Всего новостей: 2659909, выбрано 1 за 0.050 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Харлов Игорь в отраслях: Леспромвсе
Харлов Игорь в отраслях: Леспромвсе
Россия. УФО > Леспром > rosleshoz.gov.ru, 30 апреля 2015 > № 1381507 Игорь Харлов

Освоение Сибири заново

Игорь Харлов

Как можно удержать в науке молодых, чем мотивировать их на изобретения и какие сегодня задачи выполняет небольшая опытная станция в Сибири, поделился в интервью «Российским лесным вестям» директор СибЛОС Игорь Харлов

Год 80-летия ВНИИЛМ был отмечен для сотрудников самыми разными наградами, и это понятно – такое событие требует подведения итогов и поощрения лучших. За звание лучшего поборолись и филиалы – лесные опытные станции института. Самой успешной из всех четырех, по результатам последних трех лет, была признана лесная опытная станция в г. Тюмени – Сибирская ЛОС. Причем научный костяк станции – это молодежь, сотрудники до 35 лет.

–Игорь Юрьевич, почему один из филиалов ВНИИЛМ был создан именно в Тюмени и какова вообще роль Сибирского региона в лесном хозяйстве России?

– Сибирь – крупнейший стратегический ресурс государства по многим параметрам и требует поэтому соответствующего к нему отношения. В конце 60-х годов прошлого века, в связи с интенсивным освоением лесов Западной Сибири, было принято решение о создании здесь региональной лаборатории по борьбе с лесными пожарами, лесовосстановлению и гидротехнической мелиорации лесных земель. В качестве приоритетных ученым ставились задачи изучения зональных особенностей лесов и научного обоснования методов ведения лесного хозяйства в Тюменской области, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. Лаборатория стояла у истоков нашей станции, и по мере исследований сотрудники лаборатории координировали создание в Сибири гидролесомелиоративного стационара всесоюзного значения, где ежегодно формировалось порядка 1,5 тыс. га лесных культур и проводились масштабные семинары.

С 1982 года вектор научных работ изменился: обширная нефтегазодобыча стала сказываться на экологии Сибирского региона и прежде всего – на лесах. Поэтому науку сосредоточили на изучении негативного воздействия разработки нефтяных и газовых месторождений на лесные экосистемы и одновременно на поиске технологий, способных минимизировать техногенные последствия. Сегодня зона ответственности Сибирской лесной опытной станции – весь лесорастительный спектр, от бореальных лесов и тундровых редколесий до колочной лесостепи. Основные направления исследований – рубки возобновления и ухода за лесами, лесовосстановление, методы мониторинга и предотвращения пожаров, биотехнологии защиты леса и другие.

Из прежних достижений мне бы очень хотелось отметить уникальный опыт наших ученых по разработке специальных средств механизации. Всего за 6 лет – с 1971 по 1973 год и с 1983 по 1985 год сотрудниками станции совместно с местными лесхозами было разработано и апробировано 24 единицы НОВЫХ лесных машин и орудий для лесовосстановления и оптимизации ряда лесокультурных работ! Таких масштабов сегодня нет, и бОльшая часть техники, которая тогда была рекомендована к производству, к сожалению, сегодня в России не выпускается. Но если в принципе это было возможным, то реально восстановить и сейчас, хотя бы частично. Это лучше, чем затрачивать немалые средства на закупку импортной техники, которая, как правило, не выдерживает суровые условия Сибири.

– Какие сегодня задачи решаете, ведь у вас совсем небольшой коллектив?

– Да, коллектив небольшой, всего 15 человек, но молодой и амбициозный, поэтому задачи ставятся серьезные, на перспективу. Значительное внимание уделяем опытно-конструкторским работам, и есть хорошие результаты.

В 2011 году получен патент на инновационную модель почвообрабатывающего орудия, повышающего экологическую эффективность подготовки почвы при содействии естественному лесовосстановлению. В 2012 году мы стали победителями регионального конкурса «Изобретатель года – 2012» в номинации «Лучшая полезная модель». Это было модульное почвообрабатывающее орудие, способное заменить сразу несколько орудий при лесовосстановлении и противопожарном обустройстве лесов. Еще два патента – за внедрение в практику лесного хозяйства современных средств коммуникации, повышающих мобильность и результативность специалистов лесного хозяйства, особенно при удаленных работах в лесу. Из молодых ученых нашей ЛОС особо можно отметить

А. И. Николаева как неоднократного призера Всероссийского конкурса молодых ученых Рослесхоза за исследования по информатизации лесной отрасли и В. А. Штоля как автора научных работ по контрольным измерениям в лесном хозяйстве.

Еще одно актуальное направление, по которому мы исследуем инновационные подходы, – это проектирование противопожарного обустройства лесов. В основу положен интеллектуальный автоматизированный анализ условий местности с детализацией до квадратного дециметра, что позволяет строить информационные модели вероятного возникновения чрезвычайных ситуаций и анализа их последствий. Сейчас это особенно актуально – вы сами знаете, какую площадь лесов ежегодно уничтожают пожары. В этом году еще и лето не началось, а уже сгорели тысячи гектаров леса в Сибири, Забайкалье и Хакасии.

– Кроме пожаров, что еще представляет серьезную опасность для Сибири?

– Охватить все сибирские леса вниманием и заботой практически невозможно – это огромные территории. Таким недоглядом активно пользуются насекомые-вредители, особенно в условиях потепления климата. После пожаров насекомые стоят на втором месте наряду с болезнями лесов. А если сравнивать наносимый ими вред с последствиями добычи нефти и газа, то, по данным Российского центра защиты леса, удельная гибель лесных насаждений от воздействия насекомых-вредителей превышает антропогенный фактор в 8 раз!

– Что может сделать в этом отношении наука?

– Приведу в пример Турцию, где тоже очень много лесов. Там к природным богатствам относятся очень трепетно, поэтому применяют в борьбе с вредителями исключительно биологический метод, в частности искусственно выращивают и выпускают в лес энтомофагов – природных врагов вредных насекомых. При этом полностью сохраняется биологическое разнообразие лесного мира.

В России против насекомых-вредителей используются механические либо биохимические средства борьбы, которые имеют ряд ограничений и местами технологически неосуществимы в силу климатических условий. Кроме того,эти методы характеризуются низкой результативностью, а значит, и низкой эффективностью использования бюджетных средств. Такая политика объясняется игнорированием биотехнологий.

В прошлом году наша станция открыла новую лабораторию – по разведению энтомофагов. Это будет реальная помощь лесному хозяйству Сибири. Уже отработан технологический процесс разведения большой блестянки – энтомофага для дендроктона. По заказу Тюменского лесного департамента выращена первая партия – 600 штук биологических агентов, которые весной этого года начнут свою важную миссию в сибирских лесах. В перспективе – разведение энтомофага против шелкопрядов.Но дело в том, что заказчиками мер борьбы с вредителями леса по закону пока могут быть только органы государственной власти. Бизнес, который получает лесной ресурс в пользование на несколько лет и должен быть крайне заинтересован в его сохранности, в данный процесс не вовлечен. Это большое упущение.

– Как взаимодействуете с региональными органами власти, есть ли понимание?

– У нас плодотворное сотрудничество с Департаментом лесного комплекса Тюменской области. За последние 5 лет по заказу органов власти Тюменской и Курганской областей, а также Ханты-Мансийского автономного округа – Югры учеными выполнены исследовательские работы на сумму порядка 10 млн рублей. Но это на самом деле немного для таких территориальных гигантов. Лесная наука, как бы это странно ни звучало, сейчас законодательно стоит на одном уровне с заготовкой древесины, другими словами, считается одним из видов использования лесов, то есть в духе современности может быть определена как коммерческая деятельность. Но задачи, которые должны решать такие небольшие опытные станции, как наша, – это поиск новых технологий и, соответственно, опытные исследования в лесу – должны обязательно финансово поддерживаться государством. Иначе не получится. Сейчас наши проблемы с материальным оснащением станции значительно усложняют организацию и выполнение экспериментальных работ, тормозят инновационную активность коллектива.

– Тем не менее вы являетесь лучшим филиалом ВНИИЛМ и ваша молодежь преуспевает. Поделитесь опытом руководителя – как удается держать такой коллектив и мотивировать его на то, чтобы остаться в науке?

– Самым большим мотиватором в научных исследованиях является востребованность исследователя и его внутренняя удовлетворенность результатами своих научных поисков, особенно, когда плоды своего труда можно увидеть в деле.

Моя задача как руководителя – правильно оценить потенциал каждого научного сотрудника, создать ему условия для развития в нужном направлении. Тогда результат не заставит себя долго ждать и все увидят, как молодые ученые становятся настоящими учеными мужами.

В 2013 году нашей Сибирской лесной опытной станции исполнилось 45 лет. Мы продолжаем верить и надеяться, что накопленный за эти годы опыт будет непременно востребован не только государством, но и лесным бизнесом, который особо заинтересован в результатах своей деятельности.

Беседовала Алла КОНСТАНТИНОВА

Россия. УФО > Леспром > rosleshoz.gov.ru, 30 апреля 2015 > № 1381507 Игорь Харлов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter