Всего новостей: 2552687, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сенников Сергей в отраслях: Рыбавсе
Сенников Сергей в отраслях: Рыбавсе
Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников

Что ждать?

Изменение ставок сбора за пользование водными биоресурсами не ударит критически по экономике крупных предприятий, за исключением краболовных, считает представитель ООО «УК НОРЕБО» Сергей Сенников. В то же время, по его мнению, принятие законопроекта в нынешнем виде может повлечь проблемы фискального характера для рыбаков.

– Сергей Александрович, какие цели, по-вашему, преследуют эти поправки?

– Предлагается реализовать поручение президента России в рамках общей оптимизации системы налогообложения. Дебаты вокруг изменения ставок сбора длятся далеко не первый год. Много обсуждалась, в частности, дифференциация ставки в зависимости от того, поставляется ли продукция в Россию или на экспорт. Такие поправки были предложены еще в конце 2014 года. Однако они не получили поддержки из-за недостаточной проработки.

Предложенные изменения реализуют, по сути, два основных механизма. Во-первых, это постепенное повышение ставок сбора, а во-вторых – инструменты по дополнительным льготам и возможности налогового вычета при соблюдении определенных условий. В общем, такой подход представляется весьма оправданным и более успешным по сравнению с предложениями 2014 года.

– Насколько новые сборы будут обременительны для предприятий?

– Для крупных предприятий увеличение сборов не должно резко ухудшить экономические показатели. Однако для компаний, добывающих крабов, нагрузка будет существенной.

– Многие ли предприятия попадут под льготы?

– Все зависит от того, как предлагаемые льготы будут реализовываться на практике. Преференцией для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций смогут воспользоваться немногие. Но эта норма и не предназначается для широкой поддержки добывающих предприятий, она поможет практически адресно поддержать самые уязвимые компании.

Что же касается права на вычет, то все зависит от перечня продукции, который должно разработать и утвердить Правительство РФ. Без анализа проекта такого нормативного правового акта оценить эффективность этого механизма невозможно. Например, если в список не попадут уловы водных биоресурсов в живом и охлажденном виде, то это может ударить по «прибрежникам», которые сдают добычу для переработки на береговые предприятия.

– Но ведь «прибрежники» все равно смогут претендовать на вычет, поскольку поставляют уловы на внутренний рынок?

– Да, но, во-первых, они потеряют в размере вычета – 50% против 85%. Во-вторых, непонятно, будет ли им положен этот вычет, если их уловы после переработки пойдут на экспорт. А если «охлажденка» будет в перечне правительства, то право на вычет возникает на основании производства этой продукции. Куда и зачем она продается, не имеет значения.

– Есть ли экономический смысл добиваться перевода бизнеса в льготный режим: вкладываться в муниципальные образования, приобретать оборудование для глубокой переработки или строить новые суда?

– Многое зависит от конъюнктуры рынка рыбопродукции. С одной стороны, государство заинтересовано в увеличении глубины переработки для производства продукции с высокой добавленной стоимостью в России, а также насыщении ею отечественного рынка. Но, с другой стороны, нужно наполнять бюджет. Для этого может быть более эффективной работа на иностранных рынках, где цену определяет спрос на тот или иной вид рыбной продукции, в том числе на сырье. В результате можно оказаться в ситуации, когда, например, резко увеличив производство филе минтая блочного, мы сделаем этот вид продукции дешевле как в России, так и за рубежом. Тогда экономические показатели рыбодобывающих компаний будут ухудшаться, а это повлечет снижение налоговых отчислений, уменьшение инвестиций в развитие предприятий и обновление флота. Поэтому многое будет зависеть от экономической целесообразности.

Что касается вычета за использование нового судна, то он не окажет принципиального воздействия на решения компаний строить суда на российских верфях за пределами программы инвестквот, но может стать дополнительным стимулом – при наличии более существенных мер поддержки.

– Видите ли вы какие-то потенциальные проблемы в предложенном законопроекте?

– Проблемы могут возникнуть из-за нечеткости формулировки вычета для предприятий, реализующих продукцию на внутреннем рынке. Из предлагаемой нормы не совсем понятно, кому такая продукция должна быть реализована и для каких целей.

Например, если в перечень правительства не будет включена рыба мороженая (не филе), то рыбопромысловая компания, продавшая эту продукцию покупателю на территории России, получит право на вычет. Однако если эту продукцию без какой-либо переработки потом продадут на экспорт, то эффект от такого регулирования теряется. В результате могут возникнуть компании-посредники по покупке и продаже продукции на экспорт для получения налогового вычета.

С другой стороны, представьте, что рыбодобывающая компания продала свою продукцию на территории России даже для последующей переработки и реализации на внутреннем рынке. Но вместо этого покупатель продал приобретенное сырье для переработки в Европу или Китай. В этом случае достаточно высок риск, что ФНС России будет привлекать продавца (рыбопромысловую компанию) к ответственности за незаконно полученный вычет.

Аналогичная практика имела место ранее в несколько другом правовом контексте, когда компании привлекали к миллионным штрафам за продажу прибрежных уловов российским покупателям для последующей переработки, а те вместо переработки продавали рыбу на экспорт. Ответственность возлагали на рыбаков, хотя они никак не контролировали ни проданную рыбу, ни действия покупателей. Хотелось бы в этот раз избежать такой криминализации работы рыбаков из-за несовершенства налогового законодательства.

– В результате повышения сбора не придется ли поднимать цены на продукцию?

– Ставки для минтая Охотского моря остаются без изменений, на минтай других районов увеличиваются на 15%. Ставка на тихоокеанскую треску увеличивается на 27%, а на атлантическую – на 14%. Несколько удивляет увеличение ставки на пикшу на 23%. Существенно увеличиваются ставки на палтусов – от 80% на Северном бассейне, до 260% на Дальневосточном. Резко поднимается ставка на кальмар: +680% (с 500 до 3900 рублей), хотя основной рынок сбыта продукции из кальмара – Россия.

Очевидно, что любое увеличение фискальной нагрузки на бизнес приведет к росту себестоимости продукции. И это отразится на ценах, по которым рыбную продукцию продает производитель. Увеличение оптовых цен, скорее всего, приведет и к повышению цены в магазине, так как дистрибьюторы и торговые сети не захотят снижать свою маржинальность.

Однако все расходы полностью переложить на конечного потребителя, по крайней мере в России, не получится, так как покупательная способность населения сейчас далека от желаемой. Какой-то рост цен возможен, но на российском рынке он будет весьма ограничен. Скорее возможно вытеснение менее качественной продукцией более качественной в одной категории товара.

Отмечу, что положительно на ценообразовании могут сказаться возможности по получению льгот и вычетов. Если механизм стимулирования поставки на российский рынок, заложенный в поправки, будет работать эффективно, то роста цен можно избежать.

Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 апреля 2015 > № 1337563 Сергей Сенников

Возрождение российского промысла ставриды в ЮВТО под угрозой

Россия исторически вела активный промысел во многих удаленных районах Мирового океана. В частности, в районе южной части Тихого океана, где основу сырьевой базы за пределами экономических зон Перу и Чили составляли запасы ставриды, разведанные еще в конце 70-х гг. XX в. советскими рыбаками. Как указывают отечественные специалисты, с 1979 по 1991 годы добычу вели до 90 крупнотоннажных судов СССР, добывая более 1 млн. тонн в год. Однако уже в 1991 году отечественный промысел был прекращен.

Исходя из международной практики и требований Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, для регулирования промысла в открытом море стали разрабатываться и заключаться конвенции по рыболовству в отдельных районах открытого моря, в рамках которых создавались международные региональные организации.

Для этих целей была подготовлена и заключена Конвенция по сохранению и управлению промысловыми ресурсами в открытом море южной части Тихого океана от 14 ноября 2009 года (вступила в силу 24 августа 2012 года), участницей которой является и Россия. В рамках конвенции была создана Международная региональная организация по рыболовству в южной части Тихого океана (SPRFMO), решением которой РФ была выделена квота на вылов ставриды в юго-восточной части Тихого океана (ЮВТО) в 2014 году – 13 445 тонн.

Для распределения этого объема Росрыболовство организовало проведение аукционов по продаже права на заключение договора о закреплении долей квот добычи (вылова). Первые торги прошли с 10 по 11 сентября 2014 года: было выставлено три лота по 33%, 33% и 34% квоты России. Победителями аукциона стали три компании: ЗАО «АКРОС» (33%), ООО «Атика» (33%) и ООО «Альбатрос» (34%). При этом цена, которую предложила компания «Альбатрос», была выше более чем в пять раз той, что предложило ЗАО «АКРОС». Без сомнения, что такая цена за 4 571,3 тонны ставриды была необоснованно завышена. Впоследствии же оказалось, что ни ООО «Атика», ни ООО «Альбатрос» не заплатили за выигранные лоты и уклонились от заключения договоров. В результате 67% квоты России остались нераспределенными. Каких-либо санкций за такое поведение недобросовестных участников торгов Росрыболовство применить не смогло: такая возможность не предусматривалась в действующем на тот момент порядке проведения аукционов.

Для осуществления экономически эффективного промысла в таком удаленном районе, как ЮВТО, необходимо направлять современное высокопроизводительное судно с квотой порядка 10 000 тонн. Лимита в объеме 4436,85 тонны, полученного компанией «АКРОС», было недостаточно для того, чтобы в ЮВТО можно было послать собственное судно, т.к. такой промысел становился заведомо убыточным.

В дальнейшем Росрыболовство организовало очередной аукцион по продаже оставшихся лотов, он прошел с 24 по 25 декабря 2014 года. Победителем стало хорошо известное по предыдущим торгам ООО «Альбатрос», которое в этот раз подняло цену за каждый лот до совершенно заоблачной высоты. По сравнению с ценой лота ЗАО «АКРОС», предложение победителя было примерно в 15 и 19 раз больше (в зависимости от лота). Как и в прошлый раз, ООО «Альбатрос» отказалось выплатить заявленную сумму и заключать договор, в результате чего два лота (33% и 34%) остались нераспределенными, а «Альбатрос» не понес никакого наказания.

Очевидно, что некоторые недобросовестные участники аукциона использовали несовершенство системы организации торгов и преднамеренно поднимали цену выше уровня экономической целесообразности вылова данных водных биоресурсов. Умышленное завышение стоимости лотов не позволяло другим участникам аукциона, включая ЗАО «АКРОС», совершить реальную покупку.

По нашему мнению, такое недобросовестное поведение отдельных участников аукционов наносит вред стратегическим интересам Российской Федерации, т.к. фактически лишает нашу страну возможности осваивать квоты добычи водных биоресурсов в ЮВТО, в результате чего Россия может потерять свое право на рыболовство в этом регионе или же размер квоты РФ может быть существенно снижен.

Складывается впечатление, что такие действия отдельных участников аукционов (ООО «Атика и ООО «Альбатрос») могут быть вызваны тем, что за этими российскими компаниями могут стоять иностранные бенефициары, которые используют свое влияние для вытеснения России из района ЮВТО. В результате доля нашей страны в общей квоте ставриды в ЮВТО может быть перераспределена в пользу других участников SPRFMO. Такие действия российских компаний, подрывающие стратегические интересы РФ, должны стать предметом отдельного расследования компетентных органов, в том числе на причастность к таким действиям иностранных инвесторов.

Важно отметить, что результаты двух безуспешных аукционов не прошли незамеченными и уже в феврале 2015 года по инициативе Росрыболовства в порядок проведения аукционов (утверждается постановлением Правительства РФ) были внесены поправки. Новая редакция порядка проведения аукционов предусматривает, что, в случае уклонения победителя от заключения договора о закреплении долей и (или) договора пользования водными биоресурсами и (или) отказа от осуществления доплаты, организатор торгов обращается в суд с требованием к победителю о возмещении убытков, причиненных такими действиями. В частности, к таким убыткам относится и размер доплаты, т.е. размер предложенной цены за вычетом суммы задатка. По результатам последнего аукциона такие убытки могли составить более одного миллиарда рублей за каждый лот!

Вместе с тем такой механизм не дает стопроцентной гарантии того, что подобные махинации не повторятся на предстоящем аукционе, который планируется провести с 15 по 17 апреля 2015 года, т.к. пока Росрыболовство в судебном порядке будет взыскивать убытки, промысел ставриды в ЮВТО может быть блокирован.

Росрыболовству необходимо предпринять более активные действия для того, чтобы в торгах участвовали именно те компании, которые действительно стремятся возродить российский промысел ставриды в юго-восточной части Тихого океана, и уже на стадии подачи заявок отсекать тех, кто причиняет своими действиями ущерб интересам России. В противном случае из-за пассивности Росрыболовства наша страна может лишиться возможности возродить промысел в районе ЮВТО.

Сергей Сенников, вице-президент Ассоциации «РПХ Карат»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 апреля 2015 > № 1337563 Сергей Сенников


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter