Всего новостей: 2556090, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Малыгин Валерий в отраслях: Медицинавсе
Малыгин Валерий в отраслях: Медицинавсе
Латвия > Медицина > telegraf.lv, 18 декабря 2013 > № 970358 Валерий Малыгин

Предприятие Olainfarm готовится к вступлению Латвии в еврозону. Здесь планируют повысить зарплаты работникам в среднем на 7%. «Я ожидаю, что цены вырастут, но не в первом, а во втором полугодии. Соответственно, мы должны обеспечить нашим работникам определенную защиту», — рассказал Телеграфу председатель правления Olainfarm Валерий МАЛЫГИН.

Украинская «перегрузка» и российские продажи.

— С чем связано снижение прогноза прибыли и оборота компании Olainfarm в нынешнем году?

— Это последствия «перегрузки» Украины в прошлом году. Вследствие изменений в законодательстве этой страны в декабре минувшего года мы поставили туда дополнительной продукции примерно на 5 млн латов. Эти препараты фактически были реализованы в 2013-м, однако по бухгалтерии прошли, как продажи 2012-го. Поэтому прошлый год выглядит чересчур успешным. В свою очередь четыре первых месяца этого года Украина ничего не брала из-за накопленных запасов.

Сейчас никаких дополнительных поставок не предусмотрено, ситуация нормализовалась, соответственно, 1-й квартал следующего года покажет замечательный прирост в сравнении с 1-м кварталом нынешнего.

Если, конечно, мы не станем свидетелями каких-то потрясений на украинском рынке, связанных с нынешним противостоянием в Киеве.

— Насколько украинская политика влияет на бизнес? И что вообще можно предпринять в такой ситуации?

— Есть рецепты действий в кризисных ситуациях. Они бывают как стандартные, так и нестандартные. Например, могу рассказать о преодолении кризиса в Беларуси, который был буквально два года назад, когда там девальвировали белорусский рубль. Что сделали все компании — и западные, и белорусские? Они предприняли логичные шаги. То есть сократили штат сотрудников в Беларуси и снизили другие затраты на поддержание бизнеса. Olainfarm пошел другим путем: мы увеличили свои маркетинговые затраты в полтора раза. В той ситуации это был абсолютно нелогичный шаг.

— К чему он привел?

— К 60% роста продаж. Когда кто-то не работает, мы увеличиваем затраты и занимаем освободившееся место. Увеличиваем свою долю рынка, так как начинаем работать лучше, активнее на фоне остановившихся конкурентов.

Мы анализировали недавно, буквально на прошлой неделе, уроки Беларуси с белорусскими коллегами. Я спросил: «А если бы не было предпринято таких шагов?» — «Ну, тогда было бы только около 10—20% роста».

— То есть и в случае с Украиной вы не собираетесь съехать на обочину и смотреть, чем все закончится?

— По мере развития событий будем просчитывать дальнейшие шаги. В любом случае, потерь для нас там не будет, так как мы работаем только по предоплате.

Впрочем, я не думаю, что украинские власти пойдут на какие-то кризисные меры вроде девальвации валюты или нечто подобного. Политически это невыгодно нынешней власти Украины. Финансовых потрясений не будет, хотя украинская экономика, конечно, нездорова.

— Еще один крупный рынок для Olainfarm — это Россия. Как в этой стране коррелируется замедление роста ВВП и покупательная способность конкретного россиянина? Почувствовали ли вы какое-то снижение интереса к лекарственным препаратам Olainfarm?

— По крайней мере, пока таких тенденций не прослеживается. Более того, прирост продаж по Российской Федерации составил около 18%. Это очень большая цифра, учитывая масштабы рынка, и я очень рад этому приросту. Залогом нашего успеха в России является то, что мы работаем с очень сильной маркетинговой компанией «Торговые технологии».

Идем на Восток

— Какой рост Olainfarm продемонстрирует в этом году по сравнению с 2012-м?

— Если смотреть де-факто, а не бухгалтерские результаты, то прирост у нас по этому году к предыдущему около 10%.

— 10% для Olainfarm — это хорошо или плохо?

— Маловато.

— А кто вообще вам ставит задачи? Понятно, что государственному учреждению, например, Latvenergo, задачи ставит правительство, а кто в частном предприятии может прийти и сказать, что 10% маловато? Это ваша внутренняя самооценка?

— Понимаете, мне, как бизнесмену, всегда мало (улыбается). Кто-то радуется росту ВВП на 4,5—5% и говорит, что это очень хорошо. Кому-то мало и 10%. Хотя в принципе результат 10%, конечно, хороший.

— И такой же результат вы прогнозируете на 2014 год по отношению к 2013-му?

— В принципе, задачи не меняются: сохранять ту динамику, которая есть. 2014 год обещает быть для нашего предприятия очень удачным, так как у нас значительно увеличиваются маркетинговые затраты на многих рынках, где стартапы уже произошли. Мы ждем в среднем 50% роста на среднеазиатских рынках плюс в Албании, которая тоже находилась на стартапе.

В частности в Киргизстане в планах роста стоит цифра +106%. Таджикистан — это же беднейшая страна, но, по большому счету, свой миллион мы там когда-нибудь будем иметь, мы уже близки к обороту в миллион евро. В Албании планируется прирост 232%, но здесь мы стартуем с относительно низких позиций. Один из удивительных рынков, который приходится открывать, как Колумбу, — это Туркменистан. Туда даже визы трудно получить. Однако и здесь в планах рост в размере 74%.

В Беларуси мы, конечно, уже не ожидаем 60%, здесь будет более умеренный прирост. По Латвии увеличение оборота планируется на уровне 23%.

Ну, и по Литве тоже у нас есть движение — 48%. Это не считая самых крупных рынков, локомотивов — Украины и

России, где мы, как обычно, будем планировать вырасти примерно на 15%. Может, даже больше.

— Что с поставками бедным странам по линии Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)?

— В этом году мы уже перевыполнили программу ВОЗ. Оттуда заказы на антитуберкулезные препараты идут и идут, их приходится выполнять и думать только о том, как расширять производство. С начала года Olainfarm поставили ВОЗ этой продукции примерно на 1 млн евро.

Плюс, конечно, есть достаточно серьезное увеличение химических продуктов. Приятно говорить про Великобританию, про британский Novartis, куда уже отгружено продукции на 3 млн евро. Немного слабо в этом году сработали Соединенные Штаты, это тоже по химии, но думаю, что в будущем году там пойдет движение вперед.

Здесь цены не растут

— Насколько рост оборота Olainfarm связан с ростом цен на его продукцию?

— При планируемом росте оборота в размере около 15% цены на нашу продукцию вырастут примерно на 2—3%. Это произойдет на всех рынках, кроме Латвии. Латвия переходит на евро, так что здесь никаких телодвижений не будет. Это единственная страна, где не будут расти цены.

— Это отложенное повышение цен или вы уже заранее их повысили?

— Вы знаете, в данный момент большой необходимости в коррекции ни в ту, ни в другую сторону не было, дальше будем смотреть, как будет складываться весь 2014 год. В первом полугодии понятно, что цены в Латвии не вырастут, так как они будут под жестким контролем. Потом, скорее всего, какая-то коррекция, очевидно 2—3% в большую сторону, произойдет.

— Ваше отношение к вступлению страны в еврозону? Хорошо это или плохо для предприятия Olainfarm?

— Безусловно хорошо, хотя введение евро и предполагает затраты на первоначальном этапе. Затраты, связанные с перепрограммированием, бухгалтерией, для нас, конечно, невелики. Выгоды же очевидны даже в краткосрочном плане — исчезают расходы на конвертацию при расчетах в евро.

Другое дело, что мы должны соблюсти в этой ситуации одну важную вещь: повысить людям зарплату. Если мы смотрим по персоналу Olainfarm, то планируем увеличить заработную плату тем, кто получает до 450 латов, на 10%. Тем, кто зарабатывает от 450 до 800 латов, — на 5%, и выше 800 латов — на 2—2,5%. Мы будем пытаться сделать все, чтобы повысить зарплаты в запланированном объеме.

В среднем рост зарплат на Olainfarm запланирован в размере 7%. Причем речь идет о тех, кто уже работает на предприятии, — это 980 человек. В целом же зарплатный фонд вырастет на 17%, потому что в будущем году планируем прием на работу еще около 80 сотрудников. Мы фактически создаем два новых производства, и там будет набор персонала.

— Что планируете производить?

— Прежде всего, речь идет о расширении химического производства. Один из проектов, который сейчас уже где-то в середине пути, это достаточно крупный химический участок по производству ноофена мощностью 20—25 тонн. Серьезное, абсолютно новое производство.

Кроме того, у нас заканчивается налаживание производства малых серий препаратов. Это большой цех плюс лаборатория. Также в следующем году заработает новый цех нитрофурановых продуктов.

— Получается, к концу следующего года на Olainfarm будет работать больше 1 тысячи сотрудников?

— На самом деле больше тысячи человек работают уже сегодня, если добавить несколько десятков сотрудников компании Silvanol и несколько сотен фармацевтов, работающих в нашей сети аптек. Плюс 500—700 сотрудников представительств Olainfarm за рубежом. По закону они не являются нашими работниками, но зарабатывая на продажах латвийской продукции, помогают создавать рабочие места здесь, в Латвии. И, думаю, способствуют популяризации имиджа нашей страны как страны с высокотехнологичной экономикой.

— Возвращаясь к запланированному повышению зарплат на Olainfarm. Если бы евро не вводили, вы бы все равно подняли зарплаты?

— Подняли бы, но не так значительно. В данном случае мы не хотим, чтобы наши работники оказались наиболее пострадавшей стороной...

— То есть вы ожидаете роста цен?

— Я ожидаю, что цены вырастут, но не в первом, а во втором полугодии, и людям, конечно, будет немного труднее жить. Соответственно, мы должны обеспечить нашим работникам определенную защиту. Кстати, когда мы беседовали с Валдисом Домбровскисом на эту тему, он также задавался вопросом, что мы будем делать. Я сказал, что мы в любом случае обеспечим людям рост зарплат. Я это обещал, и я это сделаю.

Чем Олайне лучше Дублина

— По поводу трудового коллектива. В кризис, при высокой безработице, найти работника за относительно небольшие деньги легче, чем сейчас, когда все налаживается и экономика идет вверх. А вместе с ней растут и зарплатные аппетиты. Плюс эмиграция. Как вы выходите из этого положения, учитывая ваши объемы — тысяча человек все-таки работает, требования к профессионализму высокие?

— По-моему, достаточно неплохо выходим. Мы много занимаемся этой темой: во-первых, сами работаем по персоналу, во-вторых, сотрудничаем с университетами, поддерживаем студентов. У нас сегодня работает очень много молодых ребят и девушек, которые не уехали на Запад, которые растут здесь, на Olainfarm. Я думаю, что условия труда, заработная плата и возможности карьерного роста сегодня здесь значительно выше, чем на Западе. В этом плане мы очень привлекательное предприятие, в том числе и для молодежи.

У нас есть специальная программа поддержки молодых специалистов. В эту программу входит дополнительная стипендия из нашего так называемого президентского фонда. Мы помогаем перспективной, с нашей точки зрения, молодежи в обучении, даем ссуды на приобретение квартир в Олайне. Эта программа существует, живет, определенное количество ребят этим пользуется, и слава Богу, что мы можем помочь им. Поскольку понимаем, что если они привяжутся, если им понравится, то они могут карьеру сделать, получать хорошую зарплату, свою семью создать, в конце концов. Для них и для нас это очень важный момент.

На Olainfarm люди охотно идут работать, на любую позицию, на которую мы объявляем конкурс, приходит не менее 7—10 человек.

Движение акций

— Почему вы в последнее время продаете небольшие пакеты акций Olainfarm?

— Все очень просто: дело в том, что когда был кризис, я откупил достаточно большой пакет акций предприятия — частично из своих средств, частично за счет кредита. Я не хочу быть должен, тем более что сейчас осталась небольшая сумма, которую я возвращаю, продав небольшие пакеты акций в соответствии с правилами биржи.

— Сейчас акции Olainfarm колеблются около 5-латовой отметки. А покупали вы их, наверное, по 2—3 лата?

— Я хорошо их откупил (улыбается). В нынешней ситуации с продажей акций ничего страшного нет. Дивидендов, к сожалению, не хватает, чтобы погасить обязательства перед банком, поэтому приходится действовать так.

— С ростом стоимости акций растет капитализация предприятия. Как Olainfarm выглядит в этом аспекте?

— Хорошо выглядит: уже на протяжении 60 недель, то есть больше года, Olainfarm является неоспоримым лидером фармацевтической отрасли Балтии. В будущем планируем еще более упрочить свои позиции.

— Olainfarm дороже, чем Grindeks?

— Думаю, если бы Grindeks включил в консолидированный оборот дружественное словацкое предприятие, то возможно, они нас догнали бы. Хотя я в этом не уверен.

— Новых эмиссий акций не планируется?

— Пока не планируется, на сегодняшний день нет таких приобретений, которые заставили бы нас думать о допэмиссии. Она возможна только при приобретении чего-то большого. Все, что приобретается на данный момент, мы покупаем частично за собственные ресурсы, так как прибыль у нас достаточно неплохая, и берем дополнительное кредитование у банка.

Это, в частности, касается аптек. У нас сегодня 56 аптек уже работают под брендом Latvijas Aptieka, планируем постепенно прийти к той цифре, которую мы хотели — около 80.

— Не разочаровались в аптечном бизнесе, когда вошли в него?

— Отнюдь нет. Все идет по плану, у нас масса еще нереализованных идей, окупаемость этого бизнеса остается на уровне запланированной — 10—12 лет.

— Рост стоимости акций Olainfarm в 2012 году превысил 50%, в 2013-м составит более 35%. До какого уровня стоимость акций должна вырасти в 2014 году, чтобы соответствовать уровню развития предприятия?

— Это решать инвесторам. Я могу лишь теоретизировать на этот счет. В настоящее время, исходя из цены акций, котирующихся на бирже, предприятие Olainfarm стоит что-то около 70 млн латов. Мировая практика показывает, что фармацевтическая рыночная стоимость предприятия такого уровня, как наше, составляет от 12 до 15 годовых прибылей. Исходя из прибыли нынешнего года, можно подсчитать, что Olainfarm реально стоит от 110 до 135 млн латов. За 110 миллионов можно продать через пять минут, за 135 миллионов — если провести определенную предпродажную подготовку. Соответственно, считайте сами, насколько сегодня на бирже недооценены акции Olainfarm. И насколько они могут вырасти в следующем году.

— Это теория. А на практике желающие купить ваше предприятия есть?

— Более чем достаточно. И из России, и из Западной Европы, и из других частей мира. Покупатели есть, нет желания продавать Olainfarm.

— Шестнадцать лет назад был только один желающий купить Olainfarm...

— Нет, кроме меня была еще одна фирма, которая планировала заработать на распродаже остатков фармпроизводства в Олайне. Но если брать желающих развивать завод, то да, я был один такой. Сподвигла меня на это, наверное, молодость, амбиции, желание что-то доказать. Не скажу, что было просто. Первые пять лет провел в кабинетах Минфина и Сейма, доказывал необходимость поддержки наукоемкого производства, объяснял, уговаривал. Не сразу, но ко мне прислушивались, помогали, и в итоге эта помощь государства сегодня многократно окупилась выплаченными налогами, созданными рабочими местами. Кто бы в середине девяностых мог подумать, что депрессивные Олайне и его окрестности сегодня станут одним из самых успешных регионов страны?!

На основании своего опыта считаю, что сегодня государству обязательно надо помочь Liepājas metalurgs. Помочь пережить трудности и найти инвестора. Не сомневаюсь, что эта помощь в будущем окупится.

Другое дело, что из нынешнего кризиса надо делать выводы. Учитывая, что сырьевые предприятия сильно зависят от мировых цен, должны быть механизмы страхования таких предприятий — госпошлина на риск, обязательные отчисления в некий Стабилизационный фонд. Как в банковской системе существует Фонд гарантии вкладов или в целых странах пополняется стабфонд, так и в Латвии тот же Liepājas metalurgs может в удачные годы откладывать какие-то суммы, чтобы рассчитывать на поддержку при падении мирового рынка.

Впрочем, это потом. А сейчас главное сохранить предприятие.

С Новым годом!

— В заключение остается поздравить с тем, что вы второй год подряд встречаете в роли лидера балтийской фармацевтики.

— Спасибо! Мы сделаем все, чтобы сохранить свои позиции на благо сотрудников Olainfarm и инвесторов, вкладывающих свои деньги в наше предприятие.

Желаю всем в новом году здоровья, счастья и хорошего настроения! Веселых праздников и удачного 2014 года!

Латвия > Медицина > telegraf.lv, 18 декабря 2013 > № 970358 Валерий Малыгин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter