Всего новостей: 2554706, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шарапов Александр в отраслях: Судостроение, машиностроениеНедвижимость, строительствовсе
Россия. УФО > Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 20 марта 2015 > № 1325595 Александр Шарапов

Уралмашзавод завершит реконструкцию валкового производства в текущем году

Гендиректор Уралмашзавода, А. Шарапов собирается запускать индустриальный парк, концепцию которого сейчас разрабатывают. Деньги резидентов будут поднимать тяжелое машиностроение.

За последние пять лет Уралмашзавод сильно изменился. Сборку буровых установок - одно из самых прибыльных направлений - выделили в отдельное производство «Уралмаш Нефтегазовое Оборудование Холдинг», куда входят еще два предприятия в Самаре и одно в Тюмени. Выручка за продажу буровых вышек теперь вдвое превышает оборот УЗТМ, поставляющего холдингу комплектующие. Литейное производство пришлось закрыть - отливки небольшого тоннажа делают на Уралхиммаше, который тоже входит в ОМЗ, крупные везут с площадки в Колпино, где работает самое масштабное в стране производство стали. Проект совместного предприятия с западной инжиниринговой фирмой, выпускающей металлургическое оборудование, остался на бумаге.

Чтобы использовать свободную территорию и производственные резервы, Уралмашзавод намерен создать индустриальный парк - уже есть управляющая компания, которая этим займется. По планам, к 2030 г. в парке будет 400 компаний-резидентов с совокупным годовым оборотом около 30 млрд руб. Тогда завод окончательно разгрузит основное производство от лишних трат, которые утяжеляют себестоимость машин.

По словам А. Шарапова, который строил и запускал в Колпино сталеплавильный комплекс ДСП-120, а в декабре 2013 г. возглавил Уралмашзавод, стратегия гиганта машиностроения остается прежней.

– Уралмашзавод продолжает делать машиностроительное оборудование для заводов черной металлургии, горной добычи, нефтедобычи в масштабах России и СНГ, - говорит он. - Плюс экспортные поставки в Индию, Монголию и страны Латинской Америки. Если конкретно, то речь идет об экскаваторах и дробильно-размольной технике. Для добывающих компаний появилось новое направление, связанное с производством отвалообразователей. Это крупная машина в несколько тысяч тонн весом, которая подает размолотую руду на несколько километров, благодаря чему отпадает необходимость в погрузке. Отвалообразователи проектирует немецкий концерн ThyssenKrupp, а Уралмашзавод изготавливает их. Среди новых проектов я бы еще назвал гидравлические экскаваторы, которые раньше в России никто не делал. Сейчас завершаем проектирование, и к первому кварталу 2016 г. планируем изготовить первый опытный образец. Если после испытаний в Кузбассе машина хорошо себя зарекомендует, будем производить линейку таких экскаваторов, в том числе 42-кубовую машину. Спрос на эту технику есть. По данным таможенной службы, на которые мы ориентировались, в 2013 г. иностранные компании поставили в Россию около 200 машин с объемом ковша от 10 до 40 кубометров.

В кризис 2008-2009 гг. была программа модернизации, которая подразумевала, что появится три компактных производства – выплавка стали, изготовление валков и горного оборудования. В какие направления предприятие вкладывает деньги сейчас?

– Мы начали реконструкцию валкового производства. Сегодня на Уралмашзаводе один цех термической обработки заготовок, его мощностей не хватает. Нужен новый участок для валков большого тоннажа. Одновременно модернизируем станочное оборудование в механических цехах, чтобы обрабатывать готовые изделия, в частности, шлифовать опорные поверхности валков. Порядок инвестиций – около 900 млн руб. Основной собственник завода дал нам кредит под эту программу. Начали проект в середине 2014 г., к концу 2015 г. планируем завершить.

С тех пор как собственное литейное производство на Уралмашзаводе закрылось, заготовки для валков поставляют с Ижоры (Колпино), где в 2009 г. запустили сверхмощную дуговую печь ДСП-120. Но есть мнение, что привозные валки обходятся дороже и не всегда выдерживают термическую обработку.

– Это невозможно. Металлургическое оборудование 1933 г., которое работало на Уралмашзаводе, сильно отличается от современного сталеплавильного комплекса ДСП-120 стоимостью около 8 млрд руб. Их даже сравнивать нельзя. Литейная технология Уралмашзавода практически не изменилась с 30-х гг. прошлого века. Модернизация этого передела сводилась либо к ремонту и строительству новых термических печей, либо к замене приводов прессового оборудования. Понятно, что лучше производить заготовку на месте, потому что поставка со стороны – лишние время и деньги (хотя транспортировка отливок из Санкт-Петербурга составляет не более $5/т - несколько процентов себестоимости конечной продукции, выпускаемой Уралмашзаводом). Однако мощности ДСП-120 сегодня загружены примерно на 60%. В такой ситуации вкладывать миллиарды в отдельное металлургическое производство в Екатеринбурге экономически нецелесообразно.

То есть собственного литейного производства на УЗТМ больше не будет?

– До тех пор, пока мощностей Ижоры хватает, чтобы обеспечить заводы группы ОМЗ заготовкой - да. Но если завтра спрос увеличится, и металла будет недостаточно, рассматривается возможность создать новый металлургический завод на площадях Уралхиммаша, также входящего в структуру ОМЗ.

Почему не на самом Уралмашзаводе?

– По сегодняшним законам, любая новая стройка или даже модернизация металлургического оборудования, которая относится к I классу опасности, попадает под определенные экологические требования. Они очень простые – между промышленным предприятием и жилыми домами необходима санитарная зона не менее 500 м. А завод не может этого обеспечить: от забора на проспекте Космонавтов до ближайшего жилья - метров 50, внутри - еще метров 200 до самого агрегата. Мы готовили проект реконструкции металлургического комплекса, но получили отказ надзорных органов. Это была одна из причин, почему металлургическое производство закрыли.

А на Химмаше места достаточно?

– Да, за заводом нет жилых районов на несколько километров.

Какова вероятность, что такое производство появится?

– Вероятность зависит от загрузки мощностей в Колпино - их строили в расчете на производство оборудования для атомных станций. Если завтра Росатом обеспечит Ижору заказами на четыре энергоблока в год, ДСП-120 будет работать в основном на эти проекты, и на Урале возникнет дефицит литья.

Сколько нужно денег, чтобы построить такой комплекс?

– По первоначальным оценкам, модернизация комплекса на Уралмашзаводе обходилась собственнику в 7 млрд руб. При том, что речь шла о модернизации с заменой оборудования, а в чистом поле придется строить новые здания, новые системы очистки и так далее. Такой завод обойдется раза в полтора, а то и два дороже - с учетом проектирования, с учетом монтажа. Это немаленькие деньги.

В прошлом году директор УЗТМ по сбыту сетовал, что предприятие потеряло заказы на Украине. Сейчас там идет война. Это помогает Уралмашзаводу?

– И помогает, и мешает. Потому что украинские предприятия идут на отчаянные шаги - пускаются в демпинг. Уралмашзавод не может работать по таким ценам, которые предлагает Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ). По сути, это наш единственный конкурент. В СССР оба предприятия выпускали практически одинаковую номенклатуру для разных регионов страны. В теперь наши интересы пересекаются. Говоря о плюсах: за год российские металлурги потребляют примерно 22-23 тыс. т прокатных валков. Одно время Уралмашзавод практически ушел с этого рынка. В 2013 году, когда остановили металлургический комплекс, пришлось выбирать – продолжать этот бизнес, используя заготовки из Колпино, или отказаться от него. Наш собственник сохранил это производство, поддержав его инвестициями. В 2013 году завод выпустил 3 тыс. т валков, в прошлом году - около 4,5 тыс т, в 2015 г. планируем выйти на 8, в следующем году - около 12 (почти половина рынка). Конкурентов в России у нас практически нет. Кроме того, потребитель, понимая, что заказ на Украине могут не исполнить, диверсифицирует риски. В целом, эта ситуация упростила жизнь Уралмашзаводу.

Но мощности предприятия по-прежнему не загружены?

– Сегодня рынок отрегулировал спрос и предложение - объем потребностей сократился. А завод остался таким же большим, как и раньше. И всю промплощадку мы содержим, освещаем, охраняем, благоустраиваем, платим налог на землю, на имущество. Все это ложится на себестоимость продукции.

Вы рассчитываете, что УЗТМ поправит дела благодаря индустриальному парку?

– Да, в прошлом году руководство Уралмашзавода приняло решение создать дочернюю компанию «Индустриальный парк «Уралмаш». С 1 января появилась управляющая компания, которая занимается благоустройством территории, сдачей объектов в аренду. Концепцию парка создает один из ведущих индустриальных парков России – «Химград», работающий в Татарстане. Это предприятие, которое зарабатывает много денег благодаря хорошим управленцам. После защиты концепции перед собственником начнем работать с имуществом, с площадками. Дочерние общества Уралмашзавода, которые занимаются энергоснабжением, тепло- и водоснабжением, обеспечивают связь и железнодорожный транспорт, будут вести бизнес не только с УЗТМ, но и с резидентами. Планируется, что основной специализацией резидентов станет машиностроение, что позволит задействовать существующие мощности. Завод будет участвовать в госпрограммах, позволяющих привлекать субсидии. Защитив концепцию, можно разово получить до 240 млн руб. от федеральных властей и 80 млн руб. – от региональных. Области тоже интересно, чтобы завод использовал свободные мощности для становления промышленного производства.

Россия. УФО > Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 20 марта 2015 > № 1325595 Александр Шарапов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter