Всего новостей: 2554706, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Каспаров Гарри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2016 > № 1659316 Гарри Каспаров

Гарри Каспаров: Новая российская власть должна одномоментно вернуть Крым Украине

Иван Путилов, Крым.Реалии, США

Киев — Один из лидеров российской несистемной оппозиции Гарри Каспаров призвал оппозиционные партии отказаться от участия в предстоящих парламентских выборах в России. Обосновывая свою позицию, он заявил, что участникам избирательной гонки придется выставить своих кандидатов во всех регионах страны, в том числе в Крыму, и тем самым они косвенно поддержат военную агрессию Кремля. О предстоящих выборах и перспективах Крыма, в случае после падения путинского режима, — Гарри Каспаров рассказал в интервью для Крым.Реалии.

Крым.Реалии: Гарри Кимович, вы заявили, что необходимость формирования региональных избирательных списков от Крыма — это повод для российских оппозиционных партий бойкотировать выборы. Почему, на ваш взгляд, настолько принципиально не выдвигать кандидатов в Крыму?

Гарри Каспаров: Мне кажется, что тема бойкота выборов шире и выходит далеко за пределы Крыма. Это в целом болезненный вопрос для российской оппозиции. Многие люди продолжают жить в электоральной парадигме, хотя совершенно очевидно, что для путинского режима выборы — это просто ширма, позволяющая подтверждать существование каких-то демократических институтов в России. Совершенно очевидно, что итоги выборов известны заранее. Все фальсифицируется.

Тот факт, что каким-то оппозиционным партиям разрешается принимать участие в выборах, означает только одно. Кремль видит определенный интерес в том, чтобы поддерживать эту мифическую интригу и получать какие-то политические дивиденды.

В случае с Крымом мы имеем совершенно очевидную ситуацию, когда вероятный допуск оппозиционных партий к выборам фактически будет означать, что они юридически признают права России на Крым. Потому что для участия в выборах необходимо выставлять региональные списки по всем российским регионам. Мне кажется, что, помимо всех остальных факторов, сама необходимость пусть даже косвенно участвовать в выборах на территории Крыма является колоссальной форой, которую оппозиция дает власти. Это, конечно, будет использоваться российскими властями на всех международных конференциях. И мне кажется, что такая двусмысленная позиция российской оппозиции, которая выступает против правового беспредела внутри страны, но при этом де-юре, участвуя в выборах, признает права России на Крым и тем самым как бы игнорирует российские международные обязательства, станет серьезным ударом по имиджу российской оппозиции. Это даст Кремлю дополнительный пропагандистский козырь.

— Прислушаются ли к вашему призыву оппозиционные либеральные партии?

— Я бы в России попытался избегать слов «либералы», «националисты», «популисты»… Потому что все смешалось в доме Облонских. С одной стороны, мы, конечно, имеем либеральную оппозицию, если говорить про «Яблоко» или про демкоалицию. Но, с другой стороны, большинство участников этого процесса, внутри этих партий, стоит на вполне себе империалистических позициях. Любая попытка двусмысленно трактовать ситуацию с Крымом работает на Кремль. В данном случае, оставляя за скобками требования либеральных оппозиционных партий по восстановлению права на территории России, такое их поведение, попытки найти самые разные оправдания — от бутерброда до более экзотических объяснений — это серьезный удар по репутации российской либеральной оппозиции.

Поэтому, с моей точки зрения, необходимо отстаивать наиболее принципиальную позицию. Но нет никаких оснований подозревать российскую либеральную оппозицию в том, что они откажутся от участия в выборах по причине Крыма или другой причине. Увы, этот спор продолжается. Но, к сожалению, многие люди не хотят отказываться от этих иллюзий. Может, потому что в этом случае будет не ясно, что делать. Но при очевидном раскладе сил, при том, что Кремль контролирует все этапы выборного процесса, нам постоянно говорят о том, что участие в выборах позволяет достучаться до людей, донести свою точку зрения. Пока мы результатов этого не видим.

Но главное: если вы уже участвуете в этом процессе, то, по крайней мере, отстаивайте принципиальную позицию по Крыму! Отстаивайте принципиальную позицию с критикой Кремля не только за нарушения российского законодательства внутри страны, но и за преступления, которые совершает Кремль на международной арене. Однако есть четкое ощущение, что в случае критики крымского вопроса возможность участия в выборах может исчезнуть.

— Если в России кто-то и говорит о нарушениях прав человека в Крыму и репрессиях в отношении несогласных, то это делают только правозащитники, а оппозиционные политики эту тему практически не поднимают. Это связано с тем, что для них есть более значимые проблемы, или они намеренно замалчивают этот вопрос?

— Любое упоминание Крыма в этом контексте будет вызывать негативную реакцию в адрес этих российских либеральных партий. То, что происходит в Крыму после аншлюса, совершенно очевидно переходит в режим этнических чисток. Фактически Крым превращается в территорию, которая будет полностью контролироваться Россией, она, наверное, будет еще военизироваться.

Говоря о Крыме, нужно постоянно помнить о том, что аннексия Крыма была международным преступлением. Российская либеральная оппозиция пытается не вспоминать Крым, пока ее не заставляют об этом говорить. А когда эта тема поднимается, то говорится о сложностях, с которыми придется столкнуться в какой-то очень отдаленной исторической перспективе, когда придется возвращать Крым Украине. При этом довольно цинично звучат сожаления о том, что любой такой процесс возврата Крыма Украине должен происходить с учетом мнения людей, которые там живут, что надо думать об их правах. При этом они забывают, что как минимум треть населения Крыма, если говорить об украинцах и крымских татарах, оказались незваными гостями на своей родной земле. Сейчас они сталкиваются с огромными проблемами, о которых российская оппозиция предпочитает не вспоминать.

— Говорит ли это о том, что и новая российская власть также будет игнорировать требование международного сообщества по поводу возвращения Крыма?

— На самом деле многое будет зависеть от того, как произойдет смена власти в России. Если мы говорим о реальной смене власти, то никаких других вариантов у новой власти не будет. На мой взгляд, в этой ситуации Запад проявит определенную принципиальность. Кроме того, в России достаточно людей, которые будут требовать восстановления справедливости. Вопрос Крыма — это же не только вопрос Украины и вопрос Европы, это на самом деле и вопрос России. С моей точки зрения, пока Россия остается страной-оккупантом, говорить о каких-то демократических переменах бессмысленно. Россия должна сформироваться как национальное государство, которое отказывается от своей многовековой имперской традиции. Пока это не произойдет, говорить о том, что в России появилась новая власть, будет преждевременно. На мой взгляд, оно должно быть одномоментным, юридически одномоментным, хотя понятно, что этот процесс может занять какое-то время. Но юридически новая российская власть должна немедленно принять законопроект, который денонсирует все антиконституционные акты путинского режима как внутри страны, так и за рубежом.

— То есть вы не поддерживаете мнение своих коллег по оппозиционному лагерю (например, Ильи Пономарева), которые считают, что новая российская власть должна будет провести в Крыму новый честный референдум?

— Я не понимаю, что такое новый честный референдум. Дело в том, что Крым был оккупирован. Вопрос о проведении референдума может решать законная власть — украинское правительство. Поэтому требовать от Украины согласия на референдум, который будет проходить на российской территории, довольно странно. У России нет никаких прав требовать проведения каких-то мероприятий в Крыму. Естественно, возникнет вопрос гарантий прав русскоязычного населения, очевидно, что оно составляет большинство и, скорее всего, будет составлять большинство в исторической перспективе. Есть масса переговорных позиций. Я думаю, Европа окажет содействие тому, чтобы этот процесс был наименее болезненным. Кроме того, Россия должна будет решить вопрос с теми, кто захочет уехать из Крыма в Россию. Но любая оговорка типа того, что надо провести референдум, по существу затеняет суть вопроса.

Кроме того, принципиально важным является не только осуждение преступления, но и наказание конкретных людей, которые его осуществляли. С одной стороны, есть граждане России, которые планировали это преступление. Достаточно очевидно, что они должны быть осуждены. Не знаю, в самой России или в Гааге. Но есть также граждане Украины, которые совершают преступления. Они должны быть выданы украинской власти для того, чтобы понести наказание по украинским законам.

— Давайте вернемся к теме выборов, которые запланированы на сентябрь. Это будут первые российские выборы федерального уровня, которые состоятся в Крыму. По вашим прогнозам, насколько высоким будет уровень фальсификаций? И будут ли кремлевские партии включать в свои списки крымских политиков?

— Мне кажется, что уровень фальсификаций в Крыму будет таким же, как и в среднем по России. Те цифры, которые будут спущены сверху, будут озвучены. Я полагаю, что в Кремле итоги выборов известны заранее. Мы понимаем, что все будет очень жестко контролироваться. Я предполагаю, что какие-то местные политики будут включены в эти списки, чтобы продолжить процесс интеграции оккупированного Крыма в состав путинской империи.

— Президент Украины Петр Порошенко и украинские дипломаты заявляют о подготовке международного переговорного процесса в формате «Женева плюс», касающегося Крыма. На ваш взгляд, насколько это эффективный способ давления на российские власти?

— Переговоры и дипломатические усилия всегда предпочтительней жесткого силового столкновения. Но в данном случае эффективность такого процесса будет близка к нулю, потому что для путинского режима вопрос отдачи Крыма ни в какой форме стоять не может. Обратной дороги у них нет.

Что касается давления на Россию посредством учреждения таких конференций, конечно, это лучше, чем ничего. Но гораздо эффективнее — санкции. Настоящие санкции, не те, которые действуют сегодня. Они тоже, конечно, болезненны, но существует гораздо более широкий ассортимент санкций, которые немедленно поставили бы путинскую олигархию перед очень тяжелым выбором. Мне кажется, что в конце года, после выборов в США, возможны варианты, когда новая американская администрация займет более жесткую и принципиальную позицию, которая вынудит путинскую Россию принимать весьма болезненные решения. Именно поэтому, мне кажется, сегодня Путин так агрессивно себя ведет в Сирии и пытается с помощью вызванного кризиса беженцев подорвать позиции Евросоюза. В Кремле понимают, что, повторюсь, новая американская администрация будет занимать более жесткую позицию, и не рассчитывают на те уступки и демонстрацию постоянной слабости, которая сопутствует всем действиям администрации Обамы.

— На Украине есть такая поговорка: российский демократ заканчивается там, где начинается украинский вопрос. Вы поддерживаете это утверждение?

— Опять-таки меня немножко смущает слово «демократ». Потому что, к сожалению, там, где начинается украинский вопрос, заканчиваются вот эти деления на либералов, нелибералов, популистов, демократов… Есть немало людей, представляющих националистическое крыло в России, которые считают оккупацию Крыма и войну на востоке Украины преступлением кремлевского режима. Они видят будущее в союзе с Украиной в Европе.

Есть немало людей, называющихся себя либералами, придерживающихся вполне себе либеральных политических взглядов, которые находят тысячу оправданий аннексии Крыма и не готовы признавать это преступлением российской власти.

Я придерживаюсь традиции, которая уходит корнями в российское советское диссидентство. Для меня примером в жизни был Андрей Дмитриевич Сахаров. Поэтому для меня никогда не стоял вопрос, как относиться к агрессии моей страны против соседей. В данном случае, по-моему, все было настолько очевидно, что для меня и моих единомышленников вопрос Крыма в какой-то мере является лакмусовой бумажкой. Потому что он действительно позволяет определить ту категорию людей, которые готовы отстаивать конституционное и международное право независимо от конкретных сиюминутных выгод.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2016 > № 1659316 Гарри Каспаров


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > thedailybeast.com, 15 августа 2013 > № 950397 Гарри Каспаров

Boycott Putin, Not the Sochi Olympics

By Garry Kasparov

The 2014 Winter Olympics in Sochi are meant to be one of Putin’s crowning achievements, but with corruption and horrible discrimination and violence against gays on the rise, Garry Kasparov calls for a boycott by corporate sponsors and world leaders. But let the athletes still play and Putin be embarrassed by the publicity.

There was no shortage of good reasons for President Obama to cancel his scheduled meeting with Russian President Vladimir Putin last week, but most of the attention went to Russia granting asylum to the American fugitive NSA leaker Edward Snowden a few days earlier. The coverage reflects the short attention span and limited interest in Russia in the Western press, but it may also be accurate. After all, the list of ways Putin has worked against American and European interests was quite long already, with Syria, Iran, and missile defense on top, but previously Obama had been content to sit down across from Putin and spout the usual blather about cooperation and friendship. Nor has the U.S. administration paid much mind to Putin’s increasingly brutal and widespread crackdown against human rights and civil society.

If it took a personal jab over the inconsequential figure of Snowden to at last rouse Obama to begin stand up to Putin, then doing the right thing for the wrong reason is better than nothing at all. As recommended by U.S. Senator John McCain on a Sunday television appearance, Obama should now put some real pressure on Putin by aggressively expanding the Magnitsky Act legislation that sanctions Russian officials and others who commit crimes under Putin’s protection. Properly implemented and expanded to Europe, where so many of Putin’s cronies enjoy spending their time and money, such legislation could truly shake Putin’s power structure.

There is a parallel to be found in the recent outburst of international condemnation of the 2014 Winter Olympic Games scheduled to be held in the Russian Black Sea resort of Sochi next February. The numerous protests, both online and in crowds in the U.S., Europe, Australia and elsewhere, are in response to the harsh anti-gay law passed in my country in June, a law with broad and open-ended powers to punish and discriminate against gays and anyone who would defend or even talk publicly about homosexuality. Its passage was of a piece with the constant encroachment on free speech and other constitutional rights in Putin’s Russia, and also in keeping with the Kremlin’s politically convenient, and quite unholy, alliance with the Russian Orthodox Church.

This “homosexual propaganda” law is only the broadest and most recent of many similar ones in a Russia where gays are the routine victims of both official and unofficial discrimination, harassment, and violence. That Russia is a signatory to various European and international conventions that forbid this sort of discrimination has been largely ignored by the EU and its so-called leadership. So it is very welcome to see artists, activists, and regular citizens stepping into the gap to stand up for Russian human rights, which of course are what gay rights are a subset of. Figures as diverse as Tilda Swinton, Lady Gaga, and Stephen Fry have made public statements, including Fry’s eloquent letter to the International Olympic Committee and Prime Minister David Cameron to propose moving or boycotting the Sochi Games.

There were already many reasons Sochi should never have been awarded the Olympics. That it is a sub-tropical summer resort with weather rarely nearing the freezing point is the most obvious. That Sochi was entirely without the required facilities when the Games were awarded on July 4, 2007, over Salzburg and Pyeongchang, added to the surprise. It was clear from the start it would be a human and environmental catastrophe for the delicate region. Sochi also borders the North Caucasus, a hotbed of both Islamicist terror and Russian military brutality, infamous for terror attacks in Ingushetia and regular bombings in Dagestan and for the horrific Chechen wars of the last decades.

Switzerland will win the most gold from Sochi regardless of the success of their team.

The Kremlin invested more than money into the Sochi project during the brief 2008 war with Georgia when it annexed the territories of Abkhazia and North Ossetia by force of arms. Sochi lies 30 miles from Russian-occupied Abkhazia—still Georgian territory, by the way—an opportune way to secure a weak flank and to supply the massive Olympic construction effort. The athletes’ Olympic Village is located just five miles from the Abkhazia border and is built next to an ancient cemetery for good measure. Many Sochi citizens have had their homes and businesses destroyed and the surrounding area has been turned into an ecological disaster zone that will only worsen once the area is abandoned a few minutes after the Olympic torch is extinguished.

The Putin regime is and always has been about one thing: money. Specifically, about how to move it into the bank accounts of Putin’s allies. I long ago described our government as a perverse combination of Adam Smith and Karl Marx in which the costs are nationalized and the profits are privatized. Hosting the Olympic Games, a first for Russia, as the 1980 Games in Moscow was in the USSR, is a perfect way to shift tens of billions of dollars from the treasury and state-owned banks into private hands. Everything from infrastructure to venues and hotels to catering is being done by companies hand-picked by the regime and it’s no surprise to find the names of many of Putin’s closest pals “going for the gold” a bit early in Sochi. The price tag has soared far beyond the promised $12 billion to an estimated $50 billion, more costly even than the lavish 2008 Beijing Summer Games. According to The Economist, the companies of Putin’s old judo buddy Arkady Rotenburg alone have received $7.4 billion in contracts. The entire 2010 Vancouver Winter Olympiad cost $6 billion.

Hosting the Games in Sochi would be a dubious effort even if the classic old resort town were being turned into Xanadu with Putin as Kubla Khan. But due to epic levels of corruption, most of the money will never even make it to Sochi. The construction that is being done is shoddy and many of the ambitious projects aren’t scheduled to be built until after the Games. That is, they will never be built at all. It is fair to say that Switzerland will win the most gold from Sochi regardless of the success of their team.

The IOC members must possess tremendous faith to entrust the Games to Sochi in the face of such obstacles! Many of my colleagues in the opposition and I protested the bid from the start. When the degree of the chaos and corruption became evident, we petitioned the IOC to move the Games before it was too late. It is now impossible for such a relocation to happen, but this does not mean it is time to give up the fight. In fact, this new wave of Sochi protests over the anti-gay law illustrates that this is a perfect opportunity to turn Putin’s dreamt-of showcase into a spotlight that exposes his cruel regime on a global stage.

As a lifelong professional sportsman, first for the Soviet Union and then for Russia, I cannot endorse a boycott of Sochi by the Olympic teams. Such maneuvers unfairly punish athletes with no regard for their personal views. I was nearly a victim of “sports politics” myself more than once as a young man. In 1983, I was told I could not travel to Pasadena, California, to play a world championship candidates match against Soviet defector Viktor Korchnoi. The Soviet Sports Committee was already planning to boycott the 1984 Summer Games in nearby Los Angeles in retaliation for the U.S. boycott of the 1980 Games in Moscow. I was initially forfeited for failing to appear and I was fortunate that eventually the match was relocated to London, where I won and continued my ascent to winning the crown in 1985. It is impossible to know what might have happened to my career had the forfeit stood and had I been forced to wait another three years to challenge Karpov.

I believe strongly in the power of sport to break down barriers and to cross borders. The athletes will go to Sochi and I wish them all the best. May they break many records and provide joy to sports fans around the world. The focus should be on sport and the athletes, first and foremost. But sport is part of culture, of life, and there is an opportunity for the athletes and visiting fans and media to have a real impact on human rights in Russia. Sports Minister Vitaly Mutko and several Duma members have reiterated in recent days that despite the IOC’s confused assurances, the “homosexual propaganda” law stands and Sochi athletes will “face consequences” if they violate it. I seriously doubt, however, that the militarized police forces in Sochi will dare to harass any foreign guests with the world watching.

Let [Putin] fill the seats at his side with the oligarchs and flunkies he pays so well and not the leaders of the free world.

Everyone remembers the “Black Power” salutes raised by American sprinters John Carlos and Tommie Smith on the medal podium in Mexico City in 1968. Sochi will be ripe for similar gestures. So I hope the visitors will wave rainbow flags and speak in favor of free speech and against hatred and bigotry. The television networks should discuss the law and what it means to be gay in Putin’s Russia. Sponsors should include LGBT individuals and human-rights themes in their Olympic advertisements. Of course the decision to act is up to each individual, but in the West, unlike in Russia, politicians and sponsors still listen to the people!

The Sochi boycott that is required is a boycott by world leaders, by celebrities and sponsors, by CEOs and fans. Do not come to Sochi to sit next to Putin in his stately pleasure dome, pretending it is a world apart from the police state he has created. Let the stadiums sit vacant, especially the VIP sections Putin hopes to fill with presidents and prime ministers. As Stephen Fry’s letter pointed out, the world’s embrace of the 1936 Berlin Games gave Adolf Hitler a huge boost of confidence. (It is politically incorrect to speak of today, but the entire French Olympic team raised their arms in a stiff Nazi salute as they passed by the führer during the opening ceremony.) By 1936, Hitler’s government had spent years persecuting Germany’s Jews. The Nazis also attacked homosexuals, the handicapped, gypsies, and political opponents, a model of oppressing the most vulnerable that Putin is following by going after immigrants, gays, and the opposition. Giving dictators what they want in the hopes of getting on their good side always fails. It drags you down to their level and makes you an accomplice to their crimes.

Putin seeks similar adulation in Sochi and he must not receive it. Let him fill the seats at his side with the oligarchs and flunkies he pays so well and not the leaders of the free world. Shun him and shame him for his bigotry and cruelty. Politicians must not be allowed to use the athletes as shields for their own cowardice. The world will be watching.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > thedailybeast.com, 15 августа 2013 > № 950397 Гарри Каспаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter