара в сирийском конфликте. Но в долгосрочной перспективе это нивелируется множеством других факторов.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200813 Максим Артемьев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter