Всего новостей: 2556090, выбрано 1 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Пилдеговичс Андрейс в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Пилдеговичс Андрейс в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Латвия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 21 мая 2015 > № 1383315 Андрейс Пилдеговичс

Андрейс Пилдеговичс: Не стоит в «Восточном партнерстве» искать какой-то заговор или скрытые цели

В Риге 21-22 мая пройдет очередной саммит «Восточного партнерства» в рамках председательства в ЕС Латвии. В преддверии саммита на вопросы командированного в Ригу корреспондента «Интерфакс-Азербайджан» ответил государственный секретарь МИД Латвии Андрейс Пилдеговичс

- Азербайджан выступает за то, чтобы ЕС проявлял индивидуальный подход к странам-участницам «Восточного партнерства» в зависимости от их национальных интересов, внешнеполитических ориентиров и экономического развития. Совпадает ли эта позиция с подходом Евросоюза? И что в этом плане ждать от рижского саммита?

Что касается «Восточного партнерства», то я эту платформу сравнил бы с живым организмом. Это не какая-то устоявшаяся международная организация, какая-то ассамблея, которая руководствуется каким-то четким уставом и строгими рамками. Концепция достаточно эластичная, ей пять с небольшим лет, и в этом году во время председательства Латвии мы запланировали в некотором смысле переосмысление, ревизию как в целом политики соседства, так и развитие непосредственно программы «Восточное партнерство». В чем заключается переосмысление? Оно связано как раз с тем, что шесть государств «Восточного партнерства», безусловно, отличаются и по своим национальным интересам, и по стремлениям и по желанию углублять отношения с ЕС. Мы со стороны и Латвии, и ЕС прекрасно это понимаем, и фактически на саммите в Риге лидеры наших государств как раз будут обсуждать, как с одной стороны продвигаться по углублению отношений с теми, кто желает более емкую, всеобъемлющую интеграцию, и как в целом развивать отношения с партнерами, у которых более специфические интересы, возможно, больше связанные с какими-то отраслями народного хозяйства либо более узкими вопросами. Как нам кажется, концепция «Восточного партнерства» достаточно адаптируема к конкретным интересам наших партнеров. Мы в Евросоюзе, разумеется, не собираемся никому ничего навязывать и не собираемся в чужой монастырь с каким-то своим уставом залезать через форточку. Мы со стороны ЕС хотим на саммите в Риге очень четко заявить о том, что Европа заинтересована в мире, процветании, стабильности всех наших приграничных государств. Мы заинтересованы в том, чтобы эти государства развивали контакты и со своими соседями. Для нас «соседи соседей» - тоже очень важная тема.

Как нам кажется, мы вполне можем адаптироваться к ситуации, чтобы углублением двусторонних контактов с некоторыми членами мы, тем не менее, смогли сохранить общую площадку для всех шести государств. Допустим, если Молдова и Грузия подписывают ассоциативное соглашение и договор о свободной торговле с Европой, это не означает, что торговля, либо контакты этих стран, скажем, с Азербайджаном или Беларусью, или с Казахстаном и Россией каким-то образом должны пострадать. У нас в Европе складывается такое впечатление, что развивая пространство свободной торговли, страны могут более ускоренными темпами развиваться. Как нам кажется, это наиболее короткий путь к процветанию и развитию. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы мы не переключились на исключительно какие-то двусторонние треки. Естественно, встречи на уровне двусторонних советов будут продолжаться, мы готовы углублять отношения с теми, кто в этом заинтересован. Но мы, конечно же, хотели бы при наличии интереса партнеров сохранить общую площадку и возможность для их дополнительного общения между собой.

Мы в основном базируемся на собственном опыте. Опыт Балтийских и Скандинавских стран, наша региональная интеграция показывает, что это может быть наиболее коротким путем к ускоренному развитию. Нам кажется, что углубление отношений с Европой не должно происходить за счет ослабления отношений между самими странами «Восточного партнерства» или их связей с третьими партнерами. Эта программа не направлена ни против России, ни против Турции, Ирана, Китая или кого-то еще. Об этом мы заявляли неоднократно, проводили переговоры с российскими коллегами. Страны Евросоюза не занимаются какими-то геополитическими захватами.

- Латвия в определении своей политики в рамках «Восточного партнерства» наверняка учитывала последние изменения в регионе?

Дело в том, что за последние полтора года в нашем регионе произошло достаточно много событий. Среди них были положительные. Например, на саммите в Вильнюсе были подписаны соглашения об ассоциации Молдовы и Грузии с ЕС, соглашение о свободной торговле. Чуть позже эти соглашения подписала и Украина. Безусловно, эти документы создали новые правовые рамки для более конкретного сотрудничества. Мы в этом смысле делали акцент на конкретные заделы, на имплементацию этих соглашений. Это очень объемные и сложные документы. Допустим, договор о свободной торговле – это порядка одной тысячи страниц юридического текста. Естественно, все это необходимо осваивать, осмыслять, внедрять, переводить (в прямом и переносном смысле) для бизнесменов, представителей самоуправления, для прочих непосредственных игроков самых разных областей жизни. В этом смысле мы действительно пытались как можно конкретнее помочь партнерам в реализации этих решений.

Наряду с положительными моментами были и вопросы, связанные с конфликтом в Украине. Многие задают вопрос: каковы последствия украинского кризиса, конфликта с Россией, в том числе для политики соседства. Этот саммит никоим образом не направлен против России. Но, безусловно, мы занимаем четкую позицию по поводу территориальной целостности всех без исключения стран-участниц «Восточного партнерства», и мы готовы и впредь оказывать поддержку Украине в стабилизации экономической ситуации в стране, и, безусловно, будем и далее призывать российское руководство соблюдать минские соглашения и способствовать стабилизации ситуации в Украине.

Хотел бы добавить пару слов к тому, что касается Азербайджана, Армении и Беларуси. Мы тоже старались занимать как можно более прагматичную позицию, пытаемся искать те области, в которых с обеих сторон есть наибольший интерес для сотрудничества.

В том же ключе мы готовы к сотрудничеству с Азербайджаном. Мы знаем, что ваше руководство обсуждает возможность заключения нового соглашения с Евросоюзом. Мы со своей стороны открыты к подобному диалогу для того, чтобы нащупать больше взаимных интересов. И мы знаем, что для всех стран «Восточного партнерства» важен вопрос упрощения условий взаимных поездок. На дипломатическом языке это называется мобильность. С Азербайджаном за последние несколько месяцев нам удалось довольно многого достичь. Сейчас анализируется первый опыт по сотрудничеству в этой области. И мы надеемся, что в будущем мы сможем выйти на новое соглашение и по этому вопросу.

-Что это за документ? Как он называется?

Вы знаете, идея прорабатывается. Пока мы еще не определились с точным названием этого соглашения, работа еще идет. Документ не будет подписан в Риге, но мы чувствуем, что с азербайджанской стороны есть заинтересованность. Безусловно, Азербайджан для Евросоюза – очень важный партнер в энергетической области, можно сказать, стратегический партнер. Но мы надеемся, что в этом новом документе мы сможем отразить те области сотрудничества и то значение, которое мы придаем с обеих сторон.

- Насколько я знаю, Азербайджан стремится получить статус особого партнера ЕС.

Не стоит в этом «Восточном партнерстве» искать какой-то заговор или скрытые цели. Особенно российские журналисты часто ищут в этой программе какой-то подвох, употребляя выражение «мягкий вариант НАТО» и так далее. Это все не соответствует действительности. В 21 веке страны, которые участвуют в экономической интеграции, ищут наиболее льготные и удобные условия для ведения торговли. Последний опыт, скажем, Казахстана, который планирует в июле подписать договор об углубленном партнерстве с ЕС, показывает, что моделей очень много. Мы со стороны Евросоюза достаточно эластичны в поиске моделей экономического взаимодействия с кем-то. С тем, кто желает, мы выходим на соглашение о свободной торговле. Я не говорю о том, что эти переговоры просты. Переговоры очень сложные и продолжительные. К примеру, с Соединенными Штатами мы уже не один год ведем переговоры. Но мы знаем цель, и мы к этой цели движемся. Но глубина этих целей может варьироваться в зависимости от взаимных интересов. Я уже упомянул пример Казахстана, у нас есть примеры других партнеров. С кем-то мы можем выходить на ассоциированное соглашение, можем какие-то промежуточные искать модели. На рижском саммите лидеры стран ЕС и партнеров будут как раз эту тематику обсуждать, и будут в ходе ревизии политики соседства давать политический наказ, мандат, в том числе Еврокомиссии, искать наиболее подходящее по форме и по содержанию соглашение с партнерами, безусловно, учитывая интересы конкретных стран. Мы со своей стороны не хотим ничего никому навязывать. Мы, может быть, где то продвигаемся медленно, но, как говорится, верно. Мы пытаемся прорабатывать соглашения, адаптировать их на конкретных примерах. Если это работает, продвигаемся дальше, если нет, то коллективно смотрим, что нужно сделать иначе.

К сожалению, нынешний мир не стал спокойней. Мы видим кризисы в Украине, Северной Африке, на Ближнем Востоке. По периметру границ Евросоюза полыхают очень серьезные кризисы, некоторые государства находятся на грани распада: Ливия, Сирия, Ирак. Но ЕС не может занимать позицию страуса, уходя во внутренние дискуссии, мы должны смотреть, что происходит в наших регионах. И, безусловно, по возможности содействовать стабилизации ситуации. Если Европа действительно хочет играть роль глобального игрока, то в первую очередь, она должна серьезно относиться к участию в развитии приграничных регионов.

- Кстати говоря, Баку как раз обвиняет Евросоюз в такой страусиной политике в том, что касается проблемы Нагорного Карабаха, что негативно отражается на отношениях Азербайджана с Брюсселем. Почему ЕС не высказывается в поддержку территориальной целостности Азербайджана так же открыто и категорично, как это делается в отношении Украины, Грузии и Молдовы? Отчего происходит это двоякое отношение к схожим проблемам?

Что касается тематики «замороженных» территориальных конфликтов, то, безусловно, эта тема будет отражена в декларации. И на данный момент еще продолжается работа над этим документом. Но мы отстаивали, и отстаиваем то, что это принципиальный вопрос в отношении всех без исключения стран. Мы однозначно поддерживаем территориальную целостность Азербайджана в признанных на международном уровне границах.

На протяжении двух с лишним десятилетий международные участники не смогли найти адекватный ответ этому продолжительному конфликту. Минская группа работает в этом направлении. К сожалению, Евросоюз напрямую не участвует в этой группе, хотя у нас есть спецпредставитель по странам Южного Кавказа. В момент создания Минской группы процесс формирования внешней и оборонной политики ЕС еще находился на ранней стадии согласования.

Однако заинтересованность в стабильности на Кавказе, безусловно, у ЕС есть. В этом смысле «Восточное партнерство» – это одна из немногих площадок, где по-прежнему могут встречаться представители стран Южного Кавказа, будь то тематические вопросы, отраслевые. Возможно, это капля в море, но для развития мер доверия это полезная площадка для общения.

Вопрос архисложный, непростой. Но военного решения у него нет. Выход – в продолжении двусторонних встреч лидеров Азербайджана и Армении. Возможно, усилия посредников могут принести результат, или усилия представителей ЕС для снижения напряженности, предотвращения использования оружия, будь то стрелковое или тяжелое, на линии соприкосновения. Мы со стороны Латвии пытаемся привлечь как можно больше внимания европейского сообщества к вашему региону. Для нас вопросы соседства приоритетны. Впервые в истории ЕС прилагает дополнительные усилия для привлечения внимания к странам Центральной Азии, опять же, не для того, чтобы каким-то образом заниматься какой-то геополитической борьбой с Китаем, Ираном, Пакистаном, Индией или Россией, а для того, чтобы то полезное, что может предложить Евросоюз, доходило и до этих стран, с которыми нас связывают достаточно хорошие отношения и достаточно большой период совместного проживания.

Так что усилия с нашей стороны прилагаются, мы призываем наших партнеров по Евросоюзу уделять как можно больше внимания Кавказу. И развитие отношений с Азербайджаном, безусловно, для нас очень важно. Азербайджан – это очень важный партнер. В Латвии проживает достаточно многочисленная азербайджанская диаспора, многие здесь уже проживают несколько поколений. Мы надеемся, что позитивными поступательными шагами нам удастся найти развязку этому затяжному конфликту.

Беседовал Фуад Гусейн-заде

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 21 мая 2015 > № 1383315 Андрейс Пилдеговичс


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter