Всего новостей: 2655524, выбрано 2 за 0.038 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Катасонов Валентин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкивсе
Китай. Индия. Весь мир. РФ > Финансы, банки > fondsk.ru, 2 февраля 2016 > № 1633532 Валентин Катасонов

Соотношение сил в МВФ. Западный блок и блок БРИКС

Валентин КАТАСОНОВ

Стартовавшая в январе 2016 года реформа Международного валютного фонда предусматривает перераспределение квот (долей в капитале) Фонда и укрепляет положение стран БРИКС, доля которых в капитале МВФ должна возрасти с 10,6% до 14,7%.

Однако следует ожидать, что продвижение реформы натолкнётся на сопротивление Запада, который все семь десятилетий существования Фонда использовал его в качестве инструмента своей империалистической политики. Успехи этой политики определяются не только непропорционально высокими квотами стран «золотого миллиарда» в капитале и голосах Фонда. Большую роль играет искусство использовать голоса десятков стран-членов МВФ для принятия нужных Западу решений.

Большая часть вопросов в Фонде решается путём голосования на Совете директоров. До старта нынешней реформы картина управления выглядела следующим образом. Совет формируется из 24 директоров, причем 5 директоров – назначаемые, остальные – выбираемые. Назначаемыми являются директора, представляющие основных акционеров Фонда – США (6,23% голосов), Японию (6,23%), Германию (5,81%), Францию (4,29%), Великобританию (4,29%). До недавнего времени количество назначаемых директоров было равно восьми, они представляли также Китай, Саудовскую Аравию, Россию. Теперь эти три страны имеют выборных директоров и представляют только себя.

Остальные 16 выборных директоров представляют группы стран, причем количество представленных в группе стран колеблется от 4 до 23. Самая крупная по капиталу и числу голосов – группа, состоящая из 15 государств, где наибольшее количество голосов принадлежит Голландии. У этой группы общее количество голосов – 6,57%, при этом немного менее 1/3 приходится на Голландию. Каждая из 16 групп имеет неформального лидера, или куратора, у которого максимальное количество голосов в группе. Нередко такие группы называются по стране-куратору: «голландская», «испанская», «швейцарская» и т.п.

Кухня формирования групп не афишируется. В табл. 1 представлены данные, которые отражают позиции в голосах Фонда экономически развитых стран (Западного блока). Эти позиции складываются из собственных голосов стран-кураторов групп и голосов тех стран, которые входят в курируемые ими группы. Из 24 групп ровно половина приходится на группы, которые курируются странами Запада. В этих группах – 70 государств, в том числе 12 государств-кураторов и 58 государств-членов групп. Ядром Западного блока являются США, обладающие 16,74% голосов. Все 70 стран Западного блока имеют в сумме 65,76% голосов.

Табл. 1.

Позиции западного блока в МВФ (доля в общем количестве голосов Фонда %)

Государство-куратор

Доля государства-куратора

Доля курируемой группы

Количество стран в группе

США

16,74

16,74

1

Япония

6,23

6,23

1

Германия

5,81

5,81

1

Великобритания

4,29

4,29

1

Франция

4,29

4,29

1

Нидерланды

2,77

6,57

15

Испания

1,63

4,90

8

Италия

3,16

4,22

6

Канада

2,56

3,60

12

Швеция

0,98

3,40

8

Австрия

0,87

2,92

8

Швейцария

1,40

2,79

8

Итого

50,73

65,76

70

Источник: imf.org

Посмотрим теперь, как участвуют в управлении Фондом страны БРИКС (блок БРИКС). Все пять государств курируют соответствующие группы. Самим странам БРИКС принадлежит 11,03% голосов, а суммарный объем голосов пяти курируемых ими групп – 14,95%. Всего в этих группах представлены 39 государств.

Табл. 2.

Позиции блока государств-членов БРИКС в МВФ (доля в общем количестве голосов Фонда, %)

Государство-куратор (член БРИКС)

Доля государства-члена БРИКС

Доля курируемой группы

Количество стран в группе

Китай

3,81

3,81

1

Россия

2,39

2,39

1

Индия

2,34

2,80

4

Бразилия

1,72

2,61

11

Южная Африка

0,77

3,34

23

Итого

11,03

14,95

39

Источник: imf.org

Наконец, есть несколько групп, которые курируются не странами Запада и не странами БРИКС. Назовем их условно «третьим блоком». Число таких групп равно 7, их кураторами являются Саудовская Аравия, Индонезия, Южная Корея, Кувейт, Иран, Аргентина, Демократическая Республика Конго. «Третий блок» самый многочисленный и пестрый – 77 государств. На страны-кураторы этого блока приходится 7,32%, а на весь блок – 19,29%. Вашингтон эффективно проводит свою политику в МВФ через таких кураторов, как Саудовская Аравия, Кувейт, Южная Корея, которые являются политическими союзниками США.

Табл. 3.

Позиции «третьего блока» в МВФ (доля в общем количестве голосов Фонда, %)

 

Доля государства-куратора

Доля курируемой группы

Количество стран в группе

Саудовская Аравия

2,80

2,80

1

Индонезия

0,85

3,93

13

Южная Корея

1,36

3,62

15

Кувейт

0,58

3,18

13

Иран

0,62

2,26

7

Аргентина

0,87

1,84

6

Дем. Республика Конго

0,24

1,66

23

Итого

7,32

19,29

78

Источник: imf.org

После старта в январе 2016 года реформы МВФ ожидаются изменения и в работе Совета директоров Фонда.

Во-первых, будут ликвидированы назначаемые директора, число которых в последнее время было равно 5. Не стоит думать, что в одночасье пять ведущих стран Запада (США, Япония, Германия, Франция и Великобритания) потеряют свои позиции в Совете директоров, однако работа в этом органе для них осложнится.

Во-вторых, чтобы повысить разнообразие в составе Фонда, группа развитых европейских стран согласилась отказаться от двух мест в Совете директоров. Вероятно, речь идет о тех позициях, которые «закрывались» Германией, Францией и Великобританией. Пока никаких деталей реализации данного решения нет, но интересно, какие две из этих трех европейских стран готовы уступить добровольно кресло директоров.

На новом этапе работы Фонда крайне важно, чтобы Россия, Китай и другие страны-члены БРИКС проводили в МВФ скоординированную политику. На днях заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак заявил, что Россия намерена работать над консолидацией доли голосов стран БРИКС в МВФ с целью возможности влияния на его решения.

Согласно духу и букве правил МВФ, члены Совета директоров Фонда должны, в первую очередь, чувствовать себя чиновниками МВФ, а не представителями соответствующих стран. То есть предполагается, что член Совета директоров должен забыть о своем национальном происхождении и выражать интересы Фонда и «человечества». Так выглядит в теории. В реальной жизни всё иначе. Особенно, когда речь идёт о назначаемых «мононациональных» директорах. Они находятся в тесном контакте со своими правительствами; представительство интересов своей страны у них явно доминирует над абстрактными интересами МВФ и «человечества».

В плане консолидации доли голосов стран БРИКС очень пригодился бы опыт, который наработан странами Европейского союза. Они уже давно координируют свои действия в МВФ. Страны ЕС в последние годы располагали 30,8% общего количества голосов Фонда. 14,4% голосов приходилось на Великобританию, Германию и Францию, которые имели своих назначаемых директоров. 16,4% голосов принадлежат остальным странам-членам ЕС, которые «приписаны» к другим исполнительным директорам (избираемым). Несмотря на то, что внешне наблюдается сильное распыление 28 государств ЕС, в Совете директоров они эффективно координируют свои действия благодаря тому, что создали постоянно действующий комитет, в котором принимают участие десять директоров, представляющих государства Евросоюза. Комитет проводит заседания каждую неделю, им руководит один из директоров, избираемый на два года председателем. Дополнительно позиции ЕС в Фонде усиливаются за счёт того, что Европейский центральный банк (ЕЦБ) получил право направлять своего представителя в Совет директоров в качестве наблюдателя.

Вошедшая в силу реформа предусматривает, что доля стран БРИКС составит 14,7%. Немного не дотягивает до 15%. Чтобы исправить это положение, странам БРИКС потребуется найти одного-двух союзников из тех стран, кого мы отнесли к «третьему блоку». Особое внимание следует уделить таким странам, как Иран и Аргентина по той причине, что они доминируют в двух группах директората МВФ. Наладив с ними отношения, страны БРИКС смогут получить не только голоса этих двух стран, но и курируемых ими групп (соответственно 2,26% и 1,84% голосов).

России до последней реформы принадлежали в МВФ 60.192 голоса. Директор от Российской Федерации представлял (и на сегодняшний день продолжает представлять) лишь Россию. Никакие другие страны в группу этого директора не входят. После распада СССР возникшие на постсоветском пространстве государства, вступив в МВФ, «разбежались» по разным группам. Украина, Грузия и Армения ушли в группу, курируемую Голландией. Белоруссия ушла под кураторство Австрии, Узбекистан – под кураторство Южной Кореи. Особенно много постсоветских государств оказалось в группе, курируемой Швейцарией. Это Казахстан, Азербайджан, Киргизия, Туркменистан, Таджикистан.

В новых условиях, созданных реформой, представляется целесообразным образование в директорате Фонда «российской» группы с включением в её состав тех постсоветских государств, которые тяготеют к моделям евразийской интеграции. Теоретически в состав расширенной «российской» группы МВФ могли бы войти Беларусь, Казахстан, Армения, Киргизия, Узбекистан, Азербайджан, Армения, Таджикистан, Туркменистан. В совокупности указанные государства обладают количеством голосов, равным 26.862. По отношению к общей численности голосов МВФ это составляет 1,07%. Для блока БРИКС такое приращение было бы весьма ценным.

В целом у стран БРИКС имеются достаточно большие резервы для того, чтобы повысить свое влияние в МВФ даже на нынешнем этапе реформы, когда квоты блока БРИКС ещё остаются на весьма скромном уровне.

Китай. Индия. Весь мир. РФ > Финансы, банки > fondsk.ru, 2 февраля 2016 > № 1633532 Валентин Катасонов

Полная версия — платный доступ ?


Китай > Финансы, банки > interaffairs.ru, 9 августа 2013 > № 883239 Валентин Катасонов

Пробный шар Народного банка Китая: возвращение к Бреттон-Вудсу

Валентин Катасонов, профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

В авторитетном китайском издании Chinese Market Journal 5 августа 2013 г. была опубликована статья официального представителя Народного банка Китая (НБК), члена Комитета по денежной политике НБК Яо Юдонга (Yao Yudong). Некоторые положения статьи представляются чрезвычайно смелыми. Две-три из высказанных в статье идей заслуживают особого внимания.

Первая идея состоит в том, чтобы повысить роль Международного валютного фонда в деле обеспечения мировой экономики ликвидностью. Однако речь идет не о том, чтобы превратить МВФ в подобие мирового центрального банка, который выпускал бы свою собственную наднациональную валюту - вроде той, какую он выпустил в небольших количествах еще четыре десятилетия назад под названием «специальные права заимствования», или СДР (specialdrawingrights. – SDR). Нет, в статье Яо Юдонга говорится о том, чтобы вернуться к временам Бреттон-Вудса – международной валютно-финансовой конференции, которая проводилась в 1944 году и которая определила контуры послевоенной мировой валютной системы. Как известно, на той конференции было принято решение об учреждении Международного валютного фонда и возвращении к золотому стандарту, который существовал до Первой мировой войны. Однако это был уже не «классический», полноценный, а усеченный золотой стандарт. К золоту привязывалась лишь одна-единственная национальная денежная единица – доллар США. Главным аргументом в пользу того, чтобы приравнять доллар к золоту был тот факт, что США за годы Второй мировой войны сумели накопить большое количество монетарного золота и обещали денежным властям других стран обеспечивать свободный размен долларов на золото.

Однако официальный представитель Народного банка Китая не предлагает сегодня вернуться к золото-долларовому стандарту, приказавшему долго жить в 1971 году, когда США в одностороннем порядке отказались от размена долларов на золото. Ведь Вашингтон тогда фактически навязал всему миру осуществление международных расчетов почти исключительно с помощью ничем не обеспеченной бумажки, выпускаемой Федеральной резервной системой.

Самое интересное из предложений Яо Юдонга заключается в том, что мир, по его мнению, должен вернуться к золотому (а не к золото-долларовому) стандарту. То есть к золоту следует привязать не доллар США (по крайней мере, не только его), а денежные единицы тех стран, которые на сегодня накопили наибольшие количества монетарного золота в подвалах центральных банков и казначейств. Формально США по-прежнему занимают первое место в мире по официальным запасам желтого металла, составляющим около 8 тысяч тонн. Однако все прекрасно понимают, что «золотая статистика» США лукава. Имеются очень серьёзные сомнения в том, что заявленные 8 тысяч тонн монетарного золота всё еще хранятся в подвалах знаменитого Форт-Нокса. Скорее всего, это золото находится далеко за пределами хранилища, будучи розданным банкам Уолл-стрит и Лондонского Сити в виде золотых кредитов и золотого лизинга. А если в этих подвалах что-то лежит, то это подделки - так называемое вольфрамовое золото.

Впрочем, многие специалисты считают, что «золотая статистика» лукава не только в США. Развитые страны Запада, скорее всего, завышают данные о своих запасах желтого металла, который уже порядком разворован банкстерами с использованием все тех же кредитно-лизинговых схем. А вот некоторые страны, наоборот, не афишируют процесс быстрого накопления крупных запасов золота. Среди них – Китай. Цифры официального запаса золота в Народном банке Китая в течение нескольких лет не менялись (чуть меньше 1000 т) - и это притом, что Китай занимает первое место в мире по добыче желтого металла (около 400 т в год), направляя всю продукцию в государственные запасы. Кроме того, каждый год Китай ввозит через Гонконг по несколько сот тонн желтого металла. Несложные расчеты, основанные на официальной статистике добычи и импорта золота, показывают, что у Китая на сегодняшний день должно быть в государственных резервах не менее 5 тыс. тонн драгоценного металла. Впрочем, некоторые эксперты считают, что у Китая золота сейчас не менее 10 тысяч тонн, то есть больше, чем у США.

Официальный представитель Народного банка Китая не говорит прямо, что предлагает переходить к золотому стандарту на базе юаня. Однако такое предложение вытекает из смысла его статьи. Господин Яо Юдонг даёт понять, что юань в XXI веке может играть такую же роль и иметь такой же статус, как доллар США после Второй мировой войны…

В последние годы было много публикаций на тему «золотой юань». Однако власти КНР нигде и никогда не говорили о своих планах сделать юань золотым. Скорее, таково желание клана Ротшильдов (говоря «клан Ротшильдов», мы имеем в виду всех представителей мировой финансовой элиты, которые заняты золотым бизнесом). Известно, что именно клан Ротшильдов в XIX веке инициировал создание золотого стандарта сначала в Англии, а затем навязал его всему миру (включая Россию, которая в 1897 году благодаря стараниям министра финансов С.Ю. Витте перешла к золотому рублю). Есть основания полагать, что сегодня клан Ротшильдов еще раз хотел бы сыграть в беспроигрышную (на самом деле очень доходную) игру под названием «золотой стандарт». Тем более что Федеральная резервная система, где Ротшильды наряду с Рокфеллерами являются основными акционерами, трещит по швам. Так что Ротшильды готовы в любой момент бросить на произвол судьбы печатный станок ФРС и оседлать «золотого тельца».

Кто-то должен решиться на привязку национальной денежной единицы к золоту первым. После этого всё будет происходить очень быстро. Видимо, на роль кандидата №1 Ротшильды выбрали Китай, которому они создавали «режим наибольшего благоприятствования» в деле накопления первоначального запаса золота, и они же намекали Пекину на особую роль и юаня в мире. Выскажем, однако, такую мысль: золотой запас Китайской Народной Республике нужен (как стратегический резерв), а вот золотой юань – нет. Юань и без золотого обеспечения уверенно завоевывает прочные позиции в международных расчетах. Со многими странами, в том числе с Японией, Россией, Бразилией, КНР заключила соглашения об использовании во взаимной торговле национальных валют. Между Китаем и другими странами заключены соглашения о «валютных свопах» (обмене национальных валют) для обеспечения взаимных расчетов без использования доллара США и евро. Такое соглашение с Народным банком Китая заключил даже Банк Англии. Переговоры о валютных свопах с НБК ведут также в настоящее время центральные банки Франции и Швейцарии. Иран поставляет свою нефть в Китай, принимая за это китайскую валюту и затем используя ее для закупок товаров в Поднебесной. Замена доллара на юань (а также другие национальные валюты) позволяет государствам-«изгоям» успешно обходить санкции, организуемые Вашингтоном. По разным данным, на сегодняшний день доля юаня в международных расчетах не превышает 1%. Вроде бы немного. Однако надо учитывать, что эта доля непрерывно растет. Кроме того, речь идет о всех расчетах, а в них львиная доля приходится на операции, связанные со спекуляциями на финансовых рынках. Более объективным является показатель доли юаня в обслуживании международной торговли, который за какие-то пять лет, с 2008-го по 2013 год, увеличился с 0 до 12 процентов. А это уже примерно соответствует нынешним позициям Китая в мировой экономике.

Публикация Яо Юдонга вызвала определенный ажиотаж в финансовом мире. Является ли она сигналом к намечаемому изменению валютно-финансовой политики Пекина в направлении согласования планов Китая с планами клана Ротшильдов? Или это просто свидетельство того, что в стране ослабевает вертикаль власти и отдельные чиновники уже могут в своих высказываниях смело отклоняться от линии правящей партии?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Китай > Финансы, банки > interaffairs.ru, 9 августа 2013 > № 883239 Валентин Катасонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter