Всего новостей: 2552687, выбрано 7 за 0.021 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия. СФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 апреля 2017 > № 2160838 Дмитрий Медведев

Совещание о дорожном хозяйстве Омской области.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас сегодня несколько важных мероприятий, а начнём мы с темы, которая волнует большое количество людей в разных частях нашей страны, и в Омской области, а в Омске в особенности. Мы обсудим состояние дорог. Это действительно важная тема для любого региона.

Во время поездок я всегда стараюсь сесть за руль и вместе с губернатором проехаться, посмотреть, как выглядят дороги, почувствовать, что называется, на собственном опыте, что происходит, есть ли изменения. И сейчас мы так же поступили – проехались, посмотрели состояние дорог в Омске. Понятно, не во всех местах, тем не менее общую картину составить можно.

Ситуация и в стране, и, конечно, в Омской области, мягко говоря, далека от идеальной.

По федеральным трассам нам удалось в нормативное состояние привести более 70% сети. Это движение, которое наметилось в последние годы. Но по региональным дорогам ситуация гораздо хуже: лишь порядка 40% соответствуют эксплуатационным требованиям.

Совсем недавно мы обсуждали реализацию приоритетного проекта «Безопасные и качественные дороги». Цель – привести в нормативное состояние дороги 37 крупнейших городов. Это действительно ключевая тема, потому что именно в городах дороги разбиваются, естественно, больше, сконцентрировано большое количество людей. И в эти 37 крупнейших городов вместе с прилегающими территориями входит город Омск.

В этом году в общей сложности планируется построить и отреставрировать около 5 тыс. км автомобильных дорог, ликвидировать тысячи очагов аварийности.

По линии «Единой России» реализуется проект «Безопасные дороги», в рамках которого наши коллеги проверяют состояние дорожного покрытия, помогают контролировать качество отремонтированных и построенных участков. Насколько я знаю, такая работа ведётся и здесь, в Омске, и, конечно, она должна быть налажена.

Люди, которые живут в Омске, Омской области, много пишут на эту тему. Это, может быть, один из наиболее важных вопросов, по которым люди обращаются к власти. Во всяком случае, ко мне поступает огромное количество обращений именно из Омска по поводу состояния дорог. Это и понятно: Омск – город большой, в нём живёт более миллиона человек, а с учётом агломерации почти полтора миллиона, и вопросы транспортной инфраструктуры здесь стоят очень остро.

Конечно, мы стараемся с федерального уровня помогать региональным и городским властям. Сюда направляются бюджетные средства. В прошлом году было выделено почти 1,4 млрд рублей.

В этом году в рамках приоритетного проекта по безопасным и качественным дорогам уже доведены лимиты бюджетных ассигнований в размере миллиарда рублей. В результате протяжённость дорожной сети, которая соответствует нормативным требованиям, должна быть увеличена за этот период и должно быть снижено количество аварийных участков в полтора раза.

Ещё приблизительно полмиллиарда (464 млн) рублей предназначено по программе «Устойчивое развитие сельских территорий» для области. Эти средства должны позволить улучшить транспортную доступность, чтобы люди могли добираться до районных центров, до городов.

Эти средства запланированы, но, естественно, они не закроют всех проблем. Нужно думать над тем, каким образом решать эту задачу в дальнейшем. Надо подумать о перспективе – каким образом все эти вопросы планировать с точки зрения финансов как на федеральном, так и на региональном уровне.

Давайте послушаем сообщения наших коллег о том, как им видится ситуация. Это у меня уже не первое региональное совещание по дорогам, но, ещё раз подчёркиваю, для Омской области этот вопрос очень актуален, почему я решил и позвать сюда федеральных государственных служащих, и послушать региональные власти.

В.Назаров: У нас действительно по прошлому году стояла по социальным вопросам некачественность дорог на первом месте. В прошлом году нам удалось выровнять ситуацию. Более 50 улиц только по городу Омску было сделано. Но сегодня основная задача, которая стоит перед нами, – не просто сделать дороги, а сделать их качественно, и чтобы подрядчик понимал, что у него есть гарантийные обязательства по качеству выполнения работ.

По прошлому году в рамках программы «Платон» было выделено дополнительно 750 млн к 300-летию города Омска, которые также были переданы муниципальному образованию.

По этому году у нас планируется порядка 7,5 млрд рублей – это в полтора раза больше, чем в прошлые годы. И опять же мы будем основной упор делать на областной центр.

Д.Медведев: Сколько всего, Виктор Иванович, людей проживает в областном центре вместе с агломерацией? В процентах от населения области? Я так понимаю, это значительная часть области.

В.Назаров: Да, процентов 70 с агломерацией. Остальные – по территориям.

В прошлом году мы недоосвоили порядка 380 млн, но это произошло из-за подтопления территорий. По прошлому году у нас было порядка 150 населённых пунктов на этот момент подтоплено. В этом году у нас нормально, и, если эти деньги вернутся из федерального центра, мы, безусловно, сможем их в этом году освоить.

Сегодня главная задача – построить как можно больше дорог с качественным покрытием. По этому году мы планируем построить порядка 125 км дорог с твёрдым покрытием – это будет в шесть раз больше, чем в прошлом году, и восстановить мостовые переходы – четыре моста по северу, там, где были подтоплены, где не смогли из-за большой влажности их довести до логического завершения.

68% регионального дорожного фонда будет направлено на капитальный ремонт и содержание региональных и муниципальных дорог. В результате будут ликвидированы более 500 тыс. кв. м наиболее разрушенных участков и отремонтировано 100 км, в том числе и региональных дорог.

И о комфортной среде населённых пунктов. Мы в этом году планируем 215 км дорог населённых пунктов и 128 км по городу Омску.

На мероприятия по проекту «Безопасные и качественные дороги» у нас предусмотрено 2 млрд рублей, 1 млрд – из федерального центра и 1 млрд из бюджета Омской области. На эти деньги мы дополнительно планируем ремонт 45 объектов общей протяжённостью 218 км. Безопасность – это 30 нерегулируемых пешеходных переходов возле детских учреждений, оборудование светофорными объектами перед пешеходными переходами в соответствии с ГОСТ, это ликвидация мест, где часто происходят дорожно-транспортные происшествия. Они все выявлены, систематизированы, и порядка более половины за этот год и следующую половину года мы должны завершить с учётом того, какие рекомендации дали работники Государственной автоинспекции.

Сложности у нас, конечно, сегодня есть. Хотелось бы сказать огромное спасибо Министерству транспорта, коллегам за то, что деньги поступили вовремя из федерального центра. Никогда такого не было, чтобы в феврале уже деньги были зачислены в бюджет области. Сегодня мы работу ведём. К сожалению, немного задержали. Тем не менее сегодня передача трансфертом бюджету города Омска 950 млн проведена (из 2 млрд). На 495 млн проведены торги, подписание контрактов – на 28 апреля. На 1,4 млрд торги объявлены, подписание контрактов – на 16 мая, окончательно – 29 мая.

Мы гарантированно можем сегодня заявить о том, что с учётом всех конкурсных процедур, всех обязательств все работы завершим до 30 сентября. Все деньги по дорожному фонду будут освоены в полном объёме.

Вы ставили задачу – общественное обсуждение этих проектов. Мы и встречи проводили с населением, и через средства массовой информации рассказывали, и Общероссийский народный фронт участвовал. Люди выбирали те объекты, где, как они считают, наиболее важно сегодня провести ремонт.

Формирование городской среды – это второй проект, в котором нам помогает федеральный центр. Мы планируем в этом году отремонтировать около 300 тыс. кв. м дворов и подъездов к дворам, а также более 150 тыс. кв. м наиболее посещаемых территорий общего пользования. На этот проект будет направлено 450 млн рублей (355 млн – это деньги федерального центра, 95 млн – из областного бюджета). Деньги уже распределены 46 муниципалитетам. 25 мая будут утверждены муниципальные программы с окончательным перечнем объектов, потому что там идёт индивидуальная работа. И к 25 июля мы уже определимся с подрядчиками и начнём работы. К 1 ноября мы планируем полностью завершить программу формирования комфортной городской среды.

Ещё раз хочу акцентировать внимание – сегодня эту задачу нужно брать под личный контроль и действительно формировать пул, о чём говорит сегодня население. Немного затянули, но в те сроки, которые я обозначил, 1 сентября и 1 ноября, – в полном объёме все деньги будут освоены и все работы будут выполнены с учётом качества и количества.

Д.Медведев: Нужно, конечно, не деньги освоить, а именно работы выполнить в положенные сроки. Осваивать деньги у нас, к сожалению, умеют, в том числе и дорожники, а нам нужны качественно выполненные работы по восстановлению дорог, в ряде случаев – по строительству дорог.

Теперь по той поддержке, которая оказывается по федеральной линии.

Е.Дитрих (первый заместитель Министра транспорта Российской Федерации): Ситуация с дорогами в Омской области и в городе Омске, как и во многих регионах сегодня, далека от идеальной. 65% региональной сети (6,5 тыс. км из 10 тыс. км) не отвечает нормативным требованиям. По местным дорогам Омской области (городские и поселковые улицы) ситуация похожая: на начало текущего года 71% из 13 тыс. км не соответствует нормативным требованиям.

С одной стороны, правительством Омской области практически в полном объёме выдерживаются обязательства по формированию регионального дорожного фонда. Если в предыдущие годы мы фиксировали отклонения между суммами, которые должны зачисляться в дорожный фонд и фактически зачисляются, то по 2016 и 2017 годам и акцизы на ГСМ, и транспортный налог, и все трансферты поступают в дорфонд практически в запланированном объёме.

В прошлом году Федерация оказала Омской области довольно значительную поддержку по линии дорожного хозяйства – 1,35 млрд рублей были предоставлены в виде межбюджетных трансфертов. Это и 300 млн на реализацию мероприятий по региональным дорожным программам, и 750 млн на неотложные меры по приведению дорог области и Омска в нормативное состояние, и компенсация выпадающего транспортного налога, и субсидии на сельские дороги. Это была своего рода тренировка перед проектом «Безопасные и качественные дороги».

Каков итог? 87% прошлогодних бюджетных назначений использовано в полном объёме. Это в целом по России очень неплохо. Вместе с тем, по итогам мониторинга Федерального дорожного агентства по этому году (в апреле провели такой мониторинг) не все отремонтированные участки по выходу из зимы находятся в надлежащем состоянии. Например, по программе неотложных мер в прошлом году ремонтировалось 10 участков региональных дорог и 28 участков уличной сети города Омска общей протяжённостью 67 км. По апрелю: на 65 км – продольные трещины, на 40 км – деформация обочины. Это говорит о том, что работы в прошлом году были закончены достаточно поздно, по городу в середине октября – это была дата завершения последних работ. По нашему мнению, при выполнении части работ использованы недостаточно качественные материалы. 15 км шелушения дорожного полотна – был использован, вполне возможно, некачественный битум. Это приведёт к тому, что через какое-то короткое время эти дефекты появятся вновь.

Нам бы хотелось предложить, чтобы правительство Омской области и город дали подрядчикам поручение в рамках гарантийных сроков исправить все недочёты, которые были выявлены.

По безопасным и качественным дорогам. Вы, Дмитрий Анатольевич, не далее как неделю назад провели президиум, были приняты важные решения по сетевому сводному плану-графику проекта по учёту субъектами средств от дорожных фондов. Для Омской области планы по безопасным и качественным дорогам очень амбициозны. В проект вовлечено более 1250 км дорог и улиц, из них 200 км – дороги федерального значения на территории городской агломерации, 500 – это региональные и муниципальные дороги, 550 – это дороги и улицы местного значения.

Сегодня в нормативном состоянии 34% из них, или 428 км. Во многом это из-за федеральных дорог, которые вошли в состав этой агломерации. В период 2017–2018 годов протяжённость соответствующей нормативу дорожной сети по Омской агломерации составит в 2017-м – 44% (от 34% сегодняшних), в 2018-м – 55%.

Сегодня на сети Омской агломерации 70 мест концентрации дорожно-транспортных происшествий. К концу 2017 года количество таких мест будет сокращено до 45, к концу 2018-го – до 35. Для достижения этих показателей мы совместно концентрируем в проекте 2 млрд рублей (1 млрд даёт Российская Федерация, 950 млн предоставляет Омская область, 50 млн – город).

В утверждённой программе реализации проекта на этот год запланировано выполнение работ по ремонту покрытия проезжей части (это основная статья расходов). Будет капитально отремонтировано без малого 200 км дорог и уличной дорожной сети. Будет установлено 340 дорожных знаков, 30 светофорных объектов. Виктор Иванович (Назаров) говорил о точках около школ – это как раз эти светофоры. Будут устанавливаться дорожные ограждения, наноситься дорожная разметка. Все эти работы собраны в 47 объектов, по которым Федерация, субъект и город проводят торги и заключают контракты. Львиная доля работ (38 объектов) – это город Омск.

План-график предусматривал доведение федеральной поддержки в I квартале, и 21 февраля Росавтодор средства перечислил. Но, к сожалению, только 13 апреля эти средства попали в муниципалитет, и в результате из семи объектов региональной дорожной сети торги проведены только по четырём, а по трём ещё пока проходят конкурсные процедуры. Из 38 объектов местной дорожной сети (это половина запланированных работ) только позавчера объявлены торги по 31 объекту.

Завершение контрактации исходя из этого – конец мая – начало июня, и это если по торгам не будет вопросов со стороны антимонопольных органов. С учётом короткого строительного сезона здесь, конечно, нужно приложить серьёзные усилия, чтобы все работы были выполнены в срок и с высоким качеством. Службы Минтранса, Росавтодора возьмут на контроль исполнение этих работ в нормальном качестве.

Есть отставание по целому ряду непроизводственных, но очень важных позиций плана-графика проекта «Безопасные дороги». В феврале проектный комитет давал поручение субъектам Федерации, которые участвуют в проекте, провести презентации, общественные обсуждения и свериться с жителями по программам выполнения работ, которые были ранее утверждены, и при необходимости откорректировать программы без ухудшения показателей. Общественные слушания окончены совсем недавно. Только сейчас начинается работа по корректировке программ. Это с учётом того, что нужно проводить торги по объектам. Здесь тоже затяжка сроков, конечно, недопустима. Мы стараемся из федерального минтрансовского проектного офиса раз в две недели проводить селекторы. Тем не менее по части позиций региональной проектной команде требуется бóльшая активность.

Часть вопросов, которые нам задают субъекты Федерации, мы решаем оперативно. По Казначейству по электронной системе торгов были вопросы – Казначейство оперативно отреагировало, Министерству финансов огромное спасибо – всё сделали. Были системные вопросы у Федеральной антимонопольной службы – решили, рассмотрели их на проектном комитете.

Но отклик и активность омской проектной команды нужно улучшать. И здесь просил бы Виктора Ивановича (Назарова) в еженедельном режиме организовать работу с членами команды, чтобы оперативно получать обратную связь от участников, какие проблемы в проекте существуют, информировать и Минтранс, и Правительство Российской Федерации.

Уверен, что это позволит выйти на целевые показатели в 2017 году.

Д.Медведев: Я на три вещи ещё хочу обратить внимание из того, что было сказано сейчас Евгением Ивановичем (Дитрихом) и Виктором Ивановичем (Назаровым).

Надо действительно сделать всё, чтобы была совместная работа по этой теме, потому что и финансирование совместное. Строго говоря, это в значительной степени региональные обязательства, тем не менее мы стараемся помогать. Поэтому, во-первых, по всем документам, которые есть, нужно провести все процедуры, если они ещё не проведены, всё законтрактовать и всё поставить на исполнение вместе с контролем.

Второе. По поводу дефектов, которые были выявлены по итогам зимы. Зимы у нас суровые, снега много, тем не менее есть гарантийные обязательства подрядчиков. Там, где выявленные дефекты являются следствием некачественного проведения работ, необходимо в рамках гарантийных сроков всё это исправить. Пусть подрядчики всё сделают. В противном случае нужно применять к ним меры ответственности. Нам не нужны дороги, которые ремонтируются на несколько месяцев.

И последнее. У нас этот проект сопряжён с проектом по восстановлению городской среды, по дворам. Оба проекта находятся под самым внимательным контролем «Единой России», да и люди просто смотрят, что происходит, обращаются. Я просил бы по партийной линии тоже обеспечить необходимый контроль, общаться с властями, но самое главное – обеспечить необходимые согласования с жителями региона, обеспечить вместе с региональными властями систему обратной связи по дорожным работам, которые ведутся, и по работам, которые идут по проекту, связанному с восстановлением дворов, с улучшением общей городской среды. Эту работу нужно организовать.

Россия. СФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 апреля 2017 > № 2160838 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 ноября 2016 > № 1981930 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о проектах социально-экономического развития Байкальского региона, о дополнении государственных программ специальными мероприятиями для Дальнего Востока, о ликвидации последствий наводнения на Дальнем Востоке.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня на заседании нашей комиссии мы обсудим проекты социально-экономического развития Байкальского региона: в какой они стадии находятся, какие есть проблемы. Посмотрим, какой эффект Дальнему Востоку дадут соответствующие разделы, которые вносятся в государственные программы. Также рассмотрим ход ликвидации последствий наводнения, которое случилось в Приморском крае в августе – сентябре текущего года.

Мы неслучайно выделяем в отдельный вопрос социально-экономическое развитие Байкальского региона. Здесь были и, к сожалению, остаются свои сложности, поэтому наша главная задача – довести экономические показатели и качество жизни людей здесь до среднероссийского уровня. Возможности для этого есть. В регионе проходят две трансконтинентальные магистрали, которые связывают запад и восток, – это Транссиб и БАМ. Имеются прямые железнодорожные выходы на Китай и Монголию, а также три международных аэропорта – в Улан-Удэ, Чите и Иркутске. Такое выгодное транспортное географическое положение нужно использовать по максимуму, так же как и богатый ресурсный потенциал региона.

10 ноября текущего года я утвердил перечень инвестиционных проектов в Байкальском регионе, в котором два крупных проекта – по добыче вольфрама и урана. Надеюсь на слаженную работу федеральных ведомств и региональных властей по обеспечению их успешной реализации и проработки новых инвестиционных инициатив.

Понятно, что каждый новый проект упирается в проблему финансирования. Привлечь инвестиции в условиях дефицита ресурсов непросто, но это не должно быть препятствием для развития Дальнего Востока. В том числе для этих целей я подписал ещё один документ, который позволит использовать выделяемые деньги более эффективно. Это постановление Правительства о включении в госпрограммы и федеральные целевые программы разделов по опережающему развитию Дальнего Востока. Оно подписано 7 ноября текущего года.

Со следующего года в федеральных целевых программах, а также в государственных программах появятся так называемые дальневосточные разделы. Они будут включать в себя специальные мероприятия именно для Дальнего Востока с учётом его сложной специфики. Также установим целевые показатели, которых мы намереваемся достичь. Подчеркну: работу по формированию дальневосточных разделов во всех ключевых государственных программах нужно завершить до 31 марта следующего года. Особенно важно это сделать по государственным программам в социальной сфере. В частности, необходимо до 1 марта следующего года разработать и реализовать комплекс дополнительных мер по улучшению демографической ситуации на Дальнем Востоке.

В 2015 году показатель средней продолжительности жизни на Дальнем Востоке был ниже среднего уровня по стране. В первую очередь это из-за недостаточно качественной медицины и в целом более низкого уровня жизни. Определённые улучшения всё-таки происходят, они касаются снижения ряда показателей по смертности, сокращения более чем в два раза миграционного оттока с Дальнего Востока. В Сахалинской области и вовсе наблюдается миграционный прирост. Общее уменьшение численности населения на Дальнем Востоке с января по август текущего года в 3,5 раза ниже, чем в прошлом году. Если говорить о демографической динамике, это лучшие показатели за последние 25 лет.

Ещё одна тема связана с ликвидацией последствий наводнения на Дальнем Востоке. Каждый человек должен понимать, что государство не оставит ни его, ни его семью один на один с бедой, поможет в трудной жизненной ситуации. К сожалению, стихийные бедствия для всех регионов Дальневосточного округа не редкость. Наводнение в Приморском крае многих оставило без жилья и разрушило дороги. Конечно, главное было оперативно эвакуировать людей из зоны подтопления. Для них было организовано временное жильё, их обеспечивали питанием. Из резервного фонда выделены бюджетные средства для оказания помощи пострадавшим – более чем 800 млн рублей. Сегодня обсудим, как будем помогать Приморскому краю дальше.

Россия. ДФО. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 ноября 2016 > № 1981930 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 8 июня 2016 > № 1783387 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в форуме партии «Единая Россия» «Образование и наука – будущее России».

Форум партии «Единая Россия» «Образование и наука – будущее России».

Выступление Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги, друзья! Хочу вас поприветствовать на нашем форуме. Неслучайно, что мы собрались в Новосибирске. Это одна из наших научных и образовательных столиц. Здесь люди отлично понимают, что именно интеллект стоит гораздо дороже, чем какие-либо несметные природные богатства, что интеллект – это основа любой нации, ценность. Страны, которые хотят быть богатыми сегодня, современными, должны всемерно интеллект поддерживать, а для этого образование и наука действительно должны быть приоритетом государственной политики.

Любой человек учится всю жизнь. Мы начинаем в детском саду своё образование, продолжаем в школе, в университете. Но cовременная жизнь так уплотнилась, что однажды полученного образования уже недостаточно. Именно поэтому образование не заканчивается никогда. Постоянно развиваться, не бояться экспериментов, смелых мыслей – такова должна быть философия нашей системы образования в целом. Только так мы сможем дать образование большому количеству наших людей.

Образованных, талантливых и внутренне свободных людей нужно растить с первых лет жизни. Именно поэтому мы вместе с партией «Единая Россия», я имею в виду Правительство, уделили такое внимание детским садам. Ещё совсем недавно в детских садах у нас катастрофически не хватало мест. Родители вставали в очередь задолго до того, как рождался ребёнок, но даже это ничего не гарантировало.

Задача была исключительно сложной. И мы, уважаемые коллеги, уважаемые товарищи по партии «Единая Россия», справились с этой задачей в масштабах страны. И деньги на это потратили весьма приличные. Но самое главное, что есть результат. В итоге было создано более миллиона мест за три года. Теперь у нас все дети в возрасте от трёх до семи лет могут ходить в садики. И это действительно большое достижение.

Такая ситуация является общей по всей стране, но есть отдельные проблемные точки. Я сейчас обращаюсь ко всем губернаторам, которые нас слышат и видят: очереди в детские сады должны остаться в прошлом, а партия будет этот процесс и дальше контролировать. Если сами не справляетесь, надо звать частный бизнес. Он уже приходит в эту сферу, и мы всячески это поддерживаем. В частности, предоставили бизнесу право получать бюджетные средства на покрытие учебных затрат, сняли излишние ограничения, например по СанПиН, которые объективно мешали развитию частных детских садов. Сразу оговорюсь: требования к частному дошкольному образованию относительно качества и безопасности должны быть такими же, как и к государственному.

Мы дали возможность каждому ребёнку от трёх до семи лет ходить в детский сад. Но, как здесь справедливо говорили мои коллеги, эту возможность недопустимо отбирать, устанавливая необоснованно высокую родительскую плату. Сегодня рост платы за детский сад во многих регионах обгоняет уровень инфляции. Чтобы помочь родителям, мы внесли изменения в закон об образовании, уточнили механизм формирования платы. К началу этого года в 66 регионах установили максимальный размер родительской платы. В 19 эти цифры проходят согласование. Но я не могу не поддержать общую установку, которая здесь звучала: любое увеличение не должно быть свыше цифр, которые демонстрирует инфляция. Иными словами, эти ограничения должны быть основополагающими при принятии таких решений в регионах. Я прошу «Единую Россию» постоянно следить за этой темой.

Как известно, дети быстро растут, и те, для кого мы строили детские сады, скоро пойдут в школу, поэтому логичным стало предложение «Единой России» и решение Правительства начать масштабную работу по строительству новых школ, ремонту действующих школ. Многие школьные здания никуда не годятся, мест в них не хватает. Мы неоднократно об этом говорили. Дети учатся зачастую во вторую и даже третью смену. Этого быть не должно, мы должны обеспечить им комфортные условия.

Я напомню, что в этом году мы уже распределили 25 млрд рублей между 56 регионами в рамках утверждённой Правительством программы по созданию в регионах новых мест в школах. Сразу оговорюсь, мы с вами реалистично настроенные люди, должны понимать, эта программа не может быть реализована за один-два года (в нашей стране огромное количество школ, почти 40 тыс.), она рассчитана на 10 лет, и нам потребуются огромные инвестиции. Но мы обязаны будем эти инвестиции изыскать и в течение этого срока реализовать, создав новые школы. Только в этом случае у нашего образования и вообще у нашей страны есть будущее.

Это на самом деле большая работа. Люди, присутствующие в этом зале, – профессионалы, они понимают, как выглядит наше образование. Но нам нужно будет создать свыше 6,5 млн новых школьных мест, чтобы полностью ликвидировать проблемы, ликвидировать вторую и третью смены, перевести детей из ветхих школ в новые и современные.

Только в этом году мы планируем ввести около 50 тыс. новых мест. Это работа, которую мы с вами также начали вести в рамках национального проекта «Образование». С 2005 года школы (и я хочу это с определённым удовлетворением отметить) с каждым годом становились другими. Сегодня практически все школы подключены к интернету, без чего современный мир и современное образование просто невозможны.

Правда, их них высокоскоростным интернетом обеспечена лишь половина. Мы вводим в образовательное пространство современные информационные технологии, включая дистанционные, разрабатываем новые учебники по большинству предметов, в том числе для того, чтобы внедрить федеральные государственные образовательные стандарты. Учебники, конечно, не бывают идеальными, здесь тоже коллеги выступали, говорили, в каком направлении это нужно делать. Но самое главное, что мы этой работой занялись, и я уверен, что мы её доведём до конца.

Успешной была и программа по школьным автобусам. Когда мы её начинали (я отлично помню, я тогда тоже в Правительстве этим как раз занимался), эти автобусы были совершено безобразные. Но вот прошло уже 10 лет и надо признать, что автобусный парк снова нуждается в серьёзном обновлении. Мы, конечно, рассчитывали на то, что деньги будут найдены регионами, но жизнь сейчас весьма и весьма непростая. Я предлагаю рассмотреть вопрос о поддержке регионов, которые сегодня активно используют автобусы (потому что это не везде есть) для перевозки школьников, причём принять решение уже в этом году.

Мы все понимаем, что новая школа – это не только новое здание, хорошее качественное здание и новые технологии, хотя это очень важно. Новая школа – это прежде всего современный учитель, который учит не только своему предмету, но главным образом учит думать.

Есть простые показатели, в том числе – сколько родители тратят на репетиторов, чтобы дотянуть, дотащить, что называется, за уши ребёнка до института. Именно поэтому мы начали модернизацию педагогического образования. Это тоже сложный и долгий процесс. И выучить учителя непросто. Для школ, действительно, нужно готовить специалистов нового поколения, повышать квалификацию работающих учителей и преподавателей. Мы тоже будем этим обязательно заниматься.

Однако мы не только должны требовать от школьных учителей современных подходов, знаний, но и создавать учителям нормальные, комфортные условия жизни и работы. Не перегружать излишними, не имеющими отношения к их основной деятельности обязанностями. Здесь каждый раз, когда звучали слова «сколько можно душить отчётностью?», были аплодисменты. Можете и сейчас поаплодировать – я тоже с этим согласен.

У нас вообще тяга к различным отчётам – в бизнесе, в социальной сфере, в науке. Всё время вылезают какие-то проверяющие. Мы сейчас сидели с коллегами, ещё до пленарного заседания, и мне сказали (я не знал, кстати), что из 100% отчётов, которые пишут учителяи вообще работники школ, лишь 30% идёт по заданию Министерства образования, а 70% – это вообще посторонние организации. Это, конечно, безобразие. Надо подготовить реальное законодательное ограничение этим отчётам. Вывод: учитель должен заниматься своим делом, причём заниматься им спокойно. А если учитель пишет отчёты, то это время украдено у наших детей.

Я обращаюсь к нашей партии: помимо поручения, которое я дам по линии Правительства, прошу взять это направление работы под особый контроль.

Для учителя важны не только нормальные условия работы, но и, как для любого нормального человека, нормальные условия оплаты труда. Мы обязаны обеспечить преподавателям достойный заработок. Мы постепенно эту задачу решаем. Мы приняли решение о повышении зарплаты школьных учителей до средней по региону. В реальном выражении это где-то в полтора раза. Это не решило всех задач, но всё-таки привлекло молодёжь в школу. Ещё лет 15 назад, по-моему, меньше учителя в стране мало кто зарабатывал. Сегодня мы этот процесс контролируем и дальше будем обязательно этим заниматься. Когда учитель перестаёт думать о том, как прокормить собственных детей, он, естественно, больше думает о том, как правильно распределить своё время для тех, кто сидит за партами. Конечно, это сказывается на качестве образования. Поэтому хочу вас заверить: мы продолжим работу по поддержке уровня заработной платы педагогов.

Ещё одна тема, которая всегда находится в зоне внимания нашей партии, – это тема так называемого инклюзивного образования, его развития. В школе дети не только получают знанияшкола – это одна из тех важнейших площадок, где зарождаются и горизонтальные социальные связи, которые очень часто, мы все знаем это по собственному опыту, остаются на всю жизнь. Школьная дружба действительно очень крепкая. Именно в школе наши дети учатся общаться друг с другом. Общаться друг с другом, вот эти самые коммуникативные навыки – это большое искусство.Такая насыщенная жизнь важна для любого ребёнка, а тем более для детей, у которых есть ограничения по здоровью. Именно поэтому мы и развиваем инклюзивное образование. Всё больше родителей выбирают такие классы, хотя, надо признаться, сначала это дело было для нашей страны необычное, за границей это во всю практикуется. Если в 2013 году в них обучалось всего 147 тыс. детей, то за последние год-два эта цифра выросла уже практически на четверть.

Инклюзивное образование позволяет детям с проблемами со здоровьем не выпадать из жизни, находить себя в различных занятиях. Эта работа тоже должна быть обязательно продолжена.

Но не только школа определяет жизнь наших детей. Коллеги здесь рассказывали о дополнительном образовании. Многие из нас в детстве занимались в различных кружках и секциях, для части людей эти кружки и секции стали потом основой для выбора профессии на всю жизнь, окончили ли они музыкальную, спортивную, художественную школу. Такое образование, конечно, даёт немало, оно расширяет кругозор, позволяет заводить новых друзей по интересам и даже определяться с будущей профессией. Поэтому нужно сделать всё, чтобы как можно больше наших детей могли посещать различные кружки и секции. Эти цифры у нас тоже меняются. В какой-то момент система дополнительного образования у нас оказалась дезорганизованной, а сейчас ситуация начинает исправляться.

Особенно важно, чтобы такие возможности были в сельской местности, где у наших детей меньше возможностей, чем у их сверстников в больших городах. Именно поэтому партия «Единая Россия» уже несколько лет успешно реализует проект по строительству спортивных залов в сельских школах. Эту работу точно нужно продолжить. У нас и в городах-то, скажем прямо, спортивные залы во многих школах оставляют желать лучшего. Но, когда приезжаешь в деревню (я неоднократно, естественно, посещал сельские школы), больно просто становится от того, в каких условиях дети не только учатся, но и проводят занятия по физкультуре. Этот проект должен быть продолжен.

Уже в школе решается вопрос, где продолжить обучение. Кто-то решает поступить в университет. Собственно, в современной жизни таких людей абсолютное большинство. Тем не менее кто-то выбирает специальность, которая не требует высшего образования, и от этого профессия не является менее нужной. Эта тема действительно для нас сегодня очень важна. Почему? Потому что у нас по-прежнему мало рабочих рук. Это началось ещё в 1990-е. Скажем прямо, с разрушением системы профессиональной ориентации, профессионально-технического образования многие рабочие просто ушли с заводов, для того чтобы как-то прокормить семью. А рабочие руки – это основа любой экономики.

В последнее время среднее профессиональное образование всё-таки становится более востребованным.

Мы начали готовить специалистов, в которых нуждается рынок труда, особенно в регионах. В подготовке рабочих кадров стало гораздо больше практики, что очень важно, благодаря так называемой дуальной системе, когда теория, которую дают в колледже, подкрепляется хорошим опытом непосредственно на производстве. И это впоследствии помогает лучше адаптироваться на рабочем месте.

Хорошо себя зарекомендовали региональные ресурсные центры по приоритетным отраслям экономики. В таких центрах и педагоги очень высокого уровня, и оборудование самое современное, а выпускников, которые имеют возможность учиться на таком оборудовании, просто впоследствии с руками отрывают. Если говорить о советском периоде, то наше образование в целом было достаточно изолированным от иностранных методов обучения, притом что оно было крепким и по тем меркам вполне актуальным. Но сейчас такая самодостаточность вряд ли необходима, важно, чтобы у ребят появились возможности изучать зарубежные практики по разным специальностям, соревноваться друг с другом, оттачивать профессиональные навыки.

Здесь упоминалось движение молодых профессионалов WorldSkills, оно помогает добиваться успехов в своих профессиях на международном уровне. У нас проходят соревнования регулярно. Напомню, что в 2019 году мы принимаем у себя мировой чемпионат профессионального мастерства по системе WorldSkills. Я уверен, что мы этот чемпионат, как, собственно, и все другие чемпионаты, проведём на высочайшем уровне.

Но, как и было сказано, большинство людей стремится получить высшее образование, таково веление времени. В нашей стране огромное количество хороших университетов, хороших вузов, где можно бесплатно получить любую профессию. Я напомню, что больше половины выпускников 11-х классов, приблизительно около 60%, могут поступить именно на бюджетные места. Для сравнения: в СССР не более 20% школьников становились студентами. Такова разница. Это неслучайно. Во всех странах высшее образование становится всё более востребованным. Чтобы повысить качество высшего образования, мы поставили перед собой очень амбициозную цель: к 2020 году не менее пяти вузов должны войти в мировой топ-100. Но это не ради этих пяти вузов, потому что если подтягиваются пять, то подтягиваются и все остальные – таков закон рыночной экономики и современной системы образования.

Но главным остаётся уровень подготовки специалистов. Хорошо образованные инженеры, физики, социологи, биотехнологи, грамотные менеджеры и экономисты, конечно, подталкивают всю экономику. Но если физика и математика всегда были сильной стороной нашего образования (и очень хорошо, что так и остаётся), то в таких направлениях науки, как психология, социология, философия отчасти, мы во многом отставали от других стран. У нас физики всегда однозначно побеждали лириков. Сейчас ситуация меняется. В последние два года наши университеты продвинулись и в социальных и гуманитарных науках, что на самом деле тоже неплохо. Конечно, на улучшение наших позиций в мировых рейтингах, на развитие самой системы образования ведущим университетам предоставлялись и будут предоставляться деньги. Только за последние несколько лет, то есть три года, было предоставлено около 40 млрд рублей на эти цели.

Вообще у российского высшего образования должна быть безупречная репутация, и не только за рубежом, что, конечно, важно, но прежде всего на родине. В последние годы у нас появлялись разные университеты – и сильные, и, к сожалению, не очень сильные. Вопрос в том, как нам всем этим наследством распорядиться. На мой взгляд, нужно действовать, но действовать аккуратно. Мы в последние годы занимались реорганизацией системы высшего образования, реорганизовывали университеты, филиалы. О чём я хочу сказать? При принятии решений, которые действительно важны, нам необходимо прежде всего соблюдать права студентов и преподавателей, которые в этот период работают или учатся в этих университетах. Реорганизация – это обычно присоединение слабого университета к более сильному. Или филиала – к какому-то сильному университету. При проведении таких мероприятий нужно активно общаться с трудовыми коллективами, разъяснять причины и смысл этих решений, конечно, принимать решения о трудоустройстве преподавателей, которые готовы трудиться и способны к этому труду. Все студенты должны сохранить возможность доучиться, получить высшее образование. Я специально на это обращаю внимание и прошу партию тоже подключиться к этим процессам.

Уважаемые коллеги! Есть ещё одна очевидная вещь: хорошего образования не может быть там, где нет хорошей науки, где не интересуются достижениями учёных, не рассказывают о них детям – будущим изобретателям.

Многие технологии, которые даже в период моего детства казались ещё абсолютно фантастическими, в настоящий период стали реальностью, а благодаря развитию медицины, биологии, генетики человечество учится решать самые сложные задачи, лечить самые тяжёлые заболевания. И это действительно очень благородная задача.

Сегодня у науки нет национальных границ, поэтому выигрывает тот, кто предлагает лучшие условия для учёных, для реализации их идей. С каждым годом конкуренция становится всё жёстче, и Россия, конечно, не должна эту глобальную гонку в конкурентной борьбе проиграть. Поэтому наша важнейшая задача – улучшение интеллектуального климата в России, чтобы лучшие наши умы не уезжали из страны, а воплощали свои идеи и проекты именно в России, и чтобы учёные со всего мира ехали жить и работать к нам.

Люди отдают себя научной работе в том случае, если к этому располагают их навыки, их характер, но и когда к этому располагает среда. Это не только зарплата и комфортный быт, хотя это очень важно, и здесь упоминалась программа по предоставлению молодым учёным жилья. Я действительно в 2011 году способствовал тому, что эта программа начала активно развиваться. Хочу с этой трибуны, тем более находясь в Новосибирске, в городе с высокими академическими традициями, сказать: эта программа должна быть доведена до конца. Количество квартир, которые нужны молодым учёным, для того чтобы они с успехом трудились в нашей стране, абсолютно незапредельное, это абсолютно счётная позиция. Нужно обязательно будет на это изыскать финансы и эту задачу решить.

Но помимо жилья, о котором я только что сказал, для учёного не менее важно или, может быть, даже и более важно реализовать себя в научной сфере, а это возможность проводить исследования в современных лабораториях, посещать международные конференции, получать иностранную литературу. И вот этим мы тоже обязаны совместно заняться, и такого рода проекты в настоящий момент в разных местах реализуются.

Чтобы не отстать в науке через десять лет, начинать нужно, естественно, сейчас. Новая технологическая реальность формируется прямо на наших глазах. Россия обязана встроиться в этот процесс. Мы создали известную национальную технологическую инициативу, разработаны проекты четырёх «дорожных карт» по важнейшим технологиям, таким как авиация, автомобилестроение, нейротехнологии, морские технологии. Но, конечно, мы не ограничиваемся только перечисленными технологиями, просто это такой мейнстрим, в котором в настоящий момент эти инициативы реализуются. Мы должны выращивать сильные национальные компании, способные конкурировать на зарубежных рынках. Такие примеры у нас есть, но их количество должно увеличиваться, поэтому альянс между бизнесом и наукой нам критически необходим. Другое дело, что нужно использовать для этого все самые современные формы, все самые лучшие юридические возможности, экономические практики. Это творческий процесс, причём это дорога с двусторонним движением, как со стороны бизнеса, так и со стороны науки.

Совсем недавно переход в научную среду был трудным выбором, поскольку не было чётких перспектив, ни исследовательских, ни финансовых. Сегодня мы эту тенденцию всё-таки переломили. Учёных в нашей стране с каждым годом становится всё больше, молодые исследователи уже составляют почти половину от научного корпуса, то есть наука помолодела и стала более открытой миру. Мы, ещё раз хочу подчеркнуть, эту работу обязательно продолжим, включая создание лабораторий международного уровня, новых научных центров, где будут проводиться новые исследования, где будут осуществляться прорывные научные исследования и, конечно, готовиться высококвалифицированные кадры. Только за последнее время у нас в стране создано 160 лабораторий по 27 областям наук под руководством различных учёных из нашей страны и из других государств.

Уважаемые коллеги! Мы понимаем, что интеллект – это такая сила, которая существует вне зависимости от многих, даже государственных, процессов, его невозможно взять в руки. Но продукт интеллектуального творчества – это вполне осязаемая вещь.

Я прилетел к вам из Иркутска. Мы сегодня там впервые, по сути, за постсоветское время выкатили, как принято говорить, новый российский самолёт, который был спроектирован в последние годы. Это на самом деле серьёзное достижение.

Именно такие победы делают нашу экономику современной и эффективной, а всех нас более открытыми миру, более смелыми, более свободными. Поэтому образование и наука должны оставаться задачей государственного масштаба и, конечно, финансироваться на достойном уровне. За последние пять лет (хочу эту цифру тоже привести, потому что она действительно значительная), то есть в период с 2011 по 2015 год, государство направило на поддержку образования и науки около 16 трлн рублей. Мы понимаем, что тот, кто экономит на науке и образовании, экономит на своём будущем. А умное и образованное общество гораздо легче справляется с кризисами и вызовами, с которыми сегодня столкнулась наша страна. Такое общество увереннее движется вперёд.

Я уверен также в том, что сегодняшний форум «Единой России», выработанные нами предложения, инициативы помогут Правительству найти эффективные, стратегически верные решения в образовательной и научной политике. Сразу хочу сказать: я посмотрел проект резолюции и поддерживаю его. Но дело не только в поддержке Правительства, а дело в том что этих решений наши люди ждут. Кто ждёт этих решений? Да почти все, потому что с образованием и наукой в нашей стране связано почти всё население. Это и воспитатели в детских садах, и преподаватели в школах, и родители, это выпускники колледжей, студенты в университетах, учёные с мировым именем – все этих решений ждут. Именно для этих людей и работает наша партия – «Единая Россия». Люди чувствуют это и, надеюсь, нам доверяют. Спасибо.

Россия. СФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 8 июня 2016 > № 1783387 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 июня 2016 > № 1783381 Дмитрий Медведев

Встреча с активом регионального отделения партии «Единая Россия» в Иркутске.

Стенограмма:

Д.Медведев: Я начну со слов поздравления, потому что мы все сейчас стали свидетелями очень важного события в жизни нашей страны, в жизни Иркутской области, в жизни корпорации «Иркут» – выкатки самолёта МС-21. Хочу поделиться своими эмоциями. Конечно, когда видишь, как этот самолёт, который ещё совсем недавно был в головах людей, которые его придумывали и создавали, выходит в полном объёме, испытываешь чувство гордости за то, что мы остаёмся одной и ведущих авиастроительных держав мира.

Я только что сказал, что в высшую лигу авиастроения входит совсем немного стран. Если считать Евросоюз за одну страну, то, может быть, пять стран. И мы остаёмся в этой высшей лиге, мы создаём прекрасные самолёты – военные самолёты и гражданские самолёты. Это действительно очень большое событие – имею в виду, что замысел самолётов, которые мы создавали до последнего времени, даже самых современных, которые были нарисованы, созданы в цифре, возник ещё в прежнюю эпоху, и только этот самолёт реально создан в современном российском государстве. Хорошо, что мы себе эти компетенции вернули. Я вас всех, кто трудится в корпорации, всех, кто так или иначе обеспечивает работу этого важнейшего проекта, вообще всех жителей Иркутской области и нашей страны с этим поздравляю. Это на самом деле выдающееся событие.

Теперь можем перейти к более рутинным вещам, но, наверное, тоже весьма и весьма важным. Я рад возможности с вами пообщаться. У нас сегодня большой день. Сейчас мы присутствовали на выкатке самолёта, пообщаемся с активом партии «Единая Россия» в Иркутской области, а после этого у нас ещё в Новосибирске запланировано большое мероприятие – форум, посвящённый образованию и науке. Так что после этого мы все поедем туда.

Поэтому давайте компактно поговорим о текущих делах, о проблемах, о сложностях и в то же время о перспективах развития вашего края. Край у вас богатый, сильный, имеющий, конечно, и свои проблемы, накопленные за десятилетия, но в то же время мы понимаем, как их решать. У партии есть программа, и вы представляете нашу партию здесь, не понаслышке знаете о всех тех трудностях, которые существуют, а с другой стороны, о том, что нужно делать, для того чтобы решать важнейшие задачи, стоящие перед регионом, которые волнуют огромное количество людей. А задачи эти, или проблемы эти, в общем, практически во всей стране одинаковые – это качество жилья, коммунального хозяйства, здравоохранения, образования, борьба с правонарушениями, развитие производства, конечно, сельского хозяйства. Всё это волнует людей и у вас, и по всей нашей стране.

Второе событие, о котором я хотел бы сказать, которое состоялось совсем недавно, – это предварительное голосование. Вы участвовали в нём, готовили его, часть присутствующих принимала непосредственное участие в праймериз. Хочу сказать, что мне представляется, что эта идея работает, надеюсь, вы с этой оценкой согласитесь. Но самое главное, что именно так оценивает результаты предварительного голосования подавляющее большинство людей в нашей стране. Это возможность посмотреть на потенциальных кандидатов, определиться с предпочтениями, сформировать собственную позицию, сказать: да, мы с этим согласны, с этим подходом и с этой программой, а это нам кажется неверным, это нужно откорректировать.

Поэтому результаты предварительного голосования – люди, которые победили, станут участниками большой избирательной кампании, будут участвовать в выборах и в Государственную Думу, и в законодательные органы субъектов Федерации. Ну а те пожелания, с которыми обращались наши люди, естественно, должны быть переработаны, подготовлены, для того чтобы включить их в нашу партийную программу. Сейчас мы над этим завершаем работу, поэтому и нашу с вами встречу я рассматриваю в этом контексте – как этап подготовки ко второй части съезда нашей партии и подготовки программного документа.

Давайте поговорим о текущей жизни. Прошу вас.

С.Брилка (председатель законодательного собрания Иркутской области, член Генерального совета партии, секретарь Иркутского регионального отделения партии): Дмитрий Анатольевич, сегодня в этом зале присутствуют однопартийцы, коллеги. Это секретари местных отделений партии, депутаты всех уровней, руководители муниципальных образований, сторонники. Вы затронули тему предварительного голосования. Мы в Иркутской области достаточно организованно провели эту процедуру. У нас участвовало в предварительном голосовании по четырём одномандатным округам и региональному списку 49 человек. Борьба была нешуточная, конкурентная, открытая. Мы обошлись без всяких жалоб и потрясений и определили сильнейших – они сегодня в зале присутствуют.

Естественно, мы сегодня работаем над тем, чтобы, выполняя программу партийную, двигаться на выборы организованно, смело и открыто. Предстоит большая работа. Я думаю, мои коллеги, присутствующие здесь, хотят задать вопросы.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Фатеевич. Пожалуйста, коллеги. Я готов пообщаться. Могут быть и вопросы, могут быть и предложения, потому что вопросы – это, конечно, хорошо, но надо как-то и задачи решать.

К.Алдаров (заместитель председателя законодательного собрания Иркутской области): Добрый день! Алдаров Кузьма Романович, заместитель председателя законодательного собрания. Мой вопрос по острой и важной проблеме – программе переселения из аварийного жилья. Особенно она касается наших моногородов, таких как Усолье-Сибирское, где Вы в прошлом году были и познакомились с проблемами и чаяниями жителей этого города.

Иркутская область является регионом, где имеется наибольшее количество аварийного жилья. Согласно федеральной программе мы эти проблемы решаем. Только в Усолье-Сибирском за последние пять лет более 1100 человек получили новое жильё, более 20 тыс. кв. м было сдано.

Средства на эти мероприятия мы получали из Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, выделялись также деньги из областного и муниципального бюджетов.

Главным мероприятием этой программы было строительство и приобретение жилья для расселения граждан, проживающих в многоквартирных домах, которые по состоянию на 1 января 2012 года были признаны аварийными и подлежат сносу.

На сегодняшний день эта программа в городе Усолье-Сибирское завершила своё действие. В области она завершает своё действие 1 сентября 2017 года. Вместе с тем многие жители Иркутской области нуждаются в переселении. Особенно это касается наших моногородов, где этот механизм является единственным источником получения нового жилья взамен аварийного. Поэтому предложение, Дмитрий Анатольевич: Правительству Российской Федерации рассмотреть возможность продления действия этой программы. Тысячи жителей будут вам благодарны за такое решение.

Д.Медведев: Первое по этой программе: где бы я ни был, с кем бы ни разговаривал, все считают, что это одна из наиболее эффективных программ. Почему? Потому что видны результаты.

Ветхого, аварийного жилья в стране очень много. И у вас в Иркутской области его много, и в других регионах. Иногда едешь и думаешь: больно смотреть, как в послевоенные годы! Не мы эту проблему создавали, она, конечно, копилась на протяжении десятилетий, но нам её решать. Поэтому мы этот инструмент придумали, он работает. Работает и у вас, на территории Иркутской области, – и в моногородах, и в целом.

По той части программы, которая относится к лицам, вставшим на учёт до 1 января 2012 года, у вас должно быть переселено порядка 32 тыс. человек. Если я правильно информирован, около 15,5 тыс. человек переселено.

Наша важнейшая задача сейчас – сделать всё, чтобы переселить оставшуюся часть людей. И на это нужно нацелить совместную работу руководства Иркутской области, муниципалитетов и федерального центра, министерства, фонда, которые этим занимаются. Это задача номер один.

Задача номер два – сделать всё для того, чтобы в нашей стране в целом и в Иркутской области в частности вообще не осталось такого позорного жилья. Давайте над этим будем работать, я эту идею поддержу. Конечно, для этого надо будет обеспечить финансирование.

И.Ежова (председатель Думы города Иркутска): Дмитрий Анатольевич, Иркутск недавно отметил 355-летие. Это красивый сибирский город, в котором зарегистрировано уже 1200 памятников культурного наследия. В основном это памятники деревянного зодчества. Жители Иркутска очень гордятся ими и любят. Постоянно решаются вопросы реконструкции памятников. Во многих из них живут люди. Проблема сейчас заключается в чём? Любой проект реконструкции будет подвергаться экологической экспертизе. Например, памятнику 200 лет, а он находится на расстоянии 70 км от Байкала. Это замедляет процессы реставрации, реконструкции и развитие инфраструктуры в старой части города.

Кстати, это касается и социального строительства. Сейчас и садикам, и школам экологическая экспертиза необходима. В марте 2015 года в Госдуму был внесён законопроект об изменении перечня обязательных объектов для государственной экологической экспертизы. Мы надеемся, чтодепутаты Государственной Думы нового созыва, которых мы выберем в сентябре, сделают продвижение этого законопроекта приоритетным. Очень надеемся и на Вас, что поймёте наши проблемы и поможете ускорить процедуру принятия этого законопроекта.

Д.Медведев: Хочу всех присутствующих поздравить с важной цифрой в истории Иркутска – 355-летием. Примите мои сердечные поздравления и вы, и все иркутяне. Я регулярно у вас бываю, очень люблю ваш край, потому что это настоящий российский край, с традициями, возможностями, очень богатый, но в то же время требующий внимания и развития.

Вы затронули одну из тем, которая всегда находится в повестке дня, – это экспертиза, в том числе экологическая экспертиза, связанная с Байкалом. Нам здесь нужно найти какой-то баланс, потому что мы все заинтересованы в том, чтобы Байкал как уникальное место жил, развивался, чтобы его качество не менялось, чтобы вокруг Байкала появлялись точки роста, туризм развивался. Но с другой стороны, чтобы исполнение всех нормативов, которые связаны с экологической экспертизой, было разумным. Потому что нельзя бить всё время по рукам, говорить: это не делайте, к этому не подходите. Это вопрос выбора. И обе точки зрения у вас в регионе представлены.

Мне кажется, что задача государства – найти в этом смысле золотую середину, соблюдая экологические требования, экологические стандарты, и в то же время не связать руки инвесторам, которые заинтересованы в том, чтобы строить, развивать регион. Особенно, когда речь идёт об объектах, которые вообще никак не связаны с байкальской зоной.

Законопроект в Государственной Думе есть. На него дан пока отрицательный отзыв. Этот отрицательный отзыв был дан по линии Правительства и по линии Администрации Президента, государственно-правового управления. Но это не значит, что этот законопроект нельзя привести в нормальное состояние. Сейчас над этим работают. Думаю, что в ближайшее время эта работа будет завершена, кстати, под руководством наших коллег, которые этот законопроект готовили и вносили, и надеюсь, что в короткой перспективе он будет рассмотрен. Мы попросим и уходящую Государственную Думу этим заняться, и наших избранников, которые попадут в новую Государственную Думу.

В любом случае, можете не сомневаться, мы заинтересованы в том, чтобы механизм работы был максимально эффективным, чтобы не просто существовали какие-то стандарты, которые никем не соблюдаются. Я прошу и вас принять участие в продвижении этого документа.

Р.Ким (заместитель мэра, председатель комитета экономики администрации города Иркутска): Спасибо, что затронули тему Байкала. Действительно, это жемчужина, уникальное озеро в своём роде. Ежегодно в Иркутск приезжает более одного миллиона туристов из России и 140 тыс. туристов из зарубежья. На наш взгляд, это не очень много, Байкал может принимать больше туристов. Каждая из прибайкальских территорийготовит какие-то мероприятия, которые призваны создать новый туристический продукт, придать популярность территории.Однако мы все делаем это по-разному, всё это разрозненно, и масштабность оставляет желать лучшего. Вопрос туристического потока может быть решён, если мы будем Байкал позиционировать на национальном и международном уровне. Я сейчас говорю о необходимости разработки бренда «Байкал». Поэтому просим поддержать нашу инициативу в адрес Минкульта и Ростуризма относительно того, чтобы разработать комплекс мероприятий, направленных на разработку и продвижение бренда «Байкал», и включить его в ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011–2018 годы)». Но есть такой момент: программа действует до 2018 года, а задача большая и важная. Если мы сможем её продлить до 2025 года, будет очень здорово.

Д.Медведев: Сможем, но при определённых условиях. Если наша партия победит на выборах в Государственную Думу, тогда я вам это постараюсь гарантировать, а если нет, тогда этот вопрос будет не к нам. Давайте для этого хорошо работать.

Теперь в отношении темы Байкала. Байкал, действительно, жемчужина.

И надо сделать всё, чтобы байкальская зона отдыха развивалась. Я по своему опыту знаю: если государство просто говорит «не трогайте, и всё», как правило, к сожалению, всё это деградирует. Этого мало – обеспечить охранный режим. Нужно дать источник развития – деньги, естественно, и человеческие усилия приложить.

Для абсолютного большинства жителей Иркутской области и ваших соседей Байкал является универсальной ценностью. Поэтому идея бренда Байкала, популяризацииэтого товарного знака, географического наименования, мне кажется очень правильной. Но этого мало. Программа внутреннего туризма действительно за последние годы пошла.

Люди стали гораздо больше отдыхать в родной стране. Причин несколько. Мы создали во многих местах уже приемлемую инфраструктуру. Здесь её, кстати, к сожалению, очень сильно не хватает. Во-вторых, есть экономические причины, что скрывать: действительно, стало дешевле отдыхать внутри собственной страны. В-третьих, это вопрос популяризации. Интересно посмотреть, что происходит внутри страны, как страна выглядит.

В этой программе уже есть объекты, расположенные на Байкале, но они включены вашими соседями. Значит, нужно сделать всё, чтобы и региональные объекты туда попали, и региональные программы. Байкал – это общее достояние. Но для развития регионов важно, чтобы региональные объекты там были. Я просил бы и вас тоже обратить на это внимание. А программу эту мы обязательно сохраним.

И.Синцова (региональный руководитель всероссийского партийного проекта «Модернизация образования»): Синцова Ирина Александровна, региональный руководитель всероссийского партийного проекта «Модернизация образования».

Образование всегда находится в центре внимания «Единой России», и партийный форум, который будет в Новосибирске, – тому свидетельство. Вообще, Иркутская область – это студенческий регион. Более 80 тыс. студентов обучается в 12 вузах, в том числе негосударственных. Идёт реформа высшего образования в стране, и сейчас уже функционируют федеральные вузы, национальные исследовательские. Кстати, Национальный исследовательский технический университет расположен в Иркутске.

11 вузов в стране могут назвать себя опорными вузами. Дмитрий Анатольевич, нам очень хотелось бы, чтобы Иркутск относился к числу городов, имеющих опорные вузы. Ведь это дополнительные возможности для развития традиций высшей школы, для развития потенциала региона.

Д.Медведев: Мне трудно вам возразить. Во-первых, Иркутск, Иркутский регион – развитый регион, и вы вполне можете претендовать на то, чтобы иметь опорный университет, опорный вуз. Именно по потенциалу – потому что много студентов и есть квалифицированный профессорско-преподавательский состав. Во-вторых, это совпадает с нашими представлениями о том, куда нам двигать наше высшее образование.

Мы с вами помним разные эпохи развития высшего образования в нашей стране, в широком смысле – я имею в виду и Советский Союз, и современный период. Я упомяну одну цифру: лишь 20% выпускников советских школ поступало в университеты, а 80% – нет. В этом были и минусы, и плюсы. Сейчас по большинству позиций в большинстве компаний предъявляется требование: наличие высшего образования, качественного, – и технического, и гуманитарного. Сейчас от общего числа это почти 60%. Из выпускников 10–11-х классов сейчас вообще практически 90% поступает.

О чём это говорит? О том, что высшее образование востребовано. Но нам нужно не просто высшее образование. Оно очень разное. К сожалению, за последние годы, во всяком случае за последние пару десятилетий, расплодилось много некачественных учебных заведений. И преподавательский состав там не очень сильный. Очень часто это просто люди из других университетов, которые подрабатывают в свободное от основной деятельности время. Наверное, там качество невысокое, особенно когда речь идёт о филиалах.

Поэтому мы сейчас проводим работу по укрупнению университетов, прежде всего путём их реорганизации, присоединения более слабых учебных заведений к более сильным – когда речь идёт о государственных, конечно, высших учебных заведениях. Судьба частных учебных заведений должна определяться их учредителями, но они тоже должны участвовать в этом отборе и, конечно, проходить оценку по линии Министерства образования. Почему я об этом говорю? Потому что мы заинтересованы в наличии сети сильных университетов. Уверен, что такой сильный, опорный университет должен быть и у вас. У вас есть и техническое образование сильное на базе бывшего политеха, и классический университет, и целый ряд других университетов.

Предлагайте, мы будем думать, как с этим поступить.

И.Бондаренко (председатель совета директоров компании «Ангара»): В соответствии с государственной программой развития сельского хозяйства, из федерального бюджета возмещается часть затрат на строительство и модернизацию объектов агропромышленного комплекса. В перечень объектов входят молочные фермы от 400 голов. В 2015 году в адрес Министерства сельского хозяйства ушло письмо за подписью трёх губернаторов – Забайкальского края, Бурятии и Иркутской области – с просьбой снизить этот показатель до 200 голов. Для нас это очень важно. В Иркутской области, например, 180 ферм именно с таким поголовьем, которые сегодня на 60% нуждаются в строительстве и модернизации. В основном эти фермы удалены от областного центра и крупных, густонаселённых районов, что усложняет реализацию молока на большое расстояние. В то же время молочные фермы на 200 голов в отдалённых территориях позволят обеспечить качественными натуральными молочными продуктами муниципальный заказ и местное население. В связи с этим мы просим поддержать нас, сибиряков, и поручить внести изменения в нормативные акты Министерства сельского хозяйства – сократить этот показатель поголовья с 400 до 200 голов коров для строительства и модернизации молочных ферм.

Д.Медведев: Мы должны учитывать специфику нашей огромной страны. У нас 400 голов были выбраны неслучайно, потому что значительная часть ферм находится в этих пределах. Я не говорю про крупные производства, они совсем большие. А вот среднее и малое товарное производство молока на базе КРС действительно в районе 400 голов, поэтому все механизмы были привязаны к этой цифре.

Но это не значит, что у нас всё везде одинаково. На Крайнем Севере и на Кавказе выбрана другая цифра – 100 голов. Тоже понятно, по каким причинам, потому что там сложное ведение бизнеса либо очень небольшие населённые пункты, где не требуется такое количество поголовья.

Вы предлагаете 200? Мы готовы это рассмотреть. Я дам поручение Минсельхозу, чтобы учли специфику таких регионов, как Иркутская область, потому что очень важно, чтобы вы могли у себя заниматься производством молока. У нас пока молоко является дефицитным товаром в том смысле, что мы ввозим довольно значительное количество молока. Мы решили очень большое количество аграрных проблем, и по зерну себя обеспечиваем, и по комбикормам, и по картофелю, сахару, сахарной свёкле и целому ряду других позиций, но по молоку пока нет. А мы вполне можем это делать, более того, это же в интересах людей. Одно дело – тащить это молоко откуда-то из-за тридевяти земель, а другое – торговать своим молоком. Я поручение такое дам, надо обязательно учитывать региональную специфику.

Н.Дикусарова (председатель комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству законодательного собрания Иркутской области): Разрешите мне ещё раз от всех присутствующих высказать слова благодарности за то, что Вы поддержали нашу инициативу о создании территории опережающего социально-экономического развития на территории Усолья-Сибирского. Эффект уже есть и виден. Инвесторы поверили, заинтересовались. На сегодняшний день они понимают, что это очень хорошее предложение, ведь для них предусмотрен ряд преференций в деятельности на этой территории. Они взяли на себя определённые обязательства. Например, уже на первом году работы каждый из них обязуется создать от 20 рабочих мест и инвестировать в свой проект от 5 млн рублей. Иркутская область подписала соглашение с Фондом развития моногородов, и мы рассчитываем только от этого проекта по Усолью-Сибирскому дополнительно создать около 6 тыс. рабочих мест.

Дмитрий Анатольевич, но у нас таких городов ещё семь кроме Усолья-Сибирского. Здесь, в зале, присутствует бо?льшая часть глав или мэров территорий, которые относятся к моногородам. Все они официально включены во всех документах в перечень моногородов. Кроме того, по всем моногородам созданы сегодня планы развития. Дмитрий Анатольевич, поддержите, пожалуйста, инициативу о создании территорий опережающего социально-экономического развития ещё в ряде моногородов Иркутской области. Это очень важно для развития нашего региона.

Д.Медведев: Когда мы готовили закон о территориях опережающего социально-экономического развития, то там позиции про моногорода не было. Изначально его планировали как инструмент для развития прежде всего Дальнего Востока, для того чтобы привлечь туда инвесторов и так далее. И вот в ходе обсуждения эта идея появилась, её поддержал Президент. И сейчас территории опережающего развития должны по смыслу этого закона создаваться либо на Дальнем Востоке, где нам требуются дополнительные инвестиции в большом количестве и приток людей, либо в моногородах. Ваши слова подтверждают, что мы не напрасно это сделали, именно потому, что в моногородах сконцентрировано колоссальное количество проблем.

У вас в Иркутской области моногородов, причём относящихся к трудным городам с высокой степенью риска или просто на которых производство остановлено, больше, чем в других местах.

Я в прошлом году действительно был в Усолье-Сибирском. Это такое, знаете, зрелище не для слабонервных, тяжёлое, грустное, чего скрывать. Понятно, что одними эмоциями ничего не решить. Когда ходишь там, понимаешь, какой объём накопленных проблем, сколько ещё придётся сделать, для того чтобы оживить населённый пункт, особенно при понимании того, что часть производственных направлений просто исчерпана, она не нужна сегодня. Значит, нужно создавать что-то другое. И таким драйвером, как принято говорить, развития становятся именно территории опережающего социально-экономического развития.

Мы сейчас рассматриваем, не скрою, возможность создания территорий опережающего социально-экономического развития во всех моногородах. Это, наверное, было бы правильно. Я не уверен, что мы сможем это сделать буквально за месяц, за два. Государство должно создать инструмент, для того чтобы руководство муниципальных образований могло найти деньги у частных инвесторов.

А.Городской (председатель думы Ангарского района, секретарь местного политического совета ангарского местного отделения партии, член регионального политического совета): Городской Александр Александрович, секретарь местного отделения партии «Единая Россия» в городе Ангарске, председатель думы Ангарского городского округа.

До 2015 года НДС на услуги по организации пассажирских перевозок пригородным железнодорожным транспортом был 18%. С января 2015 года НДС был обнулён на эти услуги, но данная норма Налогового кодекса будет действовать только до конца текущего года, а дальше с учётом роста налоговых платежей затраты перевозчика на организацию этих услуг довольно сильно вырастут, по расчётам, могут составить порядка 180 млн рублей в год. Это повлияет на стоимость проезда, что больно ударит по карману простых жителей Приангарья. У нас на электричках на работу и учёбу ездит каждый день более 30 тыс. человек. Кроме того, это повлияет на областной бюджет, и без того дефицитный. Необходимо будет компенсировать недополученные доходы перевозчику. Предложение: рассмотреть возможность сохранить нулевую ставку НДС на эти услуги и с января 2017 года далее.

Д.Медведев: Наверное, вашему предложению не все министерства обрадуются, скажем прямо, потому что я помню дискуссии по поводу нулевой ставки НДС на пассажирские пригородные перевозки. Всегда есть резон и у экономических ведомств, но интересы людей, конечно, должны быть на переднем плане. Мы такое решение приняли, и это помогло сохранить нормальный пассажиропоток. Это актуально и для Приангарья. По всей вероятности, нам нужно будет эту возможность сохранить. Такой законопроект был подготовлен нашими с вами коллегами из «Единой России» в Государственной Думе. Он был принят и в настоящий момент уже даже подписан. Этот законопроект продлевает срок действия льготы в нулевом размере НДС до конца 2017 года. Я считаю, что это точно мера поддержки, которая позволит сохранить возможности для пассажирских перевозок в таком направлении. Так что пользуйтесь. Поживём – увидим, как дальше поступить. Естественно, ситуация может быть различной. Но при принятии решений о нулевой ставке, о льготе для пассажирских перевозок, для перевозок внутри области или края мы будем руководствоваться интересами людей прежде всего.

А.Козловский (начальник отдела по работе с молодёжью и делам несовершеннолетних администрации Нижнеудинского района, секретарь политического совета Нижнеудинского местного отделения партии): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я представляю западный район Иркутской области, Нижнеудинский. Территория Нижнеудинского района 50 тыс. кв. км, половину территории занимает горная Тофалария, где проживает самая малочисленная народность мира – тофы. Это наша визитная карточка.

Я являюсь ответственным секретарём комиссии по делам несовершеннолетних. У нас каждый год растёт число детей-сирот. На государственном уровне приняты программы обеспечения жильём сирот. А нельзя ли эту проблему перекинуть на самих родителей? Они уходят от всех проблем, понимая, что ребёнок, получив статус сироты, через определённое время государством будет обеспечен жильём. Как Вы к этому относитесь?

Д.Медведев: Отношусь к этому, естественно, по-разному, потому что ситуации бывают разными. Напомню, у нас есть сироты, у которых просто нет родителей, и в этом смысле обязанность государства никто не отменял. Есть, действительно, сироты юридические, то есть фактические родители у них есть, но они в силу судебных актов лишены родительских прав.Это вопрос, который требует отдельного рассмотрения, потому что с момента утраты статуса родителей, по российскому семейному законодательству, утрачиваются все юридические связи с детьми, в том числе и ответственность за их воспитание и содержание, а стало быть, утрачивается имущественно-правовая связь между родителями и детьми. В этом смысле оснований сейчас на них возлагать такую обязанность нет. Мне кажется, эта проблема для таких людей должна быть в моральной, нравственной плоскости прежде всего. Мы должны честно сказать: либо их не нужно лишать родительских прав и тогда требовать с них исполнения их родительских обязанностей, либо, если мы их лишили, мы понимаем, что от них вообще ничего не добьёшься, что это, к сожалению, родители, которые ничего делать не будут, и тогда эту обязанность будет исполнять государство. Это, мне кажется, нормальная конструкция.

Большое спасибо!

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 июня 2016 > № 1783381 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 июля 2015 > № 1435710 Дмитрий Медведев

Встреча с активом регионального отделения партии «Единая Россия» в Новосибирске.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день всем, очень рад всех видеть. Спасибо за организованную погоду. Для тех, кто приехал из Москвы, это вдвойне важно – хоть почувствовать лето в Сибири. У нас дожди идут, а у вас всё очень душевно.

Коллеги, я вас собрал, конечно, не о погоде поговорить. Давайте о жизни поговорим, пообщаемся, о тех задачах, которые стоят перед нашей партией, перед вашей региональной организацией на выборах, вообще о тех задачах, которые в настоящий момент стоят перед нашей страной. В партийном формате это делать не только правильно, но и важно, потому что наша партия как правящая партия отвечает практически за все процессы в стране, вы это знаете. Когда к вам приходят люди, невозможно сказать: «Мы не в курсе, это не наш вопрос, потом как-нибудь приходите». Они имеют право сразу сказать: «Знаете, вот вы контрольный пакет имеете и в федеральной власти, и в региональной власти – будьте любезны отвечать на все поставленные вопросы!». Такое положение ко многому обязывает. Есть масса проблем, которые мы должны с вами держать в поле зрения.

Новосибирская организация очень крупная и, надо признаться, передовая. Вы с успехом применяете все существующие и эффективные в настоящий момент политические приёмы, способы развития конкуренции в политической сфере.

На самом деле многому, наверное, даже другие организации могут у вас поучиться. Во всяком случае, та идея, которую мы придумали – не то что придумали, а, скажем так, адаптировали некоторое время назад в нашей стране – идея праймериз, идея предварительного голосования у вас получила очень хорошее исполнение, и очень важно, что этот механизм работает, потому что он даёт возможность выбирать лучших, предлагать их нашим людям, а политическим лидерам – отстаивать свои позиции в прямой, честной борьбе. Пусть даже это и товарищеское соревнование, но оно тоже необходимо. Так живёт весь мир, и нам так нужно жить. И хочу обратиться к тем регионам, которые только у себя эти приёмы обкатывают: не надо этого стесняться, не надо пытаться менять тех, кто прошёл политические горнила, на людей, которых кулуарным образом отобрали. Это в конечном счёте ни к чему хорошему не приводит, а, наоборот, снижает конкурентоспособность нашей партии. Вот на это хотел обратить внимание всех коллег по «Единой России».

Чтобы вас долго не утомлять вступительными словами – я думаю, что и у вас есть какие-то предложения, идеи, выступления, – я хотел бы просто передать слово всем, кто пожелает высказаться. Давайте начнём работать? Прошу вас.

В.Ильенко (секретарь Новосибирского регионального отделения Партии, член Президиума Регионального политического совета Партии): Дмитрий Анатольевич, секретарь регионального отделения партии «Единая Россия» Ильенко Валерий Павлович.

Две недели назад мне была оказана честь, я был приглашён на встречу с Вами, с активом, мы о многом говорили, говорили о различных проблемах, и тогда Вы сказали, что посетите ряд регионов. Вам огромные слова благодарности от нашей…

Д.Медведев: Ну не обманул же!

В.Ильенко:…от нашей партийной организации за то, что мы оказались первыми в списках. Это очень дорогого стоит. Вы уже часть вопроса, который я хотел озвучить, озвучили: мы уже прошли народное голосование. Это впервые было именно в Новосибирской области. Оно было на самом деле народное: 9 партий, более 20 общественных организаций, и в том числе члены парламентских партий приняли участие в этом народном голосовании. Они себя попытались позиционировать именно на нашем народном празднике. Говорю «на нашем», потому что парламентская партия «Единая Россия» единственная заявилась на это народное голосование. По-разному пытались представить, что это опять игры, но это не так. 243 тыс. населения Новосибирской области пришли и проголосовали. И мы поступательно…

Д.Медведев: 240 тыс.?

В.Ильенко: 243 тыс.

Д.Медведев: На самом деле это население региона небольшого в нашей стране.

В.Ильенко: Да. И здесь, как раз в этой аудитории, присутствуют те люди, которые прошли практически с апреля по сегодняшний день тот отбор, которым оказано было доверие и которых «Единая Россия» выдвинула своими кандидатами, как одномандатниками, так и возглавляющими список. Эти люди присутствуют сегодня здесь. Да, здесь много тех, кто впервые пришёл в политику, тех, кто ещё не проходил горнила политические. Я думаю, что у нас есть вопросы, которые, конечно же, от Вас в этот период… Мы практически вышли уже напрямую на выборную кампанию, к финишу движемся, и Ваше присутствие здесь, и Ваши ответы, Ваше участие для нас очень дорого стоят. Я думаю, что коллеги сейчас будут задавать вопросы, и мы Вам ещё раз говорим слова благодарности.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги. Давайте начнём общение. Кто хотел бы? Прошу вас.

В.Ильенко: Дмитрий Анатольевич, я прошу прощения – я здесь как раз новичок, тем не менее мне хотелось бы озвучить вопрос, который сегодня, наверное, беспокоит многие регионы, в частности и наш регион, о той поддержке, которая непосредственно центром оказывается. Я знаю, что в этом году (в общем-то, беспрецедентно) в регионы было отдано порядка 310 млрд. Это позволило как-то и многие социальные вопросы решить, и те проблемы, которые были, снизить. В частности, это более чем на 10% уменьшило задолженность регионов перед коммерческими банками, по кредитам. Хотелось бы услышать, какая же всё-таки будет дальнейшая судьба той помощи финансовой, тех кредитов, которые архинеобходимы сегодня для создания всей той социальной базы и прежде всего, конечно, развития регионов?

Д.Медведев: Спасибо вам за вопрос. Хочу сказать вот что. Действительно, помощь регионам в настоящий период очень важна, ситуация далеко не самая простая. Она непростая и на федеральном уровне, но очень многие регионы – практически все, скажем прямо, испытывают трудности с формированием доходной базы, потому что объём экономики, к сожалению, у нас в этом году не растёт, а сокращается. Кстати, у вас в целом ситуация достаточно неплохая. Я не хочу пока цифры называть, но (мы разговаривали с губернатором) в общем есть вероятность того, что даже может быть некоторый рост, однако всё равно доходных источников стало меньше. Поэтому мы приняли решение о поддержке регионов. Вы правильно назвали цифру. В этом году 310 млрд рублей распределяются и будут распределены в пользу регионов в формате различной поддержки: это и субсидии, и субвенции, и софинансирование по целому ряду программ. Притом что общая поддержка этими 310 млрд не замыкается, потому что у нас есть, естественно, программы, по которым деньги приходят в регионы. Но это деньги, непосредственно направленные в регионы для оказания помощи. Какова их судьба? На самом деле судьба их зависит от самих регионов. Это уже ваше дело, на какие цели их направлять. Обычно это дотации на сбалансированность, на поддержку социальных трат, на целый ряд других вопросов.

Кстати, относительно недавно я собирал всех губернаторов, у которых есть либо проблемы, либо какие-то соображения на этот счёт, вот и Владимир Филиппович (В.Городецкий) тоже на этом мероприятии был. Мы говорили о том, каким образом эти деньги расходовать. Очень важным является обеспечение так называемых нормативных обязательств. В данном случае я говорю не про Новосибирскую область, но в целом – вы всё равно задали общий вопрос. Важно, чтобы всё, что предусмотрено в законе, всё, что предусмотрено в указах Президента, всё, что предусмотрено в тех решениях, которые связаны с социальными выплатами и которые приобрели нормативную силу, подчёркиваю, было обеспечено. И именно на эти цели мы прежде всего направляем те суммы софинансирования, дотаций, субвенций, которые идут в регионы.

Второе направление – это кредиты. Жизнь разная. В более благоприятное время, более благоприятный период регионы брали коммерческие кредиты, и ничего в этом зазорного нет. Просто по понятным причинам кто-то там больше взял, кто-то меньше взял, у кого-то больше инвестпроектов, у кого-то меньше. Но сейчас встал вопрос о том, каким образом эти коммерческие кредиты обслуживать, потому что ключевая ставка выросла – сейчас она снижается, но всё-таки она достаточно высокая, – расходы по обслуживанию этих кредитов высокие. И мы приняли решение о том, чтобы заместить коммерческие кредиты кредитами бюджетными. В этой программе участвует большинство регионов, которые такого рода кредиты получили. Будем и дальше помогать.

Ну и есть, скажем прямо (это не касается вашего региона), у нас регионы, у которых весьма сложное положение. Там мы будем принимать решение о прямой адресной поддержке, просто для того, чтобы в этот довольно трудный период регионы выстояли, обслуживали все свои социальные обязательства и по мере возможностей, естественно, развивали экономику, инвестировали деньги и в промышленность, и в сельское хозяйство. Так что эту программу мы не сворачиваем, она будет продолжена. Естественно, в этом году будут выбраны все 310 млрд рублей. Меня коллеги-губернаторы спрашивали, вот медленно какие-то части этих расходов идут. Можете не сомневаться, я это лично проконтролирую. Все деньги до регионов дойдут. Точно так же, как и на этом совещании, я дал поручение Министру финансов со всеми регионами, где есть те или иные проблемы, провести личные встречи. Вот так будем дальше делать.

В.Ильенко: Спасибо Вам большое.

Ю.Бугаков (председатель ЗАО племзавод «ИРМЕНЬ», депутат Законодательного собрания Новосибирской области): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мы с Вами встречаемся второй раз.

Д.Медведев: Это радует.

Ю.Бугаков: Первый раз, когда Вы у нас были здесь, в академгородке. Я эту встречу не забуду. Напомню о себе. Я Бугаков Юрий Фёдорович, руководитель сельскохозяйственного предприятия. Это акционерное общество «Ирмень», в прошлом колхоз «Большевик». Крупное современное хозяйство. Мы имеем 18 тыс. собственной земли и 2,5 тыс. ещё, так сказать, прирезали со стороны. Занимаемся производством зерна, молока, мяса.

Д.Медведев: Что с урожаем будет, скажите? Какие виды на урожай? Это важно для нас.

Ю.Бугаков: В прошлом году космос нам прогнозировал порядка 33 центнеров с гектара, в этом году – 45 центнеров. Я думаю, что это для нашего региона…

Д.Медведев: Давайте поаплодируем. Это на самом деле важно.

Ю.Бугаков: Да. Но для нас растениеводство – это продукция для нашего животноводства. Мы имеем крупное животноводство. Это корма. Тем не менее есть товарное зерно. Мы торгуем и зерном. Но в основном это продукция животноводства – 7 тыс. голов крупного рогатого скота, 2700 коров с продуктивностью 10 600 кг молока.

Д.Медведев: Жалко, что мы не в советские времена живём. Вам бы дали Героя Социалистического Труда.

Ю.Бугаков: У меня есть.

Д.Медведев: Есть? Попал. Раньше, напомните, Героя с какой продуктивностью давали?

Ю.Бугаков: Такой продуктивности не было. Я скажу, что мы занимаем третье место в мире по продуктивности.

Д.Медведев: Я на вас смотрю – вы человек зрелый уже… Я часто встречаюсь с нашими коллегами-коммунистами, они говорят: развалили сельское хозяйство, такое было сельское хозяйство… Мне это грустно слышать, потому что я-то помню, какое было сельское хозяйство, и вы отлично помните. Дело даже не в том, чтобы сейчас кого-то поминать на нашей встрече. Но такой продуктивности просто не было.

Ю.Бугаков: Нет. Мы после Израиля и Южной Кореи занимаем в мире по продуктивности третье место. В сибирских условиях, вот здесь, где 12 месяцев – зима, остальное – лето... Так что мы перерабатываем полностью продукцию. И если город Новосибирск в день съедает порядка 280 т молочной продукции, мы в ассортименте на город Новосибирск поставляем 85 т. То есть хозяйство такое приличное.

Д.Медведев: Крепкое.

Ю.Бугаков: Крепкое хозяйство. В прошлом году продали сельскохозяйственную продукцию – не гвоздями торговали, а сельскохозяйственной продукцией, зерном, мясом, молоком, – мы продали продукции на 1 млрд 500 млн рублей. Мы полностью содержим социальную сферу, и в общем-то наши люди живут хорошо, у них высокая заработная плата.

Мы бы могли ещё больше развиваться, но не хватает земли. Есть земля, с нами граничат огромные площади, заросшие бурьяном, а кое-где растут уже деревья, а не бурьян, но взять эту землю невозможно. Если я войду туда самостоятельно на эти площади – уголовное дело, самозахват…

Д.Медведев: Понятно.

Ю.Бугаков: …и я потом прохожу по суду, мы даже такое дело уже проходили.

Д.Медведев: Оно благополучно, видимо, закончилось, раз мы разговариваем.

Ю.Бугаков: Да, да. Потихоньку выбрались из этой ситуации. Поскольку я 43 года уже руковожу этим предприятием (Вы правильно заметили, что возраст такой уже, чуть выше среднего), мне, поскольку я всю жизнь посвятил сельскому хозяйству, конечно, больно смотреть на те земли, которые сегодня зарастают. В целом это брошенные земли. Ну как – брошенные земли? Это долевые земли, в аренду взятые земли. И закон о земле не работает. Это очень важный вопрос, о котором я хотел бы Вам сказать.

Дело в том, что 50 млн гектаров по России брошенной земли. Вот только представить себе надо: если бы сегодня воскресить эти земли? Вложить в это средства, государственные средства. Вот у меня и вопрос такой, я хотел задать его сразу: есть ли возможность у Правительства и есть ли желание у Правительства вложить в землю, воскресить эту землю? Вы представляете, сколько было бы продукции – и растениеводства, и животноводства? Мы бы полмира могли сегодня кормить, а мы сегодня не можем обрабатывать землю. А поскольку земля зарастает бурьяном, люди уходят, идут в город. Заняться нечем, земли нет, а это основное средство производства.

Я думаю, что освоение этих, будем говорить, брошенных земель принесло бы государству очень серьёзную поддержку. Ведь в своё время осваивали целинные земли – так мы их тогда освоили меньше, этих земель, чем сегодня бросили земель. Сейчас говорят: чтобы снова поднять народ на возрождение сельского хозяйства в целом и этих земель, воскресить эти земли – патриотизм не тот. Я думаю, что если создать нормальные условия, народ из города пойдёт в деревню и будет осваивать эти земли и обустраивать наши сёла. Спасибо Вам, что Вы внимательно слушали.

Д.Медведев: Сначала в отношении вообще того, в каких мы находимся условиях сегодня по земле. В принципе Россия действительно обладает колоссальным богатством, которое никак не сводится к электроэнергии, к углеводородам. Главное богатство – это земля. У нас приблизительно 9% мировых запасов пашни. 9%! И что бы ни происходило на нашей территории, в нашей стране, и вообще на нашей планете, нам, что называется, Господом Богом уготовлена участь кормить людей – и внутри страны (это главное, конечно), и использовать землю для создания сельхозпродуктов и их продажи на экспорт.

За последнее время в области растениеводства мы поднялись на очень серьёзную высоту. Я напомню – если вспоминать то, что было в те же советские времена, – мы покупали зерно за границей. Не всегда, но периодически. И в Канаде, и в некоторых других местах. В прошлом году при урожае 105 млн т (это почти рекордный урожай, круче было только в 2008-м – мы собрали 108) у нас образовался огромный экспортный потенциал – 25 млн т. То есть мы можем 25 млн т экспортировать. Хорошо это или плохо? Это и хорошо, и плохо. Хорошо в том смысле, что у нас хороший урожай и мы действительно научились хорошо собирать и хранить зерно. Плохо – потому что вообще-то на экспорт нужно отправлять чуть меньше, а вот эту часть зерна, которая идёт на экспорт, пускать в переработку, потому что тем самым мы будем развивать животноводство. У нас вообще растениеводство сейчас очень прилично развивается и получило дополнительный импульс. Животноводство развивается сложнее, тоже развивается, но есть свои проблемы, поэтому нам, конечно, нужно использовать самые современные, интенсивные технологии. Они связаны и с теми землями, которые мы обрабатываем.

У нас действительно большое количество необрабатываемых земель, это абсолютно справедливо. Причём, прежде чем критиковать тех, кто на этих землях сидит, давайте по-честному признаемся, мы с вами люди ответственные, что мы тоже за это отвечаем. Не только те, кто взял кусок земли и ничего с ним не делает, – такие есть, и я сейчас к этому вернусь. Приблизительно 60% неиспользуемых земель сельхозназначения находятся в собственности государства, я имею в виду в широком смысле, начиная с собственности федеральной и заканчивая, естественно, муниципальной, поэтому нам нужно активнее вводить в оборот наши собственные земли. Это первое. Для этого нужны не только деньги (деньги, конечно, важны, но деньги должны инвесторы искать), нужны административные решения. Поэтому я обращаюсь ко всем руководителям муниципалитетов: земля – наше богатство, но это не значит, что мы должны просто сидеть на этой земле и ничего не предпринимать. Земля – такое богатство, которое создаёт новое богатство. И вот это первое.

Теперь второе, по поводу тех, кто взял землю и не использует её. Мы эту тему неоднократно обсуждали и с нашими коллегами – товарищами по партии, и с другими товарищами я это обсуждал, с аграриями теми же, не знаю, раз 20. Мы в прошлом году поменяли закон, и теперь есть довольно жёсткие правила, касающиеся неиспользования земли. Насколько они работают – вот здесь есть вопросы, я с этим полностью согласен. Там довольно серьёзные штрафы, которые измеряются в процентах от кадастровой стоимости, вообще-то это десятки миллионов рублей. Но как эти штрафы применяются – это отдельная проблема.

Нужно сделать всё, чтобы у тех, кто получил землю, но отказывается её обрабатывать, были стимулы или начинать это делать, или сдать эту землю под угрозой взыскания денежных штрафов. Нужно совершенствовать этот закон, включая тот период, который даётся на освоение земли. Он сейчас трёхгодичный, период неиспользования, но ещё два года на освоение существует по этому закону. Может быть (я сейчас не формулирую окончательно), рассмотреть вопрос о том, чтобы включить эти два года в три года, и тогда общий срок будет не пять лет, а три года. Это упростит изъятие земельных участков в случае, если это будет необходимо.

И, наконец, последнее. Правительство, естественно, выступает за то, чтобы это всё делать. Но нам нужно вместе с вами продолжить работу по всему периметру, как я уже сказал, начиная от муниципалитетов и отдельных хозяйств, которые просто на земле сидят и ничего не делают, и заканчивая работой в Государственной Думе, потому что Государственная Дума принимает законы (там тоже наша фракция является ведущей), для того чтобы изменить земельное законодательство. Тогда мы, действительно, получим самое передовое, самое мощное сельское хозяйство. У нас есть все возможности для того, чтобы это сделать.

Пожалуйста, коллеги, кто продолжит?

Т.Есипова (председатель комиссии общественной палаты Новосибирской области по вопросам семьи, материнства и детства, председатель общественной организации «Общество «ДАУН СИНДРОМ», беспартийная): Есипова Татьяна Павловна, председатель комиссии по вопросам семьи, материнства и детства Общественной палаты Новосибирской области. Кроме того, я являюсь руководителем общественной организации инвалидов «Общество “Даун синдром”» и руководителем службы ранней помощи детям, которые имеют проблемы в развитии.

Вопрос мой будет касаться непосредственно людей с ограниченными возможностями здоровья. Несмотря на масштабную поддержку в сфере материнства и детства, а также улучшения в сфере решения проблем детской инвалидности и инвалидности в целом, остаётся актуальным вопрос трудоустройства молодых людей с инвалидностью и особенно людей с ментальными нарушениями. Я знаю, что в некоторых регионах России существуют, работают локальные проекты по обучению таких людей простым видам деятельности, но эти проекты, как правило, поддерживаются, продвигаются общественными организациями инвалидов. Например, в Санкт-Петербурге, где такие люди работали в кафе, в Новосибирской области тоже есть пример – в одном из интернатных учреждений социального обслуживания есть молокозавод. Но эти проекты нестабильны и краткосрочны, а таким людям жизненно важно постоянное сопровождение и социализация. Поэтому я считаю, что необходима государственная системная поддержка, основанная на комплексном и пролонгированном подходе, то есть профессиональное образование, трудоустройство, поддержка производств, на которых будут работать люди с ментальными нарушениями.

Дмитрий Анатольевич, я знаю, что сейчас формируется программа «Доступная среда» на 2016–2020 годы, и очень важно предусмотреть это направление – трудоустройство инвалидов – в этой программе, особенно людей с ментальными нарушениями. Просто складывается такая ситуация, что у нас улучшается сфера решения вопросов и проблем материнства и детства, детской инвалидности, мы с вами развиваем центр перинатальный, целую сеть перинатальных центров, мы развиваем службы ранней помощи, которые помогают детям адаптироваться и потом идти в детские сады, мы развиваем инклюзивное образование, поддерживаем специализированное образование… Но когда заканчивается школа, получается, что многие из этих людей потом вычеркнуты из жизни. Социальная исключённость – это трагично и для самих людей, и для людей, которые их окружают – их близких.

Поэтому я как руководитель общественной организации инвалидов прошу поддержки в этом вопросе, а со своей стороны и наша комиссия, и наша организация, если это будет необходимо, готовы подключиться к правильному решению этого вопроса.

Д.Медведев: Спасибо. Татьяна Павловна, прежде чем я отвечу на этот вопрос… Мне по секрету какие-то данные сообщают: у вас сегодня день рождения. Мы вас поздравляем.

Т.Есипова: Спасибо!

Д.Медведев: Второе, что я хотел бы сказать. Конечно, то, чем вы занимаетесь, достойно самого высокого уважения. Знаете, это такая банальность, но я всё равно её скажу: уровень цивилизованности общества, его развитости, измеряется, конечно, отношением к инвалидам и людям преклонного возраста. И в этом смысле нам ещё есть чем заниматься. Мы в последнее время только (может быть, последние лет десять) стали этой проблеме уделять большее внимание, чем раньше. Появилась программа «Доступная среда», появились инструменты и, наконец, деньги появились, которые в эту сферу приходят. До этого всё было очень тяжело. Я регулярно встречаюсь с руководителями организаций инвалидов, причём разных, естественно. Это всегда разговор трудный, но очень полезный. Я обычно на него приглашаю всех министров, и тех, кто отвечает за работу с инвалидами, типа Минтруда, например, и тех, кто достаточно далёк, но может оказать поддержку, включая вопросы трудоустройства, финансирования, чтобы они понимали, что речь идёт о гражданах нашей страны, которым нужна помощь, причём помощь со стороны государства и в определённых ситуациях – со стороны бизнеса.

Программа «Доступная среда» хорошая, она работает. В принципе она решает важнейшие задачи – задачи снятия барьеров для людей с ограниченной трудоспособностью, задачи трудоустройства, задачи социализации и ресоциализации инвалидов. Мы её обязательно продолжим. Сейчас Министерство по труду и социальным вопросам как раз готовит предложения на период с 2016 по 2020 год, эти предложения масштабные. Порядка 280 млрд рублей требуется в общей сложности на эти цели. Несмотря на то что нам сейчас весьма непросто верстать бюджет и государственные программы, мы будем стараться, конечно, эти потребности закрывать. Если мы сможем выйти на такое финансирование, мы обеспечим дальнейшее развитие, дальнейшее продвижение этой программы. Но это одна сторона. Есть другая сторона: нужно обязательно помогать работодателям, бизнесменам, которые готовы принимать инвалидов на работу. Потому что часть инвалидов не только готова работать, она хочет этого. С этим не всё просто, потому что, когда инвалид замещает обычное рабочее место, работодатели говорят: я на этом теряю деньги, ещё что-то теряю. Поэтому нам нужно подумать о том, каким образом нам лучше их стимулировать, включая компенсацию (в некоторых случаях, конечно) выпадающих доходов. Но для нас судьба человека должна быть важнее, чем эти решения, эти, может быть, даже траты в какой-то ситуации. Эта работа с работодателями, работа с бизнесом также является важнейшей составляющей ресоциализации инвалидов, и ею государство должно заниматься. Я надеюсь, что это будет делаться и у вас в Новосибирской области. Потому что работа – это жизнь, мы это понимаем, и не только для тех, у кого полная работоспособность, но и для тех, у кого она сокращённая, эта работоспособность.

По статистике, порядка 40–50% людей с инвалидностью хотели бы работать. Нам нужно стремиться наши показатели трудоустройства лиц с уменьшенной работоспособностью, трудоспособностью, инвалидов подтянуть под этот уровень. Давайте вместе этим заниматься.

Т.Горбачёва (директор МБОУ «Лицей № 159» ): Дмитрий Анатольевич, мы с Вами в 2011 году в формате видеомоста беседовали по проекту «Наша новая школа». И действительно замечательный был диалог. Хочу сразу сказать, что, вспоминая его, понимаю, что очень многие из тогда обсуждаемых вопросов теперь – выполненные дела. Это на самом деле так. Это и современное обеспечение школ оборудованием, это и развитая сеть управляющих советов, и тот вопрос, который тогда вызывал у Вас повышенный интерес – приток молодых специалистов в школу, – с этим тоже уже всё намного лучше обстоит.

Но, наверное, жизнь такова, что вслед за уже решёнными вопросами и задачами появляются новые задачи, которые требуют решения. Вопрос мой связан с обеспеченностью местами в детских садах. Мы все понимаем, что от качественного дошкольного образования напрямую зависит качественное школьное образование. Благодаря тому партийному проекту, который реализуется, «Детские сады – детям», в Новосибирской области всё обстоит очень и очень неплохо. На сегодняшний день обеспеченность составляет уже более 95%, и порядка 5 тыс. мест ещё будет введено в этом календарном году. Сложнее вопрос в нашем мегаполисе (я думаю, что и не только в нашем мегаполисе этот вопрос сложен): растут очень крупные жилые микрорайоны, и поэтому вопрос решается сложнее.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, вопрос у меня такой: существует ли, на Ваш взгляд, некий механизм побуждения муниципальных чиновников и впредь так же ответственно, с повышенной ответственностью, решать важные социальные задачи, которые стоят сегодня и которые будут поставлены впредь?

Д.Медведев: Спасибо. Первое, что хочу сказать, Татьяна Вячеславовна: люди, которые увидят отчёт о нашей встрече, подумают, что привезли людей, которые уже проверены и уже один раз встречались. Но это не так, просто мы действительно общались с вами во время моста, во время видеоселектора, видеоконференции.

Теперь в отношении детских садов. Есть проекты, которые, наверное, идут не так быстро, как нам бы всем хотелось, а есть решения, государственные проекты, партийные проекты, за которые не просто не стыдно, а испытываешь если не гордость, то чувство, как раньше говорили, глубокого удовлетворения. Один из таких проектов – это проект по детским садам. Почему? Когда мы начинали этим заниматься на государственном уровне, на партийном уровне, у нас была колоссальная очередь в детские сады. Колоссальная. Причины всем известны: детские сады не вводились – мало строили их, а сеть детских садов, построенных в прежний период, была разграблена. Часть детских садов была закрыта, перепрофилирована, продана. В результате семьи просто не хотели детей заводить, потому что это же важно – куда ребёнка отдать после хотя бы двух-трёх лет воспитания в семье. И то, что мы обратили на это такое пристальное внимание (мы – в данном случае я говорю про «Единую Россию»), я считаю, очень хорошее решение. Мы, по сути, смогли закрыть эту проблему по всей стране. Есть нюансы, но тем не менее, вот вы только что привели цифры, например, по Новосибирской области, – там 95%. Ещё совсем недавно очередь в детские сады измерялась цифрой больше 1,4 млн детей. 1,4 млн детей! А сейчас она сократилась практически до небольшой величины, у вас, например. В некоторых регионах этой проблемы нет, очередь носит текущий характер. На самом деле этот вопрос носит просто ключевой характер для семьи. За последние годы только по линии федерального центра было выделено около 200 млрд рублей – большие инвестиции. Проблема почти решена. Но вы задали такой вопрос: как сделать, чтобы и дальше этому уделялось внимание? Я вам дам прямой ответ: надо, чтобы за все эти процессы, за обеспеченность детскими дошкольными учреждениями, местами в детских садиках прямо отвечала наша партия. Чтобы был обеспечен прямой контроль не только на уровне самом верхнем, но и на муниципальном уровне, на региональном уровне. Чтобы, как только возникают какие-то симптомы проблемы, принимались оперативные решения. Ведь это же – мы с вами это прекрасно понимаем, руководство региона полностью в теме, знает это всё отлично, – это вопрос приоритетов. Денег никогда не бывает много. Даже если мы станем существенно богаче, всё равно денег не будет на всё. Так жизнь устроена, потому что растут потребности, инвестиции приходят неравномерно. Это вопрос приоритетов – куда направить деньги. А вот за это отвечаем мы с вами как политическая сила, которая стоит, во всяком случае сейчас, у власти. И если мы будем адекватны, то тогда и дальше детские сады будут строиться и вводиться. Я надеюсь, что эта проблема будет также полностью решена не только по всей Новосибирской области, но и в Новосибирске, где ситуация действительно сложнее. Давайте всё это вместе сделаем. Владимир Филиппович (обращаясь к В.Городецкому), мы с вами этим позанимаемся тоже.

Т.Горбачёва: Спасибо. И спасибо большое за этот партийный проект, уважаемый Дмитрий Анатольевич!

О.Морозов (председатель совета директоров ЗАО «Коченёвская птицефабрика», член регионального политического совета партии): Дмитрий Анатольевич, добрый день! Морозов Александр Владимирович, председатель совета директоров Коченёвской птицефабрики, член регионального политсовета партии, депутат заксобрания. Снова о сельском хозяйстве. Область – серьёзный сельскохозяйственный регион, мы по всей статистике в десятке сильнейших и крупнейших. В области работает целый ряд крупных и региональных, и федеральных холдингов, много (несколько сотен) крупных акционерных обществ на базе колхозов и совхозов. Но почти 40% продукции производится в хозяйствах малых форм – это и фермерские хозяйства, и личные подворья, и, конечно, эти хозяйства должны, наверное, как-то особо отслеживаться. Власть это делает, безусловно. Дмитрий Анатольевич, в последние годы две программы довольно популярны у нас в области – это «Семейная животноводческая ферма» и «Начинающий фермер». У нас 38 проектов таких. Не такие большие деньги на это выделяются – 54 млн, но самое главное, Дмитрий Анатольевич: эти инициативы чаще всего возникают там, где уже нет крупнотоварного производства, там, где нет акционерки, там, где нет какого-то другого работодателя. И это очень важно, социально важно. Огромная просьба сохранить эти две программы.

И ещё один момент, Дмитрий Анатольевич. Я хочу сказать, что представляю предприятие, которое начало, по сути, свою жизнь с национального проекта развития АПК. И спасибо Вам огромное за то начало, которое по большому счёту и послужило началом взаимодействия власти и агарного бизнеса.

Вопрос об этих двух программах. Просьба, вернее.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Владимирович. Мы действительно, по сути, начали полноценную реанимацию нашего сельского хозяйства приблизительно семь-восемь лет назад, когда начался национальный проект по АПК. Это не значит, что до этого ничего не делалось, но и возможности были, наверное, меньше, и, самое главное, не было концентрации сил.

Почему эти национальные проекты, о которых вы вспомнили, реально принесли пользу в разных сферах? Потому что взяли и выделили приоритеты и денег туда качнули побольше, чтобы был эффект. Появились доступные деньги, доступные кредиты. Я уже как-то вспоминал, но не могу ещё раз не вспомнить.

Ездил тоже по регионам, в одном из регионов был, в общем, очень удивлён: вот такое тоже малотоварное производство, женщина уже в возрасте, наверное, лет под 70, с характерным выговором, начала мне объяснять разницу в процентных ставках по одному договору, по другому. Я думаю, как здорово, это означает, что это пошло, это просто уже воспринимается как бизнес – подчёркиваю, как именно предпринимательская деятельность, – обычными селянами. Не просто мы так живём, и здесь у нас есть участок какой-то, корова есть, это просто нас кормит, а именно воспринимается как возможность зарабатывать деньги. И действительно получилось. В том числе формы, связанные с малым и средним бизнесом. Потому что, конечно, крупные товарные производства очень важны, они всё равно будут доминировать в широком смысле этого слова. Но для многих наших людей это и образ жизни, и способ заработать деньги. У нас ведь, все знают, большое количество людей живёт на селе, в отличие от других стран – огромное. Оно несколько снижается, и не только из-за того, что земель не хватает, просто есть же ещё интенсивные сельхозтехнологии: там, где раньше нужны были тысячи людей, сегодня достаточно десятков. Это тоже правда. Например, в животноводческом производстве всё изменилось, да и в растениеводстве тоже.

Теперь возвращаюсь к тем программам, которые вы назвали. Это и «Семейная ферма», и «Начинающий фермер». Деньги там невеликие, но эффект дают. Более того, за этими деньгами конкурс выстраивается. По целому ряду территорий (я не знаю, как в Новосибирской области) конкурс, по-моему, один к пяти. Люди хотят получить эти деньги. Это очень хорошо, потому что такие средства нужно давать всё-таки достойным – тем, кто сможет доказать, что он получит урожай, что он получит доходы и расплатится за кредиты, которые получает. Поэтому, даже несмотря на трудности, на текущую ситуацию, мы поддержку таких малых форм предпринимательства на селе сохраним. В общей сложности и в этом году деньги были сохранены, и на будущий период там, по-моему, около 8 млрд рублей мы планируем на эти цели направить. Конечно, часть этих средств придёт в Новосибирскую область, где уже вполне передовое сельское хозяйство.

Пожалуйста, коллеги.

Д.Козловский (депутат Законодательного собрания Новосибирской области): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Я в отличие от многих Вас вижу впервые. Только по телевизору раньше видел.

Д.Медведев: Ну слава богу.

Д.Козловский: Хотя думал, что обязательно должен задать вопрос, потому что я Дмитрий Анатольевич и жена у меня тоже Светлана Владимировна.

Д.Медведев: Тогда вы хорошо подготовились.

Д.Козловский: Дмитрий Анатольевич, депутат Законодательного собрания Новосибирской области Козловский Дмитрий Анатольевич, заместитель председателя комитета по строительству ЖКХ, сторонник партии «Единая Россия». Я уже 10 лет депутат-одномандатник, и самые часто задаваемые вопросы у избирателей – это вопросы жилищно-коммунального комплекса и взаимоотношения с управляющими организациями.

Прошёл год с момента подписания закона о лицензировании управляющих компаний, а эта идея была впервые озвучена в 2013 году.

Д.Медведев: На нашей встрече, на семинаре.

Д.Козловский: Да, на встрече первичных организаций. И сейчас у жителей появилось больше возможностей контролировать управляющие компании. Я как член лицензионной комиссии Новосибирской области докладываю, что на 1 мая 2015 года из 261 управляющей организации 90% получили лицензии. В Новосибирской области более 13 тыс. многоквартирных домов, 591 дом остался обслуживаться теми компаниями, которые не получили лицензии. Но мы работу продолжаем. 58 домов у нас сменили форму управления, 326 домов переданы в муниципальную управляющую компанию и по 207 домам открыты конкурсы.

Как Вы оцениваете первые итоги лицензирования?

Д.Медведев: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Вот что по поводу лицензирования можно сказать. Вы знаете, мы вообще довольно долго говорили о том, что лицензирование – это плохо (на протяжении последних, может быть, 10-15 лет), что лицензирование – это административное ограничение, а мы с ними боремся, что это бюрократические процедуры и, как это обычно в жизни бывает, ещё и повод для того, чтобы взятки собрать за выдачу разрешения на ту или иную деятельность. Поэтому мы масштабно отгребли от всех лицензий. Но, как это в жизни бывает, перешли в другую крайность. Потому что, может быть, лицензирование – это не идеальный инструмент, но он всё-таки тоже позволяет выделять нормальных и отбрасывать тех, кто не исполняет своих обязанностей. Поэтому, как вы правильно сказали, в 2013 году эта идея возникла, и мы её воплотили в закон и вернулись к лицензированию в ЖКХ – именно потому, что об этом, по сути, нас просили наши граждане, наши избиратели. Потому что они говорили: нет контроля за управляющими компаниями, они распоясались, они устанавливают любые расценки, там процветает коррупция и так далее. Прикинули, решили: пусть лучше будет административное ограничение, но они пройдут проверку на прочность. Такая проверка проведена. В общей сложности, если не ошибаюсь, в этой проверке участвовало 14 тыс. управляющих компаний по всей стране. Прошло проверку 11 тыс. Часть ещё находится в листе ожидания. 13% проверку не прошло. Это хороший результат. Вот если бы все прошли проверку, то я бы считал, что мы зря с этими лицензиями связались. Но раз какая-то часть отвалилась, значит это всё-таки работает.

Теперь возникает вопрос, как быть с многоквартирными домами, которые попали в зону, где управляющие компании отсутствуют. На сей счёт есть решения, вы их тоже отлично знаете. Либо нужно выбирать новую управляющую компанию, и это нормально абсолютно, либо, второй вариант, передавать в управление муниципальной компании, для того чтобы она временно исполняла эти функции или, во всяком случае, помогала в осуществлении всех тех задач, которые решаются управляющими компаниями.

Я думаю, что мы в течение оставшегося периода года окончательно эту ситуацию отрегулируем и очистим весь рынок управляющих компаний от тех наслоений, которые образовались (проверку всё-таки прошли наиболее приспособленные, крепкие, а кто-то подтянулся просто, понял, что не хочет из этого бизнеса уходить), и получим гораздо более привлекательную ситуацию.

Хотя, признаемся честно, если говорить о жилищно-коммунальной сфере, у нас ещё с вами задачи на годы и годы вперёд, потому что она такая убитая, такая тяжёлая. Ну не вкладывали деньги, да и, что скрывать, и в советские времена там далеко не всё отлажено было. Целый отряд, скажем, или группа многоквартирных домов вообще подлежит расселению. Это не только ветхие дома – это, само собой разумеется, задача государства, мы её будем вместе с вами продолжать решать. Или аварийные дома. Я сейчас говорю о другом: нам всё равно нужно думать на 10–15 лет вперёд, если мы серьёзные люди. У нас есть дома, которые через какое-то время нам придётся выводить из эксплуатации, многоквартирные дома, которые построены в конце 1950-х – начале 1960-х годов, так называемые хрущёвки. У них тоже срок службы ограничен. Нам нужно думать либо о том, как их укреплять, либо строить новое жильё.

Кстати, хочу вас поздравить (я имею в виду всех, кто живёт в Новосибирской области): всё-таки по темпам стройки жилья вы вышли на принципиально новый уровень, достигли абсолютного максимума за весь период жилищного строительства на территории Новосибирской области. Столько не строили никогда, даже в советский период. Это большое достижение. Я всех с этим поздравляю. Это важно на самом деле. Но нужно обязательно эти темпы постараться сохранить, во всяком случае, двигаться вперёд даже в этот сложный период.

С.Васильев (директор МАОУ «СОШ № 211»): Васильев Сергей Витальевич, директор крупнейшей, наверное, в мире школы №211 в Калининском районе города Новосибирска.

Д.Медведев: Крупнейшей в мире? Сколько же у вас там учеников?

С.Васильев: 1700 на сегодняшний день, 11 первых классов.

Д.Медведев: Вам надо с китайскими коллегами поговорить, может быть, они конкуренцию составят.

С.Васильев: Дмитрий Анатольевич, вопрос такой. Вот проблема была с детскими садами. На моих глазах этот вопрос решался, и, слава богу, он практически решён. Нужно, наверное, о какой-то программе строительства школ думать, во всяком случае, в новых микрорайонах, потому что сегодня ну просто задыхаемся. Такой пример: мы открыли 70 кружков и секций, сейчас мы должны их сократить примерно до 40, потому что две смены детей – невозможно. И просто качественный процесс не может проходить в три смены, я так думаю.

Д.Медведев: Не могу вам возразить. Спасибо за вопрос, Сергей Витальевич. Я с вами согласен. Конечно, как обычно говорят, глаза боятся, а руки делают. Когда мы начинали детскими дошкольными учреждениями заниматься, тоже ведь было страшновато, потому что очень большая очередь была, просто колоссальная, но мы, по сути, задачу решили. В отношении школ ситуация близкая. У нас огромное количество школ, которые требуют либо реконструкции, либо, по-хорошему, их нужно закрывать и строить новые.

Проблема нескольких смен тоже очень тяжёлая. И у вас есть две смены, да? В некоторых регионах у нас дети учатся в три смены, а в три смены – это вообще не образование, вы это прекрасно понимаете.

Нас вообще ничем не удивить. Я сам учился в две смены, и ничего, как-то выучился. Но это не означает, что нам нужно эту ситуацию тащить в светлое будущее, согласитесь, потому что качественное образование всё-таки в определённый период дня. В первой половине дня дети должны учиться, во второй половине дня – заниматься спортом, делать уроки, а затем просто отдыхать. Если этот режим нарушается, то это не образование, мы понимаем. Нам нужно будет подумать о трансформации программы детских садов в программу по школам. Я уже такое поручение коллегам по Правительству дал, некоторые из них это восприняли с содроганием, но приступили к исполнению. Я надеюсь, что то же самое будет сделано и во всех наших регионах, потому что это будет, если мы за это берёмся с вами, совместный проект – просто по-другому это не осилить. Но я считаю, что игра стоит свеч, потому что школа – это то, с чего начинается жизненный путь человека, и на это не жалко денег. Давайте так и сделаем.

З.Сергеева (доцент кафедры социально-массовых коммуникаций Новосибирского государственного технического университета): Сергеева Зоя Николаевна, кандидат социологических наук, доцент Новосибирского технического университета. Я пишу докторскую о политическом манипулировании. В связи с этим вопрос: по Вашей инициативе создавалось Открытое правительство. Мне кажется, такой институт способствует транзитивности государства. Каким Вы видите продолжение Открытого правительства, его развитие и вообще развитие электронного государства в России? Спасибо.

Д.Медведев: Вот видите, вы докторскую пишете, а я не пишу. Так что скоро вы будете доктором наук. Желаю вам успехов, в том числе в области социологии.

Знаете, вообще всякий государственный институт должен, на мой взгляд, носить вполне прикладной характер. Просто так какую-то надстройку создавать смысла нет – это государственные средства, в конечном счёте народные деньги. Но, с другой стороны, люди должны понимать, как власть принимает решения. Люди всегда этого хотели, даже во времена царя-батюшки всё равно выходили на площадь и что-нибудь предъявляли власти. Сейчас решение этой задачи и усложнилось, и упростилось. Власть большая, в нашей стране тем более, и она производит огромное количество решений, начиная от муниципалитетов и заканчивая верховной властью. Разобраться в этом потоке решений нормальный человек не в силах, и даже специалист не в силах. Мы с вами близкие специальности осваиваем – я, вы знаете, когда-то юридическое образование получил. Но нет ни одного юриста, который бы мог сказать: «Я знаю всё законодательство!». Это будет просто врунишка, невозможно знать всё законодательство. В то же время нужно уметь в этом ориентироваться. В этом смысле любое открытое правительство, среда коммуникаций между людьми и властями предержащими исключительно важна, и не ради того, чтобы власть выглядела белой и пушистой, а ради того, чтобы люди понимали, что происходит. Вы знаете, я довольно активный пользователь всяких социальных сетей и так далее. Я иногда, когда читаю, думаю: «Господи, да что же это такое? Решаешь там что-то, принимаешь какие-то решения, но абсолютно люди не понимают, о чём это!» А потом я думаю: «Это наша вина, надо лучше объяснять, надо лучше доводить это до людей». Потому что то, что кажется элементарным на уровне власти, на человеческом, обычном уровне не воспринимается. Люди не понимают ни терминов этих, ни что за чем идёт, ни какой закон поменялся, и в этом смысле роль институтов, которые открывают деятельность власти (можно называть их по-разному – открытое правительство, ещё как-то), важна именно для того, чтобы была прямая коммуникация, то, что вы назвали красивым модным словечком «транзитивность». Для тех, кто не понял, это всего-навсего, чтобы люди понимали, что мы делаем. Это же касается и электронных коммуникаций. И, кстати, в этом наша ситуация проще, чем она была. Для того чтобы раньше довести закон, принятый Верховным Советом или Государственной Думой, или закон, который принят на региональном уровне, что нужно было делать?

Нужно было его публиковать, рассылать и потом читать целиком и полностью, иначе ты не врубишься в содержание. Сейчас есть электронные средства коммуникации, моментальная публикация, моментальный поиск контекста по конкретным словам, по конкретным темам и возможность уяснить суть решения. То же самое можно сделать в обратном направлении. Люди могут через электронные средства обратиться во власть. Задать вопрос, на который нужно давать ответ. Поэтому, не скрою, за этим будущее, это абсолютно очевидно. И даже те, кто раньше посмеивался над всякими электронными правительствами, говорил: «Это всё ерунда. У нас бумажки есть. Как было, так и будет»… Ничего подобного. Абсолютное большинство решений, тем более на региональном уровне, сейчас принимается с использованием электронных форм, и контроль за их исполнением осуществляется в электронной форме. Сразу видно, что происходит, не нужно в картотеке рыться. Достаточно нажать на клавишу компьютера, и будет видно, что есть просрочка в исполнении документа за таким-то номером от такого-то числа, а исполнитель по нему – конкретный человек. Его можно позвать и сказать: отвечай. Поэтому я думаю, что у вас будет богатый материал для докторской диссертации.

З.Сергеева: Спасибо.

В.Барсук (директор ФГУП «Сибирский научно-исследовательский институт авиации имени С.А.Чаплыгина»): Барсук Владимир Евгеньевич, директор Сибирского научно-исследовательского института авиации.

Дмитрий Анатольевич, наше опытно-конструкторское бюро заканчивает проектирование лёгкого многоцелевого самолёта. Следующий этап – это его серийное производство. Отсюда острая проблема по привлечению молодёжи, имеющей среднее профессиональное образование. Мы работаем с нашими колледжами и техникумами, но возникла серьёзная проблема: дело в том, что сегодня специалист, имеющий диплом о среднем профессиональном образовании, имеет возможность поступления в профильный вуз без сдачи ЕГЭ. При этом в процессе обучения ему будут зачтены все дисциплины, которые изучены в колледже. Министерство образования предлагает отменить эти льготы для выпускников колледжей и техникумов при поступлении в вуз. Это приведёт к пагубным последствиям и сократит количество поступающих в профессиональные училища. Сам я, заканчивая высшее учебное заведение, уже имел диплом о среднем специальном образовании и хорошо понимаю ошибочность этого решения. Дмитрий Анатольевич, мы предлагаем сохранить эти льготы и продолжить работу над повышением престижности этих профессий. Можем ли мы рассчитывать на Вашу поддержку в этом вопросе?

Д.Медведев: Владимир Евгеньевич, а какой самолёт-то вы делаете, скажите? А то вы заинтриговали – и сразу про образование нам начали говорить.

В.Барсук: Дмитрий Анатольевич, мы делаем самолёт на замену нашему старичку Ан-2.

Д.Медведев: Это очень важная тема, потому что малая авиация у нас, вы знаете прекрасно, в разобранном состоянии, и летаем, как принято говорить здесь, на последнем крыле. Задача эта остаётся очень важной, особенно в условиях нашей огромной территории. Желаю вам успехов в этом.

В.Барсук: Спасибо.

Д.Медведев: Что касается рабочих профессий и решений, связанных с поступлением в университеты. Ситуация не такая однозначная. Я хочу вам дополнительно ещё один вопрос задать: вам рабочие нужны, рабочие руки, или люди с университетскими дипломами?

В.Барсук: Сейчас требуются специалисты по работе с композиционными материалами, то есть обучать старшее поколение уже поздно.

Д.Медведев: Понятно.

В.Барсук: Причём строить эти самолёты необходимо в ближайшие год-полтора. Поэтому нам как раз нужны молодые люди, которые готовы потратить своё время на производство, а основы этих всех технологий получать уже дальше с высшим образованием…

Д.Медведев: Всё понятно, но вам всё-таки нужны обязательно люди с высшим образованием?

В.Барсук: Впоследствии потребуются люди с высшим образованием.

Д.Медведев: Вот смотрите, здесь такая ключевая вещь: в принципе… Да, сразу скажу, я готов дать указание Министерству образования, чтобы они к этой теме вернулись и не рубили сплеча, потому что решение не принято пока это, обсуждение идёт. Но просто я хочу, чтобы мы все задумались над чем… Вот я учился в советский период, ну и вы, судя по всему, тоже в советский период. У нас всё-таки те люди, которые получали среднее профессиональное образование – и в этом было преимущество, – сразу шли на производство. Нам для чего нужны были в прежние времена ПТУ и техникумы? Получил среднее образование – иди работай. И многие этого хотели. Сейчас ситуация выглядит иначе: у нас 95% школьников, которые оканчивают 10-й, ну сейчас 11-й класс, поступают в университеты. Вообще, это неплохо, потому что во всём мире существует запрос именно на университетское, на высшее образование, но, с другой стороны, образовался перекос с рабочими профессиями. И когда мы людей агитируем поступать в средние профессиональные учебные заведения, нам нужно, чтобы они всё-таки пошли работать, а статистика (и мне об этом рассказывали коллеги по Правительству) говорит о следующем: человек оканчивает среднее профессиональное учебное заведение, получает специальность (я не говорю про ситуацию, которая может быть у вас), ни дня не работает – на него потрачены деньги в этом новом ПТУ – и поступает в университет. То есть он, например, окончил по строительной специальности что-то, поступает на юриста и вообще забывает о том, что делал. Нам такие специалисты нужны? Я считаю, что нет. Тогда нужно закрывать эти средние профессиональные учебные заведения. Но это было бы тоже неправильно, потому что без рабочих рук мы не обойдёмся. Именно поэтому Министерство образования это и придумало… Мы ведь не отсекаем нашим людям со средним профессиональным образованием возможность поступать в университеты. Пусть поступают, но на общих основаниях. А то получается что? Они, по сути, игнорируют среднее образование, получают высшее и к своим навыкам не возвращаются. Это тоже неправильно. Найти баланс между тем, что вы предлагаете, и тем, что говорю я, – это отдельная задача. Но поручение Министерству образования я тем не менее дам, чтобы они подумали, как поступить.

В.Барсук: Дмитрий Анатольевич, может быть, стоит вернуться к практике рекомендаций производственных предприятий? После получения определённого опыта…

Д.Медведев: Может быть, может быть! Или пусть они, действительно, несколько лет отработают и тогда получают эту льготу. Как-то так. Просто чтобы не было так: после 9-го класса пошёл учиться в это наше новое ПТУ – неважно, как оно называется, – там два года просидел, и сразу в университет, причём на гуманитарную специальность. Это же тоже неправильно! Давайте так.

В.Барсук: Спасибо.

В.Кушнир (генеральный директор ОАО «Сибиар», секретарь местного отделения партии Ленинского района города Новосибирска, член регионального политического совета партии): Кушнир Виктор Васильевич, генеральный директор ОАО «Сибиар», член партии «Единая Россия».

Вопрос такой: уважаемый Дмитрий Анатольевич, в Государственной Думе рассматривался законопроект об изменении федерального закона о порядке въезда и выезда из Российской Федерации. Проект закона разрешает въезд иностранным гражданам на 72 часа.

Д.Медведев: Тема понятна, а в чём идея?

В.Кушнир: Идея в том, что необходимо… Так как в первом чтении он был принят, этот проект закона, а разработку его прекратили, хотелось бы знать, когда вернёмся к этому вопросу, для того чтобы… Это живые деньги. У нас очень хороший аэропорт, очень хороший узел связи, хороший логистический центр…

Д.Медведев: Аэропорт сейчас проверим.

В.Кушнир: Поэтому, если это невозможно – вернуться в Госдуме, то, возможно, рассмотреть…

Д.Медведев: Тут не совсем так. То есть вы считаете, что это была бы правильная идея?

В.Кушнир: Да, конечно. Это же налогообложение, это туристический поток…

Д.Медведев: Понятно. Спасибо за этот вопрос. Не скрою, мы сегодня это уже обсуждали с вашим губернатором, но я тем не менее для всех это прокомментирую. Есть такой законопроект, и если он будет принят, то я думаю, что он должен распространяться на разные территории. Не вижу там каких-то особых препятствий, например для того, чтобы в случае, если он будет принят, он распространялся и на ваш аэропорт, и на вашу область. Хотя изначально этот законопроект возник как ориентированный на безвизовый въезд в зонах морских портов, потом подумали, что можно было бы распространить и на воздушные ворота всё это. И действительно, абсолютное большинство туристов приезжает к нам, в нашу страну, воздушным транспортом. Этот законопроект прошёл первое чтение, он рассматривается сейчас. От вас у меня нет секретов: там есть ведомства, которые за этот законопроект, в том числе Министерство культуры, Ростуризм, но есть ведомства, которые выражают свои сомнения, потому что это и вопросы безопасности, и некоторые другие моменты. Но мне кажется, сейчас мы могли бы не останавливаться в работе, а посмотреть на применение этого законопроекта (вот сегодня Владимиру Филипповичу (В.Городецкий) об этом говорил) в модели так называемой взаимности. Мы сейчас многие вещи делаем на основе взаимности. Что скрывать, есть некоторые государства, которые к нам не очень хорошо относятся. Ну и что нам в этом случае говорить: «Вы к нам обязательно приезжайте, мы даже виз у вас просить не будем, хотя бы на 72 часа»? Есть всё-таки государственный суверенитет, мы должны к нему относиться с уважением. Но те, кто готов подобные условия создать для наших туристов, те государства, наверное, могли бы рассчитывать на то, чтобы подобные же условия, подобные же правила распространялись на их туристов. Вот в этом ключе, мне кажется, нужно будет продолжить работу над этим законопроектом. Вот как выглядит на сегодняшний день ситуация.

Я хотел бы вот что сказать в завершение нашей беседы. Я сейчас улечу к вашим товарищам и соседям в Иркутскую губернию, но хотел бы, во-первых, поблагодарить вас за эту встречу, поблагодарить за интересные вопросы и пожелать вам с успехом пройти ближайшую избирательную кампанию – она для нашей партии очень важна, как вообще любая избирательная кампания, но это сложная кампания.

Конечно, Новосибирск и область – это большой, серьёзный субъект Федерации, у людей разные настроения, разные политические приоритеты. Наша задача заключается в том, чтобы объяснить, почему всё-таки та партия, которая уже довольно давно находится у власти, всё-таки в большей степени отвечает чаяниям людей. Почему они должны голосовать за нашу партию, а не за какую-то другую? Это непросто. Особенно с учётом того, ещё раз говорю, что мы уже достаточно давно управляем государственными процессами. Но этого можно добиться, если мы все будем предельно откровенны с гражданами нашей страны, с жителями Новосибирской области, если мы все будем находиться в прямом контакте с ними.

Я поэтому хотел бы завершить обращением ко всем присутствующим. Вы актив партии, вы люди, сочувствующие партии. Просто напрямую общаться с нашими людьми, избирателями и объяснять им всё, что происходит в стране – а сейчас много всего происходит, и сложного происходит много, – быть предельно откровенными, честными, но в то же время давать нашим людям надежду на будущее. А надежда заключается только в одном – в нашем активном труде. Мы умеем работать, и мы преодолеем все те проблемы, которые в настоящий момент существуют. Спасибо вам за вашу работу!

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 июля 2015 > № 1435710 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 18 июня 2013 > № 870772 Дмитрий Медведев

Встреча с активом иркутского регионального отделения партии «Единая Россия»

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Во-первых, я очень рад всех видеть. Мы встречаемся с вами в очень красивом месте, но говорить будем не о красотах края, не о Байкале только (о Байкале, конечно, поговорим), а будем говорить о нашей жизни.

Я не делаю обычно больших вступительных слов во время общения. Мне гораздо более ценным представляется, чтобы какие-то свои мысли высказали вы, чтобы какие-то вопросы задали, мы пообщались, тем не менее два слова скажу. У нас впереди довольно сложная политическая пора, собственно, для партии сезон постоянный. Нам предстоят выборы на территории нашей страны, которые состоятся в сентябре – в региональные исполнительные структуры и законодательные органы субъектов Федерации. У вас в Иркутской области выборы будут в законодательное собрание, в органы местного самоуправления. К ним, конечно, надо подготовиться, и партия должна прийти на эти выборы в хорошо отмобилизованном состоянии. Для этого, естественно, нужно, чтобы было взаимопонимание, чтобы вы слышали людей, которые обращаются к вам как к партийным лидерам, представителям партии «Единая Россия», с другой стороны, это общение было бы основано на результатах.

В чём заключаются результаты партийной работы? На самом деле в том, чем вы и занимаетесь, – в реализации партийных проектов. Их немало, на территории Иркутской области их вместе с федеральными 29, из них 9 – это региональные проекты, а 20 – федеральные проекты. И посвящены все эти проекты обычным вещам, которых и ждут наши люди, о которых они думают и которыми все мы должны заниматься.

Но дело не только в проектах. Каждый из вас так или иначе общается с нашими людьми, гражданами нашей страны, жителями вашей области. И именно по вашей позиции люди судят об успехах партии или, наоборот, о её просчётах. Поэтому такие прямые коммуникации между членами партии, сторонниками партии и нашими обычными людьми очень важны для успеха предстоящей избирательной кампании.

Я предлагаю говорить, конечно, не только об избирательной кампании, потому что избирательная кампания – это политическая составляющая нашей деятельности, но на самом деле деятельность нашей партии, как и других, наверное, партий, носит гораздо более многогранный характер, и в конечном счёте все вы занимаетесь тем, что стараетесь служить своему родному краю, помогать ему, а стало быть, обеспечивать нормальное развитие нашей страны.

Я бы на этом, пожалуй, завершил и перешёл к общению, мне кажется, что это гораздо интереснее и важнее. Я прошу задавать вопросы и представляться по возможности, потому что я тут далеко не всех знаю, хотя, конечно, на территории вашего края я далеко не в первый раз. Прошу вас.

С.Брилка (член партии «Единая Россия», генеральный директор ООО «Офис-строй»): Секретарь регионального отделения партии «Единая Россия» Сергей Брилка. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, разрешите Вас поприветствовать на нашей Иркутской земле! Для нас Ваш визит – очень важное событие в общественно-политическом плане, электоральном плане и, я думаю, даже в мобилизационном плане, поскольку, как Вы совершенно правильно сказали, у нас сейчас начало непростого политического сезона – выборы в законодательное собрание Иркутской области: нам предстоит избрать 45 депутатов законодательного собрания, нам предстоит избрать почти 900 человек в органы местного самоуправления – это и депутаты, и главы администраций. Поэтому задача большая, серьёзная. В этом зале сегодня собрались неравнодушные люди, которые хотели бы напрямую пообщаться с нашим председателем партии, с Председателем Правительства, я думаю, что вопросы могут быть разнообразными.

Коротенько о нашем региональном отделении. Численность наших партийцев – без малого 30 тыс. Мы имеем 18 тыс. сторонников, 42 местных отделения партии по всей территории Иркутской области и 1638 первичных партийных организаций. Вот наш актив, который сегодня заряжен на решение партийных задач, и я соглашусь с Вами: для того чтобы нам решить успешно и задачу нынешнего политического сезона, нам, конечно, нужно всем мобилизоваться и сделать так, чтобы люди нам поверили.

Я ещё раз хотел бы Вас поприветствовать. Не буду занимать много Вашего внимания. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, прошу вас.

В.Орноев (член партии «Единая Россия», мэр муниципального образования город Свирск): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Орноев Владимир Степанович, член партии «Единая Россия» с 2007 года, мэр города Свирска.

Дмитрий Анатольевич, я постараюсь, наверное, задеть одну из самых злободневных сегодня тем – тему жилищно-коммунального хозяйства, которая волнует каждого жителя нашей громадной страны. Партия «Единая Россия» довольно-таки много внимания уделяет в рамках своих партийных проектов «Управдом», «Народный контроль» работе управляющих компаний, контролю качества коммунальных услуг. 185-й Федеральный закон, который прошёл при поддержке партии «Единая Россия», кардинально изменил техническое состояние многоквартирных домов, изменил, самое главное, отношение собственников к своему жилищу. Но когда приходят ко мне по личным вопросам жители, граждане, всё-таки видишь, что 90% проблем – по-прежнему проблемы жилищно-коммунального хозяйства. Это опять же протекающие крыши, аварийное состояние квартир и, конечно, тарифы. Мы стоим опять на пороге нового повышения, витка тарифов. С 1 июля у нас меняется тарифная политика в сторону повышения. Мы вновь будем платить за общедомовые нужды.

У меня, Дмитрий Анатольевич, вопрос: хотелось бы услышать, какова сегодня роль, а может быть, даже ключевые задачи партии «Единая Россия» в интересах защиты населения от того, чтобы на рынке коммунальных услуг как можно меньше было недобросовестных участников.

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Степанович. Я думаю, что ключевая роль нашей партии заключается в том, чтобы, во-первых, говорить людям правду, а во-вторых, делать всё, чтобы не было неконтролируемого роста тарифов. Мы с вами (здесь большинство людей уже достаточно зрелые, хотя есть и молодёжь, что важно) отлично понимаем, какое жилищно-коммунальное хозяйство получили в наследство. Где бы я ни был, в том числе и в вашем регионе, сразу видно, как оно у нас развивалось последние 30–40 лет, да и до этого всё было очень непросто. Понятно, что мы не можем в условиях нашей страны победить все эти проблемы за год или за два. Но вы правильно сказали, что новое законодательство всё-таки определённые возможности для этого создаёт. Но есть и очевидные проблемы, они касаются деятельности структур, которые призваны осуществлять коммерческую эксплуатацию жилищно-коммунального хозяйства. Эти структуры должны быть открыты для проверок, и их деятельность должна быть понятна нашим людям, то есть все управляющие компании, компании, которые занимаются ЖКХ (а их очень много, они очень разные), должны понимать свою ответственность перед нашими людьми, должны предъявлять результаты своей работы в виде соответствующих отчётов. Мы должны понимать, каким образом формируется тариф (под «мы» я имею в виду в целом граждан нашей страны), должны понимать, за что платим. Очевидно, что далеко не везде это делается. Очень много попыток затолкнуть в тариф различные не вполне прозрачные вещи, создать ситуацию, которая людям просто непонятна. Я думаю, что задача партии в этих условиях – делать так, чтобы управляющие компании и вообще все, кто находится в сфере жилищной инфраструктуры, работали по-честному. И в этом плане и проект «Управдом», и другие проекты должны быть направлены на то, чтобы показывать деятельность этих компаний и с позитивной стороны, и если есть какие-то нарушения, то об этих нарушениях говорить прямо и откровенно. В случае необходимости просто обращаться в правоохранительные структуры.

Я вернусь к тому, с чего начинал: говорить нужно правду, нельзя кормить людей байками о том, что мы гарантируем, что всё будет абсолютно стерильно, не будет никаких изменений. Мы понимаем, что есть инфляция, есть издержки, которые так или иначе могут расти. Поэтому мы должны следить за тем, чтобы все эти изменения проходили в контролируемом режиме, но не обещать того, чего сделать не можем. В этом, мне кажется, миссия каждого присутствующего.

Г.Истомин (член регионального политического совета партии «Единая Россия», заместитель председателя Законодательного собрания Иркутской области): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Истомин Геннадий Васильевич, зампредседателя Законодательного собрания, член регионального политсовета, член партии с 2002 года. Прежде всего я хотел бы сказать Вам большое спасибо за финансирование программы по защите озера Байкал. Для нас это действительно очень-очень важно. К сожалению, на территории области у нас не решается на протяжении многих лет и пока неясна судьба Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Мы понимаем прекрасно, что остановка такого комбината требует достаточно продолжительного времени, решения вопроса по финансированию этого мероприятия, и самое главное – это трудоустройство тех работников, которые будут высвобождаться с комбината. Органами власти области, губернатором области делается всё возможное, для того чтобы поддержать малый бизнес на территории Слюдянского района, чтобы создать новые рабочие места, решить все проблемы жилищно-коммунального хозяйства. Мы это делаем через областные программы, и результаты уже есть. Если говорить коротко по цифрам, то пять лет назад доля налогов, которая поступала в бюджет района от комбината, составляла 22%, сейчас она сократилась почти в 3 раза и составляет всего 8% – это как раз говорит о нашей работе. Вместе с тем на сегодняшний день на комбинате увеличивается кредиторская задолженность, из месяца в месяц увеличиваются убытки, и несмотря на ту помощь, которую Правительство оказало комбинату в лице нового управляющего, у нас сегодня убытки достигают 342 млн рублей за четыре месяца. То есть каждый месяц убытки генерируются на 100 млн рублей при фонде оплаты труда всего в 24 млн рублей. Мы понимаем прекрасно, что в будущем эту проблему придётся решать государству всё равно.

Такая работа комбината неудовлетворительна. Его дальнейшая непонятная судьба сегодня тормозит решение ещё одного для нас очень важного вопроса – это развитие туристской рекреационной зоны. Это тоже для нас принципиально важно, потому что мы её как раз расширили с учётом остановки комбината. Мы знаем, что сегодня в министерствах и ведомствах согласовывается план модернизации экономики города Байкальска и Слюдянского района. Я являюсь депутатом от этой территории, и для меня принципиально важно знать и объяснить людям, когда, в какие сроки будет принят и утверждён на заседании Правительства этот план, потому что там предусмотрены по проекту достаточно большие финансовые ресурсы, в том числе из федерального бюджета. И со стороны партии «Единая Россия», регионального политсовета, членов регионального отделения партии мы могли бы взять под контроль прохождение всех мероприятий, которые сегодня будут проводиться по исполнению данного плана.

Д.Медведев: Геннадий Васильевич, отвечая коллеге, я сказал, что мы должны правду говорить – вообще правду говорить нужно всегда, в том числе и по самым сложным вопросам. История Байкальского завода вначале, а потом Байкальского ЦБК – одна из самых сложных страниц промышленной истории нашей страны. Этому комбинату практически ровно столько лет, сколько мне. Начали проектировать в 1961-м, а пустили в 1966-м. Вся эта история, во всяком случае, на моей памяти, сопровождается бурными дебатами о его судьбе. Периодические остановки, рост кредиторки, потом запуск снова, потом государственные вливания… Нам пора набраться мужества и принять ответственные решения. Какими они могут быть? И здесь я спрашиваю у вас, потому что вы депутат от соответствующего района, и вы, все здесь присутствующие, – жители Иркутской области. Я думаю, что решения сами по себе очевидны. Какие они должны быть?

Г.Истомин: Первое – комбинат однозначно должен быть закрыт, в таком виде он дальше работать не может: оборудование морально устарело, здания устарели, генерировать убытки дальше невозможно. Когда в 2008 году комбинат остановили, было 1,5 тыс. человек, из них 700 человек мы трудоустроили, и когда в 2010 году заново комбинат запустился, пришлось компании 700 человек набирать со стороны. На сегодняшний день, если мы решим вопрос закрытия комбината и начнём дальше развивать туристско-рекреационную зону, мы трудоустроим людей туда, мы создадим новые рабочие места. Плюс ко всему, когда площадка освободится и по плану модернизации возможно будет решать там вопросы, мы начнём экологические предприятия развивать, тем более постановление Правительства разрешает эти вещи делать, и тогда у нас дела пойдут.

Д.Медведев: Хорошо. Я почему вас вызвал на откровенность? Я хочу, чтобы эти решения, а они сложные, были сформулированы не просто где-то в Москве, в Белом доме и навязаны сверху – вот мы здесь так решили и так должно быть, – а чтобы они шли снизу, от людей, которые работают и живут и в Байкальске, и на территории области, которые управляют здесь производственными процессами, которые олицетворяют собой государственную власть. Так вот, теперь я уже скажу: я полностью согласен с тем, что вы предлагаете. Более того, все решения принципиальные на эту тему приняты Правительством Российской Федерации, и мы их будем исполнять, обратной дороги нет. Сейчас, как вы правильно сказали, мы готовим план развития моногорода Байкальска и соответствующего региона. Я думаю, что на его подготовку (а нам нужно создать нормальный документ, хорошо работающий) уйдёт ещё некоторое количество времени, небольшое. Я думаю, что к концу лета мы соответствующий план должны иметь. Этот план недешёвый, даже в масштабах страны: общий объём финансирования, который предполагается, превышает 40 млрд рублей. Из них расходы по линии федерального бюджета – до 26 млрд. Какие это расходы? Во-первых, расходы на остановку самого комбината, на рекультивацию, на очистку площадки, с тем чтобы вернуть природу в максимальной степени к тому состоянию, которое было. И, во-вторых, это расходы на развитие самого региона, на создание новых рабочих мест, на создание инфраструктуры, чтобы люди, которые живут в Байкальске, которые живут рядом, получили возможность трудиться, получили новые рабочие места. Какие это рабочие места? Я думаю, здесь всем понятно, что это места, связанные с созданием современной рекреационной зоны, потому что сам бог велит здесь, в этих прекрасных условиях, заниматься именно этим, и это сделать можно. У нас уже есть неплохие объекты здесь, которые пользуются успехом, так давайте это сделаем вместе. Но ещё раз говорю: предстоит большая работа – работа и по очистке того, что было сделано, и по созданию новых объектов, и, если говорить прямо и откровенно, по объяснению того, чем мы занимаемся, потому что людям ведь нужны нормальные рабочие места и нормальные заработки. Чтобы не получилось так, что они скажут: «Знаете, комбинат работал. Может быть, он приносил ущерб и так далее, но это было гарантированное рабочее место и мне там платили деньги. А сейчас вы неизвестно что сделали, денег я получить не могу, комбинат закрыт. Для экологии хорошо, а для меня лично плохо». Вот этой ситуации допустить нельзя. Поэтому общая, комплексная задача развития Байкальска, создания современной экономической зоны туристическо-рекреационного типа – это наша с вами совместная задача. Правительство все решения примет. И вы, уважаемые коллеги, будьте добры здесь все решения принимать. Договорились?

Г.Истомин: Спасибо.

Д.Медведев: Пожалуйста, кто хотел?

А.Чалбышев (руководитель иркутского регионального отделения «Молодой Гвардии “Единой России”», инженер 1-й категории режимно-диспетчерской службы ОАО «Иркутскэнерго»): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Меня зовут Чалбышев Александр. Я инженер 1-й категории режимно-диспетчерской службы «Иркутскэнерго», а также руководитель иркутского регионального отделения «Молодой Гвардии “Единой России”».

Мой вопрос касается новых требований к депутатам. Партия «Единая Россия» за последнее время приняла целый пакет законов, направленных на качественное обновление власти. Одним из новых требований является запрет на наличие зарубежной собственности, активов, счетов в зарубежных банках.

Д.Медведев: То есть, Александр, вы начали от них освобождаться? Правильно.

А.Чалбышев: У меня их нет и не было. Нам кажется, это инициатива правильная и своевременная. Я лично собирал подписи в поддержку этого закона, жители с большим удовольствием подписывались под этой инициативой. Мнение людей: они устали от ненадёжных чиновников, которые уводят деньги за границу из страны. Я искренне уверен, что этот закон позволит отсечь от власти людей, которые идут туда с корыстными интересами, меркантильными какими-то целями. Вопрос: как Вы оцениваете первые итоги и перспективы этой работы?

Д.Медведев: Я считаю, что наша управленческая элита, если говорить красиво, или чиновники, если говорить обычным языком, – это должны быть нормальные патриотически настроенные граждане станы. Почему именно патриотически настроенные? Потому что каждый выбирает свою судьбу. Не хочется заниматься государственной службой – можешь жить где угодно, деньги держать где угодно. Это абсолютно нормально, у нас свободная страна, открытый мир. Но если ты принял на себя решение работать государственным служащим, стало быть, служить своей стране, к тебе предъявляются повышенные требования. Во-первых, тебе уже невозможно скрыться за такие понятия, как банковская тайна в ряде случаев, или частная жизнь, её неприкосновенность. Государственный служащий в этом смысле должен быть открыт в большей степени, чтобы люди понимали, кого они приняли на работу, ведь государственный служащий, по сути, заключает контракт с государством, стало быть, со всем народом. Это первое.

Второе. Я считаю, что государственные служащие, начиная от муниципальных служащих и заканчивая федеральными служащими, а также лица, замещающие государственные должности так называемые, а это все руководители, начиная от губернатора и заканчивая Президентом страны, должны быть понятны людям, которые их воспринимают как само государство, они должны вместе с государством нести все, если хотите, издержки. Если мы управляем государством, мы должны понимать, что от наших действий зависит состояние нашей экономики (от того, какие решения мы принимаем в районе, в области или в масштабах государства), а стало быть, наши денежные средства должны работать именно в нашей стране – в той стране, которой мы служим, а не в какой-то другой стране. Если мы плохо будем работать, то и наши деньги обесценятся. Это, мне кажется, вполне правильная постановка вопроса, потому что если ты плохо управляешь, то ты и сам рискуешь. В этом смысле решения, связанные с необходимостью перевести денежные средства, у кого они были в иностранных банках, в Российскую Федерацию, в наши банки, абсолютно справедливы.

Что касается вопроса об активах, акциях, других ценных бумагах – это тоже вполне возможный путь. Посмотрим, насколько он окажется эффективным, потому что, с одной стороны, в общем, правильно, чтобы наши люди, в том числе люди, имеющие деньги, вкладывали их в российские предприятия, в ценные бумаги, которые выпускаются внутри нашей страны. С другой стороны, важно, чтобы мы своими решениями не отсекали от прихода на государственные должности людей, которые состоялись в бизнесе. Я, например, всегда исходил из того, что человек, который показал себя хорошо подготовленным бизнесменом, может быть хорошим руководителем. Не у всех это получается, но у многих получается. Просто говорить, что ты должен от всего освободиться и только после этого приходить на государственную службу, мне кажется, не всегда справедливо, поэтому нужно дать возможность людям, которые какие-то активы имеют, эти активы трансформировать в российские активы, что законом и предусмотрено.

Я не знаю, каковы будут результаты применения этих правил, но в любом случае, мне кажется, позитивный момент есть как минимум один. Он заключается в том, что мы дали нашей управленческой системе, людям, которые служат, ещё раз подчёркиваю, государству, а стало быть, всему народу, сигнал о том, что они должны быть ориентированы на развитие собственного государства, а не каких-то других земель. В этом воспитательная миссия этого закона, в этом плане, я считаю, он вполне позитивен. Как он будет работать, зависит от всех нас.

Наконец, последнее. Мне кажется, что и сами члены партии должны здесь подавать пример. Я в данном случае имею в виду не вас – вы ещё человек молодой. Мы должны, если есть какие-то проблемы с теми или иными членами партии, об этом говорить откровенно, говорить им: принимай решение – или так, или сяк. Мне кажется, это будет честно по отношению к людям, которые за нас голосуют.

Прошу вас.

Т.Семейкина (член регионального политического совета «Единая Россия», координатор партийного проекта «Качество жизни (здоровье)», председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Иркутской области): Спасибо. Семейкина Татьяна Владимировна, председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Законодательного собрания, член партии «Единая Россия» с 2008 года, заместитель секретаря иркутского регионального отделения по работе со сторонниками, региональный координатор проектов «Качество жизни» («Здоровье»), «Земский доктор».

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я хотела бы задать вопрос по нашему партийному проекту «Земский доктор». Это замечательный проект, мы поддерживаем молодых людей, имеющих высшее медицинское образование: чтобы они поехали на сельскую территорию и отработали там пять лет, выплачиваем им 1 млн. В 2011–2012 годах финансирование было полностью из федерального бюджета, в 2013: 50% – субъекты, 50% – Федерация. Это замечательный проект, только у нас в Иркутской области поехало в 2011–2012 годах 95 таких специалистов в сельскую местность, в этом, 2013-м, году планируется 86. И вообще нам необходимо, чтобы закрыть сельские территории, около 100 специалистов в области медицины направлять в сельские местности. Хотелось бы, уважаемый Дмитрий Анатольевич, чтобы этот проект был продолжен на тех же условиях.

Д.Медведев: Судьба этого проекта в наших руках. Я тоже его оцениваю положительно, потому что мы должны были создать способ стимулирования молодых врачей, для того чтобы они ехали в сельскую местность, и мы такой инструмент создали. У всех, конечно, свои критерии, но в целом 1 млн рублей в сельской местности – это приличные деньги, на них можно и дом построить, и какие-то другие задачи решить. Этот механизм работает. Вы сказали, что в масштабах Иркутской области несколько лет подряд, и в этом году довольно значительное число врачей направляется в сельскую местность.

Т.Семейкина: 86.

Д.Медведев: 86. Тем не менее я этот вопрос тоже держу на контроле, недавно проводил совещание. Я обращаюсь и к вам, и к губернатору, конечно, и к другим регионам: нужно активнее этот инструмент использовать. Я посмотрел материалы, которые мне к поездке готовили. 86, а деньги взяли (сейчас уже июнь) шесть. Это не очень хорошо, это означает, что просто, может быть, мы мало общаемся с врачами на эту тему, а может быть, мы каким-то образом не помогаем им принимать решения, потому что если деньги есть… Тем более в режиме софинансирования вы нашли деньги в своём бюджете, теперь это 50 на 50, то есть деньги зарезервированы, и 50% федеральных средств. Так давайте эти 86 млн, то есть 86 человек, превратим в реальных людей, которые поедут работать.

Т.Семейкина: Дмитрий Анатольевич, эти люди уже есть, но дело в том, что они оканчивают сейчас медицинский университет и поедут работать, а деньги им выплачивают тогда, когда они заключают договор. Запись в трудовую книжку, они приезжают, и им перечисляются деньги.

Д.Медведев: Понятно. То есть вы ориентируетесь в основном на выпускников этого года, правильно я понимаю?

Т.Семейкина: Да.

Д.Медведев: Потому что есть и другие возможности.

Т.Семейкина: Да, конечно, мы всех приглашаем, работу ведём.

Д.Медведев: Хорошо. Я надеюсь, что всё-таки все эти места будут заполнены и все деньги будут выплачены. Это первое.

Второе. Конечно, этот инструмент оказался рабочим в масштабах страны, поэтому мы будем стремиться к тому, чтобы его сохранить.

И следующее, что мне хотелось бы сказать. Мы сначала говорили просто о сельских врачах, о земских докторах, потом

предлагать использовать такой же механизм для посёлков городского типа, но вообще-то – я посмотрел по вашей территории, по вашей области – большой некомплект врачей даже в достаточно крупных городах – это и Братск, и Усть-Илимск. Нам нужно подумать – я пока не предлагаю решения, но нужно подумать всё-таки – о том, чтобы этот механизм не везде, может быть, (точно в Московской области он в таком виде не нужен), но, например, вот здесь, в Сибири, распространить и на какие-то более крупные населённые пункты, чтобы простимулировать приезд туда молодых врачей. Я посмотрел: у нас при норме обеспеченности, по-моему, 46 врачей в Братске – 24 или 26, а это крупный город, в целом развивающийся. Это означает, что ситуация неблагополучная. Я предлагаю и в таком ключе подумать об этом проекте.

Т.Семейкина: Спасибо, хорошо.

Д.Медведев: Кто у нас хотел бы? Пожалуйста.

И.Иванов: Дмитрий Анатольевич, добрый день! Меня зовут Иванов Игорь Владимирович, я заместитель секретаря регионального политического совета по взаимодействию с общественными организациями и работе с молодёжью. Дмитрий Анатольевич, в апреле 2011 года здесь, в Иркутске, проходил президиум Государственного совета, который был посвящён вопросам наркомании. И на одной из встреч Вы встречались с представителями общественной организации «Матери против наркотиков».

Д.Медведев: Да, было такое.

И.Иванов: Когда я готовился к этой встрече, мне был дан наказ обязательно передать Вам самые тёплые, самые искренние слова благодарности, признательности за ту большую работу, которая была проведена. Общественная организация сегодня живёт, работает на всей территории Иркутской области. Значительно улучшена материальная база этой организации, действует круглосуточная линия телефона доверия, консультации идут. Организация «Матери против наркотиков» помогает семьям, которые столкнулись с этой бедой.

Вопрос я хотел задать не менее важный и посвящённый тоже очень острой проблеме для Иркутской области. В 2006 году на территории России начал действовать приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жильё – гражданам России». В рамках этого проекта реализуется подпрограмма «Обеспечение жильём молодых семей». Эта программа, действительно, очень хорошая и очень эффективная. По этой программе за период реализации в Иркутской области 2,5 тыс. молодых семей смогли решить свои жилищные проблемы – стали обладателями собственной квартиры либо собственного дома, если это в сельской местности.

Дмитрий Анатольевич, молодёжь поверила в программу, но есть у этой программы, конечно, проблемы. На сегодня в очереди по этой программе состоит более 6 тыс. молодых семей. В приёмную партии обращаются десятки молодых семей, которые в своё время встали в эту очередь, но, не дождавшись счастливого момента, когда дойдёт до них очередь, вынуждены были выходить из этой программы, потому что предельный возраст – 35 лет. Они достигают этого возраста и, соответственно, выбывают из этой программы – это действительно проблема.

Кроме этого с 2011 года финансирование этой программы за счёт федерального бюджета снижено на 2 млрд рублей. Дмитрий Анатольевич, обращаюсь к Вам от всей молодёжи, от всех молодых семей Иркутской области и, я думаю, от всей Сибири: программа очень эффективная. В 2015 году она завершает свою работу. Поэтому вопрос: возможно ли продлить действие этой программы после 2015 года? Возможно ли сохранить финансирование, а ещё лучше увеличить это финансирование, для того чтобы программа работала на закрепление молодых, талантливых, целеустремлённых людей, чтобы они жили на своей территории? Как Вы относитесь к этой проблеме, как относитесь к решению этой проблемы?

Д.Медведев: Спасибо, Игорь Владимирович. Всё возможно, главное, чтобы деньги были. Я, конечно, отношусь к этой программе с большим вниманием, хотя бы даже потому, что в какой-то момент я начинал заниматься этими самыми национальными проектами, и тогда впервые появилась программа «Доступное жильё» и соответствующий молодёжный раздел. И за счёт этой программы тысячи, десятки тысяч молодых семей, сотни тысяч на самом деле в масштабах страны получили жильё. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны, конечно, этого в масштабах страны недостаточно. Вы привели цифры по Иркутской области – 6 тыс. с лишним семей в эту программу вошли и ждут решений, а я так понимаю, что в течение года это 500–600 семей, которые получают деньги. Я могу вам сказать одно: мы будем стараться сделать всё, для того чтобы эта программа не только сохранилась, а чтобы она расширялась, потому что она оказалась весьма и весьма эффективным инструментом решения жилищной проблемы. Но заниматься этой темой нам нужно с двух сторон – и по линии федерального финансирования, которое, если всё будет благополучно, мы обеспечим, даже будем наращивать, и, конечно, соответствующий вклад должны делать и региональные бюджеты в режиме софинансирования. Можно обсуждать пропорции этого софинансирования, я понимаю, на что вы намекаете, потому что, когда мы эту федеральную часть уменьшаем, мы, конечно, какие-то федеральные деньги экономим, направляем на другие цели, но мы тем самым связываем по рукам и ногам региональные власти, которые уже не могут найти соответствующее финансирование в таком объёме. Может быть, есть смысл вернуться к обсуждению вопроса об увеличении доли федерального финансирования. Мы подумаем об этом тоже.

Пожалуйста.

В.Новожилов (член партии «Единая Россия», главный врач городской Ивано-Матренинской детской клинической больницы): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Новожилов Владимир Александрович, главный врач Ивано-Матрёнинской детской клинической больницы, член партии с 2009 года.

У меня вопрос по развитию санитарной авиации. В ходе заседания Высшего и Генерального совета партии в мае текущего года Вами был высказан ряд предложений и новаций в плане развития этой службы в субъектах Российской Федерации. Проблема чрезвычайно важная, тем более что область у нас огромная, протяжённая, и фактор времени оказания помощи пострадавшим или заболевшим имеет ключевое значение в исходе процесса. Есть районы области, куда невозможно добраться никаким транспортом, кроме как воздушным. Мы много лет занимались этой проблемой в плане развития помощи детям и взрослым в отдалённых территориях, поэтому убедительная просьба включить Иркутскую область в число пилотных регионов по реализации этого проекта в России.

Д.Медведев: Хорошо. Владимир Александрович, во-первых, я сразу скажу, что мы включим Иркутскую область в такие пилотные проекты. Мне кажется, это, что называется, абсолютно очевидно, если вы сами этого хотите, если вы сами готовы к развитию соответствующего проекта.

В.Новожилов: Мы готовы участвовать всеми позициями.

Д.Медведев: Хорошо. Это первое. Второе: конечно, и для Иркутской области, и для других территорий Сибири это очень важная тема, потому что только Иркутская область, по-моему, – 1,5 тыс. км с запада на восток и с севера на юг. Территории огромные, и действительно добраться без вертолёта практически невозможно. Программа эта затратная, потому что нам нужно будет и парк менять, и соответствующие возможности создавать для посадки вертолётов, самолётов санитарной авиации, то есть заниматься аэропортовым хозяйством, но делать это необходимо, тем более что мы этим занимаемся и по другим направлениям. Я думаю, что для Иркутской области решение такое примем…

В.Новожилов: Дмитрий Анатольевич, сам лично летал, знаю, что это такое, поэтому это очень важно для нас. Спасибо Вам.

Д.Медведев: Другого варианта просто нет по территории нашей страны.

В.Семёнов (член регионального политического совета партии «Единая Россия», мэр города Черемхово):Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Семёнов Вадим Александрович, мэр города Черемхово, член регионального политического совета партии «Единая Россия», член партии с 2010 года.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в Бюджетном послании Президента на 2014–2016 годы говорится о необходимости информирования граждан о направлении уплачиваемых ими налогов. Для этого нужно добиться высокого уровня прозрачности бюджета, открытости бюджетного процесса для граждан. Граждане должны самостоятельно иметь возможность давать оценку эффективности расходов, целевому направлению денег и, соответственно, давать оценку деятельности органов государственной власти. Иркутской области, на наш взгляд, есть чем поделиться в этом вопросе. Органы государственной власти Иркутской области уже на протяжении трёх лет реализуют региональный партийный проект «Народный бюджет». За три года он очень положительно себя зарекомендовал. В 2013 году был выделен на реализацию данного проекта 1 млрд рублей. Деньги из областного бюджета по инициативе партии «Единая Россия» при поддержке правительства Приангарья направляются во все населённые пункты нашей большой области, причём жители сами определяют те приоритетные проекты, на которые необходимо потратить эти деньги. Деньги направляются, Дмитрий Анатольевич, на строительство…

Д.Медведев: А какие проекты они у вас определили, интересно?

В.Семёнов: Дмитрий Анатольевич, проекты разные – это и строительство детских городков, и водонапорная башня, и тротуары, и благоустройство территорий, и обеспечение жизнедеятельности населённых пунктов. Я могу сказать на примере своего муниципального образования: мы на протяжении трёх лет смогли решить очень важную для нас проблему – обеспечение качественной услуги пассажирского транспорта. Мы за три года практически полностью обновили свой автопарк муниципального предприятия, купили большое количество аттракционов в наш городской парк и доставили большую радость нашим ребятишкам. То есть это действительно очень важно и очень нужно. У меня вопрос, Дмитрий Анатольевич: как Вы оцениваете нашу инициативу? Это первое.

Второе: может быть, есть необходимость распространить опыт Иркутской области на всю территорию нашей страны? И третье: поскольку данные проекты находятся под жёстким контролем и партии, и населения, какие ещё механизмы партийного контроля Вы можете подсказать?

Д.Медведев: Вадим Александрович, я так понимаю, что вторая часть вашего вопроса – это заявка на переход в Правительство Российской Федерации, да?

В.Семёнов: Точно так.

Д.Медведев: Распространить опыт вашего муниципального образования на территорию всей страны.

В.Семёнов: Я готов, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Молодец.

На самом деле, стесняться тут нечего, если опыт хороший, почему бы и не распространить. Я сразу скажу: конечно, это абсолютно правильно, что вы в таком режиме работаете с людьми. Я всегда, когда встречаюсь с коллегами по партии, говорю такую вещь: мы все используем современные технологии, по телевизору появляемся, в социальных сетях присутствуем, ещё как-то общаемся, но нет ничего важнее прямого контакта с людьми. И ничем это не заменить! Абсолютно ничем! Более того, этот контакт должен быть максимально честным. Вы все с людьми общаетесь, иногда выходишь к людям – трудно разговаривать. Жёстко настроены, говорят: «Вы этого не делаете! Это безобразие! Эти проворовались здесь!..» Но когда начинаешь объяснять (а в чём-то люди, наверное, всегда правы, когда говорят, что есть такие недостатки), возникает совершенно другой уровень взаимопонимания. И люди говорят: «Да, объяснил позицию. Уже молодец! Может быть, не сделал всего, но уже объяснил позицию». Это очень важно, уважаемые коллеги!

Я здесь хотел ко всем обратиться: впереди выборы, и чем больше будет такого общения, прямого общения с нашими людьми, с нашими избирателями, тем лучше будет результат партии. Нам негоже прятаться за ширму того, что мы правящая партия и у нас и так всё в порядке – за нами сила, за нами деньги, за нами партийные проекты, мы отвечаем за все успехи – это всё очень быстро забывается. А вот это очень важно. Это эмоциональная, но тем не менее важнейшая сторона.

Что касается проектного бюджета и вообще бюджета в рамках государственных программ – это будущее. Вы же знаете, мы приняли решение, по сути, создание нашего федерального бюджета перевести на проектные рельсы. Теперь у нас практически весь бюджет будет идти по линии государственных программ, а значит, мы можем заниматься правильным целеполаганием. Мы видим тот результат, к которому мы стремимся, и оцениваем то, что мы сделали. То же самое нужно делать в масштабах муниципального образования. Вы же сказали, что люди сказали: «Вот туда, вот сюда и вот сюда деньги». А кто лучше них знает? Они, собственно, и знают это, поэтому давайте тиражировать и ваш опыт, ладно?

Г.Гайдаров (председатель консультативного совета общественных объединений при региональном политическом совете партии «Единая Россия», главный врач клиники высшего профессионального образования «Иркутский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»): Гайдаров Гайдар Мамедович, главный врач университетской клиники, заведующий кафедрой, секретарь иркутского городского местного отделения партии «Единая Россия», член партии с 2002 года.

Меня как врача волнуют, конечно, проблемы социально значимых болезней, в частности туберкулёз. Туберкулёз – это проблема XXI века. Ежегодно в России выявляется более 200 тыс. больных. К сожалению, около 20 тыс. умирают. Сегодня мы занимаем 13-е место в мире по заболеваемости. Выделяется много денег – более 5,5 млрд рублей только на лекарства в Российской Федерации на 2013 год. Но у меня есть документ, который выпущен Минздравом России, где восемь лекарственных препаратов, которые разработаны 20–40 лет назад, характеризуются как уже неэффективные. Прежде всего, они токсичные, с другой стороны – создают сегодня угрозу лекарственно-устойчивой формы туберкулёза. То есть в этом году у нас каждый четвёртый практически имеет такую устойчивую форму туберкулёза, и если мы ничего не будем делать, на следующий год будет каждый второй.

О чём я хочу сказать? Что нужны какие-то действия, шаги. Мы предприняли эти действия. В Иркутской области на Иркутском заводе, в Институте химии учёные разработали новый инновационный лекарственный отечественный препарат «Перхлозон». Вы на совещании в Сколково справедливо сказали, что это прорыв в отечественной медицине в борьбе с туберкулёзом. И это дало, кстати, возможность его зарегистрировать и производить. Что нужно делать? Главный специалист, главный фтизиатр Российской Федерации профессор Яблонский сказал, что это мощное современное оружие против туберкулёза, что если мы не примем мер, то у нас будут соответствующие проблемы, – это национальная безопасность. Поэтому я предлагаю всё-таки поручить Минздраву взять на вооружение этот препарат, чтобы территории, субъекты Федерации получили это лекарство, чтобы мы могли дальше на благо России работать и спасать этих людей. Это первое.

Второе. У нас в Иркутской области создана уникальная база – мощная, научная, кадровая, образовательная, фармацевтические компании… Нам срочно нужно создать – мы в принципе её создали благодаря правительству Иркутской области – в целом от молекулы до капсулы. А правительство Иркутской области создаёт нормальные условия, выделяя соответствующие средства и строительные площадки. Нам нужна Ваша поддержка, Дмитрий Анатольевич, в том, чтобы в рамках государственной программы «Фармация 2020» было содействие и создание такого мощного фармацевтического кластера. Мы в Иркутской области готовы идти дальше в разработке 50 новых отечественных лекарственных препаратов, инновационных препаратов. Завтра мы начнём их выпускать, а препоны чиновников, бездушие опять будут продолжаться… Это второе.

Третье, последнее. У нас нет механизма реализации, точнее, выхода на российский рынок новых инновационных лекарственных препаратов. Очень прошу Вас дать поручение соответствующим министерствам разработать такой механизм и идти дальше вперёд. С нашей наукой, с нашей практикой мы сможем победить туберкулёз, мы сможем победить бездушие наших чиновников. Спасибо.

Д.Медведев: Пламенное выступление! Гайдар Мамедович, во-первых, вы сказали в самом начале вещь, которая неприятно меня зацепила, что туберкулёз – это проблема XXI века. Почему? Потому что нам ещё какое-то время назад (вы уже тоже давно работаете) казалось, что этой проблемы, особенно в нашей стране, нет. Когда говорят: ВИЧ-инфекция – проблема XXI века, – это другое, это понятно. А если мы находимся в ситуации, когда более известная, традиционная для медицины болезнь становится болезнью XXI века, – это, конечно, печально. Это результат, скажем откровенно, проблем, которые были в развитии нашего здравоохранения последние десятилетия. Несмотря на появление новых форм заболевания, лекарственно-устойчивых форм туберкулёза, – если по-честному, в современных развитых странах этого нет. Это означает, что у нас с этим очень серьёзные проблемы.

Второе. Вы упомянули препарат, он называется «Перхлозон». Действительно, я не медик, не фармаколог, я не могу говорить, что этот препарат лучше других – это с моей стороны было бы безответственно. Но я знаю, что такой препарат создан, и задача государства, задача Минздрава – провести его клинические испытания и принять необходимые решения. Вы правильно сказали, что у нас очень большая дистанция между разработкой препарата и его внедрением в практику.

Я, когда начал заниматься, интересоваться развитием фармакологической промышленности, был удивлён, что вообще в мире принципиально новых препаратов появляется в год от пяти до десяти штук всего. Я имею в виду не препараты, который воспроизводят уже существующие формулы, тем более не так называемые дженерики, а препараты, которые носят революционный характер. И разработка одного нового лекарства – давайте вдумаемся, на самом деле, для меня во всяком случае, это была удивительная цифра – стоит 1 млрд долларов. 1 млрд долларов! Потому что это обычно какой-то новый, революционный шаг в развитии фармацевтической промышленности. Поэтому мы свои разработки обязаны беречь, тем более что зачастую они созданы не благодаря, а вопреки, что называется.

Третье. Вы упомянули возможность создания фармацевтического, фармакологического кластера здесь, у вас, на иркутской земле. Мы к этому готовы. Я специально с утра и с губернатором разговаривал, и с коллегами из Правительства: мы готовы рассмотреть этот вопрос, даже несмотря на то, что до этого было принято отрицательное решение. Если вы готовы в это вкладываться, если вы готовы этим заниматься, то мы необходимые решения примем, потому что нам нужно развивать свой интеллектуальный потенциал. Он у вас есть, давайте мы поможем.

Г.Гайдаров: Дмитрий Анатольевич, извините, препарат у нас уже производится, это единственный препарат в мире, который влияет на лекарственно-устойчивую форму туберкулёза. Больше других препаратов нет. Поэтому очень важно, чтобы Минздрав его включил.

Д.Медведев: По поводу судьбы самого препарата, раз уж мы говорим об этом… Ещё раз говорю, я стараюсь не влиять таким образом, не говорить: включите, не включите. Но раз уж мы об этом с вами говорим и действительно обсуждаем эту тему не в первый раз, мне тогда нужно обращение от производителя препарата или от областного правительства, с тем чтобы я дал поручение Минздраву ещё раз рассмотреть судьбу этого препарата и принять необходимое решение. Сделайте. Всё, договорились.

И.Наумов: Наумов Игорь Викторович, мэр Иркутского районного муниципального образования, член регионального политического совета, член партии «Единая Россия» с 2006 года.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Разрешите обратить Ваше внимание на проблему высокой стоимости пассажирских авиаперевозок из Иркутска в центральную часть России. Наши ближайшие соседи – Республика Бурятия, Забайкальский край уже сегодня участвуют в программе субсидирования таких перевозок, и сложилась, на мой взгляд, не очень логичная ситуация, когда маршрут из Иркутска в Москву через Улан-Удэ может обойтись иркутянину на 5–6 тыс. рублей дешевле только в одну сторону. Иркутская область, как и Забайкалье, как и Республика Бурятия, является участником государственной программы социально-экономического развития Дальнего Востока и Прибайкальского региона. Как и в Республике Бурятия, у нас ведутся работы по созданию особой экономической зоны рекреационного типа, туристического типа. Мой вопрос звучит следующим образом: помогите восстановить справедливость, поскольку внесение городов Иркутск, Братск в льготный список позволит бо?льшему количеству иркутян, братчан, жителей других городов нашей области бывать в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и, в свою очередь, россиянам, которые живут в Центральной России, чаще приезжать к нам на Байкал.

Д.Медведев: Мы в последнее время, Игорь Викторович, – я надеюсь, вы тоже как-то это ощущаете здесь, – всё-таки вернулись к вопросам нашей гражданской авиации, потому что, скажем прямо, на протяжении 1990-х годов, да и впоследствии, происходила масштабная деградация и системы региональных перевозок, и системы местных перевозок, да и в масштабах страны всё было весьма и весьма неблагополучно. Сегодня мы с полпредом и губернатором обсуждали межрегиональные перевозки, перелёты: да, их, наверное, в таком варианте, как это было в советские времена, пока нет, но всё-таки уже далеко не всегда нужно лететь в Москву, чтобы добраться до соседнего регионального центра. Это хорошо. Нам нужно обязательно восстановить внутрирегиональные перевозки. Мы сегодня говорили о том, что такое Иркутская область: если границы области 1,5 на 1,5 тыс., здесь без самолётов не обойтись – это просто невозможно. И дорог нет, и расстояния огромные, поэтому нужно обязательно вкладывать в это деньги, и это должны быть деньги и государственные, и в значительной мере деньги компаний, которые занимаются перевозками.

И, наконец, тема, о которой вы говорите, которая, мне кажется, оказалась важной и удачной для нашей страны, – это так называемые субсидированные перелёты. Наверное, если бы мы не были Россией, это была бы излишняя программа, но у нас страна такая огромная, что по разным причинам (и финансовым, конечно, и техническим) значительная часть наших людей, живущих здесь, на Дальнем Востоке, не бывает в Москве. И, наоборот, не летают из Москвы те, кто, наверное, должен был бы обязательно прилетать отдыхать, посмотреть новые места или просто на работу приезжать. Мы эту программу начали. Не скрою: она недешёвая, потому что речь идёт о поддержке перелётов определённых категорий людей, но я считаю, что на этом нельзя экономить. Почему? Именно потому, что мы должны ощущать себя единым государством. Я всегда один пример привожу, и в этой аудитории его приведу. Я не знаю, как говорят у вас, но меня когда-то очень зацепила фраза, когда я был в Приморском крае и кто-то из приморских начальников даже, по-моему, говорил: «А вот у вас в России, а вот у вас в России…» Я говорю: «Что-что? А вы-то кто такие?» Он говорит: «А вот, знаете, так принято, у нас так говорят. У нас тут Дальний Восток, а вы там, в Москве, – это Россия». Это безобразие! Понятно, что это понятийная такая вещь, но это вообще-то безобразие! Мы должны все ощущать себя частичкой нашей страны, великой России, а это и коммуникации, в том числе для людей, у которых нет денег, для пенсионеров, молодёжи, которая ещё денег не заработала, поэтому эта программа удачная.

И, наконец, самое последнее, чтобы не пафосными словами заканчивать, а конкретными выводами. Я дам поручение, и мы примем решение о том, чтобы и Иркутск получил эту возможность (а по возможности или в дальнейшем и другие города области) – возможность субсидированных перелётов в центр России.

И.Наумов: Спасибо.

В.Кондрашов(член регионального политического совета «Единой России», мэр города Иркутска): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Во-первых, спасибо Вам огромное за то, что Иркутску так повезло. Я представлюсь: мэр города Иркутска Кондрашов Виктор Иванович, член партии «Единая Россия», член политсовета. Конечно, исходя из Ваших слов, я представляю теперь, каким образом будет развиваться в том числе и туристический бизнес в городе Иркутске – это немаловажно. Но я хотел бы сказать немного о другом. Вы уже затрагивали сегодня тему жилищно-коммунального хозяйства, а постоянно общаясь с жителями города на личных приёмах… Что оказывается? У нас есть, на мой взгляд, небольшие пробелы в жилищном законодательстве. Сложилась практика (в Иркутской области уже порядка 24 уголовных дел даже возбуждено) фальсификации протоколов решений общих собраний. Сложилась практика уже. Идёт борьба управляющих компаний за рынок, а это считается для них рынком. И в этом плане моё мнение – пора уже вводить уголовную ответственность, то есть внести изменения, может быть, в Уголовный кодекс, для того чтобы ужесточить эту меру. Там пока такой статьи нет – фальсификация протоколов. Это первое.

Второе. Внести изменения в жилищное законодательство, если возможно, в Жилищный кодекс, поскольку сроки переголосования не установлены – это пробел, – могут голосовать через каждую неделю, меняя управляющие компании. Что происходит? Управляющая компания переголосовывает, делает протоколы собрания, начинает заходить на рынок, и следующий этап наступает – они собирают средства с жителей, аккумулируют у себя на счетах, частенько пускают в оборот, но не платят поставщикам услуг. Возникает задолженность, в дальнейшем возникает банкротство, страдают жители от всего этого. И это небольшой пробел уже в Жилищном кодексе. Если возможно, нужно внести изменения, потому что эта тенденция начинает валом идти, население страдает.

Д.Медведев: Спасибо. Виктор Иванович, вообще надо признаться, наше жилищное законодательство очень сложное, несовершенное (это само собой разумеется), рваное, состоит из законодательства советского периода, законодательства 1990-х годов и современного законодательства. Мы сейчас вместе с коллегами по Правительству стараемся вообще эти завалы просто разобрать и создать полноценную нормативную основу, для того чтобы наше законодательство в области жилищно-коммунальной сферы было современным. Нам коллеги из Государственной Думы, из Совета Федерации помогают в этом плане, принимая соответствующие законы. То, о чём Вы говорите: я не возражаю против того, чтобы посмотреть на криминализацию отдельных действий, связанных с недобросовестной деятельностью, недобросовестным поведением управляющих компаний.

Не готов сказать, можно ли соответствующие деяния подвести под конкретный состав. Может быть, как-то иначе можно квалифицировать, но в принципе рассмотреть, наверное, это возможно. Я готов и Правительству сказать, чтобы позанимались, и коллеги из Государственной Думы, из других структур могут этим заняться.

Что же касается восполнения пробелов, то мы тоже, ещё раз говорю, этим занимаемся. Надеюсь, что за ближайшие полгода нам удастся многие позиции изменить, потому что даже в масштабах нашей правительственной деятельности на очереди стоит около 50 нормативных актов, посвящённых жилищно-коммунальному хозяйству. Вы привели пример, когда управляющая компания аккумулирует у себя деньги на счетах и потом их использует не по назначению, то есть помещает куда-то на депозиты или просто даёт кому-то в долг, зарабатывает на этом – это полное безобразие. Это, на мой взгляд, образует законченный состав преступления, потому что это просто нецелевое использование денег и злоупотребление своими возможностями. Но нам нужно подумать, каким образом (мы такие решения принимали, они далеко не всегда эффективны) заставить управляющие компании эти деньги использовать строго по назначению. На сей счёт придумано несколько способов, вы тоже их знаете, потому что городским хозяйством руководите: все они не в полной мере эффективны. Значит, нужно создавать какие-то другие модели – это первое.

И второе. Я не хочу сказать, что управляющие компании – это абсолютное зло, без них тоже невозможно, потому что у нас сейчас не советские времена. Но очень важно (мы об этом уже говорили сегодня), чтобы за деятельность управляющих компаний следила бы и партия, и в определённой ситуации принимались необходимые юридические решения, возбуждались уголовные дела. У нас народ, правда, ничего не боится, тем не менее – сколько там, вы сказали, – 16 дел или ещё сколько-то дел? Нужно возбуждать такие дела, куда деваться-то. И вот это должно быть нашей совместной ответственностью.

Г.Калугина: Галина Калугина, региональный исполнительный комитет. Как начальник отдела агитационно-пропагандистской работы не могу не обратиться к лидеру партии с очень серьёзным, мне кажется, вопросом, с темой, от которой очень зависит качественное развитие партии и партийной организации, а именно – о партийной учёбе. Партийная учёба была объявлена одной из важнейших направлений работы партии на XIII съезде. И в развитие этого решения был запущен Гражданский университет. Лекционный курс, который Вы открыли в марте, достаточно интересен и доступен самому широкому кругу слушателей. И очень важно, что лекции открыты. Когда проходила первая лекция, некоторые журналисты очень удивлялись, спрашивали: «А что, можно к вам прийти послушать?», достаточно был удивлён народ. И очень важно ещё то, что с лекциями можно ознакомиться даже не тогда, когда идёт онлайн-трансляция, а и дополнительно посмотреть в записи, в стенограмме, в основных новостях. Но системная партийная работа, системное партийное обучение, системное политическое просвещение граждан особо востребованы на местах, поэтому региональные отделения ведут свои образовательные программы. Понятно, пока нет единого образовательного стандарта, каждый идёт своим путём, придумывает свой проект. Иногда изобретается велосипед, в связи с чем, Дмитрий Анатольевич, у меня к Вам предложение: нам всем было бы полезно обмениваться опытом – возможно ли в рамках ноябрьского съезда в режиме эксперимента провести форум партийных образовательных проектов и программ под эгидой Гражданского университета? Мы все могли бы обменяться опытом, высказать свою позицию относительно этого важного дела, относительно стандартов партийного образования. Мне кажется, что регионы могли бы внести свой вклад в эту работу, и у партии появился бы такой системный механизм корректировки и налаживания, я бы сказала так, агитационно-пропагандистской работы в том числе.

Д.Медведев: Спасибо, Галина, я думаю, всё возможно, всё в наших руках. Вы знаете, когда ко мне впервые подошли с темой партийного образования и соответствующего проекта, у меня были даже некоторые сомнения, потому что мне это очень напомнило времена, которых вы не помните, а я помню, когда у нас было много образовательных проектов, но в недрах другой партии. Но потом, когда я погрузился в эту идею и поговорил с разными людьми, в том числе с обычными коллегами по партии, я понял, что эта тема абсолютно востребована. Но только в том случае, если это не абстрактные рассуждения на тему роли партии, нашей ответственности, не какие-то отвлечённые разговоры (хотя иногда они интересны и приятны), а если этот проект будет помогать руководителю первичной партийной организации, другим руководителям, просто обычным партийцам общаться с людьми, добиваться результатов, предъявлять свои партийные цели, программу продвигать, то есть этот проект будет носить практический характер. И в таком ключе мы, надеюсь, его и выстраиваем.

Лекции идут – это хорошо. Желательно, чтобы они ещё были интересными, потому что когда на лекциях спать хочется – это не те лекции, которые нам нужны.

Г.Калугина: Нет, не хочется спать на лекциях.

Д.Медведев: Это хорошо. Значит, их правильно читают.

Иными словами, при помощи этого партийного проекта, мне кажется, мы должны дать всем членам нашей партии (а это 2 млн человек) возможность получить инструмент для достижения политических результатов. Именно практический инструмент, а не набор каких-то схоластических доводов, аргументов и так далее.

Наша партия самая большая, она действительно находится сейчас у власти. Но этим всем нужно дорожить. И ни в коем случае нельзя забывать, что эта ситуация должна нами поддерживаться. Каждый член нашей партии, сторонник партии должен уметь общаться, должен уметь выстраивать коммуникации с людьми. Я об этом уже говорил, ещё раз к этому возвращаюсь: не где-то, откуда-то слышать о тех событиях, которые происходят, а в режиме прямого общения. В этом плане этот проект тоже очень важен, потому что мы нуждаемся, чтобы в партии появлялись новые лидеры – люди, которые аргументированно отстаивают свою позицию, не боятся вступать в схватку с нашими политическими оппонентами, потому что у того, кто находится в оппозиции, как правило, аргументов, мотивации больше. Критиковать всегда проще, чем отстаивать те результаты, которые мы получаем, поэтому каждый руководитель партийный низовой организации или вышестоящих организаций (вообще желательно каждый сторонник партии) должен уметь отстаивать партийную позицию. В этом смысле значение этого гражданского университета весьма и весьма, мне кажется, полезное. Что же касается того, чтобы рассмотреть это на очередном съезде в качестве такого регионального, образовательного проекта – мне кажется, это возможно. Если там будет содержание, давайте подумаем об этом.

Г.Калугина: Спасибо.

А.Хомич: Здравствуйте! Хомич Альбина Викторовна, заслуженный мастер спорта России по тяжёлой атлетике, член регионального совета сторонников. Дмитрий Анатольевич, я более 10 лет занимаюсь общественной работой, являюсь председателем попечительского совета Ангарской воспитательной колонии. Также я работаю более 15 лет в детской школе-интернате №1 города Ангарска. Помимо этого я провожу огромную общественную работу с детьми: и дворовый спорт, и спорт в каждый двор. Плюс ко всему я нашла поддержку в сторонниках. Когда я обратилась за помощью, пришла – и мне сказали: «Без проблем, поддержка будет». Я даже написала заявление в «Единую Россию», честно.

Д.Медведев: Это мужественный шаг.

А.Хомич: Я тоже так думаю. Вы знаете, прозвучало много вопросов и Ваши ответы. Мне бы очень хотелось узнать про институт сторонников и также Ваше мнение о нашей – сторонников – работе. Спасибо.

Д.Медведев: Я всё-таки хотел бы уточнить, Альбина Викторовна, вы сторонник или вы уже внутри партии?

А.Хомич: Я ваша навеки!

Д.Медведев: Молодец. Я даже не знаю, какие ещё комментарии могут быть. Очень хорошо, что вы этим занимаетесь, это на самом деле, без пафосных слов, очень важно – с детьми заниматься и спортом, и особенно важна и трудна работа с теми, кто попал в трудную ситуацию, в тех же самых колониях. Это наши с вами граждане, это люди, и мы не должны нос задирать, мы должны общаться с ними, особенно когда речь идёт о молодёжи, которая только начинает свою жизнь, пусть и не очень удачно, но в жизни можно многое поправить.

Ну а то, что вы такое решение приняли… Конечно, сторонники для партии очень важны, потому что сторонники – это люди, которые симпатизируют тому, что мы делаем, и готовы в какой-то момент встать уже внутрь, попасть внутрь партии. Вы такое решение приняли, мне это очень приятно, что вы не разочаровались, потому что жизнь так устроена, что партию, которая управляет, всегда будут критиковать. Пока мы управляем, нас будут критиковать, называть нас разными плохими словами, а если в какой-то момент мы окажемся беззубыми, слабыми, нас сметут на политическую обочину, встанет какая-то другая политическая сила, чего бы я не хотел и вы, наверное, тоже не хотели бы. Тем не менее их тоже будут критиковать, будут упрекать, говорить, что они такие-сякие, – это закон политического жанра. И то, что у нас есть институт сторонников, которые с интересом наблюдают за тем, чем мы занимаемся, – это, по сути, такая подпитка партии на будущее, поэтому всех сторонников мы любим, особенно любим тех, которые из сторонников превращаются в партийцев.

А.Хомич: Спасибо.

С.Тен (исполняющий обязанности руководителя Сибирского межрегионального координационного совета партии «Единая Россия», депутат Государственной Думы): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Тен Сергей Юрьевич, депутат Государственной Думы. Тема касается дорог. Я хочу сказать, что мы с Вами перед выборами в Государственную Думу в 2011 году встречались, я задавал Вам вопрос по поводу муниципальных дорожных фондов, и были внесены по итогам Вашего решения поправки в Бюджетный кодекс. С 1 января 2014 года у нас муниципальные дорожные фонды в стране заработают, я думаю, что мэры, присутствующие здесь, в этом зале, поддерживают это решение, безусловно. Мы будем дальше продолжать совершенствовать эту работу, и на законодательном уровне в том числе. Вообще, про дороги можно говорить, конечно, как говорится, от заката и до забора. Но я хочу конкретно задать вопрос по федеральной автомобильной дороге М53 Красноярк – Иркутск. У нас эта дорога проходит через районные центры Тулун – Нижнеудинск – Усолье-Сибирское, Слюдянка. Мы понимаем ситуацию сейчас с федеральным дорожным фондом и то, что там ресурсы достаточно ограниченные на сегодняшний день, но у меня большая просьба всё-таки не забыть про строительство обходов этих городов в рамках ФЦП «Развитие транспортной отрасли до 2020 года». Хотел бы Вас как Председателя Правительства попросить нас в этом отношении поддержать, Дмитрий Анатольевич. Спасибо.

Д.Медведев: Сергей Юрьевич, молодец, тоже решил свои пять копеек вставить. Правильно, давайте так договоримся. Мы с вами в Москве работаем оба, раз вы меня об этом просите, я вас об этом тоже прошу: вы эту тему не оставляйте и ездите по ушам Минтрансу, Минфину, а я вас поддержу.

С.Тен: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Уважаемые коллеги, дорогие друзья! Каждая встреча хороша только в том случае, если она вовремя заканчивается, если потом не начинает хотеться срочно спать или ещё куда-нибудь. Поэтому я хотел вас поблагодарить…

Реплика: Дмитрий Анатольевич, у нас сегодня есть неординарная возможность вручить партийный билет ветерану Великой Отечественной войны Валентину Дмитриевичу Казанцеву. И мы хотели бы, чтобы это сделал председатель партии, для нас это очень важно. Спасибо.

Д.Медведев: Если Валентин Дмитриевич ещё не раздумал вступать в партию, то я с удовольствием это сделаю. Поздравляю вас.

В.Казанцев (пенсионер): Мне 85 лет, я принимаю программу партии, её сторонник. И вот в этом году думаю: «А почему сторонник? Я могу быть и законным членом этой партии». Поэтому согласился быть в общем строю с вами.

Мне, конечно, очень интересно, когда выступает Путин, выступает Дмитрий Анатольевич… Думаю: «Вот теперь я с такими людьми буду рядом…» Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое. Валентин Дмитриевич, во-первых, я вам желаю долгой и счастливой партийной жизни. Вы человек зрелый, очень известный, но на самом деле мне очень приятно, что вы для себя приняли такое решение, мне кажется, оно дорогого стоит. Очень приятно, когда молодёжь принимает решение о том, чтобы вступить в партию, потому что вся жизнь ещё, что называется, впереди, и значит, мы делаем что-то такое, что интересно для молодёжи. Но не менее ценно, когда люди, у которых уже огромная часть жизни прожита, люди опытные, тем более участники Великой Отечественной войны, принимают осознанное решение вступить в партию. Для всех нас, для всех здесь присутствующих ваш приход – это, если хотите, честь и аванс, аванс той работе, которой мы занимаемся. Мы очень рассчитываем на то, что вы будете долго и продуктивно работать вместе с нами в рядах нашей партии.

В.Казанцев: Я ещё хотел сказать, что я учитель с таким громадным стажем – всю жизнь проработал. У меня 55 лет педагогического стажа, тысячи, тысячи и тысячи учеников. Я ещё в моём возрасте занесён в Книгу рекордов России за погружение два года назад на глубину 1,5 км.

Д.Медведев: Теперь ваша фамилия будет не только в Книге рекордов Гиннесса, но и, извините, в партийных списках – никуда не деться, Валентин Дмитриевич. Спасибо большое!

Дорогие друзья! У меня ещё сегодня встреча с представителями наших экологических организаций, которым я тоже расскажу о наших планах, в том числе по Байкальскому ЦБК и вообще по оздоровлению общей экологической ситуации. Для нашей страны это очень важно. Мы такие богатые и в то же время много чего наворочали за последние десятилетия и должны этим все вместе заниматься.

Я буквально ещё одну вещь скажу вам. Оттолкнусь от того, с чего начинал. Впереди важные политические события. Как мы их пройдём, пройдёт ваша партийная организация, пройдёт Иркутская область, зависит в значительной мере от всех здесь присутствующих, от того, насколько вы будете сильными, сплочёнными, аргументированными. Самое главное – не сидеть на месте. Самое главное, аргументированно объяснять людям, что мы сделали и что ещё можем вместе сделать. Если вы так будете работать, я уверен, что в сентябре нас ждут победы, чего я вам и всем нам искренне желаю.

Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 18 июня 2013 > № 870772 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 ноября 2011 > № 430040 Дмитрий Медведев

Беседа со студентами Алтайского государственного университета.

Дмитрий Медведев посетил Алтайский государственный университет и встретился со студентами физико-технического факультета.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Лет 20 назад я изучал основы информатики в Санкт-Петербургском университете, это было интересное время, потому что основы информатики нам преподавали только в теоретическом плане, не было ни одного компьютера, тогда вообще почти не было персональных компьютеров, ни одного калькулятора даже не было, но на доске нам объясняли, что делать надо. У вас не так?

РЕПЛИКА: Сейчас, конечно, компьютеров у нас хватает. Когда я учился, у нас не было машин. Студенты уже больше знают иногда, чем мы. Не успеваем за студентами.

Д.МЕДВЕДЕВ: 100 процентов, во всяком случае, по некоторым вопросам.

Ребята, ну что расскажете? Как студенческая жизнь?

РЕПЛИКА: Нормально.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нравится? Чем вы занимаетесь в свободное время, когда вы не занимаетесь защитой информации?

РЕПЛИКА: Мы учимся.

Д.МЕДВЕДЕВ: В свободное время учитесь? Тогда очень сложная жизнь.

РЕПЛИКА: Не получается отдыхать, если много заниматься, ещё дополнительное образование можно получить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Какое?

РЕПЛИКА: Я на переводчика дополнительно учусь, в педагогическом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Молодец. Какой язык?

РЕПЛИКА: Английский.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спорт есть?

РЕПЛИКА: Есть, волейбол, например.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы ходите куда-нибудь, по-честному?

РЕПЛИКА: Футболом занимаемся. Даже бассейн есть.

Д.МЕДВЕДЕВ: Даже бассейн? Он «живой»?

РЕПЛИКА: Конечно. Можно из окна даже увидеть. Лыжная база есть рядом, катаемся на лыжах зимой. Периодически соревнования по пейнтболу проводятся в университете.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пейнтбол?

РЕПЛИКА: Да. Наша группа в прошлом году даже до финала дошла.

Д.МЕДВЕДЕВ: В пейнтбол играете?

РЕПЛИКА: Да, периодически только.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я пару раз играл. Если место незащищённое, то больно.

Ну ладно. Есть ко мне какие-то вопросы?

А.ПЫНТИКОВ: Здравствуйте.

Дмитрий Анатольевич, прежде всего мы Вас благодарим за Ваш визит сюда, в Алтайский государственный университет. Для нас очень большая честь находиться с Вами в одном зале.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы меня обязываете. Ну ладно, пожалуйста.

А.ПЫНТИКОВ: Вопрос такой. У нас в России наблюдается такая тенденция: люди, закончившие наши вузы, покидают страну или покидают эти местные края, уезжают в более развитые области России, допустим, в Москву или в Санкт-Петербург, или, как я уже сказал, за рубеж: в Европу или в США, чтобы там заниматься профессиональной деятельностью.

Как можно обеспечить сохранение наших молодых специалистов в нашей стране, в частности, в Алтайском крае, чтобы они участвовали в их развитии? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Глобальный вопрос. Ну Вы даёте, Андрей.

Знаете, человек всегда будет перемещаться туда, куда ему выгодно. И бороться с этим бессмысленно. Более того, попытки привязать людей к земле в истории нашей страны бывали неоднократно, включая период крепостного права, а также, кстати, в советский период, когда у некоторых категорий наших граждан отнимали паспорта. В деревне в определённый период просто не было паспортов. Людям невозможно было уехать, они оставались и были привязаны к земле.

Это, естественно, всё в прошлом. Заставить людей оставаться на одном месте невозможно. Но что можно делать? Можно создавать систему стимулов. У вас очень большой, красивый и богатый край, два с половиной миллиона человек. Есть, конечно, у нас территории, где объективно специалисту трудно найти работу, потому что там мало людей, специалист хороший, а людей мало, но это не про вас. У вас огромная территория с колоссальным потенциалом, причём край ведь на самом деле очень интересный, потому что у вас и сельское хозяйство блестяще развито, и в то же время интеллектуальный потенциал очень высокий, город большой. В общем, все условия есть. Поэтому надо просто свою землю развивать – вот, собственно, и всё – создавать новые рабочие места, запускать новые виды бизнеса. Это в конечном счёте от вас зависит. Конечно, и от губернатора, от Правительства, чиновников, но и от вас, от вашей инициативы.

Я неоднократно сталкивался с ситуацией, когда приезжаешь куда-нибудь, и есть представители регионального бизнеса, которые являются настоящими патриотами своей земли. У них есть достаточные деньги, чтобы уехать в Москву или, извините, «отвалить» даже за границу, но не уезжают. Они говорят: «Это мой край, я здесь родился, мне здесь нравится, я приезжаю к себе в деревню или в город, я здесь отдыхаю, поэтому я хочу сюда деньги вкладывать». Это самый главный способ для развития территорий. И конечно, надо повышать доходную базу Алтайского края, потому что чем выше она будет, тем большее количество рабочих мест можно организовать.

Вы вот кем собираетесь быть?

РЕПЛИКА: Защитником информации.

Д.МЕДВЕДЕВ: Защитником информации. В основном, если я правильно понимаю специфику этой специальности, эта работа должна быть связана с коммерческими структурами или бюджетными организациями, правоохранительными органами. Поэтому, собственно, чем шире будет рынок, тем больше будет востребованность специалистов вашего уровня.

ВОПРОС: У меня такой вопрос: буквально несколько месяцев назад на заседании Совета Федерации [Председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор] Озеров выразил такое мнение. Работодатель не увольняет женщину, когда она уходит в декретный отпуск ухаживать за ребёнком, а молодого специалиста, который уходит в армию отдавать свой долг Отечеству, увольняют безвозвратно. И от него поступила такая инициатива, чтобы издать какой-то нормативный акт или закон, который будет обязывать, содействовать призывникам в этом вопросе.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть, иными словами, такой закон, по которому после службы в армии можно вернуться на рабочее место, с которого ты ушёл.

РЕПЛИКА: Да, ведутся работы по этому, или это всё-таки останется на словах? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Этот вопрос мне хотелось бы в свою очередь вам задать. Ребята, он для вас актуален? Допустим, после службы в армии вы придёте, и вам скажут: «До свидания, ты здесь не нужен», – может такое быть?

Если я правильно понял, Вы имеете в виду ситуацию, когда человек работает, потом служит, потом возвращается работать. Или Вы про учёбу говорите?

РЕПЛИКА: Нет. Именно когда он работает, потом служит, потом возвращается работать. Перерыв – год, но он существенный для работодателя.

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, я считаю, что над этим можно подумать, притом, конечно, что можно было бы предложить такую идею, когда, собственно, при трудоустройстве на работу этот вопрос оговаривается. У нас же сейчас есть возможность заключать трудовые контракты, трудовые договоры на различных условиях, в том числе если молодой специалист, например, является ценным для того или иного предприятия, для той или иной организации, можно было бы прямо в самом этом договоре устанавливать правило о том, что если он всё-таки подлежит призыву в Вооружённые Силы на год, то по окончании этой службы ему гарантируется возврат на определённое рабочее место.

Но, если говорить откровенно, знаете, здесь всё-таки нужно балансировать интересы двух сторон. С одной стороны, конечно, очень важно, чтобы и те, кто служит, понимали, что у них есть гарантии возврата на своё рабочее место. С другой стороны, есть такие ситуации, когда организация не может обойтись без работника в течение года. Поэтому, я считаю, самым оптимальным было бы решать эти вопросы не в законе непосредственно, когда – вынь да положь – через год ты обязан устроиться (такая же гарантия, как для женщин), а скорее в трудовом контракте. Но при заключении трудового контракта чтобы молодой специалист, например, мог потребовать внесения этого условия. И если работодатель ему отказывает, тогда он просто к нему устраиваться не будет. Думаю, что это было бы оптимальной схемой, не в автоматическом режиме, понятно, а в рамках трудового контракта, но здесь можно ещё подумать.

А.ПИРОГОВ: Вот сейчас на железнодорожный транспорт, на пригородные электропоезда, на поезда дальнего следования для студентов действует скидка 50 процентов на билеты, но она действует на период с 1 сентября по 15 июня либо даже по 31 мая, а как раз период основной миграции студентов с учёбы домой и, наоборот, из дома на учёбу попадает в тот период, когда скидки не действуют. Более того, в Алтайском крае очень много населённых пунктов, таких даже большинство, куда нет железнодорожного сообщения, то есть люди добираются на автобусах, а на автобусы для студентов не действуют никакие льготные скидки. Вот у меня такой вопрос, будет ли когда-то пересмотрен период действия скидок на жильё и транспорт или вообще будет введён льготный проезд на другие виды транспорта, на автобусы либо даже, может быть, на самолёты? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Андрей, конечно, чем больше скидок, тем лучше, чего там скрывать. Студенты, мягко говоря, не самые обеспеченные люди, и на железнодорожный транспорт, и на водный транспорт, и на автомобильный транспорт, и даже воздушный транспорт хорошо бы, если скидки были. Вы понимаете, почему их нет везде, просто потому, что у нас сейчас любой транспорт работает на принципах самоокупаемости. И, в принципе, мы просто закладываем им в бюджет эти компенсации, если речь идёт о железнодорожном транспорте, это просто делается централизованно, потому что этот бюджет формируется в рамках централизованных решений. Поэтому, в принципе, можно подумать, конечно, и о расширении перечня. Но для этого надо найти источники, если говорить предельно откровенно. Источник для компенсации соответствующих затрат можно искать на федеральном уровне. Но он тоже не беспредельный по своему размеру. Нужно думать о том, чтобы искать такие источники на региональном уровне.

Вот, например, условно, применительно к условиям Алтайского края важным является, допустим, автомобильный транспорт. Тогда можно, в рамках регионального бюджета, планировать для студентов в летний период какие-то скидки. Это было бы самым правильным вариантом. Я, правда, не знаю, у нас губернатор спрятался. Александр Богданович, у вас какие скидки есть для студентов?

А.КАРЛИН: Тех, о которых шла речь, сегодня нет. Но мы изучим Ваше предложение, Дмитрий Анатольевич, вместе с нашими депутатами.

Д.МЕДВЕДЕВ: Смотрите. Может, не на всех маршрутах. Но вообще, конечно, забывать о студентах летом тоже не очень правильно.

А.КАРЛИН: Да, нам нужно будет договориться с бизнесом, потому что в основном эти перевозки осуществляют частные перевозчики.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да. Но это необязательно должны быть какие-то 100-процентные скидки. Ладно. Договорились.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Меня как студентку физико-технического факультета интересует такая проблема.

Специальности, связанные с информационными технологиями, требуют постоянной модернизации и приобретения нового программного обеспечения, оборудования в лаборатории. И факультеты зачастую просто не могут позволить себе такую покупку. Существуют ли какие-то государственные программы финансовой поддержки университетов и физико-технических факультетов в частности? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Программа существует, Вы знаете об этом, наверное, тоже. На самом деле существует программа поддержки и университетов, и отдельных специальностей, и даже отдельных студентов и аспирантов. Применительно к университетам есть государственные программы по переоснащению. Я не знаю, удалось ли вам пока попасть в эту программу или нет.

РЕПЛИКА: Пока нет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пока нет, но, в общем, дело наживное, что называется, надо просто активней себя проявлять, предъявлять, подавать заявки, потому что у нас очень большое количество университетов прошло через такие программы за последние пять лет. Мы смогли переоснастить их новым лабораторным оборудованием, прежде всего специальности естественного цикла, точные науки, то есть те, где лабораторное оборудование, где современная техника имеет преимущественное значение, потому что для гуманитариев там, может быть, не так много нужно всего, я думаю, чтобы стол, стул был, собственно, доска там и хороший преподаватель, а вам, конечно, нужно иметь другую базу. Вот поэтому много университетов уже по этой программе прошло, и, естественно, мы и дальше будем отбирать лучшие университеты, но для этого нужно себя проявлять определённым образом.

Второй вариант, это, конечно, поддержка отдельных специальностей, которые являются остродефицитными, там тоже есть программы по переоснащению лабораторного фонда. И конечно, когда речь уже идёт о выдающихся студентах – по ним есть программа грантов, кстати, и президентских грантов, и правительственных грантов.

Вот совсем недавно я подписал Указ о введении президентских стипендий, так что я вам всем желаю участвовать в соискании на эти стипендии. Они, конечно, не фантастического размера, но это всё-таки приличная добавка к тому, что у вас есть, больше, чем обычная стипендия. У вас, кстати, какая стипендия? 1400. Ну, как по стране в целом. Президентская, соответственно, в два раза больше, поэтому рекомендую вам тоже поучаствовать в этих программах, попробовать себя.

И, наконец, может быть, самое последнее, что не является последним по значению, очень важно, чтобы у вас у всех были представления о том, где вы будете работать, чем раньше – тем лучше. И в этом плане отношения с работодателями тоже очень-очень важны. Я считаю, что работодатели тоже могут вносить свой вклад. Помогают или нет вашему факультету?

РЕПЛИКА: Помогают.

Некоторые наши выпускники востребованы уже сейчас, звонят из многих организаций, приглашают на работу.

Д.МЕДВЕДЕВ: На работу приглашают, это, конечно, молодцы. Новое программное обеспечение покупают и новые компьютеры?

РЕПЛИКА: Конечно, периодически что-то подкидывают, не так, как хотелось бы, но всё-таки что-то.

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне кажется, создание ещё и такого своего пула спонсоров для каждого университета – это нормальное дело, так во всём мире, кстати, всё устроено. Фонды различные создаются при университетах, которые обычно комплектуются бывшими выпускниками, достигшими каких-то успехов, и они периодически туда деньги подкидывают. Мне кажется, это абсолютно нормальный путь для вашего университета, для любых университетов, потому что человек, который закончил свой университет, в общем должен о нём помнить, должен как-то к нему всё-таки по-особенному относиться.

В.АНДРОСОВ: У меня такой вопрос, сейчас в нашей стране работают программы доступного жилья для молодых семей и молодых специалистов непосредственно. Хотелось бы узнать, дальнейшая финансовая господдержка из госбюжета будет проводиться по этим программам? И возможно ли какое-то развитие этих программ? Потому что я лично знаю, что для молодых специалистов эта программа работает только в том случае, если специалист уезжает в сельскую местность. А именно в городе, чтобы специалисты в городе могли как-то приобрести себе жильё? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, мы эти программы продолжим и по сельской местности, есть и региональные программы. Они где-то больше, где-то меньше, но в целом по регионам всё равно тоже жильё молодым специалистам выделяется, субсидируется кредитная ставка по ипотеке и субсидируется первоначальный взнос.

Ребята, но вы взрослые уже люди, вы должны понимать: халявы никогда не будет. Здесь всё просто. Молодой специалист – это человек, который должен доказать, что он состоялся, а не просто требовать от государства: «Ну-ка дай-ка мне квартиру, потому что я получил университетское образование». Такого даже в советские времена не было, хотя тогда система распределения была как-то иначе построена. И сейчас не будет такого.

Но если вы – успешный специалист, если вы, пардон, кому-то нужны, значит, при устройстве на работу это абсолютно правильное требование сказать: «Знаешь, работодатель, я понимаю, что ты мне на следующий год квартиру не дашь. Но я должен понимать и перспективу: что будет со мной, с моей семьёй через пять лет, потому что я буду на тебя трудиться, буду свои силы, знания прилагать, а перспективы квартиру получить? Я должен это понимать». Это первое.

И второе, что должно быть у любого молодого специалиста, это равный доступ к различным инструментам, позволяющим эту задачу решать; собственно, то, что есть и у других стран. Что я имею в виду? Если это ипотека, то она должна быть более или менее доступной, чтобы была нормальная ипотечная ставка: не 15 процентов, по которой никто ипотеку никогда брать не будет, хотя бы там процентов 6–7, или специальная дотация из бюджета, чтобы ту ставку, по которой квартиру дают, можно было бы уменьшить за счёт бюджетных средств. Вот это и есть способ решения жилищной проблемы.

И, наконец, последнее, по поводу села. Вы же понимаете, почему мы это делаем, потому что в городе, конечно, много проблем, на село не особо кто едет, потому что в городе хоть и сложно, и квартиры дороже стоят, но город есть город, есть масса возможностей, в том числе по приложению собственных сил. А село – это более сложная жизнь, поэтому там мы действительно сконцентрировали деньги, и у нас есть программа социального развития села, по которой к настоящему моменту, если правильно помню, около 350 тысяч молодых семей уже получили квартиры. Это кто? Это молодые специалисты, учителя, врачи, агрономы, естественно, вот такие категории. Но здесь, мне кажется, завидовать нечему, потому что если ты для себя это выбрал, то должен сознательно на это пойти и понимать, что ты в чём-то уменьшил свои возможности. Уж не знаю, не разочаровал ли я вас, но тем не менее надо понимать, ещё раз подчёркиваю, – всё в ваших руках.

А.СЕЛЮТИН: У меня такой вопрос. Сейчас существует огромная разница между престижем экономических и юридических специальностей и технических и естественно-научных. Технические и естественно-научные много менее престижны, но у России в техническом плане ещё просто огромный путь для развития есть. И вот как-то непонятно, почему такой разрыв? Что-нибудь планируется делать и вообще что делается для того, чтобы этот разрыв уменьшить? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ребята, я заканчивал университет, точнее, скажем так, поступал в университет уже довольно давно – это был 1982 год – на юридический факультет. Наверное, вы знаете, что я юрист по образованию. Когда я поступал, многие люди не понимали: кто такие юристы и зачем я туда иду, чем занимаются юристы, что хорошего в этой специальности, а уж тем более какие деньги я буду получать. Если человек получает инженерное образование – понятно, есть возможность пойти или в КБ, или в НИИ, или на завод и сразу получать какие-то нормальные деньги – по тем временам, естественно. А юрист, кто это такой? Неясно.

Прошло довольно много лет, ситуация изменилась. Почему я вам этот пример привожу? Потому что в нашей жизни всё меняется. Я уверен, что через какое-то время выровняется интерес и к инженерным, и к техническим специальностям, по отношению к юристам и экономистам. И не потому, что так будет решено государством, а потому, что экономика всё расставит по своим местам.

Когда я учился, юристов в Петербурге – а это пятимиллионный город – готовили на одном факультете. И они все были востребованы. Сейчас юристов готовят везде. И они зачастую никому на фиг не нужны, как и экономисты. Поэтому Вы не жалейте о том, что учитесь на техническом факультете, потому что Вы на самом деле будете специалистами в таких сферах, где требуются, во-первых, очень острый ум и глубокие знания. Я не к тому, что гуманитарные знания хуже, но я просто к тому, что в любом случае эти знания будут востребованы, если экономика у нас будет развиваться. Потому что за счёт собственно гуманитарных специальностей невозможно развивать инновационную экономику, проводить модернизацию нашей страны. Я уверен, что всё будет в этом плане нормально, но на это потребуется какое-то время. У нас в 90-е годы вообще промышленность не развивалась никак, из-за этого такие провалы произошли, да и в прошедшем десятилетии всё очень непросто ещё было.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, как Вам наш Алтайский край в целом?

Д.МЕДВЕДЕВ: Не скрою, мне у вас очень нравится, я неоднократно бывал. Нравится почему? Потому что у вас очень красиво, и вот такое настоящее русское раздолье, что называется. С одной стороны, вроде бы Сибирь, а с другой стороны, температура воздуха и вообще климат очень такой интересный: летом жарко, у вас сельскохозяйственные культуры хорошо растут; зимой – морозы. И есть очень много красивых мест, куда просто приятно приехать.

Я считаю, что у вашего края, кстати, колоссальный туристический потенциал, который ещё, может быть, пока не оценён до конца. Для этого нужно новые гостиницы строить, санатории. Но приезжали и будут приезжать даже люди из очень далёких мест. Есть, конечно, особые, знаковые места, те же самые шукшинские места. Я тоже считаю, что это хорошая тема, объединяющая в нашей стране, потому что не знаю, каковы у вас отношения к вашему земляку, мне кажется, что это «народный бриллиант», который был у нас в стране. Вы читаете книги своего земляка?

РЕПЛИКА: Да, бывает.

Д.МЕДВЕДЕВ: Бывает. Нравится?

РЕПЛИКА: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну у него очень интересный язык. И фильмы, конечно, он ставил очень интересные. Поэтому всё это вместе и создает свою изюминку Алтайского края. Я уверен, что будет большое количество людей, желающих у вас побывать.

Л.БАХТИНОВА: Вы нас спрашивали: чем мы в свободное время от учёбы занимаемся. А как Вы его проводите? Нам ведь тоже интересно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Лидия, у меня не так много свободного времени, к сожалению. Раньше его больше было. Как я его провожу? На самом деле, в основном, если говорить предельно откровенно, я просто стараюсь спортом заниматься, потому что в течение недели я обычно где-то езжу, мероприятия проходят. А, допустим, в выходной, в воскресенье, есть возможность немножко позаниматься спортом.

Л.БАХТИНОВА: А какими видами спорта?

Д.МЕДВЕДЕВ: Какими? Общефизическими видами спорта занимаюсь: я плаваю каждый день. Благо для этого возможность всё-таки у Президента есть. Плаваю. Какие-то всякие снаряды использую для общефизической подготовки, в бадминтон играю, не каждый день, но иногда, мне это нравится. На велосипеде катаюсь. В последнее время почти каждый день, тоже очень хорошо. Зимой стал периодически кататься на горных лыжах. Катается кто-нибудь, нет? Не пробовали?

РЕПЛИКА: Пробовали. У нас есть горнолыжные курорты.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да-да. Это на самом деле тоже очень хороший спорт. Рекомендую вам попробовать. Ну вот: спортом занимаюсь, книжки читаю, иногда фильмы смотрю, но могу вам по-честному сказать, на это очень мало времени остаётся, такова специфика работы, зато работа интересная.

Россия. СФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 ноября 2011 > № 430040 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter