Всего новостей: 2556090, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Антоненко Оксана в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмФинансы, банкивсе
Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2016 > № 1955310 Оксана Антоненко

Латвия теряет заводы из-за российского кризиса

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

Рига — Сразу две латвийские компании оказались в тяжелой ситуации из-за потери российских рынков. И если парфюмерную фабрику Dzintars спасают массовые акции в соцсетях, то с Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом понадобится вмешательство государства.

Без России

Dzintars — одно из крупнейших латвийских предприятий, широко известных за пределами страны. Однако в последние годы его финансовые показатели далеки от успеха. Проблема оказалась в российских рынках.

«Проблемы начались [во время кризиса] в 2008 году — в том числе в России, — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. — Там мы потеряли очень большие деньги. С этого рынка мы не уходим, но он весьма убыточный. Ситуация усугубилась со спадом валют».

Согласно данным регистра CrediWeb, обороты компании заметно падают с 2012 года. Прибыли тут давно не было, однако в 2014 году убытки составляли уже не сотни тысяч, а почти 1,5 миллиона евро, в 2015 — более 2,5 миллиона евро.

В заявлениях фабрики говорится, что на данный момент Dzintars рассчитался со всеми долгами за исключением задолженностей по налогам — но это еще 3,2 миллионаевро.

В итоге предприятие добровольно запросило в суде начало процесса правовой защиты. Если суд удовлетворит просьбу, кредиторы в лице государства не смогут инициировать процесс неплатежеспособности и будут вынуждены подождать с выплатами.

«Долг Dzintars аккумулировался годами. Накапливать убытки на восточных рынках — не лучшая стратегия. Сейчас мы на финальной стадии процесса. Мы говорим о продукте мирового класса, который мог бы быть на тех рынках, на которых его почему-то нет», — говорит Русской службе Би-би-си советник министра финансов Юрий Спиридонов.

Спасают все

В латвийском минфине считают, что возможные проблемы компании связаны со стратегией управления и маркетингом. В самом Dzintars полагают, что с маркетингом проблем нет, а есть проблемы с поисками новых рынков, столь необходимых в условиях падения рынков СНГ.

Сейчас предприятие рассчитывает получить отсрочку. «У нас есть маркетинговая стратегия, мы знаем, что 2015 и 2016 год — убыточные, а в 2018 году будет рост», — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. В ближайшее время Dzintars планирует выпустить новую линию продуктов, продавать которые собирается на новых рынках — например арабских.

«За последние 15 лет произошла подмена понятий: вместо качественных продуктов люди покупают красивую упаковку. Мы принципиально против такой стратегии», — продолжает он. А потом добавляет: покупателям стоило бы знать, что «они могут получить либо продукты «эко» и «био», либо результат на лице». Однако против веяний моды идти сложно.

Но, как оказалось, вполне возможно. Сразу после того, как стало известно, что предприятие просит о начале процесса правовой защиты, в социальных сетях началась кампания «поможем спасти Dzintars». Жители страны, кажется, в массовом порядке отправились в магазины скупать кремы этой марки, чтобы потом выложить их фотографии в соцсетях.

«Оказалось, люди за нас болеют», — говорит Герчиков. В итоге, по его словам, продажи выросли в два-три раза. Поможет ли это спасти компанию — неизвестно, однако в новейшей истории Латвии подобных прецедентов пока не было.

Крупнейший работодатель

C Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом ситуация иная — тут нужны финансовые вливания совершенно другого порядка.

Предприятие считается крупнейшим в регионе заводом, производящим капитальный ремонт подвижного железнодорожного состава.

Еще полгода назад его называли еще и крупнейшим частным работодателем в Даугавпилсе — втором по величине городе страны с самым высоким процентом русскоязычного населения. Для крайне депрессивного региона почти тысяча рабочих мест — немало.

Однако ввиду сложной экономической ситуации летом предприятие объявило об увольнении 432 сотрудников — почти половины. Спустя несколько месяцев завод рассказал о новых проблемах: банк отказался смягчать условия кредитования, в итоге предприятие вынуждено просить помощи у государства — на данный момент в виде госгарантий для банка. Это означает, что если завтра завод обанкротится, то долги отдавать придется госказне.

В заявлениях самого завода ситуация характеризуется как критическая. Министр финансов Дана Райзниеце-Озола признала: на предприятии много работников, а региону сложно создавать новые рабочие места. «Этот фактор накладывает на правительство эмоциональные и моральные обязательства искать решения», — добавила она. Однако по поводу госгарантий министр скептична.

По словам ее советника Юрия Спиридонова, скепсис связан с негативным опытом предоставления госгарантий вообще. Не так давно государству пришлось выплачивать кредит в размере десятков миллионов евро за «Лиепайский металлург» — еще одно крупное предприятие, которое столкнулось с кризисом и приостановило производство. Аналогичная ситуация наблюдалась в латвийских больницах, которые не смогли справиться со своими кредитами.

«У нас пока нет материала для оценки, нам нужен бизнес-план. Все зависит от наличия долгосрочных договоров. Завод должен показать, где развитие», — говорит Спиридонов Русской службе Би-би-си. Однако если завод не смог убедить в своем процветании банк, то с государством это также может быть нелегко.

Все из-за России

Сам завод объясняет свое положение геополитикой. «Тут проблематично, — говорит Русской службе Би-би-си председатель правления ДЛРЗ Айвар Кескула. — Обе стороны — ЕС и РФ — из экономического управления перешли в политическое. Обе стороны машут санкциями — это политические решения».

Однако, судя по данным регистра CrediWeb, ситуация начала ухудшаться задолго до российского кризиса. Если в 2012 году предприятие работало с прибылью в размере почти миллион евро, то в 2013 году это уже были убытки в 263 тысячи евро, а в 2015 году — в 509 тысяч евро.

По словам Айвара Кескулы, основная причина — падение курса рубля: в момент оплаты оказалось, что завод получил в два раза меньше, чем должен был.

В результате доля российского рынка упала в два раза (с 47% до 24%) только за прошлый год — такие цифры звучали в местных СМИ. Не помог и тот факт, что у ДЛРЗ есть российские акционеры — опосредованно четверть акций принадлежит компании Globaltrans Investment PLC, которую называют одним из крупнейших частных грузоперевозчиков в России.

И уж точно структура собственников не поможет вести переговоры с латвийским государством относительно госгарантий. На фоне стагнирующей экономики политикам будет крайне сложно объяснить избирателям, почему оно снова раздает деньги частному бизнесу. Тем более что в данном случае речь идет о бизнесменах с весьма непростой репутацией и проблемными эпизодами сотрудничества с госструктурами.

Неожиданный ремонт

Как говорит Саулведис Варпиньш, адвокат председателя совета завода и его опосредованного совладельца Олега Осиновского, негативную роль в формировании не лучшей финансовой ситуации на заводе могли сыграть и уголовные процессы, в которых фигурирует его клиент. По словам адвоката, любой банк оценивает в том числе и подобного рода информацию.

Олег Осиновский, гражданин Эстонии и один из самых состоятельных людей страны, фигурирует в одном из самых громких коррупционных скандалов в Латвии — ему присвоен статус подозреваемого в деле о даче взятки должностному лицу.

Полтора года назад с крупной суммой денег латвийскими правоохранительными органами был задержан Угис Магонис, экс-глава Латвийской железной дороги. В итоге Магонис потерял должность, а Латвия чуть не лишилась железнодорожного сообщения с Россией — о такой перспективе сообщило руководство LDZ, ссылаясь на неофициальную информацию от российской стороны о ремонте путей в латвийском направлении.

Ряд должностных лиц подтвердил: эти события связаны, поскольку Угис Магонис состоит в тесных отношениях с экс-главой РЖД Владимиром Якуниным. В те же дни должность потерял и сам Якунин.

В латвийских СМИ появились предположения, согласно которым взятку Магонису дал Осиновский. Сегодня факт участия Осиновского в этом процессе не отрицается в том числе его адвокатом. Связанные с эстонским предпринимателем компании не раз выигрывали тендеры латвийских железнодорожных госпредприятий.

Реализацию одного такого заказа — более чем на 20 миллионов евро — предприятие затянуло, что повлекло за собой штрафы и проверку со стороны Экономической полиции. Еще один договор — на 270 миллионов евро — имел косвенное отношение к ДЛРЗ и был расторгнут государством еще до начала реализации.

Несмотря ни на что руководство завода не теряет надежды. «Кто вам сказал, что у нас сложности? Мы работаем», — добавил председатель правления Айвар Кескула.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2016 > № 1955310 Оксана Антоненко


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2016 > № 1825321 Оксана Антоненко

Латвия: любить Россию больше не опасно

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

После двух лет информационной войны в Латвии пришли к выводу о бесполезности противодействия российской «пропаганде».

Исследователи и политики считают, что русские не перестанут любить Россию, однако ничего страшного в этом уже не видят.

Борьба с пропагандой

Два года назад, в начале украинского кризиса, латвийские политики говорили о прямой связи между военной уязвимостью Латвии перед Россией и большим количеством русскоязычных жителей в стране.

Политики говорили, что местные русские смотрят российское телевидение, поддаются влиянию российской пропаганды, а в случае гипотетического повторения в Латвии крымского сценария встанут на сторону «зеленых человечков». Эта же схема была аргументом для размещения в Латвии базы НАТО.

Полиция безопасности Латвии открыто говорила об угрозе нацбезопасности со стороны российских СМИ, а также призывала противостоять этой угрозе, ограничивая «подрывное» вещание и развивая местное вещание на русском языке.

С тех пор латвийские власти приостановили вещание телеканала РТР-Россия, закрыли портал ru.sputniknews.lv, выделили миллионы на создание русского содержания на латвийском общественном телевидении, а также приняли ряд поправок, направленных на борьбу с «гибридной угрозой».

Похожие процессы проходили и в других балтийских республиках.

Дорого и неэффективно

Прошло два года, блок НАТО принял решение о размещении в Восточной Европе постоянных войск, но вот желания бороться с российской пропагандой почти ни у кого не осталось: дорого, неэффективно и нецелесообразно.

Последним бастионом можно назвать недавнее заявление премьер-министра Латвии Мариса Кучинскиса про борьбу за умы русскоязычных.

Но кто и как ведет эту борьбу, непонятно — и работники латвийского телевидения, и латвийские политики утверждают, что они этим не занимаются.

Согласно данным компании TNS Latvija, на протяжении последних двух лет Первый балтийский канал (ретранслирует Первый канал) остается в тройке лидеров, в то время как рейтинг общественного LTV7 с русским вещанием упал с 2,7% до 2%.

Глава Латвийского телевидения Ивар Белте не считает это поражением.

По его словам, ни в какой войне за умы общественное телевидение не участвовало: «Мы еще тогда говорили, что не создаем контрпропаганду, потому что иначе мы не СМИ, а чье-то оружие, — говорит он. — Речь идет о русском вещании в рамках канала LTV7, который, в свою очередь, вещает на латышском языке. Потому и рейтинг довольно маленький. Не думаю, что мы со своим видением очень влиятельные».

Профессор Университета имени Страдыня Сергей Крук уверен, что русскоязычное вещание в Латвии просто не может быть влиятельным: власти не прислушиваются к русским СМИ, поэтому и аудитория не видит необходимости их потреблять — отсюда низкий рейтинг.

«Несколько лет назад русские СМИ мобилизовали русский электорат, который в итоге избрал „Согласие“ (тогда — „Центр согласия“). А результата никакого нет», — говорит Крук.

Представитель «Согласия» Борис Цилевич говорит, что никакую борьбу за умы русскоязычных власти не ведут, а если бы хотели, то создали бы не русское вещание на латышском канале, а полноценный русский канал по примеру Эстонии.

Но на это в Латвии не нашлось ни денег, ни политической воли.

«А так все ограничивается заявлениями премьеров раз в пять лет», — говорит Цилевич.

Местные русскоязычные могли бы переключиться на местные русские каналы не только из соображений влияния на власть: можно было бы просто смотреть местные новости или развлекательные фильмы.

Однако местные новости есть и на Первом балтийском канале, в то время как бюджеты развлекательных программ российского телевидения сравнимы с бюджетами некоторых латвийских самоуправлений — общественные СМИ вряд ли когда-нибудь смогут позволить себе что-то подобное.

Любовь к России вопреки запретам

В итоге оказывается, что, несмотря на два года борьбы с кремлевской пропагандой, значительная часть русскоязычного населения Латвии все еще придерживается пророссийской линии как по украинскому конфликту, так и по поводу своего собственного положения в стране — к такому выводу пришли исследователи Академии обороны, изучившие возможности «дестабилизации» общества.

Чувствуют принадлежность к СССР

Выяснилось, что 46% русскоязычных не потребляют латышские СМИ.

Как говорится в исследовании, русскоязычные жители все еще чувствуют принадлежность к России и СССР; позитивнее латышей оценивают русские флаги на машинах; считают вмешательство России необходимым для решения проблем ущемляемых русскоязычных; верят, что в Латвии возрождается фашизм, а людей дискриминируют за незнание государственного языка.

Влиять на людей, которые заранее согласны с тем, что рассказывает российское телевидение, гораздо проще — пишут исследователи.

Как бороться за умы

По словам депутата сейма и главы Комиссии по обороне Айнара Латковскиса, бороться с этими установками уже бесполезно.

«Ну как с этим бороться? Я не верю, что очень просто бороться за умы. Россия это делает, как в советское время. А в демократических странах очень трудно взять и прополоскать мозги. Думаю, что через несколько поколений ситуация изменится», — говорит он.

В исследовании есть и такие выводы, которые в политической риторике ранее не упоминались.

Аморфные и непротестные

Ученые утверждают, что российскому влиянию больше подвержены малообеспеченные слои населения, а не те слои, которые говорят на русском.

К тому же, несмотря на весь свой пророссийский настрой, местные русскоязычные не готовы к протестам. В самом бедном и русском регионе — Латгалии — мысли о сепаратизме поддерживают только 10%, а пророссийских политических активистов знают и того меньше.

Исследователи уверены, что это связано с особенностями латвийского менталитета. Во-первых, большинство опрошенных признались, что тут не принято протестовать и вообще выделяться из толпы. Во-вторых, только 3% населения чувствуют контроль над собственной жизнью. Поднять на восстание такой контингент почти невозможно, считают эксперты.

Это подтверждает практика: протестовать против усиления присутствия НАТО на прошлой неделе вышли около 15 человек — несмотря на то, что, согласно исследованию, русскоязычные не особенно тепло относятся к этой структуре.

Раскол в обществе?

По словам редактора исследования Иевы Берзини, в долгосрочной перспективе такая поляризация углубляет раскол в обществе. Однако она не имеет отношения к усилению военного присутствия НАТО: Латвия вооружается в ответ на вооружение России, а не по причине наличия в стране русскоязычных.

«Проблема в том, что неясно, как выстраивать политику, если люди видят мир по-разному. Ясно, что одна сторона будет согласна, вторая — нет. Это может затруднять возможности противодействия в условиях психологического давления в случае гипотетического кризиса», — говорит Берзини.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2016 > № 1825321 Оксана Антоненко


Латвия. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 20 апреля 2016 > № 1734149 Оксана Антоненко

Латвийская "прачечная" денег закрывается?

Латвия начала войну против отмывания денег, что самым непосредственным образом скажется на клиентах местных банков из России и других стран постсоветского пространства. Неприятные последствия ожидают и банки: у одного отобрали лицензию, еще несколько были оштрафованы на крупные суммы. Участники рынка готовятся к новым потерям.

Формально борьба с отмыванием российских, украинских, молдавских и других постсоветских денег ведется в Латвии десятилетиями. Это, тем не менее, не помешало стране заработать репутацию одной из самых эффективных и надежных "прачечных" в Восточной Европе.

"В Латвии можно открыть счет и проводить целый ряд банковский операций, которые нельзя проводить почти больше нигде в Европе, – рассказывает Русской службе Би-би-си финансист Гирт Рунгайнис, входивший в руководство нескольких латвийских банков. – Больше нигде российский бизнесмен не сможет оперировать своим счетом как мыльницей быстрых и дешевых расчётов с деньгами не до конца понятного происхождения".

По словам Рунгайниса, возможно, такое происходит и в других странах, но в Латвии это системная проблема. "Почти половина банковской индустрии живет за счет того, что по сегодняшним меркам иначе как отмыванием не назовешь. Люди, которые в (банковском) бизнесе, говорят об этом неофициально", – считает Гирт Рунгайнис.

Вкладчиков из СНГ Латвия привлекает по двум причинам: это ЕС (а значит, юрисдикция, во всех смыслах удаленная от надзорных органов страны проживания), тут говорят по-русски и доверяют клиентам из постсоветского пространства.

Возможно, иногда доверяют даже слишком. "Конечно, есть часть денег, чистоту которых надо проверять. Это не всегда тщательно делается. Во-первых, это не так просто. Во-вторых, если очень много проверять, то можно и потерять клиента", - говорит Русской службе Би-би-си финансист Инесис Фейферис.

Латвийские банки, со своей стороны, лояльны к клиентам с востока по той причине, что они на протяжении двух десятков лет обеспечивают работу целой отрасли и делают Латвию региональным финансовым центром.

Местным политикам до недавнего времени не оставалось ничего другого как уступать банковскому лобби и закрывать глаза на явно подозрительные операции.

По мнению международных организаций, а также латвийских ответственных структур, наибольшая концентрация рисков – в банках, которые работают преимущественно с нерезидентами. По данным Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК - надзорный орган), это 13 банков из 19, причем два из них (Rietumu banka и ABLV Bank) входят в тройку крупнейших.

Сами банки в деньгах нерезидентов проблем не видят. "Своих клиентов мы считаем надежными. Потому что наша практика такова, что если клиент не соответствует требованиям compliance или не предоставляет достаточной информации, мы прощаемся с таким клиентом. Предполагаем, что таким же образом поступают и другие латвийские банки, - говорит Русской службе Би-би-си президент Rietumu banka Александр Панков. - Борьба с отмыванием денег очень важна сама по себе, и ее актуальность сохранится надолго. В этой связи и мы, и остальные банки обязаны прилагать постоянные усилия для укрепления базы контроля. Мы держим эту тему в фокусе своего внимания".

В банке ABLV тоже не заметили особенных рисков. "Число таких (ненадежных) вкладчиков (в латвийских банках) ничуть не больше, чем в австрийских, люксембургских или швейцарских банках. По сути мы говорим о единичных случаях, тысячных долях в процентном исчислении. Мы год от года вкладываем значительные средства в развитие управления рисками и мониторинг. У нас внедрены автоматические системы, которые помогают нам в выполнении этих задач, мы также регулярно повышаем квалификацию наших сотрудников. Все необходимые правила и требования мы соблюдали и соблюдаем и без лишних напоминаний", - сказал Русской службе Би-би-си представитель банка Илмарс Янгарс.

Масштабность и непрозрачность финансовой индустрии на фоне скромных объемов латвийской экономики не дают покоя международным экспертам.

"Банки, работающие с нерезидентами, создают существенный риск того, что деньги, полученные коррупционным путем за пределами Латвии, отмываются внутри страны. Большая часть депозитов происходят из стран с высоким уровнем коррупционных рисков. Таким образом, деньги, размещенные на счетах нерезидентов, могут оказаться инструментами коррупции", - говорится в отчете Организации экономического сотрудничества и развития.

Там же отмечено, что сектор обеспечивает до 1,5% ВВП. На счетах нерезидентов сконцентрировано 53% от общего объема вкладов, а это 12,4 миллиарда евро, причем из года в год цифры растут - несмотря на санкции и тяжелую экономическую ситуацию в России. 80% этих денег приходит из СНГ - то есть зоны особого риска.

Полное несоответствие

Глава комиссии сейма по обороне, внутренним делам и борьбе с коррупцией Айнар Латковскис утверждает, что объемы подозрительных восточных денег все больше беспокоят партнеров Латвии в США, поскольку транзакции в этом секторе проводятся преимущественно в долларах. "Объем транзакций, которые проходят через Латвию, составляет 1% от общего оборота долларов в мире. Это означает, что Латвия является региональным финансовым центром. Конечно, американцы волнуются: если, например, эти деньги пойдут на поддержку терроризма, то такие транзакции должны быть замечены. У нас уже есть шесть дел, в которых речь идет о подозрениях в финансировании терроризма. Глядя на то, какие деньги тут отмываются, какие дела известны о Молдавии, России и Украине, конечно, их это настораживает", - утверждает Латковскис.

Само собой, американские ответственные структуры доносят до латвийских коллег свою обеспокоенность. Латвия не может игнорировать эти указания, поскольку стране необходим корреспондентский долларовый счет - а он остался только один, в Deutsche Bank.

"Латвийские банки оказывают услуги своим клиентам в разных валютах, в том числе в долларах США. Поэтому необходимо соответствовать требованиям, которые выдвигают корреспондентские банки, обеспечивающие расчеты в соответствующих валютах. Речь идет, например, о международных банках США", - сказали Русской службе Би-би-си в Ассоциации коммерческих банков Латвии.

Однако эти требования существуют не первый год, и до сих пор Латвии удавалось делать вид, что она им соответствует, сохраняя неизменными объемы вкладов нерезидентов.

Но сегодня соответствовать необходимо не только требованиям американских банков, но и требованиям Организации экономического сотрудничества и развития, куда Латвия намерена вступить в ближайшее время.

Для этого на уступки идут и чиновники, и политики, и сами банки. В 2014 году национальное законодательство по части предотвращения отмывания денег претерпело ряд изменений - как ввиду новшеств на европейском уровне, так и ввиду присоединения к Конвенции ОЭСР против коррупции.

Однако уже в 2015 году ОЭСР презентовала свой отчет о том, насколько эффективно в Латвии соблюдается конвенция, насколько тщательно банки и регулятор борются с подозрительными сделками, и насколько чистым становится рынок.

Оказалось, что до совершенства Латвии очень далеко, а вся упомянутая борьба носит скорее формальный характер. По сути, это был первый подробный отчет, не только указавший на недостатки системы, но и представлявший реальный интерес для политиков страны, которым крайне важно вступление в ОЭСР.

Учитывая градус критики со стороны авторов отчета, перспектива быть отвергнутой стала для Латвии реальностью. В отчете упоминаются конкретные случаи отмывания денег, которые проходили через латвийские банки: канадская компания переводила взятки в Киргизию, американская - в Россию, а из Молдавии был выведен миллиард долларов, который буквально "растворился" в трех латвийских банках.

Ни сами банки, ни регулятор этого не заметили. Стоит также отметить, что латвийские банки упоминаются в фильме "Чайка" Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, а также в деле Магнитского.

Из тех сигналов, которые государство получает от банков относительно подозрительных транзакций, анализу подлежат только 25%, а до Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией так и вовсе доходят единицы - об этом тоже пишет ОЭСР. При этом банки далеко не всегда обязаны проводить исследование деятельности клиента-нерезидента, а регулятор, со своей стороны, следит за этим крайне неэффективно.

Резкие перемены

Все это вызвало переполох в среде латвийских политиков, что в итоге привело к смене главы комиссии рынка финансов и капитала. "Раньше эта организация смотрела за тем, чтобы не повторился случай Parex banka (банкротство), чтобы с капиталом у банков все было в порядке. Но они не так уж следили за отмыванием денег, как надо было бы следить. Сейчас КРФК будет обращать внимание именно на деньги нерезидентов, - сказал Русской службе Би-би-си экс-премьер-министр Латвии и депутат Сейма Лаймдота Страуюма. - Конечно, будет сложнее тем, кто не сможет объяснить, откуда взялся капитал. В некоторых банках будет снижение оборотов. И мы знаем, и наш КРФК знает, в каких банках могут быть проблемы. Но не думаю, что будет банковский кризис".

"В отношении банков, которые работают с нерезидентами, сейчас очень большое давление, такого никогда не было", - продолжает Гирт Рунгайнис. Давление со стороны надзорного органа уже вылилось в несколько громких скандалов.

Один из банков, упомянутых в молдавской афере - PrivatBank - был оштрафован решением КРФК более чем на два миллиона евро. Решением того же надзорного органа банк должен был полностью сменить правление.

Через некоторое время прогремел новый скандал - после ряда предупреждений лицензии лишился Trasta Komercbanka. Еще один банк - Baltic International Bank - был оштрафован на 1,1 миллион евро. Все эти банки работают с нерезидентами, во всех случаях речь идет о нарушениях в сфере предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма.

Параллельно, при поддержке латвийского надзорного органа, американские специалисты начали проверки в банках, которые работают с нерезидентами - пройти процедуру должны все кредитные учреждения. Депутаты сейма, в свою очередь, в очередной раз поднимают штрафы за несоблюдение процедуры предотвращения отмывания.

Полный порядок

Банки, которые уже попались на нарушениях, комментируют ситуацию нечасто. "В последние два месяца мне фактически пришлось жить в Латвии, я встречался со многими знающими людьми, которые рассказывали, что Латвия хочет вступить в Организацию экономического сотрудничества и развития, и одно из условий принятия - "наведение порядка" в финансовом секторе. Не знаю, что за этим скрывается, но у меня возникла уверенность, что TKB был сознательно выбран как доказательство того, что банковский регулятор работает", - заявил в интервью изданию Dienas bizness акционер Тrasta komercbanka (TKB), владелец 32,743% акций, депутат Верховной рады Украины Иван Фурсин.

А те, которым пока удавалось избегать громких скандалов, говорят о готовности вливаться в борьбу с отмыванием. "Очевидно, началась борьба за то, чтобы банки более жестко подходили к анализу клиентской базы. Поменялся уровень толерантности, он понизился. Я за то, чтобы все было чисто, прозрачно и честно. Думаю, наши политики думают так же", - сказал Русской службе Би-би-си председатель правления Bank M2M Europe Роберт Идельсонс.

"Baltic International Bank уже несколько лет уделяет существенное внимание мониторингу и анализу имеющихся и потенциальных клиентов, а также устранению рисков отмывания денег. Банк инвестировал в технологические решения и человеческие ресурсы, что позволяет осуществлять эффективный мониторинг. Существенных вызовов не ожидаем", - сказали Русской службе Би-би-си в Baltic International Bank.

Каждый второй банк - грязный?

Но есть и другая версия. "Банки обиделись на такую резкую смену подхода к работе. Новые правила существуют два года, а давить на их соблюдение начали только сейчас. Менять правила игры надо было медленнее", - сказал Русской службе Би-би-си представитель системы, надзирающей за финансовым сектором.

По словам Гирта Рунгайниса, количество пострадавших банков будет только расти, поскольку объемы грязных денег в латвийской финансовой системе куда больше, чем может показаться. "Люди, которые знают ситуацию, говорят, что как минимум половину этого бизнеса надо закрыть. По моим подозрениям, именно активные и большие счета, которые платят большую комиссию, возможно, и являются теми, которые надо закрывать. Это может быть до 75%. Соответственно, должна исчезнуть такая же часть прибыли банков. И я не вижу других услуг, которыми можно было бы заниматься. Мой расчет такой, что из 14 банков половина должны исчезнуть", - говорит Рунгайнис.

Эта тревожная тенденция, по словам депутата Сейма и экс-госконтролера Ингуны Судрабы, может ударить и по здоровой части рынка. "В транзакциях не должно быть незаконного. Но нельзя исполнять все требования, если нет понимания того, как подходить к этому финансовому сектору, чтобы не сократить его долю в экономике, - сказала она Русской службе Би-би-си. - Осложнилось открытие счетов, люди уже смотрят на другие государства: что-то переходит на Кипр, Мальту и Чехию".

Зато старания латвийской стороны не остались незамеченными в Организации экономического сотрудничества и развития. На днях министерство юстиции Латвии проинформировало, что Антикоррупционная рабочая группа ОЭСР дала позитивную оценку для вступления Латвии в организацию.

Оксана Антоненко

для Русской службы Би-би-си, Рига

Латвия. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 20 апреля 2016 > № 1734149 Оксана Антоненко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter