Всего новостей: 2554003, выбрано 2 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Борисов Константин в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценывсе
Борисов Константин в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия. СФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 июля 2016 > № 1835135 Константин Борисов

«Хождение в бизнес-народ»: Улан-Удэ и Чита

Автопробег «Бизнес-Пульс России» добрался до очередных городов в намеченном маршруте, и его инициатор — основатель компании Support Partners Константин Борисов — рассказывает читателям BFM.ru о происходящих в них бизнес-процессах

На этот раз мы с вами поговорим о ситуации в Улан-Удэ и Чите, которые вы только что посетили. Каковы ваши впечатления от них?

Константин Борисов: На мой взгляд, эти города можно объединить в один кластер, потому что это единственные промышленные несистемные неразвитые города на нашем пути, где не представлено никаких крупных федеральных бизнесов. Для нас это было такое страноведческое приключение, когда мы из тайги через Саяны спустились в долину, где впервые увидели, что такое выжженные степи Чингисхана. Например, именно здесь я в первый раз увидел торнадо: такой маленький песчаный смерч, а через дорогу то и дело перелетали перекати-поле.

Чита— это обычный российский окраинный индустриальный город. В нем не чувствуется какой-то разрухи, но и денег там тоже нет. Его поддерживают в рамках необходимого. Он чистый, у него аккуратный вокзал, видно, что жизнь теплится вдоль артерии железной дороги, которая инвестирует в развитие и обеспечивает рабочие места.

Интересна роль декабристов, которые были высланы сюда в 19 веке. Благодаря им в городе начали появляться первые кооперативные движения, ярмарки. Это пример насильственного освоения региона, который дал свои плоды, ведь добровольно сюда никто ехать не хочет. Декабристы же одним своим появлением толкали вперед эти богом забытые места.

Если говорить об Улан-Удэ, то этот город практически полностью состоит из индивидуальных домов. Получается такая мега-огромная деревня, на окраине которой пасутся коровы и лошади. Тут нет никакой серьезной промышленности. В 30 км отсюда находится столица российских буддистов — Иволгинский дацан. Это целый храмовый комплекс: глядя на него возникает ощущение, что ты в Таиланде. Это какая-то другая цивилизация: что-то среднее между Монголией и Таиландом. Сам город был первым, где местный житель сказал нам, что у них нет достопримечательностей. Это город оседлых скотоводов, которые только два-три поколения назад перешли от кочевания к оседлому образу жизни.

А что происходит с местным бизнес-сообществом?

Константин Борисов: На встречу с нами пришли владельцы малого и среднего бизнеса. И здесь опять же впервые мы услышали крайне пессимистические прогнозы по развитию региона. Местные бизнесмены не видят перспектив, у них под боком депрессивная Монголия, и они были первыми, кто спросил, не пора ли им перебираться в Москву. Тут в бизнес-сообществе ощущается какая-то обреченность. Здесь есть месторождения золота, но в целом это регион, где выращивают скот. Я заметил, что чем дальше мы двигаемся на восток, тем больше мы слышим жалоб о том, что федеральный центр на регион не обращает внимания, что они себя чувствуют покинутыми. Предприниматели сетовали, что трубопровод в Сибирь их обошел и в республике нет источников сырьевых доходов. В регионе нет никаких точек роста, федеральных инвесторов, и получается, что не от чего оттолкнуться.

В Чите вы наблюдали сходную картину?

Константин Борисов: Чита — это здоровый город, выстроенный вдоль железнодорожной станции, с которой начинается Транссиб. При этом отрезок Чита-Хабаровск — это одна из лучших трасс в стране. Тут еще раз прозвучал призыв к федеральному центру, что все не очень хорошо, но в регионе есть огромный потенциал. Например, со стороны Китая есть сильный спрос на российские продукты питания. И читинские предприниматели пытались запустить эту историю, чтобы начать что-то выращивать, но столкнулись с целым рядом проблем. Утрачена советская сельскохозяйственная технология, нет правильных семян, все приходится покупать в Европе за евро, а это нерентабельно. Также нет нормальной рабочей силы. Раньше эти земли осваивали при помощи зеков или комсомольцев, а теперь там некому работать.

Неужели из федерального центра сюда не поступает никакой помощи?

Константин Борисов: Тут есть интересное обстоятельство. Забайкальский край входит в Сибирский федеральный округ. При этом есть программа по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона, но о втором постоянно забывают и работа идет только в Дальневосточном федеральном округе. Поэтому здесь люди чувствуют себя покинутыми. Единственное за счет чего регион держится — это золотодобыча. Разные крупные федеральные игроки там ведут свои проекты. Но в целом регион депрессивный и убыточный.

Эти регионы тянутся к федеральной помощи, но они ее не получают. Центр в них как будто не заинтересован: у них нет риска отторжения от России или какой-то потрясающей сырьевой базы, нет и какого-то федерального лобби, которое бы обеспечило им адресные целевые программы.

Те федеральные компании, которые тут работают, уводят деньги в офшоры и платят налоги не здесь. В регионе просят, чтобы хотя бы часть налогов поступала в местный бюджет. Также существует запрос на патриотично настроенных к своему региону губернаторов. Здесь они часто меняются и воспринимают свое губернаторство как почетную или не очень почетную ссылку.

Разумеется, остро стоит проблема нехватки квалифицированных кадров, потому что все оттуда уезжают. Видимо, нужна программа по организованному заселению территорий, которая бы шла вместе с образовательными программами.

А как на счет экспорта, который стал для регионов, о которых мы говорили в наших прошлых материалах, эффективной антикризисной стратегией развития?

Константин Борисов: Теоретически это возможно и здесь. Китай — это большой рынок сбыта для российских продуктов, особенно сельскохозяйственных. Но у местных предпринимателей нет возможности использовать большие объемы пашни: нужны инвестиции, а денег нет. Хотя китайцы готовы покупать сырье.

Бизнесмены утверждают, что видят потенциал во взаимодействии с Китаем, но не могут его удовлетворить. Они подумывают о том, что мелкие производители должны сплотиться, но сталкиваются с диктатом федеральных игроков, которые хотят недорого купить пашню, тем самым лишив их единственного более или менее перспективного бизнеса.

Уже скоро вы сможете прочитать о новых наблюдениях Константина Борисова, который все еще в пути. Не пропустите!

Екатерина Надрова

Россия. СФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 июля 2016 > № 1835135 Константин Борисов


Россия. СФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 4 июля 2016 > № 1820035 Константин Борисов

«Хождение в бизнес-народ»: Красноярск и Иркутск

Автопробег «Бизнес-Пульс России» продолжает двигаться вглубь страны, а его идейный вдохновитель — основатель компании Support Partners Константин Борисов — делиться с читателями BFM.ru своими наблюдениями о городах, которые ему уже удалось посетить, и о предпринимателях, рассказавших ему о секретах развития своего бизнеса

Следующей точкой вашего маршрута стал Красноярск. Какое впечатление у вас осталось от этого визита?

Константин Борисов: Красноярск — это большой богатый промышленный город, вокруг него расположено множество заводов и производств. Деньги в регионе есть, и это чувствуется, поэтому люди не стремятся массово оттуда уехать.

Там мы встретились с владельцем ресторанного бизнеса, который один из немногих в городе построил его системно с нуля, сам будучи бывшим поваром и официантом. По его словам, в этой сфере выживают только те, для кого это профильный бизнес, а не своеобразная игрушка или подарок для жены на день рождения, чтобы она чем-то занималась. Поэтому его рецепт успешного развития заключается в том, чтобы постоянно образовываться и расти, используя опыт лучших ресторанов и не забывая ездить на международные семинары.

Также мы поговорили с основателем сайта по поиску работы. Он сказал, что Красноярск — это большой промышленный город, где рулят крупные олигархические предприятия, а ему удалось создать крупнейший локальный портал, который приносит прибыль и работает со всем рынком. Причем свой успех он называет везением, потому что долго вкладывал в свое детище силы и средства перед тем, как оно выстрелило. В принципе, у таких компаний есть потенциал для выхода на московский рынок, а это 85% рынка всей страны, но там уже есть свои монополисты. Зато нашему собеседнику удалось диверсифицировать бизнес, используя свою сильную команду программистов. Им удалось запустить экспортное направление по созданию игр для мобильных телефонов, которые продаются в Китай, Малайзию, Корею и Японию, и получать оттуда валютную выручку. Сейчас компания будет заниматься автоматизацией логистического бизнеса в Красноярске, используя своих качественных программистов. Кстати, в кризис они в первую очередь подняли им зарплату, потому что у них всегда есть соблазн уехать в Москву или в Силиконовую долину, а местным предпринимателям жизненно важно удержать такие ценные кадры. Этот регион, как и Иркутск, довольно сложный для технологических стартапов, потому что тяжело привлечь инвестиции и достаточно квалифицированных людей, за которых приходится бороться на локальном рынке.

Вы уже упомянули Иркутск, а это как раз был следующий пункт вашего путешествия. Насколько он отличается от Красноярска?

Константин Борисов: В принципе, они находятся, что называется, на одной волне. В Иркутске меня поразила степень бизнес-патриотизма и любви к региону. Люди верят в город, в то, что они должны развиваться, верят в себя и в то, что кризис — это как пост, время для обновления и возникновения чего-то нового. Иркутск — это еще и туристический центр, отправная точка для всех экскурсий на Байкал. Кроме того, местные предприниматели возрождают традиции русского меценатства, вкладываются в реконструкцию центра города. Например, там возник большой пешеходный район, где восстановили старинные русские избы: их покрасили и внутри в них находятся хорошие рестораны, кафе и бутики. Получилась очень гламурная атмосфера русской деревни. Причем это такая длинная улица, которая была создана без участия бюджетных средств.

В Иркутске мы поговорили с владельцем масло-жировой компании, который рассказал, что у них в приоритете развитие своей команды продаж. Люди становятся ключевым активом, ведь если раньше все росло автоматически, то сейчас в маркетинг необходимо инвестировать. По его мнению, нужно стараться уходить от ценовой конкуренции: на рынке всегда будет тот, кто дешевле, чем ты. Осознав это, компания начала развивать бренды более высокой ценовой категории, говоря, что пусть мы будем стоять не на каждой полке, зато мы будем стоять хорошо.

Представитель лизинговой компании, с которым у нас тоже была встреча, рассказал, что для них основным вызовом стало отсутствие банка, который мог бы их фондировать. Это проблема появилась тогда, когда им был необходим большой первоначальный взнос на покупку нового оборудования. Понятно, что сейчас кредиты стали очень дорогими, поэтому компания решила начать привлекать деньги частных лиц. В итоге, изменения в структуре фондирования позволили им удержаться на плаву и меньше зависеть от банков.

Также нам попался еще один очень интересный пример: когда владелец строительного бизнеса, который в кризис оказался не в лучшем состоянии, решил переключиться на образование. Он открыл иркутский центр профориентации для подростков, в котором дети проходят глубокую психологическую подготовку до поступления в вуз, а также выясняют, к чему у них есть склонности и способности. Эти услуги оплачивают родители, которые понимают, что порядка 60% выпускников не работают по специальности, фактически потратив пять лет своей жизни в университете зря.

Екатерина Надрова

Россия. СФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 4 июля 2016 > № 1820035 Константин Борисов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter