Всего новостей: 2659905, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Булатов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Булатов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 16 мая 2016 > № 1754217 Юрий Булатов

Самодержавная Россия: движение «встреч солнцу» и народы Сибири

Юрий Булатов, Декан факультета международных отношений МГИМО МИД России, профессор кафедры всемирной и отечественной истории, доктор исторических наук

Земля незнаема

«Досье по Сибири» у представителей Московского государства в рассматриваемый период было чрезвычайно скудным. Необходимые сведения черпались в основном из новгородских источников. Еще в Московском летописном своде за 1364 год со ссылкой на Великий Новгород упоминается, например, поход новгородских удальцов в Зауралье. Летопись рассказывает, что одна часть новгородского войска «воеваша по Оби реке до моря», а другая - «на верх Оби воеваша». Это было первое упоминание Оби в русских летописях, название «Сибирь» пока отсутствовало. Первое упоминание Сибирской земли в русских летописях датировано 1406 годом и связано с получением вести об убийстве в низовьях Тобола Тохтамыша - извечного противника Москвы.

Московским боярам также было известно, что за «Камнем», то есть за Уралом, наряду с татарами селились вогулы (манси), остяки (ханты) и самоеды (ненцы). В летописных источниках второй половины XV века большое внимание уделялось развитию отношений с вогулами и их междоусобице с московитами. Упоминается вторжение вогульского князя Асыка в русские земли в 1454 году, а также успешный поход на вогулов отряда Ф.Курбского, датированный 1483 годом. Замирение с вогулами состоялось через год, когда князь Юмшан отправился бить челом в Москву. После того как он согласился платить меховую дань великому князю Московскому, челобитчик был обласкан и отпущен восвояси.

Следует отметить, что наибольший интерес московские князья проявляли к остякам (хантам), именовавшимся также югрой. С XII века Югорская земля находилась в вассальной зависимости от Новгорода, а ее население исправно платило новгородским боярам дань пушниной. После присоединения Новгорода к Московскому государству Югорская земля также покорилась династии Рюриковичей. В 1500 году московский государь Иван III стал именоваться князем Югорским, Обдорским и Кондийским. Его преемник Василий III официально принял в подданство России ненцев, проживавших в Западной Сибири. Об этом событии повествует Жалованная грамота, датированная 1525 годом.

Отношения Москвы с сибирскими татарами первоначально носили спорадический характер. Например, хан Тюменской орды Ивак (Ибак) в 1481 году напал в устье Донца на золотоордынца Ахмат-хана, противостоявшего за год до этого Московскому князю на реке Угре, и убил его. Ивак направил сообщение об этом великому князю Московскому и был щедро одарен. В 1483 году русские впервые попытались закрепить за собой некоторые земли, входившие в состав Сибирского ханства, но удержать за собой временно завоеванный плацдарм так и не смогли.

В конце XV - начале XVI века при московском княжеском дворе получило хождение Сказание «О человецех незнаемых в восточной стране», где была сделана попытка описать девять племен «самояди». Автор повествования уделял особое внимание богатствам северо-восточных зауральских соседей, дорогим мехам, оленьим кожам и многому другому, что добывалось в этих девственных землях охотников и рыболовов.

Вместе с тем Сибирь для московских правителей продолжала оставаться terra incognita. Они именовали зауральские территории не иначе как «земля незнаема» или «страна без границ». Да по-другому и быть не могло. Судите сами. Необъятный Сибирский край отличался большим многообразием природно-климатических зон (тундра, тайга, лесостепь и степь) и представлял собой царство холода и мрака, где среднегодовая температура составляла ноль градусов. В тот период площадь Российского государства была 5,5 млн. кв. км, а «Большая Сибирь» располагалась на территории в 10 млн. кв. км. Для того чтобы пройти расстояние от Уральских гор до Тихого океана длиною в 8,5 тыс. км, требовалось 2,5 года, и это при благоприятных условиях. В чрезвычайных обстоятельствах путнику, по сути дела, помощи ждать было неоткуда, так как плотность населения в Сибири составляла тогда только два человека на 100 кв. км.

К концу XVI века совокупное коренное население Сибири было невелико и насчитывало приблизительно 200 тыс. человек. Это были тюркоязычные группы - алтайцы, обские татары, тувинцы, хакасы, якуты, а также этнические монголоязычные - буряты. Представители алтайской языковой семьи включали в себя группы, говорившие на тунгусо-маньчжурских языках. Кроме того, были малочисленные народности на севере и востоке - нанайцы, эвенки, чукчи и др. В Западной Сибири жили самодийские племена (нен-цы, селькупы) и группы представителей финноугорской языковой семьи (манси, ханты).

Пестрый этнический состав населения характеризовался различным уровнем социально-экономического развития народов Сибири. Каменный век был характерен для чукотского этноса. Формы патриархально-родового строя определяли уклад хантов и манси, ненцев и эвенков. Буряты и якуты вели полуоседлый образ жизни и находились на пороге вступления в феодальную стадию своего развития. У сибирских татар был оседлый образ жизни, только их уклад соответствовал этапу развитых феодальных отношений. С точки зрения учения Л.Н.Гумилева об этногенезе, большинство народов Сибири и Дальнего Востока на рубеже XVI-XVII веков продолжало пребывать в состоянии этнического гомеостаза, то есть равновесия с природой.

Всея Сибирской земли повелитель

После разгрома Казанского ханства в 1552 году и его присоединения к Московскому государству Иван IV стал полноправным наследником всех территорий, зависимых в прошлом от казанских татар и являвшихся их данниками, то есть и Сибирского ханства, бывшего вассалом казанцев. Вот почему московский царь спустя всего лишь год после победы над Казанью без каких-либо колебаний присвоил себе титул «Всея Сибирской земли повелитель». По тем временам это стало правовой основой для возобновления вассальных отношений теперь уже московских правителей с сибирскими татарами.

Сибирский хан Едигер, выходец из языческой династии тайбугинов, тотчас признал свою зависимость от Москвы. Однако его решение было продиктовано отнюдь не новыми переменами в расстановке внешних сил в регионе, а соображениями внутреннего порядка. В это время Едигер на южных границах Сибирского ханства вел свою малую войну с казахами и войсками бухарского хана Муртазы под командованием его среднего сына Кучума, будущего правителя сибирских татар.

В 1554 году Кучум совершил удачный поход на Иртыш, прошел по его верховьям, разорил юрты местных жителей и дошел практически до столицы Сибирского ханства. Это поставило Едигера и его ближайшее окружение на грань краха. Именно поражение заставило Едигера искать новых союзников и покровителей. Перебрав все возможные варианты, он остановился на московском царе Иване IV, разгромившем казанцев, которым подчинялось Сибирское ханство. В Москву явились послы от Едигера, били челом, чтобы «царь белый, православный все сибирские земли взял на свое имя». Сибирские послы также согласились ежегодно платить дань Москве шкурками соболей. В 1555 году вассальные отношения между Москвой и Сибирским ханством были юридически оформлены, и «мягкая рухлядь», так именовалась сибирская пушнина, стала регулярно поступать в казну Московского государства.

Следует также отметить, что московские правители старались не вмешиваться во внутреннюю жизнь Сибирского ханства и всегда предпочитали оставаться над схваткой в ходе явной или подковерной борьбы сибирской элиты за реальную власть. Казалось, что вассальный характер отношений между Москвой и Сибирским ханством был прочен и непоколебим, несмотря на смену династий сибирских правителей. В 1563 году Едигер в ходе кровавой разборки был убит и на престол вступил Кучум - прямой потомок чингизидов, представлявший теперь уже династию шейбанидов.

До поры до времени Кучум продолжал поддерживать даннические отношения с Москвой. Однако известие об успешном набеге крымских татар на столицу Московского государства в 1571 году предопределило отказ Кучума платить дань Ивану IV. Стало очевидным, что военное столкновение Московского царства с Сибирским ханством неизбежно, ибо иного пути вернуть сибирских татар в орбиту своего влияния у московских правителей не было. Попытки урегулировать отношения мирным путем не удались: русский посол был убит, поставки пушнины в Москву прекратились. Несмотря на то что в этот момент русские войска терпели неудачи на завершающем этапе Ливонской войны, Иван Грозный принял решение готовить поход в Сибирь.

Строгановы идут на Восток

Строгановы, поселившись в Пермском крае в 70-х годах XV века, оказались удачливыми предпринимателями, чья деятельность охватила большую часть территории Урала и Западной Сибири. Учредив с разрешения московских правителей в 1558 пермские вотчины, они развернули в регионе бойкую торговлю, начали ставить солеварни, снаряжать партии охотников на промысел пушнины и т. д. С учетом первоначальных накоплений они не занимали ведущих позиций среди местных богатеев. В те времена на Урале людская молва приписывала первенство по богатству и доходам династии Калинниковых-солепромышленников, основавших еще в 1430 году первые русские поселения на Каме. Однако семейство Строгановых смогло в разы приумножить свои капиталы и стать хозяевами положения в экономической жизни региона благодаря тому, что царский двор, как говорится, их заприметил и стал выделять.

В 1572 году Иван Грозный разрешил Строгановым содержать воинов для защиты своих владений и повелел завести вотчинный разряд служилых стрельцов. По сути дела, речь шла о разрешении содержать этому семейству свою частную армию. Им также было дано право в случае необходимости организовывать за свой счет походы на вогул и остяков и приводить эти финноугорские племена к покорности. Спустя два года, оценив рвение Строгановых исполнять царские указы, российский самодержец пожаловал им 7,5 млн. десятин земли и позволил строить городки и заводить промыслы по сибирским рекам - на Тоболе, Иртыше и Оби. Все эти меры представляли собой не что иное, как подготовку для наступления на Кучума, порвавшего вассальные отношения с Москвой. Строгановы, по сути, становились проводниками восточной политики Ивана IV.

Чем же было продиктовано особое покровительство московского царя именно Строгановым? Как отмечает Н.М.Карамзин в своем фундаментальном труде «История государства Российского», династия Строгановых пошла от знатного крещеного мурзы Золотой Орды по имени Спиридон. Татарские сородичи Спиридона были озлоблены сотрудничеством своего соплеменника с русскими, пленили его и подвергли мучительной казни - застрогали Спиридона до смерти. Отсюда и пошла фамилия его рода Строгановы. На протяжении последующих столетий род Строгановых неоднократно доказывал свою верность и преданность Рюриковичам. Вот почему Иван Грозный своим указом 1566 года включил Строгановых в свое ближайшее окружение, и они стали опричниками.

Строгановы, будучи по происхождению этническими татарами и православными по вере, представляли собой в полном смысле этого слова новую генерацию великороссов. Ведь, как известно, великорусский этнос начал складываться в XIV веке не по этническому, а по религиозному принципу. Его основу составляли субстраты древнерусского этноса, крещеные татары, крещеные литовцы и крещеные финноугорские племена. Став, по сути дела, «русскими сынами татарского народа», Строгановы благодаря своей предпринимательской деятельности и службе у Ивана IV способствовали установлению контактов между русскими и татарами - представителями двух разных культур и внесли большой вклад в укрепление безопасности Российского государства на Востоке.

Вот почему именно Строгановы «выиграли тендер» на организацию масштабной военной экспедиции в Сибирь. На деньги этих предпринимателей было снаряжено войско во главе с атаманом Ермаком для похода за «Камень» и покорения Сибирского ханства. В состав этого интернационального воинства наряду с русскими и татарами вошли специалисты ружейного дела из числа литовцев и немцев, оказавшихся в плену у Ивана IV в ходе Ливонской войны. В 1581 году поход Ермака состоялся. Рать сибирского хана вскоре была разбита, и столица сибирских татар Кашлык перешла в руки русских. Несмотря на гибель Ермака, свое дело Строгановы довели до конца. В 1598 году сибирский хан Кучум был окончательно разгромлен. Он бежал к ногаям, где и нашел свою смерть.

Сибирские ханство перестало существовать. С отдельной от России государственностью на сибирских просторах также было навсегда покончено. В русское подданство стали переходить многие народы Западной Сибири: ханты, манси, барабинские и томские татары. Склонялась в пользу русских и местная знать. Например, Тоян - князь татарских племен, проживавший на реке Томи, обратился к русским с предложением (1604 г.) поставить военную крепость в этих землях для защиты населения от набегов кочевников (монголов и казахов), стремившихся расширить свои пастбищные угодья.

Оценивая вклад купцов-промышленников Строгановых в дело покорения Сибири и расширения Московского государства на Восток, следует отметить еще одну крайне важную особенность личностных качеств Строгановых и их потомков. Все представители этого рода, почти без исключения, были харизматичны: с одной стороны, они пользовались безграничной поддержкой и полным доверием царского двора, с другой стороны, их авторитет был непоколебимым и влияние было огромно среди инородцев. Иван Грозный, выдвинув Строгановых на первые роли в деле организации похода в Сибирь, не ошибся.

В последующие годы харизма как личностная характеристика кандидата на тот или иной административный пост перестала учитываться и была предана забвению в Московском государстве. Во времена абсолютизма династии Романовых, а также и в годы советской власти все кандидаты на те или иные государственные посты должны были соответствовать лишь двум критериям: личная преданность и неукоснительное выполнение указаний верховной власти. Политическая биография Б.Н.Ельцина, первого российского демократа в ранге Президента РФ, является тому подтверждением. Как известно, в свою бытность на посту первого секретаря Свердловского обкома КПСС Б.Н.Ельцин безропотно выполнил указание Кремля и бульдозером сравнял с землей дом купца Ипатьева, где был расстрелян большевиками последний российский император Николай II со всем своим семейством.

Сегодня мы продолжаем испытывать дефицит политических деятелей с ярко выраженной харизмой, то есть обладающих бесспорным авторитетом и большим влиянием, как на уровне центральной власти, так и непосредственно у местных народов. Нехватка политиков такого рода особенно остро ощущается в субъектах РФ, сформированных по национально-государственному и национально-территориальному признакам. В этой связи мы можем, к сожалению, говорить только о некоторых исключениях из общих правил.

Если проводить «перекличку поколений», то, как представляется, харизма Строгановых вполне соответствует сегодня лишь абсолютному авторитету Героя России С.К.Шойгу, тувинца по национальности и православного по вере. Будучи министром обороны РФ, С.К.Шойгу не только несет ответственность за укрепление безопасности рубежей современной России, но и одновременно отвечает за внутриполитическую стабильность и социально-экономическое развитие своей малой Родины - Тувы, уроженцем которой он является. «Независимая газета» от 4 марта 2016 года об этом прямо так и пишет, что Тува является зоной ответственности министра обороны Сергея Шойгу.

За 50 лет - от Урала до Тихого океана

В западной историографии, посвященной истории развития Сибири и Дальнего Востока, преувеличенно большое внимание уделяется скорости освоения азиатской части России. Зарубежные исследователи проводят сравнительный анализ продвижения русских землепроходцев от Урала до Тихого океана и американских переселенцев - от Атлантического до Тихоокеанского побережья Северной Америки.

Все выкладки по «скоростному режиму» - в пользу русских. В отличие от американцев, продвигавшихся от океана до океана 300 лет в сравнительно умеренном климате и превосходивших индейцев в вооружении, русские землепроходцы прошли по территории «Большой Сибири» за период немногим более чем в 50 лет, преодолев гораздо большее расстояние и в очень сложных климатических условиях - по вечной мерзлоте, через, казалось бы, непроходимую тайгу. Уже в 1639 году казак Иван Москвитин вышел к Охотскому морю и основал на Дальнем Востоке первое русское поселение. Спустя год он стал первым европейцем, побывавшим на Сахалине.

Какой же вывод делают на базе этих исторических фактов западные исследователи? С их подачи, ни много ни мало, формируется очередной миф о «русской опасности» и постоянной «русской угрозе» западному сообществу. Для большей убедительности зарубежные историки начинают заниматься несвойственными их профессии математическими расчетами. Учащимся школ и гимназий на Западе хорошо известны, например, подсчеты шведского автора, «отца» геополитики Р.Челлена и его выводы о якобы неизбывной русской агрессивности. Он подсчитал, что на протяжении четырех столетий (с 1500 по 1900 г.) Российское государство росло в среднем на 140 кв. миль в день(!).

Вывод сомнителен, и данное утверждение было опровергнуто российскими исследователями. Например, специалист-международник В.В.Похлебкин в свое время дал ответ этому западному ученому на уровне простой арифметической задачки. Суть ее проста. В начале XVI века (1505 г.) площадь Московского государства составляла 41 136 кв. миль, а к середине XIX века (1848 г.) - 367 112 кв. миль, то есть примерно за 350 лет Россия увеличилась по территории в девять раз, или на 326 тыс. кв. миль, что дает прирост территории примерно на 2-2,5 кв. мили в день1. Ежедневное увеличение территории России на 140 кв. миль или на 2,5 кв. мили, как говорится, «две большие разницы». Решению арифметической задачки В.В.Похлебкина доверяешь как-то больше, нежели неизвестным математическим выкладкам западного специалиста. В чем же секрет русских скоростей при освоении Сибири?

Ускорение в движении от Уральских гор к Тихому океану достигалось прежде всего благодаря следующим факторам. Во-первых, русские землепроходцы использовали привычный опыт освоения новых территорий по рекам. Знакомый ландшафт речных долин сопутствовал повышению скоростного режима российских казаков. В итоге сложилось два пути продвижения на Восток по территории Сибири - северный и южный. Оба маршрута прокладывались по основным рекам и их притокам.

Во-вторых, продвижение «встреч солнцу» и поиск «неприисканных» земель для сбора дорогих мехов в казну проходили без какого-либо крупномасштабного сопротивления со стороны местного населения и без столкновения с иностранными государствами. Единственный конфликт такого рода с маньчжурами был в конечном итоге разрешен. В 1689 году был подписан Нерчинский договор о разграничении владений России и Китая по реке Аргунь. Земли по Амуру, согласно достигнутой договоренности, обе стороны обязались не заселять.

В-третьих, русские землепроходцы проявляли веротерпимость и не нарушали внутренней организации жизни местного населения. Освоение Сибири и Дальнего Востока русскими проходило без каких-либо религиозных войн, без геноцида в отношении местных аборигенов, без создания резервации для коренных этносов. Все эти американские приемы колонизации так и остались, слава Богу, неведомы народам Сибири и Дальнего Востока.

Следует также отметить еще один специфический аспект развития Сибири. Население России с присоединением территорий Сибири и Дальнего Востока стало не только еще более многонациональным, но и многорасовым. Именно через евразийское пространство России по территории Сибири проходила граница между основными ареалами расселения двух больших рас - европеидной и монголоидной. Разумеется, процессы расового смешения в Сибирском регионе имели давнюю историю. Вот почему для россиян никогда не было свойственно неприятие представителей какой-либо иной расы. «Ценности» западного мира, такие как расизм и апартеид, также не коснулись российских территорий.

Для наглядности приведем всего лишь один пример из книги Дэвида Стэннарда «Американский холокост: завоевание Нового Света». Этот западный автор подсчитал, что становление США как государства сопровождалось чудовищной этнической чисткой в истории человечества. За 400 лет пришельцы из Старого Света физически уничтожили около 100 млн.(!) коренных жителей2. Теперь понятно, почему так отставали по времени американцы от русских при освоении новых земель.

Русские землепроходцы В.В.Атласов, С.И.Дежнев, Ф.А.Попов, В.Д.Поярков, Е.П.Хабаров и др. обладали также высокой пассионарностью, то есть их внутренняя энергетика намного превышала инстинкт самосохранения. Этот пассионарный заряд, по сути дела, выталкивал русских казаков за пределы ареала своего проживания, и они шли «встреч солнцу». Стоит отметить, что никто из них не стремился к наживе и богатству. Например, С.И.Дежнев в течение 19-летнего ратного подвига землепроходца Сибири не получал государственного жалования. Вернувшись в Москву, за свой «непрерывный стаж работы» он получил 126 рублей, 6 алтын, 4 деньги, да сукнами «две половинки темновишневых, да половинка светлозелена». Этот исторический факт подтвержден архивными документами3. В конечном итоге московские правители всех казаков-землепроходцев объявили царской служилой ратью. Новый статус казаков потребовал от них строить отношения с местным населением более осмотрительно и руководствоваться в первую очередь государственными интересами.

Столкновение царизма с сибирскими аборигенами

В ходе своего продвижения по территории Сибири русские землепроходцы стремились прежде всего решить две задачи: во-первых, обратить в российское подданство новые племена, закрепив их земли под власть московских правителей; во-вторых, включить аборигенов в систему налогооблажения Российского государства. Столкновения царизма с потенциальными «налогоплательщиками» в принципе были неизбежны. Как отмечал академик Б.А.Рыбаков, процесс сбора дани - это «громоздкий институт прямого внеэкономического принуждения, полувойна, полуобъезд подчиненного населения, в котором в обнаженной форме выступают отношения господства и подчинения»4. В Сибири натуральная подать, которой облагались нерусские народы, занимавшиеся охотничьим промыслом, именовалась ясаком. Ясак вносился в казну пушниной и назначался для каждого племени и рода в отдельности «смотря по людям и промыслам». Уплата ясака служила внешним выражением подданства.

На территории Западной Сибири противодействие русским сборщикам ясака было минимальным. Существовавшая система налогообложения у хантов и манси, например, не претерпела каких-либо изменений в условиях русского присутствия. Ранее отработанная среди этих аборигенов система предусматривала установление ясачного оклада в рамках соседско-территориальной общины в пользу племенных вождей. Те, в свою очередь, передавали «свой сибирский оброк» верхушке местной знати. Далее платежи в натуральной или денежной форме шли в казну Сибирского ханства. Сибирский хан направлял этот коллективный «выход» своему сюзерену - казанским татарам.

С приходом русских в Сибирь изменился только адресат получателя ясака. Им стал великий князь Московский. В XVII веке единственным следствием присутствия русских для сибирских аборигенов являлся сбор ясака в размере одного-двух соболей в год. Взамен местный житель получал твердые гарантии защиты жизни и имущества непосредственно от царской власти.

Попытки своеволия местных властей при сборе дани с инородцев в пользу московских правителей строго пресекались. Такого рода случаи являлись предметом тщательного разбирательства при царском дворе. Об этом, например, свидетельствует грамота царя Федора Ивановича от 27 января 1597 года, направленная в Пустозеро посадским земским людям о челобитной ненцев об обережении их от насильств, чинимых государственными сборщиками дани5. Следует также отметить, что налогообложение для инородцев дополнялось указом об отмене института рабства в Сибирском регионе. Ясыри, именно так именовались в Сибири рабы, принадлежавшие верхушке местной элиты, с принятием российского подданства полностью освобождались от зависимости от своих прежних хозяев. К тому же русские казаки никогда не брали ясак ясырями.

Относительно льготная фискальная система царизма для аборигенов определялась также спецификой местных условий и носила вынужденный характер. Государевы сборщики ясака не превышали меру налогового давления, ибо «налогоплательщики» могли бы быстро раствориться на сибирских бескрайних просторах или скрыться в неведомой таежной глухомани. Найти их там было бы весьма проблематично. Вот почему царские власти всегда неохотно санкционировали какие-либо насильственные меры против уже объясаченных аборигенов.

Дополнительной гарантией выплаты ясака в срок и удержания аборигенов в местах их традиционного расселения являлся институт аманатов, то есть заложников из числа ближайших сородичей местной знати. Такого рода практика содержания аманатов при государевых сборщиках дани не являлась изобретением русских, а издавна существовала как в Московской Руси, так и Сибирском ханстве еще со времен их вхождения в состав империи Чингисхана.

В ходе освоения территории Восточной Сибири и Дальнего Востока русским казакам пришлось столкнуться в военном противоборстве с некоторыми этносами, например с якутами, тунгусами, бурятами, а затем и с чукчами. В донесении в Москву, датированном мартом 1615 года, кратко фиксируется первое столкновение казаков и тунгусов на Енисее, в ходе которого тунгусы потерпели поражение.

В начале 20-х годов XVII века русские промышленники, то есть охотники, отыскивавшие новые места для промысла пушнины, проникли на территорию Якутии. Местное население было объясачено, что вызвало сопротивление со стороны якутской правящей верхушки. Это выступление представителей тамошней знати не было поддержано коренным населением, так как ясак не только не был обременительным, но его дифференцировали с учетом достатка якутского населения. С рядовых жителей Якутии государевы сборщики дани брали по одному соболю в год, с богатых - один соболь с четырех голов скота. С безлошадных ясак вообще не брали, полагая, что без лошади человек не может охотиться. Ясак был не безвозмездным, он считался службой для царя. И сдавший его получал «государево жалование» - топоры, иглы, ткани и т. д6. В связи с тем, что Якутия, по сути, стала основным поставщиком пушнины к царскому двору, в 1630 году правительственным указом якуты были объявлены российскими подданными.

Летописи хранят и другие сведения по истории освоения Якутии русскими. В 1631 году, например, отряд казаков во главе с В.Мартыновым был направлен для сбора дани в Якутию. Местные жители встретили русских казаков ружейным огнем. Однако их сопротивление было сломлено, сбор ясака вновь восстановили. В ответ в 1634 году якуты взяли в осаду Ленский острог. Осада этого русского бастиона продолжалась два месяца, но взять острог якуты так и не смогли. Освоить Якутию, чья территория и ныне в шесть раз превосходит по площади территорию современной Франции, задача была многотрудная. Для закрепления за собой Якутии не только де-юре, но и де-факто царизму потребовался не один десяток лет.

Военные столкновения русских с бурятами и тунгусами в XVII ве-ке в большей степени носили эпизодический характер и вскоре сменились мирными отношениями. Примером может служить тот факт, что буряты, обозначавшиеся в прошлом этнонимом «лесные монголы», в контактах с русскими поселенцами стали именоваться «браты», то есть братья. Впоследствии этот «русский» этноним бурятов будет увековечен в названии Братской гидроэлектростанции, возведенной в Сибири на Ангаре в годы советской власти. Следует также отметить, что в отношениях между бурятами и русскими отсутствовала как национальная, так и социальная рознь. В 1696 году имел место совместный стихийный протест русских поселенцев и бурятов против феодальных порядков, установленных в регионе. Впервые в истории Сибири был создан интернациональный орган - «мирской совет», куда вошли 16 русских и 10 бурятов.

Учитывая пассионарный настрой тунгусов и бурятов, царское правительство предусмотрело для них возможность зачисления не только в состав податного крестьянского населения, но и перевода части этих аборигенов в казачье сословие России. В 1760 году был сформирован Тунгусский казачий полк князя Гантимура, а в 1764-м учреждены четыре бурятских полка, поставленных на охрану государственной границы. В 1851 году было образовано Забайкальское казачье войско, куда влились бурятские и тунгусские полки в качестве национальных воинских формирований.

Превращение Российского государства в поистине трансконтинентальную державу в годы царствования Петра I и его преемников способствовало консолидации сибирских этносов под властью династии Романовых. Вхождение народов Сибири в состав России стало приобретать добровольный характер. В 1703 году бурятские старейшины обратились к Петру I с просьбой взять их под свою руку. В 1727 году по Буринскому договору с Китаем в состав России вошла Хакасия. В 1756-м зайсаны - элита в Горном Алтае - также присягнули России. Последним территориальным приобретением России стал Урянхайский край (Тува), вошедший добровольно в состав империи в 1914 году, то есть накануне Первой мировой войны.

Затяжной характер носило лишь противостояние русских с чукчами. Эта проблема встала перед царской администрацией в 1742 году, ибо чукчи никак не хотели подчиняться русским пришельцам и оказывали им яростное сопротивление. Лишь в 1778 году между русскими и чукчами был подписан договор, по которому туземцы признали русское подданство, но без подчинения русской администрации. Они также согласились платить ясак на добровольной основе, однако взамен требовали с русской стороны подарков с учетом своих потребностей. Замирение достигалось медленно. Чукчи сумели сохранить свою относительную самостоятельность практически до конца правления дома Романовых. Например, в Российском своде законов, изданном в апреле 1906 года, чукотский этнос был отнесен к народам «не вполне покоренным»7.

Опыт царизма во взаимоотношениях с чукчами следует учитывать и ныне. В первую очередь необходимо принять во внимание рост национального самосознания чукчей на рубеже XX-XXI веков. Напомню, что в 1992 году Чукотка отказалась входить в РФ по принципу «матрешки», то есть в составе Магаданской области. В создавшихся условиях Кремль пошел на включение в состав России Чукотского АО напрямую в отличие от большинства других субъектов России, имеющих статус национально-территориальных образований. Это решение руководства России и сегодня должно восприниматься политической элитой нашей страны со всей серьезностью.

Во всяком случае, давно пора покончить с представлениями о чукчах как о героях анекдотов времен советского периода. Ведь в переводе на русский язык «чукчи» означают «настоящие люди». Однако искаженное представление о чукчах продолжает распространяться в российских средствах массовой информации. Особо отличился еженедельник «Аргументы и факты»: в анонсе на подписку «АиФ» на 2016 год редакция газеты, например, использовала, мягко говоря, сомнительный слоган: «Чукча - не дурак. Чукча знает: Абрамович - это на время. «АиФ» - это навсегда»8. Обо всем этом следует призадуматься, учитывая традиционные заигрывания американцев с российскими чукчами.

Освоение Сибири или история 
русской колонизации?

В первую очередь хотелось бы отметить, что опыт царизма по освоению Сибири и Дальнего Востока никак не совместим с традиционными схемами колониальной экспансии западных держав в новое и новейшее время. Вместе с тем сегодня среди некоторых национал-патриотов и историков-краеведов вновь в ходу оценка национальной политики царизма в Сибири как проявление колонизаторской сущности самодержавного режима.

Такого рода заявления не новы. Особенно активно критика в адрес дома Романовых по этому поводу звучала из уст революционных демократов в XIX веке, выступавших за предоставление краю автономии. Затем эту эстафету подхватили и пламенные революционеры-большевики. Политизированное клеймо «Россия - тюрьма народов» на долгие годы определило подход советских историков к теме освоения Сибири и Дальнего Востока во времена царизма исключительно сквозь призму классовой борьбы. Вывод всегда был однозначен: история Сибири в годы правления Романовых - это история порабощения местных народов и их борьбы против царских опричников. Большевики ныне не обладают монополией на истину в России, однако публикации, посвященные русской колонизации Сибирского края, продолжают выходить с завидной регулярностью. Итак, была или не была русская колонизация Сибири?

Давайте для начала условимся о том, что мы будем понимать под термином «колонизация». Историческая наука дает нам краткое и емкое на этот счет определение: под колонизацией понимается насильственный захват чужих территорий как результат осознанной государственной политики. Именно такой курс мировых колониальных империй в свое время обеспечил получение прибыли и сверхприбыли в пользу метрополий за счет эксплуатации и откровенного грабежа коренных народов колоний и полуколоний.

Представляется ли возможным рассуждать о насильственном захвате царизмом территорий в Сибирском регионе после разгрома Кучума? Ведь общеизвестно, что в местах условного расселения аборигенов никогда не было не только внешних, но и внутренних границ. Об отсутствии у местных народов каких-либо национальных институтов государственной власти вообще говорить не приходится. Конечно, контакты представителей царской администрации с местной знатью способствовали возникновению как симпатий, так и антипатий среди договаривающихся сторон. Однако в конечном итоге положительная комплиментарность, то есть взаимная симпатия, по Л.Н.Гумилеву, в отношениях между русскими пришельцами и туземным населением всегда брала верх.

Сей факт подтверждается тем, что подавляющее большинство народов Сибири и Дальнего Востока однозначно выразило свое желание добровольно войти в состав Российского многонационального государства. И в дальнейшем местные аборигены, несмотря на нараставший абсолютизм власти Романовых, были удовлетворены условиями своего проживания в составе Российского государства. Во всяком случае, история не сохранила каких-либо правовых документов, свидетельствовавших о стремлении туземных этносов выйти из-под опеки царизма.

Теперь постараемся ответить на вопрос, являлось ли вхождение Сибири и Дальнего Востока результатом осознанной государственной политики. Стоит напомнить, что в движении «встреч солнцу» от Уральских гор к Тихому океану государство поначалу в большей степени являлось ведомой, а не ведущей силой. Инициаторами похода на Восток являлись русские землепроходцы-пассионарии. Кроме того, если все же использовать словосочетание «колонизация по-русски», то окажется, что применительно к Сибири речь пойдет в первую очередь о спонтанном освоении новых территорий русскими крестьянами для расширения ареала своего проживания. Целью русских переселенцев являлась не эксплуатация местного населения в пользу власть имущих в метрополии, а расселение среди аборигенов на свободных землях для обустройства своего постоянного места жительства. Крестьянская колонизация в Сибири «обтекала» крупные массивы инонационального населения, именовавшиеся не иначе как «ясачные угодья». Нелишне подчеркнуть и тот факт, что русский этнос, составляя бóльшую часть колонизационного потока в Сибири, никогда не был господствующим среди местных народов и не имел особых привилегий ни де-юре, ни де-факто. Это подтверждалось и официальной идеологией самодержавия, основанной не на этническом самосознании русских, а на династическом и сословном принципах.

Совместная жизнь очень разных в социальном, экономическом, культурном и религиозном отношениях народов Сибири в контакте с русскими поселенцами оказалась возможной без какого-либо взаимного истребления друг друга. Тем самым напрашивается вывод, что с самого начала колонизация по-русски представляла собой не осознанную политику государства, а прежде всего вольную народную колонизацию.

К концу XVII века миграционные потоки сельского населения из центральных районов Европейской части России в Сибирь значительно возросли. К этому времени общая численность населения за Уралом достигла 450-500 тыс. человек с абсолютным преобладанием русского этноса. Показатели численности туземного населения вместе с тем были относительно невелики: сибирские татары составляли компактную группу в 15-25 тыс. человек; тунгусы - 30 тысяч; якуты - 25-20 тысяч; коряки - 10 тысяч и т. д9. Следует также отметить, что ни один даже самый малочисленный народ в Сибири и на Дальнем Востоке не был вытеснен русскими со своей территории и не исчез как этнос.

Несмотря на малочисленность туземного населения в составе самодержавной России, царские власти стремились привлечь аборигенов к законотворчеству. Например, в 1767 году императрица Екатерина II, преследуя цель установить в стране «тишину и порядок», пригласила ряд представителей народов Сибири принять участие в работе Уложенной комиссии для составления нового свода законов Российской империи. К разработке нового Уложения взамен устаревшего Соборного уложения 1649 года были привлечены выходцы из числа бурятской элиты (князья-нойоны) и якутской знати (тойоны). Но их предложения по изменению имперского законодательства так и остались неизвестны. «Делегация» из Якутии отметилась лишь при обсуждении вопроса о расширении привилегий местной знати. Якутские тойоны просили для себя поголовного дворянства и позволения организовать подобие дворянского самоуправления под началом «областного головы»10.

По-видимому, такого рода заявления туземной элиты послужили поводом для обсуждения в ближайшем окружении Екатерины II европейского опыта управления национальными окраинами по схеме «метрополия - колонии». Рассматривая Сибирь как некую «русскую Индию» с возможным будущим статусом «инородческой колонии», императрица объявила Тобольскую и Иркутскую губернии Сибирским царством. Новому административно-территориальному образованию было даровано право иметь свой собственный герб и чеканить монету.

Однако этот проект не получил своего развития после смерти императрицы Екатерины II. Ее внук Николай I не поддержал ее начинания, заявив, что Сибирь - не колония, а неотъемлемая и составная часть России. В 1847 году проект, связанный с созданием в азиатской части России Сибирского царства, был окончательно закрыт. В тот же год российский император издал указ о прекращении чеканки особой сибирской монеты, которая использовалась при расчетах внутри Сибири.

Европейская схема управления национальными территориями «метрополия - колонии» оказалась неприемлемой для России, представлявшей собой не только многонациональное государство, но и отдельную самодостаточную цивилизацию. Самодержавные правители предпочитали придерживаться прежней модели управления, суть которой заключалась в создании единой системы государственной власти на пути слияния национальных окраин с имперским центром.

Конфессиональная и национальная 
политика царизма

В летописных сводах Московского государства накануне похода Ермака крайне редко встречаются упоминания о принятии православия отдельными представителями коренных народов Сибири. Среди туземцев безраздельно господствовали языческие верования: анимизм - учение о существовании души и духов, управляющих материальным миром, и шаманизм - вера в способность человека входить в общение с духами и использовать их силу для врачевания и другой полезной деятельности. Для большей части сибирских аборигенов язычество представляло собой не просто религию, а способ выживания в суровых природных и климатических условиях.

На рубеже XVI-XVII веков буддизм, христианство и ислам практически не имели своих последователей в регионе. Московские правители обладали отрывочными сведениями о деятельности исламских священнослужителей среди сибирских татар. Речь шла о муллах, приглашенных в 1563 году сибирским ханом Кучумом и изгнанных из Казани Иваном Грозным. Благодаря проповеднической деятельности мусульманских культовых служителей, а также в силу межэтнических контактов ислам как религия и образ жизни получил некоторое распространение среди части вогулов и остяков, проживавших в Западной Сибири. После поражения Кучума и прихода русских в Сибирь мусульманская вера сохранилась лишь в местах традиционного расселения этнических татар. В последующий период истории самодержавия в России появления каких-либо новых сторонников пророка Мухаммеда в Сибири и на Дальнем Востоке отмечено не было. Что касается буддизма, то первое письменное свидетельство о его распространении в Бурятии было кратко зафиксировано в донесениях русских служилых людей лишь в 1600 году.

Русская православная церковь начала свою деятельность за «Камнем», по сути дела, с чистого листа. Продвижение РПЦ на восток от Урала до Тихого океана определялось маршрутами российских землепроходцев. С этой целью в Тобольске - первой столице русской Сибири - была учреждена особая Сибирская православная епархия (1621 г.). Вскоре Тобольская кафедра по распоряжению Московского патриархата получила статус митрополичьей, ибо неизмеримо выросли масштабы ее деятельности в регионе (1667 г.). Во второй половине XVII века на территории Сибири и Дальнего Востока один за другим стали сооружаться православные монастыри - форпосты христианской веры: на реке Тунгуске основали Троицкий монастырь (1660 г.), в Якутии был учрежден Спасский мужской монастырь (1666 г.), под Иркутском открыли Вознесенский мужской монастырь (1672 г.) и т. д. Эти обители РПЦ не только укрепляли основы православной веры русских поселенцев в Сибири, но и способствовали сохранению их традиционного хозяйственного уклада. Именно монастырская форма землевладения стала наиболее распространенной на территории Сибири и Дальнего Востока во времена царизма.

Однако пастырская деятельность РПЦ первоначально ограничивалась исключительно великороссами. Крещение сибирских аборигенов признали нежелательным, так как, согласно установленному порядку, с крещеных туземцев ясак взимать было нельзя. В этом решении имелся и позитивный смысл. Объясачивание местного населения ни в коей мере не сопровождалось насильственным крещением. Охранная политика в отношении туземцев в сочетании со сбором ясака определила суть взаимоотношений российской администрации с народами Сибири на протяжении всего XVII века.

Коренным образом конфессиональная и национальная политика царизма на территории Сибири и Дальнего Востока изменилась в период правления Петра I. Русская православная церковь перешла в полное подчинение верховной светской власти, которая рассматривала РПЦ не только в качестве носителя национального самосознания и культурной идентичности великороссов, но и в качестве проводника государственной политики в целом. По замыслу царских правителей, православная вера должна была стать важнейшим инструментом объединения и консолидации всех народов империи. В 1706 году Петр I издал указ о массовом крещении сибиряков «по согласию и ненасильственными методами». В последующих царских распоряжениях конкретизировались льготы для коренного населения Сибири, перешедшего в лоно РПЦ. Инородцам, принявшим православие, полагалось вознаграждение хлебом, одеждой и деньгами. Новокрещенные аборигены не включались в подушную перепись и продолжали уплачивать ясак в прежних размерах.

Получили дальнейшее развитие контакты российской администрации с местными родоначальниками. Сибирские мурзы и князья были освобождены от ясака, а по итогам работы Первой ясачной комиссии (1764 г.) отменили институт аманатов. Сбор ясака от государевых сборщиков перешел к родовым начальникам, что, безусловно, обеспечило повышение мобильности царской власти в отношениях с местной знатью и одновременно повышало авторитет последних среди аборигенов.

Новый этап в развитии отношений российской администрации с представителями туземной знати и основной массой коренного населения наметил сибирский генерал-губернатор М.М.Сперанский. Он явился автором двух основополагающих документов, одобренных Александром I: «Учреждение для управления сибирских губерний», «Устав об управлении сибирских инородцев» (1822 г.). М.М.Сперанский ставил перед собой задачу привести образ жизни коренных народов в соответствие с общеимперскими канонами. Сибирские родоначальники были освобождены от податей и телесных наказаний. Они также могли претендовать на получение личного дворянства. Для туземцев вводилось звание «почетные инородцы» при условии их сотрудничества с российской администрацией. Все туземное население подразделялось на три социальные категории: оседлое (сибирские татары, сибирские бухарцы, прибайкальские буряты), кочевое (забайкальские буряты, хакасы и якуты) и бродячее (коряки, ненцы, эвенки, чукчи и т. д.).

Под контролем государства разворачивалась миссионерская деятельность РПЦ на территории Сибири. Сподвижник Петра I, тобольский митрополит Ф.Лещинский, положил начало подготовке миссионеров из числа крещеных инородцев и в первую очередь из числа хантов и манси. Его стараниями в Тобольске были открыты первое духовное училище (1702 г.) и первый церковный театр (1705 г.). Первое массовое крещение коренных народов Сибири датировано 1724 годом, когда значительную часть якутов обратили в православие.

Миссионеры РПЦ перевели на родной язык сибирских этносов ряд основополагающих для каждого христианина религиозных книг: на вогульский язык (манси) было переведено Евангелие от Матфея и Марка (1823 г.), на язык самоедов (ненцев) - Новый завет (1848 г.) и т. д. Издание религиозных книг на языках народов Сибири явилось событием огромного культурного значения. Русские миссионеры и инородцы тем самым получили возможность познакомиться с духовными традициями друг друга, легче вступать в диалог, в том числе в мирском взаимодействии.

В XIX веке льготы царской власти по отношению к крещеным туземцам стали еще более весомыми. Николай I освободил сибирских инородцев православной веры от рекрутчины (1833 г.). Александр II своим указом подтвердил, что на православных аборигенов Сибири не распространяется военная повинность и они не подлежат призыву в Российскую армию (1874 г.). Светские правители неизменно высоко оценивали опыт и масштабы миссионерской деятельности РПЦ в Сибири и на Дальнем Востоке. Особо отмечен положительный опыт возведения православных храмов в Сибири на местах прежних языческих святилищ. В конечном итоге бóльшая часть народов Сибири и Дальнего Востока на рубеже XIX-XX веков была обращена в православие: ненцы, ханты, манси, юкагиры, алеуты, эвенки, нанайцы, хакасы, алтайцы и т. д. Все это способствовало качественным переменам в жизни туземных народов Сибири. Статус кочевых и бродячих этносов в регионе канул в Лету. Согласно царскому циркуляру 1898 года, за местным населением Сибири и Дальнего Востока были закреплены постоянные места проживания. К этому времени общее число жителей Сибири и Дальнего Востока составило 5,8 млн. человек.

Опыт мирного сосуществования мировых религий также нашел свое закрепление на территории Сибири и Дальнего Востока. В 1741 году указом императрицы Елизаветы Петровны буддизм в северном его ответвлении (форма ламаизма) был признан одной из официальных религий России. Согласно этому указу, все вероисповедные дела бурят были регламентированы и оформлены юридически. Буддистские священнослужители были приведены к присяге на верноподданство России, с них было взято обязательство не переходить границу и не иметь сношений с «заграничными людьми» под угрозой смертной казни. Этот указ официально признавал наличие буддистского вероисповедания в России; ламы выделялись в особое сословие и освобождались от ясака.

По царскому указу (1773 г.) светская власть получила право самостоятельно принимать решение об учреждении храмов любой веры. Например, Николай II, проповедуя веротерпимость, дал разрешение на строительство в Санкт-Петербурге буддийского храма. В 1913 году к 300-летию династии Романовых состоялось освящение этого буддийского храма - единственного по сей день в европейской части России и самого северного в мировом сообществе.

Подводя итоги конфессиональной и национальной политики царизма в годы правления Романовых, необходимо сделать главный вывод: царизм при активном участии РПЦ обеспечил конфессиональный мир и национальное согласие среди народов России в Сибирском регионе. При этом, безусловно, была велика заслуга русского этноса. Не возбуждая социальную или национальную вражду, переселенцы из Европейской части страны сумели не только подчинить все народности Сибири и Дальнего Востока, но и собрать их всех в одну общую семью народов России. На рубеже XIX-XX веков формирование российского суперэтноса стало свершившимся фактом.

Опыт царизма по управлению окраинными
территориями

Несмотря на смену политических режимов и даже общественных формаций в истории России в течение ХХ века, суть управления Сибирью практически не менялась. Его цель и сегодня заключается прежде всего в укреплении ведущей роли государства в регионе. В этой связи изучение опыта царской власти по управлению Сибирским регионом в неразрывной связи с задачами современного развития весьма полезно и, безусловно, позволит усилить административный ресурс федеральной власти. Тем более что вертикаль власти, выстроенная в нулевые годы XXI века, в чрезвычайных ситуациях демонстрирует некоторый сбой на территории Сибири и Дальнего Востока. Подтверждением тому является непосредственное участие Президента РФ В.В.Путина в управлении Сибирским краем в экстремальных условиях, связанных с природно-климатическими катаклизмами (наводнениями) и техногенными катастрофами в регионе (Саяно-Шушенская ГЭС). За последние годы мы с вами неоднократно становились свидетелями того, как В.В.Путин в час испытаний брал на себя всю ответственность за развитие событий в Сибирском регионе, или, как сейчас принято говорить, президент включал ручное управление.

Какие меры по укреплению вертикали власти в Сибири и на Дальнем Востоке представляется возможным предпринять, исходя из управленческого опыта царизма? Во-первых, хотелось бы напомнить, что региональные правители в условиях самодержавия неукоснительно руководствовались установкой центра о том, что административно-территориальное деление в Сибири и на Дальнем Востоке должно представлять собой прямую кальку экономического районирования. Сегодня этот принцип административно-территориального деления учитывается не в полной мере. Судите сами: азиатская часть России традиционно делится на три экономических региона - Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный, но почему-то все эти три района на нынешнем этапе оказались в составе только двух федеральных округов - Сибирского и Дальневосточного. Кто ответит на вопрос, каким образом в Уральском федеральном округе оказались Курганская и Тюменская области, а также Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, расположенные в Западно-Сибирском экономическом районе? Логика подсказывает, что, во-первых, число федеральных округов на территории Сибири и Дальнего Востока должно соответствовать числу экономических районов; во-вторых, федеральный округ по своему назначению должен представлять собой крепкую административную «насадку» на соответствующий экономический район. Это придаст федеральному округу бóльшую устойчивость и самостоятельность, в конечном итоге укрепит и вертикаль власти. Тогда и надобность в ручном управлении главы РФ в Сибирском и Дальневосточном ФО в экстремальных случаях, вероятно, сама собой отпадет.

В настоящее время в управлении территориями Сибири и Дальнего Востока упор делается исключительно на административный ресурс. Несколько лет назад было создано Министерство по развитию Дальнего Востока. Это новое ведомство, в свою очередь, создает и новые бюрократические структуры. За последнее время был разработан ряд программ, связанных с созданием Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, акционерного общества «Дальний Восток» и т. д. Одновременно на уровне федерального правительства выдвинуты также предложения выселить на Дальний Восток головные офисы госкомпаний и профильные ведомства, связанные с Сибирским и Дальневосточным регионами.

Но все эти инициативы объективно ведут к распылению административного ресурса федерального центра на территории Сибири и Дальнего Востока. Напомню, что исполнительная власть в азиатской части России в годы самодержавного правления всегда стремилась к тому, чтобы сосредоточить в своих руках всю полноту(!) как территориального, так и функционального (отраслевого) управления регионом.

Следует также отметить, что сибирский опыт самодержавной власти позволил определить и слагаемые успеха в дальнейшем освоении окраинных территорий. Ведь успешное покорение Сибири стало возможным лишь при соединении царизмом воедино трех групп интересов: интересов государства, интересов российского капитала и интересов народных масс. На первоначальном этапе это уникальное единство верхов и низов в своем движении «встреч солнцу» формировалось стихийно и хаотично. Впоследствии этот курс стал представлять собой результат осознанной политики самодержавной власти. Некоторые его итоги говорили сами за себя. Строительство Транссибирской железнодорожной магистрали (1891-1904 гг.) стало отправной точкой в индустриальном развитии Сибири. Сотни тысяч русских, украинцев и белорусов добровольно переселились в Сибирь и на Дальний Восток в ходе аграрной реформы премьера П.А.Столыпина. Вектор экономического развития России стал неукоснительно смещаться с Запада на Восток. Правильность этих действий, рассчитанных самодержавной властью на длительную перспективу, подтверждалась и последующим советским опытом освоения Сибири.

В настоящее время экономика РФ в географическом плане по-прежнему нацелена в своем развитии с Запада на Восток и с Юга на Север. Однако людские потоки ныне движутся в противоположном направлении. Первопричиной миграции населения Сибири в сторону европейских промышленных и культурных центров РФ является недостаточно развитая социальная инфраструктура в регионе и как следствие - снижение жизненного уровня населения на территории Сибири и Дальнего Востока. Например, заработная плата в Сибирском федеральном округе меньше, чем в Центральном и Северо-Западном федеральных округах, на 20-30%. На Дальнем Востоке реальные доходы к средним по стране ныне составляют 96-98%, а в 1991 году этот показатель был 135%. За последнее время в Сибирском федеральном округе уровень безработицы составил 10%, а в Дальневосточном федеральном округе соответственно - 9%. Одновременно ощущается острая нехватка квалифицированных кадров на предприятиях Сибири и Дальнего Востока, где более 60% рабочих мест вакантны. Ежегодный отток населения с Востока на Запад в течение последних 15 лет определяется цифрой в 100 тыс. человек11.

Миграция самодеятельного населения из Азиатской в Европейскую часть России приобрела, к сожалению, устойчивый характер. Как отмечают региональные руководители, первоочередной целью сегодня становится задача приостановить отток населения и стабилизировать его численность на территории Сибири и Дальнего Востока. Предпринимаемые меры в этом направлении на федеральном уровне пока не дают осязаемых результатов. Это касается как деятельности Министерства по развитию Дальнего Востока, так и Государственной Думы. Никого не хочу обидеть, но решение вышеназванного министерства о выплате подъемных при переезде на постоянное место жительства в Сибирь и на Дальний Восток в размере 200 тыс. рублей или одобренный в первом чтении Государственной Думой законопроект о предоставлении с мая 2016 года права каждому россиянину получить бесплатно один гектар земли на бескрайних просторах Дальневосточного федерального округа, по сути дела, сродни объявлениям о начале очередного набора сезонных рабочих. Такого рода подход вряд ли приведет к возникновению нового потока переселенцев «встреч солнцу».

«Сибирское направление» в политике США

Появление «сибирского направления» в политике США напрямую связано с неожиданным подарком, преподнесенным американцам М.С.Горбачевым накануне развала Советского Союза. Этот первый и последний президент СССР в июне 1990 года принял ничем не мотивированное с точки зрения государственных интересов СССР решение, безвозмездно передав США часть шельфа в Беринговом море общей площадью в 55 тыс. кв. км. Как гласит русская пословица, аппетит, в данном случае аппетит у американцев, действительно пришел во время еды. Сразу же после ратификации американским Конгрессом нового соглашения между СССР и США о разграничении морского пространства в акватории Тихого океана Институту мировой истории США было дано задание разработать проект возможной купли-продажи Сибири и Дальнего Востока после распада СССР. В основу этого замысла был положен исторический прецедент, когда царское правительство уступило Аляску и Алеутские острова в пользу США во второй половине XIX века12.

Возможно, американцам казалось, что сделка по Сибири и Дальнему Востоку вполне реальна. В итоге проект, связанный с гипотетической покупкой Сибири, был представлен администрации США в 1992 году. По оценкам его авторов, стоимость намечаемой сделки должна была составлять 3 трлн. долларов из расчета 1 тыс. долларов за один акр (0,4 га).

Под Сибирью американская администрация, как и царские власти в свое время, понимала всю территорию от Уральских гор до Тихого океана. Азиатскую часть России намечалось обустроить, создав на ее территории семь новых американских штатов. Предполагалось, что покупка Сибири позволит США создать около 2 млн. рабочих мест. Авторы проекта особо подчеркивали, что новые рабочие места будут равномерно распределены по всем североамериканским штатам. Каждый потраченный на покупку Сибири миллиард долларов сразу же обеспечит якобы создание в каждом штате США 20 тыс. новых рабочих мест. Тем самым гарантировалась чуть ли не всеобщая занятость трудового населения США на длительную перспективу. Было также объявлено, что реализация сделки по покупке Сибири планировалась на срок до 20 лет. Согласно представленному администрации США проекту, американская сторона должна была ежегодно выплачивать России около 200 млрд. долларов. Половина суммы переводилась бы наличными, а другую половину денежных средств планировалось покрывать товарами, произведенными в США по заказам российских потребителей.

Официально проект «Американская Сибирь» был предан гласности на страницах американских газет и журналов в 1994 году. При анализе данного документа следует обратить особое внимание на раздел, посвященный будущим правам жителей Сибири и Дальнего Востока в статусе потенциальных граждан США. Согласно предложениям разработчиков данного документа, население Сибири и Дальнего Востока должно было быть условно разделено на две группы: русскоговорящих славян и собственно «туземцев». Во вторую упомянутую группу должны были войти якуты, буряты, тувинцы, чукчи, эскимосы и другие народы и народности, составляющие коренное население Азиатской части России. Если русские и другие представители славянских народов, проживающие на территории Сибири и Дальнего Востока, должны были получить все права и привилегии граждан США, то коренное население, испокон веков проживавшее в регионе, должно было, по сути дела, разделить судьбу американских индейцев13.

Составители проекта купли-продажи Сибири и Дальнего Востока ссылались в этой связи на достигнутые почти полтора века назад аналогичные договоренности российской и американской сторон по поводу Русской Америки. Как известно, в третьей статье договора об уступке Россией Аляски и Алеутских островов в пользу США (1867 г.) говорилось, что в отличие от великороссов, коренные жители Русской Америки, или, как их тогда называли, нецивилизованные народы, «будут подчинены тем законам и правилам, которые Соединенные Штаты будут время от времени принимать в отношении коренных племен этой страны». Таким образом, на местные этносы как в прошлом, так и в настоящем, по мнению американских специалистов-юристов, не должны были распространяться привилегии и права граждан США.

Однако жизнь внесла коррективы в планы американцев. Многонациональная Россия, несмотря на предсказания ее недругов, не только не распалась в 1990-х годах ХХ века, но и значительно окрепла. Проект «Американская Сибирь» пришлось списать в архив.

В нулевые годы XXI века американцы разработали новый вариант «освоения» Северо-Востока азиатской части РФ с перспективой его превращения в край пустынный и безмолвный в прямом смысле этого слова. Администрация США официально довела до сведения российского руководства свои предложения о готовности выделить значительные финансовые средства для эвакуации(!) россиян со всех северных территорий РФ. В.В.Путин дал достойную отповедь такого рода инициативам США. В апреле 2004 года российский лидер, выступая в Салехарде (Ямало-Ненецкий АО) в ходе заседания собрания представителей северных территорий, подверг резкой критике идею переселения людей из районов Крайнего Севера в глубь внутренних районов РФ. Понятно, что рекомендованные американцами «маршруты движения» россиян по территории Сибири и Дальнего Востока никак не совпадали с жизненно важными интересами России в данном регионе.

В настоящее время администрация США стремится к тому, чтобы радикальным образом пересмотреть свою политику по отношению к коренным народам Сибири и Дальнего Востока и расположить их к себе. Подтверждением тому служит недавнее введение безвизового режима на поездки в обе стороны для коренных жителей Аляски и Чукотки. Комиссия Берингова пролива со стороны США в июне 2015 года официально выразила свою готовность к выдаче специальных вкладышей в паспорта жителей Аляски. В свою очередь, Россия также провела аналогичную работу, обеспечив соответствующими вкладышами российских граждан - представителей коренного населения Чукотки.

Еще раз особо отмечу: право безвизового въезда в регион соседней страны получили только коренные жители. Для поездки им теперь необходимо иметь приглашение родственников с противоположного берега. Под родственниками понимается кровная родня, или, как говорят американцы, члены одного племени или рода. Сородичами объявляются также лица, говорящие на местных диалектах по ту и другую сторону Берингова пролива. Без визы жители Чукотки и Аляски имеют право находиться в установленных регионах не более 90 дней. Таким образом, договор между СССР и США 1989 года о свободном посещении жителями Чукотки и Аляски этих регионов ныне вступил в законную силу, то есть спустя более четверти века со дня его подписания.

Решение о безвизовом обмене между коренными жителями Чукотки и Аляски, по всей видимости, для американской администрации примечательно - оно принято в условиях ужесточения санкций США и ЕС против России в связи с украинским кризисом и вхождением Крыма в состав РФ. Американцы плотно взялись за разработку своей версии комплексной программы сотрудничества между разделенными этносами (чукчами, эскимосами, чуванцами и т. д.), проживающими по ту и другую сторону российско-американской границы.

Данная американская программа, безусловно, напрямую связана с ежегодным участием США в этнокультурном и спортивном фестивале «Берингия»* (*Согласно общепринятым географическим обозначениям, Берингия представляет собой территорию, связывающую воедино Северо-Восток Азии и Северо-Запад Северной Америки. В состав Берингии входят часть Чукотки и Камчатки в России, а также Аляска в США.), проводимом в России на территории Чукотки и Камчатки с 1992 года. В последнее время наряду с Россией и США в этих традиционных фестивалях с подачи американцев стали принимать активное участие представители стран - союзников США по блоку НАТО, а также посланцы государств, официально находящихся под защитой Североатлантического альянса. В 2013 году, помимо американцев, жители Чукотки принимали у себя финнов и австралийцев, участвовавших в берингийских спортивных состязаниях. В рамках фестиваля «Берингия-2014 г.» состоялись первые международные арктические игры при участии спортсменов России, США, Дании, Норвегии, Исландии и Канады. В феврале 2016 года фестиваль «Берингия» стартовал уже и на Камчатке.

Совместные поездки в гости друг к другу на Чукотку и Аляску, состязания на оленях и в собачьих упряжках, гонки на кожаных байдарах (большие чукотские лодки, при помощи которых береговые чукчи охотятся в океане, метание гарпуна и т. д. завоевывают все большую популярность у коренных этносов по ту и другую сторону Берингова пролива. Однако в обозримом будущем географическое единство Берингии вряд ли обретет какие-либо дополнительные скрепы.

В условиях глобализации международных отношений просматриваются на перспективу два полярных проекта развития Сибири и Дальнего Востока. Свои варианты решения насущных проблем предлагают Россия и США. Руководство РФ ставит перед собой задачу дальнейшего освоения Сибири и Дальнего Востока при опоре как на собственные силы, так и при активном развитии международного партнерства и привлечении иностранных инвестиций в регион. Подтверждением этих намерений явилось единодушное одобрение российскими политиками - участниками Валдайского форума (2012 г.) программного доклада «К Великому океану, или новая глобализация России». Реализуя на практике намеченные цели, российское руководство стало инициатором проведения саммита АТЭС во Владивостоке (2012 г.), Восточного экономического форума (2015 г.) и т. д. Все эти инициативы воочию демонстрируют, что восточный вектор развития России является ее приоритетом не только на ближайшую, но и отдаленную перспективу.

В свою очередь, США пытаются навязать мировому сообществу свое видение перспектив социально-экономического, а возможно, и политического развития обстановки в регионе. Учитывая мировую значимость нефтяных, газовых, золоторудных и иных природных богатств Сибири, американцы пытаются убедить международное бизнес-сообщество в том, что проблемы Сибири и Дальнего Востока должны рассматриваться исключительно сквозь призму новых вызовов и угроз XXI века при непременном участии всех основных игроков на международной арене. Выдвинув на первый план эту задачу, американская пропагандистская машина продолжает не-устанно тиражировать «сибирский тезис» бывшего государственного секретаря США Мадлен Олбрайт, сформулированный ею еще в 2009 году. «Несправедливо, - заявляла госсекретарь США, - что все богатства Сибири принадлежат русским». Ответ на эту очередную американскую «заявку» по поводу Сибири был дан однозначно российской стороной. Президент РФ В.В.Путин в ходе своей пресс-конференции 18 декабря 2014 года, в частности, заявил следующее: «Ведь мы же почти от официальных лиц слышали многократно, что несправедливо, что Сибирь с ее неизмеримыми богатствами вся принадлежит России. Как несправедливо? А отхапать у Мексики Техас - это справедливо. А то, что мы на своей собственной земле хозяйствуем, - это несправедливо, нужно раздать».

Тезису М.Олбрайт вторит патриарх антисоветской, а теперь и антироссийской политики Зб.Бжезинский. Именно его установка положена в основу нынешнего курса США. По словам Зб.Бжезинского, Сибирь представляет собой главный геополитический приз для Америки в XXI веке. Однако этот американский консультант не учитывает главного. Сибирь - это не мировая нефтяная или газовая скважина, а регион с многовековой историей и богатейшими традициями, где бок о бок проживает большое число народов и народностей. Каким образом Сибирь может стать геополитическим призом для США в XXI веке, если данный регион представляет собой неотъемлемую и составную часть Российского многонационального государства? По сути дела, речь идет о покушении на суверенитет России.

Новоявленные американские ковбои XXI века должны осознать, что территория Сибири и Дальнего Востока не является продолжением территорий «диких прерий», заселенных очередными индейцами. Российско-американская граница, проходящая по Берингову проливу и акватории Тихого океана, представляет собой не просто границу между двумя государствами, а является знаковым рубежом между двумя самодостаточными цивилизациями: российской и западной. Каждая из них самобытна и отличается своей историей, культурой, менталитетом населения, формой государственного устройства и т. д.

Американцам, с учетом их нынешней ставки на развитие прямых контактов с коренными жителями Чукотки и Камчатки, необходимо также уяснить, что они входят в соприкосновение не просто с народами Дальнего Востока. Чукчи, эскимосы, коряки и т. д. наряду с русскими и другими славянскими народами, проживающими в этом регионе, составляют единый российский суперэтнос, одержавший в прошлом не одну победу. Например, в годы Великой Отечественной войны среди представителей 62 народов и народностей Российского многонационального государства, удостоенных звания Героя Советского Союза, были и представители коренных этносов Сибири и Дальнего Востока, в том числе: буряты - пять человек, якуты - три человека, алтайцы - два человека, хакасы - два человека, а также кумандин, нанаец, тувинец и эвенк14.

Разыграть сибирскую карту при опоре на местные этносы никому ныне не под силу, в том числе и американцам. История и судьбы народов Сибири неразрывно связаны и неотделимы от судьбы России.

 1Похлебкин В.В. СССР и Финляндия. М., 1975. С. 9-12.

 2Stannard David E. American Holocaust: the Conguest of the New World. Oxford University Press. 1992. P. 124.

 3Ефимов А.В. Из истории великих русских географических открытий. М., 1993. С. 77.

 4Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М., 1993. С. 258.

 5Под стягом России. Сборник архивных документов. М., 1992. С. 7-9.

 6Шумейко И. 10 мифов об Украине. М., 2009. С. 232.

 7Подробнее см.: Олех Л.Г. История Сибири. М., 2001. С. 100.

 8АиФ. 2015. №51. С. 12.

 9Масюгина Т.М., Перепелкин Л.С., Стельмах В.Г. Национальная политика в России: XVI - начало XXI века. М., 2014. С. 65-66.

10Национальные окраины Российской империи: становление и развитие системы управления. М., 1998. С. 100.

11Независимая газета. 2013. Июль 7; АиФ. 2015. №48. 1-15 июля.

12Подробнее см.: Булатов Ю.А. «Там, гдҍ поднятъ русскiu флагъ, онъ уже опускаться не долженъ». Кто и зачем продал Русскую Америку // Международная жизнь. 2015. №4. С. 124-148.

13Подробнее см.: Миронов И.Б. Роковая сделка: как продали Аляску. М., 2007. С. 262-267; The Mead Plan for American Siberia // GQ. 1994. March.

14Мир русской истории. Энциклопедический справочник. М., 1999. С. 527.

Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 16 мая 2016 > № 1754217 Юрий Булатов

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter