Всего новостей: 2657549, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Байбакпаев Экмат в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Байбакпаев Экмат в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Киргизия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 20 июня 2017 > № 2216432 Экмат Байбакпаев

Будет ли Нацбанк созидателем в экономике?

Экмат Байбакпаев, депутат Жогорку Кенеша КР, экономист

Мы по праву можем гордиться тем, что первыми среди стран СНГ создали рыночную финансовую систему под надзором Национального банка, первыми ввели национальную валюту сом и построили современную банковскую систему. Прошло больше 20 лет, что дальше? Соответствует ли сегодняшним требованиям денежно-кредитная политика Национального банка для экономического развития Кыргызстана? Какой вклад Национальный банк вносит в улучшение жизни наших граждан, в экономическое развитие, в рост потенциала реального сектора экономики?

По моему убеждению, Нацбанк уже долгие годы занимает узкую позицию – «мое дело только инфляция и укрепление сома». Почему наш Нацбанк отвечает только за стабильность цен и валюты? К примеру, в законе о Федеральной резервной системе США установлена норма, что первоочередными целями Федрезерва США является «обеспечение максимальной занятости, стабильных цен и умеренных долгосрочных процентных ставок в экономике США». В законе же о Нацбанке КР прописано, что «целью деятельности Национального банка является достижение и поддержание стабильности цен» и только! Для развития нашей экономики это ничего не дает! Поскольку Нацбанк главный регулятор в экономике, он определяет объем денежной массы от которой зависит жизнь всей страны. Нацбанк управляет кредитом – главным инструментом для управления развитием многоотраслевой производственно-потребительской системы. Нашим гражданам и нашим предприятиям нужны деньги в достаточном объеме для нормального функционирования экономики – для обмена товарами и услугами, для платежей, для накопления. Но как дела у нас на самом деле?

В течение всех лет с 1993 года уровень объема денежной массы в Кыргызстане находится на чрезвычайно низком уровне. По данным Всемирного банка в среднем объем денежной массы (М2Х) в период 1996-2005 гг. составлял всего лишь 15% от ВВП, а в последние 10 лет (2006-2015 гг.) был на уровне в среднем 30% от ВВП.

Во второй половине 90-х наши предприятия, особенно промышленные, остро нуждались в деньгах, но их было крайне мало в экономике. У предприятий были производственные активы, был производственный персонал, им только были нужны деньги для оборотного капитала. Но в то время в необходимом объеме денежная масса в экономике не была обеспечена Нацбанком. С 1996 г. по 2001 г. денежная масса в Кыргызстане была сжата до самого исторического минимума до 11-14% от ВВП. Именно в это период, параллельно с реализацией всем известного проекта PESAC, были уничтожены наши основные промышленные фонды. Не смог встать на ноги наш зарождающийся производственный бизнес. Очень походит на экономическую диверсию.

В последнее время Нацбанк предпринимает некоторые меры по увеличению объемов денег в экономике. В 2016 г. по нашим оценкам денежная масса (М2Х) с учетом иностранной валюты в экономике Кыргызстана достигла 35,8% от ВВП. Но этого все равно недостаточно для устойчивого экономического роста. Фактически сомовая масса в 25% от ВВП в 2016 г., которую может регулировать Нацбанк, обслуживала в основном социальную часть экономики – сумму оплаты труда (зарплата и соцотчисления), составляющую 26-27% от ВВП. А нашим предприятиям достаются только крохи от всех денег для своей деятельности. Но деньги – это кровь экономики! Нет денег – нет движения в экономике, нет экономического роста.

Конечно, сохранение стабильных цен – это важная макроэкономическая цель для Нацбанка. Благая цель, но как это достигается? Очень просто. Наш финансовый регулятор подходит к решению этой проблемы очень уж однобоко. Если цены растут, а в основном в последние годы у нас цены растут из-за роста цен на импорт, Нацбанк, недолго думая, «зажимает» денежную массу, благо, что инструменты у него под рукой. В результате этого ни у предприятий, ни у населения не остается свободных денег, в итоге товары и услуги просто перестают покупаться из-за отсутствия средств обращения и платежа. А, следовательно, цены падают. Ура, рапортует Нацбанк, мы «задушили» инфляцию!

Рано радоваться. Вроде бы справились с инфляцией, но пришли к стагнации в экономике, так как предприятия стали меньше производить товаров и услуг. Так уже не раз было в прошлые годы. Так было и в 2008 г. (см. диаграмму 1) – сжали денежную массу, а в следующие два года рост ВВП резко сократился. Так было и в 2011 г., когда сократили денежную массу, казалось бы, справились с ростом цен, но «добились» отрицательного экономического роста в следующем году. В результате подобной монетарной политики за 20 лет было загублено большинство отечественных производственных предприятий, составляющих основной капитал Кыргызстана. Практически уничтожена большая часть национального богатства.

Почему наш Нацбанк не интересуется успешным международным опытом, а слепо действует по указке внешних теоретиков–монетаристов, от сомнительных методов которых уже отказались многие страны? Исследования показывают, что в странах с денежной массой свыше 70% от ВВП, инфляция не превышает 2-3% в год. Везде же, где нацбанки ведут «непримиримую» борьбу с ростом цен, масса денег значительно меньше 70% от ВВП (см. диаграмму 2). Вывод: значит простого «сжатия» денежной массы совершенно недостаточно для стабильности цен. Стабильные цены можно достичь только производством внутри страны достаточных объемов необходимых товаров, а главным условием для этого являются недорогие кредиты.

Но у нас все не так. В Кыргызстане в борьбе с инфляцией Нацбанк настолько превзошел себя, сокращая объем денег в экономике, что у нас по статистике Всемирного Банка сейчас самые высокие средние процентные ставки по кредитам в мире – 22,2%. Кыргызстан вместе с Бразилией и Аргентиной в тройке мировых «лидеров» по дороговизне кредитных ресурсов. Как известно в рыночной экономике действует закон спроса и предложения. Меньше товаров, значит они дороже. Также, меньше денег в экономике, следовательно, высокие ставки по кредитам. Все это понимают, кроме нашего финансового регулятора.

Для подтверждения предыдущих моих слов, еще немного статистики от Всемирного банка. У стран с денежной массой меньше 70% от ВВП (см. диаграмму 3) всегда высокие процентные ставки по кредитам. Еще раз повторю, Кыргызстан «чемпион» по самым дорогим кредитам в мире. Но это не все, мы впереди планеты всей по разнице между кредитной и депозитной ставкой – аж целых 20% (2016 г.)! И это продолжается уже не один год, в среднем за 2006-2015 гг. разница составляла 22%!

В последние 10 лет депозитные ставки в среднем находились на уровне 2,5% в Кыргызстане. Примерно такие же ставки банковских вкладов и в таких более развитых странах как Китай (2,8%), Малайзия (2,9%), Таиланд (2,3%) и т.д. Мы что, достигли уровня экономического развития этих стран? Конечно же нет. Почему в других странах СНГ ставки на депозит выше, чем у нас, в частности, в Молдове - 10,8%, в России – 6%, в Азербайджане - 10,7%, даже у нашего соседа в Таджикистане - 7,8%? Что, нашим банкам не нужны депозиты? Кто под такие мизерные проценты как у нас будет делать вклады? А потом Нацбанк говорит о том, что население не желает держать деньги в банках. Да, зачастую наши граждане, имеющие накопления, держат деньги в банках, только трехлитровых! Другая проблема, это то, что из-за недостатка денег в экономике, у большинства наших граждан настолько низкий уровень дохода, что у них просто нет денег на сбережения. Более того, не развивающие производство кредитные ставки не дают возможность увеличивать рабочие места в экономике, и наши граждане вынуждены искать «счастья» на чужбине.

До последних лет торгово-посреднический характер нашей экономики позволял за счет реэкспорта товаров получать высокую прибыль торговым компаниям. Соответственно банковский сектор тоже получал от этого выгоду, выдавая кредиты на эти торговые операции под высокие проценты. Конечно, промышленный сектор не мог брать такие дорогие кредиты. В отличие от торговых проектов рентабельность промышленных и аграрных проектов невысока – в силу их высокой капиталоемкости. При такой высокой кредитной ставке нашим производителям, в особенности промышленникам, которые до сих пор работают, надо при жизни ставить памятники!

Теперь мы вступили в ЕАЭС, реэкспорт сократился, это сразу сказалось и на банковском секторе. С 2010 по 2015 годы активы наших банков ежегодно росли в среднем на 24%, но в 2016 г. роста активов практически не было, при этом кредитный портфель сократился на 4%. По итогам 4 месяцев 2017 г. банковский сектор Кыргызстана получил прибыль в размере 260 млн сомов, что составляет лишь 30% от уровня прибыли 2014 г. и 26% от уровня 2015 г. Налицо тенденция снижения прибылей в банках. Уверен, что в связи с вступлением Кыргызстана в ЕАЭС потенциал роста банковского сектора Кыргызстана уже не зависит от реэкспортных операций или импортных сделок. Нашему Нацбанку и нашим банкам необходимо осознать, что будущий их рост теперь будет зависеть только от роста реального сектора экономики.

На сегодня для еще слаборазвитой экономики Кыргызстана роли Нацбанка в качестве простого финансового регулятора денежной массы в экономике уже категорически недостаточно! Позиция Нацбанка, что «моя хата с краю – ничего не знаю», уже не работает на пользу Кыргызстана! Необходимо законодательно обязать Нацбанк отвечать за обеспечение максимальной занятости в стране и приемлемых кредитных ставок для проектов реального сектора! Нам нужен Нацбанк в роли национального экономического созидателя! Он должен внедрять новые финансовые механизмы, чтобы обеспечить реальный сектор экономики достаточными и недорогими финансовыми ресурсами! И этому есть наглядные примеры развития Японии, Кореи, Китая, в которых центральные банки сыграли решающую роль в успешном развитии и росте промышленных потенциалов и экономик этих стран.

Диаграмма 1.

Диаграмма 2.

Диаграмма 3.

Киргизия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 20 июня 2017 > № 2216432 Экмат Байбакпаев


Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 6 июня 2017 > № 2201696 Экмат Байбакпаев

Промышленность КР в четырех предложениях

Экмат Байбакпаев, депутат Жогорку Кенеша КР, экономист

В отчете правительства КР за 2016 г. на 89 страницах информация о нашей промышленности уместилась всего в четырех предложениях. В экономически развитых странах промышленность является становым хребтом экономики и их правительства уделяют большую часть своего внимания этому сектору экономики. Если же наше правительство уделяет в своем важнейшем ежегодном документе всего лишь несколько слов о промышленности, то можно сделать вывод что наша экономика бесхребетная. Почему не было уделено внимания промышленному производству в отчете? Я уверен, потому что у правительства просто нет ясной, долгосрочной и обоснованной государственной промышленной политики!

Своим немногословием о промышленности в своем отчете правительство фактически подписалось под тем, что Кыргызстан является аграрно-отсталой страной, у которой нет промышленности. Хотя всего пару десятилетий назад мы считались индустриально-развитой республикой. За все эти годы мы разбазарили свой промышленный потенциал.

Цифры вещь упрямая. Если в 1990 г. в структуре ВВП сфера материального производства составляла почти 60% (промышленность - 26% и сельское хозяйство - 33%), то к 2016 году производство материальной продукции сократилось в два раза до 30% от ВВП (промышленность в 1,5 раза, сельское хозяйство в 2,5 раза). Но это всего лишь проценты в структуре ВВП, а статистика вещь уязвимая. Как не крути, а ВВП не показывает того реального падения производства за прошедшие годы.

В действительности же падение производства очень значительное. В частности, промышленная выработка мяса в 2016 г. по сравнению с 1988 г. упала в 9,7 раз, производство колбас сократилось в 6,7 раз, в 8,4 раза снизилось производство цельномолочной продукции. Сегодня мы в 4 раза меньше производим масла животного, плодоовощных консервов выпускаем в 19 раз меньше, ткани практически не выпускаем (в 1988 г. производили 146 млн кв.м), в 9 раз сократили выпуск кирпичей и строительных блоков. Это только краткий список товаров промышленной номенклатуры. Не говоря уже об исчезновении в Кыргызстане многих других производств, среди которых машиностроительное производство, а также производство тканей и пряжи из нашей шерсти и нашего хлопка.

Мне вспоминаются слова одного из очередных премьер-министров, который заявлял, что Кыргызстану промышленность не нужна, пусть другие страны производят, а мы будем развивать сферу услуг. Глупейшее рассуждение. Всему миру известно, что сфера услуг и сельское хозяйство быстро и успешно развиваются, только обслуживая сектор промышленного производства.

Хочу ответить, тому бывшему премьер-министру – противнику промышленности, зачем нужна нам промышленность. По исследованиям ЮНИДО (подразделение ООН по развитию промышленности), во-первых, развитие промышленности, кроме безусловного увеличения занятости, дает огромный потенциал для роста производительности в экономике, а это - увеличение доходов граждан, повышение уровня благосостояния населения и, в конце концов, это экономический рост. Во-вторых, индустриализация развивает значительные прямые и обратные связи в экономике, например, развитие переработки сельскохозяйственных культур увеличивает их выращивание, а развитие производства материалов и полуфабрикатов увеличивает производство конечной продукции из них. В-третьих, происходит эффект экономии от масштабов промышленного производства – рост объемов производства ведет к снижению его затрат и способствует применению новых технологий производства. В-четвертых, появляются большие возможности для развития промышленного экспорта, так как промышленная диверсификация ведет к экспортной диверсификации, а экспорт промышленных товаров более устойчив к колебаниям мировых цен, чем экспорт сырьевых товаров. Экспорт – это приток валюты, улучшение благосостояния народа и увеличение богатства страны.

Но прошлые правительства, также как и нынешнее, упрямо загоняют нас в торгово-посредническое русло, уже превратив нашу экономику в торгово-посредническую и потребительскую. Конечно, их рассуждения понятны, зачем правительству утруждать себя каким-то сложным промышленным производством, лучше основательно «закредитоваться» у международных организаций и у стран-доноров, на эти деньги импортировать товары, что-то продать в Кыргызстане, что-то реэкспортировать в другие страны, «зависнуть», так сказать, на небольшой торговой марже. Народ же, у которого нет работы, потихоньку «сплавить» в виде трудовых мигрантов в соседние страны. Вот так мы превратились в потребительскую экономику. Чуть не сказал - в «банановую» республику.

Эта политика уже налицо. Посмотрите статистику. В 2012 году наш ВВП (считайте мы столько заработали) составил 310,5 млрд сомов, а потратили мы на удовлетворение своих нужд и желаний 359,9 млрд. В 2013 году заработали 355,3, а проели - на 410,8 млрд сомов, в 2014 году доход составил 400,7 млрд, а израсходовали - 454,7 млрд, в 2015 г. - 423,6 млрд получили, а 447,8 млрд потратили на потребление, за первые полгода 2016 г. заработали 176,1 млрд, а 213,3 млрд пустили на покупки товаров и услуг. Я не говорю, что мы вообще не должны тратить на потребление. Я говорю, что надо тратить то, что мы сами заработали и не забывать откладывать на будущее развитие.

Нам давно надо честно самим себе признаться, что мы живем не по средствам. Кого мы обманываем? Самих себя. Кыргызстан потребляет больше, чем зарабатывает. Как я отметил уже выше, уровень конечного потребления в последние пять лет превышает уровень ВВП на 15%, а то и на 20%. Это превышение нашего потребления над доходами в деньгах около 50-70 млрд сомов, которые не заработаны нами внутри страны. Это значит мы проедаем деньги наших мигрантов, наше золото, грантовые и кредитные деньги. Эти деньги мы не пускаем на развитие промышленных заводов и фабрик, которые в будущем могли бы приносить нам доходы, а пока просто проедаем. По статистике ВТО 50% нашего импорта состоит из потребительских товаров и только 10% импорта приходится на ввозимые производственные машины и оборудование.

Как отметил один экономист МВФ в последнем обзоре о Кыргызстане, большой приток переводов мигрантов и доходы от экспорта золота в краткосрочном плане помогут Кыргызстану сохранять высокий уровень потребления и решать пока проблемы с бедностью, но вскоре это проедание денег неминуемо скажется снижением экономического роста. Также МВФ отмечает, что Кыргызстан «заболевает» так называемой голландской болезнью, когда страна начинает экономически деградировать, наивно полагаясь только на один или два источника доходов (в нашем случае переводы мигрантов и экспорт золота), и впадает в долгосрочную зависимость от этого и не развивает промышленность.

Как это происходит? Очень просто. Из-за притока твердой валюты от переводов наших трудовых мигрантов в Кыргызстан происходит укрепление сома, которым, кстати, с чувством преисполненного долга очень гордится наш Нацбанк. Но чему радоваться-то, «сильный» сом неминуемо негативно сказывается на экспорте наших товаров, который резко снижается из-за потери ценовой конкурентоспособности по сравнению с товарами наших торговых партнеров. С другой стороны, увеличивается подешевевший потребительский импорт для удовлетворения повышенного потребительского спроса (в последние годы отрицательное сальдо торгового баланса составило около $2,5 млрд, что примерно соответствует объему переводов наших мигрантов). Также часть денег, так как нет других инвестиционных альтернатив, наши граждане начинают вкладывать в основном в непроизводительный рынок жилой недвижимости и другое движимое имущество.

Дальнейшее сокращение производства экспортных товаров (в последние годы экспорт сократился на 20-25%) приводит к постепенному перемещению ресурсов в менее рентабельные сырьевой (сельское хозяйство, горную добычу) и сервисный сектора (торговля, услуги). Как раз бурное развитие в последние годы сервисного сектора в Кыргызстане (сегодня это уже 57% экономики) и параллельный упадок обрабатывающей промышленности (сейчас всего 14% экономики) указывают на то, что мы уже болеем голландской болезнью. Таким образом, мы на пути к тому, что можем окончательно добить свою обрабатывающую промышленность и экономику в целом.

Так продолжаться дальше не может! Государственный долг растет! Кто и за счет чего будет отдавать эти долги? Или мы, наше поколение, хорошо и весело пожив сейчас, все эти проблемы повесим на наших детей и внуков? Я убежден, только развивая промышленность, мы создадим базу для будущего экономического процветания Кыргызстана. Развитый промышленный сектор не только позволит рассчитаться нам с внешними долгами, но и даст возможность Кыргызстану стать богатым государством с обеспеченными гражданами.

Искать виновных в развале промышленности уже поздно, да и неблагодарное это дело! Нужно двигаться вперед и начинать что-то делать для развития промышленности в Кыргызстане.

Во-первых, я бы предложил тщательно исследовать номенклатуру товаров, которые мы экспортируем и импортируем. Таким образом мы сможем обнаружить так называемые валютные «утечки» в нашем платежном балансе. Естественно, если мы что-то продаем на экспорт в виде сырья или полуфабрикатов, значит, мы недополучаем добавленную стоимость. А если мы импортируем готовую продукцию, значит, отдаем свои деньги, свой доход другим и развиваем их экономики.

Во-вторых, нам нужна местная сырьевая база! Нужно тщательно исследовать ресурсную базу Кыргызстана для промышленной обработки. Что у нас спрятано в недрах страны, чтобы можно было переработать в готовую продукцию? Что мы выращиваем и можем выращивать в сельском хозяйстве? Не бояться делать эксперименты с новыми сельскохозяйственными культурами. Внимательно изучить неиспользуемые или неправильно используемые земли. Определить неэффективно используемое государственное имущество, которое надо смелее передавать своим местным предпринимателям для формирования отечественного капитала.

В-третьих, государство должно взять на себя ответственность за новую индустриализацию Кыргызстана. Правительство должно разработать и представить обоснованную на местных ресурсах стратегию промышленного развития, предложить соответствующие изменения в существующие законы и новые законопроекты для развития промышленной переработки. По примеру начальной стадии развития Китая создавать для компаний-производителей специальные промышленные зоны с готовой промышленной инфраструктурой. Для этого можно использовать готовую инфраструктуру крупных госпредприятий (БМЗ, Дастан) и помочь нашему малому и среднему бизнесу уже сегодня организовать выпуск ориентированной на экспорт продукции.

В-четвертых, куда продавать произведенные товары? Правительству нужно внимательно изучить рынки сбыта. Какие есть рыночные ниши? Наш внутренний рынок маленький, но мы вступили в ЕАЭС, а это 180 млн потребителей! Поэтому необходимо изучить, что же завозилось в ЕАЭС из Китая, Турции, ЕС, Узбекистана, Украины и т.д. Затем оцениваем нашу ресурсную базу, выбираем соответствующие технологии и оборудование и нацеливаемся на производство готовой продукции для рынка ЕАЭС.

В-пятых, как говорится, «кадры решают все», индустриализация потребует большое количество промышленно-ориентированных предпринимателей и специалистов различного уровня. Система профессионально-технического образования должна быть реанимирована и возрождена. ВУЗы должны уйти от юридическо-экономического уклона и выпускать из общего числа не менее 50% специалистов инженерных профессий. Следует восстановить практическую связь между наукой и производством, чтобы наука подпитывала промышленность новыми технологическими разработками. На базе рынков Дордой и Карасуу с помощью средств ЕАЭС организовать переориентацию торговцев в промышленников. Ввести в школах и ВУЗах предметы по основам предпринимательства и бизнеса, так как в будущем нам нужны будут подготовленные люди, которые будут отлично ориентироваться в условиях рыночной экономике. Важно нам поменять деловую культуру наших людей с торгово-посреднической на индустриальную!

В-шестых, конечно нужны финансовые ресурсы! Финансовые источники есть. Это и совместный с Россией фонд развития и планируемый фонд развития с КНР. Нужно добиться, чтобы значительная часть средств этих фондов строго направлялась на финансирование только производственных проектов. Также сейчас в Жогорку Кенеше рассматривается законопроект о бюджетном кредитовании экономически значимых для страны проектов, но еще требуется его доработка. Не стоит забывать и о возможности международной помощи программы ООН по промышленному развитию ЮНИДО совместно с международными финансовыми институтами (Всемирный банк, Азиатский банк развития, Исламский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития). Мы также предлагаем запустить облигационную программу «Ондуруш-Патриот» с целью привлечения денег наших трудовых мигрантов для инвестирования в промышленные проекты. Ежегодно по этой программе можно было бы аккумулировать $200-300 млн (до 10% от всех переводов). По-моему, для достижения интенсивного промышленного роста Кыргызстан должен ежегодно направлять на промышленные проекты не менее $0,5-1 млрд.

В завершение хотел бы обратиться к правительству с пожеланием в виде кыргызской поговорки «Эмгектен арыктасаң, түшүмүнө семиресиң». Перефразируя это меткое народное выражение, я бы призвал правительство не почивать на лаврах сегодняшнего мнимого экономического благополучия, основанного на переводах наших трудовых мигрантов, на грантах и кредитах. Сегодня государству необходимо потуже затянуть свои пояса и начать активно помогать восстановлению нашего промышленного потенциала, который, я уверен, в будущем даст богатство и процветание нашему народу и нашему Кыргызстану!

Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 6 июня 2017 > № 2201696 Экмат Байбакпаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter