Всего новостей: 2554706, выбрано 5 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Проханов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. ЮФО > Транспорт. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2620024 Александр Проханов

С Богом! Поехали!

Крымский мост и есть движение России к Русской мечте об идеальном общежитии

Крымский мост. Он открылся празднично, триумфально, в присутствии президента, в окружении великолепных творцов — бетонных и стальных дел мастеров, знатоков космических высот и океанских глубин. Создание этого моста — огромная экономическая и геополитическая победа. Крым теперь соединён с коренной Россией и стал неуязвим для всевозможных экономических, водных, газовых и электрических блокад, которые постоянно устраивает Украина.

По этому мосту в Крым пойдёт могучая электрическая энергия, потекут потоки пресной воды, потянутся эшелоны с продовольствием, со строительным материалом, поедут туристы. А если, не дай Бог, случится беда, по этому мосту с российского побережья двинутся танки. Мост — прочный и великолепный — выдержит хоть танковую армию.

Да, этот мост — явление экономическое и геостратегическое. Но не только. Если бы это была лишь материальная победа, она не вызывала бы в русских сердцах такое восхищение, такой восторг. Мост соединяет нас с Крымским чудом, с Русским чудом. Мы вновь испытали ощущение, которое переживала Россия, когда мы узнали, что Крым вновь с нами, Крым наш.

Этот мост соединяет Россию с великим Черноморским флотом, с Севастопольской бухтой. Соединяет с курганом русской славы, русского сопротивления — с Малаховым курганом, который до сих пор наполнен пулями, осколками снарядов. Он соединяет нас с Сапун-горой, на которой и поныне, если приложишь ухо к земле, услышишь, как грохочет артиллерия, стрекочут пулемёты, и наша морская пехота кидается с криками "Ура!" в контратаку.

Мост соединяет нас со всеми крымскими святынями. Конечно, этот мост соединяет и с чеховским домиком, окружённым дивными фруктовыми деревьями. И с Ливадийским дворцом, в котором Сталин, Черчилль и Рузвельт делили поверженный мир.

Мост соединяет нас с Херсонесом, с престолом, с тем местом, где святой князь Владимир принял крещение, и откуда великим светом потекло вселенское чудо, вселенское божественное православие. По этому мосту из Крыма в Россию двинутся не только виноградные лозы, не только загорелые отдохнувшие туристы. По этому мосту пройдёт своими босыми стопами Владимир Святославич. Он пересечёт Керченский пролив, пройдёт пешком до Урала, до Тихого океана и в тихоокеанских волнах омоет свои стопы. Он пройдёт тем самым путём, по которому 1000 лет назад православие влилось в евразийские земли.

Конечно же, Крымский мост создан изумительными инженерами, умелыми работниками, создан фантазёрами, понимающими законы металла, бетона, воды, неба. Но ещё он создан таинственной божественной силой. Он лишь отчасти поднимался из моря и земли к небу — он опустился с неба. Астрономы, наблюдающие небо над Керченским проливом, утверждают, что мост есть проекция в земную реальность Млечного пути. Части этого моста изготавливались в райских кущах, и великий Архитектор, великий Мостостроитель дал земным строителям свой изначальный эскиз, а они наполнили его своими энергиями, своими материями — металлом, бетоном, электричеством…

Этот мост и есть движение России к Русской мечте об идеальном общежитии, о мире, в котором не будет насилия, лжи, гнёта, стяжательства, где будут царить все восхитительные светоносные энергии, что каждый раз охватывают тебя, когда ты попадаешь в Херсонес.

Как хочется пройти по этому мосту — не проехать, а именно пройти: не в башмаках, не в туфлях, а босыми ногами. Пройти над сияющими водами на светоносную крымскую землю, выйти к керченской горе Митридат. Как хочется, чтобы этот Крымский мост был навеки в наших сердцах, соединяя каждое русское сердце с небесами.

P.S Множество хулителей, ненавистников русской земли оживилось, услышав об открытии Крымского моста. Когда слушаешь Александра Глебовича Невзорова, начинаешь понимать, во что мог превратиться Чаадаев, если бы его два века кормили мухоморами.

Александр Проханов

Россия. ЮФО > Транспорт. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2620024 Александр Проханов


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 августа 2016 > № 1862735 Александр Проханов

Крым обетованный

Александр Проханов

Я только что из Крыма. Там не смолкают разговоры о киевских диверсантах, которые стремились прорваться на территорию полуострова, обстреляли военный пост, убили русских военных, но были захвачены, как тати в ночи. Об этом — разговоры в такси, в ресторанах, на улицах и даже на пляжах. Хотя по-прежнему море великолепно, пески драгоценно-белые, и раскалённые пляжи полны смуглых, пропитанных солнцем и морской солью курортников.

Я гадаю, в чём смысл этого дерзкого прорыва? Может быть, в том, чтобы этой малой отчаянной группой захватить Крым и вернуть его под длань Украины? Абсурд. Ибо Крым есть военная твердыня России. Могучий флот, морская авиация, корпус морской пехоты, сухопутные соединения, заслоняющие южный рубеж России. Быть может, они хотели подстеречь на дорогах какую-нибудь важную персону? Именитого российского политика, губернатора, или даже самого президента? И это абсурд. Руки коротки. Русские спецслужбы не дремлют. Украинское подполье давно израсходовало себя и исчезло. Быть может, хотели посеять панику среди курортников, тех, что стекаются на восхитительные крымские пляжи из Сибири, Заполярья, среднерусских городков и селений? Но наш русский турист бесстрашен. Едва сняли запрет на полёты в Египет — и уже не хватает билетов на чартерные рейсы в Хургаду.. Только-только отгрохотала стрельба на улицах Стамбула и Анкары — и снова бесстрашные русские мчатся в Турцию, наполняя турецкие пляжи и рынки.

В чём замысел диверсантов? В чём их глубинная цель? И была ли она достигнута? Цель киевских диверсантов не в том, чтобы нанести удар по нефтехранилищам и военным складам. Не в том, чтобы посеять панику на пляжах или обстрелять вельможный кортеж. Это удар, нанесённый в глубины русских представлений о своей истории, о своей исторической судьбе, о мистическом Крыме, о русской государственности и о русской власти.

В одном из своих посланий Федеральному собранию президент Путин — я слушал его в Кремле, в Георгиевском зале, среди беломраморных досок, на которых золотом начертаны имена гвардейских полков и батарей, — Путин сказал, что с возвращением Крыма в Россию вернулся сакральный центр власти. Президент не стал расшифровывать этой загадочной фразы, отдав её толкование историкам, богословам, философам государства Российского. Действительно, Крым для России — это святая Земля, Земля обетованная, которая драгоценна не золотом, не ископаемыми, а драгоценным храмом в Херсонесе, что окружён цветущими розами, лазурным морем и древними катакомбами. Ибо здесь тысячу лет назад Господь заключил в свои объятья, покрыл поцелуями князя Владимира, передав ему вместе с крещением небесные заветы о божественной красоте, любви и бессмертии. В момент крещения, когда босые ноги князя стояли в купели с водой, от херсонесского алтаря свет фаворский полыхнул по всей России вплоть до Тихого океана. Тогда, в это мгновение образовался русский мир — сочетание бескрайних русских пространств с пространствами неба, России земной и России небесной, с бескрайним духовным космосом, с райской лазурью.

Крым — столица русского мира, колыбель пяти грандиозных империй, которые одна за другой облекали русскую жизнь в плоть могучего государства. Именно сюда, в эту духовную сердцевину, был направлен удар террористов. Вооружённые автоматами и взрывчаткой, они были вооружены и злокозненной чёрной задачей осквернить священное место, вонзить иглу с ядом в мистическое сердце России.

Во времена князя Владимира Крым был дарован России самой её православной судьбой. С тех пор много раз русский народ подтверждал своими жизнями неотторжимость Крыма от России. Те же самые лампады, что горят сегодня в херсонесском храме, горят в Церкви четырёх адмиралов, где покоятся бесстрашные русские полководцы, что пали от пуль неприятеля во время Крымской войны. Малахов курган, политый русскими слезами и кровью, стал истинным оплотом русской государственности, алтарём русской государственной веры. Сапун-гора, где земля ржаво-коричневая от окисленных осколков и разорванного железа — это храм русской народной веры. Русские люди не раз ложились костьми, защищая этот священный престол.

В крымском воздухе, в его солёном ветре, в знойных дуновениях, в ароматах роз содержится таинственный эликсир, который страстно вдыхали русские художники и писатели. Этот сладостный эликсир вдохнул Пушкин, когда писал:

"Среди зелёных волн, лобзающих Тавриду,

На утренней заре я видел нереиду…"

Этот воздух пил и не мог напиться Максимилиан Волошин, писавший в Коктебеле свои грозные стихи. Бунин, Чехов, Горький… В Ялте каждый камень, каждый цветущий куст может рассказать нам о них.

В Ливадийском дворце на берегу бирюзового моря стояли три кресла, в которых восседали Сталин, Рузвельт и Черчилль. И Сталин самшитовым прутиком чертил на песке план будущего послевоенного мира.

Крым своей волшебной росой во все века, во все времена окропляет государство российское, не давая ему исчахнуть. Об этом думал я, приглашённый на поразительное, неповторимое байк-шоу, затеянное неистовым Хирургом и его "Ночными волками". Под Севастополем, в ночи, в старом карьере, среди металлических конструкций в огромном амфитеатре собралось сто пятьдесят тысяч молодых крымчан. Сюда на своих грохочущих мотоциклах примчались байкеры и устроили представление, которое напоминало извержение вулкана. Среди оглушительных рокотов рок-музыкантов, ослепительных вспышек файеров, среди вулканических огней возникали образы русских империй, сменяющих одна другую со времён князя Владимира до нынешних времён. В этот кратер из небес изливались огненные реки. Открывались подземные скважины, и из них, как светоносные духи, взлетали озарённые светом байкеры. Ревущие мотоциклы взмывали в небо, делали там "мёртвые петли", вновь с грохотом опускались на землю. Шли по земле БТРы. Мчалась монгольская конница. Тянулись вереницы машин времён Великой Отечественной. Из тёмной горы поднимались золотые исполины: то Пересвет, то мухинские "Рабочий и колхозница". Звучали религиозные псалмы и победные советские песни: "Броня крепка, и танки наши быстры".

Государство Российское, его стяги, стихи и песни были представлены образами огня, лучистого света и музыки. И казалось, что государственная идея России — это и есть скорость света.

На арену выкатил БТР, над ним пылало алое знамя. В центре знамени был портрет Иосифа Сталина. И когда зазвучал гимн Советского Союза, его могучие лучезарные слова, сто пятьдесят тысяч зрителей, все, как один, поднялись и стоя слушали великую музыку. Это была музыка великих русских империй, музыка государства Российского, летевшая из-под крымских небес.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 августа 2016 > № 1862735 Александр Проханов


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 14 июля 2016 > № 1838727 Александр Проханов

Адыгея, ты прекрасна!

Александр Проханов

Изборский клуб отправился в Адыгею свить там гнездо, открывать свой филиал. Адыгея — чудесная земля, окружённая со всех сторон кубанским казачьим миром. Прекрасные ухоженные поля с белой пшеницей, золотыми подсолнухами. Стрёкот комбайнов, жаркие, красные от солнца лица хлеборобов, первые груды червонного зерна на токах с ожиданием великого урожая в 70 центнеров с гектара.

Столица Адыгеи Майкоп — город не шумный, низкорослый, без помпезных зданий, с утихшими, некогда громыхавшими советскими заводами, он словно притаился, приумолк в ожидании своей будущей доли.

Горы Адыгеи великолепны. Зелёные шапки лесов, водопады, гремучие реки, перекидные мосты, шумные ливни и сверкающие молнии. Когда повсюду начинают лить потоки и хрустят деревья, горе путнику, заплутавшему в этих горах.

Адыгея многоплеменна. Большинство — русские, адыги, греки, армяне — более сотни народов, которые сложились здесь, в Адыгее, в дружное общежитие. Они избегли потрясений, которые затронули многие народы Кавказа.

Памятники, в которых адыги, они же кабардинцы и черкесы, чтут своё давнее и недавнее прошлое. Величественный монумент: литые из чёрного чугуна русский витязь и адыгский воин держат могучими руками щит, вещают о стародавнем военном братстве русских и адыгов. В своё время царь Иван Васильевич Грозный взял себе в жёны прекрасную кабардинку.

Ещё один памятник — трагической майкопской бригаде. В часы великой беды, сотрясавшей основы России, в дни первой чеченской войны бригада двинулась из Майкопа в Чечню и почти вся полегла в первых боях за Грозный в ужасную новогоднюю ночь, когда на улицах и площадях Грозного горели и плавились боевые машины пехоты, погибавшие под ударами гранатомётов.

Вот памятник адыгам, которые в период русско-турецких войн на Балканах влились в ряды русской армии и отважно сражались в Карпатах. Казалось, всего несколько лет прошло после кровавой кавказской войны, после рейдов Ермолова, после горящих разорённых аулов, а адыги, присягнувшие на верность русскому царю, отправились сражаться и погибать за великое русское царство.

И ещё памятник — тем адыгам, кто в Первую мировую войну пошёл воевать с германцем и турком и сложил свою голову во славу русской империи.

Драгоценный памятник — молодому адыгскому поэту Хусену Андрухаеву, что в 1941-ом ушёл на фронт, попал в немецкое окружение и на крики фашистов "русс, сдавайся" встал во весь рост с гранатой — и с криком "русские не сдаются!" подорвал себя вместе с фашистами.

Все эти памятники, все эти писаные и неписаные свидетельства говорят о слиянии и братстве двух народов — огромного русского и малого адыгского, который под именем кабардинцев и черкесов населяет обширные пространства Кавказа.

На "круглый стол", что проходил в Майкопе под эгидой Изборского клуба, съехались интеллигенты Адыгеи, представители Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии, старейшины Абхазии, казаки Кубани. Разговор шёл о неповторимой кавказской цивилизации, где множество народов, культур, верований, обычаев, укладов сочетаются в драгоценное цветущее единство, подобно светоносной иконе, состоящей из сверкающих мозаик. Где каждый народ, каждая песня, каждое сказание, каждая молитва, возносимая к Аллаху или Христу, драгоценна и неповторима, является восхитительной частью великого Русского мира, наполняя его сотнями живительных красок, национальных оттенков, божественных напевов.

Когда кавказская цивилизация, собираемая веками усилиями русских князей, царей и вождей, после 1991 года оказалась расколотой, от неё отпали Грузия, Азербайджан и Армения. Это отпадение ощущается на Кавказе как мучительная, исполненная болью трещина. Абхазия и Южная Осетия кровью отстояли свою суверенность, восполнили часть случившихся утрат. Но разлом Кавказа, геополитический и культурный, продолжает сотрясать государство Российское угрозами и горячими войнами.

На первом заседании Изборского клуба было высказано пожелание, чтобы здесь, в Майкопе, создать общественный центр народной дипломатии. Из этого центра старейшины, мудрецы, носители высоких идеалов Кавказа направят свои стопы туда, где ещё не утихла боль недавних раздоров, где этой болью пользуются враги государства Российского, натравливая народ на народ, а весь Кавказ — на Россию. Эти посланцы — не политики, не военные, а художники, поэты, певцы — принесут с собой идеи неразрывного кавказского братства, образ мудрого, благородного, открытого сердцем горца. В этих встречах не будет места укорам и злым упрёкам. Все будут любоваться друг другом, славить друг друга, сочетать свои судьбы и судьбы своих народов в великое братство, где царят справедливость, красота и любовь.

На заседании Изборского клуба теоретические доклады и высокоумные суждения чередовались с простодушными упованиями, вменёнными человеку дружелюбием и любовью.

Мы сидели в щедрых застольях, подымали свои кипучие кубки за прекрасную Адыгею, за бесподобный Кавказ, за великую матушку-Россию.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 14 июля 2016 > № 1838727 Александр Проханов


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 24 марта 2016 > № 1697080 Александр Проханов

Крым подвенечный

Александр Проханов

Вот уже два года, как Крым повенчался с Россией. Крым для России значит так много, это так высоко, так бесконечно прекрасно, что воссоединение России с Крымом праздновалось у нас, как день Победы. Столько таинственных, высоких горних и дольних связей сочетают нас с Крымом! Здесь, в Херсонесе, во время оно босыми ногами встал в купель князь Владимир Красное Солнышко. И отсюда, получив крещение, он направил свет православия по всей России, вплоть до Тихого океана. Здесь зародился русский мир, который соединил в себе множество народов, культур и пространств.

А наша воинская слава, слава русского оружия?! Это отсюда, из Крыма, уходили парусные фрегаты Ушакова и громили турецкие эскадры вдоль всего Чёрного и Средиземного морей. Уходили корабли, которые штурмовали бастионы Греции.

А вельможный сиятельный князь Потёмкин, который с войсками пришёл в Крым? И взял не просто Крым, но взял титул Потёмкин-Таврический, и преподнёс Крым императрице Екатерине Второй, как преподносят наливное яблочко на золотом блюде.

А сражения Крымской войны? Это горечь, страсть, подвиги и жертвы. Малахов курган, где погибли великие русские адмиралы Нахимов, Истомин, Корнилов, Лазарев, которые погребены в Церкви четырёх адмиралов. Здесь же били русские пушки, уничтожая картечью цвет английской кавалерии. Мы не проиграли Крымскую войну. Мы проиграли часть исторического времени, но выиграли славу, бесконечную, драгоценную русскую победу.

А Великая Отечественная война? Сапун-гора? Потрясающая картина Дейнеки, где советская морская пехота переходит в контратаку. Моряки, обвязанные гранатами, идут в штыковую на фашистские орды. Стена фашистов колеблется, отступает, уходит прочь. Тогда мы отдали Севастополь, и последний усталый батальон покидал город, чтобы вернуться и вновь штурмовать Сапун-гору. Батареи, окопы, артиллерийские сооружения – всё это осталось на Сапун-горе как огромное свидетельство нашей мученической жертвы и лучезарной победы.

Здесь же, в Крыму, в Ливадии сошлись Сталин, Рузвельт и Черчилль. И Сталин, сидя в кресле, веточкой чертил на песке контуры будущего мира. А Черчилль и Рузвельт кивали, поддакивали ему, соглашаясь с этой великой геополитической концепцией.

По-видимому, в воздухе Крыма разлита таинственная, магическая сила, красота, живительный эликсир, что всегда вдохновляли русских художников, русских поэтов. Именно здесь Пушкин написал божественный стих:

Среди зелёных волн, лобзающих Тавриду,

На утренней заре я видел нереиду.

Здесь родилась русская баталистика – непревзойдённые «Севастопольские рассказы» Толстого.

Здесь творил бесподобный Волошин. Тут, в Ялте, свил гнездо Чехов, написав свои лучшие пьесы. А к нему приезжали и Бунин, и Горький. В советское время в Коктебеле в Доме творчества собирались лучшие художники и писатели той поры. И русские, и украинские, и киргизские, и узбекские. Это была удивительная школа мастерства, школа великой советской литературы.

И вот распался Советский Союз. Его разрубили, рассекли на части. Из него вырезали Крым, как вырезают сердце. И Крым стал чахнуть. Все, кто бывал в Крыму в те годы, чувствовали какое-то тайное несчастье, которое охватило обитателей Крыма, уныние, печаль, как будто в воздухе висела тусклая мгла.

Моряки бодрились, но их корабли ржавели и исчезали. Кончились великие крымские курорты. Кончилось то ликование и празднество, которое продолжалось многие советские годы. Когда я бывал в Крыму в то время, казалось, что Крым похож на яблоко, что упало с дерева и долго лежит на солнце. Остался аромат, но к нему примешивались кислые, бражные запахи. Остался цвет. Но кожура стала меркнуть, морщиться, ссыхаться и шелушиться. И эта тайная печаль охватила не только Крым — она охватила всю Россию, которая тосковала, грезила и мечтала о Крыме.

Но вот случилась беда. Проклятый Майдан. Не забуду тот зимний февральский ветер, метель, палатки, которые шлёпали на ветру. Горящая день и ночь плазма экрана, перед которой выступали украинцы и поносили Россию и всё русское, грозя русским смертью, истреблением. И после крови Майдана, после того, как огненная, ненавидящая всё русское лава хлынула с запада на восток, пожирая города, губернии, Крым восстал. Крым начал отстаивать свою русскость. Отстаивать свою историческую суверенность. И все связи: древние и совсем недавние, — вспыхнули. Эти нити натянулись, будто бы ожил огромный магнит. И этот магнит притянул Крым к России.

Крым вернулся в Россию, как чудо. Мы не завоёвывали Крым, хотя был удивительный референдум, когда тысячи людей вышли из своих домов. И старики, и инвалиды на колясках, и совсем юные пришли проголосовать за неразрывную связь с Россией. Были здесь и «вежливые люди», которые обеспечивали безопасность голосования. Было и ополчение, которое в одночасье возникло и стояло на страже крымских рубежей. Но всё-таки это было чудо. Никто не ожидал той крымской вспышки. Не ожидал восхода крымского солнца. Все мы: и живущие в России, и крымчане, — возликовали. Были потрясены случившимся чудом. Наконец-то Россия перестала отдавать. Наконец-то Россию перестали пинать и оскорблять. Наконец-то в России нашлись могучие силы, которые ответили отпором всему ненавидящему, унижающему и уничтожающему нас.

Крым присоединился к России как бы по велению Божьему. И ликование, которое посетило русский народ и в России, и в Крыму, напоминало ликование победителей.

Я не политик, не политолог. Я художник, мыслю образами. Мне кажется, что крымское чудо посылало вестников. Мы ожидали его. Оно говорило о себе. Говорило, что приближается. Олимпиада накануне Крыма. Олимпиада, которая сконцентрировала в себе всю нашу волю, нашу молодую, народившуюся энергию. И мы выиграли её. Выиграли словно для того, чтобы энергией этой победы напитать наш Крым. Я помню, как на церемонии открытия Олимпиады проходили мистерии русской истории. Первый сюжет мистерии был связан с градом Китежем, который всплывал из пучины морской, сияя куполами, колоколами, дивными ризницами. И теперь я понимаю, что это было чудо не о граде Китеже. Это было чудо о Крыме.

А вы помните, как президент Путин нырял в море и достал амфору? Многие пожимали плечами. Многим эти кадры казались постановочными и даже неуместными. Но разве мы могли предполагать, что Путин доставал со дна моря не амфору, – он доставал Крым!

Чудо, которое посещает народы, посещает человеческую душу, не даётся даром. За него приходится платить. И после Крыма, после лучезарного восхода крымского солнца, наступил чудовищный Донбасс. Мы год рыдали перед телевизором, глядя, как рушатся города, пылают кварталы, как на улицах Донецка и Луганска льётся кровь, гибнут люди. Дети с оторванными руками, старики с выгоревшими от слёз глазницами — всё это была плата за Крым. И мы, сражаясь за Донбасс, сражались за Крым.

А потом санкции, ненависть к нам всех и вся, стремление демонизировать Россию, русское государство, демонизировать Путина. Это была война за возвращение Крыма. Быть может, это была ещё одна, новая Крымская война? Мы сражались и продолжаем сражаться за Крым. Мы даём отпор ненависти. Даём отпор русофобии.

Сегодня крымчане, пережив вспышку ликования, радости, встречаются со множеством трудностей. Вот украинские националисты отрубили Крым от электроэнергии. И мы кидаем через Керченский пролив одну за другой ветви кабелей, по которым Крым подключается к российской энергосистеме. Везём в Крым продовольствие, оборудование. Модернизируем крымские заводы, создаём новую инфраструктуру. Посылаем в Крым лучших профессоров университетов. Мы сражаемся за Крым.

А чего стоят блокады, которые устраивают украинские бандиты, пытаясь поссорить народы Крыма?! Мы отвергаем и отторгаем эти блокады. Чего стоят турецкие угрозы прийти в Крым со своей экспансией, с подрывной деятельностью?! Мы даём отпор этим угрозам и турецкому шантажу.

Я помню, когда в Кремле, в Георгиевском зале, среди беломраморных плит, на которых золотом выбиты имена гвардейских полков и батарей, Путин говорил о возвращении Крыма, в его глазах блестели слезы. И когда сразу после Кремля я выступал на многотысячном митинге, наполнившем Красную площадь, я не мог произнести первые слова. Я задыхался от восторга. К моим глазам тоже подступили слезы. А народ, ликуя, повторял: Крым, Крым! Россия, Россия!

Сегодня Крым по-прежнему — оплот нашего Черноморского флота. Оплот нашей воли. Крым подтверждает нашу способность выигрывать, способность не сгибаться, выстоять перед напором исторических вихрей. Возвращение Крыма — это воссоединение растерзанного, рассечённого на части русского народа. Доказательство того, что русская история таит в себе божественный пасхальный смысл, способность воскресать после тьмы, после мрачных ямин истории.

Крым, ты славен, ты великолепен, ты лучезарен! Ты дарован нам историей. Завоёван нашей кровью. Наполнен нашей любовью. Сегодня, когда мы празднуем двухлетие возвращения Крыма в Россию, мы кланяемся до земли тебе, Крым, и целуем твою священную землю.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 24 марта 2016 > № 1697080 Александр Проханов


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 29 октября 2015 > № 1641487 Александр Проханов

Валдайские небожители

Александр Проханов

Валдайский клуб — это собрание мудрецов, которые слетаются со всех континентов, чтобы обсудить мировую политику. Каждый приносит своё зёрнышко знаний в общую копилку, и затем все глубокомысленно рассуждают, быть ли мировой войне. Как движется мировой каток. Кто окажется под этим катком: Китай, Россия или Европа.

На этот раз Валдайский клуб собрался в окрестностях Сочи, в бесподобной Красной Поляне, высоко в горах, где построено великолепное гнездо, в котором должны были разместиться представители мировой "восьмёрки". Однако "восьмёрка" распалась, и эти отели, конференц-залы, горные дороги, туннели, божественной красоты Кавказские горы, усыпанные снегами, позолоченные осенними лесами — всё досталось нам, валдайцам. И, видит Бог, мы распорядились этим.

Зал наполнялся политологами, профессорами, известными культурологами, отставными дипломатами. На озарённом подиуме в креслах сидели высоколобые докладчики, и каждый за десять минут излагал свою теорию, видение той или иной, ставшей животрепещущей, проблемы. Как близко мы подвинулись к термоядерной войне? Как в современном мире, опутанном миллиардом коммуникаций, информационные связи используются для обмана народов? Как современная дипломатия стремится гармонизировать тысячи интересов? Или привести эти интересы к согласию, или к "последнему взрыву"? Как мировая экономика, провозгласив когда-то глобальный целостный рынок, теперь раскалывается на фрагменты, словно огромная перезрелая дыня?

Этих отдельных сессий было множество, выпито много кофе. Мы обменивались милыми улыбками и рукопожатиями. Из зала раздавались вопросы, на которые отвечали лидирующие на подиуме герои. И возникал тихий, ровный однообразный шелест, какой издаёт муравейник, где каждый тащит в свой общий дом кто еловую иголочку, кто пёрышко птички, кто полудохлую личинку. Было нечто энтомологическое в скрупулёзном, осторожном подходе к острейшим мировым драмам. Так энтомологи пронзают иголочками расправленную драгоценную бабочку.

Мир наполнен взрывами. Наши интеллектуалы обходились с этими взрывами не как взрывники-сапёры, а как сторонние созерцатели, отделяясь от его огня щитками и светофильтрами. Исключением было появление на подиуме министра иностранных дел России Сергея Лаврова и главы кремлёвской администрации Сергея Иванова — от них исходила живая радиация власти. И зал, состоящий из физиономистов, психологов и, возможно, бывших или нынешних разведчиков, старался услышать не произнесённые ими слова, невысказанные угрозы, неназванные опасения.

И вот последний, заключительный аккорд валдайских заседаний, ради которого в предшествующие дни и протекали длительные разглагольствования — появление президента России Владимира Путина. Как иногда в тихом шелесте ветра вдруг раздаётся пронзительный голос птицы, так прозвучало выступление Путина среди шелестящей листвы валдайских прений.

Он появился в сопровождении крупных политических фигур прошлого, и они расселись вокруг президента, как рассаживаются второстепенные музыканты возле солиста. Путин был ярок, стремителен, парадоксален, его короткая речь напоминала недавнее выступление в ООН. На эту бурлящую речь реагировали сидящие по обе стороны былые премьеры, послы, вельможные дипломаты. Путин блистательно парировал мелкие упрёки этих послов и министров. Выводил на чистую воду лукавцев. Расшифровывал предлагаемые ими туманные криптограммы.

Бывший посол Соединённых Штатов в Советском Союзе Мэтлок громогласно убеждал, что "холодная война "завершилась при Горбачёве до распада СССР и не перекинулась на сам процесс разрушения. И в распаде страны повинны внутренние причины, а главным режиссёром распада был президент Ельцин. Мэтлок утверждал, что это разрушение было весьма безболезненным, не причинило страданий населению Советского Союза.

Путин с горечью и раздражением парировал, повторяя, что разрушение СССР было крупнейшей геополитической катастрофой, а русский народ оказался самым большим разделённым народом мира. Советские граждане, которых разбросало по отдельным, внезапно созданным, государствам, испытали весь кошмар лишений и бесправия.

Путин парировал замечание другого американца, говорившего, что после распада Советского Союза западная политика в отношении России является не более чем приближением к нашим границам демократических институтов. Путин энергично отверг этот обман, говоря, что к границам России приближаются танки, самолёты и ракеты НАТО, как в недавнее время к границам Ливии, Ирака и Сирии приближались набитые взрывчаткой и смертоносным оружием эти "демократические институты" Америки и Европы.

Путин впервые столь ярко и глубоко определил фундаментальные метафизические расхождения между Востоком Западом, лежащие в основе многовековых распрей. Он сказал, что в глубине русского миросознания лежат темы Бога, добра и зла, утверждение на земле принципа божественной справедливости. А Запад волнуют только экономические интересы, рациональное представление о жизни.

Продолжая путинскую мысль, можно сказать, что в основе противоборства Востока и Запада лежат не только силовые проблемы, геополитика или ресурсы, но и великие смысловые категории. Русское сознание стремится к идеалу, к идеальному бытию, к божественной гармонии жизни, что является вечной укоризной рациональному и прагматическому Западу. И тот, не в силах снести эту укоризну, отвечает нашествиями Наполеона, Гитлера или НАТОвскими базами вблизи русских границ. Сирия, Украина, страны Средней Азии — вот ареалы, по утверждению Путина, которые являются огненными точками несовпадающих интересов. И смысл российской политики — найти согласование интересов. И там, где эти интересы несогласуемы, там, где господствует мировой терроризм, Россия будет применять военную силу, как она это делает в Сирии.

Валдайский форум завершился прощальным банкетом. Члены Валдайского клуба разлетелись каждый в свою сторону, как почтовые голуби, неся в своих аккуратных клювиках добытые в России познания.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 29 октября 2015 > № 1641487 Александр Проханов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter