Всего новостей: 2578170, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Спицын Станислав в отраслях: Финансы, банкивсе
Спицын Станислав в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия. ПФО > Финансы, банки > bankir.ru, 30 октября 2013 > № 977352 Станислав Спицын

Bankir.Ru беседует с экс-главой Управления Банка России по Нижегородской области, советником нижегородского губернатора по финансово-экономическим вопросам Станиславом Спицыным.

- Станислав Федорович, в чем заключалась особенность банковской системы в Горьком, и почему Нижний Новгород продолжает ее славные традиции?

- Нижний Новгород всегда был особым городом, и банковская система в нем тоже была особой. Даже в советское время она всегда отличалась. На нас троих руководителей горьковского и нижегородского главка – на меня, Колтышева и Пластинина пришлось 60 лет работы. При управляющем Горьковской областной конторой Госбанка СССР Сафодии Пластинине банковская система была высоко востребована и ценима. Она сыграла огромнейшую роль в развитии экономики Горьковского региона. Герман Колтышев – умнейший человек и сильнейший специалист. Когда он был управляющим, Центробанк РФ принял «пилотный» Приказ о практике работы Горьковской областной конторы для решения экономических проблем. Тогда это было очень сильным решением. Кроме того, у Нижегородской области всегда был сильный производственный потенциал, и никто не стал бы терпеть слабую банковскую систему. Поэтому в 90-е годы над созданием новой двухуровневой банковской системы работал именно Герман Колтышев. Ему доверили проведение эксперимента. Наше областное Управление в каждом городе и районе, где это было возможно, создало свои учреждения нового Банка России.

Сделав это и имея большое количество расчетно-кассовых центров, мы очень хорошо овладели денежным обращением. В стране тогда был огромнейший недостаток наличных денег, а у нас были все деньги региона, мы ими командовали – смело перевозили и забирали их, везде отдавали сами.

Внедрение многоуровневой банковской системы – это мировая практика. Во всех странах существует двухуровневая система. Еще есть трехуровневая система с иностранными банками. Анализ показывает, что в очень многих странах есть свободный вход иностранных банков, в том числе и американцы не стесняются этого. Наши банки пока еще не завоевали такого доверия, но сейчас ситуация постепенно меняется, и все большее число иностранных банков обращают на нас внимание.

- Есть у нижегородского управления Центробанка и еще один уникальный опыт во внедрении платежной системы…

- Да. В постперестроечное время нам доверили самое святое – платежную систему. Тогда в России шли споры, какой именно она должна быть. И наши специалисты принимали участие в ее отработке. В 90-е годы Центральный Банк проводил эксперимент на тему, какие иностранные машины взять для платежной системы. Была сделана попытка принять за основу баланс системы IBM. В три главка России направили по такой машине. Два главка провалили эксперимент, а нижегородский – провел его успешно. С тех пор со стороны ЦБ нижегородцам оказано большое доверие.

В связи с этим я хотел бы особенно отметить Александра Кудряшова. Бывший заместитель начальника нижегородского главка, имеющий не только государственный орден, но и являющийся лауреатом государственной премии за большой вклад в создание платежного механизма страны. Такое сочетание уникально для России. Этот факт еще раз подчеркивает особенность нижегородских банковских кадров.

- В Нижнем ведь не просто платежную систему внедрили…

- Верно, затем ЦБ на нашей площадке сделал опорный пункт по платежным системам. То есть был создан не просто вычислительный центр, но и сам механизм по отработке документов платежной системы. Был издан специальный приказ Центробанка о создании на базе Нижегородского главка опорного пункта, есть специальное положение ЦБ о том, что это такое, и каковы обязательства и ответственность. Далее был создан вычислительный центр под названием «Коллективный центр обработки информации». Раньше каждый главк имел свои машины и обрабатывал всю информацию, приходившую в район. Это огромное количество машин. При этом есть главки маленькие, а есть большие. Программы должны быть везде одинаковыми. Получается так, что в одном главке машина загружена на 100%, а во втором только на 10%. Поэтому руководство ЦБ признало целесообразным объединить и обрабатывать все на одной машине.

Сегодня это делается только в двух главках России – Москва и Нижний Новгород обрабатывают всю Россию. Трудно представить, что нижегородские специалисты работают теперь круглые сутки, и они включают машину, которая работает на Дальнем Востоке, проверяют, кто пришел, в каком состоянии машина. Идет круглосуточный мониторинг состояния машин по всей стране, создана собственная система безопасности. Такой подход намного экономичнее, он удешевляет затраты Центрального банка на создание платежной системы, которую ЦБ обязан делать в соответствии с законом.

За эту работу Александр Кудряшов и стал лауреатом премии Правительства России.

Если говорить о нашем главке, то у него один из самых высоких темпов роста в России. Например, валюта баланса как основной показатель. Сумма всех операций возросла на сегодня в 1,5 раза к прошлому году. Если объем производства у нас 10%, то объем операций в банках должен возрасти на 30%. Мы еще обслуживаем не только свой регион, но и другие. Поэтому у нас объем возрос больше.

- Что еще вам доверили открыть впервые в России?

- Нижегородскому Управлению первому доверили открытие валютно-фондовой биржи. Как известно, сначала были региональные валютно-фондовые биржи.

Это сейчас пришли к необходимости все соединить... Но для нашей страны, где девять часовых поясов, я думаю, такой подход не совсем правильный. Биржа должна работать круглые сутки, тогда это будет эффективно.

Еще одна новая тенденция, связанная с важностью нижегородского Управления. Сейчас банковская структура меняется, и предстоит создавать новые документы. Если раньше на территории страны главк был в каждом регионе, то сейчас планируется создать по одному главку на федеральный округ. Будет восемь таких крупных главков. Один из них – в Нижнем Новгороде. У него по всему ПФО будет 13 подразделений. Совершенно изменится стиль работы, но мне пока сложно сказать, каким он будет.

- Кого бы еще из ваших коллег и нижегородских банкиров вы хотели отметить?

- Сейчас должность начальника ГУ Банка России по Нижегородской области занимает Геннадий Комиссаров. Он пришел к нам 12 лет назад, мы его назначили заместителем – самым молодым в стране. ЦБ его учил почти 10 лет, он закончил несколько школ, был признан одним из самых талантливых специалистов, его научные и дипломные работы признавались руководством как самые современные и актуальные.

Также хотелось бы отметить заслуженного экономиста России, опорную базу Центрального банка в вопросах формирования учета и отчетности Лидию Кабанову. Внутри системы она создала 70 регламентирующих документов.

В Нижегородской области сложилась плеяда крупнейших банковских руководителей. Так, я хотел бы упомянуть звезду банковского мира Егора Калушина, создателя и руководителя «Промстройбанка», специалиста, который две трети жизни отдал банковской государственной системе и оставил в ней глубокий след. Еще одна яркая звезда – Валентина Золотцева, много лет проработавшая в нашей системе. На ее плечах лежит основная банковская структура нижегородских коммерческих банков. Она имеет большой авторитет и сегодня.

- В чем же заслуги самих коммерческих банкиров Нижнего?

- У нас особые кадры в коммерческих банках. Обычно на каждый регион таких специалистов приходится по одному, у нас же их целая плеяда. Александр Шаронов – один из опытнейших и талантливых молодых людей, которые внесли и вносят большой вклад в становление нижегородской банковской системы. Его особенность заключается в том, что ему доверяют иностранные инвесторы. Было время, когда 40% его НБД-банка принадлежало иностранным инвесторам. (Сейчас это полностью российский банк).

Доверие иностранцев к Шаронову связано с тем, что его банк достаточно надежный, а западные инвесторы искали сильный банк.

Как известно, была такая тенденция, что иностранные банки захватят наши. Но им это не удалось сделать. Было время, когда более 30% российских банков принадлежало Западу. Но затем в России было принято решение о том, что западным инвесторам не может принадлежать больше 40% отечественного банка. Иначе не мы бы у себя командовали, а они. А это очень плохо и сложно.

Ирина Алушкина – природный банкир с чувством осторожности. Она за два года почувствовала приближение кризиса. Тогда у банков было очень много денег, и их раздавали. Она же говорила, что необходимо деньги собирать. И ничего не потеряла, так как смогла проследить признаки, указывающие на грядущие осложнения. Например, если ты очень быстро и долго бежишь, то обязательно задохнешься. Также и в банках: когда ты все время отдаешь деньги, у тебя все забирают. Ты забыл, что деньги нужно возвращать. Надо смотреть, способны ли те, кто взял у тебя деньги, возвратить их.

Кризис у нас называют банковским. Но на самом деле он экономический, и банки только втягиваются в него. Люди взяли деньги, надеялись, что разовьют производство, продадут продукцию. А потребительская способность упала, и продукцию никто не покупает. Денег у предприятий нет, кредит не возвращается, процент не платится. Банк вынужден рассчитываться за свой промах…

Еще одна гордость нижегородских коммерческих банков – Михаил Гапонов, банк «Ассоциация». Он привел в Нижний Новгород Ассоциацию региональных банков России (АРБР), которая создала свое местное отделение. Благодаря этому огромный опыт нижегородского региона транслируется на всю Россию.

- Коль уж зашла речь о кризисе, то какова вероятность появления его новой волны в России?

- Кризисная ситуация есть во всем мире. Россия это страна, тесно связанная с потреблением своего товара. Наш основной товар – это нефть и газ. Если производства в Европе падают, значит, спрос на нефть и газ меньше. Значит, у нас не будет дохода. Раз не будет дохода, то бюджет будет падать. Если бюджет будет падать, то мы не сможем финансировать наше развитие, начнется полная стагнация. Поэтому мы должны чувствовать кризис. Большинству регионов не нужны его высокие темпы. Им нужно спокойно пережить кризис – они не участвуют в экспорте продуктов, внутреннее потребление должно обеспечить внутреннее производство. Поэтому нужно продумать, как можно жить в условиях стагнации. На мой взгляд, у нас должен быть всегда резерв. Без него вообще нельзя жить. Мой опыт показывает, что в кризис народ страдает целый год. Призываю всех граждан: друзья, создавайте себе резерв, чтобы вы могли прожить без работы целый год. Меня не все поддерживают. Сейчас все хотят жить богато сразу. Однако, как говорила Маргарет Тэтчер, для того чтобы жить богато, надо сначала жить бедно.

- Нижегородская область не может похвалиться большими запасами нефти и газа. Что делается местными банками и правительством для развития бизнеса?

- Еще одна особенность нашего региона заключается в том, что областное правительство и законодательное собрание имеют тесные контакты с банковской системой. Такие контакты не часто встречаются в других регионах. У нас создана система заинтересованности, система гарантий, способствующая развитию кредитования особых отраслей или важных отраслей для области. В частности, сельское хозяйство, строительство и еще многие другие. Правительство области компенсирует часть процентной ставки – это очень важно. Это не частое явление. Правительство области и законодательное собрание приняли закон о создании залоговых инструментов. Губернатор имеет право давать коммерческому банку гарантии возвращения кредита, что дополнительно снижает ставку.

Пример эффективного взаимодействия органов власти и коммерческих банков – строительство Нижегородской канатной дороги. Два банка: НБД-банк и «Ассоциация» совместно с губернатором заключили сделку, что позволило построить дорогу очень оперативно. Сегодня она является одним из самых популярных способов передвижения нижегородцев и гостей города, а также самой протяженной в Европе.

Нижегородское Управление ЦБ и коммерческие банки проводят линию усиления внимания к инвестиционной деятельности. Есть кредитный портфель, ресурсы, характерные именно для нашей области и направляющиеся в основном на развитие предприятий. В целом рост кредитования в регионе составил 88% относительно прошлого года. Еще раз обращаю внимание, что 2/3 всех кредитов идет не на биржу, не на валюту, а именно предприятиям. И это гордость и заслуга именно нижегородского главка. Рост кредитов для предприятий – 84% к прошлому году. А в их основе долгосрочные составляют 2/3.

Я считаю, что нашему главку удалось удержать уровень кредитного портфеля на хорошем уровне. Невозврат кредитов составил менее 3%. Для сравнения, в кризис 2008 года этот показатель составил 8%.

Мы хорошо помогаем предпринимателям, выдали им кредитов на 25 млрд. рублей. Физлиц поддержали на 180 млрд. рублей (рост 40% к прошлому году).

Как уже было сказано, нижегородские коммерческие банки не увлекаются ценными бумагами, а значит, их надежность будет всегда высока. По всем правилам международных стандартов, Центробанк должен отслеживать ценность бумаг чуть ли не каждый день. У нас такое правило.

Особенность нижегородского главка также состоит в традиции уважительного отношения к коммерческим банкам. Так во многих главках существует очень жесткие и чрезмерные требования к банкам. Мы же стремимся сохранить банковский бизнес, сохранить банки.

У нас уважение к банкам и в то же время жесткий спрос. Ничего не прощается. Все ситуации должны быть обязательно досконально рассмотрены.

Коммерческие банки сами развивают конкуренцию в регионе. Раньше во всех районах области у нас был только Сбербанк, он чувствовал себя королем, что хотел, то и делал. Большая заслуга нижегородского главка заключается в том, что он начал вести политику присутствия в каждом районе области как минимум двух-трех банков. Заслуга банка Михаила Гапонова заключается как раз в том, что он сыграл большую роль в развитии конкуренции, пойдя на север области.

Сейчас у нас есть «Эллис Банк», который работает на юге региона, создает филиалы, продвигает конкуренцию.

Главк призывает коммерческие банки к активному содействию малому и среднему бизнесу. Банки, включая все крупные, идут нам навстречу.

К сожалению, инструкция Центрального Банка не учитывает современные требования малого бизнеса. Он нуждается в пересмотре схемы возврата кредитных средств. Сейчас, если тебе дали кредит, то на следующий месяц ты должен возвратить часть кредита и заплатить процент. Но если ты ничего не заработал, банк это не интересует. Сейчас правительство Нижегородской области пытаются договориться с ЦБ, чтобы изменить эту ситуацию.

Хочу отметить, что сейчас мы ставим задачу найти оазис именно для малого бизнеса. Малый и средний бизнесы – это большая разница. Средний – встал на ноги, и с ним уже можно договориться. А малому надо помогать. У меня был интересный пример на кафедре. Приходит ко мне парень и жалуется, что наши банки черствые – ни один не дал кредит в 50 тыс. рублей без залога на две недели. На мой вопрос, куда он потратил деньги, молодой человек ответил, что поехал бы в Москву за товаром и продал бы его здесь в два раза дороже. Но в банках ему никто не поверил. По-моему, это тоже плохо, надо было как-то подключиться, проверить.

Мы внесли на недавнем Всероссийском банковском форуме предложение об изменении тяжелой ситуации с малым бизнесом. Мы предложили предоставлять предпринимателям наставников от имени банков. Если наставник будет уверен в бизнесе предпринимателя, то может рекомендовать своему банку выдать кредит.

Малый бизнес должен иметь шефа в каждом городе, районе.

- Как еще можно помочь малому бизнесу?

- Например, можно привлекать мелких предпринимателей к ремонту дорог. Пусть там зарабатывают авторитет.

Крупный бизнес может стать некой опорой для малого. На Форуме был озвучен еще один пример: многие крупные предприятия предлагают малому бизнесу заниматься клининговыми услугами на их территории.

- Ваше мнение о влиянии вступления России в ВТО на банкинг?

- Пока банковское влияние при вступлении России в ВТО не проявилось. Оно может проявиться впоследствии. У нас есть закон, который ограничивает вхождение иностранного капитала в Россию. В ВТО же оно требует свободного продвижения, и пока мы взяли льготы на это. Мы имеем несколько лет сдерживания. Что будет после прихода большого капитала? Если капитал придет, то он принесет большие деньги, заберет все, и мы тогда можем рухнуть.

В этой ситуации различные страны поступают по-разному. Например, китайцы заявили, что с приходом систем ВТО они направят их в такие провинции, где экономика наиболее слабо развита.

Но мы сегодня видим, что российские банки находятся только в крупных центрах. Что нам нужно делать? Надо поступать, как китайцы – увеличивать мощность банковской системы.

Второй момент. Уже сегодня надо захватывать мировые рынки, идти в страны бывшего Советского Союза. В свое время мы этот момент упустили, и там сейчас наше влияние очень слабо.

В этой связи хочу отметить банк ВТБ. Он создал 30 своих учреждений за рубежом, в которых работает 10 тыс. человек населения. Эта система дает 11% всей прибыли. В этих странах у банка уже есть рычаг влияния. Нам нужно развивать такие зоны влияния, развивать банковскую систему.

- Есть ли у нижегородских коммерческих банков филиалы за пределами региона?

- Есть, теперь банки снова начали этим заниматься. В 90-е годы, помню, был у одного нашего банка филиал во Владивостоке. Но потом он его закрыл, поскольку не выдержал конкуренции по причине ненадежности кадров. Так что главная трудность работы с филиалом – это надежные люди, преданные.

Сейчас нижегородские банки продвигаются в другие регионы, такие как Москва, Петербург, Уфа, Республика Коми. Есть филиал даже в Италии.

Нижний Новгород.

// Сергей Сипатов, специально для Bankir.Ru

Россия. ПФО > Финансы, банки > bankir.ru, 30 октября 2013 > № 977352 Станислав Спицын


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter