Всего новостей: 2657507, выбрано 4 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский

Шпионские обвинения в адрес компании Huawei неубедительны

Самое большое преступление китайского производителя может состоять в том, что он слишком успешен.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стойкая нелюбовь американского правительства к китайским производителям смартфонов Huawei и ZTE вновь проявилась на этой неделе на слушаниях в сенатском Комитете по разведке, во время которых шесть руководителей разведывательных ведомств говорили о том, что они не рекомендовали бы американцам покупать продукцию этих компаний из соображений безопасности. В Конгрессе даже имеется подготовленный и поддерживаемый республиканцами законопроект, запрещающий правительству использовать любое оборудование, выпускаемое компаниями Huawei и ZTE. Последняя попытка фирмы Huawei, предпринятая ранее в этом году, прорваться на рынок Соединенных Штатов, где господствующее положение занимают телекоммуникационные компании, закончилась провалом, поскольку компания AT&T неожиданно отказалась от запланированной сделки — возможно, после того, как на нее было оказано политическое давление.

Американским потребителям следует воспринимать подобные предупреждения как проявления политиканства и плохо скрываемого протекционизма, а не как беспокойство по поводу их коммуникации. Есть три причины для того, чтобы скептически относиться к этим предостережениям.

Первая из них технического порядка. Шпионские программы, внедренные в приложения или в операционные системы, относительно легко обнаружить, и если китайское правительство решило шпионить за американцами с помощью, скажем, телефонов фирмы Huawei, то в таком случае весьма велика вероятность того, что эксперты в области кибербезопасности или даже сами разведывательные ведомства могли бы обнаружить подобного рода устройства и сообщить об этом широкой публике. Более серьезную озабоченность вызывают так называемые «внеполосные» (out-of-band) закладки в различных телефонных компонентах или даже встроенные на аппаратном уровне. Насколько нам известно, такие закладки могут оставаться незамеченными в течение многих лет, как это недавно подтвердил случай с наличием аппаратных уязвимостей Spectre и Meltdown, оказавшихся — непреднамеренно, судя по всему, — в значительном количестве современных процессоров, которые шпионы, как китайские, так и других стран, могут использовать.

Сегодня нет таких мобильных телефонов, в которых не использовались бы хотя бы несколько изготовленных в Китае деталей. Если бы китайский правительственный план в области масштабной слежки существовал, он не ограничился бы только китайскими аппаратами, а предусматривал бы также использование сотовых телефонов Apple, Samsung и других компаний. Насколько нам известно, Китай — а также Соединенные Штаты и Соединенное Королевство, где разрабатываются широко распространенные микросхемы — уже это делают. Если у вас на это параноидальная реакция, то избавьтесь от вашего мобильного телефона, независимо от его бренда.

Вторая причина имеет отношение к избирательности сделанного предупреждения. Американское правительство преследует компании Huawei и ZTE с 2011 года, когда Комитет по разведке Палаты представителей начал расследование деятельности этих двух фирм как поставщиков телекоммуникационного оборудования. В конечном итоге этот Комитет счел подозрительным их сотрудничество с китайскими властями, хотя никакие особые лазейки в оборудовании не были обнаружены. Однако уже после того как этот наносящий ущерб доклад был опубликован, Lenovo, китайская фирма, купила у компании Google расположенную в Чикаго фирму Motorola Mobility, и, несмотря на шум, периодически доносящийся из Пентагона, а также из разведывательных ведомств Соединенных Штатов и наших союзников о рисках, связанных с использованием оборудования Lenovo, нет никакого заметного давления на телекоммуникационные компании с целью остановить продажу телефонов Lenovo и Motorola. Если взять показатели за последние три месяца 2017 года, то доля Lenovo в области поставок в Соединенные Штаты компонентов для сотовых телефонов составила 4,1%, тогда как доля Huawei составляет всего 0,3%, а продает она только разблокированные телефоны (unlocked phones).

Motorola — уважаемый американский бренд и, несмотря на значительное сокращение количества сотрудников в Соединенных Штатах после заключение сделки с Lenovo, это все еще технически американская компания.

Протекционистские инстинкты — единственная причина того, что ее не бросили в одну кучу с Huawei и ZTE.

Третья причина для скептического отношения состоит в том, что компании Huawei и ZTE не находятся под каким-либо давлением в Европе. В последнем квартале 2017 года компания Huawei заняла третье место по количеству проданных смартфонов после Samsung и Apple, а ее доля на рынке составила 13,5%. В Европе нет необходимости защищать местных производителей смартфонов — достойных упоминания там просто нет, — и одержимые идеей защиты частной жизни европейцы не видят никаких проблем с американскими и китайскими поставщиками. Но если бы были найдены убедительные свидетельства того, что кто-то из них шпионит, то потребители были бы недовольны. То же самое можно сказать о ситуации с антивирусными программами. Как известно, американское правительство запретило использовать в своих сетях разработанные в России программные продукты компании «Лаборатория Касперского», тогда как большинство правительств стран Евросоюза (Соединенное Королевство в данном случае является заметным исключением) ничего не знают относительно их опасности и используют как российские, так и американские программы.

Стефани Пелл из военной академии Вест-Пойнт и Кристофер Согоян (Christopher Soghoian) из Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union) кратко объяснили политическую сторону истории с компаниями Huawei/ZTE в своей опубликованной в 2014 году статье, посвященной проблеме прослушивания переговоров по сотовым телефонам.

«Те компании, которые производят вызывающие подозрение аппараты, являются китайскими, и поэтому они становятся объектом всегда готовой к применению и политически безопасной (на самом деле, политически выгодной) демонизации со стороны разведывательного сообщества и его союзников в Конгрессе. Более того, угроза для национальной безопасности, которую представляют собой использование китайским правительством различного рода закладок в китайском телефонном оборудовании, в отличие от многих других угроз, связана с неотъемлемой политической выгодой, поскольку есть законная возможность проведения публичной дискуссии без того, чтобы подвергать риску разведывательные источники американского правительства и соответствующие методы работы».

Однако теперь иное отношение к фирме Lenovо добавляет к этой истории элемент защиты рынка. Не существует причин для того, чтобы американский рынок смартфонов отличался от глобального, на котором фирма Huawei — например, в Европе — является третьим по значению брендом, доля которого в поставке комплектующих составляет 7,9%. Причина, по которой эта китайская компания достигла столь завидного положения, состоит в том, что она продает надежные аппараты с хорошим дизайном и с самым современным набором функций — некоторые из них являются уникальными, включая те, в которых используются встроенные камеры фирмы Leica — по значительно более низким ценам, чем ее конкуренты. Разблокированный флагманский аппарат Mate 10 Pro можно заказать на сайте Amazon за 799 долларов, тогда как за iPhone X придется заплатить, по меньшей мере, 1100 долларов.

Потребители сами сделают свой выбор, однако вся эта история значительно больше похожа на рыночную конкуренцию, чем на попытку Китая проникнуть в Соединенные Штаты, чтобы украсть частные сообщения американцев и данные о совершаемых пробежках. Даже Китай не делает этого по поводу таких американских телефонных брендов, как Apple, хотя он вполне может выразить похожую обеспокоенность.

Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский

Геостратеги, дайте России и Китаю отдохнуть

Леонид Бершидский | BloombergView

"В последние годы на Западе в дискуссиях кругов, занимающихся вопросами безопасности, преобладало беспокойство из-за возрождающейся России, - пишет колумнист BloombergView Леонид Бершидский. - Но судя по "Мюнхенскому докладу по вопросам безопасности" этого года, который по традиции задает повестку престижной конференции в баварском городе (она начинается в пятницу), фокус внимания постепенно смещается в сторону Китая". Однако, по словам автора статьи, Западу следует больше внимания уделять внутренним проблемам.

"Авторы доклада обнаружили, что Россия с ее экономикой размером с испанскую, проблемой международной конкурентоспособности и серьезной нехваткой "мягкой силы" не может до бесконечности оставаться осью дебатов по вопросам безопасности. По сравнению с двумя предыдущими докладами более заметную роль начинает играть Китай", - отмечает журналист.

Бершидский приводит цитату из доклада: "В то время как Иран и даже Россия не предлагают другим странам привлекательную модель, Китай все активнее преподносил свое сочетание автократического правления и капитализма в качестве заманчивой альтернативы западной модели и умело занял место, освобожденное США".

Все другие вопросы кажутся более незначительными, но все же в докладе есть глава, посвященная экологической безопасности, пишет Бершидский. В ней указывается, что загрязнение окружающей среды убивает в 15 раз больше людей, чем все войны и вооруженные конфликты вместе взятые. Есть глава об Африке, где ежегодно 20 млн молодых людей выходят на рынок труда, но заняться им особо нечем.

"Готов поспорить, что этим проблемам на конференции будет уделено меньше времени и уж точно меньше внимания со стороны СМИ, чем "более сексуальным" вопросам конкуренции великих держав и нового миропорядка. Но они, в некотором смысле, более реальны и важны, чем геополитические конструкции", - подчеркивает автор статьи. В любой западной стране обычных людей больше беспокоят "наводнения, ураганы и миграционные кризисы, чем в высшей степени теоретическая вероятность нападения России или наращивание Китаем сил в Южно-Китайском море".

Значение Китая и России в жизни европейцев и американцев сравнительно мало, если только кто-то не желает использовать их в качестве вопросов, способных объединить общество, разобщенное из-за более существенных проблем, указывает колумнист Bloomberg. "Но этот метод - создание образа нависшей внешней угрозы, когда есть мало предложений по решению внутренних проблем - очень в духе России (а когда нужно, и Китая)", - подчеркивает Бершидский.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > inopressa.ru, 17 октября 2017 > № 2353260 Леонид Бершидский

Наступает время авторитарных криптовалют

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Учитывая, что Россия и Китай ухватились за идею суверенных криптовалют, пора задать простой вопрос: почему технология, угрожающая децентрализовать денежную систему, так привлекательна для высокоцентрализованных авторитарных режимов?" - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

На прошлой неделе проправительственная газета "Аргументы и факты" процитировала российского министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова, заявившего, что президент Владимир Путин распорядился быстро начать выпуск "крипторубля". Согласно репортажу, Никифоров сказал, что для этой криптовалюты будет использоваться "российская криптография" и ее будет невозможно "майнить", как биткоин, потому что это будет "закрытая модель с определенным объемом регулируемой эмиссии", передает Бершидский.

"Это последовало за заявлениями главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной и министра финансов Антона Силуанова, подчеркнувших необходимость для российского государства поставить выпуск и использование криптовалюты под контроль", - говорится в статье.

Туманное описание Никифоровым крипторубля звучит похоже на недавние неофициальные предложения в Китае, отмечает автор.

Тех, кто считает, что главное новшество биткоина состоит в исключении из процесса центральной власти, заинтересованность Китая и России сбивает с толку. "Но правительства этих стран не собираются отдавать контроль системе блокчейна. Напротив, они пытаются понять, как снизить расходы для центрального эмитента на контроль за всем, что происходит в финансовой системе", - полагает Бершидский.

Наличные деньги имеют свои недостатки и для центробанков, и для правительств, отмечает автор. Их дорого печатать, чеканить, распространять и уничтожать. В то же время наличные анонимны - на них рассчитывают преступники и те, кто уклоняется от уплаты налогов. При традиционных электронных платежах случаются задержки при транзакциях.

При выпуске крипторубля расходы на поддержание денежной системы снизятся, платежи между компаниями и физическими лицами станут осуществляться быстрее, транзакции станут доступными для государственного контроля, прежде всего из соображений сбора налогов, говорится в статье. Никифоров говорил о введении подоходного налога на перевод крипторублей в обычные, если их владелец не сможет продемонстрировать, как была получена цифровая валюта.

На данный момент в планы России и Китая не входит отказ от наличных. Но это может быть их логической конечной целью, предполагает Бершидский.

"В обеих странах правительства не озабочены такими тонкостями, как право граждан на финансовую анонимность: порядочному гражданину нечего от них скрывать, а в противном случае пусть пеняет на себя", - говорится в статье.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > inopressa.ru, 17 октября 2017 > № 2353260 Леонид Бершидский


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 мая 2014 > № 1082971 Леонид Бершидский

Почему в России не сработает китайская модель

Леонид Бершидский, колумнист Forbes

Несмотря на изоляцию, Китай остается привлекательным для инвесторов. Российский рынок слишком мал, чтобы развиваться по этому пути

Обещают, что 20-21 мая Владимир Путин договорится с Си Цзиньпином о цене на газ, который Россия будет поставлять Китаю в течение 30 лет — как только построит газопровод из Якутии, сразу начнет. То, что эти вечные, казалось, переговоры близки к завершению — только один из симптомов «китайского поворота», наблюдающегося в нынешней российской политике.

Новая холодная война создает для России много проблем, которые Китай потенциально может исправить. 

Европа грозит сокращением закупок российских энергоресурсов — ну так есть Китай, которому срочно надо переходить с угля на менее экологически вредный газ. Западные финансовые институты неохотно финансируют российские компании, даже раньше у них беспроблемно кредитовавшиеся, – ну так кредиты и инвестиции можно привлечь в Китае (это тоже одна из тем путинского визита). Из-за Украины могут возникнуть проблемы с экспортом российских вооружений — ну так можно стать чуть менее осторожными в продаже этого товара китайцам, а заодно и подорвать украинский оружейный бизнес с Пекином, который и нынешние киевские власти хотели бы продолжать.

Путин десять лет своего правления потратил на попытки укрепить отношения с Европой. Только придя к власти, он и членства в НАТО для страны не исключал, а европейский путь считал единственным приемлемым. Сотрудничество с Китаем никогда не было приоритетной темой – скорее, Москва ограничивалась дежурными демонстрациями добрососедских отношений. Поскольку китайские политики традиционно неторопливы и осмотрительны, трудно поверить, что теперь, когда срочно нужен «план Б», отношения получится сделать более интенсивными в пожарном порядке.

Зато можно спешно сымитировать китайские практики управления в самой России.

Аналогии между создаваемой национальной платежной системой и UnionPay очевидны, и в госструктурах обсуждают партнерство с ней.

Фильтрация интернет-контента, введение которой, кажется, дело недалекого будущего, и возможный перенос DNS-серверов российских доменов на территорию страны – это китайский сценарий «Великого брандмауэра».

Даже угроза вице-премьера Дмитрия Рогозина отключить в России наземную структуру GPS и перестать экспортировать в Америку ракетные двигатели – это движение в сторону Китая, где действует своя навигационная система «Бэйдоу» и где вполне успешно существует космическая программа, изолированная от американской.

Беда только в том, что поспешно может получиться только дешевая имитация. Своего рода китайская подделка.

UnionPay вырос из проекта «Золотой карты», затеянного еще в начале 90-х. «Великий брандмауэр», также известный как «Золотой щит», начали строить в 1998 году. Изоляция китайской космической программы – результат ссоры с Советским Союзом в 1960 году.

России, конечно, почти удалось сымитировать западную модель с открытой рыночной экономикой и подобием демократических институтов – на это ушло каких-то пять лет в 1990-е, притом что начинать пришлось с прогнившей советской базы, так что подобие Китая слепить наверняка получится быстрее.

Вопрос, что потом с ним делать. Китайская модель работает так успешно, потому что ее приемлет внешний мир. Экономика страны – вторая в мире после американской по привлечению прямых иностранных инвестиций. В прошлом году КНР получила их на $127 млрд, всего на $32 млрд меньше, чем Соединенные Штаты. Портфельные инвесторы тоже относятся к китайским компаниям получше, чем к российским. Рыночная капитализация «Яндекса» – меньше $10 млрд, китайского поисковика Baidu – почти $54 млрд, причем коэффициент P/E – отношение капитализации к прибыли – у китайской компании превышает 30, а у российской не дотягивает до 25.

Запад смотрит на Китай с уважением и надеждой из-за его огромного населения.

Лидер китайской интернет-коммерции Alibaba в скором времени привлечет на американском рынке до $20 млрд, хотя компания, в которой купят доли инвесторы, не будет владеть лицензиями ни на один из ресурсов, приносящих деньги. Таковы китайские законы, которые хотели бы сымитировать и российские законодатели: только китайские граждане и компании могут владеть стратегическими интернет-ресурсами. Тем не менее западные финансисты ринутся скупать бумаги Alibaba – ради причастности к самому большому в мире рынку. Даже ограниченная деятельность в Китае – это невозможные для большинства других стран объемы бизнеса, и международные компании согласны идти на любые компромиссы с китайскими регуляторами. Нельзя Visa и MasterCard обрабатывать внутренние транзакции? Ничего, они согласны работать только с трансграничными.

А вот вкладывать деньги в российскую компанию, которой ничего не принадлежит, вряд ли кто-нибудь стал бы даже в лучшие времена. Ради каких-то 140 млн человек? То ли дело 1,4 млрд. Да и для тех же платежных систем одни трансграничные операции российских клиентов – бизнес малозаметный: если им придется ограничиться, Visa и MasterCard просто потеряют к нашей стране интерес.

Но дело не только в размерах, но и в векторе движения.

Китайская инвестиционная история – про постепенное открытие гигантского рынка. Российская – про неожиданно быстрое закрытие относительно крупного. Такую историю неинтересно покупать, потому что будущее в ней мрачнее настоящего.

А с неинтересной историей Россия, имитирующая китайскую модель, годится только в сателлиты Китая. В Пекине не будут торопиться с превращением России в Провинцию Северной Трубы: там продолжат оказывать великому северному соседу всяческие почести, кланяться и улыбаться. Пока в разговорах о преемнике 90-летнего Путина не зазвучат ненароком китайские фамилии. 

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 мая 2014 > № 1082971 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter