Всего новостей: 2553757, выбрано 4 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чубайс Анатолий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикавсе
Россия. Весь мир. СЗФО > Химпром. Электроэнергетика. Образование, наука > rusnano.com, 5 июня 2017 > № 2203210 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: «До 2027 года в России будут созданы пять новых кластеров в сфере нанотехнологий». Открытая встреча в Университете ИТМО.

В течение десяти лет в российской наноиндустрии будут созданы пять новых кластеров, в их числе — ветроэнергетика, переработка твердых бытовых отходов, гибкая электроника, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы. Они дополнят шесть уже существующих кластеров, которые появлялись в России, начиная с 2007 года. Об этом на открытой лекции в Университете ИТМО рассказал глава компании РОСНАНО Анатолий Чубайс. Свое выступление он посвятил анализу итогов развития российской наноиндустрии за минувшие десять лет, а также представил прогноз на предстоящий период — до 2027 года.

В начале выступления глава РОСНАНО напомнил, что компания занимается исключительно «железными» технологиями, ее основной целью является коммерциализация нанотехнологических разработок и создание на их основе работающего бизнеса. РОСНАНО не инвестирует в НИОКР, а выступает финансовым соинвестором в проектах, обладающих значительным экономическим потенциалом.

По словам Анатолия Чубайса, все эти проекты работают в шести уже существующих кластерах, созданных в российской наноиндустрии за минувшие десять лет. В числе таких кластеров — наноэлектроника и фотоника, покрытия и модификация поверхности, новые материалы, инновационная нанобиофармацевтика, ядерная медицина и солнечная энергетика.

«Кластеры-саженцы»

Условно их можно определить как «кластеры-саженцы», считает глава РОСНАНО, добавляя, что все они, появившись практически с нуля за последние годы, сегодня обладают хорошим заделом для роста на предстоящий десятилетний период. Например, в области наноэлектроники и фотоники в настоящее время уже работают такие компании (входящие или ранее входившие в портфель РОСНАНО), как ООО НТО «ИРЭ-Полюс», завод, базирующихся во Фрязино и занимающийся производством коммерческих лазеров, находящаяся в Москве NeoPhotonics Corporation, где ведется разработка и производство фотонных интегральных схем, а также модулей и подсистем на их основе, проект Mapper Lithography Holding B.V., в рамках которого предполагается завершение разработки и начало производства литографического оборудования с разрешением 22 нм и выше, а также создание в России линии по производству элементов электронной оптики на основе МЭМС, рассказал Анатолий Чубайс. В целом объем российского рынка наноэлектроники и фотоники по итогам прошлого года составил 7,7 млрд рублей, а к 2027 году он может вырасти до 20 млрд рублей, полагает глава РОСНАНО. Однако в целом здесь не стоит ожидать «героического прорыва».

«Объективно говоря, конечно, надо понимать, что на фоне мирового рынка мы не ожидаем здесь нашего героического прорыва. Да, в России микроэлектроника есть, и наноэлектроника тоже теперь есть. Да, она будет развиваться, но мы не видим здесь шансов попасть на позиции, сопоставимые с Кремниевой долиной, Тайванем, Китаем и так далее. Хотя, естественно, мы будем продолжать инвестировать в эту сферу», — прокомментировал Анатолий Чубайс.

Активнее будет развиваться кластер, связанный с новыми покрытиями и модификацией поверхности, среди участников которого, например, компания Advenira, которая занимается золь-гель покрытиями. РОСНАНО проинвестировала в нее в США и сейчас занялась переносом технологии в Россию — в Казань (Татарстан), рассказал Анатолий Чубайс. Успешные результаты в последнее время, по его словам, показывала другая, в прошлом портфельная, компания РОСНАНО «Новые инструментальные решения», которая занимается производством монолитного твердосплавного металлорежущего инструмента с наноструктурированным покрытием, используя технологии, разработанные Курчатовским институтом. Накануне РОСНАНО продала свою долю в компании, IRR (внутренняя норма доходности) от сделки составила более 26%.

«Среди этого набора есть другие прорывные компании. Классической success story является пример компании „Новомет-Пермь“, которая занимается производством и эксплуатацией погружного добывающего оборудования для нефтяной промышленности. Это компания с мировой долей на рынке в 3%, за которую сейчас идет драка, в ней участвует несколько российских компаний и в том числе всемирно известная американская компания Halliburton. Последняя предложила нам цену в шесть раз больше, чем наши затраты. Сейчас мы продаем долю. Посмотрим, чем закончится сделка», — сообщил Анатолий Чубайс.

Еще один кластер, который уже создан в России, — новые материалы, которые давно используются не только в космической промышленности и авиастроении, но и в строительном секторе, отмечает он. Объем этого рынка в России по итогам 2016 года составил 995 млрд рублей, а к 2027, по прогнозам РОСНАНО, может вырасти до 2,6 трлн рублей. Как полагает глава компании, активно будет развиваться также фармацевтический рынок, в том числе нанобиотехнологии, а также ядерная медицина, куда относятся современные радионуклидные методы диагностики: однофотонная эмиссионная компьютерная томография, позитронно-эмиссионная томография, радионуклидная терапия.

«В прошлом году российский фармацевтический рынок вырос на 11%. При этом ВВП у нас в последние годы падал, а фармацевтика растет. Российское производство фармацевтики в прошлом году выросло на 25%. Это точно самый быстрорастущий рынок в стране, хотя его мало кто видит. Этот рынок растет в мире тоже очень быстрыми темпами: его темпы — 5–6% в год, нанобиотехнологий — на 11–17% в год. Для мира это тоже очень редкий пример такого масштаба роста. Поэтому, естественно, мы планируем заниматься этой сферой, и чем дальше, тем больше», — комментирует он.

Уже созданной и работающей отраслью в российской индустрии Анатолий Чубайс назвал и солнечную энергетику. Работа в этом направлении началась с создания завода «Хевел» (Новочебоксарск, Чувашская Республика), где вместе с партнерами — на базе технологической линии компании Oerlikon Solar (Швейцария) были созданы тонкие пленки с КПД 9%. Параллельно такая работа велась и совместно с Физико-техническим институтом имени Иоффе, специалисты которого изготовили российскую солнечную панель с КПД 21%, рассказал он.

«В этой сфере тоже создана абсолютная система господдержки. Результат: сегодня солнечная энергетика — это абсолютно реальный бизнес. Мы построили вместе с партнерами в Чувашии завод „Хевел“, на первой стадии это был чистый трансфер технологий, мы закупили комплектное оборудование в Швейцарии и производили тонкие пленки с КПД 9%. Однако в это время мы вложили большие деньги в Физтех имени Иоффе и создали российскую солнечную панель с КПД 21%, она прошла лабораторные и заводские испытания, буквально в апреле этого года мы начали серийный выпуск российской солнечной панели на уровне лучших мировых образцов, одновременно мы нарастили мощность завода до 160 мВт, очевидно, пойдем дальше, в том числе в экспорт», — прокомментировал Анатолий Чубайс, добавив, что соответствующие переговоры компания уже начала с Ираном.

«Кластеры-семена»

Такое название в РОСНАНО дают новым кластерам, которые должны появиться в России в следующие десять лет. В это число Анатолий Чубайс включает пять областей — ветроэнергетику, утилизацию твердых бытовых отходовс в электроэнергию, гибкую электронику, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы.

На данный момент суммарная мощность всех ветростанций в Европе — 154 гВт. Суммарная же мощность всех ветростанций, введенных в строй на данный момент в мире, составляет около 500 гВт. Россия обладает серьезным заделом для развития и в этой области, отмечают в РОСНАНО. Недавно компания создала фонд по развитию ветроэнергетики совместно с финской компанией Fortum объемом 30 млрд руб. В дальнейших планах — привлечение еще 70 млрд рублей в строительство ветропарков в России.

«Речь также идет о производстве в России всех компонентов, ключевой из них — это лопасти. Это сложный элемент, сопоставимый по сложности с производством крыла самолета. Мы собираемся производить их в Ульяновске (на базе технологического партнера, компании „Аэрокомпозит“). В развитии ветроэнергетики в России принимают участие РОСНАНО и „Росатом“. В 2027 году, в нашем понимании, речь пойдет о 5 гВт и об экспортном потенциале», — рассказал Анатолий Чубайс.

Еще одна новая сфера, которая, по словам главы РОСНАНО, должна сформироваться к 2027 году, — переработка твердых бытовых отходов в электроэнергию. К настоящему моменту общая площадь свалок в стране достигает, по данным российских властей, почти 50 тысяч гектаров, что сопоставимо с территорией небольшого государства, а количество отходов на этих свалках превышает 30 млрд тонн.

В мире и, например, в соседней Финляндии мусор уже давно превратили в сырье для новой системной и бурно развивающейся индустрии. На современных мусорообрабатывающих заводах используется широкий спектр технологий, в том числе пиролиз, плазменная газификация и другие. Мировыми игроками по термическому обезвреживанию отходов являются такие компании, как Keppel Seghers Corporation (Бельгия, доля на мировом рынке — 7%), Hitachi Zosen Inova AG (Япония, Швейцария, доля — 19%), Martin GmbH/CNIM (Германия, доля — 31%) и Babcock & Wilcox and Volund (Дания, доля — 11,5%).

С одной из этих компаний — с Hitachi Zosen Inova AG — планируют сотрудничать при создании новой индустрии в России «Ростех» и РОСНАНО.

«В перспективе предполагается строительство пяти заводов, для начала мы рассчитываем запустить два — в Московской области и Татарстане, мощностью 700 тыс. и 550 тыс. тонн в год каждый. При этом мы будем инвестировать средства в строительство заводов, а не в покупку полигонов. Это наша технологическая часть. Под этот проект также выстроена система господдержки, как и в Скандинавии и в целом везде в мире. Уже до конца этого года мы надеемся начать строительство первого современного российского мусоросжигательного завода», — сообщил Анатолий Чубайс.

Третий кластер, оформление которого ожидается в России в течение ближайших десяти лет, — гибкая электроника. В мире объем этого рынка на данный момент уже составляет $12 млрд, к 2027, по прогнозам, он может достичь $44 млрд. Как рассказал глава компании, первым шагом РОСНАНО в этом направлении стало приобретение 100%-ной доли в стартапе Flex Enable (Кембридж), в портфеле которого — более 140 семейств патентов. Компания реализует свои технологии на производственных мощностях завода Plastic Logic GmbH (Дрезден).

«На сегодня мы являемся 100%-ным собственником бывшего стартапа, а недавно также смогли полностью загрузить производственные мощности. Этот задел мы бы хотели теперь в полном объеме перенести в Россию. Мы приняли решение о строительстве российского центра гибкой электроники в наноцентре „Техноспарк“ (Москва, Троицк) совместно с правительством Москвы. Мы хорошо понимаем технологические задачи, продуктовые линейки и считаем, что этим центром мы стартанем не только для себя, но и для всех потенциальных производителей — от стартаперов до серьезных больших технологий в этой сфере», — прокомментировал глава РОСНАНО.

Среди других новых кластеров он назвал также промышленное хранение энергии, драйвером в котором должен стать, по словам Анатолия Чубайса, завод по производству литий-ионных аккумуляторов в Новосибирске, а также наномодифицированные материалы. Одним из флагманов последнего кластера выступит завод OCSiAl («Оксиал») в Новосибирске, где в 2018 году запланирован запуск новой промышленной установки Graphetron 50 производительностью 50 тонн в год, сообщил глава РОСНАНО.

Как отмечает Анатолий Чубайс, платформа, включающая в себя компании, работающие в области создания наномодифицированных материалов, в итоге должна начаться с российских технологий, которые будут развиваться внутри страны. Создание кластера переработки твердых бытовых отходов в электроэнергию, ветроэнергетики и промышленного хранения энергии, напротив, планируется начать с полного трансфера технологий. Область гибкой электроники будет носить «смешанный характер» — здесь за основу возьмут и собственные прототипы, и зарубежные технологии, отметил глава РОСНАНО.

По данным Росстата, в 2016 году объем российского рынка нанотехнологий в целом составил 1,2 трлн рублей, к 2027 году за счет развития уже существующих кластеров, а также появления новой группы Россия может выйти на объем рынка 4,4 трлн рублей, прогнозирует Анатолий Чубайс. При этом, с развитием рынка, пропорционально увеличится и объем инвестирования со стороны технологичных компаний в НИОКР. По его оценкам, при условии соблюдения намеченного плана этот показатель может увеличиться с 22 млрд рублей в 2016 году до 87 млрд рублей через десять лет.

Россия. Весь мир. СЗФО > Химпром. Электроэнергетика. Образование, наука > rusnano.com, 5 июня 2017 > № 2203210 Анатолий Чубайс


Россия. СЗФО > Образование, наука > rusnano.com, 17 июня 2016 > № 1797074 Анатолий Чубайс

Интервью Анатолия Чубайса «России 24».

ВЕДУЩИЙ: И прямо сейчас к нам присоединяется моя коллега - Елена Закамская. Ее собеседником станет глава корпорации РОСНАНО Анатолий Чубайс.

КОРР.: Глава компании РОСНАНО Анатолий Чубайс - гость нашего павильона. Здравствуйте, Анатолий Борисович. Какие ожидания от петербургского форума. Есть уже какие-то впечатления за эти полдня?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: У нас есть тут профессионально важные задачи. Главное что мы сейчас делаем, это уже не запрашиваем государственных ассигнований из бюджета. Мы при этом должны привлекать частные инвестиции. Поэтому собственно у меня здесь на форуме целый ряд встреч с потенциальными внешними инвесторами, которые предварительно высказали согласие вместе с нами создавать новые фонды для инвестиций в российскую наноиндустрию.

КОРР.: Какова биография этих инвесторов и как они готовы сотрудничать с вами?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Конечно мы живем не в изолированном мире, а в реальном и это означает, что западные финансовые рынки для нас, как и для всего финансового сектора России закрыты. Но Западом не исчерпаются возможности. Мы на сегодня создали два фонда с инвесторами из Китая и собираемся создавать новые фонды вместе с азиатскими инвесторами, в том числе с китайскими.

КОРР.: А насколько китайские инвесторы готовы закладывать горизонты инвестиций, если речь идет о российских проектах? И есть ли у вас уже конкретные проекты?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Мы работаем в той индустрии, где горизонт меньше 7-8 лет бессмысленны. Есть новые заводы, их на сегодня построено нами - 68. До конца этого года должно быть построено 75. Это означает, что те инвесторы, с которыми мы ведем переговоры, с которыми мы встречаемся на форуме, они все долгосрочные. Горизонт - 8-10 лет - это минимальный горизонт для инвестиций в реальное производство.

КОРР.: Вы будете создавать некие механизмы соинвестирования? У вас же есть возможность быть инвестиционной компанией?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Мы для себя однозначно сформировали суть нашей новой стратегии. Это создание новых венчурных фондов. Речь идет о такой финансовой концепции, где РОСНАНО является одним из участников инвестирующих и вместе с нами инвестируют наши внешние партнеры. Часть из этих фондов делаются в конструкции пятьдесят на пятьдесят. А часть будут делаться в концепции, когда объем привлекаемых средств будет больше, чем объем наших средств. Но целевое направление инвестиций - это прежде всего российская наноиндустрия.

ВЕДУЩИЙ: Есть вероятность, что вы будете инвестировать и в Китае например?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Да, такая вероятность есть. Это возможно. В том числе и по тем фондам, которые мы уже создали вместе с китайскими партнерами. Часть инвестиций будет в Китай. Но практически всегда это те инвестиции в Китай, которые так или иначе, имеют как мы называем "российский угол". То есть, либо российский центр, который поддерживает индекс Китая, либо в Китай переносится созданная ранее в России технология, либо наоборот из Китая в Россию переносятся технологии, которые там уже работают.

ВЕДУЩИЙ: Какие конкретно направления проекта сегодня? Мы знаем, что в Китае очень любят новую энергетику, альтернативную энергетику. По планам в Китае это 10-15 процентов роста в год, такие темпы роста показывает этот сектор.

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Быстрее Китая движется, пожалуй, только Германия. Но и в России произошел перелом, который мало кто заметил. Целый ряд мер, в том числе меры, принятые правительством, уже открыли новую индустрию, которая называется "солнечная энергетика". Мы с нашими партнерами, с Вексельбергом построили завод по производству солнечных батарей. И сейчас идет один за другим ввод солнечных станций. Совсем недавно принято решение, буквально вот неделю назад, оказалось, что вслед за солнечной энергетикой в России будет открываться и ветреная энергетика. И эта индустрия для нас крайне интересна, потому что она основана на композитных материалах. Материалах из стеклопластика. Это наша тематика. И мы как раз ведем переговоры, в том числе и с китайскими инвесторами об инвестициях в российскую ветренную энергетику. Это одно из направлений, которые для нас интересны. А в части солнечной энергетики логика обратная. Мы считаем, что мы сейчас можем предложить в Китае нашу продукцию, в том числе продукцию нашего завода по производству солнечных панелей, которые может оказаться конкурентоспособной на китайском рынке.

ВЕДУЩИЙ: На китайский рынок очень трудно попасть.

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Это правда, это правда. Там есть ряд ограничений. Именно поэтому мы и говорим о создании совместных фондов. Речь идет о проекте, который проинвестирован совместно из совместных фондов из российских средств и китайских средств. Это как раз и есть то, что свободно открыть двери на китайский рынок.

ВЕДУЩИЙ: Вы начинаете выходить в прибыль по итогам прошлого года и сейчас показываете прибыль. За счет каких проектов, каких направлений. Что является локомотивом, драйвером?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Да, действительно. Мы по итогам прошлого года, пока еще не все отчитались, похоже, мы не просто показали прибыль, мы попали в топ-30 российских компаний по прибыли. Нефтяники "Газпром" и маленькая РОСНАНО по размеру прибыли оказалось, что она способна конкурировать с ними. Почему это происходит? Потому что в нашей сфере, а это инвестирование в реальный цикл, в реальное производство - те самые 8 лет, о которых я сказал, сейчас подходят к концу. Те самые 8 лет назад, когда мы начинали, РОСНАНО вкладывало в первые проекты. Сегодня это привело к тому, что завод построен. Освоена мощность. Сам по себе завод вышел в прибыль. РОСНАНО способно выходить из этого проекта и зарабатывать деньги. Эти самые зарабатываемые деньги мы показываем уже второй год. Несмотря на то, что по плану предполагалось, что первая прибыль у нас будет только за 17-м годом. По факту она уже у нас второй год есть.

ВЕДУЩИЙ: Но государство меняет и дивидендную политику в отношении государственных компаний. Как Вы к этому относитесь?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Положительно. Мы в принципе точно способны выйти и на дивидендные платежи, хотя сейчас есть еще одна идея, которая обсуждается и мне она очень нравится. Пока еще решения нет, но тем не менее, она состоит в том, чтобы РОСНАНО часть своей прибыли направляла на поддержку некоммерческого государственного фонда инфраструктурных образовательных программ наноиндустрии. Это вместе с нами работающая государственная структура. И в том числе в разговоре в Минфине нам было предложена такая модель. Давайте мы часть прибыли , которую зарабатываем, будем направлять на поддержку вот этого некоммерческого фонда. Он занимается образованием, стандартизацией, сертификацией, выставками и так далее. Мне эта идея кажется разумной и мы сейчас ее прорабатываем.

ВЕДУЩИЙ: Как Вы оцениваете планы по приватизации государства различных компаний? В целом это большая компания в целом и большая дискуссия вокруг этого разворачивается. Нужно ли приватизировать компании в тот момент, когда они начинают приносить прибыль?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Знаете, приватизация - это такая сфера, когда в любой момент времени ...Оп, сейчас не самый лучший момент и нужно дождаться лучших времен. В этом смысле всегда есть мощные лоббистские силы противостоящие ей. Они соответственно всегда с каким-то политическим ресурсом. Но за ними почти всегда стоят конкретные интересы, конкретные менеджеры, которые найдут вам 159 000 аргументов почему именно его предприятие ни в коем случае нельзя приватизировать. Здесь нужно исходить не из интересов конкретных менеджеров, а из государственных интересов. А государственные интересы простые. Во-первых, совершенно ясно, что сегодня в 16-м году приватизация имеет важнейшее значение для бюджета России. И если ты государственный, значит ты обязан ее поддерживать, а не выстраивать какие-то разговоры о том, что нужно дождаться лучших времен. Во-вторых, мы все прекрасно понимаем, что доля государственной собственности в нашей экономике сегодня превысила разумные пределы. Поэтому стратегически это безусловно правильное направление.

ВЕДУЩИЙ: Вы сейчас наблюдаете за другими дискуссиями, связанными с выбором стратегии развития российской экономики. Здесь есть несколько концепций, каждая из них имеет плюсы и минусы. Печально, что нет пока единой концепции.

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Да, конечно. Я вижу то, что происходит. Сейчас на форуме была очень интересная сессия, в которой участвовали Кудрин, Набиуллина, Силуанов. Мне кажется, что как раз при всем разнообразии мнений и при всем при том, что Алексей Кудрин сейчас собирает предложения у всех экспертов независимо от идеологической ориентации, есть вещи, которые бесспорны. Во-первых, сверхзадача - вернутся к экономическому росту в России, темпы которого больше, чем среднемировые.

ВЕДУЩИЙ: Около 33 процентов.

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Совершенно верно. Иначе мы просто будем наращивать отставание от мира, что совершенно неприемлемо со всех точек зрений.

ВЕДУЩИЙ: Закончить тему с отставанием и вспомнить то, что пришлось преодолеть - сегодня 20 лет выборов 1996 года. 16 июня проходил второй тур выборов президента. Очень острая политическая тема. Есть время вспомнить, что это был за период, за исторический момент для нас. Вы были непосредственным участником. Очень коротко прокомментируйте.

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Бывают точки политического выбора. Почти всегда на выборах. А бывают точки исторического выбора. Я по-прежнему считаю, что в 96-м году Россия прошла исторический выбор, который был по сути очень простым - возвращаться назад или двигаться вперед.

ВЕДУЩИЙ: Это был правильный выбор? Мы пошли вперед или стали двигаться назад?

Анатолий Чубайс, директор РОСНАНО: Ну, честно говоря, в дискуссиях с серьезными людьми - отстаивать необходимость возврата назад сегодня никто не возьмется. В этом смысле конечно же вперед. И спорить нужно о том- тем темпом или не тем темпом. Но сама по себе развилка 96-го года предопределила судьбу страны. И в этом случае благодаря этому в 96-е годы в России была построена та самая рыночная экономика, которая в 2000 дала нам 7 процентный рост и рост уровня жизни каждого гражданина страны.

ВЕДУЩИЙ: Я благодарю Вас за Ваш комментарий. Надеюсь продолжить эту крайне интересную тему в ближайшем будущем. Спасибо.

Россия. СЗФО > Образование, наука > rusnano.com, 17 июня 2016 > № 1797074 Анатолий Чубайс


Россия. СЗФО > Образование, наука > rusnano.com, 17 июня 2016 > № 1797073 Анатолий Чубайс

Интервью Анатолия Чубайса РБК-ТВ.

КОРР.: Вновь приветствую вас в студии РБК на Петербургском экономическом форуме. Анатолий Чубайс - Анатолий Борисович, приветствую вас. Не могу не начать наш разговор с события, которое произошло ровно 20 лет тому назад, 16 июня 1996 года состоялись знаменательные выборы - наверное, вас все сегодня вас об этом спрашивают. У меня такой вопрос: тогда вы ожидали Россию нынешнюю? Государственный капитализм, в советское время идеализированный, огламуренный Сталин -в те времена борьбы с коммунизмом вы думали, что к этому вернетесь?

Анатолий Чубайс, председатель правления УК "РОСНАНО": Вот эта попытка связать одно время с другим временем абсолютно правомерная, но для того, чтобы правильно отвечать на этот вопрос, нужно все-таки вспомнить, что тогда было выбором. А выбором тогда было собственно историческое движение России вперед или назад. И это не художественное преувеличение - коммунисты того времени были полноценным боевым отрядом боевого пролетариата, задачей которого была всеобщая национализация, уничтожение конвертируемости рубля, запрет частной собственности, превращение ее в уголовное преступление, как это и было в советские времена, что неизбежно привело бы к разрушению экономики, а вследствие - и безусловно тяжелейшим последствия социально-политическим, а возможно, и к реальной гражданской войне. Я и тогда считал, и сейчас, хотя многое мое мировоззрение изменилось, но я считаю до сих пор, что это был выбор исторический и факт, что Россия его прошла, предопределил все остальное - и с точки зрения того, что позитивно, у нас нет сейчас проблемы развала страны - а тогда она стояла серьезно; у нас нет проблемы отделения страны от целых регионах.

КОРР.: Тогда стоял вопрос гражданской войны практически?

Анатолий Чубайс: Абсолютно. Я считаю это не преувеличением, а абсолютной реальностью. Сегодня это вопрос не существует - существуют другие выборы, другие развилки, они нам сегодня кажутся очень болезненными, это действительно болезненно, и я разделяю подтекст вашего вопроса, но все-таки для того, чтобы даже задать себе этот вопрос, мы должны были пройти то, что прошли в 96-м. Сегодняшний пушистый Зюганов, совершенно добрый дедушка, на которого без слез умиления смотреть невозможно - по сравнению с Зюгановым 96 года - это два разных человека. Почему -а ровно потому что Борис Николаевич Ельцин тогда встал и сказал: этого не будет. И добился результата.

КОРР.: Вспоминаю вашу фразу - "добить последний гвоздь в гроб коммунизму" - не удалось, получается? Как вы считаете, в стране сейчас реально возвращение коммунизма?

Анатолий Чубайс: Странное ощущение - думаю, что да. Советскости - да.

КОРР.: Вот видите, вы сами себя поправили.

Анатолий Чубайс: А я с вами соглашусь - в советскости - да, и во многом мы это видим. К коммунизму - коммунизм может выразить суть своей идеологии одной фразой уничтожение частной собственности. Владимир Ильич Ленин, том 36 страница 523, если я правильно помню. Ну вы что, ребята, всерьез? Это кто это сейчас замахнется на уничтожение частной собственности в России - это невозможно, даже если кому-то бы и хотелось.

КОРР.: У людей много собственности, квартир, например.

Анатолий Чубайс: Да и не только квартир - в стране, как ни крути, при всех наших проблемах более трети ВВП производится в частном секторе. Уничтожить его - это невозможно, никому ни под силу. Именно тогда и был забит последний гвоздь в крышку этого гроба, и слава богу.

КОРР.: Смотрите, у меня есть данные по первому кварталу у РОСНАНО - честно говоря, они немного удручают: сокращение выручки вдвое до 1,41 миллиарда; рост чистого убытка более, чем в 13 раз - с чем это связано, такие показатели?

Анатолий Чубайс: Инвестиционный бизнес, в котором мы находимся - это бизнес циклический. Значительная часть наших результатов связ0ана с выходом из наших проектов. Фактически все выходы нами планируются на 3-4 квартал, в этом смысле квартальные результаты для нас совмем не показатели. Смотрите на прошлый год - у нас Счетная палата когда закончила проверку в прошлом году в 3 квартале, и критиковала нас за убытки. А по итогам года мы получили не просто прибыль, а прибыль в 17 миллиардов рублей, которая вывела нас в топ-30 российских компаний - в топ-30 российских компаний, где Газпром, нефтяники, и РОСНАНО с 17 миллиардами. В этом смысле квартальные результаты для нас - это совсем промежуточная история. Важно по году выйти на положительную - вот с этим серьезно. Но пока еще по году говорить рано.

КОРР.: Честно говоря, такие показатели за 1 квартал не вселяют оптимизм.

Анатолий Чубайс: Я не согласен с вами - нужно сравнивать их не с результатами прошлого года, нужно сравнивать план с фактами. В этом смысле для нас план 1 квартала и факт 1 квартала не сильно расходятся, мы не планировали выхода из бизнеса в 1 квартале, поэтому у нас нет и прибыли в 1 квартале.

КОРР.: Коль уж вы упомянули проверку Счетной палаты - в конце будет опубликована полная версия этой проверки. Вопрос эффективности - как нужно оценивать эффективность? Приводится пример с поликремниевым инвестированием - 16 миллиардов, а вышло меньше 10 - ну какая это эффективность? Мы не согласны с оценкой такой эффективности.

Анатолий Чубайс: Вы сейчас затронули важный вопрос из наших разногласий. Мы считаем, что сама проверка была здравой и разумной, кое-что нам показало, что мы сами не видели из наших недостатком, а есть вещи, вот этот пример, а также набор проектов, который проанализирован Счетной палатой - а они анализируют кризисные проекты - действительно показывают по этим проектам плохие результаты, и в этом смысле я не могу сказать, что что-то исказили или переврали - это не так. В том числе поликремния, о котором мы уже 4 года говорим - неудачный наш проект. Н проекты в этом бизнесе, венчурном бизнесе, в котором мы работаем, есть базовый принцип оценивай не проект, а портфель. И нас должны были бы оценивать так же. У любой инвестиционной компании, самой успешной, всегда есть неудачные проекты. Если вы проанализируете неудачные проекты у самой лучшей в мире инвестиционной компании Секвойя, вы ужаснетесь объемам потерь - но анализируют инвесторы не проекты, а портфель в целом. А если посмотреть на портфель в целом, последовательно улучшается стоимость портфеля, справедливая стоимость портфеля, она фактически в этом году уже сравнялась с затратами, а с у четом того, как я сказал, у нас есть прибыль по итогам полного года, это означает, что мы успешными проектами компенсируем неудачи по неуспешным - это и есть принцип (нрзб) бизнеса.

КОРР.: Понятное дело, что венчурный бизнес не очень простой - какой процент должен быть потерь?

Анатолий Чубайс: Он сильно отличается по стадиям - в ранних стадиях венчурного бизнеса это может быть до 90%. На поздних стадиях (нрзб) бизнеса это наоборот, не должно быть больше 20-30%. Но в целом картина, при которой неудачи компенсируются удачами - это типовой признак этого вида деятельности, тем более, когда речь идет о наноиндустрии, и тем более, когда речь идет о наших родных российских условиях.

КОРР.: Еще на один момент обратила внимание Счетная палата - это конфликт интересов - они так считают, конфликт интересов - это касается истории с облигациями серии с 1 по 5, которую выкупал ВЭБ, тогда Владимир Дмитриев возглавлял, глава. И вот аудиторы смотрели в том, что он же при этом был член директоров РОСНАНО, заинтересованное лицо. Здесь как раз конфликт интересов.

Анатолий Чубайс: Это совсем смешная история - обвинить Владимира Александровича Дмитриева, который госслужащий, в этом - мне кажется некоторым перебором даже с формальной точки зрения. Какой конфликт интересов у ВЭБа, который является государственным органом, который в том числе отвечает за проверки РОСНАНО, и который является по определению одним из покупателей облигаций РОСНАНО. Это к ситуации, когда из одного кармана под названием РОСНАНО, это государственная на 100% компания, взаимодействие с государством из другого кармана под названием ВЭБ. Можно придраться здесь к конфликту интересов, обвинить Дмитриева или меня, но, честно говоря, мне кажется, настолько косметическая история, что я всерьез бы ее не разбирал.

КОРР.: Недавно РОСНАНО подписал соглашение с российским экспортным центром. Какие именно технологии Россия может экспортировать?

Анатолий Чубайс: У нас по прошлому году почти 200 миллиардов рублей экспортного объема продаж из более, чем триллиона 100 миллиардов в целом наноиндустрии - практически 20% - это экспорт, причем это экспорт в реальном секторе. Это продажи произведенных инновационных продуктов на европейских рынках, прежде всего, на американском рынке чуть меньше, и на азиатских рынках. И в этом смысле для нас экспорт - это не просто какая-то косметическая прибавка - это важнейшая часть строящейся в Москве наноиндустрии. И именно поэтому то, что делает Петр Радков в экспортном центре - тоже дело государства, объединив в одну структуру несколько органов поддержки экспорта, абсолютно правильно. Мы просто поняли для себя, что из локального взаимодействия по отдельным проектам - а так мы строили работу, у нас ест ряд экспортных проектов, по которым Российский экспортный центр оказывал нам поддержку. Но просто нужно перевести на системный уровень взаимодействия по всем направлениям начиная от не финансовых методов поддержки, кончая страхованием по экспортным сделкам.

КОРР.: Но приоритетные направления РОСНАНО какие?

Анатолий Чубайс: Конечно, это будет страхование экспортных сделок - это важное направление, но не только: Российский экспортный центр будет помогать нам в устраивании взаимодействия по тем линиям контакта, которые существуют, то, что называют не финансовыми методами поддержки - то есть для нас значимая полезная вещь.

КОРР.: Еще об одном сотрудничестве хочу спросить - РОСНАНО и Газпром, на примере труб дайте начнем с труб - в чем здесь вы соприкасаетесь?

Анатолий Чубайс: У нас на этом примере есть целый набор технологий, и уже полностью осуществленных, находящихся в стадии развития. Я приведу вам пример: одной из серьезнейших проблем в трубной отрасли была проблема изоляции труб большого диаметра. До недавнего времени до 100% российского рынка изоляции магистральных газовых труб были импортными, крупнейшая западная компания держала этот рынок под контролем. Мы лет 5-6 назад создали маленький старт-апчик, всего несколько человек - один из которых, кстати, вернулся в Россию из Силиконовой долины, русский - в Брянской области, которым, последовательно подкрепив ребят, создавших очень интересную технологию, постепенно вышли на продукт, способный конкурировать с западным поставщиком, при реальной серьезной поддержке Газпрома и Алексея Миллера, при сложнейшей работе многолетней с трубниками доказали, что мы способны это делать. В результате у этой компании - это компания Метаклей - она в том году, насколько я знаю, будет занимать уже более 50% этого рынка, объемы продаж ее в этом году будут между 7 и 8 миллиардами рублей - возникли из него, старт-ап - а мы в результате вышли из этого бизнеса продали свою долю уже вышедшей на производственную мощность компании, и заработали неплохие деньги. В прошлом году - это уже завершенный проект. Из тех, что мы собираемся развивать - например, одна из наших компаний развила очень интересную технологию, связанную с датчиками измерения механических повреждений, механических воздействий на газовые трубы магистральные, основанные на оптоволоконном принципе. Недавно у Алексея Миллера на совещании докладывались результаты работы по одному из крупнейших трубопроводов в стране, и по сути, по результатам, было принято решение, что именно эта технология будет приоритетной для тестирования труб большого диаметра, магистральных труб в трубопроводе Сила Сибири, что колоссальный по размеру проект, и ответственность гигантская, потому что эта магистраль определяющего значения для российского экспорта, да и не только экспорта, и это очень значимый, резкий подъем рынка для нашей компании.

КОРР.: Есть какие-то цифры, объем инвестиций в этот проект?

Анатолий Чубайс: Я не скажу вам на память объем инвестиций, не готов назвать вам конкретные цифры, но, поскольку речь идет о газопроводе Сила Сибири, это, конечно, для нашей компании минимум удвоение, а то и утроение объема продаж. Хотя в абсолютных цифрах я вам сейчас не скажу про данную ситуацию.

КОРР.: Очень популярная ныне тема - это промышленное хранение энергии. Что в этом направлении делается РОСНАНО?

Анатолий Чубайс: Я считаю, что это колоссальная тема. Не то что колоссальная - я считаю, иногда складываются такие точки в технологическом мире. Когда набраны изменения в сопутствующих технологиях, как-то сливается вместе, и на выходе из этого возникает целый набор отраслей, целый кластер новых отраслей. Мне кажется, что такой точкой является промышленное хранение электроэнергии. То, что происходит в автомобильном транспорте, что делает Тесла, знают все. Это крайне важно, но мне кажется, тема далеко выходит за пределы просто легкового автомобиля. Мне, как человеку, который отработал в энергетике 10 лет, понятно, что если мы научимся в промышленных объемах хранить электроэнергию, это полностью меняет конфигурацию рынка электроэнергетик. Это меняет соотношение между альтернативной энергетикой и тепловой - в альтернативной энергетики важнейшая проблема - это нерегулярность выработки: ветростанция работает при ветре, не работает без ветра; солнечная станция работает при солнце, не работает без солнца. Если ты умеешь хранить, то у меня исчезает проблема диспетчирования, как она стоит сейчас. Мало того - это приводит к тому, что тебе в принципе не нужно иметь такого уровня пиковые мощности, которые ты имеешь сейчас, потому что ты можешь вырабатывать энергию ночью, хранить ее, и в пике выдавать из систем хранения. это стратегическое изменение во всей энергетике, и это стратегическое изменение в домашних хозяйствах. Потому что в домашних условиях вы тоже не обязаны будете потреблять электроэнергию, покупать тогда, когда потребляете - вы можете ночью на небольшой аккумулятор закачать при низком тарифе, а днем ее использовать. Это регуляционного масштаба изменения, если мы правильно понимаем. Ровно поэтому мы провели серьезную мозговую атаку, собрали 25-0 интереснейших специалистов - технологов, экономистов, специалистов по рынкам, физиков, ученых, бизнесменов - которые однозначно подтвердили то, что я вам рассказываю - это и есть их позиция. По результатам этой работы мы обратились в правительство, нас поддержал вице-премьер Дворкович, который в настоящее время поручил Минэнерго проработать техническое задание на возможную будущую государственную программу мер поддержки в этой сфере.

КОРР.: Какие-то сроки есть?

Анатолий Чубайс: Да, сроки есть, техническое здание должно быть представлено вице-премьеру, если я правильно помню, в конце июля этого года.

КОРР.: Я так понимаю, что еще одно техническое задание должно быть представлено, если не ошибаюсь, в августе, это совместный проект РОСНАНО и Ростеха. Что касается мусора, переработка мусора.

Анатолий Чубайс: Это очень интересная тема, пока еще мы не можем похвастаться тем, что мы приняли базовое решение, но мы можем сказать, что оно нам очень интересно. О чем речь идет - речь идет о переработке мусора в энергетику. В электроэнергию. Это технология, которая во сем мире развивается параллельно с технологией сепарирования мусора, технология, которая в России отсутствует вообще, у нас ноль, ноль мусоросжигания. У нас катастрофическая ситуация с полигонами именно поэтому, мусор, который вывозится в гигантских объемах, и складируется на полигонах, которые, как правило, переполнены, физического объема не хватает, что там происходит, на этих полигонах и с точки зрения экологии, и с точки зрения криминала, примерно понятно, и это гигантский сектор, который нужно цивилизовывать. В этом смысле я активный сторонник и даже энтузиаст этого направления, мы ведем серьезные переговоры с Ростехом, надеемся, что мы сумеем выйти на реальный проект, в котором мы точно заинтересованы.

КОРР.: Я просто читал, что это в августе уже должно быть видение оформлено, так ведь?

Анатолий Чубайс: Видение в целом просматривается, но решения пока еще нет.

КОРР.: И последний вопрос: РОСНАНО очень часто обвиняли в то, что вкладываются уже в готовые проекты, ищут проекты - а надо вкладываться в науку. Что ответите критикам?

Анатолий Чубайс: Это примерно что велосипедиста обвинять в том, что он ездит на велосипеде, а не самокате. Это малограмотный разговор, извиняюсь за резкость, но просто хочется назвать вещи своими именами. Послушайте - в стране есть разные виды деятельности в сфере науки и инноваций - например, есть в стране Академия наук, для тех, кто забыл об этом, хотелось бы напомнить. Есть ФАНО, которое занимается поддержкой фундаментальной науки. РОСНАНО не создавалось для поддержки науки - уважаемые критики, которые об этом постоянно говорят, хочу вам напомнить - мы не для этого создавались, мы создавались для того, чтобы построить наноиндустрию, с целевой задачей в 300 миллиардов рублей в прошлом году нашей проектной компанией, по факту - 340. В этом смысле пожалуйста, обратитесь за рыбой в рыбный магазин, а за мясом в мясной, а не наоборот, иначе у нас получается полная каша.

КОРР.: Спасибо.

Россия. СЗФО > Образование, наука > rusnano.com, 17 июня 2016 > № 1797073 Анатолий Чубайс


Россия. СЗФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 24 мая 2014 > № 1106146 Анатолий Чубайс

АНАТОЛИЙ ЧУБАЙС: "НА ЛИДЕРОВ ЗАПАДНОГО БИЗНЕСА ДАВИЛИ, ДАВ ПРЯМОЕ УКАЗАНИЕ НЕ ПРИЕЗЖАТЬ В РОССИЮ"

Михаил Бергер

Интервью Business FM председателя правления "Роснано"

В студии Business FM в Санкт-Петербурге на Международном экономическом форуме побывал председатель правления "Роснано" Анатолий Чубайс. В интервью генеральному директору группы компаний "Румедиа" Михаилу Бергеру он, в частности, рассказал о том, чем это мероприятие отличается от предыдущих.

Вы неизменный участник Форума, как, впрочем, и наша радиостанция. Нет оснований делать вид, что это мероприятие такое же, как и предыдущее. Этот Форум все-таки имеет немного другой фон. Отсутствие определенного числа руководителей крупных компаний снижает ли уровень обсуждения? У вас большая частная контактная программа, она как-то поменялась? Физически вроде народа много и все очень активно...

Анатолий Чубайс: Народа достаточно, хотя надо признать честно, что количество первых лиц западных компаний существенно сократилось. Много близких товарищей из западных лидеров бизнеса, которые честно рассказывают о лобовом давлении с прямым указанием не приезжать в Россию, которое на них оказывалось в последние 2-3 недели. Оказывалось по линии национальных правительств в Европе, через американские посольства которые получили прямую директиву и обзванивали лидеров бизнеса Европы.

Я с трудом себе представляю, чтобы какое-нибудь посольство США во Франции звонило в "Тоталь" и говорило - не езжайте.

Анатолий Чубайс: Тем не менее, ровно об этом мне рассказывали люди, мнению которых я доверяю на 100%. В некоторых случаях, когда речь шла об очень крупных людях, звонки были напрямую из Госдепа США. На мой нахальный вопрос - а что, уже США управляют европейскими независимыми государствами, мне было сказано резонно, что нет, государствами не управляет, но, тем не менее, у меня бизнес в Америке, там работают 25 тысяч человек. И, конечно, это имеет значение. Поэтому значительная часть таких призывов была воспринята, бизнес всегда осторожен. Хотя есть целый ряд лидеров, начиная от президента "Филлипса", которые, тем не менее, приехали сюда в Россию. Очевидно, был факт давления, которое ничего кроме осуждения вызвать не может. Он отчасти сработал. Это имело больше демонстрационный эффект, чем содержательный. У нас был ряд вопросов с ЕБРР. Президента Европейского банка нет, но есть первый вице-президент, с которым мы очень конструктивно эти вопросы проговорили.

Есть определенное снижение формального уровня, но содержательно...

Анатолий Чубайс: Потери не очень значительные по этой причине. Другое дело, что общеэкономическая обстановка существенно осложнилась. Все виды бизнеса сейчас работают в гораздо более тяжелой среде. Любые задачи привлечения финансов, инвестиций сейчас решаются гораздо сложнее, чем всего полгода назад. Это факт, который нельзя не признать.

Мы в новой реальности сегодня существуем. Вчера была большая сессия по конкурентоспособности. Развивать конкурентоспособность инноваций в условиях определенных ограничений, которые существуют, не является ли задачей неразрешимой?

Анатолий Чубайс: Новая экономическая среда стала сложнее, работать в ней тяжелее. Надо также трезво сказать, что если говорить про страну, про экономическую политику, она не может не реагировать на это изменение. Она обязана реагировать. Но в этих возможных реакциях, весь нерв момента это и есть обсуждение вопроса о том, как должна экономическая политика вообще или бизнесы в частности реагировать на новую ситуацию. В этих реакциях есть вещи здравые и разумные, хотя и не очень приятные. А есть вещи малоразумные, если не сказать идиотские и абсурдные. Сейчас правильно провести черту между тем, что относится к числу разумных реакций и тем, кто относится к числу безумных реакций. Вчера на панели у Грефа ровно об этом речь и шла. В моем понимании есть тяжелая, но возможная реакция такого типа.

Десять лет Кудрин и Игнатьев создавали финансовые резервы в России. Многократно за это были раскритикованы, обруганы всеми способами. И, тем не менее, задача была решена. Начиная от ЗВР ЦБ, кончая Фондом национального благосостояния и Стабилизационным фондом. Тема под названием использование части из них должна быть содержательной. Это то, что следует спокойно и трезво взвесить - стоит или не стоит, сейчас или не сейчас, в большем объеме или в меньшем. Также как более сложные вещи, такие, как политика заимствований на федеральном уровне. Размер госдолга на федеральном уровне, бюджетное правило. Это все вопросы, которые в моем понимании должны всерьез обсуждаться. Их обсуждение не должно быть табу, потому что изменилась ситуация. Но в этой сфере есть предложения, которые иначе как с улыбкой воспринять невозможно. Когда серьезный человек, во всяком случае, по должности, из Администрации президента предлагает запретить продавать золото России, чтобы видимо навредить нашим оппонентам. Это Сергей Глазьев, который вчера, когда я примерно то же самое сказал на панели, он объяснил, что Запад может конфисковать наше имущество и поэтому... что? Я не понял.

Это точно из серии назло бабушке отморозить уши, что вполне по-нашему. Но это уже за гранью здравого смысла. Важно не проскочить здравый смысл, потому что и с западной стороны и с нашей, очевидно, есть стремление, ах, вы так, ну тогда мы вам вот так. При этом оказаться в ситуации повеситься назло барину на воротах. Не докатиться до этой дури - очень важно на фоне того, что часто эмоции перехлестывают.

Если говорить о разумных реакциях на эту ситуацию. Создание национальной платежной системы. Какие меры из тех, что возникают, вы считаете целесообразными?

Анатолий Чубайс: Во-первых, те вопросы, которые в макроэкономике стоит по-настоящему сейчас переосмыслить. Во-вторых, в той сфере, о которой вы говорите, институциональной, есть вполне серьезные вещи, которые стоит додумывать. Надо понимать, что националььная платежная система - это вещь затратная, это вещь долгосрочная. Но у ее сторонников есть серьезные аргументы. Я бы от них не отмахивался. Другое дело, было бы нелепостью ввести такие дикие меры, от которых... Visa вместе с MasterCard взвоют, мол, чтоб они знали. У 100% присутствующих на форуме в кармане лежит карточка Visa или MasterCard.

Но, вроде, ситуация развивается в целом разумно и мы видим, что Госдума внесла корректировки в закон. Я бы чуть шире поставил вопрос. Здесь есть вещи гораздо более крупные. Бизнесу сейчас тяжелее, труднее кредиты поднять, выше процентные ставки. Это означает, что государство должно делать все для того, чтобы на этом этапе не накладывать на бизнес дополнительных ограничений. Наоборот, стараться поддержать. Во вчерашней дискуссии мой оппонент Глазьев предложил старый лозунг поднять ответственность. У нас у всех возникает советская конструкция - усилить контроль, поднять ответственность. В этом смысле, что такое усиление контроля, мы прекрасно понимаем. Нужно по логике оппонента нарастить количество проверяющих органов, увеличить количество людей, которые в этих проверках есть.

Я вчера спросил у зала, есть хотя бы один человек, который не знает, что такое проверка в российских условиях. Чего она стоит и во что она выливается. В зале не нашлось ни одного такого человека. В президиуме был один такой человек, это Глазьев. Я категорически не согласен с этим. Нужно двигаться как раз в другую сторону. Сейчас в российских национальных интересах поддержка российского бизнеса, снятие дополнительной нагрузки, это то, что правительство в состоянии сделать. Для этого не нужны какие-то немыслимые международные действия. Сейчас это - правильный момент в виде реакции на усложнение внешних условий. Упростить внутренние условия - самый здравый ответ

Россия. СЗФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 24 мая 2014 > № 1106146 Анатолий Чубайс


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter