Всего новостей: 2552684, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Спиридонов Юрий в отраслях: Транспортвсе
Спиридонов Юрий в отраслях: Транспортвсе
Малайзия. Россия > Транспорт > bfm.ru, 29 октября 2015 > № 1536223 Юрий Спиридонов

Юрий Спиридонов: у «Трансаэро» был шанс спастись

Малайзийский инвестфонд заинтересовался покупкой «Трансаэро». О подробностях в интервью Business FM рассказал президент Российского инвестиционного агентства Юрий Спиридонов, который участвовал в переговорах

Малайзийские инвесторы встречались с руководством Минтранса. СМИ писали, что представители фонда уже встретились с крупнейшими банками — кредиторами «Трансаэро». Это Сбербанк, ВЭБ, ВТБ, которые якобы одобрили покупку. Все эти банки, а также Минтранс в ответ на запрос Business FM отказались комментировать эту тему. По данным СМИ, речь идет об инвестфонде, создаваемом с участием правительства Малайзии и «команды, имеющей опыт реструктуризации Malaysia Airlines и AirAsia».

Почему малайзийский фонд заинтересовался «Трансаэро»? Business FM спросила об этом президента Российского инвестиционного агентства Юрия Спиридонова. С ним беседовала Дарья Горшкова.

Юрий Спиридонов: В мире существуют фонды, которые занимаются финансированием в том числе авиакомпаний и бизнеса, с ними связанного. Но почему-то в истории с «Трансаэро» к ним никто не обращался за помощью. Может быть, это связано с недоработкой менеджмента «Трансаэро»... Мы с этим фондом работаем давно, они финансируют две крупнейшие компании: это Malaysia Airlines, Asia Airlines. Они вышли с предложением: им очень интересен российский рынок, спрос большой по количеству населения, а вы представляете, какое там количество населения. Они с удовольствием бы эти маршруты сделали в Россию. Не только в центральную, но и на Дальний Восток, и в Сибирь. Конечно, ситуация с «Трансаэро» для них оказалась полной неожиданностью. Они говорят: а почему так быстро все происходит, почему компания обанкротилась и не вышла с предложениями ни в один из инвестиционных фондов? В принципе, чтобы оставить эту компанию на плаву, нужны были просто текущие платежи, чтобы не останавливать авиаперелеты и сделать реструктуризацию с кредиторами, с четырьмя крупнейшими российскими банками, которые готовы идти на контакт без проблем. Так что в этом ключе мы переговоры и начали.

То есть предполагается, если я правильно Вас поняла, наращивание новых маршрутов помимо использования тех, которые были у «Трансаэро»? Из азиатских стран к нам и обратно?

Юрий Спиридонов: Конечно. Их очень интересуют новые маршруты: Сингапур, Малайзия, Индонезия, Гонконг, Китай. Тем более, там цены на билеты, как вы понимаете, намного ниже, чем у наших существующих авиакомпаний. Это крупная организация, представляете — если у «Трансаэро» было 100 с лишним самолетов, у этой компании тысячи. Им сотрудничество с Россией было бы выгодно. Они готовы были гасить текущие платежи, просто как-то все быстро произошло.

А как удалось выйти на этот фонд? Вы выступили посредником в этой истории?

Юрий Спиридонов: Мы работаем с такими фондами, не только с этими, но и с арабскими. Мы же члены ассоциации международных мировых агентств. Там 244 организации. Они все между собой связаны, мы обмениваемся письмами, информацией, они всех своих инвесторов знают, все инвестфонды о них знают. Это крупнейшая ассоциация в мире. Мы — единственное агентство, которое там представлено от РФ.

Это было ваше предложение им или их предложение нам?

Юрий Спиридонов: Это они вышли с предложением. О происходящем они, как и мы, узнали из СМИ. Нам никто не делал никаких предложений о поиске инвестора, никто на нас не выходил. Мы узнали из прессы, что начались задержки авиаперелетов, что компания находится в финансовом затруднении, и они сделали нам предложение. Также узнав информацию из прессы.

Были же встречи с Минтрансом, с представителями кредиторов. Как они отреагировали?

Юрий Спиридонов: Очень хорошо. Министр транспорта Соколов вообще до последнего поддерживал идею о том, что надо развивать бизнес и поддерживать такие компании, как «Трансаэро». И кредиторы были готовы идти на реструктуризацию, на длительную пролонгацию своих кредитов — ВЭБ, Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ.

Они предложили конкретные условия по реструктуризации?

Юрий Спиридонов: Мы озвучивали условия на переговорах, и они озвучивали. Давали большие скидки, большой процент реструктуризации своего долга и по срокам его достаточно серьезно откладывали. Это были очень хорошие условия. Что нужно нашим банкам-кредиторам? Им нужно, чтобы компания, куда инвестируют или которую кредитуют, не наращивала бы убытки, а генерировала прибыль. Поэтому нужно было сделать реструктуризацию и спокойно выйти на нормальные прибыльные показатели. Тогда уже речь могла идти о 10 годах реструктуризации, даже более.

Каков промежуточный итог?

Юрий Спиридонов: Мы готовы участвовать в этой истории, готов и зарубежный фонд, вплоть до создания новой авиакомпании. С подключением своих бортов, своих самолетов. Этот вопрос будет сейчас обсуждаться, в начале ноября они приезжают. И наши банки, я так понимаю, готовы идти на эту реструктуризацию. Но так как время немножко ушло, видите, сейчас подали в суды заявления о банкротстве, и там еще подключилась S7...

Сразу возникает вопрос: а как с ней быть? Они же вроде акции купили...

Юрий Спиридонов: Вы знаете, мы вообще не обладаем этой информацией, на нас никто не выходил, если представители S7 на нас выйдут, конечно, мы к этим переговорам подключимся. Пока у нас есть взаимодействие только с банками-кредиторами. А что там с акциями... надо разбираться в этом процессе. Потому что если компания будет признана банкротом, сами понимаете, сделать это будет достаточно сложно.

Минтранс, а также все банки, которые участвовали в переговорах, в ответ на запрос Business FM отказались комментировать эту тему. Название малайзийского фонда не раскрывается. По данным СМИ, это Khazanah Nasional — фонд стратегических инвестиций при правительстве Малайзии, его суммарные активы на конец прошлого года составляли около 34 миллиардов долларов.

История с малазийским фондом вызывает много вопросов, считает директор по развитию в СНГ компании «Авиационный чартерный сервис» Сергей Вехов. «Если есть финансовые структуры, которые оздоравливают авиакомпании, здорово, пусть, только им же нужно, чтобы здесь кто-то этим всем управлял. Понятное дело, что менеджмент старый «Трансаэро» несостоятелен. Где они наймут новый, или они передадут какому-то оператору это все? Миллион вопросов. Что касается вопроса с S7 — я не знаю, это удивительно. Владелец S7, конечно, купил, он в прошедшем времени говорит, а вся свистопляска вокруг владения продолжается. Неясная, очень странная ситуация, никто ничего не разъясняет. Похоже на кремлевские игры, про которые говорил Черчилль: борьба бульдогов под ковром, время от времени вылетают трупы. То же самое, очень по-византийски, по-нашему. Одни слухи, одни домыслы: что за фонд, откуда он взялся, где он раньше был? Ничего не понятно».

Малайзия. Россия > Транспорт > bfm.ru, 29 октября 2015 > № 1536223 Юрий Спиридонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter