Всего новостей: 2550321, выбрано 5 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мантуров Денис в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольАлкогольСудостроение, машиностроениеХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромМедицинавсе
Россия. ЦФО > Медицина > premier.gov.ru, 8 июля 2016 > № 1820986 Денис Мантуров

Заседание Правительственной комиссии по импортозамещению.

В повестке - о реализации проектов импортозамещения в фармацевтической и медицинской промышленности.

Перед заседанием комиссии Дмитрий Медведев посетил Научный центр сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н.Бакулева, где ознакомился с работой детского реанимационного отделения, а также осмотрел образцы продукции медицинской промышленности, в том числе мобильный лечебно-диагностический комплекс «Мобильный кардиолог».

Заседание Правительственной комиссии по импортозамещению

Стенограмма:

Д.Медведев: У нас очередное заседание комиссии по импортозамещению. Мы встретились в Центре сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева и поговорим о медицине, об импортозамещении в медицине, имея в виду и фармацевтику, и медицинскую промышленность. Тема и экономическая, и социальная, касается абсолютного большинства людей, касается здоровья, поэтому главным достоинством тех препаратов, которые появляются в рамках импортозамещения, должно быть не только то, что они российские, главным должно быть другое: они должны быть эффективны, безопасны, качественны и, конечно, доступны по стоимости.

Мы сейчас смотрели, как выглядит линейка медицинского оборудования, медицинской техники, так называемой тяжёлой техники, расходных материалов. Впечатление двойственное – в части расходных материалов ситуация выглядит плохо, практически все расходные материалы иностранные. Мы технику научились делать, а все расходные материалы закупаем в огромном количестве за границей. С учётом того, что они потребляются тоннами, это огромные расходы, и, самое главное, грустно на это смотреть, потому что серьёзные машины, оборудование сложное выпускать способны, а то, что связано с качеством пластика и металла – нет. Почему я об этом говорю? Ещё когда начинался наш проект по здравоохранению (а это было 10 лет назад), мне медики говорили, что, к сожалению, все расходные материалы иностранные. Так и осталось. Надо с этим что-то делать.

Мы должны развивать собственное производство, поддерживать локализацию выпуска иностранных лекарств в нашей стране. В обоих секторах, производстве лекарств и в выпуске медицинских изделий, действуют планы мероприятий по импортозамещению. Они дополняют те меры, которые мы ранее заложили в федеральную целевую программу по развитию фармацевтической и медицинской промышленности. Деньги выделяются на организацию производства, на проведение клинических и доклинических исследований, они были предоставлены в прошлом году и в этом году по линии Фонда развития промышленности. Российские фармпроизводители в общей сложности получили кредиты на сумму около 3 млрд рублей, производители медицинских изделий, оборудования – около 2 млрд рублей. Этим занимаются не только производители, но и крупные медицинские организации, включая и Бакулевский центр, потому что он не только исследовательский, но и участвует во внедрении новых методов лечения. Так поступают и другие наши крупные центры, поэтому надо и на них обратить внимание при принятии решений, связанных с распределением денег из фондов и соответствующей грантовой поддержкой.

За последние четыре года были заключены контракты на разработку технологий изготовления 132 лекарственных препаратов из перечня жизненно необходимых. По 126 разработки закончены, определены сроки их государственной регистрации и вывода на рынок. Говорили по поводу платы за регистрацию. Какие организации этим занимаются? Надо разобраться.

В рамках плана мероприятий по импортозамещению в медицинской промышленности сейчас реализуется 208 проектов, больше половины из них уже завершены. В соответствии с государственной программой на эти цели мы направили из бюджета 15 млрд рублей. Но поддержка и фармацевтической, и медицинской промышленности должна быть не только деньгами. В частности, лекарства и медицинские изделия, которые мы производим на территории Евразийского экономического союза, должны получать соответствующие приоритеты при государственных закупках. В том числе нужно стремиться к тому, чтобы это было и на территории всего Евразийского экономического союза, потому что у нас теперь общий рынок.

Благодаря принятым мерам внутреннее производство медицинских изделий увеличилось по сравнению с 2014 годом почти на 10% – в принципе это неплохо. Вырос и объём производства российских лекарств – в денежном выражении примерно в 2,5 раза за последние пять-шесть лет. На рынок вывели 37 новых препаратов. Сам по себе рост фармацевтической промышленности в прошлом году был очень значительным, порядка 24%. Это, наверное, вообще самый высокий рост в промышленности, достигнутый в условиях экономического кризиса, то есть в этом смысле работает всё, что требуется. Но тем не менее по жизненно необходимым лекарственным препаратам доля российской продукции пока чуть больше 70%, что тоже, конечно, лучше гораздо, чем было, но тем не менее это лишь 70% с небольшим.

Двигаться нужно дальше. Задача стоит – довести производство лекарств по этому сегменту до 90% к 2018 году. Задача, на мой взгляд, абсолютно достижимая. Но есть и целый ряд проблем. В частности, это касается и реализации инвестконтрактов специализированных в фармацевтической и медицинской промышленности, и развития контрактного производства лекарств, и, конечно, изготовления одноразовых медицинских изделий. И также необходимо менять практику рекомендаций лекарств, в том числе в аптеках, чтобы людям сначала предлагали не самые дорогие лекарства в тех случаях, когда есть аналоги, доступные средства, которые приносят реальную пользу.

Давайте обсудим, что можно предпринять на этих направлениях.

Д.Мантуров: Российская фармацевтическая отрасль развивается достаточно динамично. В прошлом году производство отечественных препаратов в натуральном выражении увеличилось на 9% и за первое полугодие текущего года также составило плюс 9%. Доля российских лекарств на рынке за полтора года увеличилась с 24 до 28,5%. При этом объём импорта сократился на 8,5%. В сегменте жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов стоит задача – достичь к концу текущего года 76%. По программе «Семь нозологий» в течение полутора лет российские предприниматели нарастили объёмы поставок с 31 до 37,5%.

Увеличение доли отечественных препаратов на растущем рынке во многом является результатом выполнения программы импортозамещения. К настоящему моменту реализуется по графику 595 проектов. За последние пять лет создано 22 новых производства в таких важнейших областях, как онкология, инфекционные, сердечно-сосудистые заболевания, гемофилия и ряд других.

Сейчас две трети всех позиций номенклатуры, предусмотренной отраслевым планом импортозамещения, уже производится как минимум одной или двумя отечественными компаниями. Значительные объёмы импорта пока сохраняются по 226 наименованиям, но в ближайшие два года больше половины из них будут замещены продукцией отечественных фармпроизводителей. Основная поддержка импортозамещения осуществляется через субсидии в рамках госпрограммы, а также Фондом развития промышленности.

Об эффективности данных мер поддержки говорит то, что в прошлом году объёмы продаж 17 препаратов, созданных при участии государства, в 28 раз превысили бюджетные затраты на их разработку. Российские лекарства позволяют также экономить средства и рядовым потребителям, и государству. Например, только по двум препаратам – иматинибу и ритуксимабу, используемым при лечении лейкоза и лимфомы, – бюджетная экономия за год составила 6,5 млрд рублей.

Хотел бы отметить, что многие проекты импортозамещения реализуются за счёт самих компаний, заинтересованных в преференциях по госзакупкам, которые предусмотрены постановлением «третий лишний». В этой связи считаем целесообразным передать часть средств из отраслевой госпрограммы в Фонд развития промышленности для поддержки уже на возвратной основе наиболее значимых проектов в части проведения клинических исследований за рубежом. Это также будет способствовать выводу отечественных препаратов на внешние рынки.

Дальнейшее развитие импортозамещения фармацевтики будет сфокусировано на выпуске отечественных субстанций и создании производств полного цикла. Они должны получить приоритетный доступ к госзакупкам, и мы сейчас завершаем формирование соответствующих критериев локализации производства лекарств. Кроме того, из средств госпрограммы активно поддерживается создание инновационных препаратов, не имеющих аналогов не только в России, но и за рубежом.

Переходя к вопросу о развитии производства медицинских изделий, необходимо отметить, что в этом секторе 80% спроса формирует государство. Пик потребления пришёлся на 2011–2012 годы, когда были реализованы региональные программы модернизации здравоохранения и делались масштабные закупки оборудования для лечебно-профилактических учреждений.

В прошлом году помимо роста объёмов производства на внутреннем рынке увеличился экспорт на 16%. При этом, даже с учётом снижения курса рубля, доля отечественных медизделий и оборудования оставалась достаточно стабильной, и мы рассчитываем на её рост по мере реализации программы импортозамещения.

Действенной мерой стало принятие постановления Правительства, устанавливающего ограничения на госзакупки изделий, которые уже производятся в нашей стране. В рамках реализации этого постановления в прошлом году с отечественными компаниями было заключено около 5 тыс. 300 контрактов по государственным и муниципальным закупкам суммарным объёмом около 5 млрд рублей.

Кроме того, в поддержку создания новых видов продукции Правительством утверждены субсидии для компенсации части затрат на клинические испытания и организацию производства отечественных медизделий. Поддержку из бюджета получили все 208 проектов плана, и к настоящему моменту 116 из них завершены. В результате в прошлом году заработало семь новых производственных линий в разных регионах страны. За 2015 год разработано и зарегистрировано Росздравнадзором 17 видов медицинского оборудования и изделий, которые раньше не выпускались в нашей стране. За первую половину текущего года добавилось ещё семь позиций. В целом из 111 ключевых технологических направлений, включённых в отраслевой план, только в двух пока ещё не представлены конкурентоспособные отечественные изделия, но работа по ним уже ведётся.

Таким образом, практически по всей номенклатуре уже есть не менее двух российских производителей, но для дальнейшего развития технологического уровня отрасли мы предлагаем распространить действие применяемых субсидий на более широкий спектр затрат производителей, включая расходы на разработку новой продукции. Это не повлечёт дополнительных ассигнований, но потребует перераспределения средств в нашей отраслевой государственной программе.

Просим поддержать эти предложения, а также те, которые отражены в проекте протокольного решения.

Россия. ЦФО > Медицина > premier.gov.ru, 8 июля 2016 > № 1820986 Денис Мантуров


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 14 июня 2016 > № 1789992 Денис Мантуров, Михаил Мень

Совещание об инновационном развитии промышленности строительных материалов.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил завод компании «СТЭС-Владимир», занимающейся производством инновационных стройматериалов.

В конце 2014 года компанией введён в эксплуатацию завод по производству теплоизоляционной продукции из пеностекла, получившего торговую марку НЕОПОРМ. Мощность предприятия – около 70 тыс. куб. м продукции в год. На заводе работает более 300 человек.

Теплоизоляционное пеностекло может эффективно применяться в строительстве и ЖКХ, в энергетике и атомной промышленности, на объектах военной инфраструктуры.

Совещание об инновационном развитии промышленности строительных материалов.

Стенограмма:

Д.Медведев: У нас одно из отраслевых совещаний, которое проходит во Владимире и посвящено промышленности строительных материалов. Все, кто здесь присутствует, так или иначе связаны с отраслью.

Мы знаем, что в строительстве технологии шагнули существенным образом вперёд. То, что вчера ещё было совсем эксклюзивным и считалось сверхинновационным, сегодня, по сути, находит уже массовое применение. Материалы, которые используются, становятся надёжнее, легче, экологически чище. Строить из них становится и проще (а стало быть, и себестоимость строительства в этом смысле падает), и быстрее. Жить в домах из таких материалов действительно комфортнее и безопаснее. Хотя это вопрос традиции, потому что в России, скажем, тоже есть свои традиции восприятия строительных материалов – чему можно верить, чему нельзя.

Наша задача – создать условия для того, чтобы новейшие материалы применялись в нашей стране наиболее активно и, конечно, чтобы они просто производились у нас, чтобы эта ниша развивалась динамично, отвечала запросам нашего строительного рынка и постепенно, по мере возможности, отвоёвывала себе место и на международном рынке.

За последнее десятилетие прошла масштабная модернизация отрасли, введены технологические линии новые, созданы новые производства. В целом ситуация в промышленности отечественных стройматериалов выглядит уже достаточно неплохо. Застройщики используют действительно в основном продукцию российского производителя – не так, как это было лет 15–20 назад. Доля импорта (в среднем по отрасли, подчёркиваю) оценивается в среднем в 5%. Казалось бы, в общем, совсем немного, и она продолжает снижаться.

Но вместе с тем есть отдельные позиции, по которым мы всё ещё заметно ориентированы на зарубежных производителей. Это прежде всего отделочные материалы, некоторые виды химического сырья. Одна из очень сложных частей цикла, критических таких областей – это машиностроительная продукция для отрасли. Здесь ситуация ровно противоположная. Подавляющее большинство современных строительных материалов производится на импортном оборудовании – это приблизительно 80% производства. С пуском нового производства на зарубежных станках, на зарубежных мощностях, оборудовании эта зависимость, естественно, сохраняется, она даже может расширяться, причём на протяжении всего жизненного цикла оборудования, не говоря уже о колоссальных расходах на закупку запасных частей, инжиниринговых услуг, за которые приходится расплачиваться валютой в условиях достаточно слабого рубля.

Конечно, продукция тех компаний, которые ведут работу по импортозамещению, появляется, но ей непросто бывает конкурировать с зарубежными аналогами, которые уже присутствуют на рынке. Для этого есть ряд причин, и объективных, и субъективных. Где-то сказывается удалённость от производств, а где-то, скажем прямо, и недоверие к российскому качеству ещё, где-то – сложившиеся кооперационные связи, на которых все пытаются зарабатывать.

Кредиты для дальнейшего развития непросто получить – условия их предоставления, конечно, не всегда приемлемы для предприятий, особенно, ещё раз подчёркиваю, в условиях девальвации. Тем не менее работу по замещению импорта в соответствии с нашими планами необходимо продолжать. У нас сохраняется немало позиций, по которым мы способны заметным образом эти показатели улучшить. В долгосрочной перспективе это, по сути, единственный нормальный, правильный путь, потому как именно сейчас такие решения и должны приниматься.

Строительные компании в этом вопросе также должны занимать более активную позицию, ведь именно они формируют спрос на инновационную продукцию. В конечном счёте от них зависит, какие материалы, какие технологии будут применяться.

Компании с государственным участием, как мы и договаривались, начали включать российские аналоги в свои программы по импортозамещению. Мы сейчас на одном из производств были, это видели. Развивается это по линии наших крупных государственных компаний. Но, надо признаться, эта работа могла бы продвигаться быстрее.

Очевидно, что для успешного развития отрасли необходимо определить приоритеты, которые всем понятны, – и приоритеты производителей материалов, и приоритеты строителей. Напомню, месяц назад я утвердил Стратегию развития промышленности стройматериалов. В ней сформулированы планы по дальнейшей работе вплоть до создания новых элементов структуры производства стройматериалов к 2030 году. В ближайшее время нам предстоит разработать реестр инновационных материалов и технологий их производств. После того как мы это сделаем, институтам развития будет проще оказывать им адресную поддержку. А такая поддержка нужна, институты развития для этого как раз и были созданы. Предприятие «СТЭС-Владимир», на котором мы были, как раз было основано при использовании кредитного ресурса государственного института развития – ВЭБа. Здесь есть всегда и плюсы, и минусы определённые, но в любом случае эта система поддержки должна развиваться.

Важно, чтобы производители не замыкались внутри российского рынка, по мере возможности наращивали экспорт – это ещё одно направление нашей работы, лучший способ, конечно, обезопасить себя от падения внутреннего спроса. Спрос всё равно будет носить циклический характер, так мир устроен, в какой-то период будет расти, в какой-то падать.

Условия для того, чтобы наращивать экспорт, есть. Именно в нынешних экономических условиях мы научились делать качественную и конкурентоспособную продукцию, активно развивать кооперацию с иностранными компаниями, которым сейчас экономически выгодно покупать нашу продукцию, локализовывать производство ближе к рынку сбыта. Конечно, ещё раз подчеркну, здесь не последнюю роль пока играет и снижение курса рубля. Этот экспортный потенциал необходимо реализовать именно сейчас, поэтому обращаюсь к присутствующим с предложением обсудить все эти вопросы.

Хотел бы услышать, каково мнение присутствующих производственников, строительных компаний, какие сложности вы испытываете в настоящий момент? Они нам в общем более или менее понятны, тем не менее всегда есть и некоторая отраслевая специфика. У нас есть проект протокольного решения, его тоже можно будет обсудить. Требуются ли ещё какие-либо решения по линии Правительства, которые мы могли бы принять?

Вот повестка дня нашего совещания. Передаю слово Министру промышленности. Денис Валентинович, пожалуйста.

Д.Мантуров: Развитие отрасли стройматериалов, которое отражено в недавно утверждённой стратегии, подразумевает три связанных вектора: совершенствование технологий производства, создание новых видов продукции и формирование условий для расширения её применения на внутреннем рынке и освоения внешних рынков.

По упомянутой Вами, Дмитрий Анатольевич, проблеме, связанной с импортозависимостью в части оборудования, работа ведётся в рамках специально созданного научно-технического совета. Производители стройматериалов вместе с российскими машиностроителями уже прорабатывают возможности выпуска в нашей стране наиболее востребованных видов оборудования, которые войдут в разрабатываемый план импортозамещения.

Для дальнейшего повышения технологического уровня предприятий и создания новых производств задействованы общепромышленные инструменты, которые после передачи отрасли в ведение Минпромторга начали использовать предприятия этого сектора. Это и субсидии на комплексные инвестиционные проекты, это и Фонд развития промышленности, и НИОКР на разработку новых технологий.

Учитывая большое количество средних и малых предприятий в отрасли, мы рассчитываем, что в финансировании инновационных проектов по стройматериалам также будет активно принимать участие корпорация МСП.

Одним из критериев отбора поддерживаемых проектов будет их соответствие принципам наилучших доступных технологий. Для четырёх сегментов (в частности, производство керамики, стекольной и цементной продукции, а также извести) справочники НДТ уже разработаны.

Кроме того, в процессе создания новых высокотехнологичных производств мы будем решать, пожалуй, самую актуальную проблему отрасли. Это на сегодняшний день неравномерное распределение мощностей по территории страны. Что касается конкурентоспособности выпускаемых отраслью стройматериалов, в подавляющем большинстве из 26 основных продуктовых направлений доля импорта действительно находится на низком уровне и только по трём сегментам выше 5%. Но и здесь отечественные компании теснят зарубежных коллег. Например, флоат-технология выпуска листового стекла освоена уже большинством наших заводов. В сегменте лакокрасочных и отделочных материалов уровень импортозависимости за последние три года сократился на 20%, и в текущем году в этой нише запускается ещё пять новых проектов.

Однако для дальнейшего развития самой отрасли и стройиндустрии необходимо создать принципиально новые виды материалов. Все они так или иначе сосредоточены в перспективных нишах, которые напрямую связаны с подведомственными Минпромторгу отраслями. Одним из таких инновационных направлений является использование в строительстве композиционных материалов и изделий из них. Почти половина поддержанных нами проектов, которые реализуются в рамках подпрограммы по композитам, ориентирована именно на гражданское строительство и жилищно-коммунальное хозяйство. Этап НИОКР по этим проектам завершается,и в следующем году предприятия уже перейдут к выпуску готовой продукции. При этом регуляторные предпосылки для выхода новых изделий на рынок уже подготовлены, разработано 49 стандартов в части композиционных стройматериалов, а также соответствующий свод правил, сметные нормативы и классификаторы.

Ещё одним важнейшим направлением в развитии стройиндустрии является расширение использования изделий и конструкций из древесины. К примеру, Евросоюз планирует довести долю деревянного домостроения до 80% во вновь вводимом малоэтажном жилье. В США и Канаде большинство индивидуальных домов и таунхаусов также строят из дерева. У нас в некоторых субъектах Федерации также приняты соответствующие программы, способствующие развитию деревянного домостроительства. Наиболее перспективные технологии, такие как применение клеёного бруса и несущих конструкций из клеёных панелей с утеплителем, активно осваиваются. По прогнозам экспертов, среднегодовые темпы роста до 2020 года в данном сегменте российского рынка могут составить порядка 10–12%.

Чтобы использовать эти возможности, необходимо предусмотреть в ведомственных и региональных программах строительства соответствующие квоты на использование продукции деревянного домостроения. Увеличению спроса со стороны населения могло бы способствовать льготное ипотечное кредитование именно на покупку деревянных домов.

Увеличению спроса со стороны населения могло бы способствовать льготное ипотечное кредитование именно на покупку деревянных домов. Также в русле тенденции возведения многоэтажных конструкций из дерева, которое быстро развивается за рубежом, нужно внести изменения в нормы проектирования зданий более трёх этажей с применением новых материалов из древесины.

И в этой части хотели к Вам обратиться, Дмитрий Анатольевич, дать соответствующее поручение заинтересованным ведомствам и субъектам Федерации, чтобы внести в программы строительства приоритеты и определённые квоты на деревянное домостроение, это будет стимулировать.

Д.Медведев: А что в нормах нужно менять? Там что-то не позволяет строить из дерева или что?

Д.Мантуров: Нет, просто на сегодняшний день нет таких стимулирующих, соответственно, решений. С одной стороны, в ипотечном кредитовании нет отдельно норм, связанных с кредитованием по деревянному домостроению, так что такие решения будут мотивировать население покупать именно деревянные дома. И чтобы это было на уровне субъектов, особенно тех, где расположены сами заводы, – активнее в свои программы строительные включать именно деревянное домостроение.

И второе, то, что касается строительных правил, больше трёх этажей – сделать решение по включению деревянных домов именно в этот перечень.

Ещё одно новое направление в стройиндустрии, сформировавшееся на стыке с металлургией, – это возведение сооружений с применением лёгких стальных конструкций. Соответствующий свод правил для их широкого применения должен быть принят уже в ближайшее время на техническом комитете. Мы как раз с Михаилом Александровичем говорили на эту тему, в ближайшее время это будет принято.

Есть и другие современные технологии. Недавно, Дмитрий Анатольевич, Вы запускали один из заводов в Лысьве, в Пермской области, – это металлопрокат с полимерным покрытием, тоже для применения в строительстве. Кроме того, металлурги могут предложить более широкое использование цветных металлов глубокой переработки для строительства и отделки зданий. Вам это также докладывали на прошлой неделе в «Русале» в Иркутске, когда демонстрировали новые решения в этой части.

Новые материалы позволят пересмотреть и традиционные взгляды на индустриальное домостроение. Это уже не только панельное традиционное строительство в привычном для нас понимании, а возможность ускорить возведение монолитов благодаря высокой степени сборки конструктивов заранее, в заводских условиях, и уменьшению объёма работ непосредственно на стройплощадке. При этом существенно ускоряются темпы строительства и снижается себестоимость квадратного метра, что в свою очередь поддержит дополнительный спрос со стороны населения.

Отдельно стоит упомянуть о возможностях использования технологии переработки промышленных и бытовых отходов, так как индустрия стройматериалов – это один из основных утилизаторов во всём мире. Сегодня как раз на предприятии мы смотрели, как происходит дробление стекла из отходов. В этой части необходимо, чтобы экологический сбор стал реальным источником финансирования региональных программ в области обращения с отходами. При этом Минпромторг должен участвовать в утверждении территориальных схем размещения перерабатывающих мощностей. В действующих нормативных актах это, к сожалению, не предусмотрено. Кроме того, необходимо расширить практику вовлечения отходов производства в дорожное строительство.

Таким образом, у нас есть значительные резервы по увеличению производства и применения новых строительных материалов на внутреннем рынке, и все они так или иначе связаны с расшивкой регуляторных в первую очередь ограничений.

В частности, в системе ценообразования и сметного нормирования необходимо учитывать, что современные стройматериалы должны обеспечивать более длительный межремонтный период и снижение затрат на эксплуатацию зданий и сооружений. То есть вопрос всегда в жизненный цикл упирается – что дешевле: сегодня дешевле купить и через три года это выкинуть либо взять более дорогой на входе, но более дешёвый в эксплуатации в течение жизненного цикла материал?

В этом же ключе должно работать нормативное закрепление определения инновационных строительных материалов после создания их реестра. Подобный постоянно обновляемый и общедоступный перечень требуется и в целях продвижения на внешние рынки, о чём мы сегодня сказали. У нас уже разрабатывается продукция, не имеющая аналогов, например вспененная керамика компании «Керапен», наноцемент компании «Мортон». Это будет востребовано за рубежом.

В завершение хотел бы от имени производителей стройматериалов обратиться с просьбой дать поручение проработать вопрос по внедрению системы компенсации части затрат на гармонизацию и сертификацию материалов за рубежом, для того чтобы компенсировать часть затрат на продвижение этой продукции. Я думаю, что это обеспечит в том числе и балансы производства. Сегодня коллега говорил, как поставляют продукцию в Испанию. Здесь многие присутствуют, кто поставляет на экспорт. Но для того, чтобы это более интенсивным было, нам необходимо, как и по другим отраслям, внести соответствующие изменения.

Д.Медведев: Михаил Александрович, у вас есть какие-то дополнения к тому, что прозвучало по вашей линии? Пожалуйста.

М.Мень: Хочу сказать по сводам правил. Мы сегодня на основе госзадания осуществляем разработку новых сводов правил и актуализацию действующих сводов правил. В 2015 году в рамках этой работы разработано и актуализировано порядка 140 сводов правил, и примерно столько же мы планируем ежегодно актуализировать и утверждать новых сводов правил. Но необходимо подтверждение пригодности материалов на период между утверждением сводов правил и ГОСТов. В Европейском союзе подтверждение пригодности взаимопоставляемых странами ЕС инновационных материалов и изделий для строительства при отсутствии на них европейских стандартов осуществляется на основании соответствующей директивы, а у нас подтверждение пригодности изделий, конструкций и технологий для применения в строительстве осуществляется в соответствии с постановлением Правительства №1636. Там учитывается опыт европейских стран. Это позволяет в достаточно оперативные сроки, порядка трёх месяцев, установить на пути внедрения новых материалов, в период отсутствия ГОСТов и сводов правил на новые материалы, соответствующее разрешение. Для примера: в 2015 году выдано 315 технических свидетельств о пригодности для применения в строительстве новой продукции. Коротко о структуре этих выданных свидетельств: 30% – это фасадные системы, 20% – это различные виды крепежа, 22% – плитные, отделочные, конструктивные материалы, 9% – теплоизоляция, 6% – строительные смеси, лакокрасочные покрытия, 13% – это как раз композитные материалы, о которых сегодня идёт речь.

Теперь коротко о предложениях по деревянному домостроению. Мы предлагаем ещё посмотреть госзадания и муниципальные задания в рамках наших планов по типовому проектированию. По проектам повторного применения мы уже обратились к ряду производителей деревянного домостроения, чтобы в наш реестр типовых проектов включили свои предложения, готовые типовые проекты. Это касается школы, детского сада, ФАПа, больницы и так далее. В этом случае гораздо проще будет нам усиливать эти позиции и применять деревянное домостроение.

И ещё одна просьба, Дмитрий Анатольевич, мы сейчас с Денисом Валентиновичем проговорили. Подготовка заключений для подтверждения пригодности для применения в строительстве новой продукции, требования в которой не регламентированы нормативными документами полностью или частично и от которых зависит безопасность и надёжность зданий и сооружений, отсутствует в перечне госуслуг. Просьба тоже рассмотреть возможность включения в перечень поручений (здесь Минэкономики должны быть основными, и мы уже соисполнителями с Денисом Валентиновичем), чтобы эта тема попала в перечень государственных услуг.

С.Колесников (президент корпорации «Технониколь»): Компания «Технониколь» – это частная компания, работающая в шести странах – в России, Украине, Белоруссии, Литве, Италии и Чехии.

Экспорт за последние четыре года у нас вырос почти в четыре раза, и также выросла география: если раньше мы поставляли в 30 стран мира, то теперь в 79, включая азиатские страны, Китай и Индию.

По поводу развития экспорта поддержу Дениса Валентиновича (Д.Мантурова): расходы, связанные с сертификацией нашей продукции, выросли существенно в связи с тем, что мы проводим сертификацию в огромном количестве стран. Мы оплачиваем приезд иностранных специалистов к нам на предприятие, и, соответственно, эти расходы выросли более чем в два раза, если мерить в рублях, поэтому очень большая просьба включить те субсидии, которые были обещаны.

Вторая проблема. Смотрите, какая ситуация: мы имеем всё большее количество дебиторской задолженности. Мы её страхуем в ЭКСАРе, в «Кофасе» и в «Гермесе». Пётр Фрадков работает замечательно, и если мы страхуем в ЭКСАРе и дебиторка не погашена, 85% мы получаем. Но приходит валютный контроль и говорит: а всё равно 100% отдайте, если вы страхуете в других компаниях. Получается, что если мы страхуем дебиторку в «Кофасе» или «Гермесе», даже если нам страховая компания возмещает 85% от неоплаченной дебиторки, всё равно по валютному контролю мы попадаем на 100%. Это серьёзный тормоз для увеличения экспорта. Соответственно, очень большая просьба привести это в соответствие с европейской практикой. У нас европейские контракты, мы из Италии грузим, «Кофас» если страхует, у нас валютного контроля в Италии такого нет.

Третья проблема: летом и весной дороги закрываются (губернаторы это прекрасно знают), и нагрузка на ось – 3–4 т. Это означает, что даже пустой грузовик с массой 8 т не может проехать по дорогам. Фактически мы в апреле – мае останавливаем наше производство, и, по нашим подсчётам, недоплачиваем бюджету порядка 300 млн одних налогов. Баланс плюсов и минусов, конечно, сложно посчитать, но наше производство в апреле резко снижает нагрузку, поэтому есть предложение выйти со средней нормой по всей России, которая позволяла хотя бы ввозить 10 т полезных грузов. Сейчас у нас по федеральному закону 38 т общая масса автопоезда, 20 т из которых – полезный груз. Предлагаю хотя бы 10 т разрешить для перевозки. Пусть это будет дороже, но нельзя останавливать производственный цикл, потому что фактически мы только железной дорогой можем грузить.

М.Дудко (генеральный директор ЗАО «Компания СТЭС-Владимир»): Рассматривая утверждённую стратегию, надо сказать, что в этом базовом документе практически учтены все те проблемы, которые есть сегодня при инновационном развитии промышленности строительных материалов, – и проблемы, и задачи. Но я хотел бы всё же остановиться на нескольких из них.

Первое. Большое внимание уделяется созданию инновационных энергосберегающих материалов и технологий строительства. В то же время до сих пор нет такого показателя для строителей, как межремонтный период. Он обязательно должен быть. Написано «не менее 20 лет», ну хорошо, но тогда должен быть и норматив подтверждающий, чтобы строители были заинтересованы в достижении этого – хотя бы этого – периода. Это первое.

Второе – это проблема внедрения новых продуктов. Сегодня нет вот этих нормативов и нет материальной и гарантийной ответственности у строителей за построенное сооружение, поэтому всё это ложится потом на муниципальные власти и в конечном счёте на проживающего человека, так что сегодня нет и интереса во внедрении новых материалов.

Третье – это импортозамещение. Да, импортозамещение очень интенсивно развивается, но вот если конкретно сказать о нас, то даже такие крупные корпорации, как «Газпром», «Транснефть», продолжают сегодня при наличии российской продукции, ни в чём не уступающей зарубежной, закупать американскую продукцию под торговой маркой Foamglas.

И четвёртое – это, конечно, недоступность кредитных ресурсов для инноваций, потому что кредитные ресурсы – мы сегодня говорили с Андреем Юрьевичем (А.Сапелиным, первым заместителем председателя Внешэкономбанка) – практически являются коммерческими кредитами. За счёт коммерческих кредитов развивать инновации очень сложно, практически невозможно. Бо?льшая часть предприятий, которые в 2011–2014 годах пошли по инновационному пути развития, сегодня являются фактически банкротами, которые, попросту говоря, выживают, не говоря уже о каком-то развитии. Для примера: мы взяли кредит во Внешэкономбанке – 4,15 млрд рублей, сегодня за счёт курсовой разницы это уже 7,3 млрд. Поэтому, Дмитрий Анатольевич, большая просьба к Вам: посмотреть, что можно сделать, чтобы компания выжила.

Д.Медведев: Нужно сделать всё, чтобы наши крупнейшие компании, крупные компании, у которых есть довольно значительный ресурс по закупкам наших материалов, этим правом воспользовались в полном объёме. Я хотел бы, чтобы это было зафиксировано в результатах нашего совещания. Хорошо, что они начинают закупать наши материалы, но очевидно, что здесь ресурс ещё очень большой. Возможности для приобретения наших материалов у крупнейших компаний, будь то и «Газпром», и «Транснефть», и другие компании, ещё очень-очень значительные. Надо подумать, может быть, даже дать поручение наблюдательным советам, во всяком случае нашим государственным представителям в наблюдательных советах этих крупных государственных компаний ещё раз проинвентаризировать, что происходит с закупкой у наших производителей и в области строительных материалов, и в других областях. Предлагаю это тоже отразить в материалах сегодняшнего совещания, в протокольном решении, ещё раз обратить их внимание на то, чтобы они взглянули на собственных производителей.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 14 июня 2016 > № 1789992 Денис Мантуров, Михаил Мень


Россия. ЦФО > Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 15 марта 2016 > № 1686717 Денис Мантуров, Сергей Недорослев, Всеволод Опанасенко

О развитии станкоинструментальной промышленности.

Заседание президиума Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию России.

Перед заседанием Дмитрий Медведев посетил АО «Станкотех» в Коломне, осмотрел образцы продукции объединения станкостроительных заводов «Группа СТАН», в которое входит завод, и побеседовал с рабочими предприятия.

Производственная площадка группы «СТАН» в Коломне создана в 2013 году на базе бывшего конструкторского бюро Коломенского завода тяжёлого станкостроения.

На площадке производятся сверхтяжёлое оборудование и специальные станки: токарно-карусельные, продольно-фрезерные обрабатывающие центры, специальное оборудование для ротационной вытяжки, обработки вафельного фона, сварки корпусов, гидропрессования.

Заседание президиума Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию России.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы проводим сегодняшнее заседание президиума совета по модернизации экономики здесь, в Коломне, и обсудим станкоинструментальную промышленность.

Очевидно, что производство станков, оборудования такого рода – это основа любой промышленности, и тот, кто умеет производить станки, сам выпускать у себя их, причём свои станки, а не только лицензионные, тот, по сути, находится на самом верхнем уровне производственной цепочки и способен побеждать в любой технологической конкуренции. Скажем прямо, мы за последние десятилетия здесь часть своих возможностей утратили. Именно с этим связаны интерес к этой отрасли и наше с вами совещание. В целом, ещё раз хочу подчеркнуть, от этого зависит конкурентоспособность наших производственных возможностей.

Отрасль пережила тяжёлые времена. Они ещё не в полной мере закончились, но во всяком случае ряд процессов, которые идут, настраивают на умеренно оптимистический лад.

Прежняя система конструкторских бюро, отраслевых институтов, кооперационных и сбытовых цепочек пришла в упадок. Отечественным предприятиям приходилось на протяжении последних двух с лишним десятков лет просто бороться за выживание. Рынок заполнила импортная продукция, которая ещё совсем недавно занимала там до 90%, а в некоторых случаях, в некоторых сегментах и полностью весь наш рынок.

Рынок станкостроения в 2015 году оценивался приблизительно до 100 млрд рублей. Доля импорта оценивалась почти в 80%. Тем не менее, как я уже сказал, отрасли стали мы все вместе уделять больше внимания. Реализована подпрограмма по развитию станкостроения в рамках ФЦП «Национальная технологическая база», осуществлены десятки проектов по созданию высокотехнологичных производств с привлечением университетов, научных организаций, создан и ряд современных лабораторий в области станкостроения.

В прошлом году поддержка отрасли за счёт бюджета составила около 1,5 млрд рублей. Значительная, или подавляющая, часть этой суммы предоставлена по линии Фонда развития промышленности. В этом году на поддержку станкостроения предусмотрено 2,7 млрд рублей. Вчера я подписал постановление Правительства, в котором утверждены правила предоставления субсидий Российскому фонду технологического развития. Свыше 1,2 млрд предназначено на финансирование в этом году проектов развития серийных производств станкоинструментальной продукции.

Ещё одно постановление, которое я подписал буквально сейчас, на пути в Коломну, корректирует правила предоставления субсидий по линии госкорпорации «Ростех». С учётом изменившихся условий на финансовых рынках планка софинансирования со стороны компаний понижена с двух третьих до одной трети. Надеюсь, это позволит расширить круг компаний, которым может быть такая поддержка в сегодняшних условиях оказана.

Кроме того, в плане действий в экономике на 2016 год предусмотрена позиция поддержки производителей средств производства. Но здесь, скажем прямо, объёмы и источники финансирования нам ещё только предстоит определить с учётом тех сложностей, которые в настоящий момент в экономике мы, к сожалению, имеем.

Сегодня станкостроение продолжает испытывать действие негативных факторов. Это и износ основных фондов, и сложности в получении гарантий и кредитов в банках, и пока ещё недостаточный спрос на российскую продукцию. Вместе с тем, и это тоже очевидно, для отрасли открылось новое окно возможностей: импортная продукция существенно подорожала, запрет поставок в Россию отдельных видов технологического оборудования даёт неплохой шанс для развития собственного производства, которое должно опираться на принципиально новую технологическую базу. Да, собственно, что мы видим сегодня и здесь, в Коломне, когда смотрим то производство, которое здесь организовано группой «Каскол».

Сегодня станкостроение не только испытывает такие негативные факторы, но и использует те возможности, о которых я говорил. Не только из-за экономических причин, но и в целом ввиду развития науки, под влиянием новых технологий меняются представления о материальном производстве, появляются новые материалы, которые мы все стараемся использовать, включая композиты, способы формообразования, так называемые аддитивные технологии.

Также очевидно, что оцифровка основных производственных процессов – уже свершившийся факт. Без компьютерного моделирования, без числового программного управления станочного парка уже сложно представить себе современную промышленность. Мы, к сожалению, пока здесь тоже не на передовых позициях. Но надеюсь, что, как коллеги только что мне доложили, всё-таки мы будем стараться наши станки, которые мы сами производим, укомплектовывать не только нашими комплектующими составными частями, не только железом в узком смысле этого слова, но и программным продуктом. Потому что, во-первых, нам его приходится закупать за границей, это всегда фактор риска, и во-вторых, если мы делаем программы под другие виды деятельности, то абсолютно очевидно, что мы можем создать и программы для числового программного управления. Уровень автоматизации, уровень внедрения промышленных роботов также позволяет фактически подойти к совершенно новому производству, новому производственному процессу, где влияние человека на этот процесс минимизировано.

Если говорить о нашей текущей ситуации, ещё раз возвращаться к ней, сегодня высокотехнологичное оборудование российского производства востребовано не так, как все мы хотели бы. Многие разработки были сделаны ранее, за счёт прежних возможностей, в том числе за счёт бюджета, но они не пошли в серийное производство. При этом перспективный спрос на продукцию станкостроения действительно оценивается в сотни миллиардов рублей. Это может и должно быть, безусловно, конвертировано в инвестиционный ресурс для развития отрасли, но для этого отношения между заказчиками и потребителями должны строиться на долгосрочной основе.

Наша задача, задача государства, заключается в том, чтобы настроить систему регулирования. Конечно, речь не идёт о том, чтобы в директивном порядке вмешиваться в существующие экономические связи, но мы можем предъявить определённые требования к тем, кто участвует в инвестпроектах, которые получают поддержку по линии институтов развития. Речь идёт о приоритете для отечественных конкурентоспособных станков, для промышленного оборудования. Кроме того, нужно продумать и меры стимулирования спроса, в том числе при поставке пилотных партий станков, а также при развёртывании серийного производства.

Надо стимулировать развитие технологий промышленной роботизации. В этом контексте можно подумать и над пилотными проектами автоматизации производственных участков для отдельных стратегических предприятий. Ещё одна задача – более широкое внедрение отечественных систем числового программного управления, которые используют преимущественно нашу компонентную базу.

Ну и, конечно, ни одно предприятие, даже самое высокотехнологичное и роботизированное, всё равно без людей не может состояться. Современная техника, напротив, предъявляет особые требования и к инженерам, и к рабочим, поэтому нужно готовить будущих специалистов на высокотехнологичном оборудовании. Участвуем мы, вы знаете, в различных программах, в том числе в международном движении WorldSkills.

Для этого проводятся чемпионаты различные – и национальные, и международный будет у нас проходить. Конечно, эту площадку нужно использовать, для того чтобы продемонстрировать возможности российского станкостроения. Я имею в виду в том числе и мировое первенство, которое состоится в Казани в 2019 году.

И конечно (мы об этом говорили сейчас с коллегами, когда прошлись по цеху, посмотрели образцы), наши планы не должны замыкаться только на внутреннем рынке. Притом что мне коллеги сказали: у нас внутренний рынок сейчас настолько слабо обеспечен современными станками, что, собственно, можно работать и работать на внутренний рынок, были бы деньги. Но, с другой стороны, мы понимаем, что очень важно всё-таки, чтобы та продукция, которую мы выпускаем (я в данном случае имею в виду станки, производство средств производства), была конкурентоспособна на мировом уровне, то есть была востребована хотя бы в каких-то своих частях на экспорт. Соответствующие институты (и Российский экспортный центр, и другие, взаимосвязанные с ним организации) должны оказывать здесь содействие.

Мы в 2015 году предоставили поддержку целому ряду структур – хочу в конце об этом сказать, – в том числе поставщикам российской продукции в рамках федеральной контрактной системы. Она предусматривала отсрочку по уплате неустоек, возможность изменения сроков исполнения и цены контрактов по соглашению сторон. Хочу просто проинформировать, что аналогичные решения будут использованы и в этом году. Я подписал постановления на эту тему. Во всяком случае эта мера позволит в нынешней непростой ситуации как-то снизить финансовую нагрузку на наших производителей. Об этом производители просили, такое решение Правительством принято.

Сейчас хотел бы, чтобы с сообщением о ситуации в целом в рамках развития станкоинструментальной промышленности и мерах государственной поддержки выступил министр промышленности, а потом другие коллеги также выступят.

Пожалуйста, Денис Валентинович Мантуров.

Д.Мантуров: Спасибо большое.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Несколько слов о показателях работы отрасли в прошлом году. Поскольку Вы уже основные цифры упомянули, хотел бы только добавить, что основную динамику показали именно станки с числовым программным управлением. Рост составил около 60% – это хорошая динамика, это говорит о том, что мы переходим от традиционных станков с достаточно простыми функциями к достаточно сложным обрабатывающим центрам.

Сдержать влияние на отрасль негативных макроэкономических факторов нам удалось во многом благодаря реализации комплекса мер господдержки регуляторного и финансового характера. В первую очередь я имею в виду постановление Правительства №1224, ограничивающее поставку иностранной продукции при наличии российских аналогов, а также внедрённый нами в прошлом году механизм установления доли закупаемого отечественного механообрабатывающего оборудования при реализации госпрограмм с поэтапным повышением такого порога. Если в 2015 году это было 10%, в этом году – уже от 20 до 30% по ряду направлений, и к 2020 году мы планируем выйти на 60%. Считаю, что этот доказавший свою эффективность инструмент можно рассматривать и распространить в том числе и по другим институтам развития.

В части реализованных мер финансового стимулирования, помимо льготных займов Фонда развития промышленности, предприятия получили субсидии на поддержку реализации комплексных инвестиционных проектов, а также на компенсацию процентов по кредитам на пополнение оборотных средств.

Все эти меры поддержки, а также использование результатов ФЦП «Национальная технологическая база» ускоряют процессы создания новых современных образцов высокотехнологичного металлообрабатывающего оборудования.

При этом уже сейчас мы существенно сократили отставание от зарубежных лидеров. В частности, группой «СТАН» в Стерлитамаке организован серийный выпуск фрезерного обрабатывающего центра комплексной прецизионной обработки деталей, не уступающего лучшим иностранным аналогам. Освоено производство токарных центров высокопроизводительной обработки деталей на фирме «САСТА», налажен выпуск прецизионного координатно-расточного станка в Самаре и инновационного круглошлифовального станка на «Технике».

По станкам с ЧПУ в завершающей стадии, как мы Вам доложили, находится этап создания целого модельного ряда современных вертикальных фрезерных обрабатывающих центров со своей системой числового программного управления. Мы рассчитываем, что в мае мы представим эту линейку уже на выставке «Металлообработка».

Должен сказать, что появление новых продуктов является результатом углубления кооперации научно-технических и производственных организаций отрасли.

Дополнительным драйвером развития стала консолидация активов ведущих станкостроительных предприятий в рамках формирования на рынке крупных частных игроков, таких как, в частности, компания «СТАН», на площадке которой мы здесь присутствуем, и ряда других компаний.

С учётом сложившихся макроэкономических условий мы переформатировали подпрограмму «Станкоинструментальная промышленность», сконцентрировавшись на двух основных мероприятиях. Первое, как Вы уже сказали, предусматривает поддержку частных инвесторов при создании ими серийных производств. В этой части мы будем ориентироваться на приоритетные задачи отрасли, которые мы уточнили по итогам реализации Вашего поручения по технологическому аудиту существующих мощностей производителей и потребителей, а также составлению прогноза потребности в продукции станкостроения до 2020 года. Это в первую очередь сегмент механообрабатывающего оборудования по токарной, фрезерной, шлифовальной группам и ряду других.

Второе мероприятие предполагает реализацию модели государственно-частного партнёрства. Речь идёт о продолжении четырёх проектов госкорпорации «Ростех» с использованием полученных корпорацией субсидий в размере 2,1 млрд рублей с учётом приведения параметров проекта в соответствие с текущими условиями.

Дополнительным импульсом для развития станкостроения как составной части средств производства может стать реализация мер поддержки производителей через стимулирование спроса на их продукцию, а также через поддержку создания новых образцов станкостроения.

Наконец, мы делаем ставку и на интеграцию в отечественную станкоинструментальную промышленность иностранных технологий через механизм специальных инвестиционных контрактов (СПИК). В частности, к нему уже проявили интерес компании из Германии, Японии и Чехии. Реализация проектов в формате СПИКов предполагает не только открытие новых производств, но и, что не менее важно, создание инжиниринговых центров, обучение персонала и разработку новых моделей непосредственно на территории нашей страны.

Дмитрий Анатольевич, я не буду перечислять все предложения, которые мы внесли уже непосредственно в проект сегодняшних поручений. Просим их поддержать. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Я думаю, что коллеги, которые ещё будут выступать, разовьют те поручения, которые есть. Пожалуйста, Сергей Георгиевич Недорослев.

С.Недорослев (председатель совета директоров ООО «Группа “Каскол”»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые дорогие гости! Мы рады приветствовать вас всех на предприятии – знаменитом Коломенском заводе, который сейчас принадлежит группе «СТАН». История компании «СТАН» началась с наших частных инвестиций в конце 2012 года. Сегодня мы производим металлообрабатывающие конкурентоспособные станки в Коломне, Стерлитамаке, Иваново, Рязани и в Москве на собственных производственных площадках. Мы имеем также собственные дизайн-центры, конструкторские технологические центры.

Сегодня наша доля на рынке отечественных производителей достигла 50%, а по точным многоосевым станкам с ЧПУ, которые сегодня были продемонстрированы, более 50. Наша же доля на российском рынке всего пока 5%, а 85% – это импорт. Но мы надеемся это изменить. Наша цель – дать точные качественные станки нашим клиентам, лучшие на рынке в своей нише, и отличный сервис, таким образом выполнив задачу по импортозамещению – так как клиенты будут покупать такие станки, уже покупают, – поставленную перед нами Правительством. При наличии господдержки (вот график мы представили) мы к 2020 году сможем обеспечить российский рынок нашими, российскими станками на 30% – так поставлена задача по импортозамещению Правительством и министерством. Без господдержки мы всё равно будем развиваться, но развитие не будет таким стремительным и мы не сможем соответствовать целям Правительства по импортозамещению.

О каких мерах мы говорим, когда говорим о господдержке отечественных станкостроителей? Ну вот есть такая проблема авансирования по контрактам. Многим, в том числе госпредприятиям, выделены деньги на техперевооружение, они находятся на их счетах, но они авансируют всего 10–20%, остальные 80–90% лежат у них в банках. Мы же идём в эти же банки, пытаемся получить эти же деньги, для того чтобы выполнить эти заказы. Но такие гарантии очень сложно получать от банков, поскольку то, что вы видите вокруг, это не подлежит практически… Невозможно закладывать эти здания, сооружения, а у станкостроителей больше нет ничего, только основные средства производства.

Плюс это дополнительное увеличение себестоимости 3–5%, что с процентной ставкой в 15% практически делает на грани рентабельности это производство. Мы готовы пройти аудит, открыть все наши финансовые книги и сделать, возможно, реестр какой-то (я не знаю, как там, при Минпроме или ещё как-то), который бы можно вести, как ведёт таможня реестр добросовестных импортёров, которые могут освобождаться от гарантий. Таким образом мы бы могли тогда получать эти необходимые 80% от заказчика на запуск станков в производство и исключить из этой цепочки банковские услуги, направляя их только на те целевые кредиты, которые нам нужны, на собственное техперевооружение, за что мы готовы платить. А это всё-таки оборотные средства для выполнения практически государственного заказа.

Другая мера, которая (мы видим как практики) могла бы сегодня резко стимулировать производство станкостроительной продукции высокого качества, – это субсидирование 10%, например, от реализации станков. По комбайнам эта мера показала свою эффективность.

И подсчёт, несложный подсчёт от будущих налогов показывает, что эти деньги сторицей возвращаются в бюджет. Этот подсчёт мы готовы представить, если будет такое поручение.

И ещё. Мы говорим об инновациях. Иногда мы делаем очень смелую, хорошую, надёжную, интересную инновационную машину, то есть станок. Показываем её заказчику. Но это же первый станок! Заказчик говорит: такие риски на себя принять сложно. Есть такая мера, как 50% субсидирования по первому станку. Как только он получит и убедится, что это действительно хорошая машина, все остальные он будет уже покупать. Такая практика есть – международная, в ряде стран, и мы бы могли её у себя внедрить, что стимулировало бы наших заказчиков покупать именно инновационную продукцию в первый раз.

Мы также видим эффективность 214-го постановления Правительства, которое по 2015 году работало, и мы, получая в коммерческих банках кредиты, субсидировались из Минпрома. К сожалению, например, наша компания… Мы получили по 2015 году только 30% этих субсидий, остальные 70 как бы зависли. Мы надеемся, если будет такое поручение Минпрому – так сказать, профинансировать это… Это очень небольшие деньги в рамках отрасли – всего получается 200 млн, но это, поверьте, очень важный стимул для станкостроителей, поскольку они в расчётах у себя учли это уже, а сейчас немножко это подвисло.

Также мы предлагаем (конечно, об этой мере не раз говорили) уменьшение налога на прибыль на сумму затрат на НИОКР – может быть, в двойном размере по НИОКР, потому что (во всём мире эта практика распространена) льготы эти точно возвращаются потом в бюджет бо?льшими суммами от увеличения количества рабочих мест и объёма продаж. Та машина огромная, которую вы все видели в зале, созданная нами вместе с конструкторским бюро, с «Техномашем», НИИ отраслевым, для заказчика, для «Красмаша», – это уникальный станок, на него потрачены большие деньги на НИОКР. В принципе уже вот тем самым мы бы стимулировали создание ещё новых машин. А так фактически мы это за счёт себестоимости делаем, за счёт собственных средств.

Мы работаем, конечно, и с частными компаниями, там нам гораздо проще договариваться, потому что не нужно ни указаний, ни поручений, но мы работаем и с отраслевыми НИИ для заказчиков. В том числе, например, работаем с «Техномашем», он относится к госкорпорации «Роскосмос». Если можно было бы, Дмитрий Анатольевич, дать такое указание, чтобы мы объединили конструкторский потенциал. У нас сегодня более 200 инженеров работают, и мы бы с «Техномашем» разработали ещё ряд станков, которые у нас уже в головах есть. Нам для этого указаний не нужно, мы с ними готовы работать, но вот отраслевой НИИ … Я думаю, если бы собственники ему поручили, мы бы сделали вместе такое конструкторское бюро, порадовали бы новыми технологиями.

На слайде кратко перечислены эффекты от мер господдержки станкостроения. Если Минфин присутствует, Министерство экономики, прошу обратить внимание: такие меры поддержки помогают увеличить резко производство средств производства. А я обращаю ваше внимание на то, что это бизнес с огромным барьером на вход. То есть очень сложно поставить станки, но однажды поставив нашим заказчикам станки, мы на 25 лет получаем их зависимость от наших технологий. А мы российская компания, мы 25 лет их обслуживаем, и в бюджет идут налоги из фонда оплаты труда, и все разработки такие останутся у нас в Российской Федерации, и на этой базе мы можем также их и экспортировать. Правильно замечено: те станки, которые мы создаём, мы создаём, поверьте, в страшной конкуренции с импортными компаниями. Мы боремся на каждом тендере. Ведь посмотрите: 90% они на наши заводы поставляют, мы каждый тендер выигрываем с боем. Это точно станки должны быть наши конкурентоспособны, чтобы мы выиграли. Поэтому у нас огромный потенциал, мы их и в Германию, и в Швейцарию, и в Индию, и в Китай можем экспортировать и будем это делать.

По образованию, по кадрам. Мы практически в Стерлитамаке в том году 100 человек новых выучили, потому что тут сборка идёт, мы увеличиваем производство станков по нашей группе. В прошлом году – 100, в этом – 120, до этого – 60. Конечно, нам на заводах нужны люди, нам нужны инженеры – такие, которые, знаете, раньше мосты строили. Это не учёные-исследователи, не люди, склонные к науке. Такие люди тоже нужны, но в данном случае не нам, а нам нужны инженеры-практики.

Вместе с Минобрнауки мы будем работать по формированию соответствующих программ, которые будут отвечать потребностям наших потребителей. Хотел сказать, что совместно с Минобрнауки уже сформирован совет по формированию резерва ректоров технических вузов, в который (такое предложение от нас было, и здорово, что власть услышала) вошли представители потребителей инженерных кадров – «Росатом», ОАК, общественные организации, такие как РСПП, Союз машиностроителей, «Деловая Россия» и другие. Такой совет как раз направлен на то, чтобы придать инженерному образованию практическую направленность.

Также мы у себя, в Стерлитамаке, с профильным вузом при участии местных органов власти создаём такую модель образования, отработаем её и можем потом её использовать как референсную модель.

Выполнив это всё, мы точно сможем достигнуть задуманных высот, и собраться здесь через пять лет и доказать, что это всё было правдой. Спасибо большое за внимание.

Д.Медведев: Посмотрим. Спасибо.

Пожалуйста, Всеволод Юрьевич (обращаясь к В.Опанасенко). Только я прошу, коллеги, выступать компактно, потому что будут ещё выступления. Да, прошу.

В.Опанасенко (генеральный директор, председатель правления ОАО «Т-Платформы»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Наша компания по заказу Минпромторга и при финансовой поддержке Минпромторга разрабатывает отечественную систему с числовым программным управлением, основная особенность которой – это первая система в России, которая использует отечественную элементную базу. В данном случае российские процессоры «Байкал», которые были разработаны и производятся в компании «Байкал электроникс», которые в свою очередь также были профинансированы и Минпромторгом, и «Роснано». Система разрабатывается как универсальная система ЧПУ, которая может работать как на шлифовальных, на токарных станках, так на 3- и 5-координатных станках, поддерживает много разных интерфейсов. И самое важное и интересное заключается ещё в том, что она может управлять ещё группой станков, таким образом повышая производительность труда на предприятиях.

Мы сотрудничаем с большим количеством вузов и предприятий в разработке этого ЧПУ. Коллектив, который занимается разработкой ЧПУ, имеет 25-летнюю историю. Большое, хорошее у нас идёт сотрудничество со «Станкином» (с НИОКР), и важным индустриальным партнёром для нас в данном случае выступает группа «СТАН». Прототип системы ЧПУ был представлен в прошлом году, а сейчас мы начали испытания уже на нормальном, рабочем, боевом станке группы «СТАН», и надеюсь, что рабочую систему мы представим в конце мая этого года. При этом, несмотря на то, что это единственная система с отечественной элементной базой, мы не монополизируем рынок, мы разрабатываем как открытую хардверную платформу. Есть несколько компаний очень хороших и коллективов в России, которые занимаются написанием софта для западных систем ЧПУ. Мы с ними точно так же сотрудничаем, им будет всё открыто, и они смогут таким образом использовать эту разработку в своих системах.

Хотелось бы немножко поговорить о рынке. По нашим оценкам, которые мы проводили с опросом предприятий в прошлом году, на ближайшие пять лет спрос на системы ЧПУ составит где-то порядка 15 тыс. штук, что составляет (в системах ЧПУ, не в станках) порядка 15 млрд рублей. По нашим данным, только за ближайшие три года российская доля (то есть российские станки с ЧПУ) составит чуть больше тысячи, поэтому основной поток систем ЧПУ идёт с западных станков.

То ЧПУ, которое нами разработано, совместимо полностью и с западным приводами, и с западными станками, и после завершения тестов системы с группой «СТАН» мы переходим к тестированию с западными производителями, о чём уже есть подписанные договорённости. В связи с этим основное, что нам нужно как разработчикам и производителям системы и в чём нам может оказать помощь государство, – это в первую очередь спрос.

Поэтому мы выходим с такими двумя инициативами.

Первое. Очень бы хотелось, чтобы в 719-м постановлении Правительства были установлены требования к отечественной системе ЧПУ и чтобы федеральные и муниципальные предприятия, закупая станки за государственные деньги, закупали только системы с отечественным ЧПУ.

А второе – это определённые меры таможенного регулирования. Первое. На текущий момент как станки, так и ЧПУ проходят с единственным ТНВЭД-кодом. Первое, что необходимо, – это всё-таки выделить под системы ЧПУ отдельный ТНВЭД-код. И второе – это, конечно, не нарушая норм и принципов России, взятых на себя в ВТО, установить максимальные пошлины, связанные таможенные пошлины, на станки с импортным ЧПУ, чтобы даже импортные станки, аналогов которых нет в России, поставлялись в Россию с отечественной системой ЧПУ.

Вот это основное, что хотелось бы сказать. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Я ещё какие-то вещи скажу вместе с коллегами.

Россия. ЦФО > Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 15 марта 2016 > № 1686717 Денис Мантуров, Сергей Недорослев, Всеволод Опанасенко


Россия. ЦФО > Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 26 ноября 2014 > № 1236903 Денис Мантуров

Денис Мантуров прочитал студентам МГУ лекцию об индустриальной социологии.

Глава Минпромторга Денис Мантуров прочитал студентам Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова лекцию на тему «Индустриальная социология в контексте новых задач промышленно-технологической политики».

Со вступительным словом перед лекцией министра выступил ректор МГУ Виктор Садовничий.

Денис Мантуров обозначил задачей выступления привлечение внимания к тематике индустриальной социологии, в частности, для повышения активности работы специалистов в данном направлении.

По словам главы Минпромторга, «внедрение новых технологий оказывает колоссальное влияние на динамику производственных отношений и ведет к пересмотру самой роли человека в процессе производства».

Денис Мантуров постарался ответить на вопросы становления и развития индустриальной социологии, эволюции ее предметного поля, а также описать те тренды развития промышленности и технологий, которые делают необходимым более внимательное отношение социологов к этой области.

В лекции министр коснулся также вопроса о человеческой составляющей производственного процесса, упомянув Хоторнские эксперименты на американском заводе Western Electrics в 30-40-х годах.

Кроме этого, глава Минпромторга напомнил о набирающем популярность утверждении, что мировая экономика стоит в шаге от следующей технологической революции, и описал черты каждого из случившихся за последние 300 лет технологических прорывов, перечислив четыре принципиальных вопроса, решение которых их определяет: появление новых материалов, новых источников энергии, инновации в средствах и способах организации производства, а также развитие и появление новых инфраструктур, в первую очередь в области транспорта, энергетики и связи.

Глава Минпромторга России также рассказал об ожидаемых прорывах и переменах по основным направлениям в ближайшие 5–10 лет. Это внедрение новых производственных технологий, перелом в глобальном разделении труда, новая практика организации трудовой деятельности, основанная на кооперации, а также трансформация рынка труда и занятости.

По завершении лекции Денис Мантуров ответил на многочисленные вопросы студентов. Они касались, в частности, импортозамещения, переориентации сотрудничества с Европы на Азию, курса рубля, а также прикладного значения социологии.

Говоря о сотрудничестве с зарубежными странами, Денис Мантуров напомнил о высокоинтеллектуальных производствах. В качестве примера министр упомянул совместный российско-китайский проект по созданию широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. «Чтобы проект был экономически выгодным, мы должны привязываться к рынку, – отметил Денис Мантуров. – У нас дружеская и партнерская позиция к Юго-Восточному региону. Мы намерены получать синергетический эффект от наших двусторонних отношений».

Упоминая изменение курса рубля и импортозамещение, Денис Мантуров пояснил, что «чем ниже курс рубля, тем выгоднее предприятиям быть экспортоориентированными». Предприятиям же, которые зависят от поставки оборудования, государство оказывает поддержку. «Это широкий спектр субсидий почти по всем отраслям промышленности – компенсация процентов по кредитам, взятым на модернизацию мощностей. Это мотивирует предприятия быстрее обновляться», – считает министр.

Россия. ЦФО > Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 26 ноября 2014 > № 1236903 Денис Мантуров


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 4 февраля 2014 > № 1022815 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Минпромторг России подготовил ряд программных документов по развитию промышленности на основе возобновляемых источников сырья».

В настоящий момент уже приняты или находятся на финальной стадии утверждения программные документы по развитию промышленности на основе возобновляемых источников сырья. Это комплексная программа развития биотехнологий на период до 2020 года и разработанный нами проект подпрограммы «Промышленные биотехнологии», на которую мы изыскали 1,5 млрд. рублей на ближайшие 3 года. Также сформированы технологические платформы, призванные оказать поддержку новым разработкам. Об этом заявил Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров в своем докладе на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России, которое провел в Белгороде Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев.

«Развитие производства продукции из возобновляемых источников сырья требует принятия совместных комплексных решений разными ведомствами. Как в части поддержки создания новых производственных мощностей, так и развития рынков потребления», - сообщил Денис Мантуров.

Глава Минпромторга России подчеркнул, что в нескольких регионах уже началась реализация инвестиционных проектов, основанных на использовании возобновляемых источников.

«Это, прежде всего, производство субстратов в г. Бердске Новосибирской области, завод по изготовлению ферментных препаратов в Тамбовской области, производство наноцеллюлозы из отходов сельхозпродукции в Белгородской области с объемом выпуска более 650 тонн в год», - отметил Министр.

Денис Мантуров особо подчеркнул, что в настоящее время уже есть стартовые позиции, чтобы расширять масштабы деятельности и количество предприятий, работающих с использованием возобновляемых источников сырья.

«Для дальнейшего развития этого направления необходима поддержка научных исследований и стимулирование создания новых мощностей. Требуется сформировать нормативно-техническую базу, систему стандартов и общероссийских классификаторов, а также другие административно-регуляторные меры. Кроме того, нужно обеспечить поэтапный переход к обязательной переработке отходов, в первую очередь в лесопромышленном комплексе. Дополнительно хотел бы предложить руководителям регионов включить в число показателей оценки эффективности властей субъектов Российской Федерации использование возобновляемых источников энергии», - заявил Министр промышленности и торговли.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 4 февраля 2014 > № 1022815 Денис Мантуров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter