Всего новостей: 2578348, выбрано 1 за 0.052 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Халиков Ришат в отраслях: Армия, полициявсе
Халиков Ришат в отраслях: Армия, полициявсе
Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 марта 2017 > № 2137323 Ришат Халиков

Посадка на турецкие нары.

…Через 14 минут после взлёта Ан-24 из пилотской кабины вышел бортмеханик. Навстречу ему с передних мест поднялись трое парней и бросились к двери. Она оказалась запертой изнутри. Бортпроводница попыталась урезонить, как она полагала, хулиганов и получила удар в лицо. Стюардессе приказали уведомить командира о захвате самолёта и требовании лететь в Турцию…

Так тридцать лет тому назад стремительно развивались события, непосредственным участником которых стал Ришат ХАЛИКОВ. В ту пору - консул СССР в Турции, ныне - советник руководителя Полномочного представительства Республики Башкортостан при Президенте Российской Федерации.

Welcome to the American base

- Как вы узнали о чрезвычайном происшествии?

- Это произошло 7 ноября 1982 года. Один из дипломатов пригласил в гости, чтобы отметить самый почитаемый тогда праздник. Вдруг звонок: вызывает посол. Приезжаю на совещание, где объявили: осуществлён угон самолёта вооружёнными преступниками. На борту раненые - бортмеханик и пассажир. Министр гражданской авиации СССР Борис Бугаев на прямом проводе - в Москве знают, что самолёт приземлился примерно в районе Трабзона. Значит, направляюсь туда. Тут нелишне уточнить: всё черноморское побережье Турции в ту пору было закрыто для советских дипломатов. Понятно: мы - в Варшавском договоре, они - в НАТО. Чтобы дипломату перемещаться по Турции, надо было получить разрешение за двое суток.

- Как же вам удалось проникнуть в закрытую зону?

- Тут особый случай. Бандиты угнали рейсовый самолёт, поэтому турецкая сторона выдала нужные бумаги без проволочек.

- Удивительно, как гражданский Ан-24 смог беспрепятственно пересечь воздушную границу вероятного противника и совершить посадку на американской военно-воздушной базе?

- Преступники планировали приземлиться в Самсуне, где их поджидали сообщники. Но там бушевала гроза. Командир повёл самолёт на Синоп, что соответствовало обратному курсу. Откуда он мог знать, что там находилась американская база, имеющая взлётно-посадочную полосу? Почему чужой самолёт без осложнений пересекает границу - это вопрос эффективности ПВО, американской в частности. Кстати, когда сели, к лайнеру долго никто не подходил - не могли взять в толк: что произошло, откуда свалилось гражданское судно? Когда к трапу приблизились турецкие полицейские, угонщики долго не верили, что оказались на территории Турции: ориентиры-то им дали Самсуна. Были уверены, что сели в Лиепае, а всё происходящее вокруг - это маскарад КГБ, спланированная акция. Отказались выходить из самолёта. Местным стражам порядка пришлось, как говорится, на пальцах доказывать, что это и впрямь Турция: показывали коробки спичек, деньги...

- Откуда взялась турецкая полиция? На военной базе особый режим.

- Так и событие не рядовое. Пришлось американцам пропустить полицию. Турецкая сторона была заинтересована в скорейшем разрешении конфликта - в самолёте же люди. До нашего приезда пассажиры наотрез отказывались принимать пищу: так сильно было недоверие. Это сейчас в Турции наших граждан встречают радушнее, чем в некоторых бывших союзных республиках. Мало того что пассажиры были голодны - все продрогли, двигатели не работали из-за отсутствия топлива, аккумуляторы сели. Первое, что сделал, поднявшись на борт, - распорядился накормить людей, а раненых доставить в госпиталь. Привезли молоко для детей, какие-то национальные блюда, шашлыки... Порции за порциями доставляли к трапу. Турки заявили: вы наши гости, платить не надо. Единственное, чего это не касалось, - горючего, оно было американское. Раненым оказали необходимую медицинскую помощь, доставили к трапу самолёта. Аккумуляторы зарядили, людей обогрели, проверили лайнер на готовность к полёту. С американцев к тому времени оцепенение сошло, они все аншлаги, вывески на базе прикрыли то ли брезентом, то ли рогожей какой-то. Но дождь и сильный ветер срывали камуфляж.

«Welcome to the American base» читалось отчётливо. Чтобы не обострять отношения, делали вид, что ничего не понимаем. Но когда судно стали заправлять афроамериканцы, я всё же не выдержал, с усмешкой заметив представителю турецкой стороны: «Какие у вас парни загорелые!» «Они, - отвечает, - из южных провинций призваны, оттого и смуглы очень».

- Как вели себя в такой ситуации пассажиры, пережившие сильнейший стресс?

- Достойно себя вели, никаких истерик. В салоне были в основном женщины с детьми - они летели из Краснодара на свидание с главами семейств, моряками теплохода, на пару дней зашедшего в Одессу. До сих пор помню фамилию одного пассажира - Иван Середа. Это он, участник Великой Отечественной войны, попытался оказать сопротивление угонщикам и был ранен ножом в предплечье. Пилоты не могли даже предположить, каким будет исход, поэтому уничтожали закрытую служебную информацию, которая имелась на борту. Как? Сжигали! Представляете? В кабине самолёта! Дым по всему салону... Но никто из пассажиров даже не пожаловался на неудобства.

Акт стремления к свободе

- Почему угонщики пошли на рискованную попытку захватить самолёт? Шансов на успех практически не было. Или я не прав? Может, преступники были этакими суперменами?

- Обычные молодые люди, ничем не примечательные, до поры до времени тихо-мирно жившие в Краснодарском крае. Потом братья Шмидт, Виталий и Борис, вместе с приятелем Артуром Шулером неоднократно обращались с требованием разрешить выезд на постоянное место жительства в ФРГ. Кто бы в ту пору рискнул подписать им визы на выезд из СССР? Надо отдать должное угонщикам: если бы не гроза в Самсуне, расчёт вполне мог себя оправдать. Их заграничные сообщ­ники учли всё, но противостоять природе и мужеству экипажа не смогли.

- Вы не отслеживали судьбу незадачливых преступников?

- Мне даже пришлось участвовать в судебных заседаниях: Турция отказала в их депортации в Союз. Суд в Синопе оправдал троицу: очень сильные адвокаты взялись за их защиту. Они убедили, что это был акт стремления к свободе. Незамедлительно последовал демарш на всех уровнях. Состоялся второй судебный процесс в Зонгулдаке. Суд согласился с доводами обвинения, приговорив угонщиков к длительным срокам заключения. Думаю, в СССР наказание было бы не столь суровым.

- Из столицы Турции до Синопа путь не ближний. Как добирались?

- Расстояние - не самое тяжёлое испытание. Хотя дорожные условия были непростые. Ноябрь: дождь, шоссе петляет по горам - перевалы, подъёмы, спуски... И так десять часов безостановочного путешествия. Только к трём часам ночи удалось добраться до цели.

- Вам, наверное, приходилось постоянно докладывать послу о предпринимаемых усилиях?

- И докладывал. Регулярно выходил на связь, хотя в ту пору мобильных телефонов ещё не было. Я звонил послу из кабинета губернатора. Могу только догадываться, почему мне было дозволено это делать. Быть может, помогло знание турецкого языка, да и по внешнему виду я - типичный турок, ко мне хорошо относились, и многие вопросы удавалось решать без видимых преград.

- Газеты, радио, телевидение той поры почему-то умолчали об истории с угоном Ан-24. Представляю, что бы творилось в СМИ, случись такое в наши дни (тьфу-тьфу!)... Вы бы точно стали героем всех телерепортажей. Может, и орденом бы наградили...

- Я без поощрения не остался. За образцовое выполнение задания министр иностранных дел объявил благодарность с занесением в трудовую книжку, чем я очень горжусь. Почему не афишировали происшествие?.. На мой взгляд, на это есть как минимум две причины. Не принято было о таких вещах трубить - раз. И во-вторых, случилось более резонансное событие, затмившее все остальные: едва мы добрались до Анкары, СМИ уже на все лады комментировали смерть «дорогого Леонида Ильича Брежнева».

Заплутавшее фото

- У вас есть какая-то интересная история, связанная с одной фотографией…

- Это случилось 24 октября 1987 года в районе города Джелалабад в Афганистане. Вооружённая оппозиция сбила при взлёте многоцелевой транспортный самолёт Ан-26. Авиаборт, принадлежавший 50-му отдельному смешанному авиаполку советских войск в Рес­публике Афганистан, перевозил не только пассажиров, но и почту советских военнослужащих и гражданских лиц.

По тревоге на место происшествия прибыл спецназ во главе с командиром бригады полковником Юрием Старовым и представителем группы генерала армии Валентина Варенникова полковником Алексеем Пчелинцевым.

Пассажиры и экипаж в количестве восьми человек погибли. На месте падения, среди обломков и остатков после пожара, поисковики обнаружили обожжённую фотографию, на которой запечатлены двое мужчин. Решили, что кто-то из них мог находиться на борту.

Позднее полковник Пчелинцев, увидев меня на снимке (мы были знакомы лично), спешно позвонил в Кабул. Удостоверившись, что я жив, взял фотографию с собой. Хотел вручить при встрече и рассказать о том, как меня «похоронили». Правда, встреча эта так и не состоялась.

Перед его прибытием в Кабул я на длительное время по служебной необходимости выехал в Пули-Хумри (провинция Баглан). По возвращении, летом 1988 года, выяснилось, что мой товарищ уже на родине, в Беларуси.

На долгие годы мы потерялись. И лишь 7 ноября 2012 года я держал в руках адрес и телефон давнего приятеля. Через месяц отсканированный снимок мне прислали по электронной почте.

Так фотография, которую я отправил супруге в конверте с письмом в середине октября 1987 года из Афганистана, вернулась в Москву спустя 25 лет. Кстати, 28 февраля 2014 года на встрече бывших воинов-афганцев я познакомился с человеком, которого не пустили на этот борт по причине опоздания. Это спасло ему жизнь…

Беседу вели Владимир ОГОРОДНИКОВ и Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 марта 2017 > № 2137323 Ришат Халиков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter