Всего новостей: 2661260, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кащеев Николай в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиОбразование, наукавсе
Китай > Финансы, банки > bankir.ru, 3 декабря 2015 > № 1569762 Николай Кащеев

Колокол звонит, и звонит по Китаю

НИКОЛАЙ КАЩЕЕВ

директор аналитического департамента Промсвязьбанка

В 2013 году, когда цена нефти Brent составляла выше $100 за баррель, были в ходу две противоположные гипотезы относительно будущего Китая.

Первая была оптимистичной: уровень автомобилизации в КНР приближается к 100 автомобилям на тысячу жителей. Уровень автомобилизации США — около 800 на тысячу, в Европе и Японии — 500–600, в Южной Корее — 400. Если уровень автомобилизации в Китае приблизится хотя бы к бразильскому — около 250 машин, то импорт нефти в КНР составит вместо нынешних 6,2 млн барр. в день не менее 12 млн барр. в день. Таким образом, в мире возникнет еще один нефтяной импортер размером с США образца 2013 года.

Цене нефти в таком случае просто некуда идти, кроме как к $150 за баррель и выше. И так было бы до тех пор, пока уже вся нефть мира или хотя бы вся нефть ОПЕК не потекла бы на удовлетворение аппетитов Китая: вместо примерно 80 млн только частных автомобилей, бегавших по дорогам Китая в 2013 году, их число составило бы уже около 200 млн или даже больше.

Такова была линейная логика оптимистов, которая, впрочем, совершенно игнорировала фактор цены нефти, который, несомненно, лишал ожидаемую траекторию роста автомобилизации Китая столь уж примитивной прямолинейности. Тем не менее, такая гипотеза пользовалась популярностью еще совсем недавно.

Вторая гипотеза была более скептической. И, похоже, именно она и реализуется сегодня. В том же 2013 году в журнале Time появилась статья под провокационным названием «Способен ли Китай избежать ловушки среднего дохода». Популярная, хотя и небесспорная концепция «ловушки среднего дохода» касается, если попросту, того момента, когда экстенсивное развитие страны за счет выхода масс обычно сельского населения из нищеты исчерпывает себя. Стоимость единицы труда, отражающая конкурентоспособность страны по отношению к соперникам, возрастает настолько, что начинают играть свою роль совсем другие факторы конкурентоспособности: качество продукции, эффективность экономики, инновации, качество человеческого капитала и т. п.

Во второй декаде XXI века преимущества Китая как производственной площадки начали быстро таять: по данным Archstone Consulting, из-за роста зарплат на 44% с 2010 года, роста курса юаня к доллару на 18%, роста стоимости фрахта на 135% ожидаемая выгода производства товаров в Китае с точки зрения себестоимости, составлявшая 25–40% против США в 2014 году, нивелировалась практически полностью. Но еще в 2013 году Time цитировал бывшего советника МВФ Барри Эйхенгрина с соавторами: «Часть экономик испытали даже двойное замедление, одно — при достижении доходами физлиц уровня 10–11 тыс. долл. на душу населения (измеренных в постоянных долларах по ППС) и второе — на уровне 13–16 тыс. долл. Имея в виду уровень ВВП Китая на душу населения в 2010 году 7129 долл., замедление его экономики можно ожидать всего через несколько лет». Предсказание оказалось верным, а 2013 год стал первым годом, когда начало такого замедления было подтверждено. Сегодня говорят о том, что в реальности рост ВВП Китая упал ниже 4% при официальной цифре 7,4%, что все равно заметно ниже докризисных 12% в среднем.

«Кризис производительности труда в Китае — результат как недостатков институтов, так и зреющей экономики — остается без внимания,— пишет The Demand Institute.— По этой причине мы считаем, что Китай сталкивается с продолжительным периодом снижающегося роста, который окажется и длительнее, и глубже, чем могли бы предсказать аналитики».

Между тем, 11% мирового потребления нефти приходится на Китай. На него же приходилось в прошлом и две трети роста этого показателя. Уже к середине первой декады XXI века Китай потреблял 32% мировой стали, 30% цинка, 25% алюминия, 23% меди, 18% никеля. Таким образом, можно смело говорить о потреблении Китаем примерно трети (!) мирового металлического сырья.

Если замедление спроса на сырье из Китая, связанное как с накоплением им в прошлом избыточных запасов, так и торможением этой экономики, станет длительным, на что многое указывает сегодня, войны на Ближнем Востоке в значительной степени утратят свое значение для цен на углеводороды. Что мы уже и наблюдаем. Чудный новый мир.

Китай > Финансы, банки > bankir.ru, 3 декабря 2015 > № 1569762 Николай Кащеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter