Всего новостей: 2556514, выбрано 9 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ван И в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Ван И в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь

«Что мешает России подняться с колен?» Россия извлекает уроки из опыта Китая

«Блистательные достижения Китая должны заставить русских задуматься над простым вопросом: «Что мешает нам подняться с колен?» Подобные высказывания в последнее время часто встречаются в российских СМИ.

Ван Вэн, Хуаньцю шибао, Китай

Очевидно, Китай — лучший стратегический партнер для России в рамках «Поворота на Восток». За прошедший год исполнительный директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета Ван Вэнь (автор статьи) четыре раза принимал приглашение нанести визит в Россию для проведения исследований. Во время общения с учеными, предпринимателями и чиновниками он отчётливо почувствовал, что знания русских о Китае становятся глубже. За последние 40 лет политики реформ и открытости прежний «старший брат» уже стал перенимающим опыт «учеником». Следовать опыту экономического развития Китая больше не считается постыдным, и поэтому такой подход уже получил широкое применение во многих сферах.

Советник президента Путина — сторонник изучения опыта китайской экономики

После распада Советского Союза Россия сильно пострадала из-за неудачной попытки следовать западной модели развития и проведения ряда радикальных реформ. В 21 веке Россия все еще использует унаследованную от СССР экспортно-сырьевую модель экономического развития. Страна начала восстанавливать свои силы, но она все ещё уязвима и зависима от внешних факторов.

Под влиянием падения цен на нефть, западных санкций и корректировок в мировой экономике российская экономика «забуксовала», объём экспортных поступлений в области энергоресурсов и оружия явно недостаточен, инвестиционная и торговая активность снизилась, доходы жителей уменьшились. В такой обстановке России становится все труднее игнорировать сильный дух коллективизма, присущий китайской экономике. «Сотрудничать с китайцами очень прибыльно» — исходя из подобного рода прагматических соображений, касающихся экономических выгод и интересов в области безопасности, российские элиты стали «учиться у Китая», перенимать его опыт, надеясь, что Китай может поспособствовать развитию экономики России.

За изучение опыта китайской экономики выступает советник президента Путина Сергей Глазьев, академик РАН. В 31 год он уже занимал пост министра внешнеэкономических связей РФ, после этого стал председателем Комитета по экономической политике Государственной думы, а также занимал и другие значимые должности в области экономики. В настоящее время он является одним из высоких должностных лиц, кто активно выступает за изучение и заимствование китайского опыта развития. За последние годы Глазьев почти каждый месяц приезжал в Китай?а также содействовал проведению трех диалогов аналитических центров (Think Tank dialogue) по экономическим вопросам. На каждом диалоговом совещании присутствовала группа российских экспертов в области экономики, финансов, стратегического планирования, технологий, которые прибыли в Китай вместе с Глазьевым.

Каждый раз, когда Глазьев участвовал в диалоге аналитических центров, он целый день не покидал место проведения мероприятия, внимательно слушал и записывал то, что рассказывали китайские ученые об опыте развития Китая. Однажды он сказал мне: «Модель экономического развития Китая включает в себя три аспекта, которые России стоит изучить: первый — Китай отказался от демократии западного образца и сделал акцент на модернизацию и развитие возможностей государственного управления, повышение эффективности управления; второй — Китай использует пятилетние планы, а также модель, в которой гармонично сочетаются государственное и рыночное регулирование, что позволило максимально эффективно распределять ресурсы, которые обеспечили макроэкономическую стабильность и социальную справедливость, а также создали самую полную систему производственных цепочек в мире; третьим аспектом можно выделить то, что Китай создал финансовую систему, в которой сосуществуют разнообразные финансовые институты, макрорегулирование осуществляется Центробанком, финансы коммерческих и некоммерческих организаций разделены, а государственные коммерческие банки — главное звено. Эта система независима от западной финансовой системы и существует параллельно с ней, но при этом она очень эффективна. Такой опыт очень ценен для России».

По приглашению Сергея Глазьева я (Ван Вэнь) выступал с докладом на двух Московских Экономических Форумах и честно сказал: «Россия недооценивает успехи экономического развития Китая»; «России следует обращать больше внимания на опыт Китая»; «Китай и Россия вступили в эпоху, когда они учатся друг у друга». На Московском Экономическом Форуме было больше 1000 представителей российской элиты, и большинство положительно отреагировало на доклад автора статьи.

Международный дискуссионный клуб «Валдай», в работе которого несколько лет подряд принимал участие президент Путин, считается «самой загадочной политической конференцией». В прошлом году я стал участником этого события и рассказал об опыте Китая в снижении уровня бедности. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выступал на одной сцене с автором статьи и упомянул, что проект «Один пояс, один путь» предоставляет России хорошую возможность для развития и поможет лучше изучить опыт развития Китая. В последний день конференции Путин пригласил основателя Alibaba Group Ма Юня и в ходе личной встречи побеседовал с ним о развитии интернет-бизнеса и экономики в Китае.

В рамках Московского Экономического Форума, который прошёл в начале апреля, было также организовано 20 параллельных подфорумов. Темой первого из них — «Сопряжение китайской инициативы „Один пояс, один путь“ и Евразийского экономического союза»; по моим наблюдениям, этой теме уделялось наиболее пристальное внимание, собралось по меньшей мере 400 человек, свободных мест в зале не было, поэтому многим пришлось слушать стоя. Во время выступления почетных гостей, когда экономист Джон Росс, некогда занимавший высокую должность советника по экономике в Англии, сказал: «В 1992 году у Китая и России общий экономический объём был примерно одинаковым, а сейчас китайский превосходит российский в семь раз, неужели думает Россия не думает, что следует учиться у Китая?». В зале многие люди закивали.

От игнорирования к пристальному вниманию

На самом деле, российская общественность ранее уже обсуждала вопрос, который поднял Джон Росс. 7 февраля на российском сайте «Банки. ру» была опубликована статья «Почему Россия не Китай», где автор задаёт вопрос: «Почему Китай стартовал с гораздо более низкого уровня, чем Россия, но уже превратился во вторую экономику мира после США, а Россия, в начале рыночных реформ существенно опережавшая Китай, оказалась на двенадцатом месте?» Российская «Независимая газета» в конце прошлого года процитировала эксперта института Дальнего Востока РАН Александра Ларина: «Пора нам учиться у Китая… В любое случае пример Китая должен дать нам заряд исторического оптимизма, если Китай поднялся из глубин отсталости и нищеты и сумел добиться „возрождения нации“, то почему бы российской нации не начать возрождение?» Что касается повышения пошлин на импорт стали в США, эксперт Российского института стратегических исследований Вячеслав Холодков считает, что ответные меры России должны быть многосторонними и учитывать китайский опыт.

«В период окончания холодной войны русские считали китайских коммерсантов спекулянтами, а тех, кто ещё раньше приехал в Россию связывали даже с азартными играми, торговлей наркотиками и порнографией. Некоторые россияне даже жаловались, что все лучшие китайцы уехали в США, те, кто похуже, отправились в Европу, а уж самые плохие приехали в Россию» — рассказывал один китайский предприниматель, приехавший в Москву в 80-е на заработки. Однако сейчас уже все изменилось. Он продолжил: «По мере того, как уровень квалификации китайцев, приезжающих в Россию, и качество продукции, экспортируемой из Китая в Россию, стремительно растут, Россия идёт на сближение с Китаем и более объективно относится к его достижениям». 3 апреля после окончания церемонии открытия «Московского Экономического Форума» ко мне подошёл один российский предприниматель и на не слишком беглом английском представил своего сына-подростка, который, как надеется отец, поедет в Китай набираться опыта, получать новые знания.

Джон Росс, который прожил в Москве восемь лет и уже пять лет проработал в китайском аналитическом центре, считает, что после распада Советского Союза отношение России к Китаю в своём развитии прошло три этапа: с 1992 года Россия начала осознавать значимость реформ в Китае; после 1999 года цены на нефть поднялись и российская экономика стала стремительно расти, что заставило Россию игнорировать опыт Китая; с 2014 года Россия, испытывая давление со стороны западных санкций, снова изменила своё отношение к Китаю. Джон Росс сказал: «Этот процесс довольно медленный, он может занять от 10 до 15 лет. Тогда Россия, вероятно, более тщательно изучит китайский опыт развития».

Лучший партнёр на Востоке

На мой взгляд, реакция Китая на финансовый кризис впечатлила Россию ещё по крайней мере десять лет назад. Ещё в 2009 году на сайтах «The Moscow Times», «Ведомости» опубликовали статьи, главным сюжетом которых стало «изучение китайского опыта». В статьях говорилось, что России все труднее противостоять огромной привлекательности экономики Китая и его политическому влиянию. Политика реформ и открытости способствовала успеху модернизации, России стоит поучиться у Китая. Даже во внутренней экономической политике нужно больше учитывать китайский опыт.

За эти годы было немало споров и дискуссий в российских СМИ, считалось, что китайская модель не подходит России. В любом случае за последние десять лет «взгляд на Восток» приобрёл важное стратегическое значение, о чем свидетельствуют активное развитие Дальневосточного региона, открытие зон свободной торговли. Согласно опросу, проведённому в 2015 году, 59% россиян поддерживают продолжение «поворота на Восток», а 70% считают, что активное сотрудничество с азиатскими странами имеет ряд серьезных преимуществ.

Под давлением общественности в российской политике появились китайские черты. Россия, следуя примеру Китая, создаёт особые экономические зоны. По состоянию на 2017 год в России действовали 24 особые экономические зоны, которые подразделяются на промышленные, инновационные, туристические, а также портовые.

Российские индустриальные парки также создаются по китайской модели. Прошлым летом директор российской Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко сказал, что на Дальнем Востоке будет создано ещё 15 промышленных парков, в том числе авиационный, лесопромышленный, рыбоперерабатывающий и другие.

Согласно статистике, опубликованной Министерством промышленности и торговли РФ, в центральной России насчитывается 80 промышленных парков, а в восточной части всего лишь 11, поэтому поддержка в создании индустриальных парков в этой зоне является приоритетным направлением работы.

Российское правительство также опирается на практику Китая, чтобы выработать план развития малого и среднего бизнеса. Китайские предприятия напрямую инвестируют в московский бизнес-парк «GREENWOOD», который занимает территорию в 27 гектаров и считается крупнейшим инвестиционным проектом китайского бизнеса за границей. В настоящее время в бизнес-парке расположены офисы примерно 300 компаний из 14 стран. В этом парке я увидел рекламные вывески многих известных компаний, и у меня возникло ощущение, что я нахожусь в центральном деловом районе.

Вслед за ростом китайских предприятий и увеличением туристического потока из Китая все больше россиян изучают китайский язык. В 2020 году китайский язык войдёт в список предметов ЕГЭ. В российском Государственном историческом музее меня сопровождал китайский бизнесмен Се Хуа. Указывая на надписи на китайском языке, он рассказал, что в последние годы у каждой достопримечательности в Москве, а также в аэропортах увеличилось количество надписей на китайском.

Китай сможет руководить сотрудничеством в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса

«Русские действительно изучают Китай?», — спросил я у опытных людей, когда был в России, и получил разные ответы. Синолог Юрий Тавровский, профессор РУДН, сказал мне, что в последнее время многие российские эксперты и ученые стали уделять более пристальное внимание исследованию китайской модели, в России в аналитических центрах были созданы специальные группы, которые рассказывают массам, СМИ, правительству о преимуществах китайской модели, в надежде «возродить» Россию, используя китайский опыт и воплотив в жизнь идеальное сочетание «китайской мечты» и «русской мечты». Также говорят, что Россия лишь ориентируется на путь развития Китая, но не собирается копировать его, а стремится определить собственный путь. Другие говорят, что россияне очень горды; россияне заинтересованы в изучении китайского опыта, но это не значит, что Россия готова стать «учеником» Китая.

Я думаю, Китай и Россия вступили в новую эпоху «взаимного обучения», Китай должен воспользоваться положительными переменами в позиции России относительно Китая, но при этом не стоит поступать опрометчиво.

Китайцам нужно тщательно изучить, как и по каким правилам россияне ведут дела. Правильным вариантом будет «тщательно подготовить почву» в России и не ждать сиюминутных результатов. По моему мнению, в России и Китае изменилась социальная психология в отношении друг друга, тенденция к уравниванию проявляется все отчетливее. «Суть в том, что Китай должен хорошо делать свою работу, тогда мир увидит Китай с самой лучшей стороны», — сказал мне китайский бизнесмен, который уже более чем 30-летний опыт общения с Россией. Он полагает: «Русско-китайские отношения сейчас вступают в новую эпоху. Россия и Китай не должны зазнаваться, им нужно хорошо изучить сильные стороны друг друга. Китаю не стоит руководить Россией, да и не получится, поскольку Россия —могущественная держава. Во многих областях России ещё стоит поучиться у Китая, а также быть более открытой по отношению к нему.

Сейчас российско-китайские отношения можно охарактеризовать фразой «сверху горячо, снизу холодно» (в политике горячо, в экономике холодно), но товарооборот между двумя странами все ещё не превысил отметку в 100 миллиардов долларов и составляет лишь 1/3 товарооборота между Китаем и Южной Кореей. Во время общения с российскими учеными, я поднял вопрос о том, как выйти за рамки торговых отношений, вращающихся вокруг энергоресурсов. Учитывая готовность России углублять дальнейшее сотрудничество и учитывать китайский опыт, доминирующий в области экономики Китай все более вероятно будет выполнять направляющую роль в процессе русско-китайского сотрудничество, особенно в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса. Под влиянием западных санкций в реальном секторе российской экономики проявился недостаток финансирования, и если Китай будет активно инвестировать в российскую экономику и предоставит долгосрочные кредиты, то он окажет неоценимую услугу России.

Автор — Ван Вэнь, директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь


Китай. Гвинея. Мексика. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 октября 2017 > № 2344137 Дун Ван

Без объединения России, Китая и Индии не будет стабильной Центральной Азии – китайский эксперт

В начале сентября в китайском Сямэне прошел саммит лидеров стран БРИКС. Встреча проходила в формате «БРИКС+». В Китай были также приглашены главы Гвинеи, Мексики, Таиланда, Таджикистана и Египта. Однако основная интрига сосредоточена в треугольнике Россия-Индия-Китай. В интервью «Евразия.Эксперт» доктор политических наук Дун Ван, директор Центра северо-восточной азиатской стратегии Пекинского университета заявил, что китайский проект нового Шелкового пути столкнется с проблемами в Центральной Азии без содействия Индии и России.

- Господин Ван, как вы оцениваете итоги саммита БРИКС? Каковы ваши впечатления?

- Саммит БРИКС ознаменовывает начало нового исторического этапа сотрудничества стран БРИКС, что на деле означает, что организация вступает в следующее «золотое десятилетие» развития и качественного улучшения. Открывая дверь новым партнерам, сотрудничество вышло за пределы пяти стран-участниц, и на него возложены как ожидания стран с переходной экономикой и развивающихся стран, так и всего международного сообщества.

Делая упор на такие сферы, как экономика и торговля, противодействие терроризму, финансы, энергетика и культурный обмен, эта встреча достигла плодотворных результатов, показывая принципы работы китайской дипломатии. Сотрудничество в рамках БРИКС помогает углубить взаимное доверие между странами.

Развитие механизма БРИКС за последние 10 лет показало ценность этой организации, которая может помочь справиться с глобальным экономическим кризисом и способствовать экономическому развитию. Что касается развития механизма БРИКС в будущем, нам стоит заострить внимание на экономическом взаимодействии, что в итоге повысит ценность БРИКС.

- Лидеры БРИКС призвали создать широкую контртеррористическую коалицию. Почему такая инициатива заявлена и каковы возможные параметры коалиции, инициированной БРИКС?

- Терроризм – это общая проблема международного сообщества, которая также угрожает и странам БРИКС. Территория России, Китая и Индии примыкает к Центральной Азии, и терроризм в этом регионе – это серьезная угроза интересам безопасности всех трех стран.

Деятельность террористов не только становится причиной дестабилизации ситуации в регионе и угрозой для дальнейшего развития торгово-экономических отношений. Она также влияет на реализацию китайской инициативы «Один пояс – один путь», увеличивая стоимость ее реализации.

Общий ответ терроризму, также как двустороннее и многостороннее сотрудничество между Россией, Китаем и Индией – это то, без чего невозможно создать стабильную региональную обстановку для торгово-экономического сотрудничества. Развитие отношений между тремя странами согласуется со стратегическими целями этих стран. Мы также надеемся, что через сотрудничество в борьбе с терроризмом три страны придут к углублению взаимопонимания и взаимного политического доверия.

- Россия и Китай представили проект договора о предотвращении размещения оружия в космосе. Чем продиктована актуальность данного вопроса и могут ли подобные договоренности получить распространение среди других стран?

- Содействие экономическому развитию – общее стремление всех стран. Размещение оружия в космосе не в интересах государства, так как гонка вооружений не может до конца обеспечить безопасность страны, но ведет к резкому повышению военных расходов. Соглашение между Китаем и Россией поможет сдержать риск гонки вооружений в космосе и оптимизировать национальный бюджет.

Освоение космического пространства в мирных целях согласуется с долгосрочными интересами человечества. Проблема в основном касается нескольких крупных стран, таких как Китай, Россия и США из-за высокого уровня развития технологий. Получит ли договоренность распространение зависит не только от стремления к мирному освоению космического пространства, но также от результатов переговоров сверхдержав и того, смогут ли США и ЕС сгладить противоречия с Россией и Китаем и достичь более глубокого взаимного доверия.

- Страны БРИКС договорились о расчетах в национальных валютах при прямых инвестициях. К какому эффекту это может привести?

- С 2006 г. доля [в мировом] ВВП стран БРИКС увеличилась с 12% до 23%, товарооборота – с 11% до 16%, а иностранных инвестиций – с 7% до 12%.

Расчет в национальных валютах при прямых инвестициях способствует взаимной торговле, развивает финансовое сотрудничество и увеличивает объем прямых инвестиций. Он также помогает улучшить международный имидж валют стран БРИКС и способствует интернационализации юаня.

Конечно, из-за того, что пять стран выбирают свои собственные валюты, а не доллар, им необходимо углублять сотрудничество в области валютных отношений, стабилизировать значение курса валют и достичь нескольких соответствующих соглашений.

- Почему из стран Центральной Азии Китай позвал на саммит БРИКС только Таджикистан? Почему не были приглашены другие государства региона?

- Саммит БРИКС – важное мероприятие, на котором применялась концепция «БРИКС+», поскольку на саммит также были приглашены лидеры Гвинеи, Мексики, Таиланда, Таджикистана и Египта. Процесс «БРИКС+», демонстрирующий открытость и толерантность, фокусируется на углублении сотрудничества Юг-Юг и построении открытой и разнообразной сети по развитию партнерских отношений. Он нацелен на постоянное развитие инноваций, сотрудничества, инклюзивности и совместной работы с целью достижения глобального экономического роста и развития.

Таджикистан – первая страна, подписавшая Меморандум о сотрудничестве, способствующий претворению в жизнь инициативы «Один пояс – один путь». Президент Таджикистана Эмомали Рахмон также хочет принять участие в процессе «БРИКС+» с целью развития Таджикистана и стран БРИКС. Это беспроигрышная ситуация для БРИКС, так как процесс делает упор на развитие открытости и терпимости. Более того, «БРИКС+» пропагандирует сотрудничество с другими развивающимися странами с упором на развитие мировой экономики, не зацикливаясь на отражении регионально перспективы одной только Центральной Азии.

- Кстати, до начала саммита БРИКС президент Таджикистана посетил Китай. Что связывает Пекин и Душанбе?

- Китай делает упор на развитие торгово-экономических отношений с Таджикистаном. Две страны могли бы расширить сотрудничество в таких областях, как финансы, производство, энергетика и логистика. Так как эти страны столкнулись с общей угрозой нестабильности в регионе, Китай и Таджикистан должны не только осуществлять обмен в рамках двустороннего взаимодействия, но также сотрудничать с Россией.

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент Таджикистана Э. Рахмон 31 августа пришли к соглашению о наращивании комплексного стратегического партнерства между своими странами и развитии китайско-таджикских отношений с новой исторической отправной точки.

Таджикистан добился стремительного экономического развития: в первой половине 2017 г. его ВВП вырос на 6%, а объемы экспорта в первом квартале года увеличились на 22,7%.

Китай придает большое значение инвестициям в Таджикистан. В первой половине 2017 г. свободная экономическая зона Таджикистана привлекла инвестиций на 19,5 млн сомони ($2,2 млн), из которых свободная экономическая зона Дангара привлекла инвестиций на 17 млн сомони ($1,9 млн), и наиболее крупными инвесторами были китайские предприниматели.

- Вынашивает ли Китай планы по реализации крупных инвестиционных проектов в Центральной Азии?

- Китай и страны Центральной Азии могли бы достичь взаимной выгоды в торговом сотрудничестве. У стран Центральной Азии есть сравнительное преимущество в запасах нефти, природного газа, хлопка и других ресурсов. У Китая преимущество в электромеханике, производстве, развитии инфраструктуры и капитале.

Китайская инициатива «Один пояс – один путь» делает упор на общее развитие Китая, стран Центральной Азии и России через создание транспортной и иной инфраструктуры.

Так как у стран Центральной Азии есть свои ярко выраженные преимущества, инвестиционные проекты должны сосредотачиваться на различных характеристиках стран региона. В эру глобализации государствам следует позаботиться о торгово-экономическом сотрудничестве и быть в курсе конкурентной борьбы в мире. Китаю и другим странам БРИКС следует полагаться на Новый банк развития (НБР), чтобы способствовать инвестированию и разработке природных ресурсов в Центральной Азии, создавая возможности для общего экономического развития.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Китай. Гвинея. Мексика. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 октября 2017 > № 2344137 Дун Ван


Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай

Дружить домами.

Китайские инвесторы начинают проявлять интерес к российским строительным проектам.

Сегодня в России связывают большие надежды с развитием экономических отношений с Китаем. И одним из наиболее перспективных направлений сотрудничества является строительство. В настоящее время в РФ осуществляется или готовится к запуску целый ряд крупных проектов. Так, буквально на днях в Москве был подписан договор об участии китайской строительной компании в сооружении нескольких станций столичного метро. Активно осваивают китайские инвесторы и Северную столицу — Санкт-Петербург. Уже несколько лет в Красносельском районе города идет строительство квартала «Балтийская жемчужина», в реализации этого проекта китайские фирмы принимают самое непосредственное участие. О том, как сегодня развиваются деловые отношения между нашими странами, в интервью «Строительной газете» рассказал консул по торгово-экономическим вопросам генерального консульства Китайской Народной Республики (КНР) в Санкт-Петербурге Ван ФЭНТАЙ.

«СГ»: Российско-китайские отношения сейчас на подъеме. В чем, по-вашему, причины нынешнего сближения?

Ван Фэнтай: Наше сотрудничество имеет давнюю историю — еще со времен Советского Союза. Среди китайцев немало тех, кто работал с советскими людьми, и они приезжают в вашу страну, чтобы своими глазами посмотреть, какие изменения произошли здесь за последнее время.

Особо хочу отметить, что многие представители китайского бизнеса, ознакомившись с нынешней экономикой России, признаются, что хотели бы наладить контакты с вашими предприятиями. С российской стороны мы также чувствуем стремление к сотрудничеству. Мы испытываем взаимный интерес друг к другу, несмотря на сегодняшнюю экономическую ситуацию в мире.

«СГ»: В последнее время мы ощущаем рост интереса китайских предприятий к Петербургу. Сколько компаний из КНР сегодня работает в городе?

В.Ф.: Более четырехсот. И я уверен, что в будущем эта цифра будет расти. Экономика России, и Санкт-Петербурга в частности, сейчас активно развивается. Мы со своей стороны готовы предложить сотрудничество с китайскими компаниями, имеющими современное и высокотехнологичное оборудование, высокий уровень управления. При этом на рынке недвижимости Северной столицы уже давно работают многие крупные китайские компании. Так, одиннадцать лет назад началась реализация крупнейшего проекта комплексного освоения территории в Петербурге — «Балтийская жемчужина». Здесь на площади 205 гектаров запланировано построить более миллиона квадратных метров недвижимости. Девелопером и застройщиком проекта является ЗАО «Балтийская жемчужина» — дочерняя компания Шанхайской заграничной объединенной инвестиционной компании, учрежденной семью крупнейшими шанхайскими корпорациями. На сегодняшний день уже застроено 64% территории. Объем инвестиций в этот проект превысит 3 млрд долларов. В настоящее время в проект уже вложено 1,7 млрд долларов. Кстати, в прошлом году ЗАО «Балтийская жемчужина» получило престижную международную премию — «Инвестиционный ангел». Кроме того, компании была вручена награда и за качество строительства — «Лидер строительного качества» первой степени.

Еще одним значительным проектом в Санкт-Петербурге является участие китайской компании «СССС» в строительстве порта «Бронка». В 2016 году фирма выполнила дноуглубительные работы объемом свыше 13,0 млн куб. метров. При этом сложнейшая задача была решена в рекордные сроки — всего за 8 месяцев. После этого компания «СССС», занимающая по данным Forbes 110-е место среди 500 крупнейших мировых компаний, приняла решение открыть свое представительство в Петербурге. В планах «СССC» найти в регионе партнеров и для других совместных проектов.

«СГ»: Какие еще отрасли экономики интересуют китайских инвесторов?

В.Ф.: В сентябре прошлого года в рамках визита губернатора Петербурга Георгия Полтавченко в КНР состоялась его встреча с председателем совета директоров «Китайской железнодорожной строительной корпорации» Ли Чанцзинь. Тогда стороны обсудили перспективы совместной реализации целого ряда инвестиционных проектов в сфере транспортной инфраструктуры. Один из наиболее перспективных — строительство нескольких линий легкорельсового трамвая. У Петербурга есть проект строительства легкорельсового трамвая для новостроек. У нас имеется опыт в данной области. И когда будут такие предложения, мы готовы предоставить полный пакет документов, чтобы участвовать в конкурсе и побороться за этот заказ. Есть интерес у наших предпринимателей и к дорожному строительству. Те, кто бывал в Китае, обращают внимание, какие у нас хорошие дороги. Мы готовы поделиться с вами этими технологиями. Мы также считаем, что у нас есть потенциал для сотрудничества в области науки и техники, который можно реализовать путем создания совместных предприятий. Так что давайте, как у вас говорят, «дружить домами».

«СГ»: Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы российско-китайское экономическое сотрудничество развивалось динамичнее?

В.Ф.: Я сам часто думаю над тем, что нужно для этого сделать. На мой взгляд, для развития сотрудничества нужно создать некоммерческую структуру, которая оказывала бы поддержку и помогала бы устанавливать контакты китайским и петербургским предпринимателям. Нужны переводчики высокого уровня. Сегодня в России многие изучают китайский язык. В Китае тоже много желающих изучать русский. У нас наладились тесные контакты между вузами, так что есть шанс, что уже в следующем году у нас будут хорошие и грамотные переводчики. Многие китайские предприятия, которые хотели бы работать в России, порой не знают, с чего начать, как сделать так, чтобы их бизнес начал работать в правовых рамках. Нам нужна техническая и юридическая поддержка, нужны специалисты, которые бы помогали в работе с этими предприятиями.

Цитата в тему

Вопрос о строительстве в Санкт-Петербурге «китайского квартала» — ЖК «Балтийская жемчужина», в рамках которого предусмотрено строительство единого комплекса из жилых, деловых, торговых и развлекательных объектов на площади 205 гектаров, решался на уровне президента России

Кроме того

В ноябре 2016 года в Петербурге прошла XXI регулярная встреча премьера Государственного совета КНР Ли Кэцяна и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. Был подписан протокол о внесении изменений в меморандум о взаимопонимании между Министерством коммерции КНР и Минэкономразвития России о сотрудничестве в области малого и среднего бизнеса.

Справочно

Китай шесть лет подряд занимает первое место по товарообороту с Россией. Также КНР занимает еще и шестое место по инвестициям в российскую экономику, чьи прямые нефинансовые инвестиции в страну в общей сложности превысили 10 млрд долларов. А недавно в рамках межправительственной российско-китайской комиссии по инвестиционному сотрудничеству были определены 66 приоритетных совместных проектов на общую сумму 90 млрд долларов. В 2016 году Россия заняла шестое место по объему китайских инвестиций среди семи крупнейших экономик мира.

Автор: Светлана СМИРНОВА (Санкт-Петербург)

Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 марта 2016 > № 1685433 Ван И

Встреча с главой МИД Китая Ван И.

Владимир Путин принял в Кремле Министра иностранных дел Китайской Народной Республики Ван И.

В.Путин: Уважаемый господин Министр, дорогие друзья, добрый день!

Рады вас видеть в Москве. Знаю, что у вас состоялись обстоятельные переговоры с вашим российским коллегой, с Министром иностранных дел Российской Федерации. В начале беседы хотел бы отметить, что мы высоко ценим уровень российско-китайских отношений, продолжаем сотрудничать и на международной арене, и в сфере экономики, и в гуманитарных областях.

Наше стратегическое партнёрство набирает обороты. Планирую летом этого года посетить Китайскую Народную Республику и надеюсь, у нас будет хорошая, обстоятельная, дружеская беседа с лидером Китайской Народной Республики, с которым у нас действительно установились очень тёплые деловые и личные дружеские отношения.

Передайте господину Си Цзиньпину самые наилучшие пожелания.

Ван И (как переведено): Благодарю Вас за то, что Вы нашли время для встречи со мной. Прежде всего позвольте передать Вам наилучший, самый тёплый привет от Вашего большого друга Председателя Си Цзиньпина.

В этом году мы празднуем 15-летие подписания Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Мы прекрасно помним, что именно 15 лет тому назад Вы лично подписали данный документ, который имеет весьма большое историческое значение. Очень надеемся, что празднование 15-летия подписания данного документа станет уникальной возможностью для дальнейшего всестороннего углубления отношений всеобъемлющего стратегического партнёрства и взаимодействия.

Только что перед прессой я уже заявил о том, что китайская сторона глубоко убеждена в развитии России, поскольку Россия является великой нацией. В своей истории вы вытерпели немало серьёзных испытаний, и, безусловно, под руководством Президента Путина российский народ обязательно солидарно справится со всеми временными сложностями, в том числе с нисходящей тенденцией роста экономики, и, таким образом, ещё более быстрыми темпами выполнит свои задачи по национальному возрождению.

Мы также глубоко убеждены в перспективе практического сотрудничества с российскими партнёрами, хотя в прошлом году общий объём взаимной торговли несколько упал. Это связано с ценами на основные товары. Но фактически по масштабу и качеству увеличиваются и наши взаимные инвестиции, и торговля.

Скажем, в прошлом году импорт российской сырой нефти в Китай вырос на 28 процентов и, более того, увеличение импорта российской машинотехнической продукции и высокотехнологичной продукции составило более 30 процентов. Это только показывает, насколько велик потенциал и возможности для дальнейшего развития сотрудничества в практической сфере между двумя странами.

Мы готовы вместе с вами прилагать общие усилия к тому, чтобы поднимать на новый уровень практическое сотрудничество.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 марта 2016 > № 1685433 Ван И


Китай > Экология > kitaichina.com, 8 марта 2016 > № 1688237 Ван Вэньбяо

Некоторые люди называют Ван Вэньбяо «глупцом», потому что он вложил так много денег в обуздание пустыни; некоторые считают его «героем», который превратил пустыню в оазис; а другие люди дали ему титул «короля пустыни», который создал огромное царство экологической экономики.

Ван Вэньбяо, сказал, что если бы он не был «глупцом», то не смог бы обнаружить бизнес по обузданию пустыни, благодаря которому он может зарабатывать деньги; и, поскольку он создал «царство экологической экономики» Или, он может стать «героем», давшим возможность местным жителям избавиться от нищеты и идти к достатку.

«Китай»: Как Вы считаете, что самое важное для обуздания пустыни?

Ван: Пустыни часто называют «морем смерти» и «голой, безплодной землей». Я считаю, что самое важное для обуздания пустынь – технологии, особенно надо способствовать применению инновационных технологий.

В ходе обуздания за 20 лет Кузупчи превратилась из пустыни без единого деревца и совершенно лишенной травы в оазис. Сейчас в Кузупчи растут более тысячи видов трав и 200 видов деревьей, появились десятки видов животных. Мы достигли этих успехов, опираясь на инновационные технологии. Например, как заставить лакричник обыкновенный (лекарственное сырье) расти «лежая» на земле, а не расти «стоя», потому что если лакричник сможет расти «лежа» на земле, то площадь озеленения стремительно повысится. Кроме того, в ходе нашего исследования мы обнаружили, что за два или три года лакричник может превратить пески в почву. Мы также изобрели «метод посадки с помощью водно-паровой технологии». Сажать дерево нужно только десять секунд, при этом самое важное, потребление небольшого количества воды, при очень высокой приживаемости.

«Китай»: В процессе обуздания пустыни Кузупчи корпорация Или получила огромную выгоду, уровень жизни местных жителей также значительно повысился. Вы обобщили опыт Или как модель «Сбалансированного развития экологии, бизнеса и народного благосостояния». Можно ли конкретно объяснить данную модель?

Ван: За 30 лет с начала проведения политики реформ и открытости мы достигли высокого уровня роста экономики и создали огромные материальные богатства. Однако мы также словно встретились с «парадоксом» развития экономики: мы развиваем экономику, чтобы улучшить нашу жизнь, но из-за развития экономики мы потеряли основные жизненные условия – чистая вода и воздух уже стали предметами роскоши в нашу эпоху.

Мы управляем предприятиями, и если только заниматься общественными благотворительными делами и не зарабатывать деньги, то предприятия не смогут продолжительно развиваться. Но если мы занимаемся защитой экологии в процессе ведения бизнеса, то наша работа обязательно будет продолжительной. Сейчас мы нашли соответствующую модель в Кузупчи. Во-первых, надо восстановить экологию пустыни. Во-вторых, в процессе обуздания развивать экологическую экономику путем использования инновационных технологий. Например, развивать отрасли новой энергетики в пустыне, такие как солнечная энергия, ветроэнергия и биоэнергия; развивать перерабатывающую отрасль китайской фармацевтики, как например, разводить лакричник обыкновенный; развивать туризм и т.д. В-третьих, в процессе налаживания экологии улучшить уровень жизни местных жителей. Например, ежегодно десятки тысяч крестьян и скотоводов Кузупчи могут получать трудовые доходы в сумме 300 млн юаней, благодаря проектам строительства экологии.

Ныне китайская экономика находится в важном периоде перехода. Некоторые отрасли промышленности встретились с проблемой перепроизводства, и огромные частные капиталы не могут найти инвестиционные каналы. Наверное, «поиск бизнес-шансов в сфере налаживания экологии» будет одной из важных стратегий перехода и повышения уровня предприятий. На мой взгляд, после эпохи интернет-экономики наступит эпоха экологической экономики, которая также станет важной силой будущего развития Китая. Наши предприятия должны обратить внимание на исследование пути соединения бизнеса и воссоздания экологии, а также на исследование моделей развития экологической экономики.

«Китай»: Сейчас «Made in China» уже не в новинку, но выход в мир китайского «экологического бизнеса» – это еще новое явление. В качестве китайского частного предпринимателя и бывшего руководителя Всекитайской ассоциации промышленников и торговцев, каковы ваши мнения о выходе китайских предприятий в мир?

Ван: В последние годы появились многие китайские предприятия, которые пытают выходить за рубеж. И большинство из них достигли успеха, но также были и печальные уроки. Когда наши предприятия намереваются выходить за рубеж, надо прежде всего выяснить, в чем наше преимущество и какая у нас конкурентоспособность. Сейчас модель экологической экономики Кузупчи привлекла внимания мирового сообщества, и я считаю, что китайский экологический бизнес выходит за рубеж – это будет наилучшим брендом Китая, который будет приветствовать весь мир.

В последние дни исполнительный секретарь Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием и засухой (КБО ООН) Моник Барбет посетила пустыню Кузупчи. Она отметила: «Надеюсь, что опыт Кузупчи сможет принести значительным регионам Земли мир, потому что в нашем мире там где есть пустыни, нет мира». Она также надеется, что ученые и представители правительств других стран, например, стран Африки и Монголии, приедут в Кузупчи за опытом, чтобы совместно изучать упорядочение экологии нашей Земли.

Китай > Экология > kitaichina.com, 8 марта 2016 > № 1688237 Ван Вэньбяо


Китай. УФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 июля 2015 > № 1422870 Ван Ян

Беседа Дмитрия Медведева с вице-премьером Госсовета Китайской Народной Республики Ван Яном.

Стенограмма начала беседы:

Д.Медведев: Уважаемый господин вице-премьер госсовета Китайской Народной Республики Ван Ян, уважаемые китайские коллеги! Я вас сердечно приветствую на «Иннопроме», где Китай выступает страной-партнёром. Спасибо, что вы приехали такой мощной и представительной делегацией. Ваш визит отражает очень высокий уровень отношений между Российской Федерацией и Китаем, который характеризуется как стратегическое партнёрство и всеобъемлющее взаимодействие.

Пользуясь этой возможностью, просил бы также передать привет и наилучшие пожелания Председателю Китайской Республики господину Си Цзиньпину и Премьеру Госсовета господину Ли Кэцяну. Господин Председатель в настоящий момент принимает участие в саммитах БРИКС и ШОС в Уфе, так что мы рады принимать наших китайских друзей.

Хотел бы отметить, что недавно вы с господином Рогозиным провели встречу сопредседателей российско-китайской комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств. У нас в прошлом году была в Москве встреча, сейчас мы готовимся к тому, чтобы провести юбилейную, 20-ю встречу глав правительств России и Китая.

Я прошёл сейчас по стендам, посмотрел очень интересные экспозиции Китайской Народной Республики и очень разноплановые, начиная от высокоскоростных железных дорог и заканчивая самолётами.

Подписываются документы, в моём присутствии тоже один из контрактов был подписан. Так что надо признать участие Китайской Народной Республики в нашей выставке «Иннопром» в качестве ключевого партнёра весьма удачным. Ещё раз благодарю Вас за это.

Ван Ян (как переведено): Уважаемый Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев! Спасибо Вам за возможность встречи, встречи меня и членов делегации. Хотел поблагодарить за то, что Вы посетили стенды китайского павильона. Это говорит о том, что Вы уделяете повышенное внимание развитию отношений с Китаем, и именно по Вашему приглашению Китай в этот раз выступил в качестве страны-партнёра выставки «Иннопром-2015».

Я знаю, что 3 июля состоялся телефонный разговор Премьера Госсовета господина Ли Кэцяна с Вами. Он попросил меня передать Вам сердечный привет и наилучшие пожелания в Ваш адрес.

Премьер господин Ли Кэцян приветствует Вас в декабре в Китае для совместного проведения 20-й регулярной встречи глав правительств и участия в заседании глав государств – членов ШОС.

На сегодняшний день китайско-российские отношения находятся на самом оживлённом этапе за всю историю. Как превратить преимущества высокого уровня политических отношений в более реальные практические результаты – это приоритетное направление работы правительств наших стран, которой Вы уделяете повышенное внимание.

Как Вы правильно отметили, мы с вице-премьером господином Рогозиным провели рабочую встречу в Иркутске, в ходе которой стороны провели глубокий обмен мнениями по ключевым вопросам двустороннего экономического сотрудничества. Достигнуто немало новых договорённостей и новых результатов.

Китай. УФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 июля 2015 > № 1422870 Ван Ян


Китай > Авиапром, автопром > forbes.ru, 21 мая 2015 > № 1382682 Фрэнк Ван

Война дронов: как Фрэнк Ван создал новый рынок и стал миллиардером

Райан Мак

34-летний основатель китайской компании DJI за несколько лет вырос в лидера рынка беспилотников, сколотил состояние в $4,5 млрд и обзавелся опасными врагами

Фрэнк Ван Тао никогда не сидел в тюрьме. Он исправно платит налоги и не злоупотребляет алкоголем. Но все это не спасло первого в истории долларового миллиардера, сколотившего состояние на производстве дронов, от проблем с законом в США. Чтобы защитить себя, китайский бизнесмен согласился дать Forbes свое первое для западных СМИ интервью.

Его компания оказалась в эпицентре скандала совершенно непреднамеренно – когда пьяный сотрудник американской разведки, находясь за 8000 миль от завода Вана в Шэньчжэне, в Вашингтоне, потехи ради запустил принадлежащий его другу дрон. Неопытный штурман потерял аппарат в темноте – и на рассвете беспилотник приземлился аккурат на лужайке Белого дома, а его производитель попал на первые полосы всех мировых СМИ.

Этот производитель и есть Ван. И на этом его напасти не закончились. В апреле на крышу офиса японского премьера прилетел дрон с бутылкой радиоактивных отходов – «привет» от одного из активистов-экологов, в марте в лондонской тюрьме была раскрыта схема по поставкам наркотиков, оружия и смартфонов заключенным – посредством аппаратов все той же компании. Сама мысль о том, что твой продукт превратится в средство нарушения законов и разрушения социальных границ, покажется ночным кошмаром большинству крупных корпоративных управленцев. Но Ван, этот серый кардинал мировой «дронной» революции, от критиков просто-напросто отмахивается.

«Не думаю, что стоит придавать этим историям значение. Они даже помогают нам», – пожимает плечами 34-летний основатель и генеральный директор Dajiang Innovation Technology Co. (DJI), которая, по оценке аналитиков фирмы Frost & Sullivan, занимает 70% глобального рынка гражданских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Пример такой «помощи» – обновление софта дронов, благодаря которому теперь ни один из них не залетит в зону радиусом 15,5 миль вокруг резиденции президента США.

За напускной флегматичностью Вана скрывается не только спокойный характер, но и желание защитить свой успех. В 2014 году DJI продала около 400 000 аппаратов, а драйвером бизнеса оставалась флагманская модель дрона Phantom. В 2015-м выручка компании может удвоиться – с $500 млн до $1 млрд. Источники, близкие к DJI, утверждают, что производитель уже в прошлом году получил чистую прибыль $120 млн. Причем в период с 2009-го продажи демонстрировали и более впечатляющие темпы роста – год к году показатель подскакивал и в три, и даже в четыре раза. Инвесторы уверены: как минимум в ближайшие несколько лет позиции Вана как доминирующего на рынке игрока останутся незыблемы. В апреле компания закрыла очередной раунд финансирования – по его итогам DJI оценили в $10 млрд. Ван, которому принадлежит 45% бизнеса, вмиг стал обладателем состояния в $4,5 млрд. Вместе с ним в список Forbes взлетели председатель совета директоров компании и два ее ключевых сотрудника. «DJI началась как хобби, которое вылилось в глобальный рынок. Остальным лишь остается догонять», – говорит аналитик Frost & Sullivan Майкл Блэйдс.

Последняя версия флагманского дрона от DJI – Phantom 3

Голиаф на тропе войны

В анналах истории вряд ли можно найти аналоги: компания — лидер рынка, которая совершила головокружительный рывок из любителей в крупный бизнес. Kodak когда-то провернула нечто подобное с фотоаппаратами, Dell и Compaq – с персональными компьютерами, а GoPro – с всепогодными камерами. И пусть скептики смеются над планами владельца Amazon Джеффа Безоса по доставке посылок дронами, БПЛА шаг за шагом отвоевывают себе место под солнцем. Их использование в коммерческих целях становится уже общим местом: беспилотники обеспечивали трансляцию с воздуха последней церемонии вручения «Золотых глобусов», в Непале спасатели запускали их для изучения пострадавших от разрушительного землетрясения районов, в Айове фермеры через аппараты следят за кукурузными полями, Facebook на дронах собирается доставить интернет-сигнал в сельские районы Африки, а операторы «Игр престолов» и новых «Звездных войн» с помощью БПЛА снимают захватывающие дух кадры. Следующая задача DJI – наводнить потребительский рынок новыми и лучшими по качеству и цене машинами, как это случилось в январе 2013-го с моделью Phantom. Ценник тогда опустился до $679 с привычного для дронов минимума $1000 – и «фантом» стал бестселлером.

Сегодня конкуренты не только догнали, но в чем-то и перегнали лидера. К тому же прогресс тормозят упертые бюрократы из Федерального управления гражданской авиации США, которые настаивают на полном запрете коммерческого использования дронов и не идут на компромиссы. Главный спарринг-партнер DJI – калифорнийская 3D Robotics, основанная бывшим редактором журнала Wired Крисом Андерсоном и укомплектованная бывшими сотрудниками DJI. Среди них экс-руководитель североамериканского подразделения китайской компании Колин Гвинн, который со скандалом ушел из команды Вана и называет своего нового работодателя «Давидом, бьющимся с Голиафом – DJI». На вооружении у «Давида», впрочем, отнюдь не только праща – недавно 3D Robotics привлекла $100 млн инвестиций. Другие перспективные конкуренты – французская Parrot, чьи продажи в 2014-м достигли $90 млн, и куча китайских производителей, не гнушающихся копированием наиболее удачных технических решений DJI. На шоу потребительской электроники CES-2015 в Лас-Вегасе десятки дронов заняли огромную часть выставочного пространства.

Очки в толстой оправе, жидкая бородка и кепка, скрывающая залысину, – в Ване с первого взгляда не угадаешь влиятельного инноватора. Тем не менее он всерьез относится к своей миссии с момента запуска DJI, который состоялся в комнате гонконгского общежития в 2006 году.

Ван понимает, что вышел на тропу войны, а потому не щадит бывших деловых партнеров, сотрудников и даже друзей.

Его цель – превратить DJI в глобальный китайский технологический бренд, который встанет в один ряд с производителем смартфонов Xiaomi и гигантом онлайн-коммерции Alibaba. Причем в отличие от этих двух компаний DJI – полноценный международный лидер своего сегмента. Впору проводить параллели с Apple – да только Ван чурается любой лести.

В его кабинете висят таблички на китайском с надписями «Только для умных» и «Эмоции оставлять за дверью». Хозяин кабинета этим правилам следует беспрекословно. Язвительный и рассудительный лидер, он работает больше 80 часов в неделю, так что деревянная двуспальная кровать стоит рядом с его рабочим столом. Ван признается, что не приехал на апрельскую презентацию третьего поколения «фантомов» в Нью-Йорке, потому что «продукт оказался не настолько совершенен», насколько ожидал основатель DJI.

«Я ценю идеи Стива Джобса, но у меня нет кумиров, – говорит миллиардер на родном китайском. – Все, что мне нужно, – быть умнее окружающих, выделяться из толпы. Если вам это под силу, то успех обязательно придет».

Небесный перфекционист

Страстное увлечение Вана небом и летательными аппаратами родом из детства – еще в начальной школе он придумал комикс о приключениях красного вертолета. Будущий предприниматель родился в 1980 году в прибрежном городе Ханчжоу в центральном Китае (там же находится штаб-квартира Alibaba). Его отец из учителя переквалифицировался в мелкого бизнесмена и инженера. Ван проводил большую часть времени за чтением книг об авиамоделировании – хобби приносило ему куда больше удовольствия, чем учеба в школе. Фрэнк мечтал о собственной «авиафее» – устройстве, которое будет уметь летать и повсюду следовать за хозяином с камерой. В 16 лет Ван отлично сдал экзамены и получил долгожданный подарок – радиоуправляемый вертолет. Но навороченная игрушка немедленно потерпела крушение – и Фрэнку пришлось несколько месяцев ждать доставки новых запчастей из Гонконга.

Прохладное отношение к учебе в итоге помешало Вану осуществить мечту и поступить в элитный американский вуз. После неудач со Стэнфордом и Массачусетским технологическим институтом Фрэнк стал студентом факультета электронной инженерии Гонконгского университета науки и технологий. С планами на будущее он не мог определиться вплоть до последнего курса, когда занялся строительством первой опытной модели системы управления летательным аппаратом. Проект увлек студента. Ван перестал появляться на занятиях и не спал до пяти утра, сдувая пылинки со своего детища. И хотя накануне презентации в бортовом компьютере аппарата вышла из строя функция «зависания» в воздухе, усилия молодого разработчика были потрачены не зря. Профессор робототехники Ли Цзэсян оценил лидерские качества и технологическое видение Вана и включил его в стипендиальную программу вуза для выпускников. «Я не могу сказать, что он был умнее остальных», – вспоминает Ли, который на первых порах был советником и инвестором DJI, а ныне с долей 10% является миноритарием и председателем совета директоров компании. По его словам, «успехи в работе отнюдь не всегда напрямую коррелируют с высокими оценками».

До 2006 года Ван строил прототипы своих систем управления в университетском общежитии, а затем вместе с двумя сокурсниками перебрался в промышленный хаб близ Шэньчжэня. Партнеры сняли квартиру с тремя спальнями, а первый капитал предприятия составили деньги, сэкономленные Фрэнком от университетского гранта. DJI продавала продукт по $6000 за штуку. Клиентами были вузы и государственные энергокомпании, проводившие опыты с дронами. Из вырученных средств Ван платил зарплаты нескольким сотрудникам — выпускникам своей альма-матер. «Я понятия не имел, насколько велик этот рынок, – вспоминает предприниматель. – Мы просто хотели довести продукт до ума, прокормить семьи 10-20 сотрудников и сохранить костяк».

Дефицит долгосрочного планирования и сложный характер Вана на первых порах не способствовали сплочению коллектива. В DJI была текучка кадров, сотрудники с трудом уживались рядом с чрезмерно требовательным и скупым на благодарности боссом. За первые два года существования компании из нее успели уволиться почти все члены команды основателей. Ван признает, что порой превращался в «упертого перфекциониста» и ему приходилось «бесить» подчиненных.

На фоне распрей в коллективе дела у DJI шли ни шатко ни валко. Компания продавала по двадцать устройств в месяц и в какой-то момент выживала лишь благодаря поддержке друга семьи Вана по имени Лю Ди – в конце 2006 года он вложил в проект $90 000. Основатель DJI признается, что в тот момент критически нуждался в деньгах. И хотя в шутку он зовет своего спасителя «скрягой», Лю остается одним из крупнейших совладельцев DJI с долей 16%, которая теперь стоит $1,6 млрд.

Еще один ключевой для истории компании человек – лучший университетский друг Вана Свифт Цзясе. С 2010 года он руководит маркетингом DJI и считается доверенным лицом основателя. Свифт, которого Ван дразнит «толстолобиком», в свое время ради поддержки компании продал квартиру.

Ему воздалось сторицей: 14-процентная доля менеджера сегодня оценивается в $1,4 млрд.

Опираясь на верное окружение, Ван продолжал биться над расширением рынка сбыта. Он начал продавать свои устройства таким же энтузиастам за рубеж, например в Германию и Новую Зеландию. В США тем временем редактор Wired Крис Андерсон запустил форум DIY Drones («Дроны, сделанные своими руками»), который объединил передовых любителей летательных аппаратов. Все они были захвачены идеей развития нового типа устройства – квадрокоптера с четырьмя пропеллерами: по сравнению с одномоторными БПЛА эта модель была дешевле в производстве и проще в программировании бортовой «начинки». DJI, уловив тенденцию, также занялась модернизацией своего продукта. Системы управления от Вана двигались в сторону автопилотирования и приковывали к себе все больше внимания на нишевых выставочных шоу. Порой такие мероприятия собирали по 70 000 человек – как, например, в городке Манси, штат Индиана, в 2011 году.

Именно в Манси основатель DJI познакомился с Колином Гвинном – крепко сбитым брутальным уроженцем Техаса, который благодаря фотогеничной внешности однажды даже участвовал в телешоу о путешествиях The Amazing Race. У Гвинна был свой стартап на стыке авиамоделирования и кинематографа. В поисках беспилотника, способного стать надежной платформой для съемок видео, он написал главе китайской компании. Ван, оказалось, работал ровно над тем проектом, о котором мечтал Гвинн, – он занимался усовершенствованием подвески нового дрона, что должно было позволить бортовой электронике, в том числе, камере, не чувствовать тряски в воздухе и давать стабильную качественную картинку. На пути к цели основатель DJI отмел три прототипа (и уволил одного интерна). В итоге идеальное техническое решение нашлось: Ван придумал, как соединить мотор дрона с подвеской, чтобы его мощности хватало на всю конструкцию, – это значительно уменьшало вес устройства и удешевляло производство. С $2000 в 2006 году ценник продукта DJI к 2011-му упал до $400.

После знакомства с менеджерами DJI в Манси в августе 2011 года Гвинн полетел в Шэньчжэнь, где договорился об открытии американского филиала компании DJI North America. Офис в Остине, штат Техас, с благословления Вана должен быть помочь китайской компании достучаться до массового потребителя в США. Гвинн получил в предприятии долю 48%, DJI с 52% сохранила контроль. Новый американский посол китайского бренда взял на себя продажи и англоязычный маркетинг – именно его перу принадлежит самый известный слоган DJI The Future of Possible («Будущее возможного»). Поначалу партнеры хорошо ладили – Ван и сегодня отзывается о Гвинне как об «отличном продавце», чьи «идеи порой вдохновляли».

К концу 2012 года DJI собрала воедино все свои конструкторские наработки – софт, пропеллеры, раму, подвеску и систему управления. Публике дрон Phantom представили в январе 2013 года. Это был прорыв – первый полностью пригодный к полетам и технически оснащенный квадрокоптер, умеющий на протяжении часа находиться в воздухе и не разбивающийся после жесткого приземления. Простота и доступность «фантома» наконец вывели БПЛА за рамки клуба энтузиастов – к новой, куда более многочисленной аудитории.

В то же время отношения Вана и Гвинна стали портиться. Основателю DJI не нравилось, что американский компаньон присваивает себе лавры изобретателя Phantom и называет себя не иначе, как «гендиректор DJI Innovations» (эта формулировка до сих пор указана в профиле Гвинна на LinkedIn). Источники, знакомые с ситуацией, также утверждают, будто Гвинн проявлял чрезмерную активность в заключении партнерских соглашений. Самый громкий разлад случился из-за производителя портативных камер GoPro, который с подачи главы DJI North America претендовал на статус эксклюзивного поставщика для «фантомов». Ван побоялся ограничиваться одним контрагентом и не последовал совету Гвинна, заодно разозлив и GoPro (компания, по слухам, работает над созданием собственного дрона).

Первоначально DJI планировала стать рентабельной за счет розничной цены Phantom $679. «Мы выпустили продукт в базовой комплектации, чтобы конкуренты не смогли быстро начать играть на понижение», – говорит Ван. К его удивлению модель стремительно превратилась в бестселлер, впятеро увеличив выручку компании даже без масштабных инвестиций в маркетинг. Еще более важный фактор – глобальная популярность «фантомов»: выручка DJI диверсифицирована на три ключевых рынка – США (30% доходов), Европу (30%) и Азию (30%), а остальное приходится на Латинскую Америку и Африку. Ван не скрывает гордости: «Китайцы привыкли думать, что качественные продукты могут быть только импортными, а местный производитель рангом ниже, нас никогда не считали первым классом. Меня эти стереотипы не устраивают, я хочу, чтобы все изменилось».

В мае 2013 года DJI попыталась выкупить долю Гвинна в североамериканском подразделении, взамен предложив унизительные 0,3% в материнской компании, следует из материалов судебной тяжбы между бывшими партнерами. Гвинн отказался – он настаивал на том, что его роль в 30% выручки DJI на рынке США должна оцениваться куда выше. Но Ван на компромисс не шел: к декабрю все сотрудники DJI North America лишились доступа к корпоративной почте, а клиентские платежи были перенаправлены напрямую на китайскую штаб-квартиру. В канун Нового года подчиненных Гвинна уведомили об увольнении, а в офисе в Остине началась опись имущества. 2013-й DJI закончила с выручкой $130 млн.

В начале следующего года Гвинн подал иск к компании, хотя, по информации источников Forbes, в августе 2013-го согласился на отступные в размере $10 млн (в DJI эту сумму не подтвердили, но назвать более точные данные не смогли). Примерно столько же стоили бы и 0,3% DJI, от которых истец отказался, – в тот же период фонд Sequoia Capital вложил в DJI порядка $30 млн исходя из оценки всего бизнеса в $1,6 млрд. «Утверждать, что я ничего не сделал для успеха Phantom, так же смешно, как утверждать, я изобретатель модели», – объясняет мотивы своего поступка Гвинн, который вместе с экс-коллегами параллельно с обращением в суд устроился в 3D Robotics – чтобы мстить бывшему работодателю.

После ссоры с Фрэнком Ваном Колин Гвинн бросил вызов бывшему работодателюВоздушный Android

Главная угроза доминированию DJI на потребительском рынке дронов ютится в залитом солнцем четырехъярусном патио на побережье калифорнийского Беркли, по соседству с Кремниевой долиной. В особняке работают инженеры 3D Robotics. Каждую неделю они посвящают десятки часов тестированию и программированию «убийцы фантома» – беспилотника The Solo. Представленный публике в апреле 2014-го, этот черный дрон постоянно жужжит над крышей здания, словно рой злых пчел. Гендиректор 3D Robotics Крис Андерсон тем временем объясняет Forbes, почему его компания для DJI – это как Android для Apple.

Восхищаясь изяществом и простотой своего творения, откровенно почерпнутыми из идейного наследия Phantom, этот обаятельный в общении конкурент Вана настаивает: главное – не «железо», а софт. В отличие от операционной системы DJI, закрытой для разработчиков, 3D Robotics принципиально работает по модели open source, то есть привлекает всех программистов и любые компании, включая китайских эпигонов DJI, к усовершенствованию и расширению функционала платформы и снижению стоимости конечного продукта. Если все игроки переключатся на софт от 3D Robotics, говорит Андерсон, то именно 3D Robotics, а не DJI, станут хозяевами рынка, невзирая на отставание по объему продаж. «DJI стала бизнесом во времена, когда для меня моделирование дронов еще считалось хобби. И, надо отдать им должное, они великолепно показали себя, – признает экс-редактор Wired. – Теперь мы играем на чужом поле, так что вынуждены догонять».

Догонять у 3D Robotics, среди инвесторов которой гиганты масштаба Qualcomm и SanDisk, получается неплохо. Компания уже перевезла производство из мексиканской Тихуаны в Шэньчжэнь, а Гвинн, занимающий здесь пост коммерческого директора, налаживает те же канала сбыта, что для DJI (и он наконец заключил эксклюзивное партнерство с GoPro).

Ван задирает конкурентов, словно хвастливый ребенок в детском саду.

«Шансов на то, чтобы выжить, у них мало, – отрезает основатель DJI. – У них, конечно, есть деньги, но у меня денег еще больше. Я больше сам и у меня больше людей. Когда рынок был маленьким, мы все были в равных условиях. И я победил».

Несмотря на воинственную риторику обеих сторон, 3D Robotics и DJI сталкиваются с одними и теми же вызовами – общественным недоверием и жесткостью регуляторов. На каждое волшебное видео о миграции китов и таянии ледников, снятое с дрона, приходится новость о беспилотниках, используемых для убийств и шпионажа. Опасения за личную безопасность и частную жизнь вооружают оппонентов коммерческого использования БПЛА, и власти пока стоят на страже их интересов. Особенно Федеральное управление гражданской авиации США. «Сейчас дронов в небе нет вообще, и это дико, – говорит Андерсон. – Все, о чем мы рассуждаем, – пока лишь фантазии».

Одиночество самурая

Ван в своем офисе в Шэньчжэне рассуждать о будущем придуманной им отрасли не стесняется. Чтобы донести мысль, основатель DJI берет с полки настоящий меч японского самурая, лезвию которого уже 450 лет, и начинает рубить им лежащие на столе визитки. «Японские мастера всегда стремились к совершенству, – говорит бизнесмен, пока катана уничтожает бумагу. – У Китая же есть деньги, но местные продукты и услуги ужасны, а за что-то достойное приходится платить неадекватно много».

Компании Вана еще далеко до лучших образцов японского кузнечного дела. Миллиардер признает, что Phantom «вовсе не совершенный продукт» и что иногда дроны DJI попросту улетают от своих владельцев из-за программных сбоев. «Но у нас есть пространство для прогресса», – подчеркивает он, намекая на разросшийся до более чем 200 сотрудников штат службы клиентской поддержки.

Другая головная боль хозяина DJI – промышленный шпионаж. Он уверен, что сразу несколько китайских стартапов в последние два года незаконно присвоили себе дизайнерские наработки его компании. Ван как минимум дважды ловил внедренных шпионов, которые передавали информацию конкурентам.

Такие атаки опасны в хищной корпоративной экосистеме Шэньчжэня, где не успеешь оглянуться – и производство дронов встанет на поток, подобно смартфонам и лэптопам.

Цены на беспилотники обязательно упадут, а атмосфера «бутиковости» рынка улетучится, прогнозирует аналитик фирмы Gartner Джеральд ван Хой. По его мнению, с DJI при этом «все будет в порядке, потому что они уже застолбили за собой долю и хорошо знакомы потребителям».

Ван и не собирается делить небо с конкурентами, особенно в свете больших коммерческих перспектив БПЛА в сельском хозяйстве, строительстве и картографии. «Наш будущий рост напрямую зависит от скорости, с которой мы будем находить ответы на новые технологические запросы. Нельзя довольствоваться тем, что имеешь», – подытоживает миллиардер.

Китай > Авиапром, автопром > forbes.ru, 21 мая 2015 > № 1382682 Фрэнк Ван


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 февраля 2015 > № 1302914 Ван И

Министр иностранных дел КНР Ван И в понедельник в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке по окончании состоявшихся под его председательством открытых дебатов СБ ООН по поддержанию международного мира и безопасности выступил перед представителями СМИ. Отвечая на вопрос журналистов относительно того, что китайская дипломатия стала более угрожающей, а при защите Китаем своих интересов стали наблюдаться бросающие вызов действующему международному порядку тенденции, Ван И отметил, что Китай является участником, защитником и реформатором современного миропорядка.

По словам Ван И, еще в 1945 году Китай в качестве одной из стран инициаторов, принял участие в создании ООН на конференции в Сан-Франциско. Тогда Китай стал первой страной, которая поставила свою подпись под важным документом -- Уставом ООН. "Мы внесли немеркнущий вклад в создание послевоенного международного порядка и принятие Устава ООН", -- сказал Ван И.

"Китай является защитником современного международного порядка. Его внешняя политика отвечает духу Устава ООН. Мы всегда выступали за всеобщее равенство больших и малых стран, за защиту международной справедливости и мирное решение международных споров, принимали активное участие в миротворческих миссиях под эгидой ООН и на деле защищали современный международный порядок и международную систему, в которой ООН отводится ключевая роль", -- заявил Ван И.

"Китай также является реформатором современного международного порядка. Международный порядок должен идти в ногу со временем -- по пути глобализации и многопорлярности. Мы выступаем с инициативами реформирования и улучшения международного порядка, а вовсе не за создание его заново. Мы предлагаем реформировать миропорядок в русле демократизации, защиты справедливых интересов обширного множества развивающихся стран, которые составляют абсолютное большинство среди стран-членов ООН. Мы призываем к формированию нового типа международных отношений, который нацелен на осуществление обоюдовыгодного сотрудничества, а также к продвижению развития международного порядка в русле большей справедливости", -- заключил Ван И. --

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 февраля 2015 > № 1302914 Ван И


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 25 января 2014 > № 991790 Ван И

В пятницу в рамках ежегодной сессии Всемирного экономического форума /ВЭФ/ в Давосе прошло специальное мероприятие, посвященное Китаю. На нем министр иностранных дел Китая Ван И выступил с речью на тему "Новое развитие Китая -- новые шансы для мира". Как он заявил, новый виток реформ в Китае принесет и миру новые шансы для развития.

Ван И отметил: новый виток реформ в Китае привел страну к новой эпохе развития, он также окажет широкое и активное влияние на весь мир. Мы исполнены уверенности в успехе реформ в своей стране. Эта уверенность проистекает из 5000-летней прекрасной традиции беспрестанного совершенствования и глубокой, многогранной культуры, из выбранного Китаем правильного пути, из сильного руководства КПК, из огромного пространства для развития и потенциала, а также из проводимой Китаем взаимовыгодной и общевыигрышной стратегии открытости.

Процветающий с каждым днем Китай, углубляя реформы, создает для мирового развития больше "китайских шансов", касающихся рынка, инвестиций, роста и сотрудничества, подчеркнул глава внешнеполитического ведомства Китая.

Он подтвердил, что Китай намерен придерживаться пути мирного развития, активно выполнять взятые на себя международные обязанности, принимать более активное участие в разрешении актуальных проблем, путем равноправных консультаций урегулировать противоречия и разногласия, вместе с другими странами мира защищать голос совести и международную справедливость.

Ван И констатировал, что председатель КНР Си Цзиньпин поставил цель осуществить "китайскую мечту" великого процветания китайской нации, а неизбежным путем к реализации этой цели станет новый виток реформ. Будучи влиятельным членом международного сообщества, Китай в процессе борьбы за осуществление своей мечты намерен вместе с другими странами мира внести должный вклад в развитие и прогресс человечества, заверил глава дипломатии Китая.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 25 января 2014 > № 991790 Ван И


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter