Всего новостей: 2550275, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Тологонов Фархад в отраслях: Легпромвсе
Тологонов Фархад в отраслях: Легпромвсе
Киргизия. Казахстан. РФ > Легпром > kg.akipress.org, 12 октября 2015 > № 1516149 Фархад Тологонов

Интеграция в ЕАЭС в какой-то степени смягчила кризис в легкой промышленности, - «Легпром»

Кризис в легкой промышленности не связан с интеграцией в Евразийский экономический союз, наоборот, вхождение в какой-то степени смягчило кризис. Об этом в интервью Tazabek рассказал глава Ассоциации предприятий легкой промышленности Кыргызской Республики «Легпром» Фархад Тологонов.

- Каким образом интеграция в Евразийский экономический союз и изменения, которые за этим последовали, отразились на деятельности текстильной и швейной промышленности? Что изменилось?

- Сейчас очень тяжело дать какой-либо показатель, потому что мы только вошли в экономическое объединение. Есть проблема, касающаяся перевозчиков. Они могут устанавливать свои цены, ссылаясь на интеграцию в Таможенный союз. Повысились цены на сырье и фурнитуру. Но в то же время перед нами открылись хорошие перспективы. Во-первых, это новые рынки. Во-вторых, убрали таможенные посты на границе. Благодаря этому сократилось время поставок и мы не теряем время на таможенное оформление. Помимо этого наши перевозчики снизили цену на поставки в Россию и Казахстан. Если раньше мы платили по 60 рублей за килограмм, то на сегодняшний день стоимость их услуг составляет 30 рублей. На мой взгляд, это большие плюсы. В-третьих, мы надеемся, что после вступления в Евразийский экономический союз с модернизацией постов на границах проблема контрафактной продукции не будет такой актуальной. Снизятся объемы контрафактной продукции из Китая, поскольку модернизация подразумевает установку камер, нового оборудования по сканированию. В-четвертых, это большая заинтересованность со стороны казахских и российских оптовых покупателей в приобретении нашей продукции. Насколько я знаю, возрос интерес сотрудничества партнеров из России, есть информация, что сейчас ищут площадку для строительства швейных предприятий в нашей стране.

- Ранее говорилось, что в связи с мировым экономическим кризисом, непосредственно кризисом в России, российская сторона стала меньше импортировать нашей швейной продукции, снизился спрос на товары нашего производства. Так ли это?

- Кризис в сфере нашего производства связан с падением курса рубля, введением санкций против России. Более 90% экспорта нашей продукции направляется в Казахстан и Россию... Поэтому пока рубль будет держаться на данном курсе, то и кризис у нас тоже будет продолжаться. Многих предпринимателей сбили с толку колебания на валютном рынке. На сегодняшний день актуально пересмотреть контракты и работать по-новому. У нас государство создало все необходимые условия, мы работаем по патенту, у нас дешевле электроэнергия и рабочая сила. Это помогает нам конкурировать на рынке.

- Кто является нашими основными конкурентами? Чьи товары в условиях кризиса выгоднее покупать странам ЕАЭС, в том числе и России? В чем заключается преимущество?

- Как сказал наш президент на одном из выступлений: «Кыргызстан станет швейной машинкой стран ЕАЭС». На сегодняшний день мы стараемся быть этом машинкой. Безусловно, шьют и в Казахстане, и в России, и в Белоруссии. В Армении стараются поднять легкую промышленность. Кроме нас есть еще Китай, Индия, Бангладеш, Вьетнам. С ними очень тяжело конкурировать. Но, в то же время мы заняли свою нишу на российском рынке, у нас есть свои покупатели.

ЕАЭС — огромный рынок, где живет 200 миллионов населения. Сейчас главное — эти рынки удержать. Например, нам очень тяжело конкурировать с Белоруссией, так как там более 70% предприятий — государственные. В Кыргызстане же госпредприятий по легкой промышленности нет, все предприятия частные. В России и Казахстане кризис также сказывается на легкой промышленности.

- Не отходя от темы готовой одежды. Каким образом формируется стоимость той или иной швейной продукции. Например, сколько средств тратится на ткань, фурнитуру, работу?

- Это вопрос для действующих предприятий, они располагают расчетами и могут более конкретно ответить. Однако, могу сказать, что той маржи, которая была раньше, нет. Заказчики стали более требовательными. Они хотят за минимальную цену получить максимальное качество. Это говорит о том, что выживать будут те компании, которые будут предоставлять наиболее качественную продукцию по минимальной цене.

- Сейчас ведется программа по развитию торговли в Кыргызстане, рассчитанная на 2013-2016 годы. Данная программа позволит улучшить экспорт швейной и текстильной промышленности?

- В течение некоторого времени была разработана данная Стратегия развития экспорта. Затем наше государство интегрировало в ЕАЭС, теперь неминуемы изменения согласно условиям вхождения ТС и резонно возникает вопрос о необходимости данного документа.

- Есть ли другие причины снижения экспорта швейной продукции помимо мирового экономического кризиса и интеграции в ЕАЭС?

- В первую очередь, это нехватка квалифицированных кадров. Данная проблема ощущается почти на всех предприятиях. Во-вторых, проблема модернизации оборудования, необходимо выходить на новый уровень, обновлять и совершенствовать материально-техническую базу, обеспечить достойные условия труда для работников и т.д. Также необходимо подумать о кооперировании предприятий, «швейники» привыкли работать поодиночке. Нам необходимо отойти от данной практики и вместе двигаться к мировым стандартам. Сейчас очень много мелких предприятий, которым выгоднее работать вместе для реализации крупных и перспективных международных заказов.

- В данный момент есть ли швейные компании, которые являются тепловозом, вывозящим швейную продукцию на рынок стран ЕАЭС? Основные компании, которые играют весомую роль в экспорте швейной продукции?

- Сейчас трудно и некорректно выделить какую-либо компанию. Есть предприятия, которые раскрутили свою торговую марку, свой торговый знак и продвигают именно свою продукцию. Многие члены нашей ассоциации выходят на российские торговые сети и заключают с ними контракты, скоро в крупных торговых центрах наряду с мировыми брендами будут стоять бутики с маркой «Сделано в Кыргызстане».

- Не получается ли тогда, что такие компании скорее работают на свое имя и для своей выгоды нежели на развитие целой отрасли легкой промышленности?

- Рынок сам диктует, в каком направлении нужно двигаться. Если такие компании будут развиваться, то и легкая промышленность будет развиваться вместе с ними. Они служат эталоном успешного развития и стимулируют остальных.

- Какой основной пробел в текстильной и швейной промышленности, который не дает активно развиваться, улучшать экспорт, улучшать продукцию? Данная проблема также связана с нехваткой кадров?

- Во-первых, конечно, нехватка кадров. Во-вторых, ткань приходит с большим опозданием. Рынок «Мадина», конечно, большой, но хотелось бы, чтобы ассортимент был значительно шире и выбор больше. Также большой вопрос — вывод некоторых предприятий из тени. Государство пока не делает никаких шагов в этом направлении и вся нагрузка ложится на плечи тех предприятий, которые работают «по белому». В этом случае государству необходимо оставить в покое «белые» предприятия и серьезно заняться теми, которые работают в тени и не платят налогов за свою деятельность.

- Одна из проблем легкой промышленности заключает в том, что у нас есть сырье для производства ткани, но нет самой ткани. Материал в нашей стране не производится и нам приходится его завозить из других стран. Решается ли данный вопрос или пока нет вариантов развития этого направления?

- В Кыргызстан приезжают инвесторы, присматриваются, но пока нет никакой конкретики. Приезжали инвесторы из Китая, Кореи, Турции, проводили расчеты строительства текстильных компаний, но еще не было сделано значительных шагов в этом направлении. Вся переработка советских времен уже встала, не действует, поэтому очень тяжело все это реанимировать. Также сложность по восстановлению заключается в том, что мы расположены рядом с Китаем, соседом, который располагает огромным выбором. Китай может выдать продукцию огромным объемом, на любой вкус и по различным ценам. Поэтому рядом с таким соседом очень тяжело будет восстанавливать данное направление.

Необходимо хотя бы пересмотреть деятельность относительно переработки хлопка. В год мы имеем более 60 тыс. тонн хлопка и весь этот объем экспортируется в виде сырья. Также мы можем предложить инвесторам шелкопрядство. В советское время данный вид промышленности был очень развит и популярен.

- Насколько было бы выгоднее Кыргызстану производить ткань самому? В каких процентах, суммах это бы выражалось?

- Те компании, которые производят ткань, менее конкурентоспособны по сравнению с китайским рынком. Китайский рынок все поглотит. К примеру, мы построим одну фабрику и будем выпускать одно наименование ткани, в Китае таких будет 10-20 и по более низкой цене, так как в Поднебесной более дешевая рабочая сила.

- Вы говорили насчет того, что есть партнеры, инвесторы. Планируется ли привлечение новых партнеров и инвесторов для развития легкой промышленности?

- Наша ассоциация постоянно работает с Агентством по привлечению инвестиций в Министерстве экономики. Также хорошо сотрудничаем с «Центром единого окна в сфере внешней торговли» при Министерстве экономики. Данный центр помогает в отношении привлечения инвестиций, постоянно связывается с Россией и дает заказы для предприятий. Если бы были такие организации, то дело продвигалось бы намного проще. Однако, множество проблем начнется зимой. Начнут отключать свет на предприятиях. В этом отношении необходимо поставить мораторий — не выключать свет, не повышать тарифы на электроэнергию для производителей.

- В связи с повышением тарифов, ростом курса доллара выросли ли затраты на производство? Насколько?

- В цифрах я сказать не могу сейчас, но могу сказать, что изменение курса доллара связано с повышением цен на фурнитуру. Я заметил одну тенденцию — в основном хорошо работают те компании, которые шьют дешевую одежду. Те же, которые шьют более дорогую и качественную одежду, сталкиваются с рядом проблем.

- Получается, что такая ситуация связана именно с покупательской способностью?

- Видимо, сейчас в России спрос на дешевую одежду. В условиях кризиса, люди затягивают пояса потуже, им нужна более дешевая продукция.

- После интеграции Кыргызстана в ЕАЭС мы должны работать уже по другим стандартам и другим регламентам. Как быть с этим?

- До момента вхождения в Таможенный Союз наши предприятия уже работали по стандартам ЕАЭС.

- Значит ли это, что в отношении модернизации деятельности швейников и текстильщиков не предвидится никаких изменений относительно новых требований?

- Изменений нет. Единственное, хотелось бы чтобы наши лаборатории заработали в Кыргызстандарте, их модернизировали, получили новое оборудование и аккредитацию. Так как вопрос с лабораториями в данный момент представляет некоторую проблему. Нам приходится получать сертификаты в Казахстане, в России.

- Кыргызстан свои сертификаты не выдает?

- Лаборатории на данные момент не аккредитованы, их нет в списках. Есть специальный центр аккредитаций, который выдвигает определенные требования лабораториям. Если лаборатории этих требований придерживаются, то они заносятся в реестр. Следовательно сертификаты этих лабораторий признаются везде. По России и Казахстану таких лабораторий много, в Кыргызстане их пока нет. Есть государственная лаборатория, но она располагает слишком старым оборудованием. Какие-то виды испытаний у нас проводят, но этого недостаточно. Насколько я знаю, после вхождения в ЕАЭС были выделены определенные средства на модернизацию лаборатории. Поэтому мы сейчас ожидаем изменений.

- Все-таки, относительно сертификатов, много ли в наше стране предприятий, которые получают полноценные сертификаты? И что происходит с продукцией, которая не получила сертификат?

- Этого я сказать не могу. Такой информацией располагает Кыргызстандарт, а также торгово-промышленная палата, которая выдает данные сертификаты. В отношении утилизации несертифицированной продукции, установленных законодательством норм нет, поэтому решение данной проблемы ложится на плечи самих производителей.

- Какие прогнозы сейчас делаются в отношении развития легкой промышленности? Какие есть цели и задачи?

- Я думаю нам нужно сохранить патентную систему налогообложения, потому что мы сейчас — единственные, кто работает по патенту. В России и Казахстане не могут внедрить такую систему. Однако, патент стараются убрать, это значит, что мы опять уйдет в 90-е годы, все снова начнут работать в тени.

Также, я думаю, что ситуация изменится, когда будут отменены санкции против России. Тяжело было работать в начале года. Сейчас, когда курс рубля растет, наша промышленность «поднимается». Люди привыкают к новому курсу, заключают новые контракты, пересматривают старые. То есть мы начинаем работать на увеличение.

Киргизия. Казахстан. РФ > Легпром > kg.akipress.org, 12 октября 2015 > № 1516149 Фархад Тологонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter