Всего новостей: 2552765, выбрано 2 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Калиев Айбек в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыЭлектроэнергетикавсе
Калиев Айбек в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыЭлектроэнергетикавсе
Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 13 октября 2015 > № 1516150 Айбек Калиев

Замминистра А.Калиев о строительстве ТЭС и ЖД Балыкчы—Кара-Кече: Это огромный национальный мегапроект

Заместитель министра энергетики и промышленности Айбек Калиев в интервью Tazabek рассказал о комплексном проекте строительства тепловой электростанции и железной дороги Балыкчы—Кара-Кече, а также о ходе реализации крупных инвестиционных проектов.

- Правительство 23 сентября 2015 года образовало межведомственную конкурсную комиссию по проведению конкурса на право пользования недрами с целью разработки и комплексного освоения месторождения бурого угля Кара-Кече. На сегодня каковы итоги работы комиссии?

- В настоящее время в соответствии с образованной межведомственной рабочей группой мы работаем над условиями и порядком проведения конкурса на право комплексного пользования недрами для комплексной разработки буроугольного месторождения Кара-Кече. В целом разработка состоит из трех этапов: разработка месторождения, на сегодня там добывается порядка 1 млн тонн, но добывается консорциумом, то есть несколькими компаниями. Мы ставим задачу, чтобы это была одна серьезная компания, не исключая частные компании. Одна серьезная компания, которая могла добывать в год от 3 до 5 млн тонн угля. То есть это потребность ТЭЦ Бишкека — 1 млн тонн, после модернизации этот объем будет увеличен еще на 1 млн тонн, в этом году 500 тыс., это 1,5 млн будет. Потом второй этап — это строительство ТЭС на Кара-Кече, ее потребность порядка 2 млн и только на нужды энергетики будем брать 3-3,5 млн тонн угля. При этом обязательства по обеспечению населения, а также социальных объектов никто не исключает, то есть это школы, больницы и т.д. Мы ставим задачу, чтобы эта компания на первом этапе разрабатывала 3 млн, а в дальнейшем довела до 5 млн тонн в год. Всего запасы превышают 400 млн, это разработка открытым и закрытым подземным способами.

Комплексное освоение заключается в разработке месторождения, в строительстве ТЭС и ЖД, чтобы мы могли транспортировать уголь от месторождения до города Бишкек. Чтобы это было реально, мы должны построить железную дорогу Кара-Кече—Кочкор—Балыкчы. Вот этот участок 185 км. Поэтому будет комплексный проект.

По маршруту я могу чуть-чуть соврать. Я знаю, что он проходит через перевал Кызарт. Мы должны конкретно определиться, когда будем осваивать Кара-Кечинское месторождение. Мы еще не знаем, где будет построена ТЭС, она может быть тут построена или может вот тут. Это проект покажет, ТЭО покажет. Поэтому где-то ориентировочно я знаю через перевал Кызарт идет, где-то к Кочкорке, а здесь пройдет вдоль существующей автодороги.

Точной карты нет и я не могу нарисовать, это проект покажет.

- Критерии определения победителей выработали?

- Мы сейчас над этим как раз работаем. Это наше домашнее задание, вчера сидели, работали. Основные критерии, которые закладываем в конкурс: могут допускаться юридические и физические лица, то есть в соответствии с законодательством КР. Эти компании должны иметь опыт работы в области разработки месторождений, в строительстве тепловых станций или железной дороги, они должны иметь собственные средства либо иметь возможность привлечь дополнительное финансирование. Мы отмечаем, что проект чисто инвестиционный, проект без госгарантий. Мы пишем в условиях, что компания должна иметь средства, возможности и другое для для разработки буроугольного месторождения, строительства ТЭС, железной дороги Балыкчы—Кочкор—Кара-Кече для реализации проекта в виде прямых инвестиций, то есть госгарантий не будет. Кыргызская сторона будет выступать со своим месторождением, вкладом, а инвестор должен зайти с финансированием. На основе этого, наверное, будет создано совместное предприятие, не знаю, в виде акционерного общества или другого, форма будет в дальнейшем еще обсуждаться, когда будет подписываться инвестсоглашение. Мы сейчас работаем над драфтом документа, то, что мы вчера делали, как раз до вечера.

- Стоимость проекта во сколько оценивается?

- Стоимость железной дороги составляет предварительно 970 млн долларов, ТЭС — где-то 1-1,2 млрд долларов, сама разработка до 100 млн — это 2,3 млрд долларов. Это огромный национальный мегапроект. Мы упорядочиваем саму разработку угольного месторождения, как оно будет, с новыми технологиями будем добывать, там будет очень большой коэффициент вскрышных работ. Второе, мы будем строить ТЭС, где разработав, на месте же можно его сжигать, при этом уделяем особое внимание вопросам экологии, потому что само угольное месторождение находится на высоких отметках 2,5-3 тыс. метров над уровнем моря. Чтобы не было влияния на таяние ледников, мы ставим очень жесткие критерии: использование международных стандартов, то есть европейские, американские стандарты, где в центре города может стоять ТЭС и из трубы выходит просто пар. Мы тоже ставим такие критерии, чтобы свести к нулю выбросы СО2. Ну и железная дорога, это все будет иметь мультипликативный эффект, потому что в дальнейшем будет строительство железной дороги в Китай. Когда мы построим ТЭС, из этой же золы можно будет уже в дальнейшем, это уже в следующем проектировании ее перерабатывать как минеральное удобрение, цемент, можно развивать тепличное хозяйство — такие мультипликативные эффекты. Сейчас мы должны реализовать этот проект, он нам обеспечит энергетическую безопасность, рост ВВП и т.д. И в дальнейшем мы обеспечим рабочими местами, то есть старые города мы будем восстанавливать, будут востребованы новые инженеры, новые люди, то есть уже будет работать местное население. Мы вчера встречались с председателем райкенеша, айыл окмоту. Мы сказали, чтобы они и населению правильно доносили, потому что туда не поедут работать люди из Бишкека. На этой станции, на железной дороге будет работать местное население так же, как и на Токтогульской ГЭС или в Караколе.

- То есть людей из других городов вообще не будут брать на работу?

- Нет, я не говорю об этом. Просто, наверное, из удобства люди сами будут возвращаться домой, то есть эмиграции не будет. Сейчас люди из-за безработицы уезжают в Россию или куда-то еще. Но дети, внуки — они могут получать образование в Бишкеке и возвращаться к себе домой, где будет стабильная работа, стабильная зарплата.

- Есть какие-то компании, которые интересуются этим проектом?

- Были компании... но именно под такое комплексное освоение еще предложений нет. Мы должны в кратчайшие сроки завершить условия и порядок проведения конкурса. После этого мы передадим документы конкурсной комиссии. После того, как они утвердят, они будут размещать объявление. После поступления предложений будет составляться короткий список, будет дан определенный период времени, в течение которого они должны разработать свои финансово-экономические предложения. На основе этого мы определим.

Я, это мое личное мнение, я понимаю, что тяжело найти компанию, которая занимается одновременно тремя разными вещами: разработкой, строительством тепловой станции и строительством ЖД. Это три разных спектра, и, возможно, мы допускаем, что это будет какой-то серьезный консорциум, во главе будет стоять одна компания, которая будет строить ТЭС или ЖД, а консорциум-партнер будет строить один из этих проектов. Мировая практика допускает такие вещи, везде такое применяется, у нас тоже применялись ранее такие механизмы, так что мы ожидаем такой вариант. Это очень важный проект, с которым мы должны буквально в этом году определиться. Мы стараемся, чтобы в этом году определили и уже со следующего года начали строительство. Мы будем оказывать содействие в предоставлении земельных участков, в проведении в ускоренном порядке государственной (экологической, технической) экспертизы, разного рода экспертиз. Поэтому сейчас усиленно работает целая команда — это геологи, энергетики, экономисты, угольщики, транспортники.

- То есть вы планируете провести конкурс в этом году? До конца года?

- Да, мы должны сейчас завершить разработку условий. После того, как завершим условия, наверное, в течение следующей недели, мы передадим условия конкурсной комиссии. Мы работаем как рабочая группа. Конкурсная комиссия во главе с вице-премьер-министром, в которую входят министры, должна посмотреть, одобрить. Если они одобрят, то они назначают дату и объявляют тендер. Мы готовим документы: запрос предложений, краткая информация, общие сведения, запасы, сведения по строительству ТЭС, по строительству ЖД и требования к участниками.

- А есть вероятность, что конкурс может не состояться, потому что проект, я вот вижу, очень дорогостоящий?

- Есть такие риски. Но без ЖД мы не можем разрабатывать, мы тогда сами можем оказаться заложниками своей ситуации — ТЭС ориентирована на кара-кечинский уголь, мы должны эти вопросы рано или поздно решать.

- То есть ТЭС будет расположена примерно вы сказали вот здесь...

- Где-то в Арале, от Кара-Кече где-то в радиусе 20-30 км, вот в этом радиусе.

- В недавнем интервью по КАГЭС-1 вы сказали, что кыргызская сторона приняла решение что выгоден вариант мощностью 1860 мегаватт и высотой 256 метров. Вы сказали, что российская сторона ссылается на вопрос самоокупаемости проекта. Можете поподробнее про этот момент рассказать? На каком варианте они настаивают?

- Наши коллеги ни на каком варианте не настаивают. Я вам могу открыто сказать, что из двух вариантов первый вариант самый лучший. По экономике, конечно, он на $1 млрд дороже, но по коэффициенту, по использованию самого водохранилища, по работе энергооборудования первый вариант — самый лучший вариант. Это наглядно видно. Любой разумный человек, посмотрев эти две таблицы, может сказать: «Давай я где-то переплачу, но я быстрее деньги отобью. Я быстрее эти деньги верну». Я это связываю с тем, что в соглашении мы четко оговорили, что деньги должны быть на условиях 2,5%. Сегодня в мире таких денег нет. Знаете, что испытывает мировое сообщество: глобальный кризис и т.д. Мне кажется, это просто как бы повод еще что-то оттянуть.

- То есть российская сторона затягивает проект, реализацию проекта?

- Можем сказать, я не хочу плохо говорить, но фактически так получается.

- То есть российская сторона не предлагает свой вариант, но и не соглашается с вашим предложением?

- Российская сторона еще не выразила мнение.

- По ТЭО?

- Да.

- Оно еще не утверждено?

- Да.

- Но она не соглашается с вашим предложением?

- Они не говорят: «Мы согласны или не согласны».

- Просто 20 сентября уже три года прошло, как РФ и КР договорились по КАГЭС-1 и по Верхненарынскому каскаду ГЭС. По ВНК ГЭС кое-что делается, а по КАГЭС-1 все стоит.

- Это мегапроект, это очень затратный проект.

- А может ли играть роль в затягивании реализации проекта КАГЭС-1 несогласие РУз? Недавно Министерство иностранных дел Узбекистана в ООН выражало несогласие со строительством крупных ГЭС в регионе.

- Свое мнение высказывать никому не запрещено, хочет — выражает. Узбекские коллеги всегда выступали против строительства. Я хочу другое сказать, что в 2012 году после подписания этих соглашений по инициативе казахской стороны была образована четырехсторонняя рабочая группа на уровне вице-премьер-министров и наши соседи, кстати, согласились и образовали подэкспертную группу на уровне заместителей министров. От КР я эту рабочую группу возглавлял. Кстати, ее еще до сих пор никто не отменял и, к большому сожалению, мы 4 или 5 раз собирались, чтобы обсудить условия, как мы будем разрабатывать ТЭО и другие вопросы. Узбекская сторона ни разу не участвовала в заседаниях группы.

- По ВНКГЭС недавно премьер на заседании правительства говорил, что кыргызская сторона ждет 12 млрд рублей на строительство каскада, потому что вы уже, как я поняла, выделили требуемую площадь земель.

- Да, мы очень плотно поработали в августе, сентябре, буквально жили в Нарынской области. Мы очень хорошо поработали и завершили 3-й и 4-й этапы земельных участков. Итого передали порядка 1800 га земель, ближе к 2000. Со дня на день должно выйти постановление правительства и мы официально российскую сторону уведомим об этом. Кыргызская сторона тем самым готова провести формирование уставного капитала ЗАО «Верхненарынски каскад ГЭС». Как мы должны формировать? Кыргызская сторона формирует уставной капитал земельными участками и другими материальными и нематериальными активами, а российская сторона должна вложить 50% от стоимости ТЭО. $727 млн — это было 24 млрд рублей, поэтому 12 млрд рублей — это были как раз те средства для формирования уставного капитала. Как только мы проведем оценку и внесем земельные участки, российская сторона также должна пополнить уставной капитал 50% для того, чтобы быстрее строить. Фактически мы можем сказать, что мы завершили выполнение своих обязательств.

Сегодня уже не будет никаких претензий, что кыргызская сторона не отвела земли.

- Если все будет благополучно, российская сторона выделит свое финансирование, первый гидроагрегат начнется...

- Они должны уже перекрываться в ноябре.

- В ноябре, да?

- Да, в ноябре должны перекрываться. При этом президент Алмазбек Шаршенович ставил задачу перед бывшим уже руководством «РусГидро» и перед всеми нами, что в 2016 году агрегат должен быть запущен.

- Это Акбулунская ГЭС, да?

- Нет, Нарынская ГЭС-1. Акбулунская ГЭС — самая крупная, она вторым этапом пойдет.

- Первая — это все-таки Нарынская ГЭС-1?

- Да, Нарынская ГЭС-1.

- Когда закончится реконструкция ТЭЦ Бишкека, она перейдет на местный уголь. Она будет сжигать 1-1,5 млн тонн только местного угля. На сегодня достаточно освоено месторождений, чтобы бишкекская ТЭЦ полностью перешла на местный уголь?

- Мы сегодня это физически не сможем сделать. Потому что котлы, которые были спроектированы 50 лет назад, были спроектированы под казахстанский уголь. Сегодня переделывать котлы — это не реконструкция, это модернизация, которая будет стоить значительные финансовые средства. В этом случае нам не надо менять в старом котле горилки, нам лучше тогда просто убрать и новые построить. Это лучше будет. Поэтому мы сейчас казахстанский уголь сжигаем в котлах, которые спроектированы были под него. А другие... мы реконструкцию начинаем, модернизацию, вы, наверное, знаете, что мы уже полностью завершили работу по демонтажу старого оборудования, даже с опережением графика это сделали. В конце месяца - начале следующего месяца начнутся работы по строительству новой ТЭЦ, буквально новое строительство. Новые котлы будут полностью адаптированы под кара-кечинский уголь, под местный уголь.

- 18 сентября в правительстве сообщали, что будет запущена госкорпорация «Сары-Джаз». Чем это предприятие будет заниматься, какие вопросы решать?

- Знаете, я вот в этих совещаниях не участвовал. Это, насколько я понимаю, горноэнергетический кластер. Она должна заниматься работами по геологии, там очень большие залежи вольфрама, олова, золота. Это все должно комплексно укомплектовать и разрабатывать: там уже вырабатывать электроэнергию и добывать вот эти минеральные ресурсы. Здесь ФГИ больше расскажет, потому что они возглавляют, мы выпали из этого процесса.

- Помните, несколько лет назад говорилось о проекте строительства каскада на реке Сары-Джаз. Как на сегодня идет этот проект?

- Пока никак.

- То есть никто не интересуется?

- Вы знаете, там есть интерес, китайская сторона выражает большой интерес к данному проекту. Но там очень большое месторождение полезных ископаемых. Мы должны отработать: ради получения станции затопить полезные ископаемые или... — вот эти вещи должны урегулировать комплексно.

- То есть, чтобы построить каскад, там надо...

- Затапливать земли.

- А там находятся эти полезные ископаемые?

- Да, там полезные ископаемые, поэтому вопрос затягивается.

- То есть, я так понимаю, правительство решило сконцентрироваться на разработке полезных ископаемых, да, раз создали эту корпорацию?

- Наверное, да. Там очень большие запасы олова, вольфрама, где-то россыпное золото, еще другие вещи. Когда вот так стоит и вода будет наполняться, это все под водой останется.

- По Суусамыр-Кокомеренскому каскаду ГЭС компания «Синогидро» интересовалась проектом, а потом вот сообщили, что компания приостановила действия по предТЭО на неопределенный срок.

- Они сейчас возобновили свою работу. Они совместно с ОАО «Электрические станции» ведут переговоры, как это можно все сделать. Но, сегодня еще таких четких контуров нет, на каких условиях, какая станция и т.д. Когда у нас будет более четкое видение, мы уже можем говорить о строительстве. Вообще эта станция нужна, там каскадная станция из 4 станций — это хорошие объекты. Если будут прямые инвесторы, мы готовы рассматривать варианты даже государственно-частного партнерства, создания совместного предприятия. Мы готовы войти со своими ресурсами, чтобы реализовать эти проекты. То есть ни для кого сейчас не секрет, что развитие экономики зависит от развития энергетики. Чем больше мы будем вводить дополнительных мощностей, тем больше будет расти экономика, тем более в условиях вхождения в большой рынок. То есть мы тоже можем сосредоточить усилия, чтобы у нас активно развивалась промышленность.

- Почему китайская сторона приостанавливала работы по предТЭО?

- Не знаю.

- Вы сказали, что возобновили. Когда возобновили?

- Буквально недавно. Месяца 3-4 назад.

- А вот по Куланакскому и Казарманскому каскаду ГЭС у них какие перспективы? Есть компании, интересующиеся ими?

- Мы предлагаем и турецким бизнесменам, и арабским бизнесменам. Мы предлагали нескольким бизнесменам. Обычно есть хорошая практика, когда мы несколько предложений делаем, допустим, 5-6 компаний, одна из них, грубо говоря, выстреливает. У нас очень много проектов, мы несколько предложений давали по линии Исламского банка развития, Азиатского банка и они поддерживаются. Надеемся, что по этому проекту в ближайшее время определится конкретный участник, потому что Куланакский — очень хороший объект, тем более, там рядом есть инфраструктура. Самый хороший момент, что вот эти станции недалеко расположены от линии Датка—Кемин и есть возможность врезки в эту большую линию, дополнительно присоединить, там не такое большое расстояние и влиться в линию Датка—Кемин, которая может обеспечивать даже экспорт электроэнергии для внутренних потребителей.

- Реконструкция Ат-Башинской ГЭС началась?

- Мы завершили бумажные работы. На самом деле есть неотъемлемая часть — это подготовка документов, консультантов, что, честно говоря, занимает длительное время, потому что есть процедуры закупок. Консультанта мы не знаем, кто это будет. Это надо посредством закупок... все международные проекты проводятся по процедурам той организации, которая нас финансирует. На сегодняшний день мы практически решили все вопросы, заключаем контракты, до конца недели будут заключены контракты и уже начнется физическая работа.

- То есть на следующей неделе начнется физическая работа?

- Ну как физическая работа — это уже проектирование, моделирование, и уже после того, как спроектируют, мы уже будем заказывать оборудование. На месте это все будет делаться. Уже началась, там были некоторые вопросы, мы их урегулировали и сняли.

- Что за вопросы?

- Касательно освобождения от налогов. Мы сейчас эти вопросы урегулировали. Мы нашли оптимальный вариант вместе со швейцарской стороной, которая и нас, и их удовлетворяет, так что сегодня никаких препон нет.

- Консультантом проекта кого выбрали?

- Знаете, консультантом, скорее всего будет швейцарская компания, потому что требование швейцарской стороны, что консультантом должен быть их консультант.

- Возвращаясь к Кара-Кече, самоокупаемость проекта какая?

- Знаете, вот с ЖД эта цифра меняется в сторону увеличения, без ЖД она наоборот снижается. Я сейчас затрудняюсь ответить. Это длинные проекты, длинные объекты и у них нет такого срока окупаемости, как у малой энергетики 8-10 лет. Срок будет 25-30 лет, потому что станция служит 50 лет. Сейчас, когда определится короткий список, компании должны определить свои финансовые предложения ТЭО и другое. Для строительства считаем целесообразно потратить, грубо говоря, $900 млн на ЖД, на освоение — $50 млн, это будет $2 млрд. С учетом тарифов на перевозку, на электроэнергию, с учетом снижения себестоимости угля, так как по-другому по новым технологиям будет, скажут, что срок окупаемости где-то 28 лет. Тогда для себя это более 20 лет точно знаю.

Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 13 октября 2015 > № 1516150 Айбек Калиев


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 7 сентября 2015 > № 1480223 Айбек Калиев

Замминистра энергетики А.Калиев: В этом году импорта электроэнергии зимой не будет

Заместитель министра энергетики КР Айбек Калиев в интервью Tazabek рассказал о реализации перспективных инвестиционных проектов в Кыргызстане. Речь шла о строительстве Камбар-Атинской ГЭС-1, Верхненарынского каскада ГЭС, о реабилитации Токтогульской ГЭС, о безопасной работе ЛЭП Датка—Кемин. Также замминистра затронул в своем интервью вопросы подготовки к осеннее-зимнему периоду и газификации страны.

- Какой вариант высоты плотины и мощности Камбар-Атинской ГЭС-1 предлагает российская сторона?

- На самом деле Камбар-Атинская ГЭС-1 — это очень важный для нас объект с точки зрения увеличения энергетической безопасности, решения вопросов по дополнительной выработке электроэнергии. Мы с нетерпением ждем практической реализации этого проекта. В мае [2014 года], когда я был в Москве, мы утвердили рабочий план, по которому договорились, что 10 июня 2014 года мы определим варианты по технико-экономическому обоснованию Камбар-Атинской ГЭС-1. Заказчиком ТЭО было само ЗАО «Камбар-Атинская ГЭС-1», которое было образовано двумя учредителями. С кыргызской стороны это ОАО «Электрические станции», с российской — ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС».

Канадский консорциумом SNC-Lavalin International и российская компания «Энекс» сделали два варианта разработки ТЭО. Первый вариант подразумевает 1860 мегаватт при высоте плотины 256 метров, второй вариант — 800 мегаватт при высоте 160 метров. Разница составляет почти 85 метров с напором. И в мощности это 1000 мегаватт. В ТЭО, когда мы смотрели параметры, расчеты, наглядно видно, что выгоднее проект при более высокой плотине и при более мощной станции. В этом случае водохранилище эффективнее используется, выработка электроэнергии зимой и летом происходит оптимальнее. Цена вопроса — 1 млрд долларов. То есть, в случае высокой плотины стоимость достигает почти 3 млрд и 2 млрд с вариантом 800 мегаватт. Мы на совещании в правительстве приняли решение, что для нас выгоднее и правильнее будет вариант 1860 мегаватт. Высота плотины — 256 метров. Это утвержденный кыргызской стороной вариант. Российская сторона ссылается на вопрос самоокупаемости проекта.

Самый главный вопрос — это источник финансирования. Предполагалось, что проект будет финансировать либо банк «Внешэкономбанк», либо «ВТБ» [российские банки]. Из-за ситуации с санкциями, по-моему, они сейчас не располагают такими деньгами. Поэтому у нас возникли проблемы с утверждением. С момента утверждения должно начаться финансирование.

- Обозначен ли какой-то период, в течение которого данный вопрос разрешится?

- Ежеквартально мы встречаемся, проводим заседание координационного комитета. Мы имеем постоянную телефонную связь с нашими коллегами, стараемся подстегивать, чтобы процесс шел быстрее.

- Кто с российской стороны несет ответственность?

- Министерство энергетики РФ.

- То есть вопрос с финансированием затягивается?

- Они работают со своими институтами. У них есть пара вариантов. Я пока их озвучивать не буду.

- Насколько может затянуться запуск 1-ой очереди агрегата Верхненарынских ГЭС?

- Сейчас предпринимаются все необходимые меры, чтобы вообще не было передвижки. Мы хорошо проработали с российской стороной вопрос, который решался на уровне министров, президента. Вопрос в части финансирования на текущий год закрыт. Мы провели очень много мероприятий. ЗАО уже в ближайшее время будет осуществлять закупки, объявлять тендеры для подрядных работ для того, чтобы подготовить платформу к перекрытию реки Нарын. Сегодня это невозможно сделать, а только в ноябре-декабре.

Мы сегодня прорабатываем вопрос финансирования на следующий год. Если он будет положительно решен, то мы будем настаивать на том, чтобы к концу года запустили первый агрегат согласно ТЭО. Хочу отметить, что очень много говорилось о проблеме землеоотвода. По ТЭО предполагалось выделение более 2000 га земли. Сегодня, когда уже произвели уточненные расчеты, практически на 1000 га земли на участках будет меньше. Это где-то 2200-2300 га.

- Сколько на данный момент отведено земли?

- 554 га отведено. Буквально на прошлой неделе обладминистрация вынесла решение об отводе земельного участка площадью 1338 га. Мы сейчас работаем над проектом постановления. Мы сейчас должны получить ряд заключений от некоторых государственных органов. В ближайшее время мы передадим 1338 га. Итого это 1836 га.

- А в ближайшее время - это когда? Это займет месяц-два?

- Нет. Это максимум неделя. Я думаю, что до 15-го мы вопрос с землеотводом закроем. Плюс у нас остаются 350 га. Буквально вчера проводил совещание.

- Этой земли хватит для всего строительства?

- Да, для строительства всех 4 станций.

- А почему первоначально 3000 га планировалось? Разница в 1000 га — это же много.

- Это ТЭО. После него всегда производятся проектно-изыскательные работы, когда и реальные цифры выходят.

- Сколько нужно земли для первой ГЭС — Нарын-1?

- Порядка 200 га, но мы уже 554 га на этом участке передали. Те земли, которые мы сейчас отводим, будут нужны для строительства через 2-3 года. Мы это делаем для того, чтобы побыстрее сформировать уставный капитал. Мы свои обязательства выполняем, передавая землю. После этого российская сторона должна произвести 50% вклада.

- Сейчас какие работы произведены? Как выглядит участок для строительства?

- Проведены изыскательские работы, построены вахтовый поселок, пионерная база для того, чтобы обеспечить жильем тех работников, которые будут задействованы. Кроме того, там ведется работа по строительству. Начинается работа бетонного завода по цементному хозяйству, потому что сейчас основная работа будет связана с заливкой бетона.

- Сколько может времени занять строительство первой ГЭС?

- До 2 лет. А вообще здесь идет параллельное строительство. По срокам строительство запланировано приблизительно до 2021 года.

- Как осуществляется финансирование? На данный момент сколько денежных средств поступило и сколько еще планируется в ближайшее время?

- Первый транш уже переведен — 31 млн долларов еще в 2013 году. 28 июля перевели еще 30,7 млн долларов. Это вот на текущий год. Остальные транши будут еще прорабатываться.

- В Жогорку Кенеше много критики звучит в адрес международных организаций по вопросу консультационных услуг в проектах. Сколько вообще средств уходит на данные услуги?

- Порой сумма, которая закладывается на консультационные услуги в проектах, достигает 10 млн долларов. При этом, надо понимать, что консультационные услуги не подразумевают оплату кому-то либо лично. Вот, к примеру, возьмем консультационные услуги по реконструкции Токтогульcкой ГЭС, фаза 2. 2,4 млн долларов выделяются Министерству энергетики для разработки генерального плана электроэнергетики до 2025 года. У нас с советского времени не разрабатываются такие планы. Это огромные программы. Из-за этого у нас существует такая проблема, что потребление растет быстрее, чем генерация.

Если будет такой план, то мы будем знать, как будут развиваться промышленность, сельское хозяйство, транспорт, энергетика и так далее. Кроме того, закладывались компоненты по переоценке активов энергопитаний, есть компонент по разработке ТЭО для Учкурганской ГЭС. Это все называется консультационные услуги. Разработкой ТЭО занимаются международные компании. Это очень дорогое удовольствие. У нас своих денег нет. ТЭО стоит от 1 до 20 млн долларов. Вот на эти вещи мы берем консультационные услуги. Есть консультационные услуги, где закладывается, к примеру, исследование плотины. 40 лет назад мы построили водохранилище, а что там творится на дне? Вот эти вот вещи изучаются.

- Есть ли у нас возможность вырастить у себя на родине специалистов, а не платить большие деньги международным экспертам?

- Это хорошее предложение. У нас существует такой подход, когда мы говорим, что сами можем сделать и не надо кого-то нанимать. Но у нас нет даже института, который бы разработал ТЭО. Нет института, который геодезию сделает. Ближе всего находится казахский и российские институты. Плеяда поколений уже исчерпана. Вы скажите, где у нас сейчас проектные институты? Государству над этим стоит серьезно задуматься. У нас огромный гидроэнергетический потенциал. Мы намерены эти финансовые ресурсы, которые были даны на разработку генерального плана, направить в КНТЦ «Энергия». Пусть они нанимают специалистов, пусть они сами делают. Эти деньги у нас должны остаться. Но при этом мы себе должны тоже отдавать отчет, что мы не можем желаемое за действительное выдавать. Иногда лучше будет опереться на международный опыт, на авторитетное мнение международных организаций.

- Сколько может потребоваться времени для того, чтобы вырастить новое поколение экспертов?

- 5-10 лет. Тут нужно багаж пополнять, опыт.

- В итоге затраты окупятся?

- Я думаю, что да. На сегодняшний день мы хорошо поддерживаем Кыргызгипрозем, КНТЦ «Энергия». В части реализации проектов мы сейчас ставим перед ними задачи. Они должны тоже немного оптимизировать свои расходы, совершенствовать работу. Сегодня можно использовать новые технологии, такие как дроны. Зачем делать исследование в Нарыне, потом приезжать и все переносить на карту, когда можно с собой просто взять laptop.

- Какова сейчас ситуация на Токтогульской ГЭС после ремонта одного агрегата? Как работают агрегаты?

- Сегодня идет активная ремонтная кампания. У энергетиков нет отпусков или выходных. Мы полгода зимуем, то есть с ноября по апрель у нас усиленный режим, когда мы на максимуме работаем. За этот период мы должны полностью обследовать свое хозяйство, все отремонтировать. Если по итогам прошлой зимы были какие-то недостатки, то мы их учитываем. Надеюсь, что эту зиму мы проживем без эксцессов. Мы должны четко понимать, что Токтогульской ГЭС в этом году исполнилось 40 лет. Такие станции служат 40-50 лет. Больше мы с нее выжимать не можем. Мы заложили максимально проектную мощность, это 1200 мегаватт. Мы уже реализуем проект по модернизации Токтогульской ГЭС. Мы должны это в срочном порядке сделать, потому что вся генерация была введена практически в одно время. И не должно случиться так, чтобы это все встало в одно время. Поэтому работы по реконструкции Токтогульской ГЭС уже начаты. Вы знаете, что и на ТЭЦ Бишкека, и на Атбашинской ГЭС ведутся работы.

- А что касается мощности Токтогульской ГЭС?

- На сегодняшний день мощность Токтогульской ГЭС в пределах 90-100 мегаватт. Зимой будет в зависимости от режима, максимум 1200 мегаватт. У нас не так, что 1200 мегаватт круглые сутки. Днем у нас потребление падает, в это время Токтогульская ГЭС может останавливаться. Вечером может быть 300-400 мегаватт.

- Вот сейчас введена в действие линия Датка—Кемин. Как теперь будет работать все?

- Где-то 50% электроэнергии мы берем из Токтогульской ГЭС. Раньше по кольцу брали. Сегодня у нас есть 504 фрунзенская линия, Датка—Кемин и есть кольцо. Мы в этом году по трем линиям будем брать. С вводом Датка—Кемин у нас на Фрунзенской и Токтогулке будет разгруз. Если раньше был постоянный перегруз, то в этом году мы надеемся, что на 30-40% мы снизим нагрузку.

- Есть ли какой-то механизм защиты от перегруза линии Датка—Кемин?

- Конечно. Там установлено современное оборудование. Работает высокоточная автоматика. В случае перегруза оборудование будет автоматически отключаться.

- Есть ли какие-то участки ЛЭП, которые считаются лавиноопасными?

- Очень много таких участков. Трасса Датка—Кемин является одной из самых сложнейших трасс, даже если оценивать в мировом масштабе. Там каждая опора — это индивидуальная опора. Для каждого участка отдельную опору строили и высота таких опор местами доходит до 60 метров, а масса до 80 тонн. Представляете, какая это махина! Фундамент от 3 до 5 метров. Предусматривалось, что в случае ветра, дождя и снегопада все будет нормально функционировать. По итогам зимы будет плановый обход линии.

- Когда будет завершена реабилитация Токтогульской ГЭС?

- Это долгий проект. Он будет длиться 6 лет. Там поочередно будут менять генераторы, трансформаторы. Причем реконструкция не должна мешать прохождению зимы. Из-за этого долго будет. Летом будем останавливать, а зимой опять загружать.

- Какие работы на ТЭЦ Бишкек сегодня уже сделаны? ОЗП не за горами.

- Первоначально проект был разбит на три стадии: 1) надежная работа оставшегося оборудования (это то оборудование, которое сегодня существует и дает мощность 360 мегаватт) 2) демонтаж старого оборудования 3) модернизация. Сегодня первый этап мы уже сделали. По второму этапу у нас работы ведутся с опережением. Мы практически завершили демонтаж котлоагрегатов. Демонтаж турбинного цеха тоже почти завершен. В конце года мы планируем начать работу по модернизации. Мы надеемся, что к концу 2016 года будет стоять первый агрегат, в 2017 году — второй поставят.

- Как происходит финансирование проекта реконструкции ТЭЦ?

- Вопрос решен. По мере поступления заявки «Электрические станции» проплачивают подрядчику. Порядка 100 млн уже израсходовано. Оборудования поступило на 5 млн, на 8 млн трансформаторы. Полностью модернизация будет завершена в 2017 году.

- Каким образом «Газпром» может участвовать в реконструкции и модернизации ТЭЦ-2?

- Мы свое предложение дали. В настоящее время «Газпром» изучает. Наверное, в самое ближайшее время мы получим видение «Газпрома», как это все можно сделать.

- Как происходит газификация новостроек? Какие новостройки будут газифицированы в первую очередь?

- На территории города Бишкек и Чуйской области на первом этапе стоит газификация 22 новостроек. Это вокруг города Бишкек. На сегодняшний день ведется большая работа по проектно-изыскательным работам. Это же не просто прийти и поставить трубу. Надо исследование провести. По некоторым участкам исследование заканчивается. Сейчас ведется газификация трех новостроек: Калыс-Ордо, Келечек, Мыкан.

- Дефицит электроэнергии сейчас составляет 9 млрд сомов. Что вы делаете, чтобы его сократить?

- В этом году мы не будем импортировать электроэнергию в зимний период. Будем за счет собственной выработки обеспечивать население электроэнергией. Также мы ведем колоссальную работу по оптимизации расходов. Мы смотрим, что можно реструктуризировать, проводим закупки более оптимально. В условиях огромного дефицита на широкую ногу тоже жить не получается.

- Можем ли мы вообще отказаться от импорта электроэнергии в дальнейшем?

- Время покажет. Все меняется.

- Как сейчас идет подготовка к ОЗП?

- Идет огромная работа по подготовке к отопительному сезону. По сравнению с прошлым годом на ТЭЦ города Бишкек поставлено в 4,5 раза больше угля: в прошлом году 47 тыс. тонн угля, а в этом — 230 тыс. тонн угля. Ведется работа по модернизации котельных по линии «Жилкоммунсоюза». Постоянно отчитываемся в правительстве.

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 7 сентября 2015 > № 1480223 Айбек Калиев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter