Всего новостей: 2556090, выбрано 1 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Панков Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Панков Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Латвия. Панама. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 апреля 2016 > № 1735783 Александр Панков

Латвийская деловая газета Dienas bizness опубликовала интервью с Александром Панковым в связи с информацией о документах из так называемого «панамского архива».

— В последнее время средства массовой информации много говорят о так называемых «панамских документах». В этой связи упоминался и Rietumu, но банк отказывался до сих пор от комментариев. Могли бы вы прояснить эту ситуацию?

— Прежде всего, надо отметить, что нам до сих пор не известно о том, содержится ли в этих файлах какая-либо информация, связанная с Rietumu. Поэтому нам нечего и комментировать.

Говоря в целом, мы приветствуем и поддерживаем политику контроля, прозрачности и принципы международного обмена финансовой информацией. Но следует подчеркнуть также, что такой обмен информацией должен происходить в соответствии с законом. Мы — банк, и никто не освобождал нас от обязанности выполнять установленные процедуры, бережно хранить персональные данные клиентов и банковскую тайну.

— Расскажите о деле, которое возбуждено во Франции — в том числе и в отношении вашего банка.

— Это дело не новое, оно было открыто следственными органами Франции в отношении группы французских граждан и компании France Offshore около пяти лет назад. К расследованию был привлечен и ряд международных банков, из латвийских — Rietumu.

Для того чтобы понять дальнейшие действия французского следствия, надо учитывать особенности архитектуры правосудия в этой стране. Она существенно отличается от латвийской. Во Франции следователь имеет очень широкие полномочия, он же является и судьей. То есть у него есть «единоличное право» принимать решения, обязательные для исполнения на французской территории. Пользуясь этими возможностями, следователь потребовал от банков, с которыми, по его данным, работала компания France Offshore, внести денежное обеспечение на период следствия. Для Rietumu это было 20 млн евро.

Международная практика такова, что для исполнения подобного решения его необходимо должным образом подтвердить в Латвии. В то же время законодательство нашей страны вообще не предусматривает такой меры как денежное обеспечение. Мы запросили на этот соответствующие латвийские структуры и получили разъяснение.

Возникла ситуация, при которой Rietumu, который работает в латвийском правовом поле, исполнив требования французского следователя, стал бы нарушителем законодательства своей страны. Мы проинформировали об этом французскую сторону и предложили другие формы обеспечения, которые предусмотрены латвийским законом и, по нашему мнению, могли бы быть приемлемыми для французского следствия. Но эти предложения и наша позиция не были приняты в расчет.

Глядя на ситуацию в целом, мы считаем, что своими шагами следователь стремился оказать максимальное давление на Rietumu. Осознав невозможность получить залог, он в качестве следующего шага выдвинул персональные обвинения против президента банка. Это при том, что мы с самого начала занимали конструктивную позицию и удовлетворяли запросы французского следователя в соответствии с латвийским законодательством.

Замечу, что для нас был очень странным тот факт, что французское следствие не захотело уважать и считаться с законодательством Латвии — дружественной европейской страны, союзницы, члена ЕС.

— Французская сторона обвиняет вас в содействии в уклонении от налогов. О какого рода операциях и счетах идет речь?

— Как показывает наш анализ, в основном это счета сберегательного типа, и активных транзакций по ним не было. Но в любом случае эти счета, как все другие, попадали под мониторинг на предмет борьбы с отмыванием, и если они не соответствовали критериям AML — мы их закрывали.

— Но это были и офшорные счета?

— Хочу заметить, что в публичном пространстве все, что связано с офшорами, часто смешивается вместе и подается как нечто по определению плохое и даже незаконное. На самом деле такая форма организации бизнеса давно известна и легитимна. Это обычная практика, которую используют и международные холдинги, и судоходные компании, и даже крупные западные пенсионные фонды, консервативные и солидные, которые нельзя даже заподозрить в чем-то противозаконном или рискованном.

В этой сфере существуют международные правила, есть списки «плохих» офшоров, куда Панама, кстати, не входит. Если международные институты или какое-то государство сочтут, что эти списки нужно расширить, у них есть все возможности это сделать. Мы же будем эти решения, как и другие легитимные решения, строго соблюдать.

Как банк мы не участвуем в создании клиентами структур их бизнеса, не консультируем на этот счет. Мы — кредитный институт, и наш бизнес — это кредитование, инвестиции, финансирование проектов развития, консультации на предмет инвестиций на финансовых рынках и обслуживание таких операций.

Мы строго придерживаемся политики anti-money laundering (AML), регулярно проходим специализированный аудит. У нас есть необходимый инструментарий для отслеживания и выявления подозрительных транзакций. Сталкиваясь с подозрительными случаями, мы, как этого требует закон, передаем информацию в специальную службу госпрокуратуры (Noziedzīgi iegūtu līdzekļu legalizācijas novēršanas dienests).

— Другая тема, которая многих интересует, — это отношения латвийских банков с международными партнерами, в частности, с банками-корреспондентами в США. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Сейчас у Латвии есть один банк-корреспондент по прямому долларовому клирингу — это Deutsche Bank. Так что совершенно понятны опасения по поводу того, что произойдет, если он покинет наш рынок. Банки, участвующие в международном финансовом бизнесе, хорошо понимают важность этого вопроса.

Прилагаются значительные усилия для того, чтобы быть прозрачными и понятными для финансовых структур США. И могу определенно сказать, что за последние год-полтора мы достигли здесь значительных успехов. На прошлой неделе я вернулся из США, где у нас состоялся ряд встреч с руководителями крупных американских банков, и у меня была возможность лично убедиться в том, что имидж Латвии меняется в лучшую сторону.

В этом вопросе мы чувствуем большую поддержку латвийских государственных структур: так, недавно в США прошло важное рабочее мероприятие с участием министра финансов нашей страны, руководителей Банка Латвии и ФКТК, которые тоже работают над этими аспектами.

Кстати, последние новости о том, что Латвия соответствует высоким стандартам ОЭСР, — еще одно подтверждение нашей репутации.

Хочу добавить, что имидж Латвии за рубежом зависит не только от усиления финансового мониторинга, но и от того как вообще информация преподносится, как она комментируется. Это влияет, в частности, и на развитие экономики, и на доступность дешевых кредитов, и на рост среднего класса в нашей стране.

— Большой группе латвийских банков предстоит пройти аудит американских специалистов по AML.

— Да, такая работа уже происходит. Считаю, что это важный и очень позитивный шаг для улучшения взаимопонимания с нашими партнерами. Аудиторы из США будут иметь доступ ко всем нашим процедурам, процессам, смогут ознакомиться с необходимой информацией, с методиками ее обработки.

Мы понимаем, что и для американского регулятора, и американских банков важно, что этот аудит проводят специалисты из США. Итоги и сам факт такого аудита будут очень важны в плане укрепления доверия, прозрачности нашей финансовой системы.

— По итогам прошлого года Rietumu вошел в тройку крупнейших банков Латвии. Таким образом, надзор за деятельностью банка теперь будет осуществляться из Франкфурта?

— Действительно, по основным параметрам и объему своего баланса Rietumu прочно закрепился в группе лидеров, оттеснив из нее банк шведской группы SEB. Так что подобного развития событий стоит ожидать.

— Недавно прошла информация о том, что в Латвии приняты новые, еще более жесткие правила в отношении политики AML. Как вы оцениваете эти нововведения?

— Новые правила содержат очень четкие и понятные формулировки и определения. Например, в них четко оговорено, что такое шелл-компания, и как следует поступать в конкретных случаях при обслуживании транзакций подобных клиентов.

Считаю, что эти правила позволят улучшить применение и исполнение на практике уже существующих требований законодательства. В настоящее время все банки активно занимаются их имплементацией. Установлен и срок — 1 сентября.

— Происходит усиление контроля и в сфере глобального обмена клиентскими данными. Что это означает для Латвии?

— Мы являемся свидетелями полной глобализации этого процесса. После того, как в США был введен стандарт FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act), на все страны, использующие в своих операциях американскую валюту, было наложено обязательство предоставлять США информацию о финансовых операциях резидентов этой страны.

Этот опыт признан успешным и породил идею создания международного клуба, в рамках которого будет обеспечен глобальный обмен данными об операциях налогоплательщиков стран-участниц. В этот клуб уже вошли 55 государств, включая и Латвию. Страны-участницы теперь меняют свои национальные законодательства — с тем, чтобы иметь возможность обмениваться такой информацией.

Иными словами, Латвия будет обязана информировать другие страны о финансовой активности их резидентов, и будет получать такие же сведения об операциях латвийских налогоплательщиков за рубежом. Этот же механизм обеспечит и для властей Франции возможность получать информацию о зарубежных счетах своих налогоплательщиках, в том числе в случаях, когда они не проинформировали об этом свои налоговые органы самостоятельно.

— Вас упрекали в отказе комментировать негативную информацию. А насколько, на ваш взгляд, в данном случае корректен «вброс информации» в публичное пространство?

— В принципе, можно понять мотивы молодых амбициозных журналистов, занимающихся своими расследованиями. Но, говоря, например, о таких вещах как «панамские файлы», нужно считаться с законными интересами тех лиц, частные данные которых «попали в утечку». Принцип конфиденциальности персональной информации никто не отменял. Не будем забывать и то, что цели организаторов утечки до сих пор не озвучены, и мы об этом ничего не знаем.

Мы считаем также, что комментировать и тем более делать оценки до завершения следствия неправильно. Мы твердо знаем, что все наши действия соответствуют нормам законодательства, и в случае необходимости готовы отстаивать свою правоту в суде.

Dienas bizness

Латвия. Панама. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 апреля 2016 > № 1735783 Александр Панков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter