Всего новостей: 2556514, выбрано 16 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 марта 2018 > № 2519552 Юрий Сигов

Мозг Поднебесной

Кто является «закулисным мотиватором» нынешних успехов КНР?

Юрий Сигов, Вашингтон

Восхищение, прямо-таки переходящее в подобострастие относительно современного Китая и его якобы головокружительных успехов во всем, что только придумало цивилизованное человечество, иногда, скажу откровенно, просто поражает. Любой обычный "чих-указание" со стороны того же первого лица Китайского государства выдается за его границами как нечто непременно "судьбоносное" и "дальновидное". Стоит в Пекине пройти очередному съезду Компартии Китая - и вновь только и слышны восторги и восхваления умных, мудрых и далеко смотрящих китайских руководителей.

А уж комплиментов, которые раздаются в адрес "главного китайца" современности - товарища Си, - не заслужил нынче наверняка ни один другой политик на нашей планете. Его уже кличут и "новым Мао", и "лидером планетарного масштаба", и даже именуют "будущим руководителем всего не-западного человечества". Помимо всего прочего уже выпущено около двухсот биографий товарища Си, в написании которых, как правило, упоминаются те "китаеведы", которые от Пекина хотели бы получить какие-то "коврижки" в виде участия в конференциях в КНР, повышенных гонораров и многого чего другого, что современная китайская власть может предложить "любящим и интересующимся Китаем".

Между тем мало что известно, да, в принципе, и понимается о том, как работает сама система китайской власти. То есть некие имена тех или иных "поднявшихся" в иерархии власти в КНР называются. А по некоторым именам можно даже понять, кого и куда на следующем съезде КПК точно передвинут. Плюс еще можно внимательно всматриваться в залы заседаний важных китайских партфорумов и сделать для себя некий вывод о том, куда все-таки эта страна идет нынче. И куда планирует дойти в обозримом будущем.

Еще меньше известно, и уж тем более осознаваемо о том, кто все-таки "вместе" или "за спиной" товарища Си Цзиньпина ведет КНР к новым вершинам. И что за такие закулисные китайцы, которые на самом деле весь этот самый финансово-экономический рывок страны осуществляют. Тем более что после последнего съезда КПК в Постоянный комитет Политбюро КПК было выдвинуто пять новых членов, но ни одного из них относительно молодого. Что тут же вызвало слухи о том, что Си после двух сроков у власти никуда не уйдет, а будет править в стране и дальше.

Мыслить масштабно, действовать решительно, требовать выполнения указаний предельно жестко

Прежде всего замечу, что сама власть в Китае построена отнюдь не на каком-то отдельном политике и его даже самых гениальных и дальнозорких планах. Как и в США, в Китае правит система, а вовсе не Трамп-Клинтон и прочие, на них похожие, оказавшиеся в Белом доме. Так вот в этой системе принято выполнять именно ту функцию, которую тебе прописывает система (партия, деловые круги и так далее). Не надо быть умнее других, но и на своем конкретном месте надо делать то, что реально будет помогать идти вперед стране. А какова твоя должность в этой системе - первое лицо или 21-е, - не принципиально.

Вот и в нынешнем китайском руководстве есть такой человек - "всегда рядом с товарищем Си", который мало кому известен, но надежен, умен и решителен, когда дело касается интересов как его партийного патрона, так и всего китайского государства. Его даже называют "мозгом Китая", хотя сам он таким неофициальным титулом явно тяготится. И не очень понимает, как можно думать и решать за всю партию и народ - даже будучи сверх умным и толковым.

Имя этого человека - Ванг Хунинг, и именно ему приписывают и все современные партийные лозунги КПК, и приглашение трех генсеков на последний съезд партии (чтобы показать всем тем самым преемственность верховной власти в Китае), и все те "Шелковые пути", которые нынче прокладываются (пока, правда, больше теоретически, но тем не менее) по всей Евразии.

А еще именно он вроде бы надоумил товарища Си сделать упор на достижение в обозримой перспективе "китайской мечты" большей частью населения страны. Если, как он считает, народ не будет верить в достижение светлого будущего (причем реального, а не декларативного), то добиться успехов в экономике и поднятии уровня жизни населения будет практически невозможно.

Здесь важно учесть то, что до сих пор в самых верхах китайского партийного и государственного руководства так и не определено, что же все-таки КНР хочет достичь в мире. Дома - вроде бы понятно и ясно: построение общества средней зажиточности и повышение уровня жизни каждого китайского гражданина. А вот за территорией Поднебесной все находится только в процессе осмысления. Хотя один "международный сюжет" ясен давным-давно, если внимательно почитать труды Конфуция и ознакомиться с его взглядами на место Китая на нашей планете.

Так вот, сам статус Поднебесной означает, что есть Китай - и есть все остальное, что на нашей планете расположено.

Не соседние страны и регионы по типу Центральной или Юго-Восточной Азии, а все остальные земли. До них до всех "в свое время" руки у Китая непременно дойдут, поэтому-то он и называется не обычным государством, а "срединным". То есть Пекин - в самой пуповине мира лежит, а все остальные так или иначе будут под ним вне зависимости от своей нынешней экономической и военной мощи и географического расположения.

Так вот, товарища Ванг Хунинга уже чуть ли не именуют "современным Конфуцием", который просто грамотно переиначивает древнее учение применительно к реалиям сегодняшнего дня и задач, которые стоят перед Китаем в XXI веке. Самому товарищу Си импонирует в Ванге то, как этот человек излагает свои мысли, что предлагает делать, как видит изменения в политической системе страны и каким образом намерен бороться с коррупцией. А еще он известен в партии как автор нескольких работ о современном государственном суверенитете КНР. Плюс каким образом можно и нужно строить Пекину свои отношения с США, страной, которая является открыто противником твоей родины, но с которой пока не стоит спешить воевать.

Здесь, кстати, мысли и позиция Ванга по целому ряду основных проблем, с которыми сталкивается Китай, довольно широко известны в КНР в отличие от взглядов чистых партийных китайских аппаратчиков. Работы Ванга публиковались и до того, как он попал на самые верхние этажи китайской власти. И нынче, когда его идеи периодически озвучиваются на международных конференциях, партийных форумах и используются в виде учебных пособий в китайских вузах.

Что также, думаю, показательно: мысли и взгляды товарища Ванга удачно трансформируются по ходу развития Китая и создания в мире новых условий для динамичного движения вперед КНР, а также продвижения на международной арене его интересов. Никакой догматики, никаких поклонений чему-то "заморскому" - все очень динамично и в соответствии с новыми задачами, которые ставит перед руководством страны Коммунистическая партия Китая и ее первое лицо.

"Шанхайские" - это не только место жительства, но и образ мышления

Так кто же такой товарищ Ванг, и что от него можно ожидать в плане "новых все-китайских идей" на ближайшее будущее? Ему 62 года и родился он в Шанхае, а в партию вступил только в возрасте 29 лет(сам говорит, что сначала хотел "созреть" для понимания важности партийных идей и взглядов, чтобы потом успешнее их претворять в жизнь).

Будучи совсем молодым человеком, в "культурной революции" вместе с хунвейбинами он не участвовал (по крайней мере, данных об этом не сохранилось), окончил Шанхайский университет, где изучал французский язык. Затем штудировал международные отношения в Университете Фудана, где подготовил диссертацию на тему национального суверенитета, и позднее занялся плотно политологией и философией.

Кстати, насчет Шанхая. Даже короткое время пребывания в этом огромном мегаполисе (сегодня его население с пригородами составляет свыще 25 миллионов жителей) - огромный плюс любому мало-мальски мыслящему человеку (и не только молодому). Это, пожалуй (за исключением Гонконга) - единственное место в Китае, где классический китайский образ жизни гармонично состыкован с "заграницей" (вне зависимости от того, какие страны, и в какой период времени там основательно ранее закреплялись - от англичан и голландцев до японцев и русских). Так вот, Вангу, думаю, щанхайский опыт в его нынышней ипостаси очень помогает, и прежде всего - именно мировоззренчески.

В конце 80-х годов по американской стипендии Ванг побывал в США. Здесь есть целый ряд, как мне видится, широко распространенных заблуждений, согласно которым Америка чуть ли не оказывает решающее влияние на формирование мировоззрения Ванга, которое он сейчас, дескать, и реализует на своей высокой должности в руководстве страны и партии.

На самом же деле любые программы - какими бы учебными они не выглядели внешне - в США предназначены для одного: чтобы потенциальный преподаватель, слушатель или просто профессионал не были настроены к Соединенным Штатам негативно. Пусть будут даже нейтральны - уже хорошо, а уж если будешь "любить и понимать Америку" после такой программы - значит цель ее достигнута.

Также показательно, что после посещения США Ванг выпустил книгу под названием "Америка против Америки", где он попытался осмыслить все те противоречия, которые присущи современному американскому обществу. На многие из них он смотрел, что вполне естественно, с точки зрения "классового восприятия" и резко их критиковал. Другие же оценивал более философски, поскольку "Америку не изменишь, а вот Китай к ней и ее поведению должен будет грамотно подстраиваться".

Что в американском опыте построения того самого "волчьего капитализма", который там царит, Ванг подметил - так это полное отсутствие во власти страны какой-либо демократии. "Это пустая фикция, за которой ничего нет. Пустые слова, чтобы обмануть народ" - отмечал Ванг . И далее проводил параллель с Китаем, где, как он считает, именно классической демократии куда больше, чем в любом капиталистическом государстве.

Что значит "авторитарный руководитель"?

Это тот, у которого не забалуешь

Особым интересом у Ванга пользуется теория "национального порядка" и "просвещенного авторитаризма" руководства страны. Он считает, что центральное правительство обязательно должно быть сильным, и от этого зависит напрямую стабильность и процветание государства. Кстати, все китайские политологи (и Ванг - не исключение) дотошно изучали причины развала СССР, и главной из них они называют полное отсутствие жесткой и функциональной централизованной власти в Москве.

Для китайцев (а не только для Ванга) - Горбачев и его приближенные - худшее, что можно себе представить для такого огромного многонационального государства, которым был Советский Союз. И извлекая уроки его распада, китайские товарищи уверены, что ничего подобного у себя они не допустят.

Показательно, что сам Ванг не очень позитивно (и это мягко говоря) оценивает эпоху правления в стране Дэн Сяопина (до конца 80-х годов прошлого столетия), поскольку считает, что при нем контроль со стороны официального центра в Китае над провинциями резко ослаб. Зато в это время (с момента смерти Мао Цзэдуна в 1976 году) власть на местах, в китайских провинциях напротив усиливалась. А это подрывало и единый контроль со стороны партийного руководства страны, и замедляло экономическое развитие КНР.

Для Ванга ключевым является соблюдение баланса, с одной стороны, открытости экономики к некоторым элементам рыночной системы. А с другой - политический контроль со стороны как центрального правительства, так и Коммунистической партии. При этом Ванг уверен, что без монополии КПК никаких успехов в нынешнем экономическом развитии страны не было даже в помине. А создание десятка политических партий, которые будут делить между собой власть - прямой путь к крушению централизованного государства.

В целом же Ванг отмечает в своих выступлениях, что только политическая стабильность в стране может служить гарантом успешного экономического развития. А всякие там демократии и свободы могут постепенно появляться в жизни государства. Но только естественным путем, а не насильным навязыванием их как самим правительством Китая, так и тем более- путем внешнего вмешательства в дела страны. Именно "западная демократия" для Китая, по его оценкам - прямой путь к развалу страны. И здесь он жестко выступает за государственный контроль над идеологией, которая не может быть отдана на откуп "посторонним". В чем, кстати, он довольно откровенно критикует все то, что происходит нынче в России, а не только в бывшем СССР при Горбачеве.

Что также, думаю, принципиально: у товарища Ванга очень хорошо получается убеждать своих товарищей по высшему партийному руководству в своих мыслях и взглядах. Момент этот непростой, поскольку одно дело - выражать некие взгляды, которые тебе близки и понятны, но на которые с подозрением смотрят твои коллеги по госаппарату и партии. И другое - когда твоя позиция после долгих бесед и размышлений становится понятной и принимается к действию теми, кто к ней еще вчера относился с недоверием и даже критикой.

И еще. Ванг - один из самых жестких критиков такого явления, как коррупция, и является в китайском руководстве одним из наиболее активных с ней борцом. При этом он всегда подчеркивает, что во многом коррумпированность партаппарата в СССР стала причиной развала государства. И чтобы этого не допустить в Китае, он особое внимание уделяет борьбе с коррупцией именно среди сотрудников высшего партийного аппарата КПК.

Не удивительно поэтому, что борьба с коррупцией- один из основных "коньков" руководства страной товарищем Си, а его правой рукой в этом важном деле фактически и стал товарищ Ванг. Между прочим, еще в 2002 году Ванг стал руководителем Центрального управления политических расследований и членом Политбюро КПК. Затем, уже при правлении Ху Цзиньтао, он стал членом Секретариата ЦК КПК, а при Си Цзиньпине он не только сохранил свой пост, но и стал одним из самых приближенных политиков к новому первому лицу государства.

Товарищ Ванг Хунинг всегда сопровождает товарища Си во время его заграничных поездок.И хотя он имеет насчет отношений с США свое собственное мнение, никогда не навязывает его первому лицу государства. А как раз напротив - считает, что отсутствие американского опыта у товарища Си дает ему возможность смотреть на отношения с этой страной гораздо шире и прагматичнее.

Интересно, что после перехода в активную политику в 1995 году Ванг Хунинг перестал публиковать под своим именем статьи и вообще стремился быть как можно больше "в политической тени". Между тем его "теневое" влияние на принятие важнейших решений в высших эшелонах власти Китая по-прежнему очень значительно. И хотя ему все труднее быть все время "за кадром", да еще при той роли, которую на себя в мире постепенно берет Китай, пока "мозгу китайских реформ" это очень даже неплохо удается.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 марта 2018 > № 2519552 Юрий Сигов


Китай. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dn.kz, 11 ноября 2017 > № 2393248 Юрий Сигов

Нужна ли Китаю «мягкая сила»?

Заставить себя уважать в мире - это не то же самое, что его себе подчинить

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

После состоявшегося недавно очередного съезда Компартии Китая чего только и самому китайскому лидеру- товарищу Си, и его ближайшим соратникам не приписывали. И некий "новый курс", который должен вывести вот-вот КНР на новые, невиданные прежде экономические рубежи. И окончательное вытеснение Соединенных Штатов из Азии, где им по чисто географическим понятиям вообще делать нечего. И возрождение велико-китайского духа, с которым теперь не совладать ни либералам, ни демократам разным из преимущественно западного толка государств.

Но как-то в стороне находится при этом, как мне видится, самый главный аспект всей той бурной политико-экономической деятельности, которую ведет нынешнее китайское руководство. Причем сравнивать ее надо не с тем, чем занимаются по всему миру американцы или другие западники, а с самой философией дальнейшего развития Поднебесной, как действительно центрального, формирующего для всей человеческой цивилизации места на карте мира.

С которого все, согласно учению великого Конфуция, все только-только начинается. А чем закончится - и когда не знает вообще никто. Ни американские с западноевропейскими китаистами, ни сами китайские товарищи-перестройщики. Но вот то, что вне зависимости от всех их желаний реально происходит в китайской политике на самом деле очень символично. А именно - Китай еще раз подтвердил, что не хочет править миром (и уж тем более биться насмерть за подобную привилегию с Америкой). И не потому, что не сможет, а потому что не знает как, и не понимает, зачем это ему может понадобиться.

Так мировая ли держава КНР? Ну, это кого об этом спросить и с чем соглашаться

Начнем вот с чего. Уже минимум лет десять в любых научных и псевдо-научных работах, посвященных Китаю, только и утверждается, что он- вставший с колен новый мировой гигант-гегемон, который уже то ли обогнал США, то ли вот-вот окончательно обгонит. Подомнет под себя неизбежно сначала Азию, потом все соседние страны по алфавиту, и наконец, приступит к единоличному правлению всей нашей планетой.

Но наряду с военной и экономической "расправляемостью плеч" Китаю якобы неплохо было бы побеспокоиться и о своем внешнем имидже. То бишь том, как его поведение и политику принимают в окружающем Поднебесную мире. И насколько этому те самые "окружающие народы-государства" будут либо сопротивляться, либо китайской экспансии всеми силами содействовать (потому что просто другого выборы им Пекин не оставит). Посему Китай только за последнее десятилетие потратил сумму в 15 миллиардов долларов исключительно на так называемую "мягкую силу". То есть на создание положительного о себе мнения за границами Поднебесной, чтобы все посторонние воспринимали КНР как друга и надежного партнера, если не союзника.

Еще в 2011 году на съезде Компартии Китая было официально заявлено, что страна будет стремиться добиваться статуса "великой социалистической культурной державы". А в 2014 году в одном из своих выступлений товарищ Си дал понять, что настал момент как можно яснее и правильнее донести до окружающего КНР мира нашу политику. Тогда же в обиходе появились легко узнаваемые нынче для любого слова и фразы по типу "китайская мечта", "мечта народов Азиатско-Тихоокеанского региона", "Шелковый путь", "Морской путь в 21-й век" и многие другие.

Кому-то может со стороны показаться, что все это - словесная шелуха, но китайские товарищи так вовсе не думают. Под привлекательные лозунги и красивую словесную упаковку Китай запустил и много чего на практике. К примеру, Банк стран БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, зону свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По всему свету стали открываться культурные центры Китая (с начинкой философии самых прагматичных и понятных мыслей Конфуция), которые потихоньку стали подтачивать основы навязанного всем и во всем западного миропорядка.

Под свои "новые мировые проекты" Пекин выделил немалые средства - 50 млрд. долларов в Азиатский банк, 41 млрд. долларов - для банка БРИКС, 40 млрд. долларов - под сухопутный "Шелковый путь" и 25 млрд. долларов - под его морскую составляющую. К 2025 году Пекин готов инвестировать за границами Поднебесной гигантскую сумму - 1,25 триллионов долларов. Это не под силу нынче не только США, но и всему Западному миру, если он даже на то решится.

Точно при этом никому неизвестно, сколько Китай тратит на свое "внешнее оформление", хотя западные эксперты утверждают, что ежегодно Пекин расходует около 10 млрд. долларов только на "внешнюю пропаганду". К примеру, Госдепартемент США имеет на подобные расходы в год около 600 млн. долларов, которые при нынешнем президенте страны урезаны более чем вполовину. При этом китайские лидеры, куда бы они ни ездили, всегда везут с собой не только высокие слова и речи, но и деньги. Везде и всегда. А те, кто берет китайские деньги, просто обязаны делать все так, как им велят товарищи из Пекина. И других вариантов подобной китайской "благотворительности" просто не предусматривается.

В этой связи Соединенные Штаты вообще не понимают, какая такая может быть у Китая "мягкая сила", если вся пропаганда там практически полностью подконтрольна государству? Как будто в США или других западных странах система работает как-то иначе. Но в Китае информация действительно рассматривается государством как нечто определяющее мировоззрение населения. А его нельзя "пускать на самотек", и позволять"вражеским службам" промывать мозги китайскому населению в "неправильном направлении".

Именно для этой цели в Китае и был создан Госсовет по управлению информацией. Эта организация ведает всеми выставками, публикуемыми материалами, мероприятиями в сфере массовой информации, культурными и информационными обменами. Она же проводит так называемые "Годы Китая" в зарубежных странах, а все основные достижения, имеющиеся у КНР за прошедший год, официально публикуются в специальном ежегоднике "Средства массовой информации Китая".

У этого Госсовета есть специальные подразделения, которые работают только на Тайвань, Гонконг и Макао, а также китайские диаспоры, проживающие за территорией КНР. Имеется также отдел, работающий с иностранцами, которые приезжают в Китай с познавательными целями или по обмену, иностранными журналистами, учеными и специалистами, занимающимися Китаем профессионально. Он же издает самые известные за границей китайские англоязычные газеты - "Чайна Дейли" и "Глобал Таймс".

Наш посыл - простой и точный. Только читайте и слушайте повнимательнее

Одной из главных задач, которую ставит руководство Компартии Китая - это сломать существующую медийную монополию Запада на информацию. Для этого круглосуточно работает огромное агентство Синьхуа, в котором трудится более 3 тысяч журналистов, 400 из которых находятся за границей в 170 бюро. Каждый год Синьхуа открывает новые заграничные корпункты и набирает новых корреспондентов для этой ответственной пропагандистской деятельности.

При этом перспективная задача Синьхуа- стать основным источником информации в мире и выдавить из этого сегмента таких западных гигантов, как Reuters, BBC и Associated Press. Аналогичное наступление китайцы ведут и на телевещании, соперничая со все той же BBC, каналом CNN и катарской AL Jazeera. У Синьхуа уже сейчас более 100 тысяч западных подписчиков, и планы агентства - доносить "только правдивый рассказ о жизни Китая и его граждан для иностранных потребителей".

Не отстает от Синьхуа и Центральное телевидение Китая, которое уже стало полностью всемирным. Оно вещает на шести языках, а на английском вещание идет круглосуточно(причем все американские кабельные пакеты по подписке обязательно включают в себя как минимум два китайских канала на английском языке). С 2012 года первый китайский телеканал открыл свой филиал в США и ведет передачи, предназначенные только для американского телезрителя.

Тем временем мало кому известно, но самым мощным средством внешней пропаганды Китая является Радио Пекина, созданное еще в 1941 году. Тогда китайцы вели свою радиопропаганду только на Японию, но сейчас под контроль китайского радио попал весь мир. Передачи из Пекина ведутся на 38 языках, и у радио Пекина есть 28 заграничных корпунктов. Не отстают в этой медийной работе и китайские посольства за рубежом. Их задача - публиковать платные материалы в ведущих западных газетах и журналах, устраивать встречи в университетах с китайскими дипломатами и приглашать местных корресподентов в посольство для "информационно- разъяснительной работы" по поводу очередных успехов КНР в сфере экономики, спорта и культуры.

Одновременно китайцы жестко отслеживают все публикации, касающиеся КНР, и соответствующим образом наказывают тех заграничных журналистов (просто не дают визы тем же американцам), которые ищут в Китае разные нарушения и "нестыковки" с западными понятиями свободы слова и демократии. То же касается и ученых, занимающихся Китаем. Им также "недвусмысленно" советуют быть взвешеннее при оценках того,что происходит в Китае. В противном случае их не будут приглашать в КНР на конференции или преподавать в тамошних вузах.

Уроки китайского иностранцам все равно никогда не освоить

Одним из важных элементов пропаганды китайского образа жизни и самой философии ключевых аспектов заветов великого Конфуция является обучение в КНР. Сейчас в стране учится около 320 тысяч иностранных студентов. Большая часть из них изучает китайский язык, причем 20 тысяч из них попали в КНР на стипендии китайского правительства. При этом в Китае существует огромное количество разных кратковременных курсов, на которые приглашаются иностранные дипломаты, военные, ученые, политики разных стран. И там им также доводится "правильная" точка зрения на все то, что касается китайской внешней и внутренней политики.

Хотя всего три китайских университета входят в первые сто лучших вузов мира (но учтите, что составлен этот список американцами, так что сами делайте вывод, кто и где на самом деле лучший из китайских вузов, а кто - не совсем), получение высшего образования в КНР становится все более популярным и престижным за границей, особенно у учащихся из азиатских государств.

Особое внимание уделяется китайскими властями работе так называемых Институтов Конфуция. Они вроде бы предназначены для изучения китайского языка и знакомства иностранцев с китайской культурой. Но на самом деле их функции куда глубже и перспективнее на "дальний прицел". Сейчас их насчитывается 475, и действуют они в 120 странах мира. Для сравнения: у Германии Институтов Гете 160 в 94 странах, а Британский совет имеет отделения в 49 странах, и всего их насчитывается 70 офисов.

Отдельно стоит упомянуть о продвижении за границами Поднебесной древней китайской истории, культуры, боевых искусств, исполнителей классической западной музыки китайскими музыкантами. Китайцы стали побеждать все чаще на ведущих мировых конкурсах по литературе, музыке, изобразительному искусству. Популярными в мире становятся китайские архитекторы за их умение удачно совмещать западные и восточные мотивы в сооружении самых престижных зданий на нашей планете.

Очень любят китайцы "поработать над иностранными умами" на своих многочисленных конференциях и симпозиумах. Разного рода форумы, круглые и квадратные столы для дискуссий, конференции по развитию, экономике, науке и технике - всем этим в Пекине занимаются на самом высоком уровне и придают подобному "мягкому окучиванию" иностранцев повышенное внимание. Провели китайцы уже Олимпиаду, ЭКСПО, Азиаду, саммиты "двадцаток" и прочего - и все с одной целью - поднять еще выше престиж своей страны и сделать так, чтобы с ней самым серьезным образом кругом считались.

По примеру американцев Китай в последние несколько лет резко активизировал программы обменов с зарубежными странами. Китайцы привозят к себе всех тех, кто за рубежом профессионально занимается Китаем, причем все подобные поездки оплачиваются китайским госбюджетом. А те, кто в них попадает, потом становятся невольно главными пропагандистами китайского образа жизни и политики китайского руководства (таких сейчас и ученых, и журналистов что в России, что в Казахстане полным-полно).

А ведь на подобном пропагандистском поприще очень эффективно работает еще и Министерство обороны КНР. У него есть специальный Институт международных стратегических исследований, а также Китайский фонд по международным стратегическим исследованиям. Они находятся "под колпаком" у китайских спецслужб, и их задача - привлекать к "совместной научной работе" военных и спецслужбы зарубежных государств. Они составляют ежеквартальные отчеты высшему военному и политическому руководству о своей работе. А есть еще и несколько научных центров и исследовательских институтов, которые работают как по военным, так и по политическим заказам высшего китайского руководства.

Вопрос только в том, насколько все эти усилия китайского правительства приносят реальную стране пользу(помимо освоения гигантских финансовых средств и трудоустройства сотен тысяч людей). Так вот, западные компании, исследуюшие общественное мнение, регулярно пытаются убедить всех, что Китай как был "неуважаемым" (якобы) государством в мире, так таким и остается, несмотря на все против того предпринимаемые меры. Вроде бы Китай по-прежнему негативно воспринимают не только в США и Европе (кто бы сомневался), но и на других континентах, включая и Азию.

Однако подобным "экспертным оценкам", на мой взгляд, не стоит не только доверять, но и вовсе принимать их к сведению. Дело в том, что никому сами китайцы, кроме самих себя, непонятны. То, что задумало китайское руководство, доподлинно непонятно даже самим рядовым гражданам КНР, не говоря уже о всяких специалистах по Китаю из западных стран. И уж тем более не им рассуждать, как к Китаю на самом деле кто за его границами относится. Так, в США специалисты по Китаю уверены, что он не может восприниматься в мире позитивно, потому что там нет якобы свобод, кругом царит бюрократия, коррупция и правит засилье коммунистической идеологии.

Между тем подобные объяснения свидетельствуют о полном непонимании самой сути китайской жизни, культуры взаимоотношения людей в КНР. И главное - того, какими целями руководствуются китайские лидеры на будущее. А они при всей нынешней мировой глобализации в Китае - особенные, и ничуть на классические западные непохожи. Китай ведь - это не страна, а философское измерение. И соответственно, для своего самоутверждения в мире ему нужно совсем иное, нежели то, чем руководствуются политики другой культуры с западными понятиями о свободах и демократиях.

Китай. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dn.kz, 11 ноября 2017 > № 2393248 Юрий Сигов


США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов

Америка вновь решила менять власть в Иране

И для этого ее президент готов отменить ядерную сделку с Тегераном

Юрий Сигов, Вашингтон

Трудно пересчитать число стран, которые гордо именуют себя "союзниками Америки". Их правители из кожи вон лезут, чтобы понравиться американскому президенту и членам конгресса, уверяют их в своем наивысшем почтении и при любом удобном случае стремятся сделать так, чтобы официальный Вашингтон ими остался доволен. С врагами же США вроде как все немного попроще. Их поименно знают даже дети малые в американских школах, а зовут их Россия, Иран и КНДР.

Судя по заявлениям, которые периодически раздаются с самых верхних этажей американских властных структур, и если включить телевизор - почитать любую американскую газету, то страшнее России и придумать ничего на свете невозможно. На втором месте (вроде бы) по степени недовольства Америки стоят Северная Корея и ее решительный и ядерно-вооруженный товарищ Ким-младший. Но вот что оказалось любопытным: в сенате США на полном серьезе считают, что главный враг Америки - это все-таки Иран. И именно с ним надо как можно быстрее "кардинально разбираться", пока он якобы не стал обладателем собственной атомной бомбы.

Исключительно по этой причине американские законодатели просто требуют от президента США выйти из так называемой ядерной сделки с Ираном, заключенной пару лет назад. А также призывают его нанести (пока не поздно) ракетный удар по ядерным объектам Ирана, и разрушить их до основания. А затем... А затем заставить перепуганный Тегеран полностью разоружиться, уничтожить свою ракетную программу и прекратить вмешиваться во внутренние дела других государств. Если вы думаете, что все это - некая театральная постановка на сцене местного цирка-шапито, то очень сильно ошибаетесь.

Дело в том, что в начале следующей недели истекает срок так называемой сертификации иранской ядерной сделки президентом США. Он это должен делать каждые три месяца, опираясь на доклады американской разведки, насколько Иран выполняет четко все взятые на себя обязательства. А если не выполняет, то сделку отменить, и вновь ввести против Тегерана санкции. Так вот именно к этому все на данный момент и идет.

Чем Иран угрожает США? Да тем же, чем и Россия с КНДР - своим существованием

Сейчас сложилась такая ситуация, в которой Иран на полном серьезе объявлен растущей угрозой США, а сама ядерная сделка с ним (что считается "позорным поражением Б. Обамы" всем нынешним составом американского сената) - угрозой безопасности страны. Иранский режим объявлен враждебным интересам Америки, и его предлагается как можно быстрее сменить (что, естественно, можно сделать только с помощью внешней военной силы).

Согласно докладу, который американский сенат предоставил президенту страны Д. Трампу, Иран поддерживает международных террористов в 12 государствах, содержит "сирийского палача Б. Асада", а сам иранский режим - якобы самый антиамериканский в мире (я все-таки раньше думал, что северокорейский). Тысячи американских военных убиты были в Ираке и Афганистане, и все это, оказывается, сделано либо иранскими специалистами, либо с помощью иранского оружия.

В Иране правит вовсе не "умеренный" президент Роухани, а поголовно религиозные фанатики, которые рвутся к ядерному оружию. Иран осуществляет свою ядерную программу с 1984 года, а его главные помощники в овладении ядерными технологиями (ну естественно) - Россия и Китай. Иран только обманывает США, он уже много раз обманывал Б. Обаму, а вся эта ядерная сделка с ним - настоящая провокация против национальных интересов Соединенных Штатов, считают американские сенаторы.

Как заявил в своем выступлении в Совете по международным делам сенатор от штата Арканзас Том Коттон, член комитета по разведке (он, кстати, служил в Афганистане и Ираке, и при слове "Иран" готов, что называется, немедленно взяться за оружие), любые переговоры с Тегераном (и по любому вопросу) - это пустая трата времени. Это Б. Обама умиротворял иранских аятолл, а нынешний президент США якобы должен быть "решительным и дерзким". И если потребуется, то решить иранскую проблему военным путем, раз в Тегеране "нормального языка" не хотят понимать.

Сенатор Коттон помимо всего прочего уверен, чтто Иран и не думал закрывать свою ядерную программу. "Он нас водит за нос", но мы не такие простаки, как думают в Тегеране" - подчеркнул он. По оценкам американских военных экспертов, к 2025 году у Ирана будут в наличии десятки ядерных зарядов, тысячи центрифуг. А все те инженеры и другие специалисты, которые работали все прошедшие годы над иранской ядерной программой, по-прежнему на своих рабочих местах. И продолжают трудиться над тем, чтобы якобы нанести Америке "непоправимый урон".

Эти же эксперты заявляют, что к 2030 году Иран будет уже полноправной мировой ядерной державой, если Америка в данный процесс решительно не вмешается. Все же нынешние международные инспекции иранцы умышленно не пускают на военные объекты, и тем абсолютно ничего неизвестно о том, что происходит на иранских ядерных предприятиях. Помимо этого американцы обвиняют Иран в том, что он намерен создать ядерные центры в Сирии и Ливане, и передать целый набор ядерных технологий движению "Хезболла" - главному врагу Израиля.

В своем докладе для президента США американские сенаторы открыто называют Иран "террористическим государством", и требуют примерно его наказать, пока не поздно. Именно поэтому в сенате любой договор с Ираном заранее обречен на провал. И именно поэтому предыдущая администрация Белого дома оформляла его как "ядерную сделку", а не законопроект, зная, что в сенате такой документ гарантированно заблокируют.

На данном же этапе сенаторы предлагают (а точнее - требуют) президенту США выйти из иранской ядерной сделки, не подписывать ее продление, и немедленно ввести новые санкции против Ирана, даже если они будут чисто односторонними, и другие подписанты сделки их не поддержат. В требовании к Д. Трампу от сенаторов подчеркивается, что ядерная сделка с Ираном - мертвому припарка, Иран - фактически незаконная ядерная держава (а Америка сама законная-то?), и ее любыми путями надо уничтожить.

Сенаторы также уверены, что чем такая - так лучше никакая сделка с иранцами. А за 60 дней, которые положены по американскому законодательству, в сенате предлагается разработать новый пакет антииранских санкций, которые по сравнению с предыдущими должны будут просто ограбить и полностью поставить на колени Тегеран. И тогда не только у Ирана, но и у России с Китаем будет конкретный выбор: либо оставаться "на сделочной ноге" с Ираном, либо идти против Америки и их "союзников" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Новые санкции только против Ирана? Тогда Америке их придется вводить и против всех тех, кто сегодня с Тегераном имеет дело

Итак, вопрос сейчас поставлен жестко и конкретно. Президенту Соединенных Штатов (он и сам, в принципе, такую идею поддерживает) предлагается не продлевать действие сделки (ведь это не межправительственное соглашение, и никакого одобрения американских законодателей ему для этого не нужно), а разорвать ее. Также в течение двух месяцев планируется ввести против Тегерана новые санкции, которые должны будут подорвать экономическое и финансовое положение Ирана.

Поскольку утверждается, что ядерная программа Ирана представляет гораздо большую опасность для США, чем северокорейская (хотя у Ирана вроде бы пока нет ядерного оружия, а у КНДР оно не просто имеется, но и регулярно испытывается), то угроза Тегерана для безопасности Соединенных Штатов также гораздо выше, чем со стороны товарища Кима-младшего. Именно по этой причине предлагается серьезно подготовиться к проведению военной операции против Ирана, которая уже вроде как прорабатывается американскими военными в тесном контакте с Израилем.

Здесь, на мой взгляд, вот что интересно. Поскольку тот же сенатор Коттон воевал несколько лет в Ираке в составе американского воинского контингента, то он уверен: Иран можно разгромить и без всякой наземной операции. Нет якобы никакой необходимости оккупировать эту страну, как американцы сделали с Ираком и Афганистаном. А достаточно теми же крылатыми ракетами нанести внезапный удар по всем ядерным объектам Ирана (или тем, которые находятся у американцев на подозрении). И Иран якобы тут же если не полностью капитулирует, то, по крайней мере, пойдет на все те уступки, которых от него требует официальный Вашингтон.

При этом американские сенаторы ссылаются на уже имеющийся опыт США и Израиля в отношении Ирака, а также бомбежку нефтяных платформ у самого Ирана в 80-90-е годы прошлого столетия. А сенатор Коттон уверен, что хорошо сработала и атака на сирийские объекты американскими крылатыми ракетами весной нынешнего года. И, по его словам, ни Китай, ни Россия по этому поводу даже не пикнули. Так чего не повторить нечто подобное относительно иранских ядерных объектов?

Показательно, что проведя своего рода "предварительный опрос" среди своих союзников насчет выхода США из иранской ядерной сделки, американское руководство уверено, что получит в случае военного удара по Ирану и введения новых американских санкций против Тегерана полную поддержку. Особенно рады будут такому ходу событий ближневосточные союзники Соединенных Штатов, в частности страны Персидского (Арабского) залива. Для которых Иран- страшный, опасный и коварный враг, но с которым они без помощи Америки никогда не справятся.

А что по этому поводу скажут Москва, Пекин и сам Тегеран?

Как явствует из всего вышеперечисленного, ситуация вокруг Ирана американцами действительно вновь капитально нагнетается. Сам президент страны обещал избирателям, что ядерную сделку с Тегераном непременно расторгнет, как попадет в Белый дом. Б. Обаму за то, что он "пошел на поводу у аятолл" называют "позорным трусом и слабаком". А само иранское руководство нынешняя администрация Белого дома считает реальной угрозой безопасности своей страны.

В этой обстановке решимость американского руководства разорвать сделку с Ираном (как это уже сделала администрация Д. Трампа с целым рядом международных и внутренних документов и решений прежнего руководства страны, начиная от реформы медицинского страхования и кончая выходом из соглашения о климате, которое Б. Обама подписывал с другими лидерами в Париже) вполне просчитываема. И то, что на Иран и у Д. Трампа, и у значительного числа конгрессменов и сенаторов совпадают точки зрения, не должно никого удивлять.

Вопрос теперь в том, как на подобное прореагируют те, кто эту сделку вместе с Америкой подписывал. Германия, Великобритания и Франция, вполне возможно, просто вынуждены будут отнестись к решению США "с пониманием". По крайней мере в позу они по данному конфликту становиться не будут. Но им четко надо понимать, что введение американских новых санкций против Тегерана - это и точно такие же санкции против компаний этих стран, которые уже намылились выходить на иранский рынок. А также постепенно восстанавливать с ним финансовое и банковское сотрудничество.

Отдельный разговор будет в этом случае о позиции России и Китая. Они с Ираном не просто после снятия ряда санкций стали активно налаживать торгово-экономические отношения, но и пытаются инвестировать в иранскую экономику. Соответственно, та же Россия, которую американцы со всех сторон обложили разного рода санкциями похлеще иранских, либо вообще вынуждена будет прекратить иметь какие-либо дела с США, либо наладить с Тегераном своего рода "союз обиженных", поскольку обе страны вместе с КНДР официально объявлены врагами Америки. Так что сообща им вроде как полегче будет с подобной проблемой бороться.

Китай же продолжает тактику заигрывания с США, и особенно в том, что касается торгово-экономических отношений. Профицит китайской внешней торговли с Соединенными Штатами составляет более 350 млрд. долларов. И если американцы "из-за Ирана" попытаются перекрыть этот товарно-денежный кислород китайцам, то тем мало не покажется. В то же время китайские власти активнейшим образом продолжают окучивать дочку Д. Трампа Иванку и ее мужа - советника американского президента Дж. Кушнера в том, что касается предоставления контрактов фирмам и компаниям, связанным с первой семьей Америки.

Если Китай откажется поддерживать Америку в плане введения новых санкций против Ирана (а скорее всего, так и будет), то у Соединенных Штатов есть масса рычагов, как Пекин за это наказать. Но при этом, что совершенно очевидно, пострадают уже и деловые интересы самого первого семейства США. А это для президента-бизнесмена страны Д. Трампа - момент более чем чувствительный.

И, наконец, какие варианты поведения могут быть в этой ситуации у самого виновника "ядерного торжества" Ирана? Иранское руководство уже неоднократно давало понять, что не боится угроз США, и намерено соблюдать условия сделки ровно до того момента, до которого их будут соблюдать американцы. А как они свои обещания нарушат, значит, и Тегеран будет свободен от каких бы то ни было обязательств, которые давались еще Б. Обаме. Соответственно, свою ядерную программу иранцы могут запустить в течение нескольких недель, а обладать ядерным оружием смогут через 5-6 месяцев (по оценкам американской разведки).

Но это произойдет только в том случае, если за это время США и Израиль не решатся ударить по иранским ядерным объектам крылатыми ракетами или с помощью бомбардировок с воздуха. Что может в этой обстановке произойти - также предсказуемо. Иран уже получает противоракетные комплексы ПВО из России плюс активно закупает самое современное другое вооружение. И вполне вероятно, что первые боевые "разминочные тренировки" российских противоракетных комплексов состоятся не в небе над Сирией, а вокруг ядерных объектов Ирана. Если, конечно, до подобного развития событий дело все-таки дойдет...

США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов


США. Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 30 сентября 2017 > № 2333275 Юрий Сигов

Американский камуфляж Центральной Азии

Есть ли смысл развивать военные связи государствам региона с Соединенными Штатами и как на это могут повлиять Россия и Китай?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Нет сомнений в том, что с момента смены администрации в Белом доме в начале нынешнего года внимание со стороны Соединенных Штатов к Центральной Азии значительно поубавилось. Оно и раньше, в принципе, было не Бог весть каким. И, пожалуй, лишь весьма мутная по содержанию афганская эпопея, в которую втянулись и сами американцы и затащили туда с десяток своих так называемых "союзников", какое-то время все же держала центральноазиатскую пятерку в более-менее регулярном объективе американских властей.

При администрации Д. Трампа не доходят руки у американцев не только до Центральной Азии, но и до многих других регионов мира. При этом центральноазиатские государства не представляют для США никакой угрозы, как и не являются для них важными торгово-экономическим партнерами. Да и Россия и Китай, будучи ближайшими стратегическими соседями, не проявляют к тому, чтобы "взять под свой контроль" эти территории, особого рвения.

Но при всем практически нынешнем безразличии со стороны официального Вашингтона к этому региону правители государств Центральной Азии "просто так" от Америки отказываться не готовы. И не потому, что они от нее что-то могут существенное получить или с американской помощью чего-то важного по жизни добиться. Для всей "региональной пятерки" стран любые связи с США - это своего рода гарантии от того, что их не возьмут под жесткий контроль Москва (в меньшей степени) и Пекин (в куда большей).

Именно поэтому все эти государства стремятся любыми путями привлекать к себе внимание американских властей. В Вашингтон косяком все лето продолжали наезжать делегации из стран региона, да и именно в сторону Соединенных Штатов регулярно делают реверансы "проявления дружбы и сотрудничества" лично первые лица центральноазиатских государств. А американские деловые советы по странам региона, которые еще сравнительно недавно сидели себе тихо-мирно в Вашингтоне и не особо утруждали себя практической работой, стали проводить одно за другим свои заседания. Причем по большей части с подачи именно своих центрально-азиатских партнеров.

Если экономика не столь важна, то, может быть, сделать ставку на военное сотрудничество?

Как бы руководители стран Центральной Азии ни уверяли в якобы важности торгово-экономической составляющей в отношениях с Соединенными Штатами, она на самом деле крайне невелика, что для одних, что тем более - для других. Даже самая "продвинутая" в отношениях с США страна региона - Казахстан - в плане торгово-экономического взаимодействия имеет товарооборот с американцами меньше 2 млрд. долларов. Да и то большая его часть - это работа американских нефтяных компаний в республике, что, кстати, и для них - отнюдь не приоритетная точка приложения и практических сил, и инвестиционного потенциала.

Еще в прошлом году страны Центральной Азии, для того чтобы поактивнее раскачать американцев, попытались придать новый импульс сотрудничеству в политической сфере. Для этого американские политологи "нарекомендовали" официальному Вашингтону создать формат взаимодействия под названием 5 плюс 1. В котором под эгидой госсекретаря США пять его коллег-министров иностранных дел стран региона регулярно бы встречались и по американским интересам координировали бы с Вашингтоном свои действия.

Но формат этот оказался весьма аморфным, если не сказать малоэффектвиным по реальной отдаче. Многое в нем базировалось на личном интересе к региону тогдашнего госсекретаря США Дж. Керри. Да и его коллеги из государств Центральной Азии рассматривали сов-местные фотомероприятия в его компании больше для поднятия важности собственных персон. Но потом администрация в Вашингтоне сменилась, и оказалось, что новому госсекретарю Соединенных Штатов и Центральная Азия, и формат "дружбы с ее народами" в лице министров - седьмая вода на киселе.

Есть еще, правда, вариант укрепления политических связей на уровне первых лиц государств. И нечто подобное руководители стран Центральной Азии пытались протолкнуть, когда прилетели весной в Саудовскую Аравию во время визита туда Д. Трампа. Но проблема в том, что у нынешнего американского президента такое количество сейчас дома заморочек (что в самой Америке, что по делам заграничным), что ему до региона, где американские реальные, а не декларативные интересы крайне опосредованы, практически вообще нет никакого дела.

Вполне вероятно, в этой связи, что ситуация в отношении лично президента США к Центральной Азии может что-то поменяться, когда под сессию Генассамблеи ООН в Америку приехали первые лица центральноазиатских государств. Причем есть вариант, что некоторые из них нанесут официальные визиты в Вашингтон уже для обсуждения двусторонних вопросов. И здесь (если им будет дана аудиенция в Белом доме) они смогут более предметно привлечь внимание высшего руководства Соединенных Штатов к проблемам своих стран.

Также для американских политических кругов (а сейчас в США очень большие полномочия по "приближению" и "отдалению" от Америки тех или иных стран получил конгресс) Центральная Азия, по крайней мере "пока", не вызывает особого интереса, потому как не видно, чтобы там пытались на "белодомовском безвременьи" как-то усилить свои позиции Россия и Китай. Да и сами страны Центральной Азии в лице своих руководителей вовсе не "обижены" на существенное невнимание к региону со стороны нынешней американской администрации. Поэтому там, кстати, и никаких особых проектов для укрепления собственного присутствия в регионе американцы не готовы пока предложить.

Единственное, что уже совершенно точно известно на новый финасновый год (а он начнется в Америке в октябре), - это резкое сокрашение различного рода "помощи" (хотя понятие это черезвычайно относительное и эфимерное по своему содержанию) со стороны Соединенных Штатов государствам региона. Все расходы и по линии госдепартамента, и конторы под названием USAID (Ю-Эс-Эйд), которая вела целый набор различных программ в регионе, существенно сокращаются. И есть вероятность того, что тому же Казахстану по этим линиям вообще ничего больше выделяться не будет (дескать, страна богатая, так чего ей за бесплатно помогать?)

А вот в военном плане существует вероятность того, что взаимодействие Соединенных Штатов с регионом будет продолжено. Причем по обоюдному интересу, а вовсе не по причине какого-то американского "силового диктата". И может так получиться, что именно эта сфера взаимоотношений США и Центральной Азии окажется уже в самое ближайшее время не только самой активной, но и самой конфликтной.

ОДКБ и НАТО: как "скрестить" два прямо противоположных мировоззрения?

Честно говоря, не очень укладывается, как можно проводить так называемую "многовекторную политику" в области военного сотрудничества. Это, кстати, касается не только Центральной Азии, но и целого ряда других мест на нашей планете. И тем менее именно в Центральноазиатском регионе этот эксперимент идет уже не первый год полным ходом. И от того, к чему он приведет, зависит, между прочим, и политическая, и торгово-экономическая картина будущего всей региональной "пятерки".

Итак, военное сотрудничество в самых различных сферах развивается Соединенными Штатами со всеми странами региона с момента развала СССР. Пока Россия разбиралась сама с собою и решала то, что у "советских" надо было срочно отобрать, а "особо приближенным российским" раздать, американцы наладили военные связи со всеми новыми постсоветскими государствами. Тут сразу надо подчеркнуть факт "взаимной любви" двух сторон. То есть и американцы сюда в своих собственных (прежде всего- афганских) интересах шли, и государства Центральной Азии от военного взаимодействия с США не отказывались.

Не буду сейчас вас загружать данными о том, сколько и каких учений совместными силами было проведено за эти годы, чем конкретно страны региона помогали США в их афганской кампании (от базы в аэропорту Бишкека до разрешения на пролет военно-транспортных самолетов НАТО через воздушное пространство Казахстана и Туркменистана). Главное, на мой взгляд, здесь было то, что сам по себе факт налаживания военных связей между США и центральноазиатской "пятеркой" имел место, и продолжается по нынешний день.

Что еще в этом вопросе принципиально.Три страны региона (Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан) состоят в Организации по коллективной безопасности ОДКБ под эгидой России. А Узбекистан-то в эту структуру входит, то выходит. Даже нейтральный с виду Туркменистан ровным счетом настолько нейтрален, насколько его безопасности угрожает соседний и вечно неспокойный Афганистан. Начнется там серьезная на границе заварушка - придется так или иначе к помощи если не ОДКБ, то кого-то другого (и почему не американцев?) Ашхабаду прибегать.

Но ключевой тут момент, думаю, иной. На сегодняшний день Соединнные Штаты официально считают Россию своим главным врагом в международных отношениях. И рассматривают прямое военное столкновение с ней как "весьма вероятное". Причем, разумеется, как с врагом, а не просто "геополитическим соперником". "Почти такое же" отношение со стороны военного руководства (и соответственно - политического начальства) Соединенных Штатов к Китаю. С ним вероятность военного столкновения также расценивается как "высокая". А в этих условиях любое военное сотрудничество с Америкой любой другой страны соответствующим образом воспринимается как в Москве, так и в Пекине.

Так чьи все-таки "союзники"в военном отношении страны Центральной Азии?

И здесь, так или иначе, именно аспект расширения военного сотрудничества между государствами Центральной Азии с Соединенными Штатами вполне может вызвать как политическое, так и военное давление со стороны как России, так и Китая. Когда речь идет о весьма небольшом торгово-экономическом взаимодействии в регионе с американцами, то, по крупному счету, ни Москву, ни Пекин это особо не волнует. К тому же китайцы сами потихоньку "подгребают" под себя все мало-мальски нужные им природные ресурсы региона, и Америка им тут не конкурент и не соперник (не говоря уже о России).

Но Китай намерен прокладывать через центральноазиатские государства свой "Шелковый путь". А это, по сути дела, - та же самая экспансия Китая за его территории, которые только официально на карте разделены какими-то нынешними государственными границами. Ведь чисто философски само явление существования Поднебесной - это постепенное взятие под свой контроль всех тех земель, которые он исторически считает своими.

И если на этих землях "потенциальный противник" не просто проводит раз в году военные учения, но и вбивает в головы солдат и офицеров государств Центральной Азии нечто такое, что кардинально расходится с политическими установками руководства КНР - это уже прямая угроза для китайских государственных интересов. То же самое касается и России, которая вообще занимает крайне странную и попросту беспомощную позицию в плане расширения американского военного сотрудничества со странами региона.

Посудите сами. Значительная часть офицерского корпуса армий стран Центральной Азии на различных условиях (кто бесплатно, кто на государственные стипендии) обучаются в военных вузах России. Там четко и ясно объясняют, что врагом для всего "неприсоединившегося к Западу" человечества являются НАТО и стоящие во главе этой структуры американцы. Но затем эти же офицеры отправляются на курсы повышения боевой и политической подготовки в Америку, Великобританию, Турцию или натовские школы в Западной Европе.

Что им там объясняют, кто враг и как с ним бороться - думаю, понятно и без особых ссылок. Вернувшись к себе на родину после этих "накачек", они принимают участие в очередных учениях-маневрах стран ОДКБ по отражению каких-то мифических "террористических угроз" вместе с подразделениями российских десантников и братьев-военнослужащих из Центральной Азии. А потом сюда же приезжают американцы, которые с этими же самыми "вроде как военнослужащими стран -членов ОДКБ" готовятся к возможным взаимодействиям по форматам и инструкциям НАТО.

Более того: важнейшим элементом высокого уровня боевой подготовки любой воинской части во все времена является ее моральный "заряд", вера в то, за что они готовы сражаться и даже умереть. Но вот как состыковать две полностью противоположные идеологии НАТО и ОДКБ - даже офицерам стран Центральной Азии, уверен, непонятно. Тем более в нынешние, весьма специфические времена, когда, с одной стороны, США считают своим врагом Россию и Китай, а с другой - Россия понимает, что ее главный противник - это весь коллективный Запад во главе с Америкой.

Да и в плане "большой политики" современным военнослужащим трудно вообще что-либо понять. Вот Россия, будучи "союзником" США, берет и, по сути дела, предательски пинает - и не в первый раз почем зря - Северную Корею, которая этой же Америкой объявлена "самым страшным злом". А потом этой же Северной Корее впаривает санкции Китай. Значит, он за Соединеннные Штаты? Или "не совсем"? И Россия тоже тогда у американцев "на северо-корейских побегушках"? А как же тогда членство в ОДКБ, и как быть с учениями стран НАТО, которые напрямую вроде бы угрожают безопасности России?

Поэтому участившиеся визиты в Центральную Азию американских генералов, проведение совместных учений с американцами и открытие целого ряда тренировочных центров НАТО в регионе - дело, с одной стороны, естественно, правительств этих государств. С другой стороны - и Россия, и Китай наверняка понимают, что одно дело - многовекторность в торговле или инвестициях. А совсем даже другое - в самой чувствительной и специфической сфере любых двусторонних отношений. И то, что ни Пекин, ни Москва это без внимания (причем повышенного) не оставят - вопрос уже самого ближайшего времени.

США. Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 30 сентября 2017 > № 2333275 Юрий Сигов


США. Китай. КНДР. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 сентября 2017 > № 2310104 Юрий Сигов

Китай ­ скрытый враг Америки?

По крайней мере, так считают американские конгрессмены и видят в Пекине куда большую потенциальную угрозу на будущее, чем в России

Юрий Сигов, Вашингтон

За чередой целого набора санкций, словесных оскорблений и непрекрытых угроз в адрес трех "главных зол" Америки - России, Северной Кореи и Ирана (так, по крайней мере, считают на данном этапе не только в Конгрессе и Белом доме, но и во всех других американских политических правящих структурах) - чуть затих спор о судьбе отношений США с Китаем. То, что Пекин ни в каких "стратегических партнерах" и "закадычных друзьях" у Вашингтона не числится,- факт неоспоримый.

Но и врагом открыто ни сам президент Д. Трамп, ни его ближайшие советники и министры Китай пока, по крайней мере, ни разу не называли. Да, "соперник в Азии", "бросающий вызов нам в области справедливой торговли", "угроза странам региона Юго-Восточной Азии" своими непомерными территориальными аппетитами - эти эпитеты Пекин регулярно в Америке заслуживает. Но в отличие от "трех вечных зол" для США в лице Москвы, Тегерана и Пхеньяна с Китаем руководство Соединенных Штатов все-таки обращается совершенно по-другому.

Китайского руководителя уже принимали на личной даче Д. Трампа во Флориде, американцы и китайцы проводят некие совместные военно-морские маневры в Тихом океане, а в ближайшие пару месяцев в Китай запланирован не только ответный визит хозяина Белого дома, но и главы Объединенного комитета начальников штабов Пентагона. Что само по себе говорит о том, что, по крайней мере, "пока" Китай не значится в американских внешнеполитических ориентирах "непримиримым врагом".

И все же... На деле Соединенные Штаты не просто видят в Китае потенциальный вызов, но и пусть и не явную, но скрытую уж точно угрозу своему мировому доминированию. Дело здесь не только в том, что КНР ведет себя "не по-джентльменски" в Южно-Китайском море (по мнению, естественно, американского руководства) и якобы угрожает тем самым так называемым"союзникам США" в этом регионе. Китая люто боятся японцы (и это еще мягко сказано), против него Соединенные Штаты настраивают Вьетнам и Австралию, да и "проблема Северной Кореи", по мнению властей в Вашингтоне, чисто китайская задумка. Которая направлена исключительно против Америки и ее национальных интересов.

В Америке считают, что с Китаем надо что-то делать. Но вот только что именно?

Показательно, что в самый разгар выработки некоего единого подхода к отношениям с Россией, Ираном и Северной Кореей целый ряд американских конгрессменов в открытую стали упоминать как будущую потенциальную цель очередных возможных санкций Китай. О его "завтрашней угрозе" при этом никто вроде бы явно не упоминает, но все время подчеркивается, что китайцам верить нельзя, и они "вот-вот нехорошее что-то против Америки" совершат. А уж Северную Корею непременно используют в своих интересах для борьбы и с США, и с ее союзниками в регионе - Японией и Южной Кореей.

Тон в этом "последнем американском предупреждении для Китая" задает сенатор Джон Корнин от штата Техас, который является членом комитета по разведке, а также финансов и международной торговле. Так вот, он абсолютно уверен в том, что надо активно бороться нынешней администрации Д. Трампа вовсе не с Россией или Ираном (они от Америки и так никуда не денутся), а именно с Китаем. Потому как китайская угроза очень скрытна, по времени серьезна на длительную перспективу, и с Китаем придется, по его мнению, так или иначе "по-справедливости разбираться" уже в самом ближайшем будущем. Да к тому же самому сенатору пока не особо понятно, каким же образом с китайцами вообще вести дела, чтобы их "поставить раз и навсегда на место".

По оценкам сенатора Дж. Корнина, самая агрессивная и "хитрая" страна в мире - это именно Китай. Именно он представляет якобы из себя скрытую угрозу для национальной безопасности США и вроде как использует любую возможность, чтобы ликвидировать свое прежде всего техническое и технологическое отставание от Америки. Кстати, на почве постоянной обеспокоенности именно кражей своих секретов китайцами буквально помешаны не только многие американские конгрессмены, но и члены новой американской администрации.

К примеру, в Конгрессе Соединенных Штатов на слушаниях отмечалось, что китайцы приняли амбициозную программу развития до 2025 года, которая направлена на то, чтобы КНР стала полностью самообеспеченной страной в том, что касается производства передовых вооружений. А это якобы напрямую угрожает всем внешнеполитическим интересам США - причем не только в Азии, но и глобально.

Так же, как и Россию, американские законодатели открыто обвиняют именно Китай в том, что он стремится подорвать американское лидерство в самых различных уголках мира, чему администрации Д. Трампа требуется непременно препятствовать. Для этого предлагается не давать Китаю спуску ни в каких его откровенно анти-американских действиях - от военных учений на границе с Индией до посыла кораблей к спорным островам в Южно-Китайском море.

Но еще больше беспокоит американские правящие круги тот факт, что Китай пытается работать в Америке через собственные деньги. То, что Китай повсеместно инвестирует огромные суммы, вкладывая их в сооружение инфраструктуры в самых дальних от КНР уголках, уже давно принимается в Америке как само собой разумеющееся. Но вот то, что Пекин пытается через свои инвестиции прибрать к рукам отдельные объекты на территории самих США, рассматривается как открытая угроза национальной безопасности страны.

Так, по данным американских спецслужб, Китай вот уже более двадцати лет настойчиво инвестирует в американские технологические компании с тем, чтобы получать в Америке то, что не удается ему произвести в самом Китае. Помимо этого, опять-таки американские спецслужбы выражают опасения относительно того, что якобы уже вся Силиконовая долина в Калифорнии наводнена исключительно китайскими шпионами.

Которые, не стесняясь, крадут и копируют абсолютно все - и даже то, что они сами могли бы без особого труда произвести у себя дома. Китайские компании помимо этого вкладывают солидные суммы на территории Соединенных Штатов в разработку различных роботов и манипуляторов, которых можно было бы потенциально использовать прежде всего в оборонной промышленности.

Получается, что Китай только и делает,что все крадет в Америке. А вот как от этого защититься, американцы пока не знают

Самым, пожалуй, интересным моментом отношений между Соединенными Штатами и Китаем на нынешнем этапе является просто поголовная обеспокоенность ведущих политиков США в том, что КНР в открытую шпионит в стране и крадет все, что представляет хотя бы какую-то экономическую или технологическую ценность. Американцев беспокоит это потому, что за всеми китайцами, находящимися в Америке, очень трудно уследить (их, по данным переписи, и это только с американскими паспортами и разрешениями на жительство и работу около 2 миллионов человек).

Плюс к этому добавим около 200 тысяч студентов из Китая, которые приезжают в Соединенные Штаты каждый год на учебу в колледжи и университеты. Кто из них настоящий студент или аспирант, а кто - "парень из спецслужб" - пойди разбери. Потом некоторые из них остаются в Америке, привозят свою родню(вроде как и те - все то ли шпионы, то ли просто крадущие секреты по просьбе "товарищей в штатском из Пекина) и уже на полном законном основании ударно трудятся на свою дальнюю родину.

Неслучайно поэтому, что американские сенаторы очень обеспокоены тем фактом, что через 20 лет, если не раньше, Китай сможет превзойти США по производству всех основных видов вооружений, которые сегодня Пекин пока не в состоянии сам изготавливать. В то же время в самой Америке Китай продолжает вкладывать (или пытается это делать) немалые средства в сооружение морских и речных портов, а также аэродромов самого различного назначения. Если это происходит где-то в Замбии или Бразилии, то Америке до этого нет никакого дела. Но чтобы в самих США...

По этой причине, как считает тот же сенатор Дж. Корбин, этого "китайского безобразия" никак нельзя допускать, потому что китайцы тем самым попросту в любой момент смогут парализовать Америку и ее оборонный потенциал. Именно в этой связи американские законодатели намерены принять специальный закон, который запретит именно китайским фирмам и совместным предприятиям с участием китайского капитала вкладывать средства в любые инфраструктурные проекты на территории Соединенных Штатов. И следить за этим будут американские спецслужбы, которые об всех подозрительных сделках должны будут тут же уведомлять Конгресс США.

Беспокоит американские власти и то, что китайцы не просто крадут промышленные и технологические секреты в Соединенных Штатах, но тем самым якобы и серьезно мешают развитию самой американской науки и промышленности. К примеру, никому неизвестные китайские компании (часто подставные) "вдруг" создают на территории США совместные предприятия, а затем втихаря становятся их миноритарными акционерами. Причем даже там, где никакой вроде бы опасности для американских национальных интересов это не представляет.

Но вот в чем беда: американцы толком не могут понять, что у китайцев на уме, и каким образом они вполне смогут то, что они делают нынче в Америке, использовать в дальнейшем для своей выгоды (хотя, что на самом деле выгодно для Китая, ни один американский что специалист, что политик в силу совершенно разного с китайцами мировоззрения понять тоже не в состоянии).

Пока Америка хочет держать Китай на "коротком поводке". Но "серьезно разбираться" с Пекином в Вашингтоне все равно планируют

Больше всего американцев пугает то, что дело здесь не просто в какой-то инициативе отдельных китайских граждан или частных компаний. Борьбу за американские секреты Китай ведет под руководством китайского правительства и Компартии страны. Хотя все американские политики абсолютно уверены в том, что государственное устройство Китая - совершенно недемократическое, и именно поэтому Соединенным Штатам очень сложно вести какую-то осмысленную борьбу против "китайского засилья" в Америке.

Еще сложнее Америке работать в самом Китае, хотя вроде как и китайский язык многие американцы сегодня активно изучают и на стажировки туда ездят. Да и сами китайцы стараются всячески привлечь к изучению своей страны американских специалистов, политологов и ученых-китаеведов. Между тем, по словам самих американских предпринимателей, им очень трудно вести дела в Китае, потому как в бизнесе они руководствуются с китайскими партнерами совершенно различными принципами и интересами.

"Китайцам намного легче украсть нашу интеллектуальную собственность, чем каким-то образом сотрудничать с американским бизнесом на "честной основе", - говорят американские предприниматели, которые имеют опыт работы в КНР. При этом никакой серьезной поддержки в налаживании бизнеса на "американских условиях" они от своего правительства в Китае получить не могут. "Китайцы живут по своим законам, и до наших принципов им нет никакого дела".- жалуются американские бизнесмены на слушаниях в Конгрессе США.

Нет посему ничего удивительного в том, что американские законодатели уверены: Китай умышленно не желает тратить средства и силы на разработку своих собственных технологий и готовить передовые научные кадры у себя дома. Ему вроде как намного проще все, что требуется, украсть у Америки, а это посему - уже потенциальная угроза для национальных интересов США. Если с Россией американские власти все давно уже для себя решили - с ней якобы надо разговаривать только с позиции силы, то с Китаем Америка до сих пор не может выработать некой единой стратегической линии поведения.

Еще больше тумана наводит на американские власти поведение китайских руководителей. В окружении Д. Трампа откровенно признаются, что толком не могут понять, что же на уме у того же товарища Си Цзиньпина и тех китайцев-партаппаратчиков, которые его сопровождали во время приезда в Соединенные Штаты. Ведь они, с одной стороны, вежливо улыбаются и заверяют американских чиновников в своем почтении и уважении. А потом выясняется, что на самом деле они только вроде бы и стремятся нанести Америке непоправимый урон, стимулируя похищение промышленных и военных секретов.

Поэтому в качестве первентивных мер предлагается немедленно запретить Китаю (да и другим иностранцам) покупать недвижимость и землю брать в аренду вблизи стратегических и военных объектов на территории Соединенных Штатов. Также местным властям в американских штатах предписано внимательно следить за тем, чтобы в подобных сделках не появлялись следы "китайских денег" или компаний, которые так или иначе с КНР связаны.

В то же время в Конгрессе США опасаются, что если против Китая по примеру России вводить санкции, то китайцы в отличии от русских Америке точно за это отомстят. И Соединенным Штатам от ответных действий Пекина действительно будет очень больно. Ведь товарооборот с КНР у США огромный, и даже минимальное сокращение двусторонней торговли, а также жесткий курс китайских властей в отношении американского бизнеса, который там работает, может обернуться для американцев настоящей катастрофой.

США. Китай. КНДР. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 сентября 2017 > № 2310104 Юрий Сигов


Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 июня 2017 > № 2212726 Юрий Сигов

Супердержава на распутье

Китай пока еще не нашел своего достойного места в "новом мире". Но активно ищет, как бы ему в этом не мешали

ЮРИЙ СИГОВ

Много чего в последние годы говорят и пишут о Китае. Причем как те, кто видит эту страну (а точнее - уникальное мировое измерение, которое никаким общим меркам-шаблонам не подвластно) на приличном расстоянии, так и те, кто считает себя (иногда с весьма большой натяжкой) неким специалистом по делам Поднебесной. И экономикой принято китайской восхищаться, и нынешнего ее лидера расхваливать на все лады, и Америке супостатной (ну кому еще?) грозить совсем недалеким будущим, когда КНР станет во всем и везде первой на нашей планете.

Но вот что любопытно: чем больше Китай чего-либо в мирe добивается, тем больше им не только восхищаются, но и откровенно боятся. Почему? Нет, думаю, вовсе не в экономической мощи и огромных людских ресурсах Поднебесной здесь дело. Китай по большей части все-таки реально боятся и откровенно опасаются по другим причинам. Причем не столько из-за общего мирового влияния и размеров выдаваемых за границами кредитов, а из-за полного непонимания китайских реалий и планов дальнейшего развития страны.

Когда никто не может понять, что у китайских руководителей на уме, что они задумали что дома, что "на выезде", то поневоле начинаешь пугаться и триллионов разных мировых валют в китайских банковских закромах, и суммы выдаваемых Пекином денежных средств всем тем, кто с ним намерен дружить. Да и военная поступь Поднебесной на самом деле вводит в ступор как минимум ближайших соседей КНР в Азиатском регионе, а на перспективу - и соперников-противников по другую сторону Тихого океана.

И здесь, как мне видится, очень непростой задачей является сам факт понимания замыслов и интересов Китая в окружающем его мире. В конце концов, что будет внутри страны виднее самим китайцам и их руководству. А вот куда пойдет китайская повозка с паланкином во внешней политике - вопрос принципиальный и очень даже важный для всех государств. И тех, кто с КНР непосредственно граничит (те же страны Центральной Азии), и тех, кто от китайского экономического рывка в ведущие мировые державы надеется хотя бы какие-то дивиденды приобрести.

Зачем "выжидать удобного случая", когда он давным-давно настал?

В свое время именуемый архитектором китайской внешней политики Дэн Сяопин указывал, что страна должна наращивать свой внутренний потенциал и выжидать удобного случая, чтобы посолиднее расправить плечи. То есть в конце тех же 70-х годов прошлого столетия в китайском руководстве (после смерти Мао Цзэдуна) бытовало мнение о том, что мы пока еще очень слабы, не развиты в промышленном и военном плане. Поэтому ни с кем ругаться нежелательно, потихоньку надо копить силы - а там уже видно будет, что с этим самым накопленным капиталом делать.

И вот сейчас в том, что касается внешнего статуса Китая, наблюдается некий парадокс. С одной стороны, больше выжидать Пекину давно уже нет смысла, потому как страна уверенно вышла на первые позиции в мире по целому ряду показателей именно как сверхдержава, а не просто одно из "успешно развивающихся государств". С другой - КНР по-прежнему (и это почти 40 лет спустя) остается типичной развивающейся страной. Ментальность рядовых китайских граждан, а также их первых руководителей остается (особенно в плане внешней политики) на уровне именно развивающихся, явно неопределившихся со своим будущим государств.

Когда в КНР только формировались основные принципы вывода страны на первые позиции в мире, там принималось к сведению, что есть одна "большая сверхдержава" (то есть США) и имеется несколько "великих держав", в число которых Китай и намеревался в ближайшей перспективе войти. По сути дела, Китай всегда признавал, что никакого так называемого многополярного мира нет, и это же самое Пекин фактически подтверждает и сегодня. Но есть тем не менее еще "великие" страны, с которыми "большой сверхдержаве" куда полезнее договариваться, чем открыто враждовать.

На данный момент в китайском руководстве окружающий Поднебесную мир воспринимается как крайне нестабильный, шаткий и непредсказуемый. Конфликт между США и Россией просто неизбежен, и его ничем нельзя разрешить (кроме как мировой войной), резко обострились региональные столкновения, которые фактически не поддаются никакому международному решению. Полностью нефункциональны все существующие международные организации, а новых и нет, и никто их формированием не хочет заниматься (Китай в том числе).

Добавим сюда рост религиозного экстремизма, угрозу дальнейшего распространения ядерного оружия да и общее желание ведущих западных стран (а не только США) не допустить подъема Китая в число ведущих мировых держав. Те же американцы постоянно твердят, что в Китае нынче господствует не идеология Коммунистической партии, а некий "гибридный национализм", который якобы угрожает именно американским интересам во всей Азии.

Однако сами китайцы над подобными рассуждениями, прежде всего американских экспертов, только посмеиваются. И подчеркивают, что главные заботы власти в Пекине - это решение исключительно внутренних проблем страны. А все, что делается за китайскими границами, интересует товарищей из Компартии только в том контексте, в котором это будет способствовать внутреннему развитию КНР.

Для этого задуманы два "Шелковых пути", для этого "под них" создан был Азиатский банк инфраструктурных проектов, для этой же цели Китай шлет сотнями тысяч своих рабочих и инженеров по всему свету, вкладывая существенные средства в добычу природных ископаемых (прежде всего) по всей нашей планете. Именно китайским внутренним интересам служит и сотрудничество КНР с Россией и странами Центральной Азии (остальные постсоветские государства в этом плане - десятое колесо до возу). Китай в этих государствах меньше всего интересует их развитие - ему важно "правильно вписать" эти страны в работу над выполнением чисто внутри-китайских экономических и инфраструктурных задумок. И никак иначе.

Точно также видится Китаю роль Европы, Африки, окрестной Азии и даже далекой от китайских берегов Латинской Америки. Если кто из этих стран надеется на некое равноправное сотрудничество с КНР (точь-в-точь как с США), то сильно ошибается. Сотрудничество пойдет исключительно по китайским схемам, с приоритетной китайской выгодой. А все остальные, в принципе, тоже могут на подобном взаимодействии неплохо заработать. Это если сумеют и если согласятся в этих "заработках" на руководящую китайскую роль.

Слабая Россия Китаю невыгодна. А сильная- тем более

Здесь очень интересен, на мой взгляд, аспект оценки так называемых союзников Китая на международной арене. Вот американские политики уже не первый год бьются над задачей определения этих самых союзников, чтобы ослабив их, ослабить тем самым и саму Поднебесную. Но ищут они что-то явно мифическое и лишь виртуально-существующее. Поскольку у Китая никогда и нигде не было никаких союзников. "Попутчики", "стратегические партнеры", "коллеги по взаимовыгодному бизнесу" - и только. Союзник себе Китай сам, ему не нужны НАТО, ЕС, и все, что с подобными структурами связано. Ни сейчас, ни на будущее.

Зато Китай своим чуть ли не "ключевым союзником" именуют руководители практически всех постсоветских республик, включая Россию. Но тут желаемое явно выдается за действительное. На самом деле, в нынешних условиях Китаю выгодно иметь со стороны России прочный и надежный тыл, который "не подведет" в случае любых других проблем с тем же "коллективным Западом". Однако отношение руководства в Пекине (что раньше, что сейчас) к России очень конкретное и весьма специ-фическое. Это смесь все еще остающегося уважения как к преемнице великого СССР, некоего презрения за то, что сами же свою собственную страну развалили, и предельного прагматизма в плане получения от России того, что нужно КНР для собственного развития.

Что также для Китая немаловажно: Россия - единственная, по сути дела, страна, которая серьезно мешает Западу (и Соединенным Штатам в первую очередь) в установлении стратегических планов по единоличному управлению миром. При этом Россия не наносит никакого ущерба Китаю, а как раз наоборот: она способствует тому, что многие проблемы, с которыми в международных делах Китаю пришлось бы решать самостоятельно, практически в противостоянии с Западом переложены на плечи России.

Также, по большому счету, Китаю не очень нужны российские энергоресурсы (он их может получить из той же Центральной Азии и других стран и по другим ценам). Зато совместные действия в Совете Безопасности ООН, а также при решении региональных конфликтов позволяют Китаю и его руководству сосредоточиться на важных внутренних делах, и "спустить" международные проблемы под ответственность других стран.

В том, что касается отношений с Центральной Азией, у Китая свой расклад и замысел. Сотрудничество здесь идет только под китайскую дудочку, потребительский интерес в ресурсах у Пекина в этом регионе выражен более чем очевидно. Политически странам региона намного выгоднее подпевать китайской стороне и не раздражать ее. Потому как эта самая сторона с 1,4 млрд. населением - вот она, рядышком, через границу. И об этом, как иногда напоминают старшие китайские товарищи своим "младшим стратегическим партнерам", лучше не забывать.

Зачем Китаю долгосрочная стратегия развития, когда достаточно списка из пяти главных задач?

Итак, в чем же состоит внешнеполитический интерес Китая? Главное, нет смысла говорить о какой-то долгосрочной стратегии, потому как мир нынешний столь стремительно развивается и меняется, что любые, даже минимальные наметки на то, что будет в мире через год-полтора окажутся полностью развеянными событиями, которые могут вполне на нашей планете произойти завтра-послезавтра. Но вот ключевые аспекты политики Пекина на внешней арене можно определить уже сегодня.

Это прежде всего приоритет внутреннего развития страны, которому полностью и будет подчинена вся внешняя политика КНР. Для этого будут по всему миру по-прежнему приобретаться природные ресурсы, раздаваться кредиты, сооружаться объекты инфраструктуры, транспорта и сопутствующих услуг. Да, все это будет оставаться во многих случаях на территории стран, где Китай своими же силами все подобное возводит. Но работать такие объекты-проекты будут на Китай, причем в первую очередь.

Отсюда же растут ноги и у 30-летнего соглашения по поставкам газа из Туркменистана в Синьцзян-Уйгурский автономный округ, нефти по маршруту Атасу - Алашанькоу из Казахстана по тому же адресу. Этому же подчинена и экономическая экспансия Китая в Кыргызстан и Таджикистан, где, по большому счету, руководства этих стран полностью потеряли национальный суверенитет, задолжав Пекину гигантские суммы, которые нечем и некому отдавать.

Что Китай, помимо всего прочего, интересует в Центральной Азии - так это отсутствие здесь со своими претензиями на влияние как Соединенных Штатов, так и России. Китаю выгодно, чтобы в регионе Америки вообще не было (чего ей там делать, считают в Пекине?), а Россия туда больше не возвращалась (профукали свои бывшие территории - так кто вам еще виноват?). Общий же подход современной внешней политики Пекина - поменьше иметь врагов, не ссориться с сильными и влиятельными, но ни в коем случае не идти у них на поводу. И не давать тем шансов себя ни унижать, ни оскорблять (то есть полная противоположность с внешней политикой той же России).

Показательно, что Китаю совершенно нет необходимости где-то себя выпячивать, особенно в структурах, где правят балом другие. Это касается и различных финансовых организаций под эгидой Всемирного банка (ну какая разница, сколько процентов акций там будет у Пекина, если командовать парадом будут все равно США и их союзники?), и разного рода "семерок-двадцаток", где вообще непонятно - кто, кем и каким образом руководит. Но с той же Америкой Пекин намерен держать баланс, не особо докучать Вашингтону со своими интересами. Но и ни в коем случае не позволять американцам садиться себе на шею - причем даже по самым вроде бы несущественным вопросам.

Замечу, помимо того, что Китай вовсе не собирается сближаться ни с Соединенными Штатами, ни с Россией, ни с другими странами БРИКС. Это еще раз подтверждает, что никакие "союзники" (в любом формате - даже явные вассалы, что так нравится делать тем же американцам) КНР не нужны. А те, кто приходит к Пекину за деньгами, могут их получить лишь на китайских условиях. И строго в интересах прежде всего китайских планов развития.

Немаловажно, что Китай совершенно не заинтересован во вмешательстве во внутренние дела других стран (от чего весьма существенно страдает - вспомним ту же Ливию). Но и не намерен нести какую-либо ответственность за разрешение тех или иных конфликтов в мире (взять те же события в Кыргызстане в 2010 году, столкновения на Ближнем Востоке, в Афганистане и других неспокойных точках).

Если же детально проанализировать внешнюю политику Китая, то она никакая не многополярная, а во многом остается "подыгрывающей" Америке. Это не только вложенные Пекином миллиарды долларов в американские казначейские обязательства (которые Вашингтон в любой подходящий момент по своему усмотрению может превратить в ничего не стоящие фантики), это - общий вектор политики с "уклоном на Запад", хотя и с сохранением чисто нацио-налистической идеологии приоритетно местного, а не "заграничного" экономического развития.

На этом фоне важность России и той же Центральной Азии в ближайшие годы для внешней политики и интересов Пекина будет постепенно снижаться. Ни о каких союзах и по-настоящему стратегических партнерах здесь говорить не приходится. Но многое будет зависеть от того, как пойдут дела у "коллективного Запада" как в отношениях с Россией, так и с самим Китаем. В этом плане, скорее, политика Китая в отношении других крупных государств будет походить на политику Индии: там, где выгодно, - действовать совместно, но в конфликты не вступать, "копья не ломать", а тихо-незаметно делать свое дело. То есть постепенно становиться ключевым и все вокруг определяющим игроком не только большой Евразии, но и всего остального мира.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 июня 2017 > № 2212726 Юрий Сигов


Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dn.kz, 4 июня 2017 > № 2198740 Юрий Сигов

КУДА ПРИВЕДЕТ "ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ"?

Конечно же, к дальнейшему процветанию Китая, а все остальные на этом пути - "вспомогательные элементы" для машиниста подвижного состава товарища Си

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавний большой "сбор народов", решивших поучаствовать в чисто китайской затее - проложить так называемый "Шелковый путь" из Азии в Европу вызвал массу самых разноплановых и прямо противоположных по смыслу комментариев и оценок. Так называемая "западная пресса" очень скептически отнеслась к возобновившимся усилиям Пекина придать проекту новый импульс ускорения и насыщения. Зато средства массовой информации стран, которые в этой затее участвуют напрямую, напротив - видят в "Шелковом пути" чуть ли не панацею от собственных экономических и торговых проблем - с китайской, разумеется, "направляющей ролью".

С учетом же того, что задумка эта - очень даже долгоиграющая, то перемывать кости этому пекинскому проекту будут еще не один год. При этом в его оценках всегда найдутся и те, кому проект по нраву, и те, кто его считает полной пустышкой и бессмысленной "задумкой партийного Конфуция Си Цзиньпиня".

Что во всех этих оценках, как мне видится, полностью отсутствует - так это трезвое понимание происходящего. А также реальное осмысление того, для чего вся эта бодяга с "Шелковым путем" в мире разводится, на кого она, грубо говоря, "работает" и чем затея эта в конечном итоге, скорее всего, завершится. Поэтому для не только понимания нынче складывающейся ситуации, но и того, что с этим самым рекламируемым на данном этапе международным проектом может статься, предлагаю посмотреть лишь правде в глаза. А далее - уже каждому сделать свои собственные выводы, которые могут от чисто китайских очень даже сильно отличаться.

Важно это еще и потому, что желающих хотя бы "по касательной" прислониться к "Шелковому пути"(что в его наземной, что морской версии) становится вроде как все больше. Только вот реального толку, практической пользы от всего затеянного с 2013 года, когда проект был официально озвучен, становится все меньше.

И еще. Вопрос здесь вовсе не в том, кто, на каких условиях и в каком контексте присоединится к китайской заморочке с "путями", а нужно ли это вообще-то делать? Ведь Китай - это отдельное мировое измерение, для которого срок 50 лет- это так, "ближайшая перспектива". А большая часть участников проекта, между прочим, не ведает, что будет с ними (то есть подчиненными им странами) завтра-послезавтра. Так стоит ли во все эти "шелковые пути" по совету пекинских товарищей отправляться и не будет ли потом тотально-повального по данному поводу разочарования?

Организатор того, не знаю чего. Инициатор всех, кто не против. Неужели этого достаточно, чтобы отправиться в "Шелковый путь"?

Итак, стоит ли участвовать в каком-то формате другим странам в затее с "Шелковыми путями"? В принципе, участвовать можно, но нужно при этом сразу же четко и ясно понять некие основные положения, на которых этот проект базируется. Так вот, первым делом - любой Шелковый путь (куда бы он ни вел, и по суше-морю не проходил) - идея чисто китайская. Служит она только китайским интересам, а все остальные при этом рассматриваются Пекином- как ситуативные попутчики. Для Китая вообще непринципиально, кто в проекте будет участвовать, а кто воздержится (что Америка, что Непал). Главное, чтобы не мешали: а дальше уж в Пекине разберутся, кого и как в проект "настойчиво вовлечь".

Совершенно без разницы, какие страны присылают на разные "шелковые саммиты" свои делегации, а какие, спотыкаясь, летят на всех крыльях,чтобы в них отметиться. Вот на последней встрече по "шелковым делам" не было Японии, Индии и Сингапура. И началось: только и слышны оценки разных экспертов о том, а чего же это Пекин не позвал тех или других на это показное для внешнего мира мероприятие.

А почему не приехали? На самом деле Япония – почти по-прежнему колония США в любом внешнеполитическом вопросе. Индия - прямой конкурент Китая в Азии, а Сингапур слишком незаметен на карте, чтобы на него обращать внимание. Зато те, кто перед китайцами решил себя "примерно зарисовать", в Пекине были. Но и самому товарищу Си, и его ближайшим коллегам все эти люди- не более чем рекламный антураж. Чем больше и важнее мероприятие - тем больше показного влияния Китая на окружающий мир. А для китайского руководства этот момент - отнюдь не второстепенен.

Далее: а зачем это все так рвутся "подружиться" с Китаем, в том числе и в формате "Шелкового пути"? Ответ прост: всем нужны китайские деньги. Денег сегодня в мире полным-полно свободных и без Китая, но никто и никому их просто так не дает. А Китай дает - конечно же, не за просто так, а со своими долгоиграющими интересами. Но если денег китайских хочешь - значит иди на поклон к организатору "Шелкового пути". И тогда глядишь- что-то и тебе от китайской лепешки стоимостью в миллиарды долларов открошится.

А вот насчет китайских инвестиций ситуация и вовсе складывается прелюбопытная. Их хотят получить все, но не всем они по каким-то странным на первый взгляд, обстоятельствам достаются. И так получается, что та же Россия, объявленная самим российским руководством чуть ли не главным партнером КНР на "Шелковом пути", китайских инвестиций не получает фактически вовсе. Почему? А китайцам это невыгодно, у них есть более привлекательные регионы, где они ожидают получить от своих вложенных средств существенную отдачу. И так будет, скорее всего, на обозримую перспективу.

Ну а какова вообще-то, цель самого "Шелкового пути"? Вы не задумывались? Да нет никакой цели, если не считать таковой ускорение доставки китайских товаров в Европу, развитие Северо-Запада страны и получение из стран Евросоюза новых технологий. То есть, в принципе, эти процессы шли постепенно и без "Шелкового пути". А теперь под эту идею дело может пойти и веселее. Хотя может и не пойти вовсе.

Так вот, в реалиях "Шелковый путь"- это просто общее направление (чисто географическое), в котором Пекину хотелось, чтобы двигались на внешние рынки его товары. И выглядит поэтому "Шелковый путь" уже не первый год как чисто прагматическая политическая инициатива первого лица Китайского государства. Но если присмотреться повнимательнее, то цели ее очень расплывчаты, неконкретны. И фактически в самом Китае между министерствами и ведомствами идет банальное "локтерасталкивание" за то, кто первый окажется у "бюджетного лотка", откуда "Шелковый путь" и финансируется.

Если детально проглядеть все официальные бумаги, которые по поводу "Шелкового пути" распространяются китайской стороной, то там вообще нет ни одного срока и ни одного проекта, который бы к такой-то дате должен был бы пущен в строй. Почему? А потому, что таких конкретных целей и сроков не было изначально. И никто их ставить на обозримую перспективу не планирует.

Высокий престиж товарища Си - это важно и для него лично, и для осуществления "Шелкового пути"

Теперь о еще одной важной, на мой взгляд, составляющей этого проекта-инициативы. При всех бесконечных дискуссиях о якобы важности прокладки шоссейных и железных дорог из Китая в сторону Европы через территории Казахстана, России и Белоруссии (это на самом деле кратчайший сухопутный вариант), выгодной с точки зрения финансовых расходов трасса не является. По-прежнему самым дешевым вариантом остается морской транспорт. И сегодня составы, которые отправляются из Китая в Европу, идут туда еще худо-бедно, но загруженные, а обратно - практически пустыми.

Еще большей химерой является идея, которую продвигает российская сторона, согласно которой с помощью китайского "Шелкового пути" можно будет якобы наладить некое "широкое евразийское партнерство". Причем сюда приплетается и Шанхайская организация по сотрудничеству ШОС (в которой "рулит" Китай, сколько бы туда новых членов ни принимали), и Евразийский союз, и даже СНГ. На самом деле все это делается с единственной целью - "задобрить" китайцев, чтобы они все-таки именно денежным образом подключились к экономическому освоению что стран Центральной Азии, что российского Дальнего Востока и Сибири.

Но тут надо принимать во внимание следующее. Первопричиной (по крайней мере на данном этапе) столь активного проталкивания Пекином "Шелкового пути" является стремление поднять личный престиж первого китайского руководителя- товарища Си. Как дома, так и за китайскими рубежами. Разница со "старыми временами" состоит только в том, что раньше КНР строила все у себя дома, а теперь будет это делать на территории своих ближайших соседей.

Одновременно сами соседи ждут не дождутся, когда та или иная китайская компания что-то у них проинвестирует или начнет сооружение какого-нибудь нового объекта, который можно будет "подключить" к схемам "Шелкового пути". А китайцы тем временем явно не торопятся. Они в основном подписывают так называемые "меморандумы о намерениях", или на худой конец - о некоем "взаимопонимании". Такие с виду "важные бумажки" на деле ни к чему китайскую сторону не обязывают и, как показывает практика последних лет, внушают явно необоснованные надежды "стратегическим партнерам". Но в результате лишь создают иллизию того, что вроде бы как что-то и делается, но по сути - все это полный пшик.

Трудно сосчитать только в самом Китае, какое количество структур, комиссий и других "рабочих групп" уже создано под этот самый "Шелковый путь". А там - вся та же "бюрократическая суета сует", как и в любой другой стране. Меморандумы подписали, перед начальством отчитались - и ладно. Но никто в конечном итоге ни за что не отвечает, и на практике ничего реально осязаемого не выполняется.

Более того, целый ряд соседних с КНР стран откровенно понимает, что со всеми этими "шелковыми путями" по суше и воде постепенно будет происходить натуральное закабаление китайцами этих территорий. В принципе в этом нет ничего криминального или удивительного: Китай на это именно и расчитывает, потому как вкладывать свои средства "для постороннего дяди" - не в китайских традициях. Делают они и в Казахстане, и в России, и в Пакистане с Мьянмой все исключительно для себя. А остальным - так пусть радуются, что вообще в этом проекте подпущены посотрудничать.

С "богатым дядей" лучше все-таки дружить, чем ему мешать зарабатывать

Так что все-таки делать, когда тебя приглашают на "шелковые посиделки" в Пекин, или игнорировать вовсе подобные затеи? Наверное, у каждой страны, которая так или иначе с Китаем завязана, есть свои на этот счет соображения. Но для того, чтобы каким-то образом все-таки китайских денег хотя бы немножко заработать, стоит учесть несколько очень важных, как мне видится, аспектов всей нынешней системы международных отношений. Где Пекин играет - и давно уже - совсем даже не "последнюю скрипку".

Так вот Китай нынче не просто вторая (или первая - это как считать) экономика мира, а натурально мировая супердержава. Страна, может быть, и не может по всем направлениям соперничать открыто с той же Америкой, но она в состоянии делать огромное количество вещей, которые, кроме США, в мире больше никому попросту не потянуть.

Я за последние пару месяцев побывал в пяти африканских странах, и могу с уверенностью сказать: Китай там- чуть ли не полный хозяин. На рейсах африканских местных авиакомпаний, пересекающих континент,- сплошь китайцы. Причем это не туристы(хотя и их полным-полно в той же Танзании), а рабочие, инженеры, служащие, те, кто ведет сооружение портов и заводов, железных дорог и складских помещений по всей Африке. А это, между прочим, не под силу сегодня ни Европе, ни России, ни в принципе, даже американцам.

Различие с теми же Соединенными Штатами состоит лишь в том, что Китай, став как-то для самих себя незаметно супердежавой, до сих пор не решил, что с этим статусом делать. Если американцы продвигают свои социальные идеалы, навязывают повсюду свою "демократию", приучают местное население к изучению английского языка с помощью добровольцев "Корпуса мира", то в Пекине, по сути дела, никто толком не знает, а что с китайским лидерством в мире, вообще-то, можно полезного было бы сделать?

Размещать свои военные базы по заграницам, как американцы, китайцы не готовы (пока?) Да и не примут их на данном этапе другие страны особо. Вводить юань в качестве единственной резервной мировой валюты - для этого Пекину надо сначала взять полностью под свой контроль всю мировую экономику, чего в обозримом будущем не предвидится. Китайский язык всем окружающим привить - так нет на то желающих, и вряд ли они на фоне всепроникающего английского появятся.

Зато в плане экономического сотрудничества, предоставления кредитов, посыла своей "лишней" рабочей силы и техники - в этом Китай успешно уже не первый год работает, и в планах "Шелкового пути" как раз и заложена именно эта форма сотрудничества. Для чего все это, к чему это может привести, как "шелковое дело" будет продвигаться - а кто его в Пекине знает? Но там думают всегда на длительную перспективу, поэтому постепенно эту инициативу "движения в сторону Европы" будут и дальше проталкивать. А первое лицо в китайском руководстве будет проект и на будущие годы персонально курировать.

Китаю ведь главное, чтобы на пути всех этих что "шелковых", что иных дорог ему не мешали. Кто хочет участвовать - милости просим, но чтобе только не вставляли палки в колеса. А вот в этом как раз проблемы и могут возникнуть. Те же американцы, если не договорятся на двусторонней основе с китайскими правителями, могут прилично подпортить все эти "путевые наметки" Пекина. Или попросту, как было в случае с Ираном, запретить своим "верным союзникам" в Европе даже думать о китайских задумках-затеях.

Для того, чтобы этого не произошло, товарищ Си и летал уже на личную виллу Д. Трампа во Флориду. Надо будет - еще слетает, да и сам американский президент в Китай вне зависимости от наличия "Шелкового пути" не раз еще нагрянет. Всем же остальным Китай давно уже дал понять: с нами лучше дружить и сотрудничать на наших же условиях, чем мешать. Ведь в реалиях современной жизни китайский "Шелковый путь" - дело длинное и в чем-то даже утомительное.

Тем более что конкретных конечных целей путь не предусматривает, что, в принципе, и задумывалось. Зато тем, кто к Пекину будет близок во всех отношениях, китайские товарищи обещают немножко заработанным поделиться. А что с путем этим шелковым будет лет так через 20-30, так кто же его ведает? Еще пять лет у руля в Китае будет находиться товарищ Си Цзиньпин. А там, глядишь, и еще останется во главе страны - ведь "Шелковый путь" не только надо придумать, но и пообъемнее реализовать. Тем более что проект этот с очень дальним и по-настоящему китайским прищуром-прицелом...

Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dn.kz, 4 июня 2017 > № 2198740 Юрий Сигов


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 26 декабря 2016 > № 2043996 Юрий Сигов

Война торговле не помеха

Соединенные Штаты и Китай теперь будут бороться до победного конца друг с другом на торговом татами

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Много каких прогнозов уже прозвучало относительно того, что же будет делать с окружающим Америку миром ее новый президент. Кто предрекает немедленный визит Д. Трампа в Россию для якобы дружеского примирения. Кому-то мерещится, что за ночь 20 января переловят по всей Америке миллионы без- документных иммигрантов из Центральной Америки и вышлют их всех восвояси. Но, пожалуй, самые большие пессимисты предупреждают о куда более серьезных вещах. А именно - начале полномасштабной торговой войны между США и Китаем, потому как к этому дело шло как минимум 10-15 последних лет, но особо американские администрации сей факт раньше как-то не волновал. А теперь ситуация зашла вроде бы так далеко, что по мирному Пекин и Вашингтон "разойтись как в море корабли" просто уже не смогут. И даже если слова Д. Трампа в отношении КНР продолжать воспринимать как необходимую для победы предвыборную риторику, конфликт между двумя странами именно в сфере большой коммерции назревает действительно нешуточный. Причин тому очень много, и виноваты в этом все те же "глобальные свободно-торговые механизмы", которые сами же в мире Соединенные Штаты для собственной выгоды одно время создавали. Но сейчас главным "потребителем" подобной политики оказался именно Китай. На что в Вашингтоне, в принципе, никогда и не рассчитывали, но в данный момент именно этого уже откровенно там боятся. Также надо учесть, что Китаю, по большому счету, без разницы, кто и за что его нынче критикует в американском руководстве. Главное - что и кто там реально начнет против Китая на практике реализовывать. И только тогда и станет ясно, не перейдет ли чисто торгово-экономическое противостояние двух крупнейших мировых государств в открытую политическую и даже военную конфронтацию.

КИТАЙ ПО-ТОРГОВОМУ НЕ ПЕРВЫЙ ГОД ОБКРАДЫВАЕТ АМЕРИКУ? НУ, ТАК И КТО ЕЙ ВИНОВАТ?

Итак, в чем же проблема, которую новый президент США намерен поставить фактически на первый план всей своей внешней политики? Китай давно уже одно из ведущих государств мира с быстро растущей экономикой, и ищущий повсюду для реализации своих товаров новые рынки. И что в этом плохого? Да вроде ничего, пока у Китая не было никаких "к экономике пристегнутых" политических глобальных интерес о в там, где себя полными хозяевами считали именно Соединенные Штаты. А если принять к сведению, что эти внешние рубежи простираются для американцев по всему миру, то "расправленные плечи" Китая в политике и экономике стали серьезным беспокойством и вы- звали повышенное недовольство как у нынешнего президента США, так и гарантированно будут вызывать у будущего . При этом символично, что Д. Трамп как настоящий бизнесмен посчитал: именно сейчас надо с Китаем по серьезному "разбираться" , потому что чем дальше, тем позиции Соединенных Штатов будут все уязвимее и безнадежнее.

Чем конкретно собирается грозить Америка Китаю в сфере торговли? Начали американцы с того, что якобы отказались признавать за китайской экономикой статус "рыночной". В принципе, не бог весть какое дело, потому как сама западная политическая "правящая команда" придумала подобный статус для того, чтобы весь окружающий мир под себя переформатировать. Какой такой рынок может быть в стране в 1,4 млрд. человек населения, если всю торговлю не будет планомерно регулировать там государство - нетрудно себе представить. Но признание США китайскую экономику "нерыночной" - и опять-таки только под давлением американского правительства - может привести к тому, что на основные товары китайского экспорта любые страны, являющиеся "рыночными"(а точнее, те, кто входит прежде всего в Евросоюз), могут поднять и пошлины, и вовсе запретить их ввоз к себе на рынки. Также американские торговые начальники посчитали, что нынешний дефицит двусторонней коммерции достиг 3,5 трлн. долларов. То есть Китай с каждым годом от своей "рыночной экономики", и торгуя с Соединенными Штатами, только богатеет. А Америка несет от торговли с Пекином якобы исключительно многомиллиардные убытки. Критикует - и уже давно - Вашингтон курс китайского юаня по отношению к американскому доллару и другим ведущим мировым валютам. Дескать, он очень занижен, что выгодно для китайской экономики, и поэтому, дескать, и растет дефицит двусторонней торговли в пользу китайцев. Но подобные обвинения, как утверждают в Пекине, просто не выдерживают никакой критики. Само правительство КНР устанавливает курс своей национальной валюты, и никакой Вашингтон ему в этом деле не указ. Да, что-то там "казаться" американским политикам и бизнесменам может. Но в Китае хозяева китайцы и само китайское, а не американское правительство. И ни о каком "справедливом курсе юаня к доллару США" по американским просьбам и жалобам речи быть не может. Другой вопрос, что новый американский президент может на этом, что называется, серьезно зациклиться, и привязать этот самый "справедливый курс" к целому ряду других двусторонних сюжетов - типа отношений Соединенных Штатов с Тайванем или вопрос о принадлежности спорных островов в ЮжноКитайском море. В общем-то, резкая антикитайская критика, которая сейчас раздается из Соединенных Штатов, и те "воспитательные меры", которые намерен принять Д. Трамп после вступления в должность президента страны, ничуть китайцев не удивляют. Они прекрасно знают, что такое отношения с США, в курсе дела, какие точки экономического и финансового положения Америки являются для нее наиболее болезненными. И в нужный момент, если уж новый американский президент совсем перейдет "на личности" и начнет прижимать китайцев, те ответят Соединенным Штатам "ассиметричными мерами". К примеру, перестанут покупать самолеты "Боинг"(благо есть в наличии ничуть не хуже и даже более комфортабельные "Эйрбасы"), выдворят из страны компании "Майкрософт" и "Оракл", и пусть тогда где хотят, там и собирают свои компьютеры - и далее по списку. Напомню, что объем двусторонней торговли США и Китая в год составляет 570 млрд. долларов и уступает только еще одному важнейшему внешнеэкономическому партнеру Америки - объемам торговли с Канадой.

ПРОТИВ ТОРГОВЛИ С КИТАЕМ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ НАМЕРЕНЫ ПОДНЯТЬ ВСЕХ СВОИХ СОЮЗНИКОВ, ВКЛЮЧАЯ ЕС И ЯПОНИЮ. НО К ЧЕМУ ПОДОБНОЕ ПРИВЕДЕТ?

Сможет ли Америка в одиночку "наказать" Китай и подорвать его торговлю и экономическую экспансию по всему миру? Очень сомнительно - даже если будет в открытую угрожать военными методами. Именно поэтому новый президент Соединенных Штатов намерен привлечь к антикитайскому торговому походу всех тех, кто Америку по-прежнему продолжает слушаться и не смеет ни при каких условиях ей перечить. Это, к примеру, Япония, для которой Китай - пря

мой конкурент в регионе Азиатско-Тихоокеанского бассейна, и реальная (как считают в Токио) военная угроза. Японцы также не признают китайскую экономику "рыночной" и готовы ввести (это уже когда Д. Трамп им скажет) повышенные ввозные пошлины на китайские товары. Готов расширить списки товаров, попадающие под повышенные пошлины на экспорт из Китая, и Евросоюз. При любых политических в Европе изменениях общий курс в политике и экономике там остается неизменным- слушать во всем Соединенные Штаты. И если там скажут - то вводить санкции, пошлины и прочее что против России, что против Китая, что против кого другого. Также американцы намерены координировать свои действия с европейцами, японцами и австралийцами, если Китай будет продолжать "вести себя как первая экономическая держава мира". В этом случае США готовы будут вывести целый ряд производств из КНР и "дружески попросить" сделать подобное же своих союзников. Но если для Соединенных Штатов и их нового президента курс на возвращение именно промышленных мощностей обратно в страну - обещания перед избирателями, то в Европе и Японии никто сокращать доходы частного бизнеса своих стран не обещал и не планировал. Здесь многое будет уже зависеть от того, как сильно станет Д. Трамп давить на своих союзников и как жестко он действительно, а не на словах настроен добиваться "наказания" Китая за его слишком уж успешную экономическую и торговую политику. Ведь и сами китайцы не будут сидеть сложа руки и станут предметно "делать ответные шаги", от которых Америке тоже может очень даже непоздоровиться. И это не только вывод китайских триллионов долларов, которые нынче хранятся в американских казначейских обязательствах. Китайское правительство может пойти на то, чтобы прижать часть американских производств на своей территории, но это уже пойдет как раз во вред самой Америке. Рабочие места там действительно появятся, но и стоимость товаров как минимум на четверть увеличится, если они начнут производиться в США. А это уже явно не понравится американским гражданамрядовым покупателям. И по совместительству - избирателям, которые от любви к Трампу и его обещаниям могут резко перейти к ненависти и осуждению вчерашнего кумира.

КАК СИЛЬНО ПЕРЕРУГАЮТСЯ КИТАЙ И США В ЭКОНОМИКЕ И ТОРГОВЛЕ, БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ ОТ ТОГО, КАКИМИ СТАНУТ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ ПЕКИНА И ВАШИНГТОНА

Что бы сегодня ни обещал китайцам в сфере торговли сделать Д. Трамп, очень многое будет зависеть не только от его желаний, но и от того, как дальше будет развиваться ситуация в мире в военно-политическом плане. "Наехать" на Китай Соединенные Штаты - да еще комплексно с Европой и Японией - могут только в том случае, если им не придется одновременно военным путем ввязываться в целый ряд тех конфликтов, где сейчас США не просто присутствуют, но и играют ведущую роль (Украина, Сирия, Ирак, Афганистан). То, что во всех этих точках с приходом Д. Трампа настанет тишь да гладь- да божья благодать, никто и не рассчитывает. Показательно, что пока Д. Трамп убеждает всех, что с Россией он сможет поладить, и намерен установить личные доверительные контакты с российским президентом, практически вся администрация Б. Обамы делает до 20 января все возможное, чтобы отношения США и России никакой будущий американский президент вообще не смог бы нормализовать - даже при самых благих намерениях. Соответственным образом новой администрации Белого дома придется тогда бороться на два фронта - "сдерживать агрессивную Россию"(об этом попрежнему твердят с утра до вечера все американские СМИ, а также ведущие конгрессмены и сенаторы - так что в российском руководстве совершенно бессмысленно надеются, что после 20 января все пойдет у Москвы с Америкой на поправку) и бороться с "торговыми разбойниками" из Китая. Вряд ли это входит в планы Д. Трампа и его курса на наведение порядка в самих США. Но именно так и будет складываться обстановка в мире вне зависимости от его желания и усилий.

Определенное влияние на позицию Д. Трампа окажут и американские крупные компании, которые нынче самым тесным образом завязаны на Китае (правда, все они по большей части на выборах поддерживали - в том числе и финансово - кандидатшу от Демократической партии). Плюс сам Китай не хотел бы обрубать концы себе в отношениях с Америкой, особенно в том, что касается новых технологий и обучения сотен тысяч китайских студентов в американских вузах. Замечу также, что если в руководстве США никаких "китайских засланных казачков" не предвидится, то в китайских правящих кругах тех, кто теснейшим образом связан с Соединенными Штатами, полнымполно (все точь-в-точь как в России). Плюс дети целого ряда высокопоставленных китайских чиновников учатся в Америке, там есть их собственность, и совсем уж разругаться по торговле ни одной, ни другой стороне невыгодно. Но это все - "вроде бы". Жизнь уже не раз демонстрировала, что даже самая железная логика в руках и головах политиков становилась полным абсурдом и приводила к конфликтам, которых можно было бы элементарно избежать. Надо к тому принять к сведению, что если американские компании начнут сворачивать производство в Китае, то встанет вопрос, куда их переводить. Ведь Д. Трамп намерен их вроде как вернуть именно в Соединенные Штаты, а не куда-то еще вне Америки, где просто окажется прибыльнее собирать те же айфоны фирмы Apple (в ту же Мексику или Бразилию). Но тогда какой смысл строить на границе с Мексикой забор, плюс новый президент Соединенных Штатов обещал, что все американские производства из Мексики вернутся домой. Так зачем тогда мутить "торговую воду" с выводом американского бизнеса из Китая? И еще. Во всем этом американско-китайском торговом противостоянии определенные выгоды могут получить страны Центральной Азии. Там есть и приличного уровня рабочая сила, она недорога (уж не дороже, чем в Китае), плюс руководство республик региона весьма лояльно относится что к сотрудничеству с США, что с ЕС или Японией. Поэтому если американцы совсем уж выкрутят руки своим союзникамвассалам и потребуют у них "укоротить" свою торговлю с КНР, то ряд производств из Китая те же европейские компании вполне могут перевести в республики Центральной Азии. Если это, разумеется, не вызовет особого раздражения у находящихся "совсем по соседству" китайских товарищей.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 26 декабря 2016 > № 2043996 Юрий Сигов


Китай. США. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 25 ноября 2016 > № 1980881 Юрий Сигов

ЕврАзЭС НА "Шелковом пути": случайный попутчик или вынужденный пассажир?

Почему к проекту Евразийского союза не присоединяются страны, не состоявшие ранее в СССР?

Юрий Сигов, Вашингтон

Избрание в Соединенных Штатах нового президента, который уже пообещал полностью "переделать" экономические отношения с Китаем (а также сделать много еще чего другого), вызвало всплеск предположений относительно того, каким образом Пекин будет строить свою экономическую стратегию в окружающем его мире.

То, что будет пересматриваться проект так называемого Транстихоокеанского партнерства, в которое КНР "не взяли по просьбе" нынешней администрации США - не самая большая проблема. Принципиально то, станет ли Китай исключительно индивидуально "качать" свои экономические права и в Азии, и в европейском направлении или попытается расширить свои экономические связи с уже сушествующими региональными объединениями по типу Евразийского союза.

Не будем забывать, что Китай - сам себе голова, и у него "все ходы расписаны" на много лет вперед. Никакие союзы и объединения по большому счету ему не нужны, и, скорее, к нему будут за "почетным членством" по-прежнему обращаться (как это было с тем же Банком инфраструктурных инвестиций), нежели Пекин к кому-то пойдет на поклон и станет плясать под чью-то постороннюю "экономическую дудку".

Интересно и то, что Китай по-прежнему является важнейшим внешнеэкономическим партнером США, а новая администрация в Белом доме, скорее всего, попытается "призвать китайцев к порядку" и в эту двустороннюю торговлю (а также в финансовые отношения между двумя странами) внести некий "американский порядок". И в то же время проект "Один пояс - один путь" - чисто китайская затея, на трассе которой, по крайней мере в европейском направлении, расположены страны Евразийского союза. Поэтому - и вроде бы сама складывающаяся нынче глобальная конъюнктура должна плотнее подтолкнуть КНР к взаимодействию с Евразийским союзом по всем параметрам. Но насколько это все осуществимо на практике?

Никакой экономики не бывает без политики. И наоборот

Как известно, одна из веток так называемого Шелкового пути в его новом, чисто китайском исполнении должна проходить через территорию Казахстана, России и Белоруссии к европейским рынкам. То есть можно сделать и так, а можно территорию России и обойти, и тогда задействовать только страны Центральной Азии, Иран, республики Закавказья и Турцию. С китайской стороны уже давно принято решение делать и то, и другое, и помешать этому реально никто из транзитных участников Шелкового пути в принципе, не в состоянии.

Теперь посмотрим, насколько Китай вообще заинтересован в объединениях, где правит бал именно политика, а экономика уже по чисто конъюнктурным интересам попросту "пристегивается за кампанию". Начнем с того, что в Евразийском союзе взаимодействуют совершенно несопоставимые по масштабу и влиянию экономики. На те же Россию и Казахстан приходится более 96 процентов всей экономической начинки Евразийского союза. А соответственно, для тех же китайцев можно просто напрямую взаимодействовать с Москвой и Астаной (покупка той же нефти или газовые проекты) - и сам Евразийский союз при этом окажется вообще не при деле.

Замечу также, что никаких правил и особого регулирования торговли энергоресурсами в рамках Евразийского союза не существует, а все, что Китай подписывает по приобретению этих ресурсов с Россией и Казахстаном, идет чисто на двусторонней основе. Прекрасно понимают в Пекине, что такие страны, как Белоруссия, Кыргызстан и Армения, приняты в это объединение исключительно по политическим соображениям и исключительно интересам только одной страны - России.

Соответственно Китай не заинтересован взаимодействовать с теми структурами, где политика явно преобладает в каких-то разумных масштабах над экономикой, и ни о каких именно экономических выгодах подобных объединений даже мечтать не приходится. Даже в рамках Шанхайской организации по сотрудничеству ШОС Китай играет прежде всего в "экономику", и пока успешно препятствует превращению этой аморфной структуры в реальную политическую региональную силу.

Есть и еще один важный сюжет, который в плане разработки Шелкового пути Китай всегда имеет в виду. Для него очень важным является расширение океанского, морского компонента вывода китайских товаров на внешние рынки, включая европейские. Так вот, ни одна страна Евразийского союза не интересует Китай именно с этой точки зрения (кроме России ни одно государство этого объединения не имеет выхода к мировым океанам, а объемы перевалки грузов российскими портами - всех вместе взятых на всех морях и океанах - меньше, чем годовой оборот только одного порта Шанхай).

Надо также учесть, что Китай работает по любым направлениям того же Шелкового пути в исключительно стратегическом измерении. Просчитывается выгода от тех или иных рынков, планируются конкретные сферы экономики, где можно уже в самое ближайшее время выйти на высокие показатели. Плюс для Китая приоритетом все-таки остается направление в сторону так называемых Южных морей (Индийского и Тихого океанов) нежели "поход на север" к рынкам Европы хотя и привлекательным, но без особой динамики, и что главное - перспективного будущего.

Именно по этой причине китайские специалисты неоднократно подчеркивали, что сам вектор развития Евразийского союза - по своей сути тупиковый, потому как не направлен на те рынки, которые являются перспективными не только на сегодня, но и как минимум на 15-20-летнее будущее. Даже если к Евразийскому союзу удастся "подтащить" еще пару-тройку республик бывшего СССР, они не смогут обеспечить именно перспективное развитие этого объединения. И даже при всех политических преимуществах, которые от подобной деятельности может получить Россия, в экономическом плане ровным счетом никаких выгод от такой "объединительной работы" не будет.

Да, есть еще вариант привлечь в ряды Евразийского союза другие, не постсоветские страны. Но здесь опять-таки надо четко просчитывать не только чистую политику, но и возможные экономические перспективы. Та же Турция, к примеру, некогда выражала желание вступить в Евразийский союз. Были переговоры на эту тему с такими странами, как Сирия, Египет и Вьетнам. Еще пара стран в Азии также вроде как готовы были рассматривать вероятное сотрудничество с Евразийском союзом. Но на на практике пока ничего не меняется: Евразийский союз - проект чисто российский, сильно кренящий в сторону политики, и никаких экономических прорыров никому он по-прежнему не сулит.

Если "Шелковый путь" в Евразию пойдет из Китая мимо России, то Евразийский союз и Китай вообще не будут соприкасаться

И здесь вот в чем еще важно, на мой взгляд, определиться. Это с реальными, а не декларативными основами нынешнего взаимодействия России и Китая на мировой арене. Тем более если речь идет о серьезных экономических проектах, которые только на территории Евразии в случае их осуществления потребуют миллиарды долларов инвестиций и участия как государственных, так и влиятельных частных структур. Так вот, главное здесь то, что для России сегодня Китай - это самый важный внешнеполитический и экономический партнер. И об этом не только говорят на всех форумах и встречах российские первые лица, но так и есть на самом деле.

А вот для Китая, каким бы дружественным и партнерским он не казался российским властям, Россия - только один из важных, но не самый главный все же партнер в мире. Есть ведь у Пекина множество и других, не менее важных клиентов по всему свету, включая, кстати, ту же Америку и Евросоюз. Которые совместными усилиями против России на всех фронтах борятся (и будут бороться дальше, даже если этому будет активно противостоять вновь избранный президент США Д. Трамп).

Если в сотрудничестве с Китаем Россия и собранный ею Евразийский союз попытается заменить в чем-то сотрудничество Пекина с Евросоюзом, то для Китая Евразийский союз - это скорее удобная транзитная территория (хорошо оборудованная, с целым набором соответствующих объектов инфраструктуры), нежели именно выгодный торгово-экономический партнер. Если бы это был единый СССР - да, были бы тогда какие-то долгосрочные преимущества от расширения присутствия именно на такой территории. А так получается, что у всех государств Евразийского союза - своя политика, экономика, интересы, и КНР куда выгоднее иметь с ними дело по отдельности, чем в рамках весьма специфической единой структуры.

Потом не будем забывать о том, что для Китая по деньгам куда выгоднее сегодня азиатское направление строго на юг. К примеру, китайцы имеют зону свободной торговли со странами АСЕАН, "подтягивают" и тех, кто в этой организации в Азии не состоит, но может быть очень полезен для Пекина и с политической, и с экономической точек зрения (тот же Пакистан). И если только на страны АСЕАН приходится почти четверть китайского экспорта, то на всю пятерку стран Евразийского союза - чуть больше двух процентов.

И что также немаловажно: затея Китая- выйти на европейские рынки осуществима и без прохождения китайских транспортных и водных путей только через Россию. Есть обходная дорожка через Казахстан, Туркменистан, Иран(если против него вновь не будут введены санкции после вступления в должность нового президента Соединенных Штатов) и республик Закавказья (Азербайджан и Грузия- в первую очередь). А это сразу же поставит под вопрос какие бы то ни было интересы Евразийского союза как связующего звена в Шелковом пути и его евразийской составляющей.

У Китая по-прежнему есть деньги. А деньги любят все - особенно ближайшие соседи

Что же дальше ждет китайский Шелковый путь и пытающийся подстроиться к нему Евразийский союз? Ситуация развивается в динамике, и четко понять, как будут дальше формироваться отношения и между США с КНР, и американцев с Россией, пока невозможно. Но есть чисто прагматический аспект дальнейшего будущего китайских экономических планов интеграции той же Центральной Азии в свои транспортные планы в зависимости от того, как дальше будут строиться связи, прежде всего между Россией и условным Западом (США и странами ЕС).

Сейчас для КНР принципиально, чтобы не испортились отношения с Америкой и чтобы Россия как можно скорее нормализовала отношения с США и Евросоюзом. Но насколько такое возможно? Насчет отношений Китая и Соединенных Штатов надо дождаться того момента, когда в Белый дом в Вашингтоне въедет его новый обитатель. Потому как одно дело - говорить много чего в ходе предвыборных встреч с народом, и другое - действовать на практике, будучи связанным очень серьезными последствиями, прежде всего - громадными объемами двусторонней торговли Пекина и Вашингтона, превышающих 500 млрд. долларов.

Отношения коллективного Запада и России вряд ли восстановятся до какого-то подобия нормального положения на обозримую перспективу, даже если Дональд Трамп (что невероятно, но некоторые российские политики на подобное на полном серьезе надеются) перевернет полностью всю внешнню политику своей страны. И заодно "по-дружески посоветует" европейцам немедленно нормализовать свои отношения с Москвой, отменив все те санкции, которые Европе, по сути дела, навязала сама же Америка при ее нынешнем президенте.

Далее - о финансовых возможностях. Все страны той же Центральной Азии спят и видят, чтобы Китай вложил в их экономику очередные десятки миллионов долларов. И китайцы реально вкладывают - вне зависимости от того, попадают те или иные проекты под Шелковый путь или нет. В таких республиках, как Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, именно Китай - самый крупный инвестор, вне зависимости от того, состоит ли КНР в ШОС и будет ли какое-то подобие единого механизма сотрудничества между китайцами и Евразийским союзом.

В этой связи лично у меня имеются большие сомнения, что экономический проект Евразийского союза каким-то образом будет дополнять китайскую задумку Шелкового пути в его европейском направлении. Скорее Китай проложит несколько веток и вариантов в направлении той же Европы. И попытается задействовать в проект те страны, где китайский бизнес будет либо уже чувствовать себя вполне комфортно, либо увидит подобные шансы для себя на ближайшую перспективу.

Также немаловажно и вот еще что. Если в страны Центральной Азии Китай продолжает весьма активно вкладываться (хотя этот регион для КНР и не критичен с точки зрения немедленной отдачи), то на счет российского рынка ситуация прямо противоположная. Политика взаимодействия Москвы и Пекина, которая обеим странам реально выгодна (пусть и с разными подходами), лишь в очень небольшом масштабе подкрепляется сотрудничеством экономическим.

Когда американцы и европейцы ввели против России санкции (а они прежде всего нанесли ущерб российской стороне в плане получения банковских кредитов), то в Москве рассчитывали прежде всего на Китай и его большие деньги. Всем вроде бы известно, что у Китая - миллиардов некуда вроде как девать лишних. И уж партнеру и союзнику - да еще такому как Россия- вроде бы сам Бог велел затащить к себе китайские инвестиции. Но на деле ничего подобного так и не случилось.

Во всех двусторонних проектах, которые ведутся с участием КНР в России, финансовые гарантии дает именно российское правительство, а вовсе не китайское. При этом все переговоры по расширению экономического сотрудничества между двумя странами идут фактически под китайскую диктовку. Китай не пускает особо к себе российские компании, да и китайские банки, боясь попортить отношения с американцами и европейцами, вовсе не горят желанием работать на российском рынке.

А посему "подсоединение" к китайскому Шелковому пути, скорее всего, у стран Евразийского союза пойдет исключительно на двусторонней основе. Да и то только в том случае, если Пекин сам решит, кто и чем ему в этой затее будет полезен. Включая и прокладку самих маршрутов Шелкового пути (в том числе - и мимо российской территории), и их экономическое наполнение как товарами, так и сырьем.

Китай. США. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 25 ноября 2016 > № 1980881 Юрий Сигов


Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 11 ноября 2016 > № 1971689 Юрий Сигов

МИФОТВОРЧЕСТВО ОТ СИНЕКУРЫ

Почему от региональных международных организаций все меньше проку и все больше проблем?

Юрий Сигов, Вашингтон

Все чаще и громче звучит на всех уровнях критика явно несправляющихся с разрешением важнейших мировых проблем ведущих международных организаций. Главным упреком их существования является их явно устаревший формат, который был задуман еще при окончании Второй мировой войны. А на сегодняшний день эти организации (и особенно ООН) просто не способны в силу своей "несовременности" вроде как сделать то, для чего их в принципе 60-70 лет назад задумывали.

Также большие и малые политики ссылаются на то, что поскольку глобальными мировыми проблемами крупные международные структуры управлять эффективно более не в состоянии, надо вроде как формировать новый мировой порядок на региональном уровне. То есть создавать новые и укреплять уже имеющиеся организации, которые "на местах" более эффективно будут способны и поддерживать безопасность, и развивать куда успешнее экономическое и торговое сотрудничество.

Но насколько подобное региональное организаторское структурное партнерство действительно приносит самим участникам этого процесса пользу? И не подменяет ли "региональная говорильня" точно такую же, только с более широким международным охватом? С учетом того, что страны Центральной Азии (пусть не все, но большая их часть) входят по сути дела в две такие региональные структуры - Евразийский союз и Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), посмотрим на их примере какова от всего созданного имеется польза, и что с этими структурами может статься на будущее.

Сразу оговорюсь, что Евразийский союз в его нынешней форме - структура все-таки чисто постсоветская по своей задумке, и больше играет роль сохранения экономических и политических связей с Россией, нежели вовлечения в какие-то серьезные международные схемы. Поэтому деятельность ШОС за прошедшие с момента ее создания 15 лет, на мой взгляд - куда более интересная демонстрация того, что на самом деле региональные международные структуры из себя представляют. Да и на примере существования ШОС можно определить, стоит ли вообще ломать "политические копья" относительно их создания и поддержания ими "бурной организационной деятельности"?

Потенциал был, потенциал может быть, но сейчас - практического проку никакого

Напомню, что в ШОС на сегодняшний день входят четыре центральноазиатские республики (в стороне упорно держится Туркменистан, но его внешняя политика ни в какие "организационные рамки" с самого момента получения независимости никогда и не вписывалась). Попали они туда при разрешении вопросов с утверждением новых границ между Китаем и бывшим СССР (ответственность за который взяла на себя Россия), и на протяжении всего существования этой структуры по сути дела что Пекин, что Москва в силу имеющихся у них возможностей стремились по максимуму укрепить свои позиции в рамках ШОС именно в оставшейся бесхозной Центральной Азии.

Что же получилось из очень активной на первых порах деятельности ШОС на практике? Не буду сейчас упоминать о числе получивших работу в структурах этой вроде как международной организации чиновников МИДов и сопутствующих им структур всех стран-участников. И даже тех, кто остается что "наблюдателем" (только не очень до сих пор понятно - за чем конкретно?), что еще более мифическим "партнером по диалогу". Как и нет смысла перечислять места проведения разного рода встреч на высшем уровне, уровнями пониже да пожиже, разных семинаров и тому подобного (та же самая "болезнь бурной деятельности" обуревает и многие другие региональные структуры по типу того же БРИКС, так что ШОС здесь явно не одинока).

Оценим же только реальные, а не декларативные результаты, которых, естественно, не найдешь ни в одном официальном документе, подписанном первыми лицами стран ШОС за все эти годы. Так вот что конкретно получается из всего имеющегося в наличии в практическом измерении. Начнем с того, что тот большой политический, экономический и военный потенциал, который теоретически существовал при создании этой организации, использован странами- участниками этого объединения так и не был.

Ни одного крупного, существенно-влияющего на положение дел в регионе экономического проекта под эгидой именно ШОС не было реализовано, и ничего даже в помине этой организацией делать не планируется. Вся же деятельность в той же Центральной Азии что Китаем, что Россией осуществляется исключительно на двусторонней основе, для чего всех объединяющую структуру создавать было совсем даже необязательно. При этом тот же Китай с каждой страной Центральной Азии ведет свою "экономическую игру", и никоим образом ее "подвязывать" под мифическое во многом существование ШОС не намерен.

Насчет какой-то даже минимальной внешнеполитической пользы от ШОС вопросов еще больше. Кроме ничего не значащих в практической плоскости дискуссий первых лиц государств, ШОС как организация ровным счетом ничем за 15 лет своего существования похвастаться не может. Говорят, что у организации какой-то якобы имеется "потенциал будущего", когда к голосу ШОС все кругом станут чуть ли почтительно прислушиваться.

Но на сегодняшний день ничего подобного нет даже впомине. Плюс у самих стран- членов этой организации настолько различные внешнеполитические интересы, что никаких единых позиций именно в рамках ШОС фактически ни по одной важнейшей мировой проблеме занимать они просто не в состоянии.

Вспомните, к примеру, все важнейшие внешнеполитические конфликты, в которых так или иначе были завязаны страны ШОС, в том числе - Россия и Китай (Грузия, Украина, Крым, острова в Южно-Китайском море и так далее). Так вот ни по одному из данных вопросов у ШОС как организации не было даже впомине своего собственного мнения и некоего единого "сигнала" всем остальным международным структурам. Да, в принципе, и быть не могло.

Точно такие же проблемы у ШОС и с решением вопросов безопасности как минимум подконтрольного им региона. Сколько за это время было конфликтов разной степени напряженности только в Центральной Азии - и ни в одном ШОС не просто не участвовала, но никакого даже опосредованного влияния на их решение не оказывала. Но ведь ни политическим, ни военным урегулированием ни одной проблемы региона ШОС вообще не может заниматься. И это, видимо, совершенно не волнует что Китай с Россией, что сами страны Центральной Азии.

А ведь с момента вступления в организацию таких разноплановых и "заклятых партнеров" как Индия и Пакистан ШОС могла бы действительно принести пользу и в снижении напряженности между этими странами, и в урегулировании водных и пограничных конфликтов в Центральной Азии, и в наведении порядка при тех же революционных столкновениях в Кыргызстане. Но опять-таки никаких законодательных механизмов для подобного участия ШОС нет, и никто их создавать не намерен.

Дискуссии можно вести и дальше. Лишь бы темы были не особо принципиальными, и к реальной жизни бы никакого отношения не имели

Если внимательно проглядеть основные документы, которые принимались за все эти годы на саммитах ШОС, то ни один из них не содержит ровным счетом ничего конкретного. Общие рассуждения, подтверждение всем давно известных истин, согласие в том, в чем вообще невозможно расходиться во мнениях - и все это естественно, с регулярным участием первых лиц государств и их ближайших помощников, а также министров иностранных дел. То есть для "верхнего контакта" вроде бы существование ШОС только плюс, а вот во всем остальном - ноль без палочки.

Что не менее показательно: ни по одному именно принципиальному вопросу никогда - и ни разу ШОС не принимала именно конкретных решений, а первые лица этих стран на подобное всегда смотрели как на само собой разумеющееся. Возьмем тот же вопрос включения в состав организации Ирана. Одно время, прежде всего Россия и Китай шли фактически на поводу у США, боясь "расстроить" своих "заокеанских партнеров" принятием Тегерана в члены ШОС. Придумали для этого они более, чем неуклюжую отмазку (причем это было еще в 2009 году, когда Иран реально в ШОС просился) будто против этой страны существуют некие "международные санкции"(хотя санкции были чисто американскими, а всем остальным они были просто навязаны).

Что дальше? В прошлом году какие-то санкции вроде бы сняли, но опять - Иран даже на полшага не придвинули к членству в ШОС(куда, кстати, Тегеран нынче совсем даже не рвется). Зато мало приятный шелчок иранцам нанесли приняв в ШОС Индию и Пакистан (каждый со своим интересом пробил это все тот же Китай и чуть постаралась Россия). И что на это сказали в Тегеране? А там принципиально "забили" на ШОС-лавочку, и связываться с ней явно по-серьезному не будут больше, предпочитая работать на двусторонней основе с каждой страной-членом этой уникальной организации по отдельности.

Зато каждый раз руководство ШОС с гордостью вещает (как это произошло недавно в Бишкеке), сколько миллионов народу уже в общей сложности набралось в ее рядах, и какой могучий экономический потенциал накапливается в этой организации. И получается вроде как чуть ли не половина мира делом охвачена! Ну и что из того? Какой толк от всей этой численности, общем экономическом потенциале или наличии тех или иных на территории стран ШОС запасов природных ископаемых? Какое все это имеет отношение именно к деятельности самой ШОС, а не государствам, по отдельности в нее входящим?

Менять надо подход к формированию любых что новых, что старых региональных организаций. А не создавать мифы об их якобы "стратегической важности и необходимости"

Сразу подчеркну, что таких организаций, как ШОС что "старо-созданных", что сравнительно молодых по возрасту в мире нынче немало. Вот только как говаривал один восточный мудрец: теоретически - лошадь, а практически - не тянет. В этом плане ШОС - это натуральное мифотворчество, причем осознаваемое прежде всего "большими политиками", которым так и хочется хотя бы в чем-то "уесть" пресловутый Запад. Но только на деле ровным счетом никакой альтернативой - причем ровным счетом ни в чем - Западу существование ШОС не является.

Хотя теоретически потенциал у ШОС на самом деле имеется (в очень многих сферах), входящие в него страны даже не помышляют о том, чтобы стать, к примеру, военно-политическим союзом. Напротив- всячески от этого открещиваются. Но тогда и никакого никому "противовеса" ШОС ни в чем не создаст, сколько бы раз об этом на словах не утверждали первые лица государств, в эту организацию входящих.

Ведь по той ситуации, которая сегодня царит в мире, быть "внеблоковым" - значит так или иначе под кого-то все равно "ложиться". Просто степень "приспосабливаемости" будет чуть разниться - и это при том, что та же ШОС могла бы реально заниматься важнейшими именно военно-политическими проблемами прежде всего соседних с регионом государств (только в Центральной Азии проблем - выше крыши между самим же странами региона, плюс соседний Афганистан, которым занимаются все, кому не лень - даже Общество помощи детям из Австралии) - но только не ШОС.

Между прочим, напомню, что на начальном этапе в рамках ШОС Китай предлагал создать и зону свободной торговли для стран-участниц этой организации, и Банк развития ШОС, который бы финансировал именно под крышей этой организации наиболее крупные экономические проекты в регионе. Но все это потихоньку "спустила на тормозах" Россия, поскольку побоялась, что Китай быстренько ее выдавит из Центральной Азии. В итоге Пекин это по-любому сделал, только не в рамках ШОС, а на двустороннем уровне. Но зато сама организация так ничего толком для развития региона и не сделала за все прошедшие годы.

Однако все происходящее никоим образом на реальную, а не декларативную конструктивность "работы" этой организации не влияет. Зато ШОС по-прежнему официальные лица и государственные СМИ именуют "важным международным игроком", с которым якобы кто-то всерьез считается, и который только и думает о том, как бы с другими, подобными ей организациями в мире налаживать "рабочие контакты". И в принципе такой подход понятен: это ведь все новые рабочие синекурные места, новые бюджеты, и новые саммиты-встречи с галстуками и без в сопровождении теле- и фотокамер.

Но если попытаться абстрагироваться от судьбы и факта самого дальнейшего существования ШОС, то можно отметить целый ряд заведомо в никуда ведущих особенностей формирования не только этой конкретно региональной организации (она еще не самая бессмысленная на фоне ряда других), но и практически всех остальных, ей подобных. Прежде всего, задумка появляется такая, когда становится ясно, что ООН и аналогичные ей глобальные международные структуры те или иные региональные проблемы не только из года в год не решают, но и решать не планируют.

Тогда формулируется некая идея, с ней выступают одно-два первых лица крупных региональных стран, а несколько государств размерами поменьше (не обязательно по территории) попросту подтягивают " до кучи", чтобы придать структуре более солидный и внушительный вид. Потом начинается "кадрово-синекурный набор" в Генеральные секретари, их заместители, начальники отделов и департаментов, и даже на самые рядовые должности под девизом " работа не бей лежачего". А там уж время подходит к саммитам, совместным форумам-симпозиумам и многому другому, без чего ни одна что региональная, что более глобально-охватывающая структура попросту не может существовать.

Поскольку всех и все в подобном раскладе устраивает (имеются в виду прежде всего первые лица, потому как без их окончательной "отмашки" такие структуры не создаются), то годами ровным счетом фактически ничего в бурной деятельности таких организаций не меняется, да и меняться не может. Все, что третьестепенно, всем понятно и известно, не имеет прямого отношения к жизни обычных людей на вверенных странах и территориях, неспешно обсуждается, заносится в протоколы заседаний - и потом докладывается и подается, как невероятные достижения и "очевидные успехи".

Стоит же возникнуть ситуациям, при которых надо решать действительно важные, принципиальные проблемы - и сразу же у всех подобных организаций наступает клинический паралич. Разбираются с возникающими вопросами в таких случаях сами страны (либо индивидуально, либо в двустороннем формате), а на структуры столь вроде бы "важной" региональной организации вообще никто никакого внимания зачастую не обращает.

И так будет, вне всякого сомнения, думаю, и дальше. Потому как менять надо сами принципы создания и существования подобных структур - но только к большому сожалению такой задачи никто и не ставит. А раз всех такое положение дел устраивает - так значит никаких изменений, что в рамках ШОС, что в аналогичных организациях ожидать на обозримую перспективу не приходится.

Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 11 ноября 2016 > № 1971689 Юрий Сигов


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 29 июня 2016 > № 1819453 Юрий Сигов

Москва-Пекин: кто, с кем, и против кого?

Россия все время ищет в Китае своего союзника. Но никакого союзничества нет и в помине - особенно в Центральной Азии

Юрий Сигов, Вашингтон

Вот уже два с половиной года прошло с момента, когда случились по-прежнему держащие всех в напряжении украинские события. Россия «вдруг» оказалась в полной западной изоляции и, что было естественно- попыталась поискать себе партнеров и союзников на Востоке. Чем это обернулось - тема для отдельного разговора, но во всей этой «союзнической деятельности» больше всего живущих в странах Центральной Азии привлекает «китайское начало».

Китай и сам не намерен «ложиться» под коллективный Запад, хотя и продолжает по полной программе с ним во всем сотрудничать. Да, по-прежнему против КНР действуют санкции Запада по продаже Пекину вооружений(что не особо опасно, потому как и свое оружие китайцы приворовывают-копируют у других стран, и Россия туда поставляет и сами системы вооружений, и патенты на их производство). Но глобального бойкота КНР Запад объявлять все же не осмеливается. Поскольку и команды такой из Вашингтона не поступало, и уж слишком экономически этот самый Запад и Китай нынешний повязаны.

Когда же Россия по большей части вынужденно «развернулась» к Китаю, то казалось, что теперь пресловутый Запад просто останется с носом. А сотрудничая в рамках ШОС и налаживая связи между Евразийским союзом и двумя китайскими Шелковыми путями (сухопутным и морским), Россия и КНР теперь уж точно «уроют» всех тех западных скептиков (особенно в рядах американского руководства), которым что ни день, то все мерещится полный развал российской экономики.

Но отодвинем чуть в сторону бесконечные встречи на всех уровнях первых лиц Китая и России, и посмотрим непредвзято на то, что реально за последние годы происходило в отношениях между двумя странами? И так ли уж они на самом деле, а не через декларативные дипломатические реверансы сотрудничают и союзничают друг с другом?

Китай ни в чем и нигде не поддерживает Россию. Так кажется только российскому руководству - особенно на фоне поведения Западных стран

Начнем с самого простого: союзник ли сегодня Китай России? И если да, то в чем и где конкретно? Ответ однозначен - нет, и вряд ли что-то изменится в этом плане на ближайшую перспективу. Даже в ООН, где обычно Москва и Пекин координируют свои позиции по всем основным вопросам, так или иначе касавшихся давления Запада на Москву, Пекин стабильно занимает выжидательную позицию. Никогда Россию прямо не поддерживает и вовсе не собирается «из-за России» портить свои отношения с Западом.

Далее - Крым и его будущее в составе России. Для Китая сам по себе факт присоединения полуострова к России - свершившееся дело. Но вот сотрудничать с Крымом и всем тем, что там находится, Китай до сих пор не решается. Для него есть угроза введения западных санкций против тех компаний, которые соберутся инвестировать или вести бизнес в Крыму, куда опаснее, чем плюнуть на тех же американцев (с которыми двусторонняя торговля – более 1 млрд долларов в день!) и стать союзником России на деле, а не на словах.

Еще один маленький, но все же, думаю, принципиальный и существенный нюанс. Китай ни разу не пустил к себе в составе российских официальных делегаций представителей руководства Крыма. Зато Китай полностью сохраняет отношения с Украиной, признает ее нынешнее руководство. И создает благоприятные условия для тех своих компаний и структур, которые бы хотели работать на украинской территории (включая инвестиции). То уже второй вопрос, что китайцы на этом заработают, но факт остается фактом – в «украинской тематике» Пекин Москве никакой вовсе не партнер-союзник.

Двусторонняя торговля также порождает больше вопросов, чем прагматической взаимной выгоды. Общий объем торговли значительно сократился (по большей части из-за падения курса рубля, но и по причине незаинтересованности китайских компаний в прорыве на российском рынке). К тому же затих ажиотаж и вокруг главного «стержня» российско-китайской двусторонки - газового проекта по доставке сибирского сырья в северные районы КНР.

Во многом тому мешают и низкие цены на энергосырье в мире, но и сам Китай здесь ведет переговоры очень жестко (совсем даже не как обычно бывает с союзниками). И в таких условиях Россия от прокладки газовой трубы в КНР через Сибирь и Алтай по деньгам будет ежегодно только проигрывать. И даже столь вроде бы перспективный угол двусторонних отношений, как военное сотрудничество, по многим ключевым позициям (включая продажу КНР передовых российских истребителей Су-35) до сих пор висит буквально в воздухе.

Кстати, и по ситуации на Ближнем Востоке, и в частности, вокруг Сирии и Ирака Китай даже минимально не поддерживает Россию, вынуждая ее действовать и против НАТО, и Турции, и исламистов с ваххабитами на свой страх и риск. Грубо говоря, Пекин вообще не интересует, в каком дальше виде будет существовать Сирия, останется ли там у власти Башар Асад, и сколько долго вся эта катавасия в регионе будет продолжаться.

При этом Китай резко активизировал свои контакты как с Саудовской Аравией, так и с Ираном. Причем в обоих случаях Пекин, по сути дела, проталкивает интересы, которые идут в полный разрез с интересами российскими. К примеру, китайское руководство считает нынешнее сирийское правительство «дестабилизирующим ситуацию в регионе». Зато готово оно поддерживать Саудовскую Аравию в борьбе с «международным терроризмом»(который саудовцы по многим позициям на Ближнем Востоке, исходя из российских пониманий, как раз-таки полностью поддерживают и даже финансово спонсируют).

Замечу, что Китай покупает в большом количестве нефть у Саудовской Аравии и теперь будет наращивать закупки черного золота у Ирана. Нефть Китай покупает у Казахстана, а природный газ у Туркменистана. Там везде у китайцев свои интересы, и что думает сегодня Россия по поводу мировых цен на энергосырье, Пекину совсем даже неинтересно.

Еще более откровенно антироссийская позиция Китая проявилась в отношениях между Россией и Турцией. Китайцы после сворачивания российско-турецкого энергетического сотрудничества сами решили предложить туркам свои услуги для доставки энергоресурсов из стран Центральной Азии и Закавказья не только для Анкары, но и на европейские рынки.

Именно Китай сейчас активно задействовал свою дипломатию для налаживания как энергетического, так и транспортного коридора из Центральной Азии через Каспийское море, Иран, Азербайджан и Грузию с выходом на Турцию и далее - в европейские страны. России все это явно наносит ущерб, но в Пекине на подобные «мелочи» вообще не обращают внимания.

На Дальнем Востоке у Китая - «своя песня», которая к российским интересам никакого отношения не имеет

Полный «абзац» наблюдается в отношениях Китая и России по всем проблемам Дальнего Востока. При этом Китай в регионе играет уже не первый год ведущую роль «большого хозяина», и мешают этому только американцы. Для которых региональные запросы китайцев - прямая угроза их интересам в Японии и Южной Корее (плюс по всей Юго-Восточной Азии ). Россия же никакой, по сути дела, политики на Дальнем Востоке не имеет, а что делать с политикой Китая, до сих пор не решила для себя.

Особенно ярко подобная нестыковка позиций России и Китая, проявляется в отношении Северной Кореи. Поразительно, но Россия присоединилась к очень жестким санкциям против Пхеньяна, причем в этом процессе США и КНР выступили как самые настоящие тесные союзники. А ведь подобные санкции нанесли весьма существенный экономический и политический урон именно России (Северной Корее в подобных условиях жить не привыкать), но Москва с просто маниакальным упорством все ищет какую-то похвалу со стороны США своему «подпеванию» западному давлению на КНДР.

Наложить на подобные санкции вето в ООН, как и в случае ужесточения в свое время из-за ядерной программы Ирана или поощрение фактически открытой военной интервенции в Ливии Россия просто боится, потому как по-прежнему лелеет надежды на нормализацию отношений с Западом. А вот Китай западные интересы как не принимал во внимание, так и сейчас их игнорирует. Зато по Северной Корее Пекин на самом деле разозлен слишком уж активной «вызывающей» позицией Пхеньяна. И если для этого надо нанести удар по российским экономическим отношениям на Корейском полуострове - так чего же тут медлить?

Кстати, вот еще что здесь важно. Китайская сторона для собственной аудитории говорит о том, что отношения с Россией развиваются поступательно, позитивно и добрососедски. Китайцам вторят и российские верхние чиновники, которые на самом деле думают, будто отношения с Пекином для России- настоящее «окно в мир» на фоне того, что происходит с начала украинских событий на Западе. Но все эти пустопорожние декларации- чистой воды самообман. Проблем между Москвой и Пекином полным-полно, и от того, что они будут на уровне руководств замалчиваться, никому легче не станет.

Для Китая Центральная Азия - «мягкое энергетическое подбрюшье» Синьцзяна. А для России - бывшее советское пространство, откуда она сама ушла, и теперь о содеянном очень сожалеет

Давайте теперь посмотрим внимательно на то, каковы отношения России и Китая в республиках Центральной Азии. Начнем с чисто философского подхода к этому региону, который у обеих сторон полностью разнится. Для России (по крайней мере ее верхнего руководства) Центральная Азия - это некая зона жизненно-важных интересов, бывшее советское пространство, откуда из-за собственной дури советское, а затем его развалившее российское начальство по собственной инициативе сбежало.

Теперь вот кусают локти, пытаются создать какие-то постсоветские структуры, чтобы каким-то образом восстановить утраченное, но мало что в подобном деле у Москвы получается. А вот для Китая Центрально-Азиатский регион - зона «ближнего зарубежья», энергетический Клондайк, откуда можно полностью обеспечивать сырьем Синьцзян –Уйгурский автономный округ. А заодно расширить свое экономическое присутствие в регионе, инвестировать в транспортные и энергетические проекты, работающие исключительно на китайские интересы.

Показательно, что все страны Центральной Азии при этом, с одной стороны, прямо-таки тянутся к расширению самого разнообразного сотрудничества с Пекином. А с другой - боятся китайцев как огня, и периодически выражают свои опасения, что КНР вот-вот просто подомнет под себя весь этот регион даже без какой бы то ни было военной силы. Только одной экономикой, торговлей, прокладывая в регионе трубопроводы, дороги, пробивая тоннели в горах и выдавая безразмерные кредиты, которые через 20-30 лет по–любому «центральноазиатским партнерам» придется Пекину отдавать.

Интересно и то, что для хотя бы чисто дипломатической проформы отношения России и Китая со странами Центральной Азии регулируются такой весьма специфической конторой, как Шанхайская организация по сотрудничеству (ШОС). Но с лета будущего года в нее войдут Индия и Пакистан, плюс туда же не первый год стремится Иран. А это – уже совсем другие параметры взаимоотношений с Центрально-Азиатским регионом. И России там придется уже соперничать (а вовсе не союзничать) не только с Пекином, но и с другими, не менее влиятельными игроками в лице крупнейших азиатских государств.

Между прочим, неслучайно, что в Центральной Азии и Закавказье резко активизировали свои позиции турки. При этом и Анкару Москва очень долго, словно не понимая специфики восточного менталитета и внешнеполитического поведения, принимала за своего «близкого союзника». Который якобы заменит Москве зловредный Запад. Ну а чем подобное заблуждение обернулось в конечном итоге, хорошо известно.

И здесь, думаю, вот что еще принципиально. Ровным счетом ничего той же Россией не делается для реального, а не мнимого укрепления своих позиций в Центральной Азии. В то же время Китай, не встречая фактически никакого сопротивления со стороны других стран, сам очень капитально закрепился в этом регионе и никоим образом не намерен сотрудничать с Россией по любым вопросам (особенно энергетическим) на территории «центральноазиатской пятерки». Никакого союзничества – и ни с кем Пекин здесь не ищет. А вот Россия по-прежнему мечтает, что с Китаем у нее «все идет нормально», и в Центральной Азии Пекин и Москва якобы союзники и взаимовыгодные партнеры. На самом же деле нет ничего более далекого от правды жизни, чем подобный самообман.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 29 июня 2016 > № 1819453 Юрий Сигов


Китай. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 23 февраля 2016 > № 1661105 Юрий Сигов

Последнее китайское замедление?

Что на самом деле задумало руководство Поднебесной, и почему это подвергает мировую экономику в такое крайнее уныние с полным непониманием?

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока в самых различных уголках нашей планеты продолжается нестихающее с 1917 года противостояние коллективного Запада и тех, кто этому противостоит, а цены на нефть все падают да падают (и никто толком не понимает с чего бы это вдруг), есть и еще одна вроде как всеобщая проблема, с которой не пойми как многие хотели бы справиться. А именно: опять-таки вроде бы солидный экономический спад Китая, который не просто грозит, а уже конкретно тащит за собой в пропасть обвальную все остальные государства мира.

Именно по вине «сокращающейся китайской доли» в мировой экономике снижается спрос на сырье (нефть, газ, руды металлов, даже сельхозпродукция). И вроде бы как китайцы, что называется, «доигрались» со своим экономическим ростом в 10-11 процентов ежегодно, а теперь при росте в 7 процентов (что неслыхано-невидано для всего коллективного Запада, к примеру, вместе взятого) именно Пекин - то самое «зло», которое и вроде как виновато во всех наших бедах.

Понятное дело, что все подобные измышления и заумные рассуждения разного рода «крупных экономистов» (почти все они - европейские и американские) - полная туфта, потому как есть масса моментов, которые легко такие слухи и наветы опровергают. Но интереснее в этой связи посмотреть не на то, в чем совершенно умышленно и с далеко идущими целями обвиняют Китай и его руководство, а на то, что на самом деле происходит в китайской экономике. И каковы реальные планы руководства КНР относительно того, что будет в ближайшие 10-15 лет именно в самом Китае, а не в окружающем его «обеспокоенном» мире.

Любая экономическая информация нынче - это умышленный обман. Потому как является взглядом на происходящее только с одной стороны

Начнем с того, что при всей своей современности, экономическом росте и стремлении к общим западным стандартам Китай - по-прежнему одна из самых закрытых, и мало кем понимаемых стран мира. То, что там реально делается, о чем мыслят, и что планируют первые лица КНР неизвестно по сути дела доподлинно никому.

Плюс ко всему этому любая статистическая информация о Китае обычно появляется из самих китайских источников, которые жестко контролируются и регулируются. А все внешние эксперты и оценщики (особенно китайской экономики) пользуются либо открытой, и официально одобренной китайской информацией, либо собственными домыслами, которые к реалиям КНР имеют очень мало чего достоверного.

Так вот разного рода Всемирные Банки с МВФ подсчитали, что за прошлый год экономический рост КНР составил около 7 процентов, что вроде было как худшим показателем за последние 25 лет. Но тут вот какое дело. Показатели эти - для Китая, который сам у себя решает некие внутренние экономические вопросы, и на другие экономические показатели в мире не особо обращает внимания. А вот 7 процентов роста для любой экономики мира - особенно западной - это вообще запредельная мечта. О которой даже заикаться не смеет ни один из так называемых «успешных» западных политиков.

Далее - а что такое нынче Китай для мировой экономики? Это примерно четверть всего его производимого продукта. Но китайцам-то на это - глубоко начихать. Это пусть Америку с Европой да Японией волнует, сколько нынче КНР занимает в мировом промышленном производстве. Потому как китайское руководство волнует не это, а что от подобного роста да процентов будет в самом Китае, как станет жить именно его, а не какое то иное население. И каким образом сделать так, чтобы сотни миллионов китайцев получили бы те блага, которые дает экономический рост (хоть в 7 процентов годовых, хоть в 11). И меньше всего заморачивались тем, что по этому поводу подумают западные и восточные экономисты-прорицатели.

Самое же главное здесь то, что нынешнее замедление китайской экономики (опять-таки подчеркну, что все эти цифры - по большому счету от лукавого, потому как руководство КНР само решает, что «выдать» о своей экономике окружающему миру, а что оставить «при себе») - это принципиально новые реалии самого экономического и политического развития Китая. Руководство этой страны внимательно анализирует именно свои, национальные реалии в экономике. И соответственно складывающимся условиям само принимает решение, какую в дальнейшем политику проводить, и как справляться прежде всего с внутрикитайскими, а вовсе не с мировыми проблемами с экономикой.

Что это означает, прежде всего для внутренней ситуации в Китае? Ключевой замысел китайских начальников - построить в стране общество так называемой «средней зажиточности», которое будет не просто сильнейшим в мире, но и силой именно своей экономики и процветания определять основные положения не только азиатского, но и всего мирового развития. Китай намерен развивать внутренние районы страны (в том числе те, которые примыкают к Центральной Азии и российскому Дальнему Востоку), и обеспечивать работой приоритетно жителей сельской местности. А не только накачивать деньгами районы побережья Тихого океана (что и происходило в последние 20-25 лет).

Помимо всего прочего, Китаю надо решать серьезную проблему трудовой занятости, тем более, что в этой стране нет необходимости привлекать внешних мигрантов, и уж тем более - пускать к себе толпы разношерстных беженцев не пойми откуда и с какими целями. Для Китая же важно зарядить работой прежде всего жителей внутренних районов страны, обитателей сел, и дать им возможность не только зарабатывать себе на кусок хлеба и чашку риса, но и поднять их социальный статус. Плюс вывести их на уровень хотя бы приближенный к среднему по уровню доходов, и тем самым снять социальное напряжение, которое неизбежно порождается резким материальным расслоением между «удачливыми» богатыми и беспросветно бедными.

И, конечно же, надо проводить будет некий обновленный курс с тем, куда девать «лишние китайские деньги», которые не вложены пока в крупные инфраструктурные проекты за границей (те же газопроводы в Туркменистане, дороги и тоннели в Таджикистане и так далее). Сегодня огромные финансовые средства КНР лежат в американских ценных бумагах, которые по сути дела являются пшиком, пустышкой, которая обеспечивается только «американским честным словом».

Однако пока руководство Китая считает, что подобная финансовая «петелька» - сильный рычаг влияния на политику Соединенных Штатов (долг США Китаю нынче составляет по совокупности вложений более 2 триллионов долларов). И в случае, если американцы совсем уж распоясаются, и будут и дальше угрожать Китаю своим военным арсеналом в Азии, именно это «долговое лассо» можно быстренько затянуть на шее Вашингтона.

Китайский правитель сам знает, что делать. А ближайшие товарищи по партии ему в этом непременно помогут

Теперь о том, что конкретно делает Китай для решения своих экономических проблем, и кто лично подобную политику осуществляет. Как известно, еще Дэн Сяопин протолкнул систему, при которой первое лицо в Китае правит только два срока по пять лет, и не имеет права переизбираться на более длительный срок. Более того - никаких «всенародных выборов толпой» (что всегда и везде является сущей утопией), а тщательный подбор-отбор руководителя ведущими политиками страны - причем заранее, без катаклизмов и революций, плюс лишней социальной напряженности в стране.

А нынче ситуация с руководством Китая такова. Товарищ Си правит уже три года, плюс не забывайте о том, что пять предыдущих лет он был неофициально «вторым номером» в государстве при лидере Ху Цзинтао. Поначалу Си присматривался к вверенному ему хозяйству. А как стал первым лицом, то тут же начал свою, четко выверенную кампанию «китайского переналаживания экономики». Еще такой «руководящей деятельности» ему по партийным канонам разрешат следующие пару лет. А потом при нем будет уже пять лет его будущий сменщик- и с ним придется так или иначе сразу же считаться.

Так вот сейчас товарищ Си понимает, что старая экономическая модель, расчитанная только на внешний экспорт, себя со всей очевидностью исчерпала. То есть на внешние рынки КНР будет и дальше ориентироваться, но теперь приоритетом будет все же «домашнее хозяйство». Ему будут выделяться приоритетно инвестиции, экономика будет работать теперь на потребности внутреннего развития. И всякие ожидания бурного роста от внешних клиентов-соперников Пекин будут меньше всего беспокоить.

Тут всегда надо иметь в виду, что любые варианты развития Китая (что при императорах-правителях, что при чутком и четком руководстве Компартии страны) планируется как минимум на 25-30 лет вперед, а по большому счету- и до 50 лет. И по этой причине что нынешним, что следующим китайским руководителям совершенно без разницы, что по этому поводу намерены размышлять политологи, политики и еже с ними из разных заграниц. И как на подобное будут реагировать мировые рынки, до которых в Пекине дела никакого по сути дела нет, и не будет.

Многое Китай будет пересматривать за ближайшие три-четыре года и в «домашней социалке». Это отмена прописки (для жителей сельской местности, что было когда-то в бывшем СССР), вводиться будет пенсионная система, которой еще лет 10 назад не было и в помине. Пекин перестанет «раздавать» деньги Всемирному Банку и МВФ, и «кормить» американскую Федеральную Резервную Систему. Зато Пекин планирует финансировать внутренние инфраструктурные проекты, разворачивать два «Шелковых пути» по морю и суше и все, что с ними связано. Плюс укреплять сотрудничество с теми, кто с Китаем намерен дружить реально, а не болтать об этом с высоких трибун.

Китай к 2050 году хочет стать первой мировой державой. Кто с ним сейчас - от этого только выиграет

И вновь о планах дальнейшего развития Китая. Если в мире у разнокалиберных правителей только и мысли, как усидеть сейчас и сегодня в своих креслах, то для КНР планы на будущее - это перспектива, стремление все делать основательно и сообща. И всех тех, кто Китаю нынче не мешает и откровенно не пакостит, а готов с ним сотрудничать руководство в Пекине будет и дальше привечать и развивать с такими странами и их правителями тесное сотрудничество.

Согласно партийным документам в Пекине, к 2020 году Китай должен будет покончить с бедностью. Это, кстати, не просто пустые слова, а неимоверно сложная задача, учитывая общее количество и всего населения Китая, и числа тех, кто живет реально в условиях почти нищеты (особенно это касается внутренних и труднодоступных районов). Причем заметьте: никаких иностранных «подачек», никаких займов от натуральных финансовых бандюков из МВФ - все китайцы делают своими силами, на свои средства, и по своей программе.

К 2030 году Китай также по планам «партии и народа» должен стать обществом так называемой «средней зажиточности»(то есть местный средний класс должен будет составлять как минимум 50 процентов населения - а это, между прочим, сотни миллионов людей, то есть больше, чем вся Европа). А к 2050 году Китай планирует стать мировой державой номер один, и дальше уже управлять окружающими процессами с позиции «первого парня в мировой деревне».

И вот что еще надо обязательно принимать во внимание. С экономическим ростом в 7 процентов годовых Китай по-прежнему - совершенно недосягаемая величина не только всяким Европам-Америкам, но и для всех постсоветских республик. А ведь большая часть из них- ближайшие соседи Поднебесной, с которой им сама судьба благоволит сотрудничать и взаимодействовать (причем и в экономике, и в большой политике). Конечно же, у китайцев - свои планы, они - себе на уме, и работают на длительную перспективу. Но что в этом плохого для его ближайших соседей? Наоборот- сплошные выгоды, если только ими разумно воспользоваться.

При этом и России, и Казахстану, и Азербайджану с Туркменистаном надо учиться у Китая главному: развивать собственную промышленность, а не сидеть на нефте-газовых иглах, и не ждать, что сегодня захочется левой ноге принца Саудовской Аравии или какого-то министра, прибывшего с важным визитом в штаб-квартиру ОПЕК в Вену. Тот же Китай сегодня не только не страдает от низких цен на энергоресурсы (напротив- очень даже этому доволен), а только богатеет на этом. И так планируется в Пекине делать на будущее, какой бы не была мировая цена на нефть, и сколько бы не требовали за свой газ туркменские или катарские правители.

При этом Китай давно уже перешагнул рубеж «дешевой ремонтной мастерской» мира, а стал производить вполне конкурентноспособную технологическую продукцию. Да, во многом с помощью патентов заграничных компаний, в тесном с ними сотрудничестве. Но все «дешево производимое» нынче китайцы выпихнули давно уже на юг Азии, а у себя оставляют то, что требует вполне приличной профессиональной квалификации, и наличия собственной высокоразвитой промышленности.

Тут следует понимать, что подобный размеренный и четко спланированный курс Китая будет вызывать натуральную неприязнь со стороны прежде всего США. Американцы будут всячески китайцам препятствовать в выходе на первые мировые позиции, наращивать вокруг его границ свое военное присутствие, и делать так, чтобы у Китая было как можно меньше партнеров, и как можно больше - завистливых «противников-западных шестерок». Но тут уж как поведет себя само китайское руководство. Рычагов влияния и «перевоспитания» и для США, и для их сторонников у Поднебесной в арсенале для этого вполне достаточно.

Что же касается постсоветских стран, то тут стоит помнить, что китайский локомотив и при нынешних вроде бы сбавленных парах в состоянии дотащить

вверенный ему состав до конечной станции без особых проблем. А вот если соседи- пассажиры действительно хотят работать с китайцами в своих же собственных интересах (пусть и в китайских тоже - и что в этом плохого?), то надо кардинальным образом переходить от пустопорожних чиновничьих заклинаний к реальным, серьезным бизнес-проектам. Только таким образом можно использовать для собственного блага все выгоды от «китайского рывка в будущее», который может принести много полезного и всем его непосредственным географическим соседям.

Китай. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 23 февраля 2016 > № 1661105 Юрий Сигов


США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 февраля 2016 > № 1660936 Юрий Сигов

Договорись со мной, Америка...

Почему конфликту между США и Россией никогда не будет конца, сколько бы раз ни встречались между собой их представители на любом уровне?

Юрий Сигов, Вашингтон

Давно уже принято считать, что все в нашем мире зависит от шевеления левого мизинца правой ноги президента США. И как Америке захочется обустроить окрестный мир - так тому и быть. Периодически по этому поводу высказывается подковерное недовольство, кто-то заводит разговоры о якобы «приближающемся многополярном мире» - но все как было еще 10-15 лет назад, так по той же накатанной «американской правящей стезе» и продвигается.

Соединенные Штаты никого не слушают, никого не слышат, делают все (или почти все), что им заблагорассудится - а всему остальному миру предлагается по этому поводу принять происходящее к сведению. И смириться с тем, что по-другому на ближайшие годы вроде как ничего не намечается.

Но тут вот какая проблема возникает. Россия и Китай - два мировых тяжеловеса, которые Америку упорно не слушают и ей периодически противятся. И, располагая существенным военным потенциалом (Россия по-прежнему единственная страна в мире, которая может уничтожить США), оказывают американскому мировладению посильное сопротивление. Но поскольку открытого военного конфликта, который может закончиться уничтожением всей нашей планеты, в Вашингтоне, Москве и Пекине явно не желают (хотя кто его доподлинно знает?), выход в подобной почти тупиковой ситуации только один - как-то договариваться между собой.

Естественно, чтобы о чем-то договариваться, нужно этого очень захотеть, причем с учетом не только своих, но и чужих интересов. Логика относительно того, что если не договорятся - то можно друг друга уничтожить (плюс всех остальных, наблюдающих уже не первый год за подобным противостоянием со стороны), пока не особо работает. Первые лица этих стран между собой на самом деле встречаются, их министры периодически тоже друг другу руки пожимают, но толку-то практически никакого. С чего бы так?

Кто решил, что с Америкой можно о чем-то договариваться, и на каких условиях?

Итак, давайте посмотрим, почему все усилия как-то договориться с Америкой о более равноправном управлении мира ровным счетом ни к чему не приводят. А поскольку договаривающихся с Америкой, по сути дела, в мире двое - Россия и Китай (все остальные - либо давно уже полностью идут в «про-американской пристежке», либо делают вид, что якобы независимы, но на самом деле Америкой подцеплены на надежный крючок), то интересно оценить, о чем Москва и Пекин уже не первый год пытаются договариваться с Вашингтоном.

Данный вопрос, думаю, принципиален, потому как принято считать: дипломатия, то есть бесконечные переговоры - все лучше и полезнее, чем открытый военный конфликт, в котором к тому же победитель при нынешнем развитии вооружений и средств массового уничтожения людей попросту не просматривается. Но тут надо учитывать очень важный момент: договариваться и переговариваться можно только в том случае, если есть конкретный предмет для дискуссий. Плюс хотя бы минимальное желание с обеих сторон быть услышанным и понятым.

Так вот, в том, что касается США, ровным счетом ничего подобного в отношениях с Россией и Китаем нет, и быть не может. К примеру, в российском руководстве (как и в китайском) изо дня в день твердят о том, что Америка сегодня - совсем даже не абсолютный лидер. Вроде как и ее экономика уже «почти» уступает китайской, и влияние по всему миру ее ослабло, и много еще чего у Соединенных Штатов давно уже несравнимо с прежними гегемонистскими замашками.

Но вот только у Вашингтона на этот счет - совершенно иное мнение. Что нынешний президент страны, что любой будущий уверены на сто процентов в том, что США - безусловный глобальный лидер. Своего рода «мировая светочь», к которой все угнетенные народы и правительства так и тянутся. А всякие там надеющиеся на «многополярность» современного мира пусть в своих полетах-неведениях и дальше пребывают.

Далее: давно уже мировая практика продемонстрировала, что Россия никогда - подчеркиваю это слово - с Америкой общего языка не найдет (разумеется, в качестве даже минимально равноправного партнера). Сколько бы раз ни встречались между собой первые лица, министры и им подобные. Можно возродить обмены «народ к народу», которые столь популярны были в эпоху «развальной перестройки» на закате СССР - но ровным счетом никакого толку не будет. Дело даже не в понятии «союзники», которое особенно часто упоминают касательно событий Второй мировой войны, сколько в полностью противоположном понимании окружающего нас мира - что политиками, что рядовыми гражданами США и России.

С Китаем ситуация несколько иная, но и она не особо дает шансы на взаимопонимание между двумя правительствами и народами. Китайцы пытаются договариваться с американцами только в тех областях, где им выгодно, а американцы считают, что надо договариваться исключительно там, где выгодно только США. В итоге, что первые лица, что министры двух стран уже не первый год мило улыбаются друг другу на многочисленных раутах (никаких санкций против КНР Америка не вводила, поэтому контакты вроде бы идут куда активнее, чем с российскими представителями), но ровным счетом ни о чем по-настоящему договориться стороны не могут - да и не смогут.

Еще одно тупиковое заблуждение российских руководителей: Америке, дескать, все равно придется с Россией договариваться - ну не воевать же на взаимное уничтожение в самом деле! Но это - полное заблуждение. Если надо организовать будет «маленькую катастрофу», то Америка пойдет на это не моргнув глазом, но где-нибудь на Ближнем Востоке или в Европе (естественно, не на территории Соединенных Штатов). Но говорить о том, что Америке что-то «придется» делать по желанию кого-то постороннего - значит полностью игнорировать американские реалии функционирования как государственного, так и общественного порядка в стране.

Намного более нелепым выглядит некая общность интересов (якобы) России и США в плане общемировых угроз. Какое здесь вообще может быть поле для договоренностей, когда одни такие угрозы в рамках своей внешнеполитической концепции сами же и создают, а другие пытаются (во многом с очевидным запаздыванием) реагировать? Или взять ситуацию в Южно-Китайском море: о чем Пекин может там договариваться с Вашингтоном? Ведь китайцы рассматривают этот регион как свой «задний двор», а Америка считает зоной стратегической ответственности собственных вооруженных сил.

Да какая разница, кто будет в США новым президентом, если восприятие окружающего мира в Америке остается неизменным?

Здесь стоит отметить еще два существенных, на мой взгляд, момента. Первый - типичное заблуждение уже не первый год, присутствующих в правящих кругах и России, и Китая, что можно как-то напрямую о чем-то кардинальным образом договориться с американским президентом. Если не получается найти общий язык с одним, то придет другой (или другая) - и можно попробовать все заново. Но так может рассуждать тот, кто с американской системой принятия решений не знаком и находится в плену иллюзий некоего личного обаяния, которое может сработать при контакте что с нынешним, что с будущим обитателем Белого дома.

Хотя на самом деле президент США - человек очень влиятельный, особенно в том, что касается международных дел, он - натуральный ставленник американских правящих элит, для которых господство над всем остальным миром - суть современного существования Америки. Появление в Соединенных Штатах даже на дальних подступах к власти типажей сродни Горбачеву или Ельцину напрочь исключено. И если тот же Б. Обама начнет «продавать Родину» на переговорах с российским или китайским коллегой, то ему оторвут голову в одну секунду.

Да и как первым лицам с таким видением мира вообще о чем-то существенном договариваться? Один считает, что он - правитель всего мира (а не только Америки). А другие - что мир многосторонен, многополярен, разнообразен и хрупок. Ну и что, скажет американский президент: пусть будет каким угодно, но «рулить» в нем будет Америка, а вас (то бишь остальных, к США не примкнувших) попрошу не мешаться под ногами.

Да, теоретически на словах Америка готова с кем угодно договариваться, но только на своих условиях. Мы так решили, нам так выгодно, мы так считаем, а все остальные под наши решения могут только подстраиваться, но никак не оспаривать и уж тем более не препятствовать. Россия к такому повороту дел не готова, а Китай - тем более. А всем остальным - одна дорожка: прижаться тихонечко к стенке и выжидать, что там дальше случится в мире.

Постоянные заклинания относительно того, что Америка якобы не всесильна, она вроде как не может навести порядок ни в Арабском мире, ни в Афганистане, ни в других точках нашей планеты, также не имеют под собой никакой практической почвы. США и не стремятся наводить порядок во всех перечисленных регионах, потому что такой и задачи-то перед ними не стоит. А чем дольше и больше будет бардака по всему свету, тем слабее будут все те, кто в нем непосредственно участвует и также непосредственно от него страдает.

Америка уверена в том, что любой конфликт с Россией и Китаем может быть только на чужой территории. Это подход как президента США, так и ожидания рядовых американцев

Теперь о том, почему с американцами ни России, ни Китаю невозможно будет договориться о каком-то цивилизованном разделении ответственности за окружающий их мир - и уж тем более о неких «зонах национальных интересов». К ним, кстати, для России относится все постсоветское пространство, а для Китая - ближайшие государства Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии.

Все же дискуссии о том, что какой-то мало кому понятный международный терроризм и борьба против него может объединить эти страны- от лукавого. «Террористами» для тех же американцев являются правительственные войска Сирии, военные подразделения Донбасса, иранские части Корпуса стражей исламской революции. Что такое ИГИЛ-ДАЕШ, никто толком не знает, да и насчет Аль-Каеды- дело мутно-темное. Кто и что там «изнутри» с ними напридумал - тоже тайна, покрытая мраком. Поэтому никакой совместной борьбы с ними нет, и быть не может, сколько бы об этом ни твердили на публике министры иностранных дел России и США.

Наивна и надежда на какое-то общественное мнение что в Соединенных Штатах, что в России с Китаем. Во-первых, оно никогда и ни на что (по крайней мере в последние 20-25 лет) не влияло. Во-вторых, политики везде - а не только в Америке, России и Китае, всегда принимают решения, которые к жизни обычных граждан практически никогда не имеют никакого отношения.

Есть и еще один важный аспект, который существенно отличает понимание возможного конфликта между США с Россией и Китаем. Что американские политики (а мне за последние пару лет приходилось беседовать на эту тему со многими американскими конгрессменами, сотрудниками госдепартамента и другими людьми, далеко не самыми последними в американской администрации), что рядовые граждане абсолютно уверены в том, что если какой-то конфликт с русскими или китайцами и приключится, то пройдет он «где-то там» - вдали от американских берегов. И самих американцев коснется только очень и очень опосредованно.

Когда речь заходит о той же Украине (о которой, по большому счету, рядовым американцам вообще ничего неизвестно), то вся конфликтная составляющая противостояния с Россией перекладывается в США на европейцев (они сами в этом виноваты, но это уже проблема ЕС, а не Соединенных Штатов). Когда возникает угроза (якобы) очередного термоядерного сумасшествия северо-корейского руководства, то защищаться от него Америка предлагает Японии и Южной Корее (с участием расквартированных там американских солдат, но это в любом случае - мизер в численном измерении, плюс все это далеко от берегов континентальной Америки).

Даже размещение тактического ядерного оружия в Европе подается американцами не столько как защита (во многом мифическая) Европы от России, сколько в виде надежды перенести любой конфликт между Москвой и Вашингтоном именно на чужую территорию, до обитателей которой американским политикам, по большому счету, никакого дела нет.

То, что мы сегодня наблюдаем в Сирии - ария из той же оперы. Пока там идет война всех против всех (кто туда поставляет оружие, направляет солдат и офицеров, горючее и боеприпасы) - дело во многом второстепенное. Задумайтесь только на секундочку: а что от этой самой Сирии осталось на данном этапе? Какие там разрушения? Куда подевалась половина тамошнего народа? И что - Америка будет нести какие-то расходы по восстановлению этого региона? Блажен, кто верует. Все переложено будет на чужие плечи, и ни с кем Соединенные Штаты здесь не будут ни договариваться, ни особо жалеть-сочувствовать.

В итоге, если опять-таки оценивать нынешнюю ситуацию (а она таковой была и раньше, просто с некими весьма незначительными нюансами) непредвзято, то никаких взаимных договоренностей с США ни Китаю, ни России не светит. Вне зависимости от того, кто там будет, и о чем переговариваться. И вне зависимости от того, сколько раз китайцы и российские представители будут тщетно надеяться на некий человеческий разум американцев и их первых лиц.

Какой же выход из данной ситуации? Он один: держать порох сухим, реагировать самым жестким образом (другого Америка не понимает и понимать не желает) на любые проявления «воспитательных усилий» со стороны Соединенных Штатов. И наводить порядок у себя дома - что в политике , что в экономике. И не забывать, что Америка при любых правителях всегда будет считать себя правой и всесильной. Так заложено в американском коде поведения, и это совершенно не зависит от того, кто номинально правит нынче этой страной, а кто на самом деле стоит за спинами этих правителей.

США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 февраля 2016 > № 1660936 Юрий Сигов


Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 5 февраля 2016 > № 1640684 Юрий Сигов

Есть ли выход из китайского лабиринта?

Никто по­прежнему ни в Европе, ни в Америке, ни даже в Азии не может понять Китай. Почему же так происходит?

Юрий Сигов, Вашингтон

При всей сложности и непредсказуемости нынешней жизни по всему свету больше всех вопросов и неясностей почему-то окружает исключительно китайцев. Саму Поднебесную считают то новым мировым гигантом (причем по всем параметрам - от населения и мощи экономики до глобальной политики), то «новым хозяином Азии» (причем это обычно мерещится прежде всего непосредственным географическим соседям КНР). А для кого-то именно китайцы стоят за всеми теми экономическими и финансовыми неполадками, которые каждый день обрушиваются на мировую экономику. Причем спасу от всего этого китайского «подспудного влияния» на будущее даже не предвидится.

Интересно вот еще что. Все кругом только вроде бы побаиваются китайцев, считают их коварными, себе на уме, скрытными и, в целом - желающими все вокруг захватить, прикарманить и подчинить своей воле. И в то же время кого ни возьми - только и делают, что домогаются китайских кредитов, приглашают китайские компании на свой рынок, борятся из последних сил за то, чтобы побыстрее записаться в «лучшие друзья» к китайскому правительству. А уж очередь на вступление в Азиатский банк реконструкции и развития, созданный фактически для себя Пекином, выстроилась аж до берегов Атлантического океана.

Так что же в реалиях есть Китай и сам по себе, и проживающие там народы? Действительно ли он всем кругом угрожает и всех намерен себе подчинить? Или все больше подобное - пустая болтовня и излишние страхи, за которыми стоят, как правило, весьма конкретные экономические и политические интересы совершенно иных государств? И на каких конкретно стереотипах построена вся та информация о Китае, которой нас «кормят» каждый день по большей части что местные, что заграничные СМИ?

Любые стереотипы - умышленное введение в заблуждение. А в том, что касается Китая - так и подавно

Мне неоднократно доводилось бывать не только в континентальном Китае, но и во всех его «соседних приложениях» - Макао, Гонконге и на Тайване, который упорно себя «настоящим Китаем» не считает, но от китайской культуры все-таки не осмеливается отказаться. Много раз бывал я и в чайна-таунах, разбросанных по всему свету - от Австралии и Новой Зеландии до Исландии. И могу с уверенностью констатировать, что нет такого народа больше в мире (кроме, может быть, еще русских), вокруг которого вполне осознанно было бы сформировано такое количество разного рода вымыслов, домыслов и явно ничего не имеющих с реалиями стереотипов.

Почему так происходит? Думаю, что прежде всего потому, что китайская культура, история, сам образ жизни-никем до сих пор полностью неосознанное и непонимаемое измерение. Которое что белому европейцу, что латину, что африканцу ни за что не осознать. И даже соседям-азиатам все, что связано с Китаем, по большей части внушает не столько интерес и уважение, сколько таинственное опасение, тревогу и подспудное недоверие.

Пройдемся по основным стереотипам, которые за последние несколько десятилетий сформировались вокруг Китая. И которые, надо отметить, весьма живучи благодаря неустанным усилиям мировых СМИ, которые затем «перепевают» на свой лад и некоторые ведущие мировые политики. Начнем с самого главного страха, который, кстати, присущ всем постсоветским странам (включая Россию и Казахстан). Китай якобы хочет расширить свою территорию, и непременно (как на то сложится выгодная обстановка) «пристегнет» соседние земли к своей растущей не по дням, а по «экономическим часам» Поднебесной империи.

Здесь вот что сразу же стоит иметь в виду. Надо всегда различать некие международные документы и договоренности, которые страны между собой подписывают. И реалии «на местности», которые в любой момент могут произойти без всяких там официальных соглашений. И тогда кто первый в нужном месте и в нужный час «подсуетился», тот в конечном итоге и прав будет. Так вот официально у Китая ни к России, ни к Казахстану претензий территориальных вроде бы нет. О них не говорят китайские руководители, и о них никто не вспоминает, хотя в истории многое чего именно у Российской империи, а потом и СССР с Китаем бывало.

Но вот только значит ли это, что все так будет на веки веков? Конечно же, нет. Будут соседние с КНР государства сильными и влиятельными - Китаю нет никакого смысла их «силой завоевывать». Будут слабыми и полунесостоявшимися (то, что мы сегодня наблюдаем на примере Кыргызстана или Таджикистана) - значит Китай будет потихоньку их «прибирать к рукам». А для этого вовсе не надо вводить туда китайскую армию - есть виды «оружия массового территориального расширения» и куда более эффективные (торговля, строительство железных и шоссейных дорог, открытие коммерческих рынков, выдача кредитов и многое другое).

Есть еще у Китая границы с Северной Кореей, Бирмой-Мьянмой, Вьетнамом, той же Индией. Так вот, там много чего остается на картах необозначенным, им в случае «чего»китайская сторона на самом деле может где-то и под шумок «расшириться». Но в целом стоит помнить еще вот о чем. Китай за последние годы выиграл, по сути дела, одну войну - у Индии, когда отобрал у нее кусок территории в горах Гималаев в 60-х годах прошлого столетия. Во всех остальных случаях армия КНР сражения проигрывала - причем весьма разнообразным противникам. И даже сейчас, когда вооруженные силы Китая - одни из самых мощных в Азии, их больше боятся из-за огромной численности, чем реально они настолько уж сильны, чтобы кого-то завоевывать или чьи-то территории оккупировать.

Еще об одном устоявшемся стереотипе надо непременно упомянуть. Подспудно (и никто это не скрывает) и Россия, и Казахстан, и Кыргызстан с Таджикистаном боятся, что огромные массы китайцев когда-нибудь (а может быть-и в самом ближайшем будущем) перейдут границу и постепенно заселят обширные территории, где местного народа проживает - кот наплакал. Не буду умышленно приводить цифры количества граждан Китая, живущих вдоль границ с постсоветскими республиками. Обращу внимание только на одно - у Китая своих территорий, где ни одной живой души не встретишь - полным-полно. И местное правительство пытается направить излишки населения из прибрежных районов именно на собственные, а не на заморские территории для их освоения.

Да и насчет якобы массового переселения китайцев в другие страны (потому что вроде как места у себя дома для нормальной жизни не хватает) - сплошной обман. В той же России китайцев стало меньше, чем было сразу после развала СССР. В Таджикистане и Кыргызстане - больше, потому как там они действительно закрепляются, остаются после завершения сооружения шоссе, тоннелей, промышленных объектов. Но это уже вопрос к тамошним местным властям. Если они этот процесс фактически поощряют- то значит, явно не за «просто так». А сами китайцы предпочитают жить там, где им можно заниматься бизнесом и пребывать хотя бы в относительном комфорте.

Китайцы ни на кого в мире не похожи. И бессмысленно их перевоспитывать - что на восточный, что на западный лад

Теперь относительно того, есть ли какие-то у кого-то шансы «распознать» настоящих китайцев. Считается, что они - не просто себе на уме, а планируют и все делают с дальним прицелом. Только китайцам ведомо, что сейчас в том же финансовом мире происходит, почему у них фондовые рынки (которые придумали американцы, но без которых КНР пока никак сама по себе не сориентируется) проседают с такими катастрофическими для всего мира последствиями. И что там делается с их валютой юанем-то ли они американцев хотят поставить на колени, то ли - всех остальных.

Так вот, насчет китайцев и их поведения. Опять-таки по всему свету куда ни глянь-сплошные и весьма искаженные в реалиях стереотипы. Вот боятся все кругом китайцев, что они такие большие, вроде бы сильные и имеющие возможности куда захотят вмешиваться. Но так ли это на самом деле? А на практике вот какой парадокс наблюдается. Что в Китае, что за границей сами китайцы стали за последние пару десятков лет намного свободнее, с гордостью говорят о своей стране, ощущают, что стали они сами и их страна совсем другими. Но вот что с этим статусом «первых на мировой деревне» делать-то?

Пока, судя по всему, ни в верхах в Пекине, ни в собственной душе сами китайцы не решили. Им не нужны чужие территории, они не ведут себя нагло и вызывающе, как это делают по всему миру американцы, не экспортируют конфуцианство и никому его не навязывают. А вот как себя всему миру позиционировать - пока есть некое размышление, замешательство, до конца неосознанность своей новой роли в мире. И сколько подобный процесс будет продолжаться - пока предсказать сложно.

Важно еще и то, что китайцы ни по каким иным лекалам, примерам и прочему развивать свою страну не намерены. Да, китайская современная молодежь помешана на Америке и на чисто китайском «материальном разврате» - повальном поклонении потребительству. Китайцы хотят жить лучше, иметь больше товаров, тратить больше на еду, досуг, путешествия. Но при этом оставаться все же большинство предпочитает именно китайцами - без всяких «идеологических перекрашиваний» - и никак иначе.

Есть и еще один нюанс: поскольку в друзья китайцам набиваются нынче все, кому не лень (даже американцы), то можно наблюдать и весьма интересный обратный процесс. А именно - сами китайцы ни с кем особо дружить не намерены. То есть в разного рода «стратегических партнерах», куда их опять-таки все подряд записывают, они вполне могут числиться (вспомните о ШОС, Азиатском банке, вариантах «Шелкового пути»). Но пойти на дружбу самим с кем-то - извольте. Китай этого не делает и делать никогда не будет. Причем ни с кем.

Китай изучают по всему свету. А пользы - почти никакой

Поскольку Китай, как и Америка, стал присутствовать практически по всему свету, вполне понятно, что изучением китайской экономики, культуры, языка стало заниматься все больше людей в самых различных странах. Где-то в этом им оказывают помощь сами китайцы, а правительство КНР с каждым годом расширяет число китайских центров культуры и языка. Где-то инициатива исходит от самих правительств государств, с которыми КНР напрямую либо соперничает, либо сотрудничает (США, Европа, Австралия и другие).

Но получают ли все эти страны от изучения Китая какие-то осязаемые выгоды? Очень даже сомневаюсь - и вот почему. Китаю, по большому счету, до всего остального мира - «по барабану». Китай - сам по себе Вселенная, делает свои дела, занимается своими проблемами, а остальной мир-главное, чтобы не мешал китайским планам. Если мешает (типа Америки), - то жестко прочерчивать «ограничительные линии», и за них стремиться «стратегического партнера» не пускать.

Китай нельзя записать в выгодные торговые партнеры, потому что Китай сам решает, что ему выгодно, а что - не совсем. Поэтому в любых экономических отношениях (если Пекин на них по каким-то критериям решается) выгодно это прежде всего для него. Будет выгодно и противоположной стороне - так и хорошо. А нет-значит не обессудьте. И здесь как раз именно непонимание (зачастую умышленное) Китая со стороны прежде всего западных стран приводит к тому, что китайцев там больше боятся и стращают ими, нежели пытаются понять и оценить, где, и в каком формате с ними можно на самом деле успешно взаимодействовать.

Большой вопрос возникает и насчет тех, кто Китай нынче изучает. В том же бывшем СССР существовала довольно мощная школа китаистики, которая базировалась прежде всего на долгосрочных традициях. Язык, культуру, историю, многое другое специалисты знали вглубь, досконально, и не зачитывались, как сейчас, какими-то зарубежными сайтами, публикациями и прочим. А ведь сегодня даже в России людей, знающих и понимающих Китай, - по большому счету, единицы. Что уж говорить о бывших советских республиках, которые, с одной стороны, с Китаем все наперегонки стремятся подружиться. А насчет знаний да понимания китайской специфики - так даже среднего калибра спецов днем с огнем не сыщешь.

При этом очень важно учитывать то, как та или иная страна на самом деле, а не показушно, относится к Китаю. Китайцы сами очень не любят, когда им постоянно «лижут между лопатками», восхваляют почем зря и стремятся проявить большую любовь (якобы), чем они того заслуживают. В то же время и непочтения к себе они не выносят. А вот как найти разумный баланс во вроде бы равноправных и в то же время во многом зависимых отношениях- задача для многих и правительств стран мира, и отдельных граждан, с Китаем сталкивающихся по работе и бизнесу- очень сложная и зачастую неразрешимая.

В общем, имея дело с китайцами, надо сразу же понять главное. Китайцы ни к кому не имеют никакого в мире отношения. Ни к другим народам, ни другим тем более правительствам. Кто там их в друзья или соперники записывает время от времени, китайцев это не колышет совершенно. У них - свое измерение и во времени, и по жизни человеческой в целом, и по тому, что нам будущее то ли готовит, то ли мы его собственными руками сами же опосредованно формируем.

Поэтому изучать Китай надо, китайский язык - это большое и увлекательное путешествие в математику, логику и прикладную лингвистику. Но мир этот - совсем иной, как с другой планеты. Посему не рассчитывайте на то, что вам когда-нибудь удастся понять, что такое и сам Китай, и населяющие его граждане. Но знать о Поднебесной побольше и поглубже - святое дело. И вот на это и силы, и время я бы тратить любому человеку мыслящему, безусловно, посоветовал.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 5 февраля 2016 > № 1640684 Юрий Сигов


Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 4 декабря 2015 > № 1571823 Юрий Сигов

«Казахстанские ворота» Пекина

Для Китая Казахстан, как и вся Центральная Азия, ­ выгодная «снабженческая база» для своих северо­восточных районов. И не более того

Юрий Сигов, Вашингтон

Много слухов и домыслов связано с тем, что же на самом деле осуществляет Китай в Центральной Азии и, в частности, в Казахстане. Кто-то уверен, что речь идет о тихой экспансии большого «желтого соседа», который пусть и через 40-50 лет, но все равно подомнет под себя регион и постепенно присоединит его к и так не самым маленьким просторам Поднебесной.

Другие утверждают, что никаких особых интересов у Пекина в Центральной Азии якобы нет. Лишь бы Россия и Америка там не особо хозяйничали, а так сырье и торговля региона - вот то самое важное, что нужно китайцам в отношениях со своими центральноазиатскими соседями. А еще имеется «торгово-маршрутный» интерес у Пекина насчет Казахстана и еще пары стран Центральной Азии: проложить здесь сухопутный «Шелковый путь». С помощью которого и регион можно будет неслабо контролировать, и свои собственные товары без особых задержек доставлять на европейские рынки, минуя морские да океанские перевозки.

Так что же на самом деле замышляет Китай в отношении всей Центральной Азии и конкретно Казахстана? На что ориентируется, и каким образом можно самим государствам региона построить свою политику, причем так, чтобы и от китайцев получить весомые дивиденды по максимуму, и свой национальный суверенитет все же сохранить, и не ложиться уж совсем очевидно под «пекинские увещевания»?

Казахстан для Пекина - ворота в Центральную Азию. Самые широко распахнутые и наиболее удобные для связи со всем остальным регионом

Надо отметить, что политика Китая с момента распада СССР в отношении Центральной Азии менялась исключительно на основе как текущей прагматики, так и долгосрочного планирования с расчетом на 40-50 следующих лет. По «политической текучке» китайцы сначала разрешили все территориальные споры с государствами региона (все в свою пользу, но кто же такому большому и сильному, как Китай, сможет из «центральноазиатской пятерки» перечить?). Затем КНР добилась отказа стран региона от поддержки сепаратистов в своих северо-восточных районах. И уже после этого пошел активный торгово-экономический «накат» со стороны Китая на всех тех, кто непосредственно граничил с китайской территорией.

Показательно, что поначалу Китай не очень понимал планы России, которая после распада СССР вроде бы делала какие-то имитационные шаги для расширения своего присутствия в том же Казахстане. Но когда стало ясно, что руководству в Москве дай бог со своими внутренними проблемами разобраться, внимание к Центральной Азии стало приоритетным и действительно важным для китайского руководства. Кстати, и руководство Казахстана меньше всего думало в конце прошлого столетия, что надо непременно разворачиваться в сторону Китая. Но в Астане также решили, что Москве тесное сотрудничество с республикой не особо важно, и уже где-то к 2000 году казахстанское руководство решило активно разворачиваться именно по направлению к КНР.

К тому моменту у Казахстана довольно существенно попортились отношения с Европой и США, и Китай в этом случае оказался настоящей палочкой-выручалочкой, прежде всего для энергетического сектора республики. Китай со своей стороны никаких не выдвигал Казахстану «демократических требований», давал щедрые кредиты под смешные проценты. А главное- предлагал обширный рынок своих северо-восточных районов для поставки не только казахстанской нефти, но и многих других полезных ископаемых.

Мощно стали развиваться и политические контакты Астаны и Пекина, которые во многом определяли и торгово-экономическое сохранение отношений между двумя странами. Для китайцев принципиально важно, как ведет себя по отношению к их стране первое лицо государства (не важно какого - западно-демократического или восточно-авторитарного). У нынешнего президента Казахстана сложились очень тесные личные отношения как с предыдущим китайским начальником, товарищем Ху, так и с нынешним - товарищем Си.

С 2005 года, напомню, Китай и Казахстан объявили об установлении отношений стратегического партнерства (что это такое на самом деле, понять сложно не только, наверное, в отношениях с Китаем, но и с любой страной, которая на несколько порядков мощнее и влиятельнее тебя в мире - но раз так принято делать, то чего отказываться? А сегодня это уже не просто партнерство по самым широким направлениям, но совершенно конкретное взаимодействие в самых главных для Китая проектах торгово-экономического развития не только Казахстана, но и всей Центральной Азии.

Речь идет прежде всего о транспортных и энергетических корридорах, где Казахстан, по расчетам Пекина, должен будет играть ключевые роли. Для того, чтобы сотрудничество подобное шло как можно активнее, Казахстан был приглашен и в Шанхайскую организацию по сотрудничеству (ШОС), и в Азиатский инфраструктурный банк (задуман Китаем в противовес контролируемому США и Японией Азиатскому банку реконструкции и развития в Маниле), и теперь становится частью нового проекта «Шелковый путь», по которому китайские товары пойдут не только в Европу, но и частично будут оставаться на территории как Казахстана, так и России.

Естественно, для китайцев приоритетом в отношеняих с Казахстаном остается нефть и ее поставки в Синьцзян-Уйгурский автономный округ. Территория КНР громадная, и доставлять сюда энергоресурсы из восточных районов страны - задача сверхразорительная. А соседний Казахстан не только обеспечивает потребности в энергоресурсах всего китайского северо-востока (вместе с газовыми поставками из Туркменистана), но и дает китайской стороне «вполне приемлемые цены». Что позволяет Пекину экономить значительные средства, а также плотнее «привязывать» своих ближайших соседей по региону к собственной экономике.

Не будем забывать и о том, что имено Китай приобрел многие казахстанские нефтедобывающие компании (цифры здесь обычно называются разные, но речь идет где-то о 30 таких компаниях), а также ряд нефтеперерабатывающих мощностей, расположенных на территории Казахстана. При этом, что показательно, Казахстан и Китай фактически действовали совместно в процессе постепенного выдавливания ряда западных компаний, получивших в свое время разорительные для Астаны контракты на добычу нефти. А для КНР было очень важно убрать с территории Казахстана «чужих» заграничных конкурентов и самим, где можно, получить от казахстанских властей требуемые преференции.

Я вам кредит даю. Чего же более?

В чем главное преимущество Китая в отношениях со странами Центральной Азии и конкретно с Казахстаном? Помимо уже упомянутого «подчеркнутого безразличия» к политической и экономической системе каждой из стран региона (никаких нравоучений насчет свобод, прав человека и тому подобного), Китай готов в любой момент, на самых лучших условиях и в любой сумме предоставить Казахстану кредиты. То есть живые деньги, которыми на сегодня разжиться что в Европе, что в Америке крайне проблематично.

Еще в 2009 году, в самый разгар последствий мирового финансового кризиса, Китай предоставил Казахстану кредит в 10 млрд. долларов, в следующем году цифра эта возросла до 13 млрд. долларов, причем 86 процентов всех этих денег пошли исключительно в нефте-газовый сектор республики. В то же время Пекин потихоньку вкладывает средства и в другие отрасли экономики республики, а также основные финансовые инструменты Казахстана, такие как фонд «Самрук-Казына».

Также важно, что Китай в своих финансовых стремлениях в Казахстане постепенно оттеснил на второй план европейцев и американцев и стал крупнейшим инвестором в республике. При этом кредиты, выдаваемые китайцами, идут под государственные гарантии, что принципиально важно по сравнению с западными частными вложениями, которые всегда и везде очень подвержены чисто политической конъюнктуре со стороны собственных правительств.

Замечу также, что Китай готов и дальше расширять поставки казахстанской нефти, плюс приобретать активы в наиболее перспективных для добычи месторождениях республики. Но тут есть и два негативных момента: Китай всегда навязывает Астане продажу нефти по заниженным ценам (дескать, все равно до других мировых рынков от Казахстана далеко, а здесь выгодный покупатель под боком - так давайте нам хорошие скидки!). А также настоящую капиталистическую алчность китайских компаний, работающих на территории Казахстана, по сравнению с отношением к местному персоналу и условиями работы со стороны западных компаний (хотя и те далеко даже не ангелы в своих нефтегазовых аппетитах в Казахстане).

С помощью кредитов, помимо всего прочего, Китай активно «влезает» в добычу металлов. Это прежде всего медь, ядерное топливо, уран, главным потребителем которого в перспективе должен стать именно Китай. Но здесь уже казахстанское правительство пытается как-то «разбавить» сырьевые интересы КНР важностью развития в республике и других отраслей промышленности. А соответственно, китайцев просят инвестировать не только в нефть, газ и металлы, но и в производство электроэнергии, развитие бытовой химии и транспортных магистралей (что будет сделать намного легче после запуска на полную мощность проекта сухопутного «Шелкового пути»).

Дальше все будет еще теснее, прочнее и крепче. Потому что реальных конкурентов в Казахстане у Китая не видно

Именно «Шелковый путь», в котором Казахстану уготована роль не только «настежь открытой двери» для китайского провоза товаров через Центральную Азию, но и надежного транзитного коридора, в том числе - и для поставок энергоресурсов, дает возможность Астане еще теснее интегрироваться с китайской стороной по самым различным направлениям сотрудничества.

Это и сооружение новых магистральных нефтепроводов (хотя Китай - исключительно монопольный покупатель, поэтому он и выбивает из Казахстана минимальные цены на покупаемое энергосырье), и шоссейные дороги, и сопутствующая инфраструктура вдоль автомбильных и железнодорожных маршрутов. Всерьез расматривают китайцы подключить Казахстан и для прокладки магистрального нефтепровода в КНР из Ирана, если будут сняты санкции с этой страны. И она всерьез рассмотрит возможность доставки «черного золота» китайским потребителям (хотя нефть из Ирана в Китай может пойти и другим маршрутом - через Пакистан).

Расширять китайцы намерены и поставки туркменского газа, а Казахстан для этого - идеальный транзитный вариант. В ближайшие 10 лет КНР намерена вложиться также в автомобильный маршрут из Западного Китая до Европы, где Казахстану отводится роль не просто транспортного «нейтрального перегона», но и стороны, где активно можно создать различные снабжеческие и инфраструктурные составляющие - от торговых комплексов, складов, перевалочных баз до региональных торговых центров, которые в потенциале будут работать на всю Центральную Азию, а не только на Казахстан.

Китайцы также готовы расмотреть варианты создания на казахстанской территории целого комплекса свободных экономических зон, что тем не менее встречает недовольство со стороны России, и Белоруссии прежде всего (как членов Евразийского союза). Кстати, оба правительства хотели бы к началу будущего года выйти в двусторонней торговле на сумму в 40 млрд. долларов. Но сохраняющийся режим западных санкций против России (который никто и не собирается на обозримую перспективу отменять) делает торгово-экономические шансы на развитие отношений КНР и Казахстана непростыми.

Правда, ничего пока особо успешного не получается у Астаны со сменой торговых приоритетов на китайском направлении. По-прежнему из республики в Китай идет сырье, а из КНР в Казахстан поступают продовольственные и промышленные товары, а также оборудование и техника. Частично эта тенденция может быть изменена за счет расширения сотрудничества Казахстана в рамках Евразийского союза. Но Китаю этот союз не особо важен: для Пекина принципиально «привязывать» и Казахстан, и ряд других центральноазиатских стран через торгово-экономические механизмы ШОС. А уже через них работать по усилению своего влияния на экономики не только Казахстана, но и других стран региона.

Здесь также важно отметить тот факт, что при существенном совпадении позиций России и КНР в сфере безопасности всего Центрально-Азиатского региона в торгово-экономическом плане они здесь будут все же усиленно конкурировать. И тому же Казахстану придется очень сильно изворачиваться, чтобы и в рамках Евразийского союза свои обязательства выполнять, и в то же время расширять сотрудничество с Китаем там, где для этого будут открываться новые возможности.

Тут существенным будет и то, как оперативно пойдет осуществление проекта «Шелковый путь». Затея эта, как известно, давно уже разрекламирована, к ней приковано всеобщее внимание стран региона. Но пока не совсем понятно, как и в каких форматах она будет реализовываться. К тому же нельзя забывать о том, что наряду с большим количеством внутренних проблем в самом Казахстане (политических, экономических, развитие отдельных регионов) точно с таким же набором сложностей сталкивается и Китай.

Теоретически Пекин готов к дальнейшему расширению взаимовыгодного и разностороннего сотрудничества с Астаной. Но очень многие факторы могут на данный процесс повлиять, в том числе и то, каким дальше образом будут складываться отношения с США как России, так и Китая. Пока Пекин и Москва работают как «вынужденные союзники», и Казахстан на этом может прилично выигрывать. Что будет дальше - покажет уже самое ближайшее время (год-полтора), поскольку общая ситуация вокруг региона Центральной Азии будет, скорее всего, оставаться по-прежнему нестабильной. А соответственно, и торгово-экономические интересы для осуществления целого ряда важных проектов могут быть в любой момент поставлены под большой вопрос.

Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 4 декабря 2015 > № 1571823 Юрий Сигов


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 20 ноября 2015 > № 1554844 Юрий Сигов

Кунг-фу по-американски

Китай и США уже начали подготовку к генеральному противостоянию через 10-15 лет. Чем это обернется для стран Центральной Азии?

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавнее противостояние американского военного корабля и китайских сторожевиков возле островов Спратли (не буду умышленно перечислять их еще в нескольких лингвистических интерпретациях, каждая из которых принадлежит странам, которые на данные клочки суши в океане претендуют), а также очередной (трудно уже вспомнить, какой конкретно по счету) взлом американского интернет-сервера сразу нескольких министерств (и виной всему - все те же лица с узкими глазами и желтым цветом кожи) напомнили о самом захватывающем и непредсказуемом споре современности - Соединенных Штатов и Китая.

Стороны уже не просто регулярно и со вкусом обвиняют друг друга во всем, что им самим по каким-то причинам не особо нравится. Они (каждый на свой манер) пытаются показать противоположной стороне: мы тебя не боимся, лучше нас не трогай, а если осмелишься, то не обижайся - получишь по самое «не хочу». Риторика, которой нынче пользуются официальные Пекин и Вашингтон, правда, пока далека от той, которой не брезгуют американцы по отношению к своим «российским заклятым партнерам». Но факт налицо: ситуация постепенно начинает разогреваться, и чем она в конечном итоге обернется - пока неведомо никому.

Даже недавний визит в Вашингтон китайского лидера Си ровным счетом ничего не решил, да и решить, в принципе, не мог. Стороны исповедуют нынче в международных отношениях (что в политике, что в экономике) совершенно противоположные подходы. Уступать друг другу они не намерены, «договариваться» они, в принципе, хотят только на своих, а не на чужих условиях. А военной конфронтации и те, и другие стараются любыми путями избежать, потому как ни тем, ни другим подобное ни к чему. Что вместе с тем не снимает с повестки дня ни одной двусторонней проблемы, которые с каждым днем только множатся.

Китай готов вести себя так же, как американцы. Но для Америки сие неприемлемо в корне. И что тогда делать?

Итак, две страны, одна из которых считает себя «мировым лидером», а другая сравнительно недавно стала первой экономикой мира, либо попросту уничтожат друг друга, либо должны найти какой-то единый консенсус совместного существования. Если в отношении с Россией США приняли стратегию удушения «до победного конца», и ни о каких договоренностях речи вовсе не идет (та же Сирия или Иран никакого отношения к двусторонним контактам Москвы и Вашингтона не имеют), то по поводу китайцев в Белом доме очень смутно себе представляют, что же все-таки с ними делать.

Почему же так получается? Прежде всего потому, что Соединенные Штаты привыкли разговаривать со всеми, а не только с Китаем, как со своими «младшими подчиненными». Ту же Европу подобное положение «шестерок» устраивает, кто-то на других континентах также не против подобного статуса. А вот Китай нынче сам кого хочешь «передоговорит».

Пекин официально готов обсуждать любые вопросы с другими странами, но только либо на равных, либо на своих условиях. «На равных» - это с США. На своих условиях - со всеми остальными, потому как китайцам что Россия, что Таджикистан с Пакистаном не ровня. И уже если кто-то начинает поучать Пекин, как ему себя вести на островах в Южно-Китайском море, стоит ли арестовывать каких-то оборзевших вконец правозащитников (нарушающих китайские, а не американские законы), или создается какой-то торгово-экономический блок явно не самый дружественно настроенный по отношению к КНР, то тут уж китайцы терпеть несправедливости не будут.

Что в этом плане предлагает Китай американцам? Вести дела только там, где есть равные позиции, и никто никого не будет «душить в объятиях сотрудничества». А это туризм (число китайских туристов, приезжающих в США, растет каждые шесть месяцев на 200 процентов), взаимная торговля (ее объемы превышают полтора миллиарда долларов в день), немножко сотрудничества в области науки и техники, а также образования(естественно, к китайской выгоде, но и американцы зарабатывают немалые на этом деньги, особенно многочисленные университеты и колледжи в Соединенных Штатах).

Также важно: Китай не намерен ввязываться ни в какие конфликты с Соединенными Штатами. Даже провокационные действия флота США вдали от американских берегов китайцы весьма сдержанно «принимают к сведению». Но позиции своей не меняют, потому как знают: с точки зрения чистой экономической арифметики КНР через 15-20 лет станет уже намного сильнее Америки, если та, разумеется, до этого не развалит Китай изнутри или не сделает так, что китайская экономика «вдруг» полностью забуксует.

На сегодняшний день Соединенные Штаты и рады были помешать подобному курсу Пекина, но пока не особо у них это получается. Так, Китай не только держит колоссальные суммы в американских ценных бумагах (с помощью чего он может в любой момент попросту обвалить американскую экономику), но и ,получая сырье и природные ресурсы со всего света, производит товары, огромная часть которых идет именно на рынки США.

Пока Евросоюз и Соединенные Штаты вводили после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году разного рода запреты на экспорт вооружений и боеприпасов, Китай научился делать все - и даже лучшего качества - самостоятельно. Что-то, где-то удалось китайцам «скоммуниздить», что-то получить от России, Пакистана, Ирана и других «дружественных Пекину» государств. Но факт остается фактом: КНР никого нынче не боится и не позволяет никому диктовать себе условия дальнейшего существования.

И уж тем более - давать возможность тем же американцам лезть в китайские дела на Азиатском континенте и в прилегающих к нему водах. Пекин считает это все своей вотчиной, и американцам недвусмысленно дают понять: займитесь чем-то другим, но не провоцируйте нас во избежание очень больших неприятностей, которые повлияют не только на двусторонние отношения, но и скажутся на всем остальном мире.

К тому же учитывая рост среднего класса в Китае (а это - половина населения всей Европы только при росте за последние 10 лет), а также желание китайцев видеть свою страну сильной, независимой и суверенной помогает товарищу Си вести КНР единственно правильным нынче курсом - смешивать повышенный народный патриотизм с хорошо настоявшейся смесью классического конфуцианства с сохраняющимися догмами Компартии, которая таковой является только номинально. А вот на деле - примерно все это то же самое, что в любой другой азиатской стране с авторитарным руководством и жестким контролем над внутренней жизнью собственных граждан.

Конфронтации не хотят ни Пекин, ни Вашингтон. Но постепенно все к тому идет. Как же быть?

Хотя отношения между двумя странами в последнее время довольно существенно подпортились, ни той, ни другой не выгодно доводить дело до прямого противостояния (кстати, в США ничего подобного даже в перспективе не рассматривают в отношении России). Китай сейчас осуществляет программу реализации так называемой «китайской мечты» для максимального количества людей, принадлежащих к среднему классу. Экономика опять должна вот-вот быть «перезапущена», усиливаться будет и жесткий националистический аспект внешней политики КНР.

Особенно подобное касается всех ближайших соседей Китая, и в частности Японии (новый национальный праздник в КНР был учрежден только в прошлом году, и официальное его название - День Победы в войне с Японией). Недовольны китайские коммунисты и ростом влияния США на умы и души рядовых китайцев, особенно молодежи. Каждый год 180 тысяч китайцев едут на учебу в университеты Соединенных Штатов, что, с одной стороны, дает возможность высшим учебным заведениям США зарабатывать на китайцах неплохие денежки. А с другой - китайцы через своих студентов и аспирантов стремятся как можно больше получить знаний, прежде всего в технических науках (гуманитарную американскую пропаганду китайцы «кушать» принципиально не желают).

Невыгодна какая-либо конфронтация с Китаем и для Америки. Кстати, во время визита председателя Си в Вашингтон американцы по всем ключевым вопросам, где есть явные разногласия, предлагали китайцам именно выработать некий совместный «кодекс взаимоприемлемого поведения». То есть договориться о том, что можно и чего нельзя делать двум вроде бы как себя уважающим ведущим мировым государствам. Так вот, китайский товарищ Си вроде как с подобными «джентльменскими нормами» согласился. Но кто его на самом деле знает, согласился он или только сделал вид?

Зато китайцы дали понять, что если американцы не будут их провоцировать, то в ближайшие 15 лет как минимум обе страны вполне могут без военного столкновения уживаться. Даже в той же Азии, где для китайцев все «родное и близкое», а для Америки - «зона жизненно важных государственных интересов». Но опять-таки подобное только вроде бы намекается на встречах высоких официальных лиц обеих стран. А как доходит дело до практики (к примеру, взломов баз данных сотрудников всех американских государственных учреждений), так Китай официально дает понять: «нет, это не мы, это не наша работа» (хотя Министерство безопасности США имеет на данный счет совершенно иное мнение).

Бороться с Китаем в Центральной Азии США не смогут. Но поиграть на центральноазиатской многовекторности - в самый раз

Чем подобная «борьба под ковром» между Китаем и Соединенными Штатами может обернуться для стран Центральной Азии? Прежде всего, стоит помнить, что обе стороны будут и дальше избегать прямой конфронтации друг с другом, но своими текущими действиями фактически подталкивать к ее неизбежности в весьма обозримом будущем (как я уже упоминал, чисто экономические выкладки дают люфт примерно по времени в 15-20 лет, если, разумеется, в мире до этого не произойдет какой-то вселенской катастрофы или ЧП мирового масштаба в отношениях тех же США и России).

Соответственно Китай будет рассматривать и дальше Центральную Азию как важный чисто экономический компонент для решения национальных вопросов собственного развития. Это и два «Шелковых пути», и разного рода газопроводы и нефтепроводы, и приобретение каких-то участков территории соседних с КНР центральноазиатских государств, и многое другое, что работает для Пекина на среднесрочную и дальнюю перспективу. США этому помешать никак не смогут, и в Вашингтоне это прекрасно понимают.

Важно и то, что Китаю нет смысла залезать в таких обстоятельствах в Центральную Азию военным путем или навязывать какие-то политические условия соседям. Это итак весьма эффективно сделают экономика, взаимная торговля и инвестиции в регионе. А поскольку Соединенные Штаты не намерены ничего по-серьезному в Центральную Азию инвестировать, то единственной сферой (да и то лишь частично) будет оставаться политическое и, вполне возможно - небольшое военное сотрудничество государств региона с Вашингтоном.

Многочисленные эксперты, что в самой Центральной Азии, что в России, почему-то решили, что недавний визит госсекретаря США в регион был чуть ли не анти-китайским сигналом. Дескать, теперь Пекину станет ясно, что для Соединенных Штатов Центральная Азия очень вроде бы важна. И разгуляться в регионе китайцам без американского «присмотра» попросту не получится. Однако на деле ситуация складывается совершенно иная: Китай для Центральной Азии - огромный и влиятельный сосед, который для местных правящих кругов к тому же «балансирует» остающееся все еще влияние России. И никакая Америка (даже если в регион опять приедет что госсекретарь, что сам президент из Белого дома) этой ситуации изменить не сможет.

Возможно ли некое противостояние в Центральной Азии между США и Китаем? А на почве чего? Политики? Так при той многовекторности, которую проводят все страны региона, они готовы будут дружить что с Америкой, что с Китаем, что со всеми остальными. Курс на что-то с приставкой «анти» ни одну страну региона не устраивает. Так зачем им портить отношения что с Пекином, что с Вашингтоном?

В области экономики Америка Китаю в регионе не соперник. Насчет «Шелкового пути» американцы как-то существенно помешать китайцам вряд ли смогут. Да и смысла в подобных «помехах» нет никакого - хотя в качестве «региональной мелкой гадости» такое поведение, в принципе, может и иметь место. Разумеется, ни о каком сотрудничестве в регионе между двумя странами речи идти не может, даже если Соединенные Штаты «вдруг» решат в каком-то формате присоединиться в будущем к работе и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций или попросят, к примеру, статус наблюдателя в той же ШОС (что невероятно, но все же может и случиться).

Важно еще и то, что китайская внешняя политика (включая и регион Центральной Азии) - дело долгосрочное, давно одобренное на самом «верху» в Пекине и не подвержено каким-то конъюнктурным партийным и иным колебаниям. А вот в США отношение к Центральной Азии по-любому дело периферийное. И что нынешняя администрация, что будущая в Белом доме может еще несколько раз «переиграть» все свои текущие центральноазиатские карты. К чему правителям стран региона надо быть в любой момент готовыми.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 20 ноября 2015 > № 1554844 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter