Всего новостей: 2575839, выбрано 1551 за 0.336 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Китай. КНДР. РФ > СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 августа 2018 > № 2703105

Случайная война: США и России предрекли столкновение

США и России спрогнозировали «случайную» ядерную войну

Несовершенные системы наблюдения и разведки, используемые ведущими мировыми ядерными державами, в частности Россией, США и Китаем, могут случайно спровоцировать начало ядерного конфликта, пишут американские СМИ. Такой сценарий развития событий, как считают журналисты Штатов, кажется все более вероятным на фоне ухудшающейся международной обстановки.

Американский журнал The National Interest считает, что Россия, США или Китай могут случайно начать ядерную мировую войну. Как пишет издание, в настоящее время системы наблюдения и разведки используются для отслеживания не только пусков ядерных баллистических ракет, но и неядерных боеголовок. Из-за этого может произойти ошибка, что приведет к ответному ядерному удару.

Также журналисты отмечают, что Россия якобы специально запутывает другие страны, размещая свои подводные лодки, несущие баллистические ракеты с ядерными боеголовками, там же, где располагаются подлодки с обычным вооружением.

Чтобы избежать катастрофы и не допустить «случайного» начала ядерной войны, державам следовало бы разделить ядерное и неядерное вооружение, или как вариант — создать специальные спутники, которые смогут отслеживать ядерные боеголовки, пишет журнал.

Незадолго до этого международный военный портал SofRep опубликовал материал на основе исследований бывших сотрудников ЦРУ и Сил специальных операций Соединенных Штатов, согласно которому российское ядерное оружие в несколько раз мощнее американского.

Один из выводов военных аналитиков гласит, что семейство размещаемых на подводных лодках американских трехступенчатых твердотопливных баллистических ракет Trident по мощи превосходит первые ядерные боеголовки США более чем в четыре раза.

Самая мощная ядерная бомба КНДР обладает мощностью 250 килотонн, мощность американской твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты наземного базирования Minuteman превосходит ее почти вдвое и составляет 475 килотонн.

Китайская баллистическая ракета средней и межконтинентальной дальности «Дунфэн-31» превзошла по мощности американского конкурента почти в два раза. При этом американская термоядерная бомба B-53 имеет мощность в 9 тыс. килотонн и могла бы считаться лидером.

Но российский стратегический ракетный комплекс пятого поколения шахтного базирования с тяжелой многоступенчатой жидкостной межконтинентальной баллистической ракетой «Сармат» по этому показателю превосходит американскую бомбу более чем в пять раз. Его мощность составляет 50 тыс. килотонн. Торпеда беспилотной атомной подводной лодки «Статус-6» способна нести боезаряд мощностью 100 тыс. килотонн.

Таким образом, российское оружие превосходит мощностью американское в 5,5 и 11,1 раза соответственно, указали специалисты.

Потенциальная возможность начала ядерной войны в последнее время беспокоит все сильнее. Опасения вызывает не только ухудшение отношений России и США, но также отказ Дональда Трампа от сделки по атому с Ираном и обострение отношений Индии и Пакистана.

На прошедшей в конце прошлого года юбилейной конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы мировые эксперты, руководители международных организаций и политики обсудили состояние вопросов ядерной безопасности, а также основные вызовы, с которыми сталкиваются государства сегодня.

«Распространение ядерного оружия остается наиболее серьезной угрозой для будущего всего человечества. Тем не менее, данная проблема обсуждается все реже, за исключением кризисным моментов, чем сопутствующая угроза, связанная с ущербом окружающей среде», — отмечал в рамках своего выступления Тони Блэр, бывший премьер-министр Великобритании.

Тем не менее, понимание того, к каким катастрофическим последствиям для США, России, Европы и всего мира может привести применение ядерного оружия, есть практически в каждой столице мира.

Поэтому ядерный конфликт не является целью ни одной из стран, обладающих или стремящихся обладать ядерным оружием.

Но обостряющиеся отношения по каждому конкретному направлению могут кончиться случайными и даже локальными конфликтами, результаты которых могут быть разными.

«Сегодня в военной риторике, в риторике военных, которые связаны с высшими политическими кругами в ряде стран говорится о возможности разработки концепции ограниченной стратегической ядерной войны», — заявил президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор во время общения с журналистами.

А усложняющаяся структура взаимных претензий может привести к тому, что «мир может непреднамеренно скатиться к угрозе ядерной войны».

США. Китай. КНДР. РФ > СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 августа 2018 > № 2703105


КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 1 августа 2018 > № 2691430

Революция в КНДР: Ким выпустил врагов народа

В КНДР объявили широкомасштабную амнистию политических заключенных

Александр Братерский

В КНДР 1 августа официально начинается амнистия политических заключенных, о которой власти объявили заранее. Точное количество людей, подпадающих под этот процесс, неизвестно, однако президент США Дональд Трамп уже успел косвенно записать действия северокорейских властей себе в заслугу .

Согласно планам руководства КНДР, амнистия коснется тех, кто совершил преступления против «государства и народа».

О широкомасштабной амнистии, которая начинается 1 августа 2018 года, было объявлено ранее в центральном издании КНДР «Нодон Синмум». В статье говорилось, что власти используют ее для интеграции бывших преступников обратно в общество. Формально же амнистия проводится по указу парламента КНДР — Верховного народного собрания.

Амнистия приурочена к 70-летию со дня основания КНДР. Как пишет международная пресса, подобный процесс отнюдь не первый для республики.

Последняя крупномасштабная амнистия прошла в 2015 году в связи с празднованием освобождения от японской оккупации. В 2012 году в стране помиловали заключенных в честь 100-летия со дня рождения основателя КНДР Ким Ир Сена.

По данным американского Госдепа, в КНДР насчитывается от 80 до 120 тыс. политических заключенных, но не все склонны доверять этим данным.

Многие эксперты затрудняются оценить точное их количество, при этом неизвестно, сколько заключенных были освобождены во время предыдущих амнистиях. «Все эти сведения часто носят спекулятивный характер, так как нормальных данных нет», — говорит «Газете.Ru» старший научный сотрудник Центра корееведения РАН Константин Асмолов.

Часть экспертов связывает проведение амнистии в КНДР с определенными переменами настроений внутри самой Северной Кореи. Сказывается и улучшение отношений Пхеньяна с соседними государствами — Южной Кореей и Японией, а также с США.

Однако, по мнению американского специалиста по КНДР Бенжамина Зильберштейна, амнистию нельзя рассматривать как сигнал «оттепели».

«Ситуация в КНДР существенно связана с международными процессами, и местные события не так легко рассматривать в отрыве от международного контекста», — писал автор на сайте американского экспертного института Foreign Policy Research Institute, расположенном в Пенсильвании.

В майском докладе Госдепа, посвященном состоянию религиозных свобод в мире, утверждалось, что большинство заключенных в КНДР преследуется за религиозную деятельность. По этим данным, большинство заключенных «находится в системе лагерей, где они пребывают в ужасающих условиях».

Сдал мать ради хлеба?

В связи с тем, что посещение этих тюрем сторонними организациями не допускается, большинство данных основано на информации бывших заключенных, перебежчиков или же бывших сотрудников, покинувших страну. Многие из них рассказывают, что отношение к заключенным со стороны тюремщиков было ужасным.

«Нами манипулировали так, чтобы мы не испытывали никакого сочувствия к заключенным. Нам говорили, что они совершили ужасные преступления. Сейчас я понимаю, что это были нормальные люди, и я чувствую себя ужасно», — рассказывала в интервью британскому изданию The Independent одна из бывших сотрудниц тюремной системы КНДР, которая в настоящее время проживает в Сеуле.

И хотя условия в тюрьмах КНДР достаточно тяжелые, свидетельствам перебежчиков не всегда можно доверять, полагает Константин Асмолов. В подтверждение своих слов он приводит историю книги британского журналиста Блейна Хардена «Побег из лагеря 14», посвященной тюрьмам КНДР. В основе повествования лежит история Шин Дон Хека, который бежал из лагеря в КНДР в возрасте 23 лет и живет в Южной Корее.

Книга, описывающая ужасы режима КНДР, стала бестселлером на Западе и была переведена на несколько языков. По ней также был поставлен фильм. В книге Шин Дон Хек, в частности, поведал, что рассказал властям лагеря о планах побега из лагеря своей матери и брата, чтобы получить еду в награду. Его близкие, говорится в книге, были впоследствии казнены.

«Его била мать, и он видел в ней только соперника в борьбе за еду. Отец, которому охранники позволяли спать с матерью всего пять ночей в году, полностью его игнорировал. Шин почти не знал своего брата. Дети в лагере враждовали и издевались друг над другом. Кроме всего прочего, в своей жизни Шин понял, что залогом выживания является умение настучать на других первым», — говорится в предисловии к книге.

Правда, в 2015 году герой книги признался, что часть рассказанной им истории не является правдивой. Однако его сторонники заявили, что речь о незначительных деталях, которые не меняют содержания истории.

Вскоре после этого признания бывший узник обратился к своим читателям в соцсетях, заявив, что прекращает борьбу против режима КНДР, однако призвал своих сторонников продолжать его дело.

Трамп принес подарок

Международные правозащитные организации считают, что, несмотря на попытки Ким Чен Ына улучшить отношения с США, ситуация в тюремной системе КНДР остается тяжелой.

Стоит отметить, что накануне саммита с Кимом американский лидер Дональд Трамп заявил, что саммит благотворно скажется на корейских заключенных, которые лишь выиграют от этой встречи.

«Я не так много могу сделать прямо сейчас. В конечном итоге я действительно верю, что [Ким Чен Ын] собирается что-то делать. Я думаю, что [заключенные] станут теми, кто воспользуются плодами», — заявил Трамп в беседе с журналистами.

Вопрос заключенных в КНДР затрагивался во время переговоров, однако неясно, является ли амнистия попыткой Пхеньяна улучшить свой образ в глазах Вашингтона.

В январе во время ежегодного послания Трампа «о положении в стране» тема заключенных в Северной Корее также косвенно была затронута президентом США. Для иллюстрации ситуации в КНДР в зал был приглашен один из беглецов из Северной Кореи в Южную.

Кроме того, Трамп также напомнил о судьбе американского студента Отто Фредерика Уормбира, осужденного в КНДР за то, что он сорвал со стены пропагандистский плакат. Тогда его приговорили к 15 годам лишения свободы. Молодой человек, вышедший на свободу благодаря посредничеству третьих стран, вскоре умер от болезней дома в Америке.

В свою очередь, кореевед Асмолов, говоря о ситуации вокруг студента, отмечает, что того фактически подставили гиды, которые не воспрепятствовали его попыткам сорвать плакат, хотя знали о последствиях: «Люди, которые сопровождали его, вели себя в стиле «кто наступит на хвост спящего тигра».

КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 1 августа 2018 > № 2691430


США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 30 июля 2018 > № 2689622

Судный день по чучхе: блэкаут вместо ядерного гриба

Почему Пхеньян предпочитает хакерские атаки ядерному удару

После саммита лидеров США и КНДР Дональда Трампа и Ким Чен Ына дискуссия вокруг северокорейского вопроса сосредоточилась на проблеме денуклеаризации. Однако по экспертным оценкам ядерные боеголовки — не самое страшное оружие, которое есть в руках у Пхеньяна. «Газета.Ru» рассказывает о кибервойсках КНДР — одной из самых опасных и многочисленных армий хакеров в мире.

Еще год назад сложно было представить, что в КНДР всерьез будут говорить о денуклеаризации Корейского полуострова. Если верить американскому президенту Дональду Трампа, то за месяц, прошедший после саммита в Сингапуре, правительство Северной Кореи уже ликвидировало четыре «крупных испытательных полигона», а также прекратило испытания баллистических ракет.

В условиях нестабильности американской внешней политики для Пхеньяна отказ от основного гаранта своего суверенитета выглядит как минимум странным. Однако по мнению экспертов, ядерное оружие — не самая страшная сила, находящаяся в руках у Ким Чен Ына.

«Потенциал Северной Кореи по уничтожению критической инфраструктуры без ядерного оружия в значительной степени игнорируется, но у Пхеньяна достаточно кибернетических возможностей для нанесения серьезного ущерба», — пишут в колонке для Reuters эксперты по кибербезопасности и кибервойнам Джессика Байер и Дунхуэй Парк. К таким выводам приходят не только независимые эксперты, но и государственные структуры западных стран.

В последнем докладе британского парламентского Комитета по обороне утверждается, что кибератаки КНДР представляют для мира большую угрозу, чем ядерные боеголовки на Корейском полуострове.

Между северокорейскими ядерными испытаниями и кибератаками даже прослеживается связь. «Зачастую они совпадают по времени. Так, во время третьего тестирования в феврале 2013 года южнокорейские телевизионные компании и банковский сектор пострадали от атаки 3,20 CyberTerror, известной как Dark Seoul. В январе 2016 года, когда Северная Корея провела четвертый взрыв, произошла массовая рассылка фишинговых писем южнокорейским должностным лицам. После пятого испытания в сентябре 2016 года хакерам удалось похитить секретные военные файлы у Южной Кореи. Не исключено, что Пхеньян отвлекает внимание от кибератак ядерными испытаниями», — говорится в аналитическом докладе РСМД «Серверная Корея: Как КНДР создала самые эффективные кибервойска в мире».

Генеральный директор «Лаборатории Цифровой Форензики», эксперт РСМД Александр Мамаев в разговоре с «Газетой.Ru» отмечает: урон от кибератак может быть поистине колоссальным. «Можно нанести как непосредственно экономический ущерб, энергетический ущерб, способный обернуться чем-то похожим на катастрофу в Фукусиме. В военном плане речь идет в первую очередь о выводе из строя различных элементов сети, когда та или иная техника выводится из строя — по сути, происходит подрыв боеспособности противника», — говорит Мамаев.

Появление северокорейской армии хакеров неразрывно связано с приходом к власти Ким Чен Ына. При этом существует красивая история, согласно которой основы для будущей киберармии заложил еще его отец Ким Чен Ир.

По словам отечественного корееведа и дипломата Георгия Толорая, который работал в КНДР, «информатикой и кибернетикой северокорейцы занимаются давно и, в общем, достаточно серьезно».

«Имеется научно-исследовательская база, и компьютерная база очень хорошая. Причем, именно они в образовании уделяют этому, я сам видел, как интенсивно идет подготовка специалистов по компьютерам», — говорит в разговоре с «Газетой.Ru» Толорая.

Известный северокорейский перебежчик, профессор информатики Ким Хьюн Кван утверждал, что после вторжения США в Ирак в 2003 году, Ким Чен Ир заявил: «В 21-м веке войны будут вестись в информационном формате».

Так или иначе именно при молодом лидере Ким Чен Ыне, прошедшем обучение в Европе, хакеров из КНДР начали воспринимать всерьез.

В 2014 году было проведены сразу две идеологических атаки: сначала на британский телеканал Channel 4, который обещал снять документальный фильм о «похищенном Пхеньяном ученом-ядерщике», а потом — на компанию Sony Pictures, собиравшуюся выпустить комедию о северокорейском лидере. Обе атаки увенчались успехом — компании отказались от выпуска неугодных Пхеньяну картин.

В дальнейшем кибератаки Пхеньяна стали ориентироваться на финансовый заработок. В первую очередь речь идет об атаке на Центральный банк Бангладеша в 2015 году, в результате которой хакерам удалось похитить $81 млн.

Прошлогодняя атака вируса WannaCry, по данным «Лаборатории Касперского» и антивирусной компании Symantec, также имеет северокорейское происхождение. Вирус заражал компьютеры простых пользователей и требовал от них выкуп. За первые четыре дня атаки от червя пострадали около 300 тыс. пользователей в 150 странах мира, ущерб от атаки оценивается в 1 млрд долл.

Уже сейчас кибератаки КНДР не ограничиваются идеологической местью и финансовыми хулиганствами. Одна из главных целей северокорейских хакеров сегодня — энергетический сектор геополитических противников.

Об этом еще в прошлом году заявляли представители южнокорейского Министерства торговли, промышленности и энергетики, по словам которых, за 10 лет количество попыток доступа к государственным энергетическим компаниям увеличилось в четыре тысячи раз. При этом в 19 случаях было зафиксировано, что атаки велись с территории КНДР.

Выбор целей для кибератак напрямую зависит от уровня северокорейских хакеров. На сегодняшний день киберармия КНДР — одна из самых мощных в мире, о чем говорят даже в США. По словам командующего сил США на Корейском полуострове Винсента Брукса, северокорейские хакеры — «одни из лучших в мире и самые организованные».

По данным специализирующейся на кибербезопасности аналитической компании FireEye, уровень северокорейских хакеров также оценивается как крайне опасный. «Эти хакеры не стесняются: они чрезвычайно агрессивны», — говорит директор аналитического отдела разведки компании Джон Хальквист о северокорейской хакерской группировке Reaper. По данным FireEye, одной из главных задач этой группировки является «тайный сбор разведданных для поддержки стратегических военных, политических и экономических интересов КНДР».

Примечательно, что оторванность Пхеньяна от мировой паутины — не слабость северокорейских хакеров, а их преимущество.

Отвечать на хакерские атаки КНДР симметричными методами просто невозможно: инфраструктура Пхеньяна вообще не интегрирована в интернет.

Да и отслеживать их становится все сложнее. Не только из-за растущего уровня подготовки северокорейских хакеров, но и из-за того, что они рассеяны по всему миру.

Еще один аргумент в пользу северокорейской киберармии — ее численность. По словам все того же перебежчика Ким Хьюн Квана, еще в 2004 году она насчитывала более шести тысяч человек. Для сравнения: на сегодняшний день киберподразделения в военных службах США насчитывают 6200 человек. Сколько хакеров за 14 лет вступили в ряды северокорейской киберармии — остается только гадать.

Впрочем, чем активнее себя ведут северокорейские хакеры, тем более серьезные меры против них будут принимать западные страны, считает Александр Мамаев.

«Если Северная Корея продолжит увеличивать объем своих кибервойск и расширять соответствующие границы атак, выход на новые экономические рынки и информационные, то они могут выходить на полугодовое, годовое опережение соответствующих защитных механизмов западных стран. Но, я думаю, на Западе тоже люди не глупые, они это отслеживают. И будут принимать соответствующие контрмеры», — резюмирует эксперт.

США. КНДР. Сингапур > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 30 июля 2018 > № 2689622


КНДР. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 29 июля 2018 > № 2688285

Может ли Северная Корея стать новым Вьетнамом?

LEE JONG-WHA, Project Syndicate, США

СЕУЛ — После десятилетий тупикового состояния на Корейском полуострове, кажется, наконец-то, началось какое-то дипломатическое движение. Июньский саммит Ким Чен Ына и Дональда Трампа — первая встреча лидера Северной Кореи с действующим президентом США — завершился принятием совместного заявления, в котором Ким согласился на полную денуклеаризацию Корейского полуострова в обмен на гарантии безопасности от Трампа.

Одни приветствуют это событие, а другие напоминают о длинной истории нарушенных обещаний КНДР. Но даже если обещание Кима было искренним, его режим сможет выиграть от полученных гарантий — и от отмены парализующих страну международных санкций — только в том случае, если сумеет исправить экономическую ситуацию в Северной Корее. Может ли КНДР воспользоваться опытом Вьетнама в качестве модели?

В 1986 году Вьетнам объявил о начале политики обновления (Đ?i M?i) — серии экономических реформ, которые (во многом как и реформы Дэн Сяопина в Китае) были нацелены на создание рыночной экономики под жёстким контролем Коммунистической партии. Правительство распустило колхозы, отменило контроль за ценами на сельхозпродукцию и позволило крестьянам владеть землёй. Кроме того, оно приватизировало многие компании, смягчило регулирование в сфере иностранных инвестиций, создало более благоприятный климат для частного бизнеса, учредило экспортные зоны и стало развивать трудоёмкие отрасли промышленности.

На протяжении последующих 30 лет экономика Вьетнама росла средними темпами 6,7% в год. К 2017 году подушевой ВВП составил $2340, а объёмы экспорта превысили $210 млрд, что почти на уровне Австралии и Бразилии. Иностранные инвесторы, в том числе южнокорейские конгломераты, например Samsung, сыграли ключевую роль в этом процессе.

На саммите двух Корей 27 апреля Ким, согласно сообщениям, заявил об интересе к использованию модели экономических реформ Вьетнама. Госсекретарь США Майк Помпео поддержал эту идею, заявив, что Север мог бы скопировать опыт Вьетнама на пути к экономическому процветанию и нормальным отношениям с США.

Если КНДР — самая изолированная страна в мире — действительно решит заняться такими реформами, она, несомненно, наткнётся на значительные препятствия. Плановая экономика страны давно стагнирует. Согласно оценкам Центрального банка Южной Кореи, средние темпы экономического роста в КНДР на протяжении последнего десятилетия составили менее 1% в год, а подушевой ВВП равняется всего лишь $1300. Санкции ещё сильнее ухудшают экономические показатели: в 2017 году ВВП сократился на 3,5%, а объёмы экспорта упали на 37% до незначительных $1,77 млрд.

Тем не менее, Север обладает сравнительно хорошим экономическим фундаментом — образованной рабочей силой, изобилием природных ресурсов, географическими преимуществами, например, естественными гаванями морских портов. Благодаря всеобъемлющим рыночным реформам, которые откроют двери для масштабных иностранных инвестиций и новых технологий, сценарий повторения вьетнамского экономического «чуда» мог бы стать реальным. В этом сценарии Север получил бы двузначные темпы роста ВВП, что может привести к росту подушевых доходов до $10000 в течение 30 лет. Одна только нормализация отношений с Южной Кореей в сфере торговли и прямых инвестиций позволит повысить годовые темпы роста ВВП на три процентных пункта.

Следовательно, реальный вопрос заключается в том, насколько Север готов пойти по этому пути. Здесь есть определённые причины для надежды, поскольку Ким выглядит более реформаторски настроенным, чем его предшественники. Провозглашённый им внутриполитический курс «бёнчин» (byungjin) предполагал параллельную работу над ядерной программой и повышением темпов экономического роста, что стало новшеством по сравнению с политикой его отца — «сонгун» (songun), то есть «армия на первом месте». В рамках этой программы Ким предоставил больше самостоятельности фермам и заводам, открыл некоторые рынки.

В апреле Ким объявил об окончании политики byungjin, заявив на пленуме ЦК Трудовой партии, что пришло время сосредоточить ресурсы страны на перестройке экономики. Впрочем, масштабы этих изменений остаются неясными, в том числе и потому, что нет никакой достоверной информации об экономической ситуации в этой стране.

В отличие от Вьетнама, где требования общества мотивировали действия коллективного руководства страны, в КНДР один непредсказуемый тиран принимает все важнейшие решения. Это не исключает возможности проведения экономических реформ. Но если Север действительно хочет идти по пути Вьетнама, ему будет нужна уверенная политическая и экономическая стабильность в тот момент, когда он займётся масштабной приватизацией и либерализацией.

Впрочем, сначала КНДР нужно будет сделать существенные и убедительные шаги на пути к денуклеаризации. Это обязательное условие смягчения экономических санкций. Как только санкции будут ослаблены, две Кореи смогут расширить сотрудничество в гуманитарной, медицинской и экологической сферах, а также обсудить возможность возобновления работы промышленного комплекса Кэсон.

Санкции будут полностью отменены лишь после полного ядерного разоружения. В этот момент у Севера появится возможность создать реальные торговые и инвестиционные партнёрства с другими странами мира и — потенциально — получить финансовую помощь от многосторонних кредитных организаций, таких как Всемирный банк и Азиатский банк развития, а также соседних стран, прежде всего, Южной Кореи. Среди прочего южнокорейское правительство могло бы построить железные и автомобильные дороги, а также энергосети, связывающие две Кореи.

Нормализация отношений КНДР с Южной Кореей и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона, включая Японию и США, стимулирует процесс глубокой экономической трансформации. Это позволит значительно улучшить благосостояние северокорейского народа, страдающего в нынешней закрытой системе.

Конечно, учитывая «систематические, широко распространённые и грубые» нарушения прав человека режимом Кима, пройдёт ещё много времени, прежде чем Северная Корея сможет хотя бы мечтать о том, чтобы международное сообщество стало относиться к ней как к нормальной стране. Но нет причин ждать; наоборот, это означает, что нужно срочно действовать с целью направить страну на новый путь — и не только путь денуклеаризации, но и путь умных, настойчивых реформ. Для успеха необходимо, прежде всего, смягчение негативного эффекта экономической и дипломатической изоляции (во многом схожей с ситуацией во Вьетнаме в начале 1980-х), которая может привести к исчерпанию немногих ресурсов, ещё остающихся у Северной Кореи.

То, что будет происходить дальше на Корейском полуострове, повлияет на всех. Именно поэтому международное сообщество должно подтолкнуть КНДР воспользоваться моментом, прекратить впустую тратить ресурсы на создание ядерного оружия и ракет, начать реализацию всеобъемлющей программы экономических реформ. Вьетнам должен стать для Северной Кореи моделью.

КНДР. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 29 июля 2018 > № 2688285


КНДР. Корея. США. ООН > Армия, полиция > gazeta.ru, 27 июля 2018 > № 2687284

Война без победителей: когда закончится вражда двух Корей

65 лет назад завершилась Корейская война

Ровно 65 лет назад, 27 июля 1953 года, завершилась Корейская война. Конфликт, который часто рассматривают как опосредованную войну между США с одной стороны и СССР и Китаем с другой, длился три года и де-юре продолжается до сих пор. Как развивалось противостояние, последствия которого влияют на международную политику до сих пор, и почему стороны никак не могут подписать мирный договор, разобралась «Газета.Ru».

«Неожиданный» конфликт

За месяц до окончания Второй мировой войны ввиду неизбежности капитуляции Японии США и СССР договорились разделить Корейский полуостров по 38-й параллели на сферы влияния. Изначально это решение должно было быть временным, однако разногласия между участниками антигитлеровской коалиции не позволяли найти компромиссный вариант объединения.

На самом же Корейском полуострове, как в Северной, так и в Южной его частях милитаристские настроения и стремление к объединению страны росли с каждым годом. И Пхеньян, и Сеул морально уже были готовы к войне: в конституциях обеих стран была закреплена идея, что целью обоих правительств является распространение своей власти на территории всего полуострова.

Спусковой крючок войны «нажала» КНДР. Ранним утром 25 июня 1950 года военная группировка численностью более 175 тыс. человек пересекла границу Южной Кореи. Наступление было столь стремительным, что Сеул был захвачен всего через три дня.

Американцы не ожидали начала войны. Всего за неделю до начала военных действий госсекретарь Дин Ачесон уверял конгресс, что вероятность войны является минимальной. Уверенные действия северокорейских коммунистов застали США врасплох.

Вашингтону пришлось действовать быстро. В день начала боевых действий США созвали Совет Безопасности ООН, чтобы получить мандат на проведение миротворческой операции. Американская резолюция была принята девятью голосами «за». Советский Союз не наложил на нее вето, поскольку посол СССР Яков Малик бойкотировал голосование.

В итоге было принято решение об отправке на полуостров контингента «голубых касок», 80% которых составляли американские войска. Контрнаступление южнокорейской армии и миротворческих сил началось в сентябре и также оказалось удачным — на этот раз был взят уже Пхеньян.

Союзники Ким Ир Сена начали действовать. Как и США, не желая официально принимать участие в конфликте, чтобы избежать его ядерной эскалации, Китай и СССР искали свои способы поддержки.

Наступление 270-тысячной китайской армии началось в октябре 1950 года. Однако официально признать свое присутствие на Корейском полуострове Пекин не хотел — согласно легенде, поддержку «корейским товарищам» оказывали «китайские народные добровольцы».

Участие в этой войне СССР было намного менее значительным. Москва не вмешивалась в конфликт на земле, ограничившись отправкой в Северную Корею группы советских военных советников. Позже, после того как американское превосходство в воздухе становится подавляющим, СССР перебрасывает в Корею зенитчиков и пилотов истребителей. Однако даже тогда советские летчики не воевали на фронте — их главной задачей была охрана от налетов американской авиации значимых для войны инфраструктурных объектов.

«Советское участие было слишком незначительным, чтобы СССР можно было считать одной из сторон этого конфликта», — говорит об участии Москвы в Корейской войне старший научный сотрудник Центра корееведения Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

За год войны стороны зашли в тупик. Потери с обеих сторон были колоссальными, при том что значительного успеха никто добиться так и не смог. Всем сторонам конфликта стало ясно, что достичь военной победы разумной ценой будет невозможно и необходимы переговоры о заключении перемирия. Впервые стороны сели за стол переговоров в Кэсоне 8 июля 1951 года, однако даже во время дискуссий боевые действия продолжались.

Юридические сложности

Окончательно военные действия закончились два года спустя — после подписания 27 июля 1953 года договора о прекращении огня и заключении перемирия.

На церемонии подписания документа в Пханмунчжоме под текстом «Соглашения о прекращении огня» своиподписи поставили глава делегации КНДР Нам Ир и глава делегации войск ООН Уильям Харрисон. Ким Ир Сен и командующий китайскими добровольцами Пэн Дэхуай на церемонии подписания не присутствовали, так как опасались провокаций, однако они скрепили текст своими подписями позже. Также потом подписал его и главнокомандующий войск ООН.

Соглашение о прекращении боевых действий было подписано представителями КНДР, ООН и «китайских добровольцев». Представитель делегации Южной Кореи отказался подписывать соглашение о перемирии, требуя продолжения войны до победного конца.

«Южная Корея отказалась поставить свою подпись потому, что на том этапе южнокорейский режим был куда более агрессивным, безумным и одиозным по сравнению с северокорейским», — поясняет Константин Асмолов.

Фактически война завершилась вничью, значительных территориальных приобретений никто так и не получил. Это же положение дел сохраняется до сих пор.

Однако на подписании соглашения о перемирии история конфликта не заканчивается.

Де-юре КНДР и Республика Корея все еще находятся в состоянии войны: мирный договор между ними не подписан до сих пор. Более того, соглашение о перемирии также фактически не действует.

В 1956 году США решили разместить на территории Южной Кореи ядерное оружие, хотя это противоречило одному из пунктов соглашения. Вашингтон проинформировал КНДР, что не связывает себя более условиями данного пункта. В 2013 году и Пхеньян заявил об одностороннем выходе из соглашения. Де-юре, перемирие сейчас соблюдается между «китайскими добровольцами» и силами ООН.

По словам Константина Асмолова, проблема договора заключается в целом ряде обстоятельств Корейской войны, которые не позволяют заключить мирный договор просто так.

Среди них, в первую очередь, тот факт, что Север и Юг не признают государственности друг друга. «Мирный договор между Пхеньяном и Сеулом подразумевает двустороннее признание друг друга как договороспособных сторон. Это примерно такая же ситуация, как если бы Киев признавал Донбасс как полноценного участника переговоров», — рассуждает эксперт.

Другие участники войны — США и Китай — принимали участие в конфликте как войска ООН и «китайские народные добровольцы», де-юре к войне отношения не имеют.

«Именно поэтому двустороннее заключение договора здесь достаточно сложно, поэтому стороны пытаются выйти на четырехстороннее подписание договора», — говорит Асмолов.

Будет ли мирный договор подписан в год 65-летия прекращения боевых действий на полуострове, — большой вопрос. Сейчас в переговорах между США и КНДР существует напряжение именно по данному вопросу. Американский подход сводится к идее, что сначала должна быть денуклеаризация, а потом — подписан мир. «Договор в таком случае будет выглядеть как капитуляционный, хотя явных победителей в той войне не было», — отмечает эксперт.

В связи с этим Пхеньян предлагает другой подход, который заключается в том, что Корейская война — это одно, а денуклеаризация — совсем другое. Перед окончательной денуклеаризацией, по мнению КНДР, должен быть установлен режим взаимного доверия, а лучший способ его установить — официально закончить Корейскую войну.

«Подписание договора в обозримом будущем будет говорить только о том, что США пошли в этом вопросе на уступки северянам. Пойдет ли на это администрация Трампа — большой вопрос», — заключает Асмолов.

КНДР. Корея. США. ООН > Армия, полиция > gazeta.ru, 27 июля 2018 > № 2687284


КНДР. Корея > Армия, полиция > ria.ru, 27 июля 2018 > № 2686939

КНДР и Южная Корея продолжат 31 июля переговоры по военным вопросам на генеральском уровне, сообщили РИА Новости по телефону в пресс-службе министерства обороны.

По данным ведомства, переговоры состоятся в пограничном пункте Пханмунджом в демилитаризованной зоне между двумя корейскими государствами. Как уже сообщалось, там же 27 апреля состоялась встреча президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина и главы КНДР Ким Чен Ына, которые договорились прекратить конфронтацию и наладить сотрудничество.

"На нынешних переговорах военачальники Юга и Севера обсудят направления реализации в военной области Пханмунджрмской декларации лидеров от 27 апреля", — сообщили в пресс-службе.

Это будет уже второй раунд переговоров военных КНДР и Республики Корея после саммита в этом году. Первый состоялся 14 июля и на нем была достигнута договоренность о полном восстановлении линий экстренной связи, в частности, для предотвращения вооруженных инцидентов.

КНДР. Корея > Армия, полиция > ria.ru, 27 июля 2018 > № 2686939


Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > regnum.ru, 27 июля 2018 > № 2686871

Перешагнуть 38-ю параллель: Корея – горячая точка холодной войны

«Корейская война» – правильно ли так называть кровавую схватку между капиталистическим Западом и соцлагерем во главе с СССР, которого так боялись в Вашингтоне?

Мир подошел к 65-летней годовщине окончания Корейской войны — так и не разрешившегося противостояния между Севером и Югом — не имея окончательного ответа на вопрос: станут ли корейцы снова одним народом, или западные кураторы Сеула так и будут разбираться с их будущим на свое усмотрение?

Хочется надеяться, что воссоединение Севера и Юга — дело будущего. И эта надежда живет, несмотря на привычку американцев распоряжаться на «лояльном Востоке», как у себя дома. Их политика зашла так далеко и привела к таким последствиям, что теперь до Корейского полуострова, а значит и Корейской войны (1950 — 1953 гг.), «есть дело» всем — как на Востоке, так и на Западе.

Трехлетняя война, начавшаяся 25 июня 1950 г., провела по Корейскому полуострову такую жирную черту, что буквально еще год назад о каком-то разрешении этого давнего конфликта было сложно даже помыслить. Но история — это не пожелтевшие страницы учебника. Она продолжается, заставляя по-новому осмысливать произошедшее и делать выбор.

Сегодня — война или мир?

Сегодня ситуация на Корейском полуострове — одна из самых обсуждаемых международных тем. Ведь социалистическая республика предложила сближение прозападному соседу, давнему своему врагу. Майские переговоры на высочайшем уровне между Сеулом и Пхеньяном, состоявшиеся впервые за 65 лет, прошли настолько успешно, что уже в течение 2018 года ожидается подписание мирного договора. Кстати, поведение американской стороны на этом фоне заслуживает отдельного внимания.

Почему же корейцам, завершившим братоубийственную войну в 1953 году, понадобилось столько лет для решения по мирному договору? И почему это стало возможным именно сейчас? Чтобы хоть что-то понять в «тонких делах Востока», обратимся к истории.

С чего и почему?

Корейскую войну небезосновательно считают опосредованным противостоянием двух геополитических полюсов — соцлагеря в лице Москвы и Пекина (арена — часть Кореи выше 38-й параллели) и капстран — США, Великобритании и еще 14 государств (ниже 38-й параллели).

По результатам Второй мировой войны Корея — бывшая японская колония — была временно разделена на Северную и Южную. Однако желанное для корейцев воссоединение оказалось невозможным из-за разжигаемой Западом холодной войны. И хотя в северокорейской Конституции 1948 года центром страны был указан Сеул, а Пхеньян считался лишь временной столицей, мира между братьями и соседями не было. Почему?

Потому что не мира хотел Запад, вернее не того мира, в котором корейцы были бы независимым, свободным и единым народом. Запад хотел иметь под боком у Китая свою территорию со своими базами или, как минимум, горячую точку, но уж точно не страну, дружественную Пекину.

Лидер Китая Мао Цзэдун видел, что Вашингтон намерен помешать ему разбить силы Чан Кайши — главы партии Гоминьдани правительства на Тайване.

Вопрос: Неужели Мао зря беспокоился? Ответ: Однозначно — нет.

Капиталистический Запад боялся СССР, но еще больше — союза Москвы и Пекина. После победы коммунистической революции в Китае Мао провозгласил Китайскую Народную Республику. Американцы считали, что договор между Китаем и СССР создал глубокий коммунистический альянс, открыв таким образом «второй фронт холодной войны».

Согласно распространенной версии, американцы не верили, что Север может напасть на Юг и, когда это произошло, «были не готовы». Мне такая постановка вопроса представляется сомнительной, потому что…

Потому что «холодная» война явно накалялась и оба мировых «полюса» «точили сабли» и «начищали доспехи», потому что Юг с подачи Запада провоцировал Север, хотя сами корейцы хотели быть одним народом. Вспомним, что Корейской войне (1950−1953 гг.) предшествовала так называемая Малая война — многочисленные провокации со стороны Юга.

Так, после вывода советских войск из Северной Кореи и американских — из Южной в 1949 году, южнокорейские воинские части и полицейские подразделения совершили 2 617 вооруженных вторжений в КНДР. За год совершено 71 нарушение воздушной границы и 42 вторжения в территориальные воды Северной Кореи.

Чем были диверсии Юга, как не провокациями к войне, как не давлением на Китай? Если это очевидно здесь и сейчас, то тем более это понимали в Пекине. Как на этом фоне могли в Вашингтоне «не ожидать» ответа Севера?

Окончательное решение о вводе войск на Юг Пхеньян принял после встречи лидера Северной Кореи Ким Ир Сена с главой СССР Иосифом Сталиным весной 1950 года. Ким надеялся, что южане обрадуются введению войск и сами отстранят от власти президента Южной Кореи Ли Сын Мана (Сингман Ри).

Ким просил Сталина оказать полномасштабную помощь Северной Корее в ее вторжении на Юг. Ни о каком участии СССР в войне речи быть не могло — следующим шагом стал бы обмен ядерными ударами — он же — последняя в истории схватка. Ведь к тому моменту обе сверхдержавы обладали ядерным оружием, а США доказали, что готовы бомбить далекий Восток.

Москва предоставила Пхеньяну большую военно-техническую помощь, благодаря которой Северная Корея сформировала мощную армию. К началу 1950 г. Сталин согласился на проведение военной операции.

Итак, ответ, «которого не ждали», последовал: 25 июня 1950 года северные войска пересекли 38 параллель.

На старте

Армия Севера, в подготовке и оснащении которой участвовал СССР, существенно превосходила южную по численности: 175 тысяч северян — против 93 тысяч южан. В составе северокорейских войск насчитывалось 150 танков Т-34, 172 боевых самолета. Армия Юга, поддерживаемая США, была не только меньше по численности, но и хуже оснащена: почти не было бронетехники, из боевых имелись только легкие самолеты.

Наступление Севера

Поэтому в первые дни войны северяне успешно продвигались по территории соседа. Сеул был взят 28 июня, южнокорейский президент Ли и многие из его соратников бежали. К середине августа северяне захватили 90% территорий Южной Кореи.

Сразу после вторжения Севера 33-й президент США Гарри Трумэн (Демократическая партия) распорядился провести эвакуацию из страны американских граждан и приказал Седьмому флоту обеспечить оборону Тайваня, хотя правительству Чан Кайши было отказано в военной помощи.

Как же реагировал на это весь «честной мир»? Последовавшая реакция говорит о многом и вызывает новые вопросы.

Корейский кризис возник в тот момент, когда СССР отказался участвовать в голосовании Совета Безопасности ООН из-за непризнания «миром» коммунистического Китая. Таким образом, северокорейское наступление «совпало» с отсутствием в СБ ООН московского голоса. США воспользовались случаем и с помощью ООН осудили агрессию Северной Кореи. Американский постпред при ООН заявил на заседании:

«Это расценивается как нападение на ООН».

Американскую позицию поддержали 16 стран. После этого Трумэн обратился к согражданам с такой речью:

«Корея — маленькая страна в тысячах миль отсюда. Но происходящее там важно для каждого американца. Сам факт вторжения коммунистических сил в Корею свидетельствует о том, что подобный акт агрессии может случиться в любой другой части света».

Чем-то знакомым веет от этих слов…

В США началась мобилизация. Американцы рассчитывали одолеть Север быстро, за несколько недель. Тем более что войсками командовал легендарный (таким его считал «лояльный Восток») генерал Дуглас Макартур.

«Считалось, что азиаты, видя нашу мощь, быстро уберутся назад — за 38 параллель», — рассказал американский подполковник Чарльз Басси в документальном фильме «Холодная война: Корея, 1949 — 1953».

Но война оказалась затяжной и кровопролитной. Кто бы мог подумать…

До конца лета армия Северной Кореи провела две успешные наступательные операции — Тэджонскую (с 3 по 25 июля) и Нактонганскую (с 26 июля по 20 августа), в ходе которых войска Южной Кореи и контингента ООН потеряли 32 тысячи военнослужащих и много военной техники и вооружений.

К августу американский контингент был отброшен глубоко на юг, в район Пусана. Войска Сеула и союзников не смогли выйти за Пусанский периметр — окружения, организованного Севером. Линия фронта была зафиксирована по реке Нактонган. На этом этапе наступление северокорейских войск было остановлено.

Контрнаступление Юга

Макартур решил оттянуть к Пусану силы союзников, чтобы ударить по Северу с тыла: 15 сентября в Инчхоне был высажен десант. Операция «Хромит», нацеленная на взятие Сеула, длилась две недели. В сентябре южане и американцы смогли прорвать Пусанский периметр. Сеул, при боях за который под перекрестным огнем погибли 50 тысяч мирных граждан, был взят 28 сентября.

Контрнаступление Юга продолжилось: 8 октября войска достигли 38-й параллели, а 11 октября южане перешли границу. Север продолжал сдавать позиции, и 20 октября коалиция заняла Пхеньян. Американцы думали, что война уже выиграна. Как бы не так…

Участие Китая

На этом этапе угроза Пекину была уже прямой: Макартур стремился двигаться все дальше не Север.

«В случае разгрома Северной Кореи только река Ялуцзян отделяла нас от американцев. Нас это очень тревожило, особенно риск нанесения авиацией США ударов по реконструированной экономике страны», — рассказывает сотрудник китайского МИД Ши Дзе в фильме «Холодная война: Корея, 1949 — 1953».

Разоренная Северная Корея попросила Пекин о срочной помощи. А в это время Макартур уверял свое командование, что Китай ни за что не вступит в войну.

Очередную медаль генерал воспринял как разрешение продолжать движение в сторону Китая. ООН-овцы продолжали шагать на Север, и 19 октября Пхеньян пал. И это было, как говорится, «уже слишком» для Китая.

25 октября Мао, заручившись одобрением Москвы, ввел войска в Северную Корею. 300 тысяч китайцев (так называемые китайские народные добровольцы) пришли северокорейцам на помощь.

«Они трубили в свои горны, и от этого звука кровь стыла в жилах солдат», — рассказывает подполковник Басси.

«После вступления в войну Китая мы поняли, что началась другая война, возникла другая ситуация», — рассказывает Люсиус Бэттл, помощник госсекретаря США, в фильме «Холодная война: Корея, 1949 — 1953».

Применив «хитрую тактику» имитации паники, китайцы добились успеха: южане отступали. Народные добровольцы заняли Пхеньян.

«Никогда в жизни я не испытывал такого чувства — быть частичкой бегущей армии, — сказал Басси. — Я не знаю другого примера такого массового отступления американцев, такого разгрома. Это был разгром».

Американские солдаты называли это «лихорадкой бегства». Отступающие войска применяли тактику выжженной земли. Пентагон не решился применить ядерное оружие: хотя у Пекина и не было своего ядерного оружия, но был соответствующий договор с Москвой.

Роль советских МиГ

Советская авиация подключилась к войне в октябре 1950 г. На Корейский полуостров были направлены МиГ-15, показавшие свои преимущества перед американскими F-80.

В итоге Пентагон направил на Корейский полуостров F-86. Американцы постоянно наносили удары по наземным целям, но присутствие русских пилотов грозило прямым конфликтом между СССР и США.

Наступление укрепленных сил Севера продолжалось. Настал Новый год, а победой США даже «не пахло». 4 января 1951 года войска Севера в союзе с Китаем захватили Сеул.

Снова на Север

Американцы, остановив наступление, решили атаковать. Китайская армия была отодвинута обратно на север, за реку Хань. Коалиция применила так называемый метод мясорубки.

7 марта 1951 г. проамериканская сторона начала операцию «Потрошитель», итогом которой стало взятие Сеула. В результате контрнаступления Севера обе стороны понесли большие потери. В конце мая северяне опять были отброшены за 38-ю параллель.

Фактически шла китайско-американская война. Макартур собирался бомбить китайские города с целью перенести войну на территорию КНР и был отстранен от командования Трумэном, который, во-первых, видел провал молниеносной победы, а во-вторых, не хотел ядерного ответа от СССР. Мао со своей стороны также был настроен решительно, не собираясь, как минимум подпускать американцев к своей границе.

Игра в переговоры

Критическим моментом Корейской войны считается июнь 1951 года, когда стало ясно, что ни одна сторона не может победить. Ежемесячные потери убитыми и ранеными в рядах Юга составляли 2,5 тысячи человек. Стало очевидно, что войну не выиграть.

На фоне продолжающихся военных действий 8 июля 1951 года в Кэсоне (провинция Хванхэ-Пукто, Северная Корея) были начаты переговоры о перемирии. Как ни странно, у Севера и Юга были схожие требования: и Сеул, и Пхеньян хотели восстановления границ в довоенных пределах.

Переговоры зашли в тупик, в чем американцы винят Север, считая, что Пхеньян целенаправленно затягивал процесс. Но и американцы хотели добиться своего, чтобы в итоге получить контроль над всем полуостровом.

Формально проблема заключалась в том, что не удавалось решить вопрос о репатриации военных. Север был готов к добровольной репатриации при условии, что все его военные, включая китайцев, вернутся на родину, но треть из северян отказалась ехать домой.

Продолжение войны

После провала переговоров вновь начались бесконечные бомбардировки. Американцы сбросили на Северную Корею практически столько же взрывчатки, как на Германию во время Второй мировой войны.

Ян Вон Сик, военнослужащий северокорейских войск, рассказал в фильме «Холодная война: Корея, 1949 — 1953»:

«Бомбардировщики шли без предупреждения. Много народу погибло в этих бомбежках. Мертвые тела валялись повсюду. Не уцелело, по-моему, ни одного дома. Они одинаково бомбили и большие города, и поселки, и сельскую местность. Я видел все это своими глазами».

Авторы фильма утверждают, что, по некоторым данным, в Северной Корее погибли два миллиона человек.

Перемирие

За два года в переговорном пункте Пенмунжом прошли сотни встреч. Договор о перемирии был подписан только после смены власти в Вашингтоне и в Москве.

4 ноября 1952 г. на выборах в США победил 34-й президент Дуайт Эйзенхауэр (Республиканская партия), объявив своим предвыборным лозунгом обещание «Я пойду в Корею!» Соотечественники проголосовали за Эйзенхауэра, потому что он обещал положить конец Корейской войне, в которой в итоге погибли 54 тысячи американцев. Из контингента 15 других стран погибли три тысячи военных.

5 марта 1953 года умер Сталин, и в «переходный период» Президиум ЦК КПСС проголосовал за окончание войны. Пекин согласился на добровольную репатриацию военнопленных. Обмен первыми пленными начался 20 апреля 1953 года.

27 июля 1953 года наконец был подписан договор о перемирии. Китай, Северная Корея и ООН поддержали это соглашение. Но марионеточный южнокорейский президент Ли отказался поставить под ним свою подпись, требуя продолжения войны.

По договору 75 тысяч северокорейцев, 12 тысяч военнопленных войск ООН были освобождены.

Вокруг линии фронта, зафиксированной в районе 38-й параллели, была провозглашена демилитаризованная зона. Территория ДМЗ до сих пор охраняется войсками Северной Кореи с севера и американо-корейскими войсками с юга.

Как мы знаем, мирный договор до сих пор не подписан. Вплоть до 2018 года предложения Севера по мирному договору отвергались. К тому же в январе 1958 г. Пентагон, в нарушение пункта 13d Договора о перемирии, разместил в Южной Корее ядерное оружие. Правда, в 1991 году ядерное оружие было полностью вывезено из Южной Кореи. Но Север начал работать над своей ядерной программой.

Итоги войны

Главным результатом Корейской войны приходится признать огромные человеческие потери и окончательную северокорейскую изоляцию, в итоге закончившуюся созданием и испытанием в 2017 году ядерного оружия. Получить полный контроль над полуостровом не удалось ни одному из бывших союзников по антигитлеровской коалиции — ни США, ни Китаю.

Корейскую войну называют первой вспышкой холодной войны, начатой против соцлагеря в 1946 году. По официальным данным, в результате этой кампании в Южной Корее погибли 138 тысяч, в Северной — 112 тысяч человек. При этом объединения, которого хотели корейцы, так и не получилось.

Корейцам понадобились долгие годы и гигантские усилия по восстановлению разрушенных городов и предприятий. И еще не наступил тот момент, когда все корейцы окончательно признают, что мир на полуострове ценнее, чем одобрение «сильных мира сего».

Мария Выбойщик

Корея. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > regnum.ru, 27 июля 2018 > № 2686871


США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 22 июля 2018 > № 2682652

Армия КНДР в последнее время сократила количество полевых учений, что может быть связано как с нехваткой топлива для военной техники, так и с политическими договоренностями, заявил командующий войсками США в Южной Корее генерал Винсент Брукс.

"Мы видим некоторые изменения относительно того, сколько они (военные КНДР — ред.) времени проводят "в поле". Что-то из этого связано с нехваткой топлива в КНДР, что-то может быть связано с дипломатическими усилиями на высшем уровне. Трудно сказать, какие причины этого, но определенное сокращение тренировок боеготовности есть. Но тем не менее они все еще проводят тренировки и учения", — заявил Брукс, выступая на форуме в Аспене (штат Колорадо) в режиме видеоконференции.

Командующий также напомнил, что армия КНДР регулярно привлекается к сельскохозяйственным работам, что также накладывает отпечаток на график учений.

Генерал при этом подтвердил, что никаких ядерных и ракетных испытаний с прошлого года КНДР не проводит.

"Есть некоторая активность в этой сфере. Это (ядерное оружие — ред.) никуда не делось, но цели и задачи этих действий сейчас уже другие", — сказал Брукс.

Президент США Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын на встрече в Сингапуре 12 июня договорились о гарантиях безопасности для Северной Кореи и денуклеаризации страны. Однако ни о каких конкретных договоренностях в этой сфере объявлено не было. Сроки начала и окончания ядерного разоружения КНДР также не называются.

США. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 22 июля 2018 > № 2682652


КНДР. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679500 Андрей Ланьков

После фотосессии. Почему не получается начать ядерное разоружение Северной Кореи

Андрей Ланьков

Поскольку полная ликвидация ядерного потенциала в планы Пхеньяна в принципе не входит, переговоры окончились ничем

Заслоненный подготовкой с аммиту Трампа и Путина прошел визит госсекретаря США Майка Помпео в Пхеньян – визит, на котором, как изначально предполагалось, американская и северокорейская стороны обсудят конкретные шаги, направленные на «ядерное разоружение» Северной Кореи – на достижение того самого «ядерного разоружения», о котором стороны, как почему-то полагается считать, договорились в Сингапуре. Визит Помпео должен был стать первой после саммита консультацией между Вашингтоном и Пхеньяном по практическим вопросам.

Результаты эти оказались более чем разочаровывающими. Майк Помпео, верный представитель трамповской школы дипломатии, отчаянно пытается делать хорошую мину при плохой игре и утверждает, что на переговорах, дескать, «достигнут прогресс». Однако поведение Пхеньяна заставляет сильно усомниться в том, что данное обтекаемо-дипломатическое заявление отражает реальную ситуацию.

Недовольный Пхеньян

Как только самолет госсекретаря покинул Пхеньян, северокорейские представители заявили, что считают американскую переговорную позицию «вызывающей сожаление». Впрочем, в Пхеньяне, известном своей склонностью к, скажем так, неортодоксальной дипломатической риторике, вскоре уточнили свое отношение к произошедшему и заявили, что Помпео, настаивавший на немедленном и полном ядерном разоружении КНДР, во время переговоров «вел себя как гангстер». Иначе говоря, Помпео провожали не дипломатическими любезностями и даже не вежливым холодным молчанием, а типичной для северокорейской дипломатии руганью.

Ничего удивительного в этом нет. О том, что шансов на ядерное разоружение Северной Кореи очень немного, вменяемые эксперты говорили и раньше. Впрочем, события последнего года и дипломатия шантажа, мастером которой неожиданно показал себя Дональд Трамп, привели к тому, что на некоторое время у многих возникли надежды на то, что какие-то осмысленные соглашения между Вашингтоном и Пхеньяном все-таки будут достигнуты. В таких соглашениях речь, конечно, не шла бы о том, что Северная Корея сдаст ядерное оружие, – северокорейское руководство (вполне обоснованно) считает такой шаг самоубийственным. Однако ожидалось, что на какие-то серьезные уступки северокорейцы пойдут и согласятся по меньшей мере на замораживание своих ядерной и ракетной программ, а при определенном везении – и на их сокращение. Сейчас ясно, что не произойдет и этого.

Действия, предпринятые администрацией Трампа в прошлом 2017 году, создали ситуацию, при которой представлялось вероятным, что Северная Корея пойдет на уступки, немыслимые еще в недалеком прошлом. Однако этот успех администрация Трампа развить не смогла. Сингапурский саммит 12 июня закончился непонятно-туманной декларацией и в итоге превратился в очередную фотосессию Дональда Трампа. По его завершении президент, как и следовало ожидать, сообщил в твитах своим убежденным сторонникам о том, что американскому народу, дескать, «не нужно больше беспокоиться по поводу северокорейской ядерной угрозы», ибо эта угроза его, Трампа, усилиями полностью ликвидирована. Подобные заявления никакого отношения к реальности не имеют: сингапурский саммит не только не привел к каким-либо конкретным соглашениям о сокращении северокорейского ядерного потенциала, но даже не увенчался его замораживанием.

Недовольный Китай

Однако главные проблемы для США сейчас создаются не расплывчатостью сингапурской декларации, а ухудшением американо-китайских отношений. Верный своим предвыборным обещаниям, Дональд Трамп резко повысил ввозные пошлины на ряд китайских товаров, начав таким образом полномасштабную торговую войну с Китаем. Если использовать чисто экономические контрсанкции, Китаю трудно дать адекватный ответ на американское тарифное наступление. Поэтому Пекин, скорее всего, ответит асимметрично, нанеся ответный удар не в области экономики и торговли, а в какой-то иной сфере – например, в сфере вопросов безопасности. Северокорейский узел создает наиболее благоприятные возможности для такого асимметричного ответа.

Китай – это одна из пяти официально признанных ядерных держав, и в качестве таковой она крайне не заинтересована в распространении ядерного оружия на планете, так что ядерные усилия Пхеньяна понимания в Пекине никогда не встречали. Тем не менее в Китае всегда считали, что непосредственной угрозы Пекину северокорейская ядерная программа не представляет, и с ней в принципе Пекину можно смириться.

Однако с лета 2017 года ситуация ненадолго изменилась: Китай стал действовать заодно с Соединенными Штатами, создав практически единый фронт с США по северокорейскому вопросу. Китайские дипломаты проголосовали за беспрецедентно жесткий режим санкций в Совете Безопасности ООН и, что еще важнее, китайские таможенники, следуя указаниям Пекина, начали проводить новый режим санкций в жизнь с исключительной суровостью.

Однако в новой ситуации эта суровость, кажется, быстро уходит в прошлое. Сейчас, когда администрация Трампа развязала против Китая торговую войну, для Пекина имеет смысл продемонстрировать американцам их, американцев, уязвимость и их зависимость от доброй воли Китая в иных вопросах. Учитывая степень раскрученности северокорейского ядерного вопроса, Северная Корея является идеальным плацдармом для нанесения подобного ответного удара.

Поэтому не следует удивляться тому, что в последние месяц-полтора китайские таможенники стали смотреть сквозь пальцы на те торговые сделки с Северной Кореей, которые отчасти нарушают санкционный режим. Понятно, что стоит только руководству КНР принять соответствующее решение, пусть и негласное, – и весь режим санкций станет бесполезным. Китай контролирует около 85–90% всей внешней торговли КНДР, и, если в Пекине решат игнорировать или даже осторожно поощрять нарушение санкций китайскими компаниями, вся политика экономического давления на КНДР станет бессмысленной – что бы по этому поводу ни думали сейчас в Вашингтоне. Однако именно такое изменение позиции Пекина и происходит сейчас, на наших глазах. Фактически Китай отказывается от единого фронта с США и возвращается к той политике, которую он проводил по отношению к Северной Корее уже почти два десятилетия.

Не может повторить

Есть у происходящего и иное измерение. Одной из причин успеха американской дипломатии, которой удалось посадить северокорейцев за стол переговоров (и сделать это фактически бесплатно, что само по себе является немалым достижением!), было то, что администрация Трампа убедительно демонстрировала свою готовность применить против Северной Кореи силу в том случае, если Пхеньян не пойдет на уступки. Не исключено, что все те воинственные заявления, равно как и соответствующие утечки из Белого дома и Пентагона, которые мы наблюдали в 2017 году, являлись блефом. Однако закрепившаяся за Трампом репутация отвязного или, как говорят в определенных кругах, «отмороженного» человека привела к тому, что его заявления – даже если они в действительности являлись блефом –воспринимались всерьез. Сейчас на повторение этого эффекта рассчитывать не приходится.

Пыл американских ястребов может охладить и то обстоятельство, что в нынешней ситуации Китай вполне способен заявить о том, что, верный духу китайско-северокорейского договора о дружбе 1961 года, окажет Северной Корее военное содействие, если она станет жертвой нападения третьей страны (то есть Соединенных Штатов). Разумеется, речь не идет об отправке китайских войск на Корейский полуостров. Скорее всего, даже при самом драматическом развитии событий Китай ограничится отправкой вооружений и передачей разведывательных данных. Однако даже такие частичные меры – и, более того, даже сама вероятность принятия Китаем этих мер – являются весьма весомым фактором, который, как можно предположить, существенно остудит самые горячие головы в Вашингтоне.

Наконец, немалую роль играет и позиция руководства Южной Кореи. Президент Мун Чжэ Ин постоянно подчеркивает, что у него, дескать, нет никаких сомнений в искренности Ким Чен Ына и готовности северокорейского лидера отказаться от ядерного оружия. Сомнительно, что такой тертый и многоопытный политик, как Мун Чжэ Ин, действительно верит в возможность построения на Корейском полуострове безъядерного парадиза. Однако обстоятельства оставляют ему мало пространства для выбора: если Мун Чжэ Ин признает очевидное – невозможность решения проблемы дипломатическими средствами, то этим он не только сыграет на руку своим внутриполитическим оппонентам, ястребам из правого лагеря, но и увеличит шансы на то, что США вернутся к политике давления и военных угроз. Именно поэтому южнокорейское руководство, скорее всего, в обозримом будущем будет отрицать очевидное, настаивать, что полное ядерное разоружение Северной Кореи – дело ближайшего будущего, и всячески саботировать возвращение США к политике «максимального давления».

Таким образом, вернуться в 2017 год не удастся. В создавшихся условиях новая волна угроз и многозначительных заявлений о «гневе и пламени», которые вот-вот обрушатся на непокорный Пхеньян, будет проигнорирована. Здесь Трамп и его окружение, скорее всего, обнаружат себя в положении, напоминающем героя известной сказки, мальчика-пастуха, который любил кричать о появившемся волке. Первый раз его крикам поверили все, однако во второй или третий раз крикам этим будет веры куда меньше.

Вся эта ситуация очевидна для северокорейской стороны – не случайно за последние три месяца Ким Чен Ын побывал в Пекине три раза. В Пхеньяне и с самого начала не собирались соглашаться на полное ядерное разоружение, но там были готовы идти на кардинальные уступки по ядерному вопросу. Однако эта готовность уступать была вызвана исключительно опасениями по поводу возможной американской силовой акции, равно как и по поводу последствий санкций, в поддержку которых неожиданно выступил Китай.

Сейчас эти опасения исчезают – и неудивительно, что Пхеньян меньше заботится о том, чтобы скрывать свою позицию. Позиция эта на данный момент состоит из двух пунктов: во-первых, полное и необратимое ядерное разоружение для КНДР неприемлемо (хотя по дипломатическим соображениям этого теперь не говорят прямо); во-вторых, уступки по линии ограничения ядерного и ракетного потенциала теоретически приемлемы, но только в том случае, если каждая такая уступка будет немедленно и адекватно вознаграждаться американской стороной – в первую очередь путем поэтапного ослабления санкций. Именно второй пункт, кажется, донесли до госсекретаря Помпео в Пхеньяне.

Судя по слухам и утечкам, Помпео вез в Пхеньян некую дорожную карту, конкретный план действий, которые, по мнению США, должны были предпринять в Пхеньяне для того, чтобы в обозримом будущем, до истечения первого президентского срока Дональда Трампа, полностью завершить ликвидацию северокорейского ядерного потенциала. Он, скорее всего, выразил и текущую позицию США по санкциям, которая заключается в том, что ни о какой отмене санкций не может быть и речи до тех пор, пока КНДР не ликвидирует весь свой ядерный потенциал. Поскольку полная ликвидация ядерного потенциала в планы Пхеньяна в принципе не входит, переговоры окончились ничем. Показательно, что намечавшаяся встреча Помпео и Ким Чен Ына проведена не была.

Это, конечно, не прекращение переговоров. Для Трампа будет непросто признать свою неудачу перед промежуточными выборами, так что переговоры продолжатся. Не возражают против этого и северокорейцы, главная задача которых – переждать бурю, дождаться того неизбежного момента, когда Трамп сдаст дела и покинет Белый дом. После этого, как справедливо полагают в Пхеньяне, можно будет вернуться к старому.

Провал американской дипломатии на северокорейском направлении, который стал очевиден уже после Сингапурского саммита, приобретает все более впечатляющие масштабы. Сейчас уже нет шансов на то, что миру удастся просто вернуться к ситуации, существовавшей на конец 2016 года, то есть на момент избрания Трампа президентом. Ситуация, скорее всего, в итоге стабилизируется – речи о войне на Корейском полуострове по целому ряду причин как не было, так и нет. Тем не менее новая ситуация, которая, скорее всего, сложится на Корейском полуострове после ухода Трампа, будет куда более опасной и для мира в целом, и для Восточной Азии, чем та ситуация, которая существовала в момент прихода Трампа к власти.

КНДР. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679500 Андрей Ланьков


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671945 Андрей Ланьков

Ядерный тупик. Почему Северная Корея не поверила Трампу

Андрей Ланьков

Преподаватель университета Кукмин (Южная Корея)

Как Северная Корея для Китая из источника проблем превратилась в удобное орудие, с помощью которого можно оказывать давление на Соединенные Штаты

12 июня в Сингапуре состоялась встреча президента США Трампа и верховного лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, первая в истории встреча на высшем уровне руководителей этих двух государств. По этому случаю мировая печать немедленно сообщила, что на этой встрече было достигнуто «историческое решение о ядерном разоружении Северной Кореи».

Это заявление вызвало усмешку у большинства экспертов, занимающихся северокорейскими делами уже не первое десятилетие и внимательно прочитавшими то заявление, которое в Сингапуре подписали Ким Чен Ын и Дональд Трамп. Однако голоса скептиков-профессионалов тонули в потоке оптимистических сообщений, с которыми выступали журналисты, не слишком разбирающиеся в корейских делах.

Немалую роль в общем воодушевлении, конечно, сыграло и то, что сам президент Трамп, будучи по одной из своих профессий телевизионным шоуменом, превратил сингапурскую встречу в эффектный спектакль. Цель спектакля заключалась в том, чтобы убедить американского избирателя: именно Трампу удалось добиться того, чего не удалось добиться ни одному из его предшественников, — решить северокорейский ядерный вопрос.

Осознание грустной реальности, впрочем, неизбежно — и, кажется, оно наступает раньше, чем ожидалось. 7-8 июля в Пхеньяне находился с визитом госсекретарь США Майк Помпео. Он должен был там согласовать конкретные сроки и планы, связанные с поэтапным свертыванием северокорейской ядерной программы. Однако Помпео не смог добиться от северокорейской стороны ровным счетом ничего. Более того, Ким Чен Ын отказался встречаться с Помпео и демонстративно отправился инспектировать картофельную ферму. Когда Помпео покинул страну, северокорейская печать тут же объявила, что предъявленные им требования о немедленной сдаче ядерного орудия являются «гангстерскими».

Северная Корея работает над ядерным оружием еще с 1960-х годов, а первые успешные испытания ядерного заряда там прошли в 2006 году. Руководители Северной Кореи абсолютно уверены: только при наличии ядерного оружия можно обеспечить как безопасность страны от внешнего нападения, так и сохранение власти в руках нынешней наследственной элиты.

В Северной Корее видели, что происходило со странами, которые отказались от ядерного оружия или не смогли его разработать. Там хорошо выучили уроки Ирака — страны, которая попыталась запустить собственную ядерную программу, но так и не оправилась после израильского удара по ядерному исследовательскому центру. Еще лучше там выучили уроки Ливии. Каддафи является единственным диктатором мировой истории, который когда-то согласился свернуть собственную ядерную программу. Результат этого хорошо известен. Когда в Ливии началась революция, страны Запада вмешались в происходящее и оказали поддержку революционным силам. В результате излишне доверчивый диктатор был убит, а не столь доверчивые руководители Северной Кореи в очередной раз убедились в том, что они по большому счету знали и так: единственной гарантией сохранения режима является ядерное оружие.

Позиция эта логична, и спорить с ней сложно. Правда, в этой связи возникают вопросы: с чем же был связан был Сингапурский саммит и почему Северная Корея, которая даже внесла упоминание о своем ядерном статусе в конституцию, вдруг заявила о своей принципиальной готовности обсуждать вопросы ядерного разоружения?

Поворот этот носит чисто тактический характер и является реакцией на действия Дональда Трампа. На протяжении всего 2017 года президент США регулярно заявлял о том, что американская сторона, будучи крайне обеспокоенной успехами северокорейской ядерной и ракетной программ, готова к применению вооруженной силы против КНДР. Неизвестно, до какой степени эти заявления отражали реальные намерения американского руководства, а до какой степени являлись блефом, но во всех заинтересованных столицах — в том числе и в Пхеньяне — эти заявления были восприняты с полной серьезностью.

Декларируемая готовность администрации Трампа к применению силы оказала влияние и на Китай, который до этого занимал амбивалентную позицию по отношению к северокорейской ядерной программе. С лета прошлого года Китай, действуя в связке с США, начал осуществлять беспрецедентную по своей жесткости политику экономического давления на КНДР. Политика эта близка практически к полному запрету на торговлю с КНДР.

Таким образом, в 2017 году Северная Корея столкнулась с двойной угрозой. С одной стороны, руководство Северной Кореи опасалось, что непредсказуемый Трамп действительно решится на силовые акции, полностью пренебрегая тем обстоятельством, что в ответ на американский рейд северокорейская ствольная артиллерия может обрушить шквальный огонь на южнокорейскую столицу. Сеул находится на самой границе двух Корей, и именно опасения по поводу эскалации конфликта всегда сдерживали предшественников Трампа. С другой стороны, в северокорейском руководстве опасаются того, что новые санкции спровоцируют в стране экономический кризис.

В этой обстановке Ким Чен Ын решил, что имеет смысл уступить и изобразить готовность к сотрудничеству с Соединенными Штатами, сделать некоторые (обратимые и не очень значительные) уступки, а также пообещать, что со временем Северная Корея откажется от ядерного оружия. Именно это и было проделано им на протяжении первых месяцев 2018 года. Кульминацией этой политики стал саммит в Сингапуре, на котором обе стороны приняли, на удивление, весьма расплывчатое и мало к чему обязывающее заявление.

Однако в последние недели ситуация изменилась, и причиной изменений опять-таки стала политика Дональда Трампа. Проявив нетипичную для политика верность предвыборным обещаниям, Дональд Трамп начал торговую войну с Китаем. Поскольку в Пекине вовсе не собираются подставлять под удар другую щеку, там стали искать асимметричные варианты ответа — и заинтересовались Северной Кореей.

Ким Чен Ын в последние месяцы весьма активно обхаживал Пекин, стремясь подорвать чрезвычайно опасный для его режима (и его страны) единый американо-китайский фронт — достаточно сказать, что в этом году произошло три китайско-северокорейских саммита. Торговая война радикальным образом облегчила задачи Ким Чен Ына. Северная Корея для Пекина из источника проблем превратилась в удобное орудие, с помощью которого можно оказывать давление на Соединенные Штаты.

Почувствовав китайскую поддержку, Северная Корея заняла куда более жесткую позицию, чем можно было ожидать, — что и было продемонстрировано демонстративным нежеланием вести с Майком Помпео разговоры о конкретных шагах к разоружению.

Если бы позиция Китая не изменилась, Северная Корея все равно не согласилась бы на полный отказ от ядерного оружия, ибо сохранение ядерного потенциала является важнейшим условием сохранения существующего режима. Однако без пекинской поддержки Северная Корея вела бы себя, наверное, осторожнее и на протяжении последующих нескольких лет делала бы уступки, всячески стараясь поддерживать впечатление, что она движется по пути к ядерному разоружению, пусть и медленно. Сейчас, впрочем, необходимости играть в эти игры стало существенно меньше, и скорее всего воспоминание о июньских надеждах уже через несколько месяцев будет вызывать у всех только грустную усмешку. Нравится нам это или нет, но в обозримом будущем миру придется мириться с существованием ядерной Северной Кореи — и никакие твиты президентов этого факта не изменят.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671945 Андрей Ланьков


США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > redstar.ru, 11 июля 2018 > № 2673384

Договорённости есть, доверия нет

КНДР и США демонстрируют разные подходы к ядерному разоружению на Корейском полуострове

Процесс денуклеаризации Корейского полуострова, договорённость о начале которого была достигнута на сингапурской встрече Дональда Трампа и Ким Чен Ына, стал пробуксовывать уже на старте. Это показала очередная, третья по счёту поездка в Пхеньян государственного секретаря США Майкла Помпео.

Накануне этого вояжа в американских СМИ появилась информация о том, что США по итогам переговоров в Пхеньяне хотели бы добиться денуклеаризации Северной Кореи под гарантию неприкосновенности её нынешнего политического строя, а также возвращения останков погибших во время корейской войны американских военнослужащих. При этом выражалась надежда на то, что Помпео сможет добиться от КНДР согласия на предоставление списка всех её ядерных объектов и атомных боезарядов, включая указание точных мест их хранения. От Пхеньяна ожидали и конкретной даты отказа от своего ядерного потенциала. Кроме того, предполагалось решить вопрос о процедуре передачи останков американских солдат.

Давая оценку состоявшимся в Пхеньяне 6–7 июля переговорам с заместителем председателя ЦК Трудовой партии КНДР Ким Ён Чхолем, госсекретарь США назвал их продуктивными. «Обсуждаемые вопросы – сложные, но мы добились прогресса почти по всем основным пунктам повестки дня, по некоторым ещё предстоит проделать определённую работу, – утверждал он. – Мы проложили путь для дальнейших переговоров на рабочем уровне и продолжим наши обсуждения».

По словам Помпео, стороны конкретно договорились провести 12 июля встречу на рабочем уровне с участием представителей Пентагона в пограничном пункте Пханмунджом в демилитаризованной зоне на границе КНДР и Республики Корея, чтобы «запустить процесс» передачи останков американских военнослужащих.

Госсекретарь США сообщил, что на переговорах рассматривались и вероятные сроки денуклеаризации Корейского полуострова. «Мы очень много говорили о графике. Работы предстоит ещё много, чтобы установить, каким будет точный график различных мероприятий в рамках потенциального свёртывания ядерных разработок КНДР», – сказал он. И добавил, что Пхеньян вновь подтвердил свою приверженность денуклеаризации Корейского полуострова.

В связи с этим Помпео выразил надежду на скорейшее закрытие полигона, предназначенного для испытания ракетных двигателей. Это был бы «хороший шаг» к намеченным целям, считает он. «Северокорейцы также подтвердили своё намерение по поводу объекта испытаний ракетных двигателей. Мы говорили о том, как будут выглядеть варианты уничтожения этого объекта, так что некоторый прогресс там тоже есть», – пояснил госсекретарь США.

Он также напомнил, что принято решение о создании рабочих групп, которые будут следить за ходом денуклеаризации Корейского полуострова. Комментируя это решение, официальный представитель госдепартамента Хезер Науэрт подчеркнула, что группы будут «прорабатывать конкретные детали, связанные с отказом КНДР от ядерного арсенала». При этом американский дипломат не уточнила состав этих групп и принципы их деятельности.

Однако в отличие от Помпео в Пхеньяне весьма негативно оценили прошедшие переговоры. В заявлении МИД КНДР, распространённом агентством ЦТАК и представленном «Красной звезде» северокорейским посольством в Москве, сказано, что Вашингтон «в стиле уличного грабителя» потребовал «безоговорочного, полного, достоверного и непреложного» отказа Северной Кореи от ядерного оружия. «Мы ожидали, что Соединённые Штаты предложат конструктивные меры, которые помогут создать доверие, основанное на принципах саммита двух лидеров… Мы также задумывались об ответных шагах. Однако то, какую позицию заняли США и какое отношение к нам они продемонстрировали на первой (после саммита. – М.Е.) встрече на высоком уровне, вызывает сожаление», – отмечается в заявлении.

Пхеньян также подверг критике попытку Вашингтона придать большое значение решению об отмене совместных военных учений с Южной Кореей. «На переговорах США рекламировали, как будто временная отмена одного-двух совместных военных учений является большой уступкой», – отмечается в заявлении. Однако это решение, по мнению Пхеньяна, несопоставимо с демонтажём ядерной установки, проведённым Северной Кореей. «В результате переговоров на высоком уровне доверие между КНДР и США было поставлено под угрозу, и наша решимость в вопросе денуклеаризации, до этого твёрдая и стойкая, может дрогнуть», – констатируется в заявлении МИД КНДР.

В США существуют мощная оппозиция улучшению отношений между Вашингтоном и Пхеньяном

Вместе с тем, выражая разочарование итогом переговоров, Пхеньян подтвердил, как следует из заявления внешнеполитического ведомства КНДР, своё доверие Трампу. Северокорейская сторона передала Помпео личное письмо Ким Чен Ына американскому президенту.

Такой тактикой, по мнению некоторых наблюдателей, Пхеньян умышленно проводит различие между президентом США и американской государственной машиной. И в этом, надо признать, есть резон. В американских эшелонах власти США существуют мощная оппозиция нынешнему главе Белого дома, не заинтересованная в росте его популярности.

В западноевропейских СМИ отмечается, что как 34-летний лидер КНДР, так 72-летний Трамп крайне нуждаются в успехе на международной арене по внутриполитическим причинам. «Оба этих политика в настоящее время едины в одном стремлении: показать, что выбранный ими курс привёл к успеху, – пишет французская газета «Монд». – Для лидера Северной Кореи выигрыш от проведения встречи с лидером главной мировой державы и человеком, изображавшимся ранее пропагандой Пхеньяна заклятым врагом, совершенно очевиден. Это и успех на внутриполитической сцене… Со своей стороны Дональд Трамп может поставить себе в заслугу то, что он добился разрядки, причём следуя путём, противоположным тому, по которому шли его предшественники на этом посту…»

Надо иметь в виду, что в США 6 ноября, в середине первого президентского срока Трампа, пройдут так называемые промежуточные выборы. Полностью переизбирается нижняя палата конгресса США – палата представителей, а также 35 сенаторов из 100. И Республиканской партии, которую представляет нынешний президент, важно сохранить своё большинство и в сенате (сейчас у них 54 мандата), и в палате представителей (имеют 236 из 435 мест).

Думается, вовсе не случайно перед визитом Помпео газета «Вашингтон пост», ссылаясь на анонимные источники в спецслужбах США, поставила под сомнение искренность Пхеньяна в его заявлениях о готовности к денуклеаризации. Аналогичную позицию занял американский телеканал CNBS, пытавшийся доказать, что Северная Корея якобы не собирается прекращать усовершенствование ядерного оружия, несмотря на договорённости с президентом США. Утверждалось, что с неких спутниковых фото видно, что сейчас не только продолжаются работы на основном северокорейском реакторе в Йонбене, но и расширяется его инфраструктура. А газета «Уолл-стрит джорнэл» поместила статью, в которой высказывалось мнение, что КНДР завершает работу над расширением комплекса по производству твёрдотопливных баллистических ракет.

Западные эксперты, комментируя итоги переговоров, обратили внимание и на то, что поездка Помпео проходила на фоне обострения «торговой войны» США против Китая, имеющего тесные и доверительные связи с КНДР. На днях Пекин инициировал разбирательство во Всемирной торговой организации в связи с введением властями США новых пошлин на 800 позиций китайского импорта. Решение Трампа о введении 25-процентных пошлин на импортируемые из Китая товары, общая стоимость которых оценивается в 34 млрд долларов США, вступило в силу 6 июля. В ближайшее время американские власти планируют ввести дополнительные повышенные тарифы на китайскую продукцию стоимостью 16 млрд. Такие шаги предприняты с целью устранения ежегодного дисбаланса в торговле с КНР, составляющего, по словам Трампа, около 500 млрд.

В Вашингтоне утверждают, что эти меры приняты в связи с незаконным, с точки зрения американской стороны, присвоением китайскими предприятиями интеллектуальной собственности и технологий США, а также применением «нечестных торговых практик». Власти Китая в ту же пятницу автоматически ввели ответные 25-процентные пошлины на американские товары на 34 млрд долларов.

В Пекине, судя по реакции китайских СМИ, внимательно наблюдают за ходом американо-северокорейских переговоров. Не секрет, что Китай позиционирует себя в качестве посредника, играющего координирующую роль в урегулировании проблем Корейского полуострова и восстановлении диалога между Пхеньяном и Вашингтоном. «США пообещали оказать содействие в обеспечении безопасности, что отвечает требованиям Северной Кореи и должно помочь достичь соглашения. Китай всегда был участником процесса. Роль Китая – это роль посредника, координатора, наблюдателя и примирителя», – такое мнение привела в прошлом месяце китайская газета Global Times, аффилированная с официальным печатным изданием ЦК КПК «Жэньминь жибао».

Объективно, как считают многие эксперты, национальным интересам КНР отвечало бы сворачивание американского военного присутствия на Корейском полуострове, в том числе предотвращение развёртывания элементов глобальной ПРО. Но в США весьма влиятельны круги, рассматривающие рост экономической мощи Китая как основную потенциальную угрозу американским глобальным интересам. Именно они изыскивают пути, позволившие бы предотвратить появление на мировой арене второй сверхдержавы. В данном контексте неудивительно существование в США противников нормализации ситуации на Корейском полуострове. И с этой точки зрения «корейская партия» – лишь один из эпизодов разворачивающегося глобального противоборства в Азиатско-Тихоокеанском регионе, исход которого определит расклад сил в мире к 2040-м годам.

Марина ЕЛИСЕЕВА

США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > redstar.ru, 11 июля 2018 > № 2673384


США. КНДР. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 9 июля 2018 > № 2673727

«Это его оружие»: как Трамп ведет войны в твиттере

Как твиттер Дональда Трампа меняет американскую политику и мир

Твиттер президента США Дональда Трампа давно стал платформой для важных политических заявлений и предложений и одним из ключевых каналов поступления информации от американского президента. «Газета.Ru» разбиралась, как микроблог главы США стал политическим инструментом, формирующим национальную и международную повестку.

Трамп завел аккаунт в твиттере в марте 2009 года, с тех пор на его странице было опубликовано более 38 тыс. текстовых сообщений. На момент написания этой статьи аудитория главы США в твиттере составляла более 53,2 млн человек, при этом сам Трамп подписан только на 47 аккаунтов — в основном это страницы членов его семьи, сотрудников Белого дома, гольф-клубы и журналисты любимого телеканала американского президента Fox News.

По количеству подписчиков Трамп серьезно опережает большинство политиков — например, у его вечной противницы Хиллари Клинтон сейчас только 23,2 млн читателей. На страницу президента Франции Эммануэля Макрона подписаны 3,1 млн человек, премьер-министра Великобритании Терезы Мэй — 567 тыс., канцлера Германии Ангелы Меркель — всего 37,5 тыс.

А вот у предшественника Трампа Барака Обамы аудитория почти в два раза больше — экс-президента США читают в твиттере 103 млн подписчиков.

Как Трамп «взрывает» твиттер

Трамп редко церемонится в социальных сетях, его резкие и неожиданные заявления в этой соцсети стали важным политическим инструментом, способным реально «встряхнуть» мировую повестку.

Осенью прошлого года высказывания Трампа о Северной Корее и лидере КНДР Ким Чен Ыне в твиттере заставили весь мир всерьез опасаться начала ядерной войны, а в конгрессе даже звучали призывы отнять у президента «ядерную кнопку» — глава США грозился «полностью уничтожить КНДР» и недвусмысленно намекал, что может применить ядерное оружие.

Подобные твиты приводили в гнев северокорейское руководство и вызывали ответное ужесточение риторики КНДР по отношению к США. Апогей «твиттер-войны» главы США с Северной Кореей наступил в начале 2018 года, когда Трамп буквально начал мериться с Ким Чен Ыном ядерными кнопками. Так он отреагировал на новогоднее обращение Кима к гражданам КНДР, в котором северокорейский лидер отметил, что «ядерная кнопка всегда находится на его рабочем столе».

«Северокорейский лидер Ким Чен Ын только что сказал, что «ядерная кнопка у него всегда на столе». Может кто-то из его нищего и голодающего режима передать ему, что у меня тоже есть ядерная кнопка, и она куда больше и мощнее, чем его, и она работает!» — написал в ответ Трамп.

«Бряцания оружием» в твиттере американского президента бывали адресованы и России. Так, после обращения Владимира Путина к Федеральному собранию 1 марта 2018 года, в котором глава РФ рассказал о новейших разработках российского Минобороны, Трамп заявил, что России стоит «готовиться» к новым американским ракетам.

«Россия обещает сбивать все ракеты, нацеленные на Сирию. Готовься, Россия, потому что они появятся, отличные, новые и «умные»! Вам не стоит быть партнерами с животным, которое убивает своих же граждан и наслаждается этим», — написал американский президент, подразумевая под «животным» сирийского лидера Башара Асада.

Впрочем, в Кремле твит Трампа вызвал довольно снисходительную реакцию. «Мы не являемся участниками твиттер-дипломатии. Мы сторонники серьезных подходов. По-прежнему считаем, что важно не делать шагов, которые могут навредить и без того хрупкой ситуации», — прокомментировал заявление Трампа пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

О России глава США написал в общей сложности 186 постов с момента вступления в должность.

Фейковые новости

Трамп часто пишет о СМИ, которым в твиттере уже может составлять достойную конкуренцию — на данный момент аккаунт Трампа лишь немного отстает по количеству подписчиков от CNN Breaking News (55,1 млн), на 10 млн опережает The New York Times (42,3 млн) и намного превосходит аудиторию твиттер-аккаунта Fox News (18 млн подписчиков)

Самая популярная тема в твиттере американского президента — знаменитые «фейковые новости» и те СМИ, которые он относит к этой категории — то есть почти все. Словосочетание «Fake news» фигурировало в твитах Трампа почти 250 раз.

Критика обходит стороной лишь любимый телеканал президента Fox News — а вот CNN, NYT, Politico и многим другим ведущим американским СМИ достается от Трампа очень часто.

«CNN, NBC, CBS и ABC? А как же New York Times и Washington Post? Все это фейковые новости!», — писал президент США летом прошлого года.

В ноябре Трамп даже придумал собственный конкурс на получение «премии за фейковые новости», результаты которого опубликовал в том же твиттере 17 января. Главный приз достался The New York Times. В тройку «фейковых СМИ» по версии Трампа также вошли ABC News и CNN.

При этом постоянная травля со стороны президента неизбежно окажет свое влияние на СМИ, писал журналист и бывший главный редактор ИноСМИ Алексей Ковалев в статье для экспертно-аналитического центра Карнеги еще после инаугурации Трампа.

«У американских журналистов происходит масштабная переоценка ценностей. Перед нами президент, который, во-первых, открыто враждебен журналистам, нарушая все существовавшие негласные контракты между прессой и Белым домом. Во-вторых, пресса ему не очень-то и нужна: подписчиков у его твиттера больше, чем у самых крупных СМИ», — отмечал Ковалев.

Зачем он это делает

Твиты Трампа обычно заставляют думать, что он просто пишет все, что приходит ему в голову — они зачастую непоследовательны, запутаны и даже абсурдны. Однако эксперты считают, что, публикуя сообщения, американский президент всегда преследует вполне конкретную цель.

Профессор Калифорнийского университета и автор книги «Не думай о слоне» Джордж Лакофф даже составил схему, описывающую четыре основных типа твитов Дональда Трампа. «Трамп использует социальные сети как оружие, позволяющее контролировать новостной поток. Это работает как магия. Его твиты скорее тактические, нежели содержательные», — писал Лакофф в январе 2018 года.

По его мнению, твиты президента США обычно преследуют четыре цели: формирование идеи, отвлечение внимания от реальных проблем, атака на оппонентов (в том числе СМИ) с целью подрыва доверия общественности, а также проверка реакции общества на те или иные идеи.

Твиттер дал Трампу огромную аудиторию и платформу, на которой он может представлять свои собственные взгляды и выносить конкретные вопросы в топ национальной и мировой повестки. Однако это не отменяет того факта, что его поведение в социальной сети не одобряют большинство американцев.

В конце марта текущего года издание Politico совместно с компанией Morning Consult провело опрос, показавший, что свыше 90% американских избирателей считают, что активность Трампа в твиттере чрезмерна и только вредит его президентству и восприятию США в других странах мира.

В ходе опроса 62% респондентов высказались о твиттере главы США негативно, и только 20% опрошенных положительно оценили его активность в соцсети. При этом около 72% американских избирателей выразили мнение, что Трамп публикует сообщения в твиттере слишком часто.

США. КНДР. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 9 июля 2018 > № 2673727


США. КНДР. Корея. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 6 июля 2018 > № 2673731

«Подыграть Трампу»: куда Ким отправит ядерные ракеты

В КНДР направился с визитом госсекретарь США Майк Помпео

Президент США Дональд Трамп хочет заставить КНДР приступить к реализации соглашения по денуклеаризации Корейского полуострова, о чем лидеры двух стран договорились на саммите в Сингапуре, — это необходимо Трампу, чтобы представить успехи своей политики перед промежуточными выборами в конгресс США. С этой целью в Пхеньян летит госсекретарь Майк Помпео. И, видимо, КНДР выгодно «не разрушать политические позиции» американского президента.

Госсекретарь США Майк Помпео, несмотря на непродолжительное время, что он находится во главе американского внешнеполитического ведомства, уже в третий раз посетит Пхеньян. Собственно, заступив на должность главы госдепа, он вплотную взялся за КНДР и прилегающий регион.

Фактически Белый дом «освободил» его от российского направления, которым в настоящий момент занимается помощник президент США по национальной безопасности Джон Болтон.

Соглашение между Вашингтоном и Пхеньяном, достигнутое в ходе саммита лидеров двух стран Дональда Трампа и Ким Чен Ына, обозначило приверженность двух стран к установлению новых отношений и стремление Пхеньяна избавить Корейский полуостров от ядерного оружия. «Соединенные Штаты и КНДР объединят усилия для построения длительного и стабильного мирного режима на Корейском полуострове», — говорится в одном из пунктов соглашения.

При этом эксперты отмечают — тот факт, что в соглашении говорится обо всем Корейском полуострове, а не только о КНДР, можно считать дипломатической победой Кима.

Дело в том, что, несмотря на наличие ядерного оружия на территории КНДР, Пхеньян предполагает, что американское ядерное оружие есть и на территории Южной Кореи. Узнать, насколько справедливы эти предположения, можно будет лишь в ходе инспекций, которых Ким Чен Ын планирует добиться от Южной Кореи и США.

Все эти вопросы, несомненно, корейская сторона задаст Помпео, так как в КНДР должны быть уверены, что ядерного оружия на юге нет, отмечает в беседе с «Газета.Ru» профессор кафедры востоковедения МГИМО МИД России Георгий Талорая.

В свою очередь, как отмечает телеканал CNN, от поездки Помпео ждут конкретных результатов, так как президенту США надо продемонстрировать успех «сделки» с КНДР перед промежуточными выборами в конгресс — они пройдут в ноябре 2018 года.

Госсекретарь в связи с этим находится в сложном положении — традиционным соперником внешнеполитического ведомства является Пентагон, где недавно заявили, что у северокорейского лидера нет желания полностью включиться в программу денуклеаризации. Впрочем, такой подход к оценке действий оппонента является традиционным для министерства обороны США.

Однако сам президент Трамп дал понять, что доволен уже достигнутыми результатами и переговоры с КНДР идут в позитивном ключе.

Накануне поездки Помпео глава Белого дома заявил, что благодаря ему — президенту США — не началась война между Соединенными Штатами и Северной Кореей.

«Никаких ракетных запусков и ядерных испытания в течение восьми месяцев. Вся Азия взбудоражена. Только оппозиционная партия, которая включает в себя СМИ с фейковыми новостями, продолжает жаловаться. Если бы не я, мы бы сейчас воевали с Северной Кореей», — написал американский президент в своем твиттере.

Ранее Трамп дал распоряжение не проводить военные маневры между Южной Кореей и США, которые были запланированы на август. Это важный шаг со стороны президента США, но, учитывая его воинственную риторику, от него можно ожидать резких шагов, сказал ранее в интервью «Газете.Ru» бывший помощник экс-президента США Билла Клинтона Стивен Пайфер.

«Вот чем я по-настоящему обеспокоен, так это тем, что если Корея не будет быстро реагировать и делать шаги в обозначенном направлении, Трамп придет к выводу, что Корея не выполняет взятые на себя обязательства. И вот каким образом сам Трамп будет реагировать — это вопрос», — отмечал эксперт.

Объекты на стол

Как пишет в своем комментарии агентство Associated Press, Помпео должен получить от КНДР «детальную информацию о том, что представляют собой ядерные и ракетные программы Севера, какие объекты у него есть и где они находятся».

Как отмечает The Guardian, Помпео хочет добиться от лидера КНДР временных рамок проведения денуклеаризации, однако это долгий процесс, который может потребовать 10-15 лет. Речь идет об уже существующей программе, так как у КНДР в отличие от Ирана есть ядерные боеголовки, которые необходимо будет утилизировать.

США уже ранее потребовали от КНДР, чтобы она в процессе денуклеаризации вывезла ракеты за пределы страны для уничтожения. Пока неясно, куда могут быть вывезены ракеты. Теоретически такой страной могла бы стать Россия. У Москвы уже есть опыт участия в ядерной сделке, где она вывозила иранский уран в Россию для переработки.

Однако подобный сценарий маловероятен, учитывая отношения между Вашингтоном и Москвой. Правда, не исключено, что обсуждение ситуации вокруг КНДР будет в повестке саммита между главами России и США Владимиром Путиным и Дональдом Трампомв середине июля в Хельсинки. Кроме того, Москва приветствовала встречу лидеров КНДР и США, а глава МИД России Сергей Лавров даже посетил Пхеньян накануне саммита в Сингапуре. Глава МИД России передал Ким Чен Ыну приглашение посетить Россию, однако точной даты визита пока нет, сообщил журналистам пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

США хотели бы получить более быстрые результаты, но добиться практических результатов пока трудно, говорит Толорая. При этом для КНДР, которая уже выработала позицию, как вести переговоры, «важен сам процесс нормализации и налаживания отношений с США».

Эксперт полагает, что, понимая важность выборов для Трампа, «корейцы будут готовы подыграть, чтобы не разрушать политические позиции американского президента».

Как отмечает в беседе с «Газетой.Ru» ведущий аналитик Atlantic Council в Вашингтоне Мэттью Берроуз, главная проблема для США в том, что «никто не знает, где находится ядерный арсенал Кима, а также что он собой представляет».

«Ким должен дать Помпео какое-то осязаемое доказательство, что денуклеаризация будет продолжаться. В противном случае Помпео и Трамп будут подвергаться нарастающей критике со стороны конгресса и СМИ за пустую сделку, так как администрация готовится борьбе на промежуточных выборах», — добавил эксперт.

Одновременно с переговорами с США КНДР продолжает и достаточно интенсивный диалог с Южной Кореей — стороны сосредоточили усилия на гуманитарной дипломатии, и 5 июля провели товарищеский матч по баскетболу в Пхеньяне. Известно, что Ким Че Ын неравнодушен к этому виду спорта.

Кроме того, Сеул начал ремонт помещения на границе обеих стран, где будет расположен центр связи между двумя государствами, между которыми пока не установлены дипломатические отношения. Вместе с этом это долгий процесс, так как и Пхеньян, и Сеул должны внести изменения в свои конституции. При этом южнокорейская сторона пока не собирается снимать санкции с КНДР, речь об этом может идти лишь когда будет заметен прогресс в двусторонних отношениях.

США. КНДР. Корея. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 6 июля 2018 > № 2673731


США. КНДР > Армия, полиция > gazeta.ru, 2 июля 2018 > № 2674598

«Северная Корея обыграла Трампа, как и ожидалось»

СМИ: КНДР расширяет комплекс по производству баллистических ракет

Американские СМИ одно за одним сообщают о нарушении Пхеньяном достигнутых между Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном договоренностей — якобы КНДР наращивает производство баллистических ракет, скрывает часть ядерных запасов или совершенствует связанные с ядерными испытаниями лаборатории. Почему КНДР рискует нарушать договоренности с США и так ли это на самом деле — разобралась «Газета.Ru».

С момента подписания соглашения между КНДР и США прошло меньше месяца, однако доверия между сторонами, судя по всему, больше не стало. КНДР заканчивает работу по расширению комплекса по производству баллистических ракет. Об этом пишет The Wall Street Journal со ссылкой на исследователей, которые проанализировали спутниковые снимки.

В Миддлберийском институте по изучению международных проблем сопоставили снимки со спутника, сделанные в апреле и в июне этого года. Исследователи пришли к выводу, что Пхеньян заканчивал работу над внешним обустройством комплекса, расположенного в городе Ханмын, в то время, когда президент США Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын встречались в Сингапуре.

Газета отмечает, что Пхеньян продолжает разработку программ по производству вооружений, хотя США требуют от КНДР отказаться от него. Представитель Госдепартамента отказалась комментировать эту информацию, отметив, что ведомство продолжает следить за Северной Кореей.

В то же время WSJ не единственное американское издание, утверждающее, что КНДР продолжает разработку вооружений. Сообщения об обновлении ядерной программы Пхеньяна появляются с завидной регулярностью.

Буквально за день до этого газета The Washington Post писала, что КНДР не намерена полностью отказываться от ядерного оружия и пытается скрыть от США реальное количество боеголовок, ракет и военных объектов. По данным издания, в прошлом году американские разведчики утверждали, что КНДР обладает примерно 65 боеголовками, однако сейчас Пхеньян демонстрирует американцам намного меньшее их количество.

По данным источников газеты, Пхеньян в действительности не собирается осуществлять полную денуклеаризацию Корейского полуострова. После саммита 12 июня, на котором президент США Дональд Трамп встретился с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, разведка пришла к выводу, что в КНДР ищут способы скрыть часть своего ядерного арсенала.

WP пишет, что разведывательное управление министерства обороны США (DIA) пришло к выводу: северокорейские чиновники хотят утаить информацию о количестве ядерных боеголовок, ракет, а также числе и типах ядерных пусковых установок.

Телеканал CNBC, в свою очередь, уверяет, что, несмотря на достижение договоренностей о денуклеаризации,

КНДР «быстрыми темпами» улучшает свой единственный ядерный научно-исследовательский центр в Йонбене.

Такой вывод следует из спутниковых фотографий, полученных аналитическим проектом о Северной Корее 38 North. Издание отмечает, что в рамках ускоренного совершенствования ядерного объекта в Северной Корее должны быть созданы новая насосная станция водяного охлаждения, ряд новых зданий, завершение строительства водного резервуара и возможная радиохимическая лаборатория.

Можно ли верить этим сообщениям — большой вопрос, отмечает старший научный сотрудник Центра корееведения Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Эксперт указывает на тот факт, что в своем большинстве о продолжении работы КНДР над своей ядерной программой сообщают те американские СМИ, которые жестко нацелены против Трампа. Кроме того, информацию им предоставляют «анонимные, но хорошо осведомленные источники в разведке», чьи имена не называются.

«Это дает все основания полагать, что ради того, чтобы показать всему миру, как Трамп «слил» и вообще не является достойным и компетентным президентом, эти СМИ готовы придумать что-нибудь.

Главное, чтобы это выглядело так, что Трамп ошибся, а Северная Корея обыграла его, как и ожидалось», — говорит Асмолов.

Сообщения СМИ действительно идут вразрез с официальной риторикой Белого дома. Трамп уверяет общественность, что достигнутое соглашение уже приносит свои плоды: по его словам, правительство Северной Кореи ликвидировало четыре «крупных испытательных полигона», а также прекратило испытания баллистических ракет.

Однако какой либо конкретики в словах Трампа нет — он не уточняет, какие именно испытательные полигоны ликвидировала КНДР. Практически нет конкретики и в самом соглашении, подписанным лидерами двух стран 12 июля.

Оно включает четыре основных положения, согласно которым США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии «с желанием народов двух государств добиться мира и процветания», а также обещают совместно приложить усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира.

Еще один пункт предполагает обоюдные обязательства по возвращению военнопленных и пропавших без вести, включая репатриацию уже идентифицированных останков. Этот пункт, кстати, уже практически полностью выполнен.

Единственная часть соглашения, касающаяся ядерной программы КНДР, заключается в приверженности Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года.

Пхеньян обещает добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, однако точные сроки ядерного разоружения или его план не оговариваются.

«Все остальное — это какие-то джентльменские соглашения, которые не переносились на бумагу и о которых Трамп с Кимом разговаривали наедине. Поэтому когда «анонимные источники» начинают рассказывать, что кто-то нарушает какие-то договоренности, возникает вопрос: а откуда у них вообще информация, что кто-то кому-то что-то обещал?» — задается вопросом Асмолов.

В беседе с «Газетой.Ru» главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов констатировал, что обещания, данные северокорейской и американской стороной, несимметричны — шаги, которых ждут от Пхеньяна, необратимы, в то время как обещания Вашингтона могут легко быть нарушены.

США. КНДР > Армия, полиция > gazeta.ru, 2 июля 2018 > № 2674598


КНДР > Армия, полиция > inopressa.ru, 2 июля 2018 > № 2661097

Северная Корея расширила ключевой завод по производству ракет

Джонатан Чен | The Wall Street Journal

Северная Корея завершает крупное расширение главного завода по производству ракет, как заявили исследователи, изучившие новые спутниковые снимки с этого объекта. Это свидетельствует о прогрессе программ Пхеньяна по производству оружия, несмотря на то, что США настаивают на их прекращении, пишет The Wall Street Journal.

"На заводе производятся твердотопливные баллистические ракеты, способные поразить американские военные установки в Азии при помощи ядерного оружия без предупреждения, а также боеголовки, которые Пхеньян может использовать на ракетах более длинного радиуса действия, которые могут поразить континентальную часть США", - говорится в статье.

"Новые снимки, проанализированные Институтом международных исследований в Миддлбери в Калифорнии, демонстрируют, что Северная Корея завершила строительные работы с наружной стороны завода примерно в то время, когда северокорейский лидер Ким Чен Ын встретился с президентом США Дональдом Трампом в Сингапуре в прошлом месяце", - сообщает издание.

На прошлой неделе 38 North, другая организация, ведущая наблюдение за Северной Кореей, опубликовала спутниковые снимки главного центра по ядерным исследованиям в Йонбёне, на которых видно, что Пхеньян быстро обновляет объекты и там.

"Новое строительство, как представляется, не началось всерьез до апреля этого года, примерно ко времени рукопожатия Кима и южнокорейского президента Мун Чжэ Ина на эпохальном саммите на границе между двумя Кореями, согласно серии спутниковых снимков. Большая часть строительства имела место в мае и июне", - говорится в статье.

"Расширение производственной инфраструктуры для строительства северокорейских твердотопливных ракет, возможно, предполагает, что Ким Чен Ын не собирается отказываться от своих ядерных и ракетных программ", - говорит исследователь из Института в Миддлбери Дэвид Шмерлер.

Кроме объекта в Хамхыне, как считают эксперты из Института Миддлбери, в Северной Корее есть еще два находящихся поблизости объекта, связанных с ракетным производством. По словам Шмерлера, спутниковые снимки показывают, что на одном объекте была построена новая въездная дорога, а на другом были завершены работы по сносу - что, возможно, предвещает новое расширение.

КНДР > Армия, полиция > inopressa.ru, 2 июля 2018 > № 2661097


США. Финляндия. КНДР. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 28 июня 2018 > № 2684215

Саммит года: Путин и Трамп встретятся в Финляндии

Названы дата и место встречи Путина с Трампом

Владимир Путин и Дональд Трамп встретятся 16 июля в Финляндии. Переговоры пройдут после саммита НАТО, однако союзники США по альянсу опасаются, что последующий диалог американского и российского президентов может нанести ущерб альянсу. Эксперты же считают, что первоочередная для Трампа цель саммита с Путиным — набрать очков перед приближающимися промежуточными выборами.

Встреча российского президента Владимира Путина и его американского коллеги Дональда Трампа состоится 16 июля в Хельсинки. Это будут первые полноформатные переговоры лидеров двух стран, которые пройдут не «на полях» саммитов.

Во время беседы главы государств обсудят текущее состояние российско-американских отношений и перспективы их развития, сообщается на сайте Кремля. Кроме того, речь пойдет об актуальных вопросах международной повестки.

«В соответствии с достигнутой договоренностью 16 июля в Хельсинки состоится встреча президента Российской Федерации Владимира Путина и президента Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа», — говорится в сообщении.

В официальном заявлении Белого дома сказано, что политики обсудят «отношения между Соединенными Штатами и Россией и ряд вопросов национальной безопасности». Кроме того, госсекретарь Майк Помпео, чью встречу с главой российского МИДа Сергеем Лавровым сейчас прорабатывают в Москве, отметил, что во время встречи Путин и Трамп могут обсудить восстановление формата G8 с участием России.

По словам Помпео, Трамп рассматривает возвращение Москвы в международное сообщество как «неизбежное», и «уступки» с ее стороны могут позволить ей присоединиться к G7.

Госсекретарь не смог сказать, какие именно шаги ждут от России, но подчеркнул, что Трамп по-прежнему считает «незаконным» вхождение Крыма в состав РФ в 2014 году, которое и привело к исключению страны из клуба.

Президент Финляндии Саули Ниинистё отмечает, что с ним связались по поводу организации возможной встречи российского и американского лидеров на прошлой неделе. Он подчеркнул, что Финляндия содействует диалогу в рамках международных отношений.

«Президенты будут один день, но логистика всего визита еще будет прорабатываться. Повестка дня встречи президентов Трампа и Путина будет решена в течение следующих двух недель, но они обязательно обсудят общую международную ситуацию и, надеюсь, также вопросы контроля над вооружениями и разоружения. Даже небольшие шаги в снижении напряженности были бы в интересах каждого», — заявил Ниинистё.

Он добавил, что обсудит с Путиным и Трампом напряженную ситуацию в Балтийском море и общие цели в Арктике, а также предположил, что, помимо заявленных тем, президенты также обсудят ситуацию на Украине и в Сирии.

Эксперт клуба «Валдай» и генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов отмечает, что времени на подготовку встречи достаточно мало, чтобы подготовить глубоко проработанные совместные документы.

«Поэтому этот саммит будет в чем-то подобен первой встрече Путина и Джорджа Буша-младшего, — говорит эксперт «Газете.Ru». — Тогда повестка дня была открытой, и не ставилось задач достигнуть каких-то конкретных соглашений. Но та встреча задавала определенный тон российско-американским отношениям, что позволило обратить вспять существовавшие тогда негативные тенденции в отношениях. Такого же эффекта, судя по всему, ждут и от встречи Путина с Трампом».

По словам специалиста, выбор столь близкой даты для проведения встречи обусловлен несколькими факторами. С одной стороны, Трамп хочет закрепить успех своего саммита с лидером КНДР Ким Чен Ыном в Сингапуре. «Он считает, что у него очень удачно прошла встреча в Сингапуре, и теперь он уверен, что он может повторить и развить этот успех на встрече с Путиным», — говорит эксперт, добавляя, что Трамп воспринимает это как подтверждение эффективности его дипломатии.

Еще более важная причина — возможность использовать эти дипломатические успехи, чтобы поддержать однопартийцев перед промежуточными выборами в конгресс, запланированными на осень. По словам Андрея Кортунова, любые договоренности, достигнутые на этой встрече, можно будет использовать для внутриполитической борьбы.

Наконец, Трамп хочет воспользоваться своим визитом в Европу на саммит НАТО, который, по мнению эксперта, внесет некоторую ясность в отношения США и их союзников. «На этом фоне действительно есть логика в проведении саммита с российским президентом», — отмечает Кортунов.

При этом встреча Трампа и Путина вызывает опасения у союзников Соединенных Штатов, и наибольшее беспокойство проявляют в Великобритании.

Британские власти тревожит тот факт, что никто не может предсказать, о чем будет говорить с Путиным глава Соединенных Штатов, пишет агентство Bloomberg со ссылкой на высокопоставленные источники в кабинете министров Великобритании.

Один из собеседников агентства заявил, что высказывания Трампа могут привести к росту напряженности на границе России со странами НАТО, где располагаются в том числе британские войска. Другой источник отметил, что всегда «сложно предсказать» темы, которые Трамп может затронуть на переговорах. Он подчеркнул, что непредсказуемость американского президента уже проявляла себя, когда Трамп вел переговоры с британскими властями.

Газета The Times идет еще дальше, заявляя, что в Лондоне опасаются заключения Путиным и Трампом «определенных договоренностей, которые ударят по позициям НАТО». Источники издания в кабинете министров Великобритании подчеркнули, что на встрече в Хельсинки Трампа якобы могут убедить в необходимости сокращения обязательств Вашингтона перед союзниками в военной сфере. В британском кабмине также беспокоятся, что после встречи с Путиным Трамп может сократить объемы финансирования НАТО или отказаться от проведения совместных учений в Норвегии, запланированных на ближайшую осень.

Однако руководство альянса таких опасений британских властей, судя по всему, не разделяет. Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что в НАТО приветствуют решение о проведении саммита Путина и Трампа в Финляндии. По словам Столтенберга, встреча двух лидеров вписывается в политику, которую альянс проводит по отношению к российской стороне — «совмещение обороны и диалога».

Столтенберг подчеркнул, что встреча Трампа и Путина необходима, так как диалог России и США является признаком силы, а не слабости.

США. Финляндия. КНДР. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 28 июня 2018 > № 2684215


КНДР. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 июня 2018 > № 2684229

Нужны гарантии: зачем Ким снова поехал в Китай

Ким Чен Ын приехал в Пекин с двухдневным визитом

Глава КНДР Ким Чен Ын снова прибыл в Китай, где уже провел встречу с председателем КНР Си Цзиньпином. Они обсудили прошедший 12 июня саммит северокорейского лидера и президента США Дональда Трампа. Хотя на встрече с Трампом и был достигнут ряд договоренностей, эксперты отмечают, что дальнейшее урегулирование ситуации на Корейском полуострове требует участия страны-гаранта, которой может стать Китай.

Глава КНДР Ким Чен Ын с супругой прибыл в Китай с уже третьим визитом. Он пробудет в Пекине до 20 июня, сообщает южнокорейское агентство «Ренхап». Ранее издание также сообщало, что в КНР Ким Чен Ын намерен обсудить со своим китайским коллегой итоги встречи с президентом США Дональдом Трампом, которая состоялась в Сингапуре ровно неделю назад.

Кстати, в этот раз глава Северной Кореи прибыл в КНР не на своем фирменном бронированном поезде, а так же, как остальные мировые лидеры, приезжающие в Китай — на самолете. Встреча Ким Чен Ына и Си Цзиньпина состоялась во второй половине дня в Доме народных собраний.

В ходе переговоров Ким назвал Китай «великим дружественным соседом» КНДР, а самого Си «великим руководителем» передает центральный китайский телеканал. Лидер КНДР также поблагодарил Китай за оказываемую «в течение долгого времени» поддержку.

В свою очередь, Си Цзиньпин отметил важность встречи главы КНДР с президентом США. «Мы с радостью отмечаем, что товарищ Ким Чен Ын провел важную встречу с президентом [США Дональдом] Трампом в Сингапуре, на которой был достигнут принципиальный консенсус по денуклеаризации и установлению продолжительного мира на Корейском полуострове и были достигнуты позитивные результаты. Китайская сторона дает высокую оценку этому», — заявил Си Цзиньпин, приветствуя Ким Чен Ына в Пекине.

По словам китайского лидера, ситуация на Корейском полуострове развивается в направлении мира и стабильности, а Ким Чен Ын «сделал позитивные усилия для продвижения процесса денуклеаризации и защиты мира и стабильности на Корейском полуострове».

Председатель КНР также подчеркнул, что Китай, как и раньше, будет играть конструктивную роль в урегулировании проблемы Корейского полуострова.

Очередной визит северокорейского лидера в столицу Китая состоялся спустя неделю после встречи с Дональдом Трампом, а перед этим глава КНДР приезжал в Китай незадолго до переговоров с президентом США. Кстати, во время саммита Трампа и Кима эксперты обратили внимание, что на переговоры с американским президентом в Сингапуре глава КНДР прибыл на китайском правительственном самолете «Боинг-747», взятом в аренду.

В своей статье, опубликованной на сайте экспертно-аналитического центра Карнеги, кореевед и преподаватель Университета Кукмин в Сеуле Андрей Ланьков отмечал, что решение использовать китайский самолет «кажется странным»: «Северокорейские ИЛ-62 из правительственного авиаотряда вполне в состоянии добраться из Пхеньяна до Сингапура без промежуточных посадок».

По словам главного научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН Александра Ломанова, все это подтверждает идею о том, что роль Китая в диалоге КНДР и США сейчас будет очень быстро возрастать. «Потому что тот способ отношений, который сейчас возникает, не является осуществимым для Северной Кореи», — поясняет эксперт.

На саммите в Сингапуре Трамп и Ким подписали договор, согласно которому Северная Корея подтвердила свое стремление к денуклеаризации Корейского полуострова, а Вашингтон взял на себя обязательство работать совместно с Пхеньяном «для достижения стабильности и мира». Между тем эксперты отметили отсутствие в итоговом документе конкретики.

Уже после саммита в США заявили, что у КНДР есть примерно 3 тыс. объектов и построек, которые используются для разработки ядерных ракет и оружия — и Вашингтон ожидает, что Пхеньян уничтожит все эти объекты. В беседе с «Газетой.Ru» Александр Ломанов констатировал, что обещания, данные северокорейской и американской стороной, несимметричны — шаги, которых ждут от Пхеньяна, необратимы, в то время как обещания Вашингтона могут легко быть нарушены.

«Китай может быть единственной страной, которая способна выступить как мощный посредник, который в состоянии что-то гарантировать Пхеньяну. Потому что американские гарантии не стоят ничего — там меняются президенты, меняются политические приоритеты», — рассуждает эксперт.

В то же время специалисты констатируют, что сейчас ситуация на Корейском полуострове развивается по российской-китайскому сценарию двойной заморозки, предложенному в прошлом году. Об этом говорит, в частности, старший научный сотрудник центра корееведения ИДВ РАН Константин Асмолов. «Ким объявил мораторий на проведение ядерных испытаний, а Трамп дал указание приостановить военные учения», — напомнил он.

План, предложенный Россией и Китаем для урегулирования ситуации на Корейском полуострове, на первом этапе предполагал именно эти шаги. Однако в 2017 году данную инициативу не поддержали США, Южная Корея и Япония.

И вот в апреле 2018 года Северная Корея объявила о прекращении ядерных испытаний, начали уничтожаться ядерные полигоны в стране — например, 25 мая был уничтожен полигон Пунгери. США, в свою очередь, объявили о приостановке совместных с Южной Кореей военных учений вблизи северокорейской границы — то есть фактически был выполнен первый пункт российско-китайской «дорожной карты».

По словам Александра Ломанова, дальнейшее урегулирование ситуации на Корейском полуострове — как на экономическом, так и на политическом уровне — без участия Китая будет невозможным.

«Сейчас обе стороны сделали шаги обратимые. Потому что при необходимости корейцы выдолбят в скалах новые тоннели и продолжат испытания, а Трамп может отдать приказ и маневры могут возобновиться в любой момент», — пояснил эксперт.

Он добавил, что Китай может стать гарантом этого урегулирования, однако для Пекина такое решение будет сопряжено с серьезными рисками. Между КНДР и Китаем до сих пор действует союзнический договор, который восходит еще к эпохе после завершения Корейской войны.

«Что будет делать Пекин в случае нападения США на КНДР? Будет ли он защищать своего союзника? Даст ли Китай четкие и ясные военные гарантии в том случае, если США откажутся от своих обещаний? Китай в этом случае очень сильно рискует — мы знаем, что политика США является непредсказуемой», — отмечает Ломанов.

По его словам, можно представить сценарий, при котором обещания сторон будут нарушены и КНДР возобновит свою ядерную программу. «Но уж если Америка решится нарушить свои обещания, то можно представить, что она предпримет какие-то меры, чтобы не допустить возобновления ядерной программы. Поэтому если кто-то скажет, что сделка плохая, то тут же могут последовать военные меры», — допускает эксперт.

Наличие четких военных гарантий безопасности Северной Корее в случае нападения со стороны США со стороны Пекина, могло бы стать очень большим стимулом для того, чтобы КНДР действительно разоружилась. Но в то же время это будет огромный риск для самого Китая, потому что в случае смены американского курса он рискует ввязаться в такую очень напряженную и сложную ситуацию на Корейском полуострове.

КНДР. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 июня 2018 > № 2684229


США. КНДР. Корея > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647424

США и РК решили не проводить военные учения в августе

Цуёси Нагасава (Tsuyoshi Nagasawa), Майнити симбун, Япония

США пошли на эти меры в связи с заявлением президента Трампа об отмене совместных учений, сделанным после переговоров с лидером КНДР Ким Чен Ыном, которые прошли 12 июня. Будут отменены плановые совместные маневры «Ыльчи фридом гардиан», в ходе которых отрабатывается система командования в случае возникновения экстренной ситуации на Корейском полуострове.

Министерство обороны США заявило об отмене планирования августовских учений. Между тем оно отметило, что это никак не повлияет на учения в Тихом океане. Министр обороны США Джеймс Мэттис, государственный секретарь США Майк Помпео и советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон планируют обсудить эту проблему во второй половине этой недели.

Министерство обороны Южной Кореи также подчеркнуло, что США и РК будут и впредь плотно сотрудничать, чтобы не было никаких препятствий для совместной обороны. Что касается дополнительных мер, то Вашингтон и Сеул продолжат обсуждать эту тему.

В ходе пресс-конференции после встречи глав США и КНДР 12 июня президент Трамп отметил, что совместные американо-корейские военные учения являются провокационными. Он заявил о возможности отмены маневров на период диалога с КНДР. Августовские учения в основном представляют из себя компьютерную симуляцию взаимодействия штабов армий. В ходе них не используется стратегическое оружие и не мобилизуется большое количество военных сил.

Несмотря на то, что учения представляют из себя командно-штабную игру, они подразумевают нанесение прямого удара по руководству КНДР, в связи с чем КНДР требовала прекратить их.

По информации информационного агентства «Рёнхап», последняя отмена этих учений состоялась в 1990 году. То есть это произошло спустя 28 лет. Тогда это случилось потому, что США приняли участие в войне в Персидском заливе. Помимо американских и корейских войск, в этих учениях принимают участие административные органы и некоторые частные компании. В прошлом году со стороны США в них приняли участие 17,5 тысяч человек.

В 1992 году также были приостановлены учения «Тим спирит» в обмен на шаги в направлении ядерного разоружения КНДР.

Правительства США и Южной Кореи подчеркнули, что учения приостановлены только на период диалога между Вашингтоном и Пхеньяном. По словам государственного секретаря США Майка Помпео, если диалог зайдет в тупик, учения будут тут же возобновлены.

Президент Трамп также заявил о возможном сокращении и выводе американских войск из РК в будущем. Если влияние американских войск на Корейском полуострове снизится, это не только ограничит сдерживающую мощь США, но и отразится на балансе сил с Китаем и Россией в восточной Азии.

США. КНДР. Корея > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647424


США. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 июня 2018 > № 2648044

США предъявили КНДР требования по 47 пунктам для полной денуклеаризации

США в рамках договора с КНДР о денуклеаризации Корейского полуострова предъявили требования по 47 пунктам. Об этом заявил глава японского МИД Таро Коно в интервью телеканалу NHK.

«Северной Корее...были представлены требования по 47 позициям. Если требование полной денуклеаризиции в таком понимании не будет выполнено, то и санкции в отношении Северной Кореи сняты не будут. Думаю, что там это понимают», — цитирует министра ТАСС.

Ранее Таро Коно заявил, что в настоящее время японские власти не рассматривают возможность диалогамежду Токио и КНДР на высоком уровне.

Эксперт в беседе с изданием «ПолитЭксперт» оценил обещание США снять санкции с КНДР после полной денуклеаризации.

США. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 июня 2018 > № 2648044


США. Россия. КНДР > Армия, полиция > inopressa.ru, 14 июня 2018 > № 2644592

Бывший замминистра обороны США: заявления Трампа о "военных учениях" в Корее играют на руку России

Спенсер Акерман | The Daily Beast

Роберт О. Уорк, бывший заместитель министра обороны при Бараке Обаме и Дональде Трампе, раскритиковал суть и формулировку внезапной отмены Трампом совместных с Южной Кореей военных учений как "довольно значительную уступку" Северной Корее - что Россия и Китай могут использовать в свою пользу в другой ситуации, пишет The Daily Beast.

"Это кажется довольно значительной уступкой с нашей стороны", - заявил Роберт О. Уорк, второе по значимости должностное лицо в Пентагоне с апреля 2014 по июль 2017 года.

"С учетом того, что со стороны северных корейцев не последовало каких-либо конкретных уступок, я считаю, что это было слишком большой уступкой, принятой без каких-то условий или ожиданий одновременных ответных шагов со стороны Северной Кореи", - сказал он в интервью изданию.

Уорк, который пользуется большим уважением экспертов по обороне в обеих партиях, был самым высокопоставленным чиновником администрации Обамы, перешедшим в администрацию Трампа в качестве помощника Мэттиса, с которым они вместе служили в морской пехоте, говорится в статье.

Хотя Уорк уже не входил в администрацию в это время, он заявил, что "примерно шесть месяцев назад Россия и Китай озвучили эту идею" прекращения американо-южнокорейских учений в качестве реверанса в сторону Пхеньяна. "Администрация при поддержке Пентагона решила этого не делать".

Уорк предупредил, что формулировка Трампа может стать рычагом давления России и Китая на США в отношении аналогичных военных учений, проводимых совместно с союзниками далеко от Корейского полуострова.

"Русские могут с легкостью сказать, что учения в Европе совместно с НАТО провокационны и дороги. Так что, я думаю, президент создал возможность, которую не следовало создавать. Все что он должен был сделать, с моей точки зрения, если он намеревался использовать это как козырную карту на переговорах, это только заявить об этом и больше ничего не говорить. Тот факт, что он назвал их провокационными и дорогими, создает возможности для того, чтобы поставить под сомнение многие другие учения", - сказал Уорк.

"Если бы я был китайским или российским стратегом, то всякий раз, как я мог бы заставить США прекратить учения вблизи территории своей страны, я бы от этого не отказался", - добавил бывший замминистра обороны.

США. Россия. КНДР > Армия, полиция > inopressa.ru, 14 июня 2018 > № 2644592


Казахстан. КНДР. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 14 июня 2018 > № 2642259

Казахстан высоко оценил стремление КНДР к денуклеаризации, говорится в заявлении Министерства иностранных дел РК по итогам саммита 12 июня 2018 года в Сингапуре, передает Kazakhstan Today.

"Республика Казахстан приветствует состоявшуюся 12 июня 2018 года в Сингапуре встречу между президентом Соединенных Штатов Америки Дональдом Трампом и председателем Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чем Ыном и высоко оценивает усилия двух государств по налаживанию двусторонних отношений", - говорится в документе.

МИД Казахстана расценивает данный саммит как важное историческое событие, которое поспособствует укреплению доверия между Вашингтоном и Пхеньяном, а также создаст условия для нормализации отношений КНДР с международным сообществом.

Как непостоянный член Совета безопасности ООН и страна, выступающая за построение мира, свободного от ядерного оружия, Казахстан поддерживает усилия заинтересованных государств по продолжению переговорного процесса и надеется на выработку конкретных взаимоприемлемых и взаимовыгодных условий ядерного разоружения Северной Кореи в целях обеспечения мира и стабильности в регионе.

"В этом контексте Астана высоко оценивает стремление Пхеньяна к денуклеаризации и призывает последовать примеру Казахстана, который добровольно отказался от четвертого в мире ядерного потенциала и закрыл один из крупнейших в мире ядерных испытательных полигонов, а также вносит значительный вклад в укрепление глобального режима нераспространения, в том числе посредством активной работы в рамках Казахстан высоко оценил стремление КНДР к денуклеаризации, говорится в заявлении Министерства иностранных дел РК по итогам саммита 12 июня 2018 года в Сингапуре, передает Kazakhstan Today.

"Республика Казахстан приветствует состоявшуюся 12 июня 2018 года в Сингапуре встречу между президентом Соединенных Штатов Америки Дональдом Трампом и председателем Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чем Ыном и высоко оценивает усилия двух государств по налаживанию двусторонних отношений", - говорится в документе.

МИД Казахстана расценивает данный саммит как важное историческое событие, которое поспособствует укреплению доверия между Вашингтоном и Пхеньяном, а также создаст условия для нормализации отношений КНДР с международным сообществом.

Как непостоянный член Совета безопасности ООН и страна, выступающая за построение мира, свободного от ядерного оружия, Казахстан поддерживает усилия заинтересованных государств по продолжению переговорного процесса и надеется на выработку конкретных взаимоприемлемых и взаимовыгодных условий ядерного разоружения Северной Кореи в целях обеспечения мира и стабильности в регионе.

"В этом контексте Астана высоко оценивает стремление Пхеньяна к денуклеаризации и призывает последовать примеру Казахстана, который добровольно отказался от четвертого в мире ядерного потенциала и закрыл один из крупнейших в мире ядерных испытательных полигонов, а также вносит значительный вклад в укрепление глобального режима нераспространения, в том числе посредством активной работы в рамках ДНЯО и ДВЗЯИ?", - подчеркнули в ведомстве.

Казахстан, будучи уверенным в безальтернативности мирного урегулирования северокорейского кризиса, призывает все заинтересованные стороны поддержать переговорный процесс по денуклеаризации Корейского полуострова.

Напомним, 12 июня президент США Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын по итогам исторического саммита в Сингапуре подписали декларацию. В декларации обозначены четыре основных пункта: США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии с желанием народов этих государств добиться мира и процветания. США и КНДР совместно приложат усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира. КНДР подтверждает приверженность Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года и полному освобождению Корейского полуострова от ядерного оружия. США и КНДР принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести, включая возвращение уже идентифицированных останков, сообщило "Би-би-си".

Также Соединенные Штаты в ответ на согласие Пхеньяна отказаться от своей ядерной программы обещают гарантии личной безопасности Ким Чен Ыну.

Казахстан, будучи уверенным в безальтернативности мирного урегулирования северокорейского кризиса, призывает все заинтересованные стороны поддержать переговорный процесс по денуклеаризации Корейского полуострова.

Напомним, 12 июня президент США Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын по итогам исторического саммита в Сингапуре подписали декларацию. В декларации обозначены четыре основных пункта: США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии с желанием народов этих государств добиться мира и процветания. США и КНДР совместно приложат усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира. КНДР подтверждает приверженность Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года и полному освобождению Корейского полуострова от ядерного оружия. США и КНДР принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести, включая возвращение уже идентифицированных останков, сообщило "Би-би-си".

Также Соединенные Штаты в ответ на согласие Пхеньяна отказаться от своей ядерной программы обещают гарантии личной безопасности Ким Чен Ыну.

Казахстан. КНДР. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 14 июня 2018 > № 2642259


США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 июня 2018 > № 2648022 Андрей Ланьков

Третий участник. Какую роль играет Китай в переговорах Кима и Трампа

Андрей Ланьков

Сейчас Китай является единственной страной в мире, которая может оказывать эффективное давление и на США, и на КНДР. Для этого в распоряжении у Китая есть весомый инструмент – санкции. Монопольный контроль над внешней торговлей КНДР означает, что Китай фактически определяет, насколько жестко они будут реализовываться. Если КНДР заупрямится, то Китай всегда может усилить санкционное давление на Пхеньян. Если вдруг несговорчивость и нежелание идти на компромисс станут проявлять США, Китай может ослабить санкции, дав Пхеньяну, напротив, шанс уйти от давления

Двенадцатого июня 2018 года в Сингапуре состоялась первая в истории встреча на высшем уровне между руководителями США и КНДР. Встреча, которую с самого начала объявили «исторической», была коротка – длилась она менее шести часов, причем разговор Дональда Трампа и Ким Чен Ына наедине продолжался 45 минут, а встреча делегаций – полтора часа. По результатам саммита было опубликовано краткое заявление, фактически – декларация о намерениях сторон, которая поразила всех своей изумительной неконкретностью.

Эта неконкретность и расплывчатость кажется особенно странной, если вспомнить, как развивались события в последние месяцы. С конца прошлого года северокорейское руководство не только активно добивалось переговоров с США, Южной Кореей и Китаем, но и делало многочисленные односторонние уступки, временами – весьма серьезные. Более того, когда в мае Дональд Трамп, раздосадованный некоторыми заявлениями северокорейских дипломатов, внезапно объявил об отмене встречи в Сингапуре, северокорейская сторона сразу же отступила. Не прошло и суток после заявления об отмене, как из Пхеньяна в Вашингтон было доставлено письмо, в котором северокорейский заместитель министра иностранных дел заверял США, в том, что северокорейская сторона горит желанием провести саммит в Сингапуре.

В этой обстановке едва ли не всем наблюдателям казалось, что на первом американо-северокорейском саммите будет достигнута договоренность о конкретных шагах, направленных на ядерное разоружение КНДР – или скорее на заметное сокращение северокорейского ядерного потенциала. Однако эти предположения не подтвердились – к немалому и всеобщему удивлению.

В декларации, принятой по итогам сингапурского саммита, содержались лишь самые общие фразы о готовности КНДР со временем отказаться от ядерного оружия в обмен на американские гарантии безопасности, равно как и заверения в готовности сторон работать над новыми соглашениями. Вдобавок на пресс-конференции президент Трамп неожиданно заявил о приостановке совместных американо-южнокорейских военных учений, которые проводятся ежегодно уже много десятилетий. Это заявление стало единственной заметной уступкой, которая была предъявлена на саммите, и показательно, что уступку эту сделали Соединенные Штаты, а не Северная Корея. Впрочем, северокорейская сторона заявила о готовности через несколько месяцев закрыть полигон, на котором испытывались ракетные двигатели.

Честно говоря, непонятно, что именно произошло в Сингапуре и почему Трамп неожиданно занял столь мягкую позицию. В беседе с журналистами по итогам встречи Дональд Трамп заявил, что Вашингтон не отказывается от своих былых требований к КНДР, включая «полный, проверяемый и необратимый отказ от ядерного оружия», но считает, что ядерное разоружение должно продвигаться постепенно, так что для достижения заветной цели потребуется еще немало встреч.

Несмотря на странную уступчивость, проявленную американской стороной, большинство наблюдателей скорее довольны результатами переговоров. Как известно, плохой мир лучше хорошей ссоры, а на протяжении всего 2017 года казалось, что дело идет именно к хорошей ссоре, то есть к военному конфликту на полуострове. По крайней мере обе стороны постоянно угрожали друг другу войной, а США начали сосредотачивать поблизости от Корейского полуострова значительные военные силы.

Происходящее в Корее весьма напрягало ее соседей – в первую очередь Китай, и именно Китай, пожалуй, больше всех выиграл от сингапурского саммита и его, скажем прямо, несколько мутных итогов.

Показательно, что верховный руководитель КНДР маршал Ким Чен Ын прибыл в Сингапур на переговоры с президентом США на борту китайского самолета. Его доставил в Сингапур один из тех «Боингов-747», которыми временами пользуются китайские руководители для поездок за границу (в остальное время машина используется как обычный рейсовый авиалайнер).

Решение использовать китайский самолет кажется странным, если учесть, что северокорейские ИЛ-62 из правительственного авиаотряда вполне в состоянии добраться из Пхеньяна до Сингапура без промежуточных посадок. Собственно говоря, перед саммитом в Сингапуре приземлился и правительственный северокорейский борт ИЛ-62, на котором туда прибыла Ким Ё Чжон – сестра и ближайший советник Ким Чен Ына.

Решение Ким Чен Ына добираться до места переговоров на китайском самолете было неожиданным и, скорее всего, неслучайным. Таким необычным образом Ким Чен Ын, видимо, хотел продемонстрировать, что ситуация в регионе изменилась, так что в случае провала переговоров с американцами у КНДР есть альтернативы. Будет лишь небольшим преувеличением сказать, что Пекин был третьим, виртуальным участником американо-северокорейских переговоров в Сингапуре.

Часто приходится сталкиваться с заявлениями, что в последнее время Китай «обеспокоен» интенсивными северокорейско-американскими контактами и опасается, что его отстранят от участия в северокорейском урегулировании. Как показывает информация из Пекина, такое беспокойство там действительно присутствует. Однако реальная картина сложнее, так как в целом в Пекине приветствуют начавшиеся американо-северокорейские переговоры, ведь альтернативой этим переговорам, по большому счету, является острый кризис, а возможно, и военный конфликт на Корейском полуострове.

Такой поворот событий Пекин категорически не устраивает, и дело тут вовсе не в миролюбии Пекина, а в объективной ситуации, при которой любые мыслимые резкие перемены в Корее не соответствуют долгосрочным интересам Китая.

Интересы эти можно в первом приближении свести к трем основным пунктам: в идеале Китай хотел бы видеть стабильный, разделенный и безъядерный Корейский полуостров. Именно в таком порядке: стабильность для Пекина важнее сохранения раздела Кореи, а сохранение раздела – важнее ядерного разоружения КНДР.

Однако в последние полтора года именно стабильность ситуации на полуострове находилась под серьезной угрозой. После того как Дональд Трамп стал президентом США, а северокорейские инженеры успешно испытали первые образцы межконтинентальных ракет, способных нанести удар по континентальной территории США, ситуация в Корее стала быстро обостряться. Открытым остается вопрос, блефовал ли Дональд Трамп, когда часто говорил о возможном применении против КНДР военной силы, однако большинство наблюдателей были готовы принимать такие президентские заявления всерьез.

Такой поворот событий не устраивал Китай, и с лета 2017 года позиция Пекина по корейскому вопросу стала беспрецедентно жесткой. Китайские дипломаты в ООН не возражали против введения новых санкций в отношении КНДР, а местные власти контролировали тщательное их исполнение. Если учесть, что на Китай приходится примерно 85–90% всей северокорейской внешней торговли, то легко понять, что пересмотр Пекином своих позиций стал для Пхеньяна ощутимым ударом.

Ужесточение позиций Китая было вызвано в первую очередь опасениями по поводу последствий возможной американской военной операции. Проявив солидарность с США, Китай рассчитывал на то, что ему удастся, во-первых, оттянуть сроки американской военной операции, а во-вторых, усадить Северную Корею за стол переговоров.

Во многом китайская тактика сработала – хотя не столько сама по себе, сколько в сочетании с трамповским то ли блефом, то ли шантажом. Неожиданно столкнувшись с единым американо-китайским фронтом и поняв, чем этот фронт грозит северокорейской экономике, Пхеньян в конце прошлого года решил ввести мораторий на ядерные и ракетные испытания и заявил о своей готовности вести переговоры с США.

Первым заграничным визитом Ким Чен Ына, который до этого вел жизнь отшельническую и с иностранными руководителями за все шесть лет правления ни разу не встречался, стала его полусекретная поездка в Китай в конце марта. За этим визитом последовал второй – в начале мая Ким внезапно приехал в Далянь, где опять встретился с Си Цзиньпином. Цель этих визитов была очевидна – Ким Чен Ын и его советники старались разбить неожиданно возникший американо-китайский единый фронт.

Надо сказать, что действия Дональда Трампа во многом упростили задачу северокорейским дипломатам: начатая Белым домом торгово-тарифная война с Китаем заставила многих в Пекине задуматься о том, следует ли и далее помогать США на северокорейском направлении. Скорее всего, в Пекине и Даляне Ким Чен Ыну обещали некоторую поддержку, но только если он тоже пойдет на уступки американской стороне и не будет нагнетать напряженность.

Показательно, что сразу после мартовского визита Ким Чен Ына резко изменился тон сообщений о Китае в северокорейской печати: до этого на протяжении нескольких лет о Китае там писали мало и не слишком доброжелательно, а иногда и просто враждебно. Однако после поездки Ким Чен Ына в Пекин официальные СМИ стали описывать Китай в самых восторженных выражениях, а о самом Си Цзиньпине некоторое время писали, используя такие подчеркнуто вежливые грамматические формы, которые обычно могут применяться в официальных публикациях только к членам правящей семьи Ким.

Позиция Китая понятна: ему не нужен кризис и не нужна война, поэтому он будет подталкивать обе стороны к компромиссу. Сейчас Китай единственная страна в мире, которая может оказывать эффективное давление и на США, и на КНДР. Для этого в распоряжении у Китая есть весомый инструмент – санкции. Монопольный контроль над внешней торговлей КНДР означает, что Китай фактически определяет, насколько жестко они будут реализовываться. Если КНДР заупрямится, то Китай всегда может усилить санкционное давление на Пхеньян. Если вдруг несговорчивость и нежелание идти на компромисс станут проявлять США, то Китай может ослабить санкции, дав Пхеньяну, напротив, шанс уйти от давления.

Достигнутое в Сингапуре соглашение, при всей его неконкретности, вполне соответствует интересам Китая. Хотя в Пекине не слишком довольны ядерными амбициями КНДР, совсем уж прямого беспокойства ядерная программа там не вызывает, поэтому в Пекине едва ли будут опечалены тем, что саммит в Сингапуре не привел к ощутимым сдвигам в сторону ядерного разоружения (в возможность ядерного разоружения в Пекине не верят).

Зато саммит показал, что ситуация сейчас находится под контролем, что до войны в ближайшее время дело не дойдет и что стороны выдвигают не слишком радикальные требования друг к другу. Для Китая это хорошая новость: то, что между США и КНДР идут переговоры, означает, что резких изменений в ситуации на Корейском полуострове не будет. Скорее всего, Пекин и дальше будет подталкивать Пхеньян к переговорам, не загоняя его при этом в угол и не ставя под прямую угрозу сохранение нынешнего режима. Будет ли действовать Пекин совместно с США – вопрос сложный, но пока кажется, что времена координации их действий прошли.

США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 июня 2018 > № 2648022 Андрей Ланьков


КНДР. Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641317

Россия хочет влиять на будущие переговоры о денуклеаризации Северной Кореи

Пьер Авриль | Le Figaro

Встреча Дональда Трампа с Ким Чен Ыном приветствовалась Москвой: Россия надеется, что теперь она заставит услышать свой голос по этому досье, пишет корреспондент Le Figaro Пьер Авриль.

По поводу саммита Трампа и Ким Чен Ына у великого российского соседа нет никакой уверенности в своем успехе, но есть явное удовлетворение: "Сам факт встречи, конечно позитивен", - заявил российский министр иностранных дел Сергей Лавров через несколько часов после исторического рукопожатия в Сингапуре. Москва, которая всегда ратовала за денуклеаризацию полуострова и призывала американского и северокорейского лидеров к сдержанности, когда те обменивались ругательствами, может лишь порадоваться за то, как прошел саммит. Владивосток находится куда ближе к Пхеньяну, чем Лос-Анджелес, и уже просто по причине безопасности Кремль может чувствовать себя спокойнее, полагает журналист.

Когда-то, до того, как режим-отшельник хлопнул дверью, Россия была активной участницей переговоров "шестерки" по северокорейской ядерной программе, и сейчас она стремится оказывать влияние на мирный процесс, который считает долгим и рискованным, отмечает автор статьи.

"Слова Трампа о том, что процесс денуклеаризации на Корейском полуострове начнется очень и очень скоро, - больше пожелание, чем факт", - предостерег председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Москва может воспользоваться этим промежутком времени, чтобы продвинуть свои пешки, считает Ирина Ланцова, старший преподаватель кафедры американских исследований СПбГУ. "Россия, у которой сегодня существует проблема имиджа в международном сообществе, могла бы использовать свое посредничество для его улучшения, как это сделал Китай в 1994 году", - надеется этот специалист по Северной и Южной Корее, ссылаясь на ключевую роль Пекина в договоре о нераспространении ядерного оружия, ратифицированном Биллом Клинтоном, говорится в статье.

"Сегодня США и Северная Корея играют главные роли, при участии Китая и Южной Кореи на вторых ролях. Что касается России и Японии, то они находятся лишь на третьих ролях", - преуменьшает значение России директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. По мнению этого эксперта, будущая встреча между Путиным и Ким Чен Ыном, все-таки упомянутая Лавровым, станет столь же труднопредсказуемой, как саммит в Сингапуре.

КНДР. Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641317


США. КНДР. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 июня 2018 > № 2648023 Александр Габуев

Много выгод из ничего. Что получили от встречи в Сингапуре Ким, Трамп, Пекин и Москва

Александр Габуев

Драматичный саммит Дональда Трампа и Ким Чен Ына оказался скуп на конкретику и не приблизил стороны к пониманию, как на практике решать самые важные для них проблемы: ядерное разоружение КНДР для Вашингтона и получение надежных гарантий выживания режима для Пхеньяна. Однако в короткой перспективе, которая при хорошем раскладе может продлиться до ноябрьских выборов в США, от красочного шоу в Сингапуре выигрывают оба главных героя, да и многие другие стороны. Ради этого все и затевалось

Планка ожиданий от сингапурского саммита Дональда Трампа и Ким Чен Ына была установлена настолько низко, что взять ее оба лидера смогли без особых усилий. Еще осенью прошлого года Трамп и Ким заочно обменивались смачными оскорблениями, американский президент грозил КНДР «огнем и яростью», а его тогдашний советник по национальной безопасности Герберт Макмастер всерьез рекомендовал «разбить нос» северокорейцам, чтобы поостыли, – например, нанести точечный ракетный удар по одному из ядерных объектов или потопить подлодку КНДР, не сливая это в СМИ.

До сих пор непонятно, всерьез ли Трамп рассматривал эти возможности, или это был блеф, но в любом случае повод поволноваться был. Риск просчетов и эмоциональных решений в таких ситуациях повышается кратно, а через несколько витков эскалации Корейский полуостров мог оказаться на пороге военного конфликта между двумя ядерными державами.

На этом фоне сингапурский саммит, где Трамп долго трясет руку Киму, – действительно большой вклад в дело мира во всем мире. Это признают даже некоторые оппоненты Трампа внутри США (по крайней мере те, кто еще способен к трезвому анализу): самая плохая мирная встреча, на которой самая могущественная демократия мира идет на небывалые символические уступки чудовищному режиму, лучше войны с возможным применением ядерного оружия.

Однако с практической точки зрения итоги саммита обсуждать крайне сложно: помимо того отрадного факта, что он состоялся и Трамп с Кимом расплывчато пообещали вместе бороться за все хорошее против всего плохого, на встрече было мало конкретики. В принципе это неудивительно для саммита, готовившегося впопыхах и, прежде всего, ради картинки в СМИ.

Заявление, которое Трамп и Ким торжественно подписали в отеле Cappella, нельзя назвать даже промежуточным итогом в процессе урегулирования корейского кризиса. Это минимально возможный на сегодняшний день компромисс, и любое уточнение формулировок сразу высветило бы непримиримые разногласия между сторонами. Получившийся короткий текст даже менее конкретен, чем многие прошлые документы, которые США и КНДР подписывали на куда более низком уровне, а северокорейские обещания расплывчаты, как никогда.

При этом многие из заявленных на саммите вещей, вроде готовности Трампа свернуть военные учения США и Южной Кореи, на бумагу не положены и могут быть пересмотрены в любой момент. Хотя, как показывает история с заявлением G7, даже запись на бумаге не является надежной защитой от переменчивости настроения Трампа или его понимания, что может понравиться его ядерному электорату.

Но скучные, хоть и принципиальные вопросы еще станут предметом мучительных и трудных переговоров. А пока никакой конкретики в переговорах нет, победу могут праздновать и в Вашингтоне, и в Пхеньяне, и в ряде других мировых столиц.

Ким начинает и выигрывает

Самый крупный выигрыш, безусловно, сорвал Ким Чен Ын. Еще несколько месяцев назад он возглавлял страну-изгоя, которая была обложена международными санкциями и против которой были настроены все соседи, не говоря уже о самой мощной державе современности. Теперь же его торжественно принимают за границей как нормального мирового лидера, сингапурские министры катают его по ночному городу и делают с ним селфи, а затем он на равных встречается с действующим президентом США – то, чего не удавалось добиться ни его великому деду, ни его отцу.

Мелкие детали протокола подчеркивают статус Северной Кореи как нормальной державы: установленные через один флаги США и КНДР, обращение «уважаемый председатель», сам тон Трампа, обещание пригласить в Белый дом, подписание документов. Даже CNN стал называть Кима «лидером», а не «кровавым диктатором».

Неслучайно именно эти детали больше всего бесят американских чиновников прежних администраций, бушующих сейчас в твиттере. Именно символическая легитимизация режима – главный итог саммита для Ким Чен Ына. Можно не сомневаться, что весь отснятый материал будет умело использован северокорейской пропагандой для укрепления авторитета «молодого маршала».

При этом пока Киму не пришлось жертвовать ничем существенным. Он на время отказался от проведения ядерных и ракетных испытаний и приказал устроить взрыв на ядерном полигоне. Но сейчас у КНДР и так нет острой технологической необходимости проводить новые испытания, полигон уже не так нужен, да и мощность взрыва, судя по некоторым данным, была недостаточной, чтобы окончательно вывести его из строя. Зато режим пока не взял на себя никаких четких обязательств, которые приближали бы США к их главной цели – полному, проверяемому и необратимому ядерному разоружению КНДР.

В подписанном документе говорится лишь о «движении в направлении» безъядерного статуса, причем всего Корейского полуострова, а не только КНДР – никаких сроков, никаких обязательств в одностороннем порядке разоружиться. Все эти уступки, если до них вообще дойдет, можно будет расторговать потом, получив за это куда более серьезные призы. И тут события вчерашнего дня могут подстегивать аппетиты – Трамп на итоговой пресс-конференции говорил и о готовности свернуть военные учения с Южной Кореей, и о потенциальной возможности сократить или вообще свернуть американское военное присутствие на полуострове.

Помимо доставшихся почти даром символических уступок, крайне важный для Кима итог саммита и всего процесса то, что военный удар по КНДР сейчас выглядит как малореальный сценарий. Между тем еще в конце прошлого года это было не так, и в Пхеньяне, похоже, куда больше опасались не экономических санкций, а решимости Трампа разбить им нос. Именно из-за риска военной операции Ким смягчил тон в своем новогоднем обращении.

Этот риск заметно снизился за последние месяцы, а благодаря встрече в Сингапуре уверенно стремится к нулю (по крайней мере, так видится сейчас). Для режима это крайне важно – убрав со стола переговоров американский военный удар, вести свою игру становится проще.

Наконец, подготовка к саммиту с Трампом позволила Ким Чен Ыну решить еще одну важную задачу – выйти из дипломатической изоляции. Напуганный перспективой войны, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин развил бурную дипломатическую активность и выступил посредником между КНДР и США, а заодно уже дважды встретился с Кимом. Улучшение отношений с Сеулом и инвестиции в отношения с Муном – важное достижение для Кима, который может обернуть это в конкретные экономические выгоды, а также попытаться дискредитировать установки южнокорейской правой оппозиции, которая всегда была настроена по отношению к Пхеньяну куда жестче, чем правящие сейчас левые.

Прорыв произошел и на другом дипломатическом фронте – в отношениях с Китаем. Отношения Пхеньяна и Пекина стабильно портились на протяжении последних лет: северокорейцам не нравилась растущая зависимость от Китая, а китайцев бесило то, что КНДР ведет свою игру, а не следует мудрым указаниям старших товарищей, в результате чего у США появляется предлог активнее давить на Китай и разворачивать элементы противоракетной обороны в Южной Корее.

После почти синхронного прихода к власти Ким Чен Ына и Си Цзиньпина эти отношения стали еще сложнее – Ким зачистил северокорейскую элиту, устранив многих представителей китайского лобби, и вообще для столь молодого лидера вел себя крайне самоуверенно, что никак не могло нравиться товарищу Си с его собственными лидерскими амбициями.

Отношения достигли низшей точки после убийства в феврале прошлого года в Куала-Лумпуре Ким Чен Нама, сводного брата северокорейского лидера. Однако в условиях приближающегося саммита с Трампом Ким Чен Ын остро нуждался в демонстрации того, что Пхеньян не находится в полной изоляции и у него есть старшие партнеры, а значит, дополнительные карты на руках. Для Китая остаться совсем в стороне от готовящегося саммита также было непозволительно – оказавшись один на один с США в сложной ситуации, Ким мог бы пойти на неприемлемые для Пекина уступки.

В итоге в конце марта Ким успешно съездил в Пекин и познакомился с Си Цзиньпином, а в начале мая они вновь встретились в Даляне. Протокол был соблюден – северокорейский лидер почтительно приехал к старшему брату в гости, как и полагается младшему партнеру, но тут же был милостиво обласкан. Нормализация отношений с Китаем и лично с Си – важный побочный итог саммита с Трампом. Если бы не Сингапур, неизвестно, как и на каких условиях это бы произошло.

Наконец, вслед за Южной Кореей, Китаем и США устанавливать более тесные отношения с КНДР и ее лидером заспешили и другие страны, хоть и менее важные, но тоже нужные и полезные как для прекращения изоляции режима, так и для практической помощи в свете возможного смягчения санкций. Самая главная из этих стран «второго ряда», безусловно, Россия. Глава МИД РФ Сергей Лавров был в Пхеньяне и встречался с Кимом 31 мая. Не исключено, что теперь визиты высокопоставленных иностранных гостей в КНДР станут регулярными.

Безусловно, самое сложное у Кима впереди. Планка ожиданий внутри самой КНДР от быстрых успехов может оказаться задрана высоко, а простых для режима решений по основному вопросу о ядерном разоружении, на который завязан дальнейший выход страны из изоляции, не существует. Но сейчас Ким Чен Ын может заслуженно радоваться блестяще отыгранному дебюту долгой партии.

Искусство сделки

Если следить за дискуссией американских экспертов по Корее и Восточной Азии, которая идет в твиттере, выступление Дональда Трампа выглядит как крупный проигрыш. Единственное, что сквозь зубы ставят президенту в заслугу, – это то, что саммит лучше ядерной войны, но тут же справедливо замечают, что перспективу войны сделал реальной исключительно сам Трамп. В остальном же американский президент выступил «слабо»: улыбался и шутил с кровавым диктатором, отдал КНДР символическое равенство с США попросту даром, не добился никаких конкретных обещаний и уступок по ключевому вопросу, да еще сказал о возможности отменить военные учения и чуть ли не вообще вывести американский контингент из Южной Кореи.

Впрочем, сложно ожидать, что американское экспертное сообщество могло сказать о Трампе что-то другое – для этого президенту пришлось бы сделать что-то совершенно невероятное, добившись от КНДР безоговорочного разоружения (и даже в этом случае его бы раскритиковали, например, за то, что он не решил проблему с правами человека в КНДР).

Зато для своего ядерного электората Дональд Трамп выглядит героем. Еще недавно мир балансировал на грани ядерной катастрофы, потому что северокорейский диктатор угрожал Америке и ее союзникам своими ракетами, которые появились у него, разумеется, исключительно благодаря слабости предшественников Трампа в Белом доме, особенно Барака Обамы. Но Дональд Трамп проявил невероятную твердость и мудрость – и вот уже вчерашний враг готов встать на путь исправления, мир спасен, и все благодаря такому крутому американскому парню, как Трамп.

Не стоит переоценивать влияние внешней политики на симпатии американских избирателей, но предотвращенная угроза ядерной войны и беспрецедентный шаг по нормализации отношений со вчерашним врагом – это то, что запомнится большинству трамповских избирателей, которые уж точно не будут лезть в тонкости корейской ядерной проблемы. Это может понравиться и обычным избирателям, которые не относятся к жестким противникам президента – кто станет возражать против мира?

До ноябрьских выборов пока далеко, но запущенный мирный процесс с КНДР явно растянется на многие месяцы, так что какие-то ударные и красивые встречи можно будет провести и поближе к дню голосования. Наконец, подготовка к саммиту в Сингапуре принесла и вполне конкретный, понятный для американцев результат – освобождение граждан США, которых удерживали в КНДР, и это президент тоже записал себе в актив.

При этом, если не считать великодержавного символизма, который волнует в основном экспертное сообщество и небольшую часть избирателей, и без того ненавидящих Трампа, никаких серьезных и к чему-то обязывающих уступок президент США пока не сделал. Приостановить учения он лишь пообещал на пресс-конференции, и это обещание выглядит как экспромт (командование сил США в Республике Корея уже заявило, что никаких инструкций не получало).

Санкции ООН по-прежнему действуют и постепенно разрушают северокорейскую экономику. Пока цены на рис и курс доллара на пхеньянских рынках довольно стабильны, но по мере истощения притока валюты в КНДР внутренние проблемы будут медленно, но неизбежно нарастать. Конечно, КНДР жила и даже развивалась в условиях крайне жестких санкций, но принятые осенью меры в среднесрочной перспективе и правда могут сильно повредить режиму – особенно после многочисленных фотографий любимого руководителя в сияющем ночными огнями Сингапуре на первых страницах северокорейских газет.

Выигрывают все

Помимо главных героев сингапурского шоу, польза от саммита будет и другим сторонам. Прежде всего, южнокорейскому президенту Мун Чжэ Ину. Именно он рискнул пойти на сближение с КНДР, начал переговоры, принял статусную делегацию из Северной Кореи во время Олимпиады и потом встретился с Кимом в Пханмунджоме (текст декларации той встречи во многом стал основной для заявления Трампа и Кима).

Риски были велики, учитывая печальную историю переговоров с КНДР, непредсказуемый характер Дональда Трампа, а также волатильность американской команды переговорщиков (например, Белый дом отозвал кандидатуру посла в Южной Корее Виктора Ча, уже получившего агреман Сеула). Но теперь действия Муна выглядят как крайне успешные. Шанс капитализировать этот символический выигрыш у президента появится уже 13 июня, когда в Южной Корее пройдут местные выборы (на кону все 17 губернаторских постов и все места в региональных и муниципальных заксобраниях).

Еще одним бенефициаром саммита стал Китай. КНДР вряд ли удалось бы склонить к переговорам, если бы Пекин не поддержал более жесткие санкции и не начал бы их исполнять – по крайней мере, об этом на пресс-конференции в Сингапуре сказал сам Дональд Трамп. Поддержка Китая оказалась нужна как Америке, так и Северной Корее, и мартовский визит Ким Чен Ына в Пекин продемонстрировал, что без учета интересов Китая эта дипломатическая головоломка не складывается.

Уже сейчас Пекин начал нормализацию отношений с КНДР на своих условиях. Статус старшего партнера виден уже в том, что в Сингапур из Пхеньяна Ким Чен Ын летел специальным бортом государственной авиакомпании Китая Air China. Развязки по основным вопросам ядерного кризиса будут искать переговорщики КНДР и США, но можно быть уверенным, что китайские пожелания и интересы примут во внимание.

Для отношений Си с Трампом сингапурский саммит тоже хорошее достижение. Переоценивать его прагматичные китайцы не будут, но наверняка попробуют задействовать как еще один козырь в сложных переговорах с Вашингтоном. В Пекине не опасаются, что КНДР ринется в объятия США и быстро станет американским протекторатом – китайские аналитики слишком хорошо знают обе страны, чтобы рассматривать этот вариант всерьез.

Наконец, в небольшом плюсе оказывается даже Россия, хотя ее роль в сингапурском саммите была минимальна. Встреча Трампа и Кима и весь дипломатический процесс вокруг нее позволили снизить риск войны у российских границ.

Россия также может утверждать, что отношения США и КНДР развиваются в логике предложенного Москвой и Пекином плана из трех пунктов, финальной точкой в котором были прямые переговоры между американцами и северокорейцами. На практике в Пхеньяне или в Вашингтоне вряд ли руководствовались российско-китайской дорожной картой, но хвастаться этим российским дипломатам никто помешать не может.

Визит Сергея Лаврова в Пхеньян и его встреча с Кимом выводят отношения с КНДР на новый уровень, и следующим логичным шагом может стать саммит с Кимом уже президента Владимира Путина – тем более в сентябре он будет во Владивостоке на Восточном экономическом форуме. Учитывая, что Трамп заговорил о КНДР как о точке приложения инвестиций (американский президент, разумеется, говорил об отелях и кондоминиумах), Москва может вспомнить о проектах железной дороги, выводящей южнокорейские грузы на Транссиб, а также газопровода и электрического кабеля, которые шли бы из России в Южную Корею через КНДР, давая Пхеньяну доходы от транзита и делая режим миролюбивее.

Рычагов для воздействия на ситуацию и будущие переговоры между США и КНДР у Москвы, в отличие от Китая, немного, но они все же есть: ведь любые договоренности, если они будут достигнуты, должны закрепляться резолюцией Совбеза ООН, где у России право вето.

Единственным проигравшим пока что выглядит японский премьер Синдзо Абэ, оказавшийся на обочине дипломатического процесса. Еще недавно Абэ, а вслед за ним и японские чиновники любили рассказывать, что японский премьер имеет на Трампа огромное влияние, что американский президент прислушивается к нему по всем вопросам, касающимся Восточной Азии и особенно отношений с КНДР.

На деле Токио оказался единственной столицей, чьи пожелания при подготовке к саммиту вообще не были учтены – Абэ и его команда считают, что говорить с Пхеньяном надо с позиции силы, а также настаивают на том, чтобы на переговорах обсуждалась и судьба японских граждан, похищенных северокорейцами в XX веке. Так что прошедшая встреча может быть воспринята в Японии как личное поражение Абэ, который и так испытывает большие трудности из-за коррупционных скандалов. Но пока ни проблемы японского премьера, ни проступающие на горизонте практические трудности дальнейших переговоров не могут омрачить радости сторон от проведения столь удачного и почти ничего не стоившего им саммита.

США. КНДР. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 июня 2018 > № 2648023 Александр Габуев


КНДР > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 8 июня 2018 > № 2641302

Ким Чен Ын готов отказаться от своей ядерной программы

Гарольд Тибо | Le Monde

Намерение северокорейского президента о денуклеаризации вполне реально, однако оно обусловлено надежными гарантиями со стороны Вашингтона, считает один из самых тонких знатоков Северной Кореи Чон Сон-Чан (Cheong Seong-chang). Интервью с экспертом записал журналист Le Monde Гарольд Тибо.

"Санкции заставили северокорейское правительство покориться?" - спросил журналист.

"Изоляция стала почти тотальной, ООН запретила основные поставки нефтепродуктов. Главные валютные источники режима иссякли. В случае продолжения следования по этому пути банкротство Северной Кореи стало бы неизбежным", - ответил эксперт.

"Ким Чен Ын реалист, - полагает Чон. Он констатировал тот факт, что со своей линией стратегического развития "буджин" он не сможет одновременно проводить политику ядерного устрашения и развивать экономику. Можно сказать, что он неопытный и незрелый, однако он управляет Северной Кореей гораздо искусней, чем его отец Ким Чен Ир, который считал, что рынок несовместим с социалистическим режимом".

"Сегодня, накануне встречи с Дональдом Трампом, Ким Чен Ын готов отказаться от своего ядерного оружия?" - спросил журналист.

"Если он будет совершенно уверен в надежности гарантий со стороны США для его режима и его страны, то он примет решение отказаться от своей ядерной программы. При таком компромиссе он больше выиграет, чем проиграет. Но Южная Корея и США должны будут сократить свои совместные военные учения, а США должны будут подписать пакт о ненападении", - поясняет эксперт.

"США сначала потребовали от Северной Кореи немедленно предоставить свои ядерные боеголовки и межконтинентальные ракеты, но они должны понять, что для того, чтобы это осуществить, они должны дать гарантии, удовлетворительные с северокорейской точки зрения. Я думаю, что Трамп становится все большим реалистом в этом вопросе, его советник по национальной безопасности Джон Болтон, требовавший от Северной Кореи отказаться от всего и сразу, был отодвинут на второй план. Его госсекретарь Майк Помпео два раза ездил в Пхеньян. Сначала Помпео был "ястребом", но по возвращении он уже считал Ким Чен Ына лидером, с которым можно вести переговоры", - указывает Чон.

"Как подобный разворот представлен северокорейской пропагандой?" - поинтересовался интервьюер.

"Северная Корея подчеркивает стратегическое видение Ким Чен Ына, благодаря которому развивается атмосфера мира. Такая логика оправдывает лидирующее положение Кима как вождя: он вышел победителем из своей гонки в политике ядерного устрашения, и его победа открывает новую эпоху. Северная Корея объяснит своему населению, что американский президент сел за стол переговоров благодаря завершению ядерной программы и что Дональд Трамп согласился на мир и, в частности, на пакт о ненападении, потому что боится северокорейского ядерного оружия", - комментирует собеседник издания.

"Если Северная Корея нормализует свои отношения с США, народ может надеяться на отмену санкций, а значит, сумеет поверить в будущее своей страны. Если после отказа от ядерного оружия северокорейцы станут жить лучше, они будут довольны", - заключает Чон.

КНДР > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 8 июня 2018 > № 2641302


Сингапур. КНДР > Армия, полиция > un.org, 7 июня 2018 > № 2637777

Эксперт ООН призвал Пхеньян освободить политических узников накануне саммита в Сингапуре

Вопросы прав человека должны стать одной из главных тем на переговорах между Вашингтоном и Пхеньяном. С таким заявлением в четверг, 7 июня, выступил Специальный докладчик по правам человека в КНДР Томас Охеа Кинтана. Он настоятельно рекомендовал властям Северной Кореи накануне саммита по денуклеаризации приступить к процессу освобождения политических узников, которых, по мнению эксперта ООН, в этой стране насчитывается более 80 тысяч.

«Это должен быть постепенный процесс. Я не говорю, что они (власти Пхеньяна) должны открыть все тюрьмы и выпустить всех заключенных, я рассуждаю разумно. Я говорю, что нужно постепенно освобождать заключенных», - сказал Томас Охеа Кинтана, Специальный докладчик ООН по правам человека в Корейской Народно-Демократической Республике (КНДР) на пресс-конференции в Женеве.

Я не говорю, что власти Пхеньяна должны открыть все тюрьмы и выпустить всех заключенных... Я говорю, что нужно их постепенно освобождать

Эксперт ООН приветствовал освобождение из заключения в КНДР трех граждан США в прошлом месяце. Он заявил, что такой шаг Пхеньяна - важный вклад в достижение мира на Корейском полуострове и за его пределами. Одновременно Кинтана призвал не забывать о десятках тысяч политических узников, томящихся в северокорейских тюрьмах. Их точное число неизвестно, но, по мнению Томаса Охеа Кинтаны, их больше 80 тысяч.

Власти КНДР приняли решение отпустить из тюрьмы трех американцев после встречи Ким Чен Ына с госсекретарем США Майком Помпео. Речь идет о пасторе, которого задержали еще в 2015 году, и двух преподавателях политехнического университета, арестованных в 2017 году.

В ходе пресс-конференции в Женеве Специальный докладчик подчеркнул, что вопросы прав человека должны быть в центре повестки переговоров между президентом США Дональдом Трампом и лидером КНДР Ким Чен Ыном по денуклеаризации Корейского полуострова. Встреча пройдет 12 июня в Сингапуре. Эксперт напомнил, что предыдущие договоренности по ядерному разоружению, которые были достигнуты в 1994 и в 2003 году, не увенчались успехом - возможно, как раз потому, что они не включали вопросов защиты прав человека.

Специальный докладчик ООН напомнил о тяжелой гуманитарной ситуации в КНДР, где 10 миллионов человек нуждаются во внешней помощи. Он также выразил обеспокоенность по поводу негативного влияния санкций в отношении Северной Кореи. При этом Кинтана уточнил, что он не призывает к отмене экономического эмбарго, поскольку этот вопрос находится в ведении Совета Безопасности ООН.

Власти Северной Кореи не дают независимому эксперту разрешение посетить страну. Однако он совершает поездки в соседние страны и получает данные «из первых рук». Они свидетельствуют о тяжелых условиях содержания заключенных в политических тюрьмах и о том, что жесткие ограничения на любые формы самовыражения подпитывают страх населения перед государством и оставляют людей на милость чиновников, которые в своих действиях руководствуются принципом безнаказанности.

Вместе с тем после десятилетий изоляции Северная Корея постепенно начинает сотрудничать с международными институтами в сфере прав человека. В мае 2017 года с визитом в КНДР побывала Специальный докладчик ООН по правам инвалидов. Доклады Северной Кореи рассмотрели члены Комитета по правам ребенка и Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин.

Сингапур. КНДР > Армия, полиция > un.org, 7 июня 2018 > № 2637777


КНДР. Корея. Япония > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 4 июня 2018 > № 2634972

Военная хитрость: зачем Ким уволил генералов

Ким Чен Ын сменил высшее военное руководство КНДР

Южнокорейские и японские СМИ сообщили об отставках ключевых военных чиновников в Северной Корее. В прессе данный шаг лидера КНДР Ким Чен Ына сочли частью подготовки к встрече с главой США Дональдом Трампом — якобы уволенные генералы выступали категорически против денуклеаризации и могли бы помешать успешному диалогу Пхеньяна и Вашингтона. Чем на самом деле руководствовался Ким, разбиралась «Газета.Ru».

Северокорейский лидер Ким Чен Ын отправил в отставку трех ключевых военных чиновников. О кадровых перестановках сообщило южнокорейское информагентство Ренхап со ссылкой на осведомленные источники в спецслужбах.

Аналогичные сведения распространили и некоторые японские СМИ, однако со стороны КНДР пока не поступало никакого официального подтверждения информации о кадровых изменениях в руководстве вооруженных сил.

Между тем южнокорейское информагентство сообщает, что назначения, предположительно, были проведены еще 17 мая на расширенном заседании центральной военной комиссии Трудовой партии Кореи.

По данным источников, свои посты освободили: начальник генерального штаба Корейской народной армии Ли Мен Су, министр народных вооруженных сил КНДР Пак Ен Сик, а также начальник главного политического управления армии КНДР Ким Чен Гак.

По данным агентства, важнейшая руководящая позиция в Корейской народной армии — пост начальника генштаба, который ранее занимал 84-летний Ли Мен Су — досталась 61-летнему Ли Ен Гилю. Прежде он являлся заместителем начальника генерального штаба.

На должность министра народных вооруженных сил КНДР, которую ранее занимал 68-летний Пак Ен Сик, был назначен Но Гван Чхоль. Стоит отметить, что новому главе военного ведомства всего 38 лет — и это вписывается в версию, что перестановки в высшем военном руководстве были обусловлены стремлением «озеленить» кадровый состав. И это касается не только Но Гван Чхоля— все новые высшие военные чиновники значительно младше своих предшественников.

Наконец, на место 76-летнего начальника главного политического управления армии КНДР Ким Чен Гака был назначен Ким Су Гиля, прежде занимавший пост председателя пхеньянского комитета Трудовой партии Кореи.

Иллюзия уступок

Издание The Washington Post пишет, что нынешние перестановки «могут говорить о происходящей реорганизации военного руководства — на этот раз в руководящие структуры вводятся более молодые кадры взамен старых чиновников, которые, вероятно, наиболее негативно настроены по отношению к Соединенным Штатам и их союзнику Республике Корея».

Американская газета связывает кадровые изменения с предстоящим 12 июня саммитом главы КНДР Ким Чен Ына и президента США Дональда Трампа, главной темой которого, как ожидается, станет денуклеаризация Корейского полуострова.

Схожие предположения высказывают источники южнокорейского агентства Ренхап:«перестановки в военном руководстве могут быть связаны со сделкой по денуклеаризации, которую лидер [КНДР] Ким Чен Ын может заключить в ходе саммита с президентом США Дональдом Трампом, назначенном на 12 июня в Сингапуре», — полагает собеседник информагентства.

Между тем старший научный сотрудник Центра корееведения ИДВ РАН Константин Асмолов в беседе с «Газетой.Ru» решительно отверг версию о том, что нынешние отставки были как-то связаны с грядущим корейско-американским саммитом.

«Это не отставки, а омоложение руководства, и говорить о том, что Ким прогнулся под Трампа и сменил ключевых военных, которые выступали против — это влажные фантазии южнокорейских спецслужб», — утверждает ученый-кореевед.

По словам эксперта, «омоложение» военного руководства преследует иную цель: «Мы думаем, что саммит удастся — а если саммит не удастся? Поэтому, вполне вероятно, Ким и меняет 80-летних [военных чиновников] на 60-летних», — заключил Асмолов.

Востоковед и российский дипломат Георгий Толорая также усомнился, что замена ключевых военных чиновников отражает борьбу Ким Чен Ына с противниками примирительного диалога с США. В то же время эксперт отмечает, что определенные цели, связанные с предстоящим саммитом, этот шаг все же преследует.

«Естественной реакцией [на отставки генералов] является мысль, что Ким Чен Ын пытается бороться с сопротивлением военных его мирному процессу с США, поскольку те понимают, что без ядерного оружия они не смогут обеспечить обороноспособность страны и протестуют против сдачи ядерного козыря, за что Ким Чен Ын их и уволил», — рассуждает эксперт.

«С другой стороны, демонстративная замена кадров могла быть попыткой продемонстрировать американцам, как трудно дается Ким Чен Ыну решение по отказу от ядерного оружия. Теперь северокорейское переговорщики могут сказать: вот видите, мы идем на максимальные уступки, уже армия страшно недовольна — пришлось всех уволить. А если мы еще пойдем на уступки, то нас вообще всех расстреляют, армия поднимет бунт — в итоге вы получите режим, куда более агрессивный, чем нынешний», — заключил Толорая.

Старые и новые лица в военном руководстве

Отправленный в отставку глава генерального штаба Корейской народной армии Ли Мен Су имеет огромный опыт государственной службы и в свое время являлся доверенным лицом Ким Чен Ира — отца нынешнего лидера страны Ким Чен Ына. Он входил в так называемую «команду трех» — группу высших государственных чиновников, наиболее приближенных к предыдущему главе Северной Кореи.

В последний год правления Ким Чен Ира генерал Ли возглавил Министерство Народной безопасности КНДР — на этом посту он продержался до 2013 года, после чего был смещен с него пришедшим к власти в 2011 году Ким Чен Ыном. Ли Мен Су возглавил генштаб Корейской народной армии только в 2016 году.

Кстати, по поводу точного возраста генерала единого мнения нет: хотя большинство СМИ пишут, что сейчас Ли Мен Суну 84 года, ряд источников возражает, что экс-глава генштаба родился в 1937 или 1938 году.

На пост был главы генштаба назначен Ли Ен Гиль, северокорейский генерал, который на 21 год младше своего предшественника. До своего повышения Ли Ен Гиль занимал пост заместителя главы генерального штаба Корейской народной армии.

В 2016 году в южнокорейской прессе появилась информация о том, что Ли Ен Гиль был якобы приговорен к смертной казни через повешение за преступления, связанные с коррупцией и формированием политической группировки в КНДР. Однако эти сведения оказались ложными — в мае того же года стало известно, что генерал жив.

Еще один высокопоставленный военный чиновник, лишившийся своего поста — Пак Ен Сик — являлся министром народных вооруженных сил Северной Кореи на протяжении последних двух лет. До этого он также служил в Министерстве государственной безопасности КНДР, а с 2015 года руководил Главным политическим управлением Корейской народной армии.

Новый глава северокорейского военного ведомства — Но Гван Чхоль — еще в 2016 году попал в число влиятельнейших военных чиновников в КНДР. Уже тогда издание Би-би-си обращало внимание на «юный» по меркам северокорейских военных кругов, возраст генерала, которому на тот момент было 35 лет.

Тогда издание окрестило Но Гван Чхоля не иначе, как «генералом-миллениалом».

При этом биография «миллениала» весьма туманна — то, что его карьера пошла в гору при Ким Чен Ыне — едва ли не единственное, что о нем достоверно известно.

Интересен и ушедший в отставку начальник главного политического управления — органа, осуществляющего партийный контроль над ВС КНДР. Стоит отметить, что глава данного управления считается более значимой фигурой, нежели министр народных вооруженных сил. Ким Чен Гак занял данный пост сравнительно недавно — в феврале 2018 года. В 2012 году он на протяжении недолгого времени возглавлял военное ведомство КНДР.

КНДР. Корея. Япония > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 4 июня 2018 > № 2634972


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > nhk.or.jp, 2 июня 2018 > № 2627905

Министр обороны Японии призвал продолжать оказывать давление на Северную Корею

Министр обороны Японии Ицунори Онодэра заявил, что, по его мнению, важно продолжать оказывать давление на Северную Корею, пока она не откажется от всех своих баллистических ракет и оружия массового уничтожения.

Онодэра заявил об этом на конференции по безопасности в Азиатско-тихоокеанском регионе, которая открылась в пятницу в Сингапуре.

Онодэра сослался на высказывание со стороны президента США Дональда Трампа, который сказал, что не хочет больше использовать выражение "максимальное давление" в отношении Северной Кореи.

Японский министр отметил, что Трамп также сказал, что не отменит санкций до тех пор, пока Северная Корея не согласится начать денуклеаризацию.

Онодэра выразил надежду на то, что американо-северокорейский саммит предоставит возможность для Пхеньяна сделать шаг в сторону отказа от всего своего оружия массового уничтожения и баллистических ракет, а также для решения проблемы похищений японских граждан.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > nhk.or.jp, 2 июня 2018 > № 2627905


КНДР. США. Корея. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2625612

Слово России: Москва не оставит Корею Америке

Глава МИД РФ Сергей Лавров встретился с лидером КНДР Ким Чен Ыном

Александр Братерский

Глава МИД России Сергей Лавров посетил Пхеньян, где встретился со своим северокорейским коллегой Ли Ен Хо, а также был принят главой КНДР Ким Чен Ыном. Практически синхронно с визитом российского министра начались переговоры главы Госдепа США Майка Помпео с делегацией из КНДР. Столь сложная конфигурация должна подготовить исторический саммит лидеров США и КНДР и не оставить Москву в стороне от договоренностей Вашингтона и Пхеньяна.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров передал лидеру КНДР Ким Чен Ыну привет от российского президента Владимира Путина, сообщается на сайте МИД РФ.

«Президент России очень ценит добрые слова, которые Вы высказали в своем послании по случаю его избрания на очередной президентский срок. Он передает Вам самый теплый привет и наилучшие пожелания успеха в тех крупных начинаниях, которые сейчас инициированы на Корейском полуострове с Вашим участием», — сказал Лавров на встрече 31 мая.

Российский министр также подарил лидеру КНДР расписную шкатулку. Министр даже пошутил, что в нее «можно запирать секретные вещи». Однако какие предложения для президента США Дональда Трампа будут лежать в шкатулке, будет зависеть от Кима.

Тот факт, что российский министр был принят главой КНДР, означает, что он в данном случае выступал в роли посланника президента России Владимира Путина.

О том, что Лавров передал главе КНДР сообщение от российского лидера, сказал журналистам пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

От отмены санкций до бургеров

Активизация диалога Россия — КНДР почти за две недели до саммита между лидерами Северной Кореи и США говорит о том, что Москва не хочет остаться в стороне от исторической встречи. Глава МИД РФ также передал Ким Чен Ыну приглашение посетить Россию.

При этом Лавров заявил, что Россия, выступая за денуклеаризацию Корейского полуострова, считает, что она может быть только поэтапной.

«Что касается вопроса о санкциях, это абсолютно очевидно, что, начиная весь разговор о решении ядерной проблемы Корейского полуострова, мы исходим из того, что оно не может быть полным, пока санкции не будут отменены», — сказал Лавров.

Он добавил, что способы продвижения к этому решению зависят, в первую очередь, от «искусства переговорщика», и подчеркнул, что денуклеаризации не добиться «за один присест». Поэтому, по мнению Лаврова, решение ядерного кризиса на Корейском полуострове должно носить поэтапный характер.

«И должно быть встречное движение на каждом из этих этапов», — резюмировал глава российского МИДа.

Тем временем подготовка к переговорам в Сингапуре между лидерами КНДР и США, которые должны состояться 12 июня, идет полным ходом. В Нью-Йорке высокопоставленный представитель Ким Ен Чхоль провел встречу с госсекретарем США Майком Помпео. Это первый за 20 лет визит в США чиновника КНДР столь высокого уровня.

Дипломатические отношения между двумя государствами отсутствуют, хотя ограниченные контакты иногда случаются — на полях встреч ООН.

Как отмечает радиостанция Deutsche Welle, встреча чиновников направлена на «спасение» саммита между лидерами США и КНДР.

О содержании переговоров между северокорейским и американским политиками ничего не известно, хотя общие темы для разговора у них были и без саммита. Ким Ен Чхоль в некотором роде коллега Помпео, так как в прошлом был главой разведслужб КНДР.

Несмотря на секретность разговоров двух чиновников, в СМИ появились фотографии с этой встречи. На одной из них Помпео как гостеприимный хозяин показывает гостю из КНДР небоскребы Нью-Йорка. На другой чиновники обедают в одном из заведений неподалеку от здания ООН. Помпео в своем твиттере рассказал, что на обед были «стейк, кукуруза, сыр».

Стоит отметить, что в аналитическом докладе ЦРУ, подготовленном для Белого дома, говорится, что Ким Чен Ын в качестве жеста доброй воли может дать согласие на открытие в КНДР сети американских закусочных, где будут продаваться бургеры.

Известно, что Трамп питает слабость к традиционным американским сандвичам и в одном из интервью рассказал, что предпочитает решать вопросы с иностранными коллегами именно за такой пищей. В преддверии встречи анимационный ролик с изображением Трампа и Кима в американской закусочной появился на сайте телекомпании Би-би-си.

Однако главной проблемой остается подход обеих стран к проблеме денуклиаризации. Желание заставить КНДР избавиться от ядерного арсенала, а также баллистических ракет — главное, чего хочет добиться Трамп на переговорах с лидером КНДР.

Ракеты, которые могут нести ядерные заряды, угрожают не только таким союзникам США, как Южная Корея и Япония, но и могут достичь Гавайских островов — 50-го штата.

Однако эксперты отмечают, что даже если Ким согласится пойти на этот шаг, быстро этого достичь не удастся.

Ранее США недвусмысленно дали понять, что могут пойти на жесткие меры, если не добьются успехов на переговорах. В недавнем интервью телеканалу Fox, вице-президент США Майк Пенс заявил, что президент США «дал понять, что все может закончиться ливийской моделью, если Ким не пойдет на сделку».

Мировые СМИ интерпретировали эти слова как угрозу повторения сценария времен президентства Барака Обамы, когда США вторглись в Ливию и способствовали свержению действующих властей.

При этом обозреватель японского издания The Japan Times, в прошлом советник генсека ООН Ремеш Такур отмечает, что за словами о «ливийском сценарии» может стоять нынешний советник президента США Джон Болтон. «Был ли он настроен на саботаж саммита с хитрым и расчетливым желанием надавить на самый чувствительный дипломатический нерв Северной Кореи?» — задается вопросом автор.

Сам Трамп недавно отметил, что переговорный процесс с КНДР может идти не быстро: «Возможно, нам понадобится вторая и третья (встречи. — «Газета. Ru»). А может, не будет ни одной. Но это (подготовка к встрече) в хороших руках», — заявил Трамп.

Он также рассказал, что делегация от КНДР передаст ему письмо от лидера Северной Кореи Ким Чен Ына. Об этом сообщает Reuters. По словам Трампа, послание от Ким Чен Ына ему передадут 1 июня.

Ведущий эксперт Atlantic Council Мэтью Берроуз отметил в беседе с «Газетой.Ru», что Трампу обязательно необходимо добиться каких-либо результатов до осени, когда в США пройдут промежуточные выборы в конгресс.

КНДР. США. Корея. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2625612


Россия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 30 мая 2018 > № 2626814

Последний раз перед Трампом: зачем Лавров летит в КНДР

Глава МИД России Сергей Лавров посетит КНДР

Александр Братерский

Глава МИД России Сергей Лавров отправился с визитом в КНДР. В Северной Корее российский дипломат 31 мая встретится со своим коллегой Ли Ен Хоном. Предстоящие переговоры, возможно, станут последними перед саммитом президента США Дональда Трампа и главой КНДР Ким Чен Ыном. Правда, перспективы самой будущей встречи пока что весьма неопределенные.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров накануне визита в КНДР отметил, что его цель — обсуждение ситуации в регионе, а также обмен мнения с северокорейской стороной. Выступая накануне на международном форуме «Примаковские чтения» ИМЭМО РАН, он также отметил, что итоги переговоров КНДР и США должны будут обсуждать все страны «шестерки», куда входит и Россия. По словам Лаврова, достичь денуклиаризации Корейского полуострова можно будет лишь с помощью многостороннего диалога.

Тем не менее, Лавров пообещал сосредоточиться прежде всего на актуальных вопросах двусторонней повестки. Кроме того, будет обсуждаться ситуация на Корейском полуострове, а также основные региональные и международные вопросы.

Кроме США, речь идет о России, Китае, Японии и Южной Корее, которые долгое время вели диалог о ситуации с ядерной программой КНДР. Теперь повестку практически перехватил Вашингтон и лично президент Дональд Трамп, который хочет достичь, по его словам, «сделки» с главой КНДР Ким Чен Ыном.

При этом сам Трамп посылает своему визави «конфликтующие сигналы» о переговорах, то отказываясь от их проведения, то вновь говоря о том, что они состоятся.

Впрочем, подготовка к переговорам все же идет — в США для встречи с главой Госдепа Майком Помпео прибывает высокопоставленный северокорейский чиновник Ким Ен Чхоль, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на пресс-службу Белого дома. Предполагается, что саммит между руководителями США и КНДР должен пройти 12 июня в Сингапуре.

Медленная денуклеаризация

Главная цель Трампа на встрече с лидером КНДР — добиться от Пхеньяна закрытия своей ядерной программы, но эксперты сомневаются, что северокорейский лидер пойдет на этот шаг.

В любом случае избавление КНДР от ядерного оружия — это процесс который может занять 10-15 лет. В то же время на определенные шаги навстречу США КНДР уже пошли — в присутствии журналистов власти страны уже взорвали один из испытательных полигонов.

При этом в ближайшее время Ким Чен Ын не собирается расставаться с ядерным оружием, говорится в докладе, подготовленном для Белого дома в преддверии саммита аналитиками ЦРУ.

В документе, который цитирует телекомпания NBC News говорится, что США необходимо применить к Пхеньяну более реалистичную цель — добиться торможения ядерной программы.

По мнению ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН, специалиста в области международной безопасности Алексея Арбатова, на переговорах США с КНДР «надо ставить реалистичные цели».

Такой целью может обязательство Пхеньяна не проводить ядерные и ракетные испытания, которые нарушают Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

Возможно, Москва, напрямую заинтересованная в стабильности на Корейском полуострове, попытается убедить Пхеньян взять на себя обязательства подобного рода. Россия уже много сделала в этой области, отмечает в беседе с «Газетой.Ru» эксперт в области международной безопасности Виктор Мизин.

Россия вместе с партнерами по переговорам по корейской ядерной программе — Японией, Китаем и Южной Кореей — действительно активно старались организовать диалог между Пхеньяном и Вашингтоном. Российская сторона пыталась организовать и прямой диалог между Пхеньяном и Сеулом — Ким Чен Ыном и тогдашним президентом Южной Кореи Пак Кын Хе — в Москве во время празднования годовщины Победы в 2015 году. Эта попытка сорвалась, так как оба лидера в Москву не приехали.

Сам Пхеньян при этом всегда заявлял, что хочет вести диалог напрямую только с Вашингтоном, и настаивал на дипломатическом признании своего государства со стороны США. Пока об этом речи не идет, однако уже сам факт встречи лидеров означает признание если не де-юре, то хотя бы де-факто.

В условиях, когда диалог с Пхеньяном активизировали США, России необходимо перейти к более активной политике в отношениях с КНДР, считает Виктор Мизин. Эксперт, встречавшийся с северокорейскими дипломатами на различных международных форумах, отмечает, что те уже не напоминают «застегнутых наглухо» чиновников начала 1990-х годов: «Они выглядят современно и хорошо говорят по-английски».

Однако находить общий язык с КНДР Москве сегодня сложно — экономические связи между двумя государствами невелики, к тому же развитию экономических проектов мешают санкции Совбеза ООН против КНДР, к которым присоединилась и Россия.

Заметных политических контактов между КНДР и Россией почти нет. Последним главой Северной Кореи, встречавшимся с российским президентом Владимиром Путиным, был Ким Чен Ир, который приезжал в Россию дважды. Последний раз — в 2011 году. Ким Чен Ын с российским президентом еще не встречался.

Стоит отметить, что во времена президента СССР Михаила Горбачева контакты между Москвой и Пхеньяном были достаточно тесными, несмотря на имевшиеся проблемы: «Сперва отчитаешься о своей поездке перед товарищем Ким Ир Сеном, а уже потом перед нами», — такие напутствия давал Горбачев тогдашнему главе МИДа Эдуарду Шеварднадзе перед поездкой по региону и встречей с руководством КНДР.

Сегодня ментором Пхеньяна можно назвать Китай, который является главным экономическим партнером КНДР. В Китае ждут саммита и тот факт, что Трамп ранее пытался отменить его, вызвал довольно критическую реакцию в китайских СМИ.

При этом сам лидер КНДР как отмечают наблюдатели, ведет себя достаточно спокойно на фоне импульсивного президента США. «Удивительно, что человек, который решался на ядерный шантаж, сегодня выглядит образцом спокойствия», — сказал во время выступления на «Примаковских чтениях» политолог и главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Россия. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 30 мая 2018 > № 2626814


КНДР > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 мая 2018 > № 2624876

Вопрос контроля над вооружениями заслуживает большего внимания

Нынешняя ситуация схожа с положением в 1950-х годах, когда США и СССР развернули гонку вооружений на фоне недостатка механизмов предотвращения недоразумений.

Уильям Персинг, EurasiaNet, США

Проблема распространения ядерного оружия стала снова появляться в заголовках на фоне решения Дональда Трампа отказаться от сделки с Ираном и его усилий по организации переговоров с Северной Кореей. Один из ведущих российских экспертов по российско-американским отношениям предупреждает, что должностные лица обеих стран должны уделять больше внимания контролю над ядерными вооружениями.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, рисует тревожную картину отношений США и России. По его словам, инфраструктура контроля над вооружениями, которая существовала в последние десятилетия холодной войны, разрушается. Он добавляет, что нынешняя ситуация имеет некоторое сходство с положением в 1950-х годах, когда США и СССР развернули гонку вооружений на фоне недостатка механизмов предотвращения ядерного конфликта из-за недоразумений и недопонимания.

Запасы оружия сегодня несопоставимы с арсеналом 1950-х годов. Но может начаться новый виток гонки вооружений, если Москва и Вашингтон не возобновят приверженность делу контроля над вооружениями. Самый последний признак назревающей гонки появился в марте, когда российский лидер Владимир Путин объявил о серии новых ракетных систем.

«В некотором роде [нынешняя ситуация] более опасна, чем холодная война на поздней стадии [в 1970-80-х годах]», — сказал Кортунов во время недавнего круглого стола в Институте Гарримана при Колумбийском университете. Хотя идеология больше не является фактором нарастающей конфронтации, у США и России разные взгляды на будущее, и «сложно найти общий знаменатель».

Кортунов отмечает, что приближается ключевой период: срок действия Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) истекает в 2021 году. При согласии сторон пакт можно продлить еще на пять лет. Но эксперты с обеих сторон выразили озабоченность, что напряженные двусторонние отношения, которые усугубил гнев США из-за вмешательства России в американские избирательные процессы, мешают обсуждению вопроса о продлении.

В дополнение к неопределенности, связанной с будущим ДСНВ, договор от 1987 года о ликвидации ракет средней и малой дальности также оказался под вопросом. Вашингтон утверждает, что разработка Россией за последнее десятилетие крылатых ракет, способных нести ядерные боеголовки, нарушает соглашение. В то же время официальные лица в США выделяют финансирование на исследования по разработке новых вооружений, которые могут пустить в производство, если Россия продолжит нарушать договор.

Чтобы предотвратить крах структуры контроля над ядерными вооружениями, который может увеличить вероятность катастрофы, обе стороны должны отделить контроль над вооружениями от всех других двусторонних проблем и «начать восстановление некоторого уровня общения», — сказал Кортунов.

Смогут ли стороны найти отправную точку для начала продуктивных переговоров, пока неясно. Кремль явно хочет, чтобы США отменили санкции. Но среди российских чиновников закрепилось ощущение, что «санкции навсегда», сказал Кортунов. Между тем, официальные лица США хотят добиться полного прекращения российских проделок на демократических выборах на Западе, а также «заметного прогресса в прекращении агрессии со стороны РФ на востоке Украины». Ни одна из сторон не продемонстрировала готовности отойти от своих позиций в достаточной мере, чтобы облегчить переговоры по контролю над вооружениями.

И ценить себя нужно. И будет нам счастье. А жлобы сами себя накажут. Но это не повод ныть.

КНДР > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 мая 2018 > № 2624876


КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > korea.net, 25 мая 2018 > № 2626116

Северная Корея демонтировала ядерный полигон Пхунгери.

Ким Ён Син и Ким Те Вон

Сеул приветствовал демонтаж Северной Кореей ядерного полигона Пхунгери.

Об этом сообщил 25 мая комментарием пресс-секретаря министерства иностранных дел Но Гю Док, где сказано «демонтаж ядерного полигона является первой значимой мерой, которая осуществляла волю полной денуклеаризации, обещанной Северной Кореей в ходе межкорейского саммита».

«Мы будем прилагать все возможные дипломатические усилия для реализации полной денуклеаризации и установления прочного мира на Корейском полуострове, указанных в Пханмунджомской декларации», сказал пресс-секретарь.

Ранее в ходе межкорейского саммита председатель Госсовета Северной Кореи Ким Чен Ын обещал, что будет до конца мая закрыт ядерный полигон в Северной части страны и приглашает южнокорейских и американских экспертов и журналистов, чтобы публично показать это международному сообществу.

Северная Корея 24 мая пригласила 30 журналистов из Южной Кореи, США, Великобритании, Китая и России и показывала процесс демонтажа. По данным журналистов, с 11:00 24 мая в течении 5 часов 17 минут взорвались второй, третий и четвертый подземные туннели из четырех, здание управляемого пункта, башня для наблюдения и военные постройки. Первый туннель закрыли после первого ядерного испытания в октябре 2006 года.

КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > korea.net, 25 мая 2018 > № 2626116


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 25 мая 2018 > № 2624331 Андрей Ланьков

Срыв саммита. К чему приведет отказ Трампа встречаться с Кимом

Андрей Ланьков

Если КНДР проявит сдержанность и не возобновит свою ракетно-ядерную программу, то вероятность американской военной операции будет заметно ниже. Но при этом КНДР придется многие годы жить в условиях действительно жестких санкций, наносящих большой ущерб ее экономике. Поэтому не исключено, что Пхеньян пойдет на обострение и примется ударными темпами продвигать свой ядерный потенциал – в расчете, что США не рискнут пойти на прямую конфронтацию со страной, способной нанести ядерный удар по американской территории

Дональд Трамп преподнес миру очередной сюрприз – не первый и, надо думать, не последний. В преданном огласке коротком личном письме, адресованном северокорейскому высшему руководителю Ким Чен Ыну, президент США сообщил, что в связи с «недавними враждебными заявлениями», прозвучавшими со стороны Северной Кореи, он не видит смысла проводить намеченную на 12 июня первую в истории встречу глав КНДР и США. Саммит, на котором, как ожидалось, будут согласованы меры по ликвидации северокорейского ядерного кризиса, не состоится.

Подготовка к проведению американо-северокорейского саммита началась в марте и последние недели шла полным ходом. Майк Помпео, который за время подготовки к саммиту сменил кресло директора ЦРУ на кресло госсекретаря, несколько раз посетил Пхеньян и, как можно предположить, в общих чертах обсудил те договоренности, о которых предполагалось объявить 12 июня.

Северокорейские власти освободили американских граждан, которые были задержаны за нарушение правил пребывания на территории КНДР и, главное, взорвали тоннели на том полигоне, где были проведены все ядерные испытания. Последний жест был в целом символическим – полигон все равно, похоже, собирались закрывать по техническим причинам. Тем не менее вряд ли в Пхеньяне не заметили того обстоятельства, что свое письмо Трамп написал как раз после того, как полигон был ликвидирован.

В любом случае этот шаг оставил неприятный привкус: у северокорейских руководителей не может не сложиться впечатление, что их, как говорят в определенных кругах, развели: сначала получили от них целый ряд уступок, часть которых необратима, а потом заявили о нежелании иметь с ними дело.

На протяжении последних месяцев северокорейская сторона демонстрировала совершенно необычную для пхеньянской дипломатии покладистость. Помимо уже упомянутых решений о возвращении задержанных граждан США и ликвидации полигона, КНДР также ввела в одностороннем порядке мораторий на ядерные и ракетные испытания и (в устной форме) согласилась с проведением масштабных американо-южнокорейских учений. Подобная покладистость понятна, учитывая стремление КНДР решить проблемы, с которыми она столкнулась с приходом к власти Дональда Трампа, но все равно представляется странным, что все эти уступки носили односторонний характер.

Как оно обычно и бывает в международных отношениях, покладистость не пошла северокорейцам на пользу – скорее ее восприняли как признак слабости. Со стороны Вашингтона все чаще стали раздаваться заявления, носившие ультимативный характер: Пхеньяну давали понять, что для США будет приемлем только один вариант решения вопроса – полное и немедленное ядерное разоружение КНДР.

Напряжения добавляли резкие замечания некоторых высокопоставленных сотрудников администрации, в первую очередь вице-президента Майка Пенса и советника по национальной безопасности, сурового ястреба Джона Болтона, который прямо говорил, что Северной Корее следует принять ливийский вариант ядерного разоружения, то есть в максимально короткие сроки сдать и отправить за границу все оборудование, материалы и готовые заряды. Ничего нового Болтон не сказал – о достоинствах ливийского варианта он говорит уже лет пятнадцать, но для руководства КНДР, которое всегда связывало отказ Ливии от ядерного оружия с последующим свержением и убийством Каддафи, подобные заявления звучали крайне провокационно.

В этих условиях в Пхеньяне решили, что пришла пора показать зубы. Два высокопоставленных северокорейских дипломата с интервалом в несколько дней выступили с заявлениями, в которых осуждали высказывания Болтона и Пенса, критиковали очередные военные учения и угрожали отказаться от проведения саммита. Вдобавок северокорейская делегация не появилась на одной из предварительных встреч, где должны были согласовываться связанные с саммитом вопросы.

Показательно, что оба заявления были выдержаны в относительно спокойном тоне (если судить по весьма специфическим северокорейским меркам, конечно, угрозы «встретиться на поле ядерной битвы» в тексте присутствовали). При этом критика была сосредоточена на окружении Трампа, в то время как самого президента, тоже отметившегося весьма резкими высказываниями, старались не трогать.

Скорее всего, северокорейская сторона хотела показать американцам, что на совсем уж полную покладистость и безоговорочную капитуляцию рассчитывать не следует. Однако реакция оказалась неожиданной: Трамп написал свое письмо и заявил об отказе от встречи.

Итак, чего же следует нам ждать в ближайшем будущем?

Пока не совсем ясно, действительно ли Дональд Трамп решил хлопнуть дверью, или же мы имеем дело лишь с демонстративным отказом от переговоров с целью добиться от другой стороны дополнительных уступок. Таким тактическим приемом нынешний президент неоднократно пользовался в те времена, когда торговал недвижимостью. В таком случае все произошедшее не имеет особого значения, и американо-северокорейский саммит состоится, хотя и в другие сроки.

Однако есть немалая вероятность, что Трамп действительно решил отказаться от встречи на высшем уровне, осознав, что ему едва ли удастся добиться того, что то ли он сам, то ли его ближайшие советники считают единственным приемлемым результатом «полное, проверяемое и необратимое ядерное разоружение Северной Кореи».

Северная Корея готова пойти на очень серьезные уступки – не в последнюю очередь потому, что там опасаются как возможной военной акции со стороны США, так и последствий тех беспрецедентно жестких санкций, которые Совет Безопасности ООН – по американской инициативе, но с полного одобрения Китая – ввел против Северной Кореи в декабре прошлого года. Но сдавать все свое ядерное оружие, памятуя о судьбе Каддафи, в Пхеньяне не намерены.

Если переговоры действительно расстроились, то можно ожидать, что в ближайшие недели и месяцы северокорейская сторона постарается наладить отношения с Китаем – неслучайно весной этого года уже состоялись две встречи Ким Чен Ына и Си Цзиньпина.

Китай может оказаться полезным для КНДР в двух отношениях. Во-первых, Пхеньян может убедить Пекин в том, что не в интересах Китая загонять КНДР в угол, и добиться того, что Китай, фактически контролирующий всю внешнюю торговлю КНДР, начнет игнорировать ооновские санкции, а возможно, и предоставит Северной Корее заметную помощь.

Во-вторых, если угроза американского нападения встанет всерьез, есть надежда, что Китай выразит готовность выполнить свои договорные обязательства и оказать КНДР помощь. Речь, конечно, не идет о вступлении в войну на стороне Северной Кореи, но такие меры, как поставка современных вооружений, предоставление разведывательной информации и отправка советников, могут сделать военное решение крайне дорогостоящим для США и остудить некоторые горячие головы в окружении Трампа.

Однако если Китай и окажет подобные услуги КНДР, он наверняка потребует в ответ серьезных уступок – в первую очередь политического характера. В обмен на спасение режима семьи Ким Китай, скорее всего, захочет установить над Северной Кореей свой контроль – и не факт, что условия, которые выдвинет Пекин, будут приемлемыми для Ким Чен Ына и его окружения.

Если же договориться с Китаем не удастся, мы вернемся к ситуации, которую наблюдали на протяжении всего 2017 года, когда на Корейском полуострове медленно, но неуклонно нарастала вероятность военного конфликта. Если руководство КНДР проявит сдержанность и не возобновит свою ракетно-ядерную программу, то вероятность американской военной операции будет заметно ниже. Но при этом КНДР придется многие годы жить в условиях действительно жестких санкций, которые могут нанести большой ущерб ее экономике.

Поэтому не исключено, что Пхеньян пойдет на обострение и примется ударными темпами продвигать свой ядерный потенциал – в расчете, что США не рискнут пойти на прямую конфронтацию со страной, которая продемонстрирует способность нанести ракетно-ядерный удар по американской территории. Этот вариант является крайне рискованным, но, к сожалению, весьма вероятным.

В любом случае события последних дней показали: до урегулирования корейского кризиса еще очень далеко, и в ближайшие недели и месяцы нас, скорее всего, ждет череда неприятных сюрпризов.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 25 мая 2018 > № 2624331 Андрей Ланьков


КНДР > Армия, полиция > un.org, 24 мая 2018 > № 2620185

Генсек ООН приветствует новость о закрытии ядерного полигона в КНДР

Генеральный секретарь ООН приветствует сообщение о закрытии ядерного полигона в Пхунгери в Северной Корее, однако сожалеет о том, что во время демонтажа на месте не присутствовали международные наблюдатели. Об этом говорится в заявлении, с которым от имени Антониу Гутерриша выступил пресс-секретарь ООН.

«Генеральный секретарь ООН приветствует новость о том, что Северная Корея закрыла ядерный полигон в Пхунгери», - говорится в документе. При этом глава всемирной организации выражает сожаление по поводу того, что международных экспертов не пригласили для наблюдения за этим процессом.

«Генеральный секретарь ООН надеется, что меры, способствующие росту доверия, помогут в достижении устойчивого мира и поддающейся контролю денуклеаризации Корейского полуострова», - говорится в заявлении.

Генеральный секретарь ООН надеется, что меры, способствующие росту доверия, помогут в достижении устойчивого мира и поддающейся контролю денуклеаризации Корейского полуострова

Напомним, 27 апреля в ходе исторической встречи лидеры двух Корей подписали Панмунджомскую декларацию о мире, процветании и объединении Корейского полуострова. Они договорились о целом ряде совместных мер. В их числе переговоры, призванные официально положить конец Корейской войне, которая началась в июне 1950 года. В 1953 году стороны установили режим прекращения огня, однако официально конфликт так и не прекратили, поскольку не смогли достичь соглашения о мире.

В преддверии исторической встречи лидер КНДР Ким Чен Ын объявил о намерении приостановить ядерные испытания и запуски межконтинентальных ракет, а также обещал закрыть ядерный полигон. С 2006 года в нарушение резолюций Совета Безопасности ООН КНДР провела шесть ядерных и многочисленные ракетные испытания. Напомним, с апреля 2009 года власти КНДР не пускают инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на ядерные объекты страны. Наблюдение ведется исключительно при помощи спутников.

В ходе сегодняшней дискуссии в университете Женевы в Швейцарии Генеральный секретарь ООН выразил сожаление по поводу отмены встречи лидеров США и Северной Кореи. Саммит, напомним, должен был состояться в Сингапуре в июне. «Я призываю стороны продолжить диалог по поиску возможности мирной и поддающейся контролю денуклеаризации Корейского полуострова», - подчеркнул глава ООН.

КНДР > Армия, полиция > un.org, 24 мая 2018 > № 2620185


КНДР. США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 22 мая 2018 > № 2614804

Вашингтон угрожает: повторится ли ливийский сценарий в КНДР

Чем обернутся заявления Вашингтона о «ливийском сценарии» для КНДР

За последние дни несколько американских политиков допустили возможность реализации в КНДР ливийского сценария в случае, если Ким Чен Ын будет проявлять несговорчивость в рамках диалога с США. Тем временем на фоне участившихся резких высказываний обеих сторон все чаще звучат опасения, что саммит американского и северокорейского лидера, запланированный на 12 июня, может и не состояться.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин прибыл в Вашингтон на переговоры с Дональдом Трампом в предверии грядущей встречи американского лидера с главой КНДР Ким Чен Ыном.

Газета Politico отмечает, что главы США и Республики Корея, «делают рискованную ставку на то, что смогут управлять игрой в разрядку [на Корейском полуострове] с северокорейским лидером Ким Чен Ыном».

Между тем, в мировых СМИ все чаще звучат опасения, что долгожданный саммит, запланированный на 12 июня в Сингапуре, не состоится вовсе. Эти подозрения имеют достаточно оснований — не так давно сам Ким отменил межкорейский саммит на высоком уровне из-за старта совместных с США военных учений Max Thunder в Южной Корее.

Северокорейское руководство было возмущено началом проведения учений в то время, как еще «не успели высохнуть чернила» на декларации, подписанной в ходе исторической встречи глав двух Корей в Пханмунджоме 27 апреля.

Тогда же Пхеньян пригрозил, что отменит переговоры Кима и Трампа в случае, если Вашингтон намерен добиваться от КНДР осуществления денуклеаризации в одностороннем порядке.

Руководство Северной Кореи также подчеркнуло, что не допустит реализации ливийского сценария в своей стране.

Между тем о «модели Ливии» в последнее время все чаще говорят высокопоставленные американские политики. Так, 17 мая недавно назначенный советником Дональда Трампа по нацбезопасности Джон Болтон заявил, что в КНДР будет осуществлен ливийский сценарий, а также призвал Пхеньян отказаться от ядерной программы по примеру Триполи в 2004 году. По его мнению, именно такой вариант должны обсуждать на переговорах в Сингапуре Дональд Трамп и Ким Чен Ын.

Востоковед и российский дипломат Георгий Толорая в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что Болтон мог сделать такое заявление намеренно, чтобы сорвать диалог и примирение, поскольку «он неравнодушен» к вопросу КНДР.

Стоит отметить, что нынешний советник Трампа сам участвовал в переговорах с Ливией во времена своего пребывания на посту заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями в 2001-2005 году, он поддерживал смену режимов в Ливии и Сирии, а также всегда занимал крайне жесткую позицию в отношении Северной Кореи.

«Но, возможно, что он имел в виду — и потом такие разъяснения были — что, дескать, в Ливии Каддафи отказался от своей программы ядерного оружия и сдал его, и после этого все стало очень хорошо. К нему даже приезжала Кондолиза Райс, а то, что потом народ его скинул — это никакого отношения к ядерному оружию не имеет. Есть такая лукавая точка зрения у некоторых американских политиков», — продолжает Толорая.

Напомним, Ливия признала нарушение режима нераспространения и отказалась от программы по разработке оружия массового уничтожения в 2004 году, после долгой работы, осуществлявшейся администрациями президентов США Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего. В 2011 году НАТО начала военную операцию в Ливии, после чего Муаммар Каддафи был свергнут и жестоко убит.

Сам Трамп не исключил возможности применения «ливийской модели» в КНДР, если Пхеньян проявит несговорчивость, хотя и отметил, что это «совсем не то, чего хочет Вашингтон для Северной Кореи».

«В случае с Каддафи, это было тотальное разрушение. Мы пошли туда, чтобы нанести по нему удар. Сейчас такая модель, скорее всего, будет применена, если мы не договоримся [с Ким Чены Ыном — «Газета.Ru»]», — заявил американский президент, выступая перед журналистами после встречи с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 17 мая. Трамп добавил, что если сделка с Пхеньяном будет заключена, Ким Чен Ын будет «очень, очень счастлив».

«Разумеется, все понимают, что, было бы у Каддафи ядерное оружие, никто бы и пальцем его не тронул, и естественно, что северные корейцы с большим негодованием этот ливийский сценарий отвергли. Возможно, это был расчет, чтобы немного подогреть страсти», — отмечает Георгий Толорая.

Он добавил, что в предверии саммита идет ожесточенный торг между американцами и северокорейцами за то, «каким образом и до чего можно договориться, совместимы ли вообще сценарии поэтапной денуклеаризации вместе со всем миром, которой придерживается КНДР и полной односторонней денуклеаризации, которого придерживается США, можно ли найти какие-то точки соприкосновения, какой-то компромисс».

О ливийском сценарии для Северной Кореи говорил и вице-президент США Майкл Пенс. «На прошлой неделе были некоторые разговоры о ливийской модели, — заявил политик в интервью телеканалу Fox News 21 мая, — президент ясно дал понять, что это кончится только так, как кончилось в Ливии, если Ким Чен Ын не заключит сделку».

Отвечая на вопрос о том, что в Пхеньяне слова Трампа о «модели Ливии» были восприняты как прямая угроза, Пенс заметил, что это «скорее, факт, чем угроза».

В то время как американские политики рассуждают о ливийском сценарии для КНДР, сам Трамп, похоже, уже опасается, что его встреча с Ким Чен Ыном находится под угрозой. 21 мая газета The New York Times со ссылкой на источники в Белом доме писала о переживаниях Трампа касательно того, что саммит с Кимом в итоге может обернуться политическим фиаско.

Возможно, нынешний визит президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина в Вашингтон связан и с этими опасениями главы Соединенных Штатов — не так давно Трамп звонил южнокорейскому коллеге, интересуясь, почему произошла накладка с совместными военными учениями Max Thunder, вызвавшими гнев Пхеньяна и угрозы отменить встречу с Трампом.

Дело в том, что американская сторона, судя по заявлениям высокопоставленных чиновников Пентагона и Госдепа, пребывала в уверенности, что КНДР дала свое согласие на проведение учебных военных мероприятий. О «согласии» северокорейской стороны Вашингтон проинформировало руководство Республики Корея.

Как отмечает востоковед и дипломат Георгий Толорая, своими заявлениями Пхеньян хотел «проучить» Вашингтон. «Эти резкие шаги и отказ о переговоров с Югом призваны несколько «повоспитывать» Америку, чтобы американцы стали более сговорчивыми», — полагает эксперт.

Между тем 23 мая стартует операция по уничтожению в КНДР ядерного полигона Пунгери в соответствии с данным северокорейским лидером обещанием о прекращении ядерных испытаний в стране.

Работы запланированы на период с 23 по 25 мая и включают уничтожение испытательной шахты и всех наземных построек.

В беседе с «Газетой.Ru» Георгий Толорая отмечает, что, несмотря на все последние разногласия, есть надежда, что саммит Трампа и Кима все же состоится. «Подготовка к саммиту идет. Увенчается она успехом или нет — никто не знает, это могут более или менее прогнозировать только те, кто непосредственно участвует в переговорах, но и они не могут быть полностью уверены, до чего они смогут договориться и как на это посмотрит начальство», — констатирует дипломат.

По его словам, время еще есть, хотя прогнозировать, состоится встреча или нет, можно только по внешним сигналам. «Если стороны не договорятся [о встрече] — может быть, ее отложат, чтобы было больше времени. Может быть, сам Ким скажет: «Вы мне не нужны, у меня есть атомная бомба, и не смейте меня трогать, мы как живем 70 лет, так и продолжим», — допускает Толорая.

КНДР. США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 22 мая 2018 > № 2614804


КНДР > Армия, полиция. СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 22 мая 2018 > № 2614219

Иностранные журналисты прибыли в Северную Корею на закрытие ядерного полигона

Группа журналистов из разных стран прибыла в Северную Корею для освещения закрытия страной своего полигона для ядерных испытаний.

Пхеньян заявил, что демонтирует полигон Пунгери на северо-востоке страны. Процесс должен пройти со среды по пятницу.

Около 20 журналистов из США, Великобритании, Китая и России во вторник прибыли в город Вонсан.

Им предстоит доехать до полигона на специальном поезде, в нем же представители прессы будут жить.

В Вонсане Северная Корея разместила пресс-центр, чтобы продемонстрировать зарубежным СМИ свою нацеленность на денуклеаризацию Корейского полуострова.

Первоначально Пхеньян пригласил на это событие журналистов из Южной Кореи.

Но впоследствии Северная Корея отказалась аккредитовать этих репортеров.

Эти действия вызваны тем, что Южная Корея пытается стать посредником между Северной Кореей и США в преддверии запланированного на июнь саммита.

КНДР > Армия, полиция. СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 22 мая 2018 > № 2614219


США. Корея. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 21 мая 2018 > № 2617607

Министерство обороны Южной Кореи отвергло возможность сворачивания совместных с США ежегодных военных маневров или уменьшения их масштаба, несмотря на недовольство КНДР, заявила на брифинге представитель ведомства Чхве Хён Су.

"Наша позиция относительно проведения ежегодных совместных учений, которые являются оборонительными по своей природе, не изменилась. Мы намерены сохранять существующий уровень маневров", — прокомментировала представитель южнокорейского минобороны вопрос журналиста о возможном сворачивании запланированных на этот год совместных с США учений и влиянии на них протестов со стороны КНДР.

В частности, речь идет о совместных учениях Ulchi Freedom Guardian, которые должны стартовать в августе этого года.

В конце апреля состоялся первый за 10 лет саммит между лидерами Южной Кореи и КНДР. Ким Чен Ын стал первым северокорейским руководителем, который перешел через военно-демаркационную линию в зону ответственности Южной Кореи. По итогам саммита была принята совместная декларация, в которой КНДР и Южная Корея заявили о намерении добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, улучшать отношения, стремясь к совместному процветанию и мирному воссоединению.

Однако на прошлой неделе КНДР приняла решение об отмене запланированных на 16 мая переговоров на министерском уровне с Южной Кореей и поставила под сомнение целесообразность саммита с США из-за учений Max Thunder, которые начались 11 мая и должны продлиться до 25 мая.

Южная Корея выразила сожаление в связи с отказом КНДР от проведения переговоров, но подчеркнула, что совместные с США учения продолжатся согласно плану, несмотря на протесты с северокорейской стороны. Министерство по делам национального объединения Южной Кореи также подчеркнуло, что намерено продолжать усилия по проведению диалога.

США. Корея. КНДР > Армия, полиция > ria.ru, 21 мая 2018 > № 2617607


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610681 Джон Болтон

США рассматривают «ливийский сценарий» в отношении КНДР

CBS News, США

Бреннан: Доброе утро и добро пожаловать на передачу «Лицом к нации». Меня зовут Маргарет Бреннан (Margaret Brennan). Нам сегодня предстоит обсудить много вопросов, и начнем мы с беседы с новым советником президента Трампа по национальной безопасности, бывшим постоянным представителем США при ООН Джоном Болтоном. Добро пожаловать на нашу передачу.

Болтон: Рад быть вашим гостем.

— Вы исполняете свои обязанности всего лишь около трех недель, и уже такой прорыв на дипломатическом фронте с Северной Кореей. Вы верите, что Ким Чен Ын готов отказаться от своего оружия или он просто пытается улучшить свой имидж?

— Ну, я не думаю, что мы на данный момент об этом знаем. Я считаю, что если он принял стратегическое решение о том, что Северной Корее было бы лучше без ядерного оружия, то, на мой взгляд, нам есть о чем поговорить, и я думаю, что президент хотел бы воспользоваться этой возможностью. Но, по моему мнению, совершенно ясно, что мы сегодня к этому пришли благодаря тому давлению, которое администрация Трампа оказала на Северную Корею. Экономическое давление, политическое, военное давление. Думаю, что это признают все, и сам президент Южной Кореи Мун неоднократно заявлял, что без этого давления не было бы возможности провести ни Олимпиаду, ни саммит лидеров Севера и Юга. То же самое говорят премьер-министры Японии и Австралии, президент Франции, канцлер Германии. Так что именно поэтому мы сейчас здесь. И я считаю, что именно северокорейцы должны показать нам, что они действительно намерены отказаться от ядерного оружия.

— Ну, возможно, Северная Корея тоже идет на переговоры, имея возможность диктовать условия с позиции определенной силы. Слабая экономика — пожалуй, да. Но с этой ядерной программой они продвинулись дальше, чем при всех прежних администрациях США. Так…

— Во многом из-за ошибок, которые на протяжении 25 лет совершали прежние администрации —

— А это обязательное условие? Ким Чен Ын обязательно должен отказаться от этого оружия, прежде чем вы пойдете на какие-то уступки?

— Думаю, что да. Мы сейчас рассматриваем ливийский сценарий 2003-2004 годов. Мы также пытаемся выяснить, какое решение Северная Корея приняла раньше. И, самое главное, наверное, возвращаемся более чем на четверть века назад к совместному соглашению 1992 года о денуклеаризации между Севером и Югом, согласно которому Северная Корея обязалась отказаться от ядерного оружия и еще обязалась отказаться от обогащения урана и переработки плутония. Сейчас нам надо обсудить и другие вопросы — их программы по баллистическим ракетам, их программы по биологическому и химическому оружию, проблему американских заложников, которых они удерживают, вопрос о том, что они на протяжении многих лет похищают ни в чем не повинных японских и южнокорейских граждан.

— Примут ли США приглашение Северной Кореи осмотреть их ядерный полигон, когда в мае он, как было обещано, будет демонтирован?

— Ну, мы посмотрим, что именно это означает, ведь…

— Но Сеул заявляет, что Северная Корея обещала это сделать.

— Северная Корея. Все это, конечно, интересно, потому что мы уже это проходили раньше. Надеюсь, Северная Корея в этом искреннее заинтересована и ее намерения серьезны. Но я просто зачитаю вам предложение, если позволите. «В качестве жеста, демонстрирующего свою готовность выполнить свое обязательство по прекращению своей программы создания ядерного оружия, Северная Корея в пятницу взорвала свой самый известный символ производства плутония. Уничтожение градирни свидетельствовало о пошаговом выполнении многосторонних действий, предпринимаемых под руководством США, целью которых является прекращение реализации северокорейской программы производства ядерного оружия». 27 июня 2008 года, газета «Нью-Йорк Таймс». И та же самая «Нью-Йорк Таймс» в прошлом месяце написала, что у президента Трампа будут сложности с Северной Кореей, потому что новые данные, полученные с помощью спутника, свидетельствуют о том, что Северная Корея расширяет производство плутония. Поэтому мы хотим видеть реальную готовность, реальные намерения. А видеть пропаганду Северной Кореи мы не хотим.

- Вы таких демонстративных, постановочных действий пока не видите?

— Мы слышим слова…

— И никакого демонтажа?

— Пока мы слышим слова.

— И разработка продолжается.

— Вы… они сказали, что собираются прекратить ядерные испытания и испытания баллистических ракет. В последнее время они их не проводят. Это действительно так. Это может быть очень позитивным знаком. Или же это может означать, что в своих разработках они достигли такого уровня, что сейчас проводить испытания им и не нужно. Мы наблюдаем это и в других ситуациях. Президент Трамп полон решимости полностью использовать эту возможность и довести все до конца. Надеюсь, что мы сможем добиться настоящего прорыва, но у нас в администрации наивных людей нет — очень многое будет зависеть от этой встречи с Ким Чен Ыном.

— Поэтому и так много сообщений о том — из Северной Кореи сообщают, что Ким Чен Ын откажется от ядерного оружия, если США пообещают не вторгаться в его страну. Намерены ли вы давать подобные обещания?

— Вообще-то мы это слышали и раньше. Это… набор пропагандистских приемов у Северной Кореи богат и безграничен.

- Но это оборачивается тяжелыми бременем для США, создает им проблемы.

— Думаю, что на самом деле это не так. Я считаю, что следует смотреть на решение отказаться от ядерного оружия как на реальное стратегическое решение, которое должна принять Северная Корея. Мы хотим увидеть доказательства того, что их решение реальное, а не просто риторика. В случае с Ливией, например, и это другая ситуация, в определенном смысле эти переговоры проводились в узком кругу, с глазу на глаз, и общественность о них не знала. Но Ливия сделала то, что заставило нас преодолеть наш скептицизм — она позволяла американским и британским наблюдателям посещать все свои ядерные объекты. Поэтому об использовании международных механизмов речь не шла. Мы увидели их совершенно в другом свете — такими мы их никогда раньше не видели.

— Это звучит так, словно вы хотите сначала провести инспектирование и только потом ослаблять санкции.

— Ну, я считаю, что это было бы доказательством принятия стратегического решения отказаться от ядерного оружия, (оно) не обязательно должно быть таким же, как решение, принятое Ливией, но это должно быть нечто конкретное и реальное. Вполне возможно, что у Ким Чен Ына есть какие-то идеи. И мы должны его выслушать.

— Как сообщает CBS, предпочтительным местом для этой встречи между президентом Трампом и Ким Чен Ыном является Сингапур. Когда вы определитесь относительно места проведения встречи, и насколько это важно?

— Я думаю, что это произойдет, когда президент будет готов объявить это. Мы все еще решаем, в каком месте это произойдет. И мы пока еще не определились с датой.

— Он заявил, что в ближайшие несколько недель. Три-четыре недели.

— Он, президент, готов к активным действиям. И мы стремимся принять решение, чтобы можно было спланировать всю логистику, но я не хочу забегать вперед и сообщать о том, о чем, возможно, он сам хочет сообщить. Мы просто пока еще не пришли к окончательному решению.

— Есть ли какие-либо новости о трех американцах, которые находятся в заключении в Северной Корее? Я имею в виду, будут ли они фактически оставаться заложниками успеха этих переговоров, или же их нужно освободить до того, как президент войдет переговорную комнату?

— Я не хочу вдаваться в подробности наших дискуссий. Я скажу лишь одно. Для президента эти трое американцев являются приоритетной задачей. И в обмене (заложниками) между нормальными странами этих людей даже не стали бы держать в заключении. Поэтому я считаю, что Северная Корея должна отнестись к этому очень серьезно.

— Хотя это и жест, который им не обязательно делать до встречи?

— Он был бы доказательством их искренности. Нам не терпится узнать, каково их решение.

— Вы могли бы рассказать нам, в каком они состоянии?

— Я бы предпочел не обсуждать эту тему — пока, но это очень важно для президента.

- Я также хочу спросить вас о другом важном решении, которое будет принято по иранской ядерной сделке. Раньше вы очень открыто заявляли о своем скептицизме, и поэтому дипломаты в частном порядке говорят и задаются вопросом, собираетесь ли вы быть в этом случае посредником, который мог бы в принципе предложить президенту другое решение. Если европейцы смогут заключить закулисную сделку с целью урегулирования вопроса с ядерной установкой, вы действительно думаете, что ее можно сохранить?

— Ну, это решение президента. Я имею в виду, что люди должны иметь в виду одно — то, что здесь у меня другие функции. Когда я был частным лицом, я мог говорить все, что хотел, и это было большой роскошью, но…

— В марте вы заявили, что улучшить ситуацию нельзя, и что просто бессмысленно и неразумно думать, что мы можем ее исправить. Это было не так давно.

— Поэтому я так и не думаю. А говорил я то, в чем был убежден, и от этих слов я не отказываюсь. Но теперь это не моя работа. Моя работа — давать советы президенту. Это решение будет принимать он. Это его решение. Я — советник по вопросам национальной безопасности, но решений по этим вопросам я не принимаю. И, кстати, по вопросу иранской ядерной сделки я предложил ему несколько вариантов решения, я буду и дальше это делать до тех пор, пока он не примет решение. Я считаю, что это очень важно для нормальной работы системы национальной безопасности, и делать это — моя обязанность.

— И если госсекретарь Помпео сможет заключить кулуарную сделку, вы готовы согласиться на ядерную сделку с Ираном и оставить ее в силе?

— Я считаю, что это вопрос о том, что окончательное решение принимает президент. Задача его советников — давать советы. А решения принимает он.

- Итак, 12 мая США снова ввели санкции против Ирана, значит ли это, что США вышли из этого соглашения?

— Произойти может всякое, и я не хочу вдаваться в обсуждение гипотетических сценариев, но вопрос о выходе из соглашения, безусловно, рассматривается. Президент говорил об этом неоднократно. Его позиция в отношении этой ядерной сделки постоянна, последовательна и неизменна со времени президентской кампании 2016 года. Так что посмотрим, что произойдет.

— Что ж, мир следит за событиями. Большое вам спасибо.

— Был рад побеседовать с вами…

— У нас в гостях был Джон Болтон. Спасибо, что приняли участие в программе «Лицом к нации». Надеюсь на скорую встречу.

— Большое спасибо.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610681 Джон Болтон


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 мая 2018 > № 2608908

Пхеньян повышает ставки: чем ответит Трамп

Почему Пхеньян отменил переговоры с Сеулом и состоится ли встреча с Трампом

Алексей Грязев, Екатерина Суслова, Ольга Шерункова

Саммит Северной и Южной Кореи на высоком уровне, намеченный на 16 мая, не состоялся — Пхеньян отказался проводить встречу из-за начала в Республике Корея совместных военных учений с США. Более того, КНДР пригрозила Вашингтону отменить и запланированную на 12 июня встречу Ким Чен Ына с Дональдом Трампом.

КНДР отменила переговоры на высоком уровне с Южной Кореей, запланированные на 16 мая. Причиной стало начало совместных южнокорейско-американских военных учений «Max Thunder», которые северокорейские власти охарактеризовали как «преднамеренную военную провокацию», нарушающую договоренности, достигнутые в ходе межкорейского саммита 27 апреля.

Согласно заявлению северокорейских властей, США и Республика Корея задействовали порядка 100 единиц воздушной боевой техники, чтобы отработать «упреждающий авиаудар» по территории КНДР. В Пентагоне при этом уверяют, что на учениях «Max Thunder» отрабатываются исключительно оборонительные сценарии.

Об отказе проводить намеченную встречу с южнокорейской делегацией объявил первый замглавы северокорейского МИДа Ким Ге Гван. Он предупредил, что Пхеньян может отказаться и от проведения саммита с США, если администрация президента Дональда Трампа «требует отказаться от ядерного оружия в одностороннем порядке».

«Южнокорейские власти и Соединенные Штаты запустили масштабные совместные военные учения против нашей Республики прежде, чем успели высохнуть чернила на декларации, подписанной в ходе исторического межкорейского саммита», — говорится в официальном заявлении Пхеньяна.

«Нашей доброй воле есть предел», — предупредил Ким Ге Гван, добавив, что руководство КНДР будет пристально наблюдать за реакцией со стороны американских и южнокорейских властей.

Газета The Washington Post отмечает, что угрозы КНДР отменить встречу Ким Чен Ына с американским лидером «укладываются в устоявшуюся модель поведения Пхеньяна: повышать ставки на переговорах, угрожая выйти из них, если не все будет так, как они хотят».

Как ни странно, Трамп, вопреки обыкновению, не отреагировал на эти заявления Пхеньяна в своем твиттере. В госдепе же отметили, что ранее южнокорейские представители передали Вашингтону, что Пхеньян принял проведение учений.

«Мы ознакомились с южнокорейским пресс-релизом. Соединенные Штаты будут следить за самостоятельными заявлениями Северной Кореи и продолжат тесную координацию со своими союзниками», — сказала официальный представитель Белого дома Сара Сандерс.

Быть ли встрече?

Как отмечает бывший чрезвычайный и полномочный посол РФ в Республике Корея Георгий Кунадзе, Пхеньян всегда крайне негативно реагировал на традиционные ежегодные американо-южнокрейские учения. Отчасти это связано с принципом: по мнению КНДР, в этих учениях отрабатываются сценарии нападения на Северную Корею, и считать их дружественным шагом никак нельзя.

Кроме того, каждый раз, когда проходят такие учения на юге, северокорейцы приводят свои войска в состояние повышенной готовности, растрачивая на это свои ценные ресурсы.

Стоит отметить и тот факт, что изначально проходящие сейчас учения планировались на начало года. Однако в связи с участием северокорейской делегации в Олимпийских играх в Пхенчхане, Сеул уговорил Вашингтон отложить проведение военных маневров. По словам Кунадзе, в данном конкретном случае совершенно очевидно, что в Северной Корее в свете прошедшей недавно межкорейской встречи на высшем уровне и в предверии саммита США — КНДР надеялись, что в этом году учения проводиться не будут вовсе.

Однако любопытно то, что Вашингтон не давал Пхеньяну каких-либо обещаний относительно американо-южнокорейских учений.

Более того, Майк Помпео, еще будучи директором ЦРУ, отвечая на вопрос журналистов, какие предварительные условия выдвигает Вашингтон для встречи лидеров двух стран, говорил: «Ким Чен Ын должен позволить нашим вооруженным силам продолжать проводить необходимые военные учения на Корейском полуострове».

С другой стороны, говорить о том, что Вашингтон обманул доверие Пхеньяна — не до конца правильно, отмечает эксперт. «Северные корейцы не доверяют никому: ни американцам, ни южным корейцам, ни нам, никому. Поэтому говорить о том, что какое-то доверие Пхеньяна может быть подорвано, неуместно — этого доверия никогда не было. Северные корейцы иногда изображают сумасшедших, но они очень хладнокровные расчетливые люди», — рассуждает эксперт.

В связи с этим, экс-посол уверен: нынешние учения никак не повлияют на проведение встречи Ким Чен Ына и Трампа. «Все-таки северные корейцы достаточно давно надеялись на такую встречу. Для них она помимо практического значения имеет также и символическое: впервые президент США будет встречаться с главой КНДР.

Для Пхеньяна, который всегда к этой встрече стремился, это большая победа. Поэтому встреча в Сингапуре пройдет по расписанию», — отмечает Кунадзе.

«Другой вопрос заключается в том, что сами эти переговоры, я боюсь, не будут особо успешными. Просто потому что договариваться по большому счету не о чем. И все это понимают», — резюмирует эксперт.

США не изменят свое поведение

Заявления северокорейского МИДа совершенно естественны и прогнозируемы, считает заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

«КНДР пошла на очень серьезные предварительные уступки, отказавшись от обогащения урана, закрыв ядерный полигон и принципе согласившись говорить о денуклеаризации, отказавшись от дальнейших тестов ядерного оружия, ракетных испытаний и так далее, — отмечает эксперт. — Сейчас же выясняется, что Северная Корея заморозила свои испытания, а США свои учения — нет. Другой реакции со стороны КНДР ожидать было сложно».

По словам Дмитрия Суслова, угрозы Пхеньяна вряд ли отразятся на позиции Вашингтона по северокорейскому вопросу.

«Администрация Трампа системно представляет достигнутый прогресс в северокорейском вопросе как результат ведения диалога с позиции силы. Особенно это сомнительно после прихода на ключевые внешнеполитические должности таких людей, как Джон Болтон.

Какие-либо уступки Пхеньяну обрушили бы всю внешнеполитическую аргументацию и идеологию и разрушили бы стереотип успешности политики Трампа», — говорит эксперт.

Американист также сомневается в том, что встреча Трампа и Кима может быть отменена. «Срыв этого саммита станет серьезным ударом по Северной Корее и лишит ее тех чрезвычайно позитивных и успешных достижений, которых КНДР уже достигла на данный момент», — говорит Дмитрий Суслов.

Судьба урегулирования

27 апреля в деревне Пханмунджом в демилитаризованной зоне состоялся эпохальный саммит главы КНДР Ким Чен Ына и президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина. Ким стал первым северокорейским лидером, ступившим на территорию Южной Кореи.

По итогам встречи глав КНДР и Республики Корея была принята резолюция, в которой обозначены весьма амбициозные цели. Оговоренные лидерами обеих Корей инициативы касались, в частности, подписания в течение года мирного договора, денуклеаризации Корейского полуострова, а также поддержания регулярных контактов на высшем и высоком уровне.

Между тем мирный договор между Северной и Южной Кореями, о котором так много говорят, юридически очень сложно заключить. На правовой аспект обращают внимание и эксперты-корееведы в беседе с «Газетой.Ru».

Республика Корея и КНДР не признают друг друга как государства. По конституции, каждая страна считает себя единственно законной на всем Корейском полуострове.

«Намерение [о заключении мирного договора между КНДР и Республикой Кореей. –- «Газета.Ru»] похвально, но как его реализовать? Возможно, как раз корейцы Севера и Юга будут разговаривать о том, каким образом можно заключить договоренности о мире и прекращении войны в рамках правового поля», — предполагает российский дипломат и востоковед Георгий Толорая.

Старший научный сотрудник Центра корееведения РАН Константин Асмолов, в свою очередь, отметил, что Мун Чжэ Ин и Ким Чен Ын не были морально готовы разговаривать про мир на уровне межкорейского саммита, и перенесли это на потом. «После этого Мун Чжэ Ин уже начал отказываться от нескольких формулировок и заявлять: сначала полная денуклеаризация, а потом мирный договор», — говорит эксперт.

При этом Асмолов подчеркивает, что главный вопрос в рамках предполагаемого мирного договора — это вопрос о гарантиях. «Это не Север обманывает США 25 лет. Это у американцев и южнокорейцев есть привычка внезапно менять условия сделки», — подчеркнул он.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 мая 2018 > № 2608908


КНДР > Армия, полиция > un.org, 14 мая 2018 > № 2613574

Глава ООН приветствовал решение Северной Кореи закрыть ядерный полигон в Пхунгери

Сегодня в Вене, напомнив об угрозах, связанных с ядерным и химическим оружием, изменением климата и киберпреступностью, Генеральный секретарь ООН призвал укреплять институты многосторонней дипломатии. Он вновь заявил, что соглашение по иранской ядерной программе- важный инструмент в предотвращении распространения оружия массового поражения, а также приветствовал решение Пхеньяна закрыть ядерный полигон Пхунгери.

«Иногда приходят и хорошие новости. Я хотел бы упомянуть одну из них. Речь идет о заявлении Корейской Народно - Демократической Республики (КНДР) о намерении закрыть ядерный испытательный полигон в Пхунгери», - заявил Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в беседе с журналистами после встречи с канцлером Австрии Себастьяном Курцем.

Он приветствовал это решение Пхеньяна и выразил надежду, что закрытие полигона внесет важный вклад в укрепление мер доверия и будет способствовать денуклеаризации Корейского полуострова.

«Я также надеюсь, что продвижение в позитивном направлении получит новый импульс в результате встречи на высшем уровне между лидерами США и Северной Кореи», - подчеркнул Генеральный секретарь ООН.

Глава ООН прилетел в Австрию в понедельник. Он провел переговоры с канцлером Германии Себастьяном Курцем, президентом страны Александром Ван дер Белленом и министром иностранных дел Карином Кнайслем.

На встрече с лидерами Австрии глава ООН отметил, что сегодня человечество сталкивается с серьезной угрозой распространения ядерного и химического оружия. Он подчеркнул, что Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе - очень важный инструмент предотвращения такой угрозы. Ранее Генеральный секретарь ООН заявил, что крайне огорчен решением США выйти из числа участников этого соглашения.

Напомнив о затянувшихся и новых конфликтах, глава ООН предупредил о рисках, связанных с киберпреступностью, и многих других проблемах, решение которых не под силукакому-то одному государству.

«Сегодняшние проблемы можно решить лишь в рамках многосторонней дипломатии и приверженность Австрии многостороннему подходу - это одна из причин, которая позволяет нам надеяться на успешное решение современных проблем», - отметил глава ООН после встречи с канцлером.

В ходе переговоров с президентом Австрии Александром Ван дер Белленом Генеральный секретарь ООН напомнил о важности Парижского соглашения по климату и необходимости активизации усилий по выполнению его положений.

«Изменение климата обгоняет наши действия по сдерживанию этого процесса. Существуют опасения, что мы не сможем достичь целей, поставленных в Париже: не допустить повышения температуры выше 1,5 градуса по Цельсию к концу столетия», - предупредил глава ООН. Он призвал предотвращать стремительный рост выбросов парниковых газов в атмосферу, в том числе за счет перехода на возобновляемые источники энергии.

«Мы видим, что сегодня энергия, получаемая из возобновляемых источников, - самая дешевая в мировом масштабе, но мы также видим, что многие государства все еще полагаются на ископаемое топливо, продолжают его субсидировать, развивать инфраструктуру в рамках проектов, которые отнюдь нельзя назвать “зелеными”», - сказал глава ООН.

Сегодня же в Вене Генеральный секретарь ООН выступил перед участниками сессии Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

КНДР > Армия, полиция > un.org, 14 мая 2018 > № 2613574


США. Индия. КНДР. Весь мир. РФ > Армия, полиция > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604376

Ядерные взрывы от нас не утаишь

Служба специального контроля Минобороны России отмечает 60-летний юбилей.

Первым испытательным ядерным взрывом в американском штате Нью-Мексико 16 июля 1945 года было положено начало новой эры в истории человечества. Предложения и инициативы СССР, направленные на запрещение атомного оружия либо ограничение его разработок, не нашли поддержки среди западных государств. Началась гонка ядерных вооружений. С появлением нового и крайне опасного вида оружия, способного уничтожить практически всё живое на планете, руководством нашей страны был поставлен вопрос об обеспечении контроля его испытаний другими государствами, с тем чтобы успеть принять своевременные и адекватные меры реагирования.

В итоге 13 мая 1958 года вышло совместное решение ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мероприятиях по созданию системы контроля за испытаниями ядерного оружия». Эта дата стала началом функционирования Службы специального контроля (ССК) 12-го Главного управления Минобороны.

История возникновения и дальнейшего развития уникальной специальной службы, являющейся ныне важным элементом в системе контроля и нераспространения ядерного оружия, была непростой. Создавая ядерный щит страны, руководитель советского атомного проекта академик Курчатов ещё в начале 1950-х годов поставил перед своими соратниками задачу по разработке методов и технических средств дальнего обнаружения ядерных взрывов. Совместно с академиком Кикоином он внёс предложение о формировании в военном ведомстве специальных подразделений для осуществления непрерывного контроля за испытаниями ядерного оружия с целью обеспечения политического и военного руководства страны оперативной и объективной информацией об интенсивности и направлениях его развития иностранными государствами, а также создания научно-технической базы для обеспечения политических инициатив государства по запрещению этого вида средств поражения. К решению данной проблемы были привлечены крупнейшие учёные и специалисты Академии наук СССР, Министерств обороны и среднего машиностроения, Гидрометеослужбы и других ведомств. Благодаря предпринятым усилиям к концу 1954 года в стране была создана первоначальная сеть дальнего обнаружения ядерных взрывов, включавшая несколько сейсмических станций и акустических постов. Контроль вёлся путём отбора аэрозолей на действующих метеостанциях а также самолётами-зондировщиками. Данные поступали и анализировались в едином центре – отделе приборов теплового контроля спецлаборатории Академии наук СССР. Но только этих способов контроля оказалось явно недостаточно, и было предложено использовать радиотехнический метод регистрации осуществляемых ядерных взрывов. Это заинтересовало военных с точки зрения получения оперативной информации. В этих целях решением министра обороны в Главном разведуправлении создаётся подразделение специального наблюдения за испытаниями ядерного оружия за рубежом. В последующем было принято решение о переводе отдела специальных наблюдений в 6-е управление Минобороны, которое видело перспективу дальнейшего развития специального наблюдения в переходе от отдельных экспериментальных работ к непрерывному комплексному контролю за ядерными испытаниями. Для его осуществления необходимо было освоить уже наработанный опыт регистрации ядерных взрывов всеми известными к тому времени методами (радиотехнический, сейсмический, акустический, аэрозольный, светотехнический), создать нужную инфраструктуру и получить соответствующие полномочия для межведомственного взаимодействия. Эти принципиальные положения и были взяты за основу подготовки проекта соответствующего постановления о создании в военном ведомстве Службы специального наблюдения за ядерными взрывами, которое увидело свет 13 мая 1958 года. Первым начальником службы был назначен полковник (впоследствии генерал-майор) Александр Иванович Устюменко, профессионал высочайшего класса, подлинный энтузиаст своего дела. Под его руководством создание инфраструктуры новой службы осуществлялось с учётом включения в неё уже существующих подразделений специального наблюдения и предполагало совершенствование органов военного управления, создание научного вычислительно-обрабатывающего центра, укрепление научно-исследовательских подразделений, расширение сети специального контроля за счёт увеличения количества лабораторий, совершенствования их организационной структуры и усиления технической оснащённости, а также создание учебных центров для переподготовки офицерского состава и подготовки младших специалистов и других мер. Повседневной работой лабораторий в службе руководила оперативная дежурная смена. Она собирала первичную информацию, обобщала её, делала выводы и готовила донесения вышестоящему командованию о результатах на основе регистрации техническими средствами обнаружения и информации, добытой из иностранных радиосетей и агентств о подготовке и проведении ядерных испытаний.

Повышению авторитета службы способствовало участие её специалистов в совещании экспертов восьми стран по научно-техническим проблемам контроля за прекращением ядерных испытаний, состоявшемся в Женеве в июле – августе 1958 года. На этом форуме, пожалуй, впервые на столь высоком международном уровне были продемонстрированы возможности новой структуры. Совещание проходило в острой полемике советских и американских экспертов, которые подвергали сомнению саму возможность эффективного контроля ядерных взрывов. Тогда в качестве мощного аргумента нашей делегацией было предъявлено сообщение ТАСС, подготовленное на основе данных службы, в которых с точностью до минуты объявлено о датах и времени 30 ядерных взрывов, проведённых США в 1958 году. Кстати, американцы объявили мировому сообществу лишь о шести из них. Это сообщение буквально обескуражило так называемых партнёров и явилось поворотным моментом в дискуссии. По итогам совещания были приняты рекомендации, в которых отмечалось, что любой ядерный взрыв может быть обнаружен и идентифицирован рассмотренными экспертами методами.

Возможности ССК позволяют обнаруживать подземные ядерные взрывы (при проведении в твёрдых породах без использования мер сокрытия с вероятностью обнаружения не менее 0,9) на трети территории земного шара с пороговой мощностью в одну килотонну

Передышка в ядерных испытаниях с 1958 по 1961 год была в полной мере использована для дальнейшего развития Службы специального контроля. При этом основное внимание обращалось на совершенствование процесса сбора и обработки данных, техническое переоснащение лабораторий, внедрение в практику контроля сейсмического метода обнаружения ядерных взрывов, дальнейшее расширение сети контроля. В итоге к последующим интенсивным испытаниям ядерного оружия ССК подошла организационно окрепшей и технически более оснащённой. В августе 1963 года большинством ядерных государств был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Гарантом соблюдения Московского договора, как указывалось в его тексте, являлись национальные технические средства контроля. Это означало, что с 5 августа 1963 года на службу в качестве одной из основных задач был возложен контроль соблюдения Договора о запрещении испытаний в трёх средах. Если до этого времени основные усилия и средства направлялись на развитие радиотехнического метода, так как большинство испытаний проводилось в атмосфере и космическом пространстве, то после заключения договора стали преобладать испытательные ядерные взрывы под землёй, в связи с чем на первое место по значимости вышел сейсмический метод обнаружения ядерных взрывов. Вместе с тем ССК ожидали новые и весьма существенные изменения. 5 января 1980 года Службу специального контроля переподчинили начальнику химических войск, в связи с чем приоритеты в её деятельности претерпели изменения. Прежние задачи по контролю за ядерными испытаниями на иностранных полигонах сняты не были. Однако в дополнение к ним появился ряд новых задач, связанных с созданием Единой системы выявления и оценки масштабов и последствий применения оружия массового поражения. Впрочем, жизнь вновь внесла свои коррективы. В 1985 году возобновились переговоры о полном и всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия. Для обеспечения руководства страны более полной информацией в данной области требовалось развёртывание широкомасштабных исследований по повышению эффективности сейсмического метода регистрации взрывов малой мощности и работ по созданию автоматизированной системы сейсмического контроля. В связи с этим 9 июня 1985 года ССК была вновь подчинена 12-му Главному управлению Министерства обороны СССР. Важной вехой в истории службы является участие специалистов ССК в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, произошедшей 26 апреля 1986 года. Служба фактически оказалась единственной организацией, подготовленной к оперативному широкомасштабному контролю за радиационной обстановкой на больших территориях. Все задачи, поставленные перед Службой специального контроля высшим руководством, были выполнены с честью и на высоком профессиональном уровне. Распад СССР оказал своё влияние и на деятельность ССК. На начало 1992 года из 20 отдельных лабораторий и трёх автоматических сейсмических станций девять ОЛСК и одна АСС оказались на территории бывших союзных республик. Новые геополитические реалии объективно оказали влияние на возможности службы по решению своей основной задачи – контроля ядерных взрывов на земном шаре. В этой ситуации руководство службы взяло курс на международный обмен информацией. Первым шагом специалистов Службы по контролю ядерных испытаний на основе международного обмена непрерывными сейсмическими данными стало их участие в работе группы научных экспертов Конференции по разоружению и сотрудничество со специалистами Центра технических применений ВВС США (АФТАК). В 1993 году был проведён первый международный эксперимент с участием Российской Федерации по обмену непрерывной сейсмической информацией. Принятие Генеральной Ассамблеей ООН Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) 10 сентября 1996 года ознаменовало собой успешное завершение одного из самых длительных процессов переговоров по вопросам контроля над вооружениями. К настоящему времени договор подписали 183 государства. Россия ратифицировала договор 30 июня 2000 года и не раз заявляла о своей заинтересованности в его скорейшем вступлении в силу. Участие Российской Федерации в ДВЗЯИ предоставило доступ ССК Минобороны РФ к использованию информации от сети международной системы мониторинга, размещённой по всему земному шару, и тем самым не только компенсировало потери от уменьшения количества пунктов национальной сети контроля, но и повысило потенциальные возможности ССК Минобороны РФ по глобальному контролю ядерных испытаний. Так, в ССК удалось модернизировать национальную систему контроля и полностью перейти на регистрацию и сбор непрерывной сейсмической, инфразвуковой и магнитометрической информации в реальном масштабе времени с использованием спутниковых каналов связи. Однако вызовом мировой общественности после подписания большинством стран ДВЗЯИ стали подземные ядерные испытания, проведённые в 1998 году Индией и Пакистаном. Специалистами ССК Минобороны РФ эти взрывы были оперативно зарегистрированы. 9 октября 2006 года национальные средства контроля зафиксировали испытание ядерного оружия в Северной Корее. Во всех дальнейших случаях специалисты ССК профессионально выполняли задачи по регистрации ядерных взрывов (последний КНДР провела в 2017 году), полному и детальному анализу полученных данных, а также своевременному представлению руководству доклада с необходимыми материалами. На сегодняшний день Служба специального контроля Министерства обороны Российской Федерации представляет собой уникальную структуру в составе 12-го Главного управления Минобороны РФ. Наряду с контролем за испытаниями ядерного оружия за рубежом ССК проводит мониторинг соблюдения международных договоров об ограничении и запрещении испытаний ядерного оружия, в том числе обеспечивает участие Российской Федерации в международном механизме контроля Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и Российской академии наук по реализации ДВЗЯИ. Среди других приоритетных задач службы – контроль сейсмической и радиационной обстановки на земном шаре, любых ядерных аварий на территории Российской Федерации. Также на службу возложено участие в проведении геофизического мониторинга над территорией нашей страны. Результаты контроля, а именно данные о фактах и параметрах ядерных взрывов и землетрясений, радиоактивном заражении окружающего пространства представляются Службой специального контроля в Национальный центр управления обороной Российской Федерации, 12-е Главное управление Министерства обороны и другие органы военного и государственного управления. Служба проводит непрерывный сбор, обработку и обобщение данных о геофизической обстановке, устанавливает на их основе факты проведения ядерных взрывов и землетрясений, определяет их параметры. С 2016 года руководство службой осуществляет заместитель начальника 12-го Главного управления Министерства обороны РФ – начальник Службы специального контроля Министерства обороны РФ полковник Игорь Токарев. Возможности ССК с существующей структурой сети наблюдения и технических средств, национальных станций, уровнем научно-методического обеспечения обработки регистрируемых данных в настоящее время позволяют обнаруживать подземные ядерные взрывы (при проведении в твёрдых породах без использования мер сокрытия с вероятностью обнаружения не менее 0,9) на трети территории земного шара с пороговой мощностью в одну килотонну, а также выявлять подземные ядерные взрывы на зарубежных испытательных полигонах США, Франции, КНР, Индии, Пакистане и КНДР.

ССК способна контролировать наземные и воздушные ядерные взрывы применительно к испытательным полигонам зарубежных государств с порогом обнаружения от десятка килотонн, а также высотные взрывы в ограниченной области околоземного пространства до высот около 150 километров с порогом несколько десятков килотонн.

Задачами Службы специального контроля Министерства обороны РФ на долгосрочную перспективу остаются: снижение порогов обнаружения ядерных взрывов, производимых глобально во всех средах; обеспечение достоверной идентификации зарегистрированных источников на уровне пороговой чувствительности; расширение зоны гарантированного контроля зарубежных ядерных взрывов на территории земного шара (с учётом вероятных сценариев проведения ядерных испытаний); конверсионная деятельность по взаимодействию с научными учреждениями РАН при регистрации геофизических полей и возмущений естественного происхождения, что даёт возможность отслеживать передовые технологии геофизических исследований для совершенствования контроля ядерных взрывов.

Олег ГРОЗНЫЙ, «Красная звезда»

США. Индия. КНДР. Весь мир. РФ > Армия, полиция > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604376


КНДР > Армия, полиция > nhk.or.jp, 13 мая 2018 > № 2602501

Северная Корея объявила сроки ликвидации ядерного полигона

Северная Корея объявила о ликвидации ядерного полигона Пунгери на северо-востоке страны приблизительно в период с 23 по 25 мая.

Северокорейское государственное Центральное телеграфное агентство Кореи сообщило об этом в субботу вечером, сославшись на информацию, опубликованную Министерством иностранных дел Северной Кореи.

Из объявления следует, что подземные туннели полигона будут уничтожены с использованием взрывчатки. Затем, после закрытия всех входов, будут ликвидированы наземные наблюдательные объекты и исследовательские центры.

Министерство иностранных дел указывает, что сроки ликвидации полигона будут определены в зависимости от погодных условий.

Кроме того, согласно этому объявлению, журналистам из Китая, России, США, Великобритании и Южной Кореи будет разрешено освещать процесс ликвидации полигона для обеспечения его транспарентности.

КНДР > Армия, полиция > nhk.or.jp, 13 мая 2018 > № 2602501


США. КНДР > Армия, полиция > minprom.ua, 12 мая 2018 > № 2611668

США обещают КНДР экономическую помощь в обмен на отказ от ядерного оружия

США готовы способствовать тому, чтобы уровень благосостояния Северной Кореи поднялся до уровня Южной, если режим Ким Чен Ына согласится провести быстрое ядерное разоружение. Об этом заявил государственный секретарь США Майк Помпео.

"Мы достигли достаточно хорошего взаимопонимания между нашими странами о совместных целях", – отметил М.Помпео, комментируя недавнюю встречу с Ким Чен Ыном.

Позже в Вашингтоне госсекретарь США провел также переговоры с министром иностранных дел Южной Кореи Кан Ген Хва. Вместе с ней М.Помпео настаивает на том, что КНДР необходимо провести "полную, постоянную и доступную для проверки" денуклеаризацию.

Напомним, 12 июня в Сиграпуре должна состояться встреча президента США Дональда Трампа с северокорейским лидером Ким Чен Ыном.

США. КНДР > Армия, полиция > minprom.ua, 12 мая 2018 > № 2611668


КНДР > Армия, полиция > gazeta.ru, 11 мая 2018 > № 2605272

Гора не устояла: почему КНДР больше не взрывает

Ученые: КНДР своими взрывами обрушила подземный ядерный полигон

Павел Котляр

КНДР обрушила свой ядерный полигон в ходе подземных испытаний и не сможет продолжать их как прежде. Так считают ученые, заметившие проседание горы со спутников, пролетающих над секретным северокорейским полигоном.

В то время, как северокорейский лидер Ким Чен Ин заявляет о «денуклеризации» Корейского полуострова, международная команда исследователей опубликовала наиболее детальный анализ состояния ядерного полигона КНДР, где производились последние испытания, во всех смыслах сотрясшие мир.

В новом исследовании китайских, германских, сингапурских и американских исследователей авторы продемонстрировали, как новейшие спутниковые технологии способны давать сведения о ядерных испытаниях на подобных объектах. Речь идет о горе Мантапсан на северо-востоке страны, где в сентябре 2017 года власти КНДР провели испытание термоядерного (по их словам) заряда, самого мощного за всю историю страны.

В тот день, 3 сентября, зарубежные сейсмостанции зафиксировали подземные колебания силой магнитудой 6,3. Кроме того, спустя восемь с половиной минут после взрыва датчики отметили более слабое сотрясение силой магнитудой 4,1.

Этот второй «афтершок» ранее уже наталкивал ученых на предположение о том, что он был вызван обрушением горы Мантапсан, под которой проводились испытания.

По словам специалистов, если это действительно так, то обрушение делает невозможным дальнейшее использование полигона. «Синдром усталой горы» — известный в геофизике феномен, который наблюдается в местах неоднократного проведения ядерных испытаний, проявляется в ослаблении и обрушении пород и увеличивает риск выхода на поверхность опасных радиоактивных газов.

Предположение западных ученых о таком сценарии развития событий подкрепились три недели назад, когда Северная Корея объявила о планах закрыть полигон под горой Мантапсан, где проводились пять из шести северокорейских ядерных испытаний.

А две недели назад, китайские ученые в статье, опубликованной в журнале Geophysical Research letters указали на первые свидетельства того, что гора действительно обрушилась при последнем испытании.

Если раньше ученые оценивали северокорейские ядерные взрывы лишь по анализу сейсмических откликов за границами КНДР, то теперь они продемонстрировали новый подход.

В статье, опубликованной в журнале Science, специалисты использовали данные с двух научных спутников – германского TerraSar-X и японского ALOS-2. Эти спутники позволяют строить трехмерное изображение поверхности Земли при помощи так называемого радиолокационного синтезирования апертуры (SAR).

Метод основан на облучении поверхности планеты электромагнитными волнами и измерении отраженных лучей. Такой метод позволяет получать точные изображения рельефа Земли вне зависимости от времени суток и погодных условий, так как облачность не мешает проникновению радиоволн.

Используя полученные данные, ученые показали, что в результате последнего взрыва вся гора Мантапсан сместилась вбок почти на 4 метра, и просела на 1,6 метра.

«Это означает, что вокруг полигона обрушилась большая площадь – не просто один или два туннеля», — считает Сильвен Барбот, соавтор работы из Сингапура. По его словам, проседание грунта наблюдается на протяжении 800 метров.

Это с большой вероятностью может говорить об обрушении проходивших под горой технологических туннелях, уверен первый автор работы Ван Тэн из Наньянского технологического университета.

«Но мы не можем сказать, идет ли речь о полном обрушении полигона или обрушении туннеля, так как не имеем полных данных об этом», — пояснил Ван.

Опускание горы могло быть, кроме этого, спровоцировано и обрушением подземных полостей, образовавшихся после предыдущих ядерных испытаний, предполагает Дуглас Дрегер Калифорнийского университета в Беркли, соавтор исследования.

«Я бы не сказал, что обрушилась вся гора, я бы не делал таких катастрофичных выводов, — пояснил он. — SAR играет действительно уникальную роль в мониторинге взрывов, поскольку опирается на прямое изображение нужной поверхности, в отличие от сейсмологии, которая позволяет изучать природу источника по анализу волн, расходящихся вовне к удаленным станциям наблюдения. Впервые кто-то сумел действительно смоделировать механику подземного взрыва, совместив спутниковые и сесмические данные».

«Эти открытия дают возможность сделать вывод, что большая часть полигона Пунгери вышла из строя и дальнейшие испытания могут потребовать значительных вложений или строительства нового полигона в другом месте», — считает Барбот.

По мнению газеты Wall Street Journal новые сведения заставляют по-новому взглянуть на мирные инициативы Ким Чен Ина. «Некоторые американские эксперты расценивают закрытие полигона как значительную уступку, в то время как другие считают, что он стал нерабочим и его закрытие это ничего не значащий жест в надежде на новые уступки», — утверждает издание.

Новый метод дал возможность по-новому оценить и мощность последнего вроведенного испытания. По оценкам ученых, она лежала в диапазоне 120-304 килотонн, что в 10 раз превышает мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму.

КНДР > Армия, полиция > gazeta.ru, 11 мая 2018 > № 2605272


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов

КОРЕЙСКАЯ ШАРАДА

Чем закончатся игры в “объединение Кореи” никто не знает. Даже сами корейцы

Юрий Сигов, Вашингтон

Вот уже несколько недель со страниц мировой печати и с экранов телевизоров не сходит якобы сверх-сенсационная тема. Две Кореи чуть ли не собрались воссоединяться, благодарность за подобный “исторический прорыв” требует себе исключительно президент Соединенных Штатов, в то время как два корейских лидера пожимают друг другу руки и даже вроде как какое-то дерево совместно сажают на радость соотечественникам. А уж насчет прогнозов по типу “то ли еще будет – ой, ой, ой” на Корейском полуострове отметились все, кто мало-мальски КНДР и Южную Корею может отыскать на карте мира.

Теперь вот ждут-не дождутся еще одного исторического события – планируемой (якобы) встречи в верхах между лидерами США и КНДР. Гадают, где они встретятся, кто кому первым пожмет руку, и сколько потом разных медпрепаратов будет использовано, чтобы руки отмыть от “крепкого политического захвата”. А еще каждый Божий день сообщается о том, что КНДР “вот-вот свернет свою ядерную программу”, И опять-таки все благодаря неустанной работе нынешнего хозяина Белого дома, который в единственном числе и правит современным миром (это если в Москве или Пекине вдруг думают иначе).

Но что во всей этой информационной кутерьме вокруг Корейского полуострова на самом деле имеет место быть, а что – чисто пропагандистская шелуха? И насколько вообще возможно некое объединение двух Корей, которым чуть ли не предсказывают “светлое единство” по примеру двух Германий (где на самом деле одна “скушала” другую при полнейшем предательстве верхушки СССР и ее так называемого “перестроечного руководителя”)?

Предлагаю же в этой связи посмотреть на происходящее на Корейском полуострове предельно прагматично, с точки зрения имеющихся “на местности” реалий, и оценить сам смысл тех громогласных заявлений и предсказаний, которые не просто делаются политиками самого высокого ранга, но и могут действительно оказать влияние на всю систему безопасности Азиатского континента, включая и страны Центральной Азии.

О каких победителях вообще можно толковать? В проигравшие не попасть бы

Начну вот с чего. С момента встречи лидеров КНДР и Южной Кореи чего только обеим странам не предрекалось, Особенно много заострялось внимания на том, что за всеми этими картинными рукопожатиями руководителей двух Корей незримо стоял американский президент. Тем более после того, как опять-таки американская сторона по всем подконтрольным СМИ распространила таинственный рассказ о якобы имевшем место визите нынешнего Госсекретаря США в КНДР и его тайных переговорах в Пхеньяне с Кимом-младшим (что никто ни разу не подтверждал, а американцы могут в этом плане обнародовать все, что им на руку).

Также важно, что две страны, которым никакое объединение Кореи невыгодно - США и Япония продолжают настаивать на том, что якобы необходимо по-прежнему оказывать на Пхеньян давление, пока КНДР не откажется полностью от ядерного оружия и не свернет свои ядерные программы. Одновременно подчеркивается, что пока Северная Корея не станет “Южной”, ее будут гнобить, давить и “указывать как ей жить”, даже если Ким-младший будет с южно-корейским руководителем встречаться по десять раз в месяц.

По поводу самого факта начала вменяемого диалога между двумя Кореями. Давно уже существует твердое мнение о том, что если бы внешние посторонние силы не вмешивались в межкорейские отношения, Сеул и Пхеньян давно бы нашли общий язык (благо он один и тот же). И какое-то подобие взаимосуществования выработали бы. Но это - в теории, которая с практикой с 1945 года не особо стыкуется.

Ведь Южная Корея по-прежнему фактически оккупирована американскими войсками (в то время, как на территории КНДР давно уже нет ни советских, ни китайских войск). Любые решения, касающиеся внешней политики собственной страны президент Южной Кореи принимает только после согласований с Вашингтоном. К тому же в случае возникновения любого военного конфликта на Корейском полуострове командовать всей Южной Кореей (включая ее армию) будет американский генерал, и никак иначе.

Что же касается самого факта переговоров, а не словесных оскорблений и угроз в адрес друг друга, то тут надо иметь в виду типично восточный сюжет о “сохранении лица”. Для КНДР и товарища Кима сам факт ведения с ним переговоров иностранцами - это признание его силы, авторитета, независимости и суверенитета возглавляемой им страны. Но то же самое про себя думает и нынешний президент США. Д.Трамп уверен, что именно он – главный в этих переговорах, и именно он "не позволит себя обмануть", плюс будет добиваться полного прекращения ядерной программы Пхеньяна.

А это, между прочим, означает не только отказ от испытаний ракетно-ядерного оружия, но и его уничтожение в КНДР под присмотром так называемых международных инспекторов. То есть весь мир нынче фактически вводится в заблуждение, поскольку Соединенные Штаты обещают именно ракетно-ядерное разоружение Северной Кореи, чего они добиться не смогли за более, чем 60 лет постоянного давления, и вряд ли смогут это сделать нынешними переговорами.

Дело в том, что товарищ Ким-младщий уже неоднократно объяснял, что ему совсем даже не улыбается судьба первых лиц Ирака и Ливии, и ни на какое ядерное разоружение он не пойдет ни при каких условиях. Америка сама может вспомнить, чего ей стоило создать собственное ядерное оружие и с его помощью править миром. Так почему КНДР должна на это пойти добровольно, хотя угрозу ее суверенитету никто с повестки дня не снимал?

И даже если две Кореи и начнут какие-то конкретные переговоры о том, чтобы в каком-то отдаленном будущем объединяться (но никак по типу ГДР с ФРГ), то ведь есть еще на карте совсем рядышком Япония. Она тоже с 1945 года оккупирована Соединенными Штатами, и ни одно существенное решение в области внешней политики Токио не может принять без согласования и “утверждения” в Вашингтоне. Называется это нынче “стратегическим партнерством и союзничеством”, но в руководстве КНДР полных лохов и готовых на “разводку” простаков вроде бы не наблюдается.

Кстати, северокорейцам прекрасно известно, что между Токио и Вашингтоном имеются секретные договоренности, согласно которым руководство Японии соглашается с наличием ядерного оружия на прибывающих в страну американских кораблях и самолетах. Те же японские журналисты постоянно пишут о том, что американское ядерное оружие может находиться на американских военных базах в Японии. Но ведь японцев туда не пускают, да и с какой стати американцам это делать?

Кто кого обманывает, и есть ли вообще на свете правда?

Здесь вот еще о чем стоило бы упомянуть. Все годы существования Северной Кореи как независимого государства и ее жизнь, и высшее руководство рисовались на Западе и в Японии с Южной Кореей (прежде всего) как жуткий кошмар и ужас без конца. Голод, пытки, уничтожение несогласных с курсом партии и правительства в Пхеньяне, сумасшествие северокорейского руководства в плане неких экстравагантных вариантов поведения - все это изо дня в день выдается на страницы газет и журналов, и постоянно муссируется сотнями прикормленных политологов и “экспертов по Северной Корее”.

Вся информация о том, что делается в КНДР на Западе имеется по-прежнему от разного рода перебежчиков, ищущих себе “подкорм” в Южной Корее и США “противников режима в Пхеньяне” и тому подобных. Можно ли всему этому верить? И более того - можно ли формировать какую-то вменяемую политику на основе подобных “свидетельств” и “разоблачений” якобы кошмарности северокорейских властей? Ответ, думаю, очевиден.

Поэтому примерно с той же степенью “доверия” стоило бы оценивать достигнутые на недавней встрече лидеров КНДР и Южной Кореи соглашения и принятые с широкими улыбками первых лиц декларации. К примеру, явно раздутые надежды выражаются на отказ Северной Кореи от ядерного оружия и полный его вывод с Корейского полуострова. Это ведь означало бы полную капитуляцию КНДР, на что товарищ Ким ну явно идти не планирует. Зато многочисленные американские эксперты уверенно утверждают, что именно это и будет обсуждаться на возможной встрече Кима и Д. Трампа(что вероятно только если корейского лидера напоят каким-нибудь зельем).

Также подобное непонимание ситуации демонстрируют те, кто мусолит тему о якобы “запускаемом процессе объединения двух Корей в одно государство”. Да, на данном этапе они могли бы подписать некий мирный договор между собой и установить, скажем, дипломатические отношения (хотя, думаю, это больше походило бы на внешние понты, но никак не на смену общего вектора развития двусторонних отношений).

Да и потом практически всем основным “друзьям” Кореи и ее возможного объединения именно оно особо невыгодно. Хотя до этого еще при любых раскладах очень далеко (да и неизвестно, дойдет ли до этого вообще дело), появление нового влиятельного государства в регионе для той же Японии, да и США (в меньшей степени - для России и КНР) может создать весьма серьезные проблемы для всей архитектуры безопасности этого и так нашпигованного оружием и военной силой региона.

Чем ниже конфликтный потенциал основных партнеров стран Центральной Азии, тем проще им будет проводить свою многовекторную политику

И, наконец, что в этом якобы “сдвинувшемся мирном процессе на Корейском полуострове” может выгореть не только его естественным участникам, но и другим странам континента, включая центральноазиатские? О том, каковы планы и расчеты в этом процессе США и Японии уже упомяналось. Поэтому обращу внимание на политику в отношении двух Корей Китая, России, и как следствие- значение подобных событий для центральноазиатских государств.

Что касается КНР, то в той же Америке ее политика в отношении Северной Кореи уже как пару лет попросту переворачивается с ног на голову. Если раньше американцы считали китайцев чуть ли не основными спонсорами северокорейского режима, то теперь Китаю уже приписывается якобы желание “быть с Америкой в одной лодке” для того, чтобы лишить КНДР ее ядерного оружия.

Помимо этого, в американских научных кругах постоянно педалируется тема о том, что якобы китайский руководитель товарищ Си очень даже не любит товарища Кима, и вроде как возмущен проводимой им политикой, намереваясь давно “закрыть северокорейский вопрос”. А еще утверждается, что Китай в любой момент, если, к примеру, Америка нападет на КНДР, попросту сдаст северокорейцев, чтобы только не связываться в военном конфликте с Соединенными Штатами.

На самом же деле, какие планы у Китая в отношении что КНДР, что в перспективе возможного объединения всего Корейского полуострова не знает никто. И уж тем более невозможно просчитать китайские планы в отношении своих ближайших соседей “западными лекалами” менталитета. Пока же ясно одно: Китай по-прежнему имеет немалое влияние на политику Северной Кореи (чтобы по этому поводу не писали самые всезнающие мировые эксперты). И стабильность вкупе с предсказуемостью руководства Северной Кореи для Пекина крайне важны и принципиальны.

Самой проигрывающей стороной от всей этой “корейско-объединительной суеты” оказывается Россия – причем по целому ряду причин. Имея непосредственную границу с КНДР, и фактически будучи зачисленной в союзники Пхеньяна усилиями американских правящих кругов, Москва с потрясающим упорством, граничащим с натуральным безумием, подписывалась все эти годы под всеми гадостями, которые “обеспокоенное международное сообщество” вытворяло на всех уровнях против КНДР. Также Россия голосовала за нелепейшие санкции против этой страны, будучи под точно такими же санкциями той же самой страны, которой она пыталась прислуживать “на корейском направлении”.

Плюс постоянно только сокращала все экономические (не говоря уже о иных) связи с Пхеньяном, высылала по просьбе “американских партнеров” корейских рабочих с лесосек на Дальнем Востоке. Хотя имела уникальные возможности нарастить там свое не просто влияние, а реально укрепить позиции во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Между прочим, полностью игнорировал существование товарища Кима и занятый “укреплением отношений с Западом” российский президент. Зато теперь с “достойным переговоров” соверокорейским первым лицом готовы беседовать все– вплоть до главного еще вчера “усмирителя Пхеньяна” Д. Трампа. И это не упоминая развитие отношений именно на личном уровне руководства КНДР с другими своими соседями.

Для государств Центральной Азии ситуация с “мирными инициативами на Корейском полуострове” в принципе выгодна по самой главной причине. А именно снижение напряженности вокруг КНДР в противостоянии основных игроков будущего обустройства миропорядка - США и Китая. Если им там удастся избежать жесткой конфронтации, то и в других точках они больше (по крайней мере, пока) станут искать возможности не столкнуться лоб в лоб, а хотя бы внешне имитировать какое-то подобие взаимопонимания и учет интересов друг друга.

Чем больше будут основные игроки в геополитике Азии отвлекать свои усилия на важные для них, но не принципиальные сюжеты для той же Центральной Азии, тем проще будет странам региона и дальше проталкивать так называемую многовекторную политику. При которой сегодня можно получить кредит у китайцев, завтра - у России, послезавтра поучаствовать с Америкой в каких-нибудь военных учениях или отправить туда на обучение своих офицеров. А еще через пару деньков “подыграть” в чем-то Турции, Ирану или единой Европе.

В любом случае до какой-то конкретики на Корейском полуострове еще очень и очень далеко. А чем дольше будут идти все эти мало к чему обязывающие переговоры, пожиматься руки и высаживаться деревца зеленые, тем выгоднее подобное положение будет для всех, кто на большую политику в мире не влияет, но к ее основным “разводящим” имеет желание как можно плотнее к собственной выгоде подвязаться.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов


КНДР. Корея > Армия, полиция > un.org, 10 мая 2018 > № 2603442

Приветствуя освобождение граждан США, эксперт ООН призвал Пхеньян освободить узников из Южной Кореи

В ООН приветствовали решение Северной Кореи освободить из заключения трех граждан США. Эксперт ООН по правам человека Томас Охеа Кинтана заявил, что такой шаг Пхеньяна - важный вклад в достижение мира на Корейском полуострове и за его пределами. Одновременно Кинтана призвал не забывать о судьбе других иностранцев, томящихся в северокорейских тюрьмах.

Власти КНДР приняли решение отпустить из тюрьмы трех американцев после встречи Ким Чен Ына с госсекретарем США Майком Помпео. Речь идет о пасторе, которого задержали еще в 2015 году, и двух преподавателях политехнического университета, арестованных в 2017 году.

«Я приветствую это важное решение правительства КНДР, которое, я надеюсь, приведет к решению и других вопросов гуманитарного характера и проблем в сфере прав человека», - сказал Томас Охеа Кинтана, Специальный докладчик ООН по правам человека в Корейской Народно-Демократической Республике (КНДР).

Гражданина США пастора Ким Донг Чула задержали в КНДР в октябре 2015 года. Его приговорили к 10 годам каторжных работ «за шпионаж». Американский профессор Тони Ким, который читал лекции в Пхеньянском политехническом университете, был задержан в апреле 2017 года в аэропорту, когда выезжал из страны. В мае 2017 года власти Северной Кореи арестовали его коллегу по университету гражданина США Ким Хак Сона.

«Я неоднократно призывал власти Северной Кореи освободить незаконно задержанных иностранцев, чьи основные права были нарушены», - сказал Томас Охеа Кинтана.

Специальный докладчик ООН напомнил, что кроме троих граждан США в тюрьмах Северной Кореи находятся еще нескольких иностранных граждан, арестованных в последние годы в КНДР.

«Меня по-прежнему беспокоят сообщениями о том, что дела иностранных заключенных рассматриваются с нарушением основных принципов судебного разбирательства. Эти люди содержатся в бесчеловечных условиях. К ним не допускают консульских сотрудников», - сказал эксперт ООН.

Томас Охеа Кинтана вновь обратился к властям КНДР с просьбой выпустить из тюрьмы шестерых граждан Южной Кореи, в том числе трех пасторов.

КНДР. Корея > Армия, полиция > un.org, 10 мая 2018 > № 2603442


США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов

Диктатор и провокатор: на каких условиях смогут помириться США и Северная Корея

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО

Предвоенная риторика КНДР и Соединенных Штатов внезапно сменилась конструктивным диалогом. Тем не менее вопрос ядерного разоружения останется главной темой предстоящих переговоров Дональда Трампа с Ким Чен Ыном

Американо-северокорейский саммит состоится этой весной — и похоже, мир все еще не может в это поверить. Стороны долго уклонялись от переговоров, но с наступлением 2018 года пошли на компромиссы.

Особую интригу в подготовку саммита привнесла лидирующая роль специальных служб США, Южной Кореи и КНДР. Разведывательные ведомства трех стран действовали в секретном режиме без уведомления министерств иностранных дел и других национальных ведомств, выяснила газета New York Times.

Крутой разворот событий породил массу вопросов о его причинах новой риторики, повестке ожидаемых переговоров и месте их проведения. Разумеется, каждая сторона дает свою интерпретацию данных событий.

Чего добиваются США и Южная Корея

Вашингтон представляет инициативу Ким Чен Ына как собственную победу, то есть прямой результат жесткого режима санкций и военно-политического давления, которое якобы напугало руководство КНДР и вынудило пойти на капитуляцию. Естественно, Пхеньян объясняет свой шаг по-другому — проявлением доброй воли и искреннего стремления к миру, подкрепленного усилившимся оборонным потенциалом.

В декабре 2017 года, задолго до начала головокружительной дипломатической истории, Северная Корея объявила о завершении намеченных ранее программ создания ракетно-ядерного оружия. Власти КНДР утверждают, что уже сформировали ядерный щит, гарантирующий безопасность государства. Мировые державы не обратили должного внимания на это заявление, представив его как очередной пропагандистский ход Пхеньяна.

На данный момент запросы сторон остаются в целом прежними, а Вашингтон и Сеул стремятся продемонстрировать подчеркнутую жесткость и непоколебимую солидарность собственных действий в отношении КНДР. США и Южная Корея продолжают утверждать, что конечным итогом переговоров может быть только полная ликвидация ядерной программы КНДР.

Более того, западные партнеры выдвигают предварительные требования. Как заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс, «президент не будет проводить встречу, пока не увидит конкретных шагов и конкретных действий, предпринятых Северной Кореей таким образом, чтобы президент кое-что получил (до проведения встречи)».

Еще одно требование Вашингтона звучит так: «любое соглашение с КНДР должно сопровождаться обязательным механизмом его верификации, нацеленным на необратимую денуклеаризацию».

При этом ни Дональд Трамп, ни глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин не собираются ослаблять санкции против Пхеньяна в период подготовки и проведения саммита. Вместо этого они намерены наращивать давление на Ким Чен Ына, чтобы сделать его более сговорчивым.

Нетрудно заметить, что набор этих требований неоднократно выдвигался США и их союзниками, а северокорейский режим столь же регулярно отвергал предложения западных стран. Пока трудно представить, что на этот раз Ким Чен Ын согласится принять американский ультиматум.

В чем заключается тактика КНДР

В марте этого года я был в командировке в Пхеньяне, где встретился с сотрудниками Министерства иностранных дел северокорейской республики. В тот раз дипломаты из КНДР впервые озвучили обновленный подход к ведению дел с США. По их словам, Северная Корея предлагает такую формулу переговоров, на которых каждая сторона будет иметь возможность поставить на обсуждение любой вопрос.

Это значительно более гибкая позиция по сравнению с той, на которой Пхеньян категорически настаивал до сих пор. Прежде суть заявлений КНДР сводилась к утверждению: «Мы не будем участвовать ни в каких переговорах, в повестку которых может быть включен вопрос о ракетно-ядерный программах Северной Кореи».

Теперь же в КНДР воспользовались посредничеством южнокорейских эмиссаров и передали в Вашингтон, что Ким Чен Ын выразил «приверженность денуклеаризации Корейского полуострова и дал понять, что у него не будет причин для обладания ядерным вооружением в случае отсутствия военных угроз для КНДР и гарантий сохранности северокорейского режима». Действующий глава КНДР также неоднократно вспоминал заветы своего деда, основателя северокорейского государства Ким Ир Сена, который хотел видеть будущее Корейского полуострова в безъядерном статусе.

Под внешними гарантиями своей безопасности Ким Чен Ын подразумевает вывод американских войск из Южной Кореи, изъятие американского ядерного оружия с территорий, примыкающих к КНДР (в первую очередь с острова Гуам и Японии), прекращение регулярных американо-южнокорейских военных учений, снятие международных и односторонних санкций, а также предоставление экономической помощи в качестве компенсации ущерба, причиненного санкциями. Прежде Вашингтон многократно отвергал такие запросы КНДР, но, похоже, в этот раз все может быть по-другому.

Сейчас речь идет о новом, но наиболее серьезном за последние годы раунде дипломатической игры и маневрирования. Сам по себе этот факт, конечно, заслуживает позитивной оценки. Но насколько широки границы подобного маневрирования, можно спорить.

Как на самом деле проходили переговоры

Можно не сомневаться, что спецпредставитель Мун Чжэ Ина в Пхеньяне договорился о чем-то, что осталось за скобками опубликованных материалов. Южнокорейский президент старается быть «настоящим корейцем» для Пхеньяна и надежным союзником для Вашингтона. Совместить это очень сложно.

Можно допустить, что информация и детали договоренностей, которые были реально достигнуты в Пхеньяне, а затем доложены в Вашингтоне, не совпадают и имеют различную тональность. Тогда в случае срыва намечающегося грандиозного проекта и Вашингтон, и Пхеньян смогут сказать, что посредник в лице Южной Кореи их дезинформировал.

С другой стороны, игра уже началась, и с северокорейской стороны она хорошо продумана. Во время Олимпийских игр в Пхенчхане им удалось установить контакты с американскими представителями. При этом Пхеньян исходит из того, что «козырные карты» КНДР усилились.

В Северной Корее считают: США всерьез обеспокоены успехами ракетно-ядерной программы Пхеньяна и верят в способность Ким Чен Ына нанести ядерный удар по континентальной части Америки.

К тому же Вашингтон с разочарованием убедился, что Япония и Южная Корея, главные дальневосточные союзники Соединенных Штатов, категорически отвергают любой вариант военной операции против КНДР. Возможно, Трампу стало ясно: если США проигнорируют жестко негативную позицию союзников и все-таки нанесут военный удар по Северной Корее, то Вашингтон может потерять Токио и Сеул в качестве союзников. Подобная реальность в определенной степени сузила рамки маневрирования администрации Трампа.

Наконец, неожиданно начавшийся вопреки воле Вашингтона и динамично продолжающийся прогресс в межкорейских отношениях в январе-марте 2018 года дал Пхеньяну новый рычаг воздействия на США.

В итоге свобода действий Вашингтона на Корейском полуострове относительно сократилась, а переговорные позиции Пхеньяна сравнительно укрепились. В этих условиях КНДР, видимо, решила перейти в дипломатическое наступление, надеясь на получение ограниченных, но реальных дивидендов.

В качестве разумного жеста доброй воли Северная Корея добровольно пошла на мораторий по ракетно-ядерным испытаниям до проведения двух саммитов. Впрочем, на деле этому может способствовать нынешний технологический цикл развития военных программ, не требующий ракетных запусков в ближайшее время. Естественно, это не помешает Вашингтону трактовать миролюбивый шаг КНДР как проявление слабости и уступку северян под нажимом международного сообщества.

Военные учения против ядерной программы

Если для стран Запада ключевым вопросом в переговорах остается ядерная программа Ким Чен Ына, то для КНДР принципиальную важность имеют совместные военные учения США и Южной Кореи. Эти учения проходят каждый год, но в этот раз кое-что изменилось.

Вопреки неоднократно озвученным утечкам информации о том, что военные маневры «Фоул игл» и «Ки Ризолв» могут отменить, в апреле совместные учения США и Южной Кореи все-таки начались. Прошедшие маневры оказались более масштабными, чем прежде: в 2017 году в учениях участвовало 320 тысяч военнослужащих, включая 15 тысяч американских военных, а в этом году — 323 тысячи солдат, в том числе 23 тысячи представителей Соединенных Штатов.

Одновременно союзники сократили продолжительность маневров, ранее длившихся по два месяца. Сценарий учений стал менее воинственным и более деликатным: в документах более не упоминается цель «обезглавливания», то есть скорейшей ликвидации высшего руководства Северной Кореи. Не случайно южнокорейские и американские СМИ отмечают, что «Ким Чен Ын проявил сдержанную реакцию и неожиданную гибкость к маневрам этого года».

Непредсказуемый фактор Трампа

Предсказывать итоги начавшегося интересного этапа дипломатической борьбы невозможно. Очень многое зависит от соотношения внутриполитических сил в Южной Корее и в США. В Америке позиции «ястребов», то есть сторонников бескомпромиссного подхода к КНДР, сильнее, чем у мирно настроенных «переговорщиков»: весной в Белый дом вернулся Джон Болтон, известный своей жесткой риторикой. Из-за этого начавшийся хрупкий процесс диалога может сорваться в любой момент.

Вместе с тем недавняя история помнит случаи, когда президенты США начинали с жесткой конфронтации с КНДР, а затем резко переходили к конструктивному переговорному процессу. В частности, так поступали Билл Клинтон и Джордж Буш-младший. Подобные дипломатические повороты можно назвать частью американской внешнеполитической традиции. Нельзя недооценивать и «фактор Трампа», который со своей непредсказуемостью способен круто развернуть вектор переговоров в любую сторону.

В последние два месяца на различных международных площадках проводится серия совещаний экспертов высокого уровня с целью прояснения и формирования позиций в преддверии саммита США — КНДР. Американские представители, как всегда, занимают бескомпромиссно наступательную позицию: они акцентируют внимание на известных резолюциях Совета Безопасности ООН и фокусируются на легалистском подходе и требовании немедленной денуклеаризации по формуле CVID (полное проверяемое необратимое уничтожение) без предварительных условий.

Зато позиция северокорейской стороны стала значительно более сдержанной и осторожной. Создалось впечатление, что, уходя от прямых ответов на резко заостренные вопросы американских коллег, северяне хотят довести дело до саммита и озвучить свою реальную позицию уже там. Сама же позиция, судя по всему, заключается во введении поэтапной дорожной карты с взаимными обязательствами сторон.

Зная северокорейскую дипломатию не первое десятилетие, трудно представить, что Пхеньян согласится на формулу CVID без предварительных условий или на полное ракетно-ядерное разоружение по ливийской модели. Эту модель активно продвигает советник Трампа Джон Болтон. Хочется верить, что реализм и прагматизм с обеих сторон проявятся должным образом.

США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов


Казахстан. США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 1 мая 2018 > № 2591019

Президент рассказал подробности разговора с Дональдом Трампом

Глава США поинтересовался, есть ли у Казахстана конфликты с другими странами

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая перед гостями праздничного концерта на площади «Қазақ Елі», рассказал некоторые детали своего последнего визита в Соединённые Штаты Америки. Об этом передает корреспондент МИА «Казинформ».

По словам Главы государства, Президент США Дональд Трам поинтересовался об имеющихся конфликтах Казахстана.

«Я ответил, что у Казахстана нет никаких конфликтов с другими странами. Тогда Трамп сказал: „Посмотрите, у Казахстана нет конфликтов, а у нас вокруг конфликты“. Путь Аллах никогда нас не лишит этого», — рассказал Глава государства.

Также Президент призвал беречь единство народа, благодаря которому и было построено государство.

?"Тоталитарный режим когда-то решил в глухую казахскую несчастную степь все народы свалить, пусть они выживают или пропадают. 550 тысяч северокавказцев, почти миллион немцев, уйгуров, корейцев, прибалтов, украинцев — всех свозили, не буду говорить о том, что концентрационные лагеря были. Считалось, что они здесь в степи погибнут. Ничего подобного. Благодаря глубокому уважению местного народа, казахского, мы сегодня вместе выжили, встали, построили государство и развиваемся (…)? Давайте беречь единство — наше основное счастье", — сказал Нурсултан Назарбаев.

Как сообщалось, визит Нурсултана Назарбаева в США состоялся в январе текущего года. Президент Казахстана положительно оценил прошедшие переговоры и отметил, что результатом станет «решение поднять казахстанско-американские отношения на уровень расширенного стратегического партнерства». Главы двух стран приняли соответствующее совместное политическое заявление.

Дональд Трамп подчеркнул совместные усилия Казахстана и США в деле ядерного нераспространения и укрепления региональной безопасности.

«США и Казахстан вместе работали для того, чтобы содействовать миру и безопасности в регионе и за его пределами. Вместе мы занялись тем, что демонтировали ядерное вооружение, его инфраструктуру в Казахстане, тем самым мы также обеспечили более безопасное и более здоровое будущее для наших детей. Сегодня Президент Казахстана и я ведем диалог, касающийся того, как наши отношения могут способствовать безопасности, процветанию и благосостоянию наших народов. Казахстан является чрезвычайно ценным партнером в наших усилиях, направленных на то, чтобы произошла денуклеаризация Корейского полуострова. И сегодня мы полны решимости не позволить режиму в Северной Корее угрожать всему миру ядерной катастрофой», — сказал Президент США на совместном брифинге по итогам переговоров в январе текущего года.

Казахстан. США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 1 мая 2018 > № 2591019


США. КНДР. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587439

Дональду Трампу — Нобелевскую премию?

Моника Шоуалтер (Monica Showalter), American Thinker, США

Если Нобелевская премия мира действительно имеет отношение к «миру», угадайте, кто ее запросто получит в следующий раз. Это допускают, и с этим согласны даже левые.

Это должно привести в трепет Нобелевский комитет, вынужденный признать, что после этих 65 лет мир на Корейский полуостров принес не кто-нибудь, а именно Дональд Трамп. Да, тот Дональд Трамп, тот самый, которого они все эти годы ненавидели. И та самая война, которая была доведена Трампом до опасного уровня, когда он ее остановил.

И политическая линия, указывающая в этом смысле на Трампа, тоже достаточно очевидна. Когда Трамп писал очень рискованные, на первый взгляд безумные твиты, объявляя северокорейского диктатора «маленьким человеком-ракетой», и с очень уж странной, казалось бы, импульсивной юношеской бравадой, заявил, что его ядерное оружие больше, чем у Кима, тут все и началось. В отчаянии Ким нанял западных консультантов, чтобы те ему все объяснили. Ким также посмотрел новости о Сирии и решил, что не хочет, чтобы такое случилось и с ним. И он пришел к выводу, что Трамп не только серьезный и опасный, но еще и более безумный, чем Ким. Ответ Кима — не идти за стол переговоров, а бежать.

Итак, вот что мы имеем: рукопожатие между Северной и Южной Кореей в ДМЗ наряду с призывом прекратить корейскую войну, которая с 1953 года тлеет из-за отсутствия мирного договора.

Кто констатирует эти факты, утверждая очевидное?

Это леваки и прислуживающие им СМИ, я не шучу.

Выдал эту идею Иэн Бреммер (Ian Bremmer), эксперт в области внешней политики, которого, наверное, лучше всего назвать левоцентристом и реалистом, но который все же придерживается левых взглядов. До сих пор он ничего хорошего о Трампе сказать не мог. Вот его твиты:

ian bremmer

? @ianbremmer

Лидеры Северной Кореи и Южной Кореи в совместном заявлении обязуются «покончить с войной» на полуострове. Самая лучшая новость за весь год.

ian bremmer

? @ianbremmer

В прошлом году я критиковал ошибки во внешней политике Трампа: ТПП, Париж, слишком много ненужных ошибок с союзниками, на которых можно рассчитывать.

Но сегодняшний исторический прорыв Северной/Южной Кореи происходит не без повышенного внимания и давления со стороны президента США.

Это целиком заслуга Трампа.

12:41, 27 апреля 2018 г.

ian bremmer

? @ianbremmer

Трамп, Си, Мун и Ким — я за то, чтобы всем им присудили Нобелевскую премию мира.

12:45, 27 апреля 2018 г.

ian bremmer

? @ianbremmer

Разумеется, прежде чем наступит прочный мир, предстоит еще многое сделать. Но не похоже, что Нобелевский комитет не дает премий за достижения авансом…

12:54, 27 апреля 2018 г.

ian bremmer

? @ianbremmer

Трамп подбросил идею, а корейцы ее развивают.

13:37, 27 апреля 2018 г.

Но это еще не все. Вот что написала в одной из своих статей лондонская The Telegraph, которая становится все более левацкой: "За корейский триумф президент США Дональд Трамп заслуживает Нобелевской премии мира".

А вот что пишет Nikkei Asian Review, издание из недружественной Трампу Японии: "Трампу, Си, Муну и Киму — Нобелевскую премию?"Или вот это — из новостного журнала Washington Examiner, участвующего в движении противников Трампа под хештегом #NeverTrump: "Почему Трамп заслуживает Нобелевской премии".

Это консенсус или что? Когда у вас есть подобного рода критики Трамп — утверждаю очевидное — и Нобелевский комитет со своей репутацией на кону, то всей этой европейской шушере, чопорной и много о себе думающей, будет сложно так все устроить, чтобы отказать Трампу в этой премии. И если Трамп ее получит, то это будет и наша победа. Оказывается, те «отбросы» (deplorables, так Хиллари Клинтон назвала тех, кто во время президентской кампании поддерживал кандидатуру Трампа — прим. перев.), которые выбрали Трампа, с самого начала были правы.

США. КНДР. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587439


Корея. КНДР. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2613116 Александр Жебин

Как развязать корейский узел

Развитие ситуации в регионе по-прежнему вызывает тревогу у мирового сообщества.

В этом году исполняется 65 лет с момента, как закончилась корейская война 1950–1953 годов. Закончилась не миром, а перемирием. И эта ситуация сохраняется до сих пор, временами накаляясь, временами переходя в стадию разрядки. Почему так происходит и есть ли реальные пути решения корейской проблемы? На эту тему наш обозреватель беседует с руководителем Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александром ЖЕБИНЫМ.

– Александр Захарович, ситуация на Корейском полуострове и вокруг него находится, без преувеличения, в фокусе внимания всего мира. И это понятно: наблюдаемые здесь резкие обострения напряжённости чреваты самыми серьёзными последствиями не только для стран Восточной Азии, но и для других регионов. Напомните с позиций эксперта читателям, как завязался корейский узел?

– Конфликтная ситуация на Корейском полуострове порождена расколом Кореи в результате Второй мировой войны и продолжающимся после корейской войны 1950–1953 годов противоборством двух корейских государств. Каждое из них стремится к доминированию на полуострове и объединению его на собственных условиях. Это составляет внутренний аспект корейской проблемы.

Вместе с тем геополитическое положение Корейского полуострова, примыкающего к Китаю, России и находящегося рядом с Японией, всегда привлекало к себе внимание внешних сил. В частности, США никогда не стремились добиться действительной разрядки напряжённости и примирения в Корее. Для американцев было и продолжает оставаться выгодным поддержание определённого уровня напряжённости на полуострове. Это позволяет им оправдывать «северокорейской угрозой» сохранение уже на протяжении более полувека сил передового базирования вдоль границ России и КНР на Дальнем Востоке, держать в узде младших союзников – Японию и Южную Корею, а теперь и развёртывать в регионе элементы американской системы глобальной ПРО.

Весь этот комплекс факторов и породил один из острейших очагов международной напряжённости.

– В ходе прошедших Олимпийских игр две Кореи выступили единой командой, наметился межкорейский диалог. О чём, по-вашему, это свидетельствует?

– Север и Юг Кореи заинтересованы в том, чтобы снизить напряжённость, к которой привели угрозы США нанести удар по КНДР. Новая война стала бы катастрофой для обеих частей Кореи. Любое применение ядерного оружия на Корейском полуострове чревато превращением его в зону, непригодную для проживания человека. Это может случиться даже без использования оружия массового уничтожения. Например, в Южной Корее, площадь которой около 99 тыс. кв. километров, на АЭС работают 25 атомных реакторов. Если в случае войны часть из них будет разрушена обычными бомбами и ракетами, даже непреднамеренно, – ведь, как утверждают на Западе, северокорейские ракеты очень неточны, – то последствия появления на столь ограниченной территории (примерно равна нашей Ростовской области) 5–6 Чернобылей и Фукусим будут ужасающими. Кроме того, РК – страна с развитой химической индустрией. Разрушение крупных химических комбинатов теми же обычными боеприпасами также приведёт к страшной катастрофе.

А опасность такого развития ситуации, особенно во второй половине прошлого года, была. Причём настолько очевидной, что вынудила президента РК Мун Чжэ Ина заявить, что никакая война в Корее не может быть начата без согласия его страны. Более того, южнокорейский лидер призвал Вашингтон к прямому диалогу с Пхеньяном.

В свою очередь лидер КНДР Ким Чен Ын выступил инициатором проведения межкорейских переговоров. В новогоднем обращении к народу он пожелал успеха зимней Олимпиаде в южнокорейском Пхёнчхане, выразил надежду на участие в ней северокорейских спортсменов и допустил возможность проведения по этому вопросу переговоров между Пхеньяном и Сеулом.

Последовала череда различных встреч, в ходе которых была достигнута договорённость о проведении межкорейского саммита.

– Он состоится уже в эту пятницу в находящемся в демилитаризованной зоне между Севером и Югом местечке Пханмунджом, в расположенном в его южнокорейской части Доме мира. Причём для главы северокорейского государства это станет его первым визитом на южнокорейскую территорию с момента окончания войны между двумя странами в 1953 году. К чему, по вашему мнению, может привести эта встреча?

– Прежде всего хочу отметить, что возобновление диалога между Сеулом и Пхеньяном свидетельствует о том, что корейцы хотели бы играть более самостоятельную роль в определении своей судьбы. Правда, видят они её совершенно по-разному. Сеул уверен, что объединённая Корея будет представлять собой либеральную демократию с рыночной экономикой. Там рассчитывают добиться «мягкой посадки» северокорейского режима без широкомасштабного конфликта.

Пхеньян выступает за постепенное сближение двух систем в рамках конфедеративного государства. Причём решение этой проблемы северокорейские лидеры видят в условиях предоставления Вашингтоном гарантий безопасности их стране.

Южная Корея в конституции объявила весь полуостров своей территорией. А в Пхеньяне нередко именуют Южную Корею «временно оккупированной южной частью республики», то есть КНДР.

Естественно, свести эти подходы воедино тяжело, но возможно при наличии у сторон готовности к диалогу и поиску компромиссов. А они её в последнее время демонстрируют весьма активно. Во всяком случае, такое стремление декларируется публично и на высшем уровне.

– Сюда, несомненно, следует отнести решение Пхеньяна отказаться от ракетно-ядерных испытаний, которое совершенно неожиданно для многих было принято в прошедшую субботу…

– Я не сказал бы, что неожиданно. Это вполне ожидаемая мера, ведь ещё с прошлого года нет ни запусков ракет, ни ядерных испытаний. КНДР заявила, что будет вести себя как ответственное ядерное государство, в частности не передавать ядерное оружие третьим странам. Обещание не испытывать также очень важно, оно означает, что КНДР не будет совершенствовать свои ядерные заряды. В целом северокорейцы дают понять, что они будут соблюдать Договор о нераспространении ядерного оружия, оставаясь формально вне этого договора.

Президент Южной Кореи приветствовал северокорейское решение как «крупный шаг» на пути к денуклеаризации полуострова. По его словам, в настоящее время Пхеньян демонстрирует международному сообществу свою волю к полному отказу от ядерного оружия, а Республике Корея – свою готовность к проведению активного диалога. Мун Чжэ Ин подчеркнул необходимость положить конец режиму перемирия на Корейском полуострове, опубликовать декларацию о прекращении войны и двигаться к заключению мирного договора. Саммит покажет, согласятся ли с таким подходом северокорейцы, которые уже несколько десятилетий настаивают на заключении мирного договора с США, а не с Южной Кореей, так как последняя в 1953 году отказалась подписать соглашение о перемирии в Корее.

Естественно, пойдёт речь и о том, как возродить межкорейское экономическое сотрудничество. И это сложная задача, учитывая введённые в отношении КНДР санкции СБ ООН, которые фактически блокируют не только всю внешнеэкономическую деятельность этой страны, но и серьёзно затрудняют даже её гуманитарные и спортивные обмены.

Следует также отметить, что свобода рук официального Сеула сильно ограничена негативным отношением части южнокорейской элиты и особенно военных к самой идее улучшения отношений с Пхеньяном. Антикоммунистические предубеждения в РК настолько сильны, что согласие Мун Чжэ Ина откликнуться на мирные инициативы КНДР дало основание этим кругам открыто обвинить президента РК в том, что он является «розовым» и даже «красным».

Реагируя на эти выступления, Мун Чжэ Ин призвал своих оппонентов прекратить все спекуляции относительно предстоящего межкорейского саммита. «Весь мир следит за ситуацией, и весь мир надеется на успех. Поэтому прошу политические круги также остановить свои «боевые действия» по крайней мере на это время. Мы стоим на перекрёстке, где открывается путь к денуклеаризации не военными мерами, а мирным способом», – подчеркнул он.

Кроме того существуют ещё требования старшего союзника – США продолжать политику «максимального давления» на КНДР. Не учитывать в выстраивании диалога с Пхеньяном эту позицию США Мун Чжэ Ин не может.

Так что обеим сторонам на пути к миру, равноправному сотрудничеству и объединению предстоит устранить немало политических, правовых и институциональных барьеров и достичь взаимоприемлимого видения будущего единого государства.

– Вы сказали о позиции США. Её учитывает не только Сеул, но и Пхеньян. Ведь Северная Корея создавала свой оборонный потенциал, достаточный для нанесения противнику неприемлемого ущерба или угрозы самой возможности нанесения такого ущерба, чтобы не допустить повторения на полуострове иракского и ливийского сценариев смены неугодных Западу режимов. Да и нарушивший все нормы международного права, предпринятый без санкции Совета Безопасности ООН недавний ракетный удар США, Англии и Франции по Сирии наверняка добавил Пхеньяну аргументов в пользу его подходов к решению этой задачи. Тем не менее он пошёл на отказ от ракетно-ядерных испытаний. Почему?

– По большому счёту ответ на этот вопрос дали сами северокорейские власти. Как было объявлено в Пхеньяне, стране больше не требуется проводить ядерные испытания, а также испытания межконтинентальных баллистических ракет и ракет средней дальности, поскольку поставленные в этой области цели успешно достигнуты. Тем самым и миссия северного ядерного полигона также подошла к концу.

Отныне Северная Корея, как подчёркивается в сообщениях из Пхеньяна, сосредоточит все усилия на создании сильной социалистической экономики и мобилизации людских и материальных ресурсов страны, чтобы резко повысить уровень жизни людей.

Было также отмечено, что Пхеньян не будет использовать ядерное оружие, если против КНДР не будет ядерных угроз или провокаций. То есть можно предположить, что, отказавшись от новых испытаний, северокорейцы намерены сохранить (полностью или частично) уже созданный ими ракетно-ядерный потенциал, который и призван сдерживать возможные в будущем «ядерные угрозы и провокации».

Наконец, приняв такое решение, Пхеньян как бы сработал на опережение. Теперь Мун Чжэ Ин и тем более Дональд Трамп, требовавшие, чтобы КНДР практическими шагами подтвердила своё намерение денуклеаризироваться, стоят перед необходимостью сделать какой-то ответный ход, пойти на какие-то встречные шаги.

– И чего теперь следует ожидать от Вашингтона?

– Как известно, Дональд Трамп принял приглашение Ким Чен Ына на личную встречу. И сделал это практически единолично, без должного обсуждения с помощниками, за что его уже критикуют. Во всяком случае, отставка Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря США и замена его директором ЦРУ Майклом Помпео была связана, как объявлено Белым домом, с желанием Трампа создать новую команду в преддверии переговоров с Ким Чен Ыном. А они, как сообщается, могут состояться в мае или начале июня.

О чём может пойти речь на этих переговорах? Предположения на этот счёт высказываются разные. Есть даже такие радикальные, как, например, то, что Трамп попытается включить КНДР в антикитайский альянс, формируемый Вашингтоном в Восточной Азии. И тем самым взять КНР в «клещи» – от Южно-Китайского до Жёлтого морей. В подтверждение возможности такого поворота говорится о том, что нынешняя ситуация, когда Северная Корея оказалась под мощнейшим внешним давлением, подталкивает Пхеньян к разыгрыванию любых кажущихся ему спасительными внешнеполитических комбинаций вроде предполагаемого «замирения» с США.

Конечно, учитывая нетрадиционные действия Трампа, от него можно ожидать всего. Тем более что он пообещал заключить с Ким Чен Ыном «величайшую сделку», не расшифровав, что он под ней понимает. Нельзя также не заметить, что в последние дни США демонстрируют некоторую динамику в выстраивании отношений с Пхеньяном. Так, установлен канал секретной связи между разведкой США и КНДР, появились сообщения о встрече представителей Вашингтона и Пхеньяна. Причём ключевую роль в подготовке встречи президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына с американской стороны играет не госдепартамент, а ЦРУ.

Москва полностью поддержала отказ Пхеньяна от ядерных испытаний, считая, что это решение ведёт к снижению напряжённости между Пхеньяном и Сеулом

В частности, в северокорейской столице с тайным визитом побывал директор ЦРУ Майкл Помпео. Кстати, этот визит состоялся буквально накануне принятия Пхеньяном решения об отказе от ракетно-ядерных испытаний. По словам американского президента, визит прошёл успешно. В его ходе прорабатывались детали саммита, главной темой которого станет денуклеаризация.

И всё же вряд ли Трамп сможет пойти на подписание мирного договора между США и КНДР и предоставить Северной Корее такие гарантии безопасности, которые будут сочтены в Пхеньяне убедительными. Американский президент не откажется и от требований, закреплённых в формулировке о «полном, проверяемом и необратимом демонтаже» всех ядерных программ КНДР. Ведь в этом случае на Трампа обрушится такая волна критики, с которой, несмотря на весь негатив, который сегодня приходится преодолевать его администрации, ему до сих пор ещё не пришлось сталкиваться. Да и конгресс не пропустит хотя бы близкое к тому соглашение.

– Есть ещё один важный игрок в регионе. Это КНР. Какова, на ваш взгляд, специфика китайского подхода к проблеме двух Корей?

– Для КНР, как по военно-стратегическим, так и престижно-политическим соображениям, ликвидация КНДР, тем более силовым путём, совершенно неприемлема. Такое развитие событий привело бы к выходу вооружённых сил США и их союзников на 1360-километровую сухопутную границу с Китаем, серьёзно подрывало бы престиж и внешнеполитические позиции КНР в Азии и во всём мире, практически ставило бы крест на планах Пекина вернуть в «лоно родины» Тайвань.

В то же время Китай недоволен ядерными амбициями КНДР, которые дали американцам предлог для давления на Пекин. Китай также опасается, что если КНДР станет ядерной державой, то это может привести к появлению такого оружия у Японии, Южной Кореи и самое худшее – у Тайваня.

Но было бы крайним упрощением считать, что главным объектом затеянного американцами очередного «крестового похода» в Азии является КНДР. Ситуацию вокруг этой страны следует рассматривать в контексте геополитических амбиций США в АТР.

И в Пекине, уверен, прекрасно понимают, что главной целью геополитических комбинаций США в регионе является Китай. Тем более что Вашингтон всё откровеннее сползает в сторону «сдерживания» и неприкрытого силового давления на Китай, о чём свидетельствуют те же действия ВМС США в Южно-Китайском море.

Беседовал Александр ФРОЛОВ

Корея. КНДР. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2613116 Александр Жебин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter