Всего новостей: 2556090, выбрано 1 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шадурскис Карлис в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Шадурскис Карлис в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Латвия > Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 25 августа 2015 > № 1478286 Карлис Шадурскис

Правительство готовит налоговую революцию: так жить нельзя!

В четверг, 27 августа состоится внеочередное заседание Кабинета Министров Латвии, посвященное вопросам госбюджета 2016 года. Уже ясно, что в следующем году нас ожидают очередные изменения налогов. Какие именно? О чем стоит и о чем не стоит волноваться? На вопросы газеты "Вести Сегодня" отвечает председатель комиссии сейма по бюджету и финансам, депутат от "Единства" Карлис Шадурскис.

Обещанного три года ждут

— Судя по последней информации, правительство не собирается выполнять свое обещание и снижать ставку подоходного налога с населения (ПНН)?

— Безусловно, мы помним об обещании снизить ПНН на один процент в 2016 году, но когда это обещание давалось, никто не мог предположить, что ситуация в мире так кардинально изменится и что нам придется направлять в сферу обороны намного больше средств. Вопрос о ПНН еще окончательно не решен, но мнение рабочей группы, с которым в той или иной степени согласны все партии правящей коалиции, таково: ставку ПНН сокращать не следует.

Однако мнения партий о том, что делать с этими 55 миллионами, которые останутся в нашем распоряжении, если ПНН не будет сокращен, различаются. "Единство" предлагает все средства направить в основном на нужды безопасности. Но технически это сделать достаточно сложно, поскольку в таком случае нужно изменить сегодняшнюю пропорцию распределения поступлений от ПНН — 80% к 20% — между самоуправлениями и государством на один процент в пользу государства. Но самоуправления возражают против этого. Нацобъединение считает, что ПНН не надо сокращать, а все 55 миллионов евро нужно вложить в увеличение льгот за иждивенцев. Союз зеленых и крестьян предлагает все оставить как есть: ПНН не сокращать, 11 миллионов евро направить в госбюджет, 44 миллиона — в бюджеты самоуправлений. На этом варианте мы, скорее всего, и остановимся.

И зачем вам сахар, соль и алкоголь?

— На какие товары в следующем году планируется повысить акцизный налог?

— На алкоголь. Для чего вообще существует акциз на алкоголь? Во–первых, для того чтобы повысить цену и сократить продажу этого вредного продукта. А во–вторых, для того чтобы с ростом покупательной способности росли и цены на алкоголь и чтобы с ростом средней зарплаты в стране алкоголь не становился относительно дешевым.

Но у акциза есть еще одна роль: государство таким образом может регулировать структуру потребления, ведь если акциз на какую–то группу алкоголя растет быстрее, следуют и изменения в потреблении. Рабочая группа исходила из того, что у нас нет дополнительных исследований структуры потребления, и мы не ставим своей задачей на нее влиять, так что акциз повышается соразмерно на все группы алкоголя. Единственное исключение — пиво, акциз на него растет немного быстрее из–за того, что он не поднимался очень давно.

— Ожидается ли введение налога на сахар и соль, как предлагает ратующий за здоровый образ жизни глава минздрава?

— На эту тему сейчас развернулась очень интенсивная дискуссия. Минздрав подготовил свое предложение, но оно не является до конца разработанным. Нет ясности, что предполагается облагать налогом: сахар и соль или те продукты, в которых превышены разумные нормы их содержания. Так, например, в некоторых хлопьях подсластители составляют до 40% от общей массы.

— Еще один интересующий всех вопрос: будет ли увеличен акциз на бензин?

— Акциз на бензин увеличится, с этим более или менее согласны все партии. Этот рост не будет резким: литр бензина или газа станет дороже на три цента, а литр дизельного топлива — на один цент. Госбюджету это даст 12,5 миллиона евро.

— Не так давно министр земледелия Янис Дуклавс выступил с инициативой снизить НДС на продукты...

— Я считаю, что сокращение НДС на продукты было бы очень неправильным решением. Почему? Да потому что цена продукта не определяется только его себестоимостью, цена возникает в точке равновесия между предложением и платежеспособным спросом. Если бы мы сократили НДС, то можно было бы сказать, что уменьшилась себестоимость товара, но эту разницу фактически получил бы продавец, а не покупатель. Продукты на полках универсамов будут стоить ровно столько, за сколько их можно продать. Торговцы всегда рассчитывают, вырастут их доходы от увеличения цены на какой–то товар или, наоборот, сократятся. И торговцы очень успешно доходят до верхней границы цены, так что вне зависимости от того, какой будет ставка НДС, цены на продукты будут примерно такими же.

Приведу только один пример. Недавно очень резко упали закупочные цены на молоко, это значит, что себестоимость молока стала ниже, в связи с чем цены на молоко и молочные продукты сначала действительно упали, но потом снова вернулись на прежний уровень.

Даешь налог на солидарность!

— В Латвии уже давно говорят о прогрессивном подоходном налоге.

— Тут мы оказались перед трудным выбором. В народе соцплатежи обычно тоже считают налогом, хотя по своей сути это не налог. Налог — это сумма, которую я плачу государству и которая потом перераспределяется по различным программам. В свою очередь соцвзносы — это платежи в соцбюджет, практически страховая премия, которую человек при наступлении страхового случая получает обратно. В настоящее время установлен потолок социальных взносов: они взимаются лишь с зарплаты до 4000 евро в месяц. И это правильно, потому что повышенные социальные взносы потом с избытком возвращались плательщикам в виде очень высоких по сравнению со средним уровнем пенсий и материнских пособий.

Но если условно считать соцвзносы налогом, то получается, что у нас фактически существует регрессивная налоговая система, в рамках которой получатели больших зарплат вносят меньший процент различных отчислений, чем получатели маленьких зарплат. На общем европейском фоне это выглядит нелогично, поскольку в большинстве стран ЕС существует прогрессивная налоговая шкала.

Есть несколько вариантов решения этого вопроса, которые обсуждаются. Первый — введение классического прогрессивного ПНН, но это решение не может вступить в силу уже в следующем году. Ведь какой бы ни была шкала прогрессивного налога, все дополнительные доходы от ПНН уходили бы в бюджеты самоуправлений, а это значит, что следует пересмотреть финансирование функций самоуправлений, изменить пропорцию распределения поступлений от ППН между госбюджетом и бюджетами самоуправлений. Это сложно. И еще: получатели больших зарплат — это в основном жители Риги и ее окрестностей, что тоже создает проблему.

Дальше: если вводить прогрессивную шкалу ПНН, то нужно переходить на всеобщее декларирование доходов. Если человек работает в двух или трех местах, трудно каждый месяц подсчитывать, какими являются его суммарные доходы. А вот доходы за год можно проанализировать легко и применить более высокую ставку налога.

— Есть ли еще какие–то варианты, приближающие нас к социальному равенству?

— Есть такой вариант: введение дифференцированного не облагаемого налогами минимума, что по сути также создает прогрессивность налога на зарплату. Например, для зарплаты до 500 евро в месяц мы увеличиваем необлагаемый минимум, для зарплаты от 500 до 1500 евро оставляем все как есть, а для зарплаты более 1500 евро вообще не применяем не облагаемый налогом минимум.

— Рабочая группа рассматривала и введение налога на солидарность. В чем его суть?

— Идея такова: в настоящее время с зарплаты выше 4000 евро в месяц не взимается социальный налог, чтобы плательщики этого налога не получали нереально большие пенсии и другие выплаты из соцбюджета. Но есть предложение взимать соцналог и с большой зарплаты, но не как социальный взнос, а как налог в госбюджет. По сути, это будет налог на богачей. Конечно, у этой идеи будут противники, причем противники, которые смогут оплатить антикампанию этой идеи в СМИ.

Но и тут есть техническая сложность. Я много раз спрашивал, но так и не получил ответа на вопрос: почему в Латвии разделены социальные взносы? Почему у нас социальные взносы платят и работодатель, и работник, хотя в конечном счете все эти средства поступают в один котел? В чем тут логика? В Эстонии, к примеру, все социальные взносы со своей зарплаты платит сам работник, и это одна из причин того, почему мы говорим, что зарплата в Эстонии выше, чем в Латвии. Но речь идет о брутто–зарплате, в Эстонии она действительно выше, но из этой зарплаты платятся все социальные взносы. Если мы в рамках нынешней системы хотим ввести в Латвии налог на солидарность, то фактически большую часть этого налога должен заплатить работодатель. Так что не знаю, удастся ли это сделать...

Минимум один для всех

— В следующем году планируется увеличить минимальную зарплату до 380 евро в месяц. Но, как оказалось, это не решение всех проблем — работодатели прекрасно научились обходить повышение минималки, устанавливая неполный рабочий день...

— К сожалению, это так. Мы наблюдаем за такими процессами — человека, работающего на полную ставку, могут перевести на 0,8 или даже на 0,75 ставки, хотя он будет выполнять ту же работу.

Но есть один инструмент, который сейчас также активно обсуждается, — это введение минимальных взносов социального страхования. Идея такова: даже если человек получает минимальную зарплату и работает на 0,8 или на 0,5 ставки, социальные взносы с его зарплаты не могут быть меньше тех, что платятся с минимальной зарплаты. Обсуждение этого вопроса началось с микропредприятий, где соцвзносы составляют очень маленькие суммы. Соцстрахование на уровне минималки — это серьезный инструмент влияния.

Пенсионеры: что нового?

— Что ожидает в следующем году пенсионеров?

— Хорошая новость такова: в течение трех лет — с 2016 по 2018 год — будут перерассчитаны пенсии, при начислении которых использовался так называемый негативный коэффициент пенсионного капитала. Эта проблема касается примерно ста тысяч пенсионеров, и все они достаточно серьезно финансово проиграли по сравнению со своими коллегами.

— А будет ли выполнено требование пенсионеров об увеличении индексации пенсий?

— Об увеличении индексации в 2016 году мы не говорим, потому что на это в бюджете нет денег. Что же касается ситуации в целом, то, безусловно, пенсии нужно индексировать: человек отработал всю жизнь, накопил пенсионный капитал, но цены увеличиваются, все дорожает, инфляция растет, и инфляцию надо компенсировать. И конечно же, государство должно обеспечить достойный уровень жизни, должен быть определен размер минимальной пенсии, растущий вместе с ростом благосостояния.

Но требование пенсионеров увеличить в два раза второй применяющийся при индексации пенсий индекс — прироста зарплат — я считаю системно неправильным. Индекс прироста зарплат предполагает, что если зарплаты в стране выросли, то должны увеличиться и пенсии — на четвертую часть от роста зарплаты. И это логично, потому что зарплаты и инфляция связаны между собой: рост зарплат приводит к росту покупательной способность и росту цен, а рост цен надо индексировать. Если же индексировать дополнительно еще и сам рост зарплат, то получается уже двойная индексация. Мы должны заботиться о пенсионерах, но есть масса сфер, куда нам нужно вкладывать деньги, — в народное хозяйство, в создание новых рабочих мест, в образование...

Инна Ошкая

Латвия > Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 25 августа 2015 > № 1478286 Карлис Шадурскис


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter