Всего новостей: 2655461, выбрано 5 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Сенько Сергей в отраслях: Рыбавсе
Сенько Сергей в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2016 > № 2027725 Сергей Сенько

Сергей Сенько: Для успешного промысла сайры нужны управленческие решения

Для того чтобы добиться роста уловов сайры – популярной у россиян рыбы, нужно решить целый ряд вопросов, считают в рыбацком сообществе. Для успешного промысла необходимо совершенствование нормативно-правовой базы и принятие реальных управленческих решений, отметил руководитель АСРКС Сергей Сенько.

В этом году сайровая путина на Дальнем Востоке прошла для России со скромным результатом: добыто около 14 тыс. тонн. Специалисты уже неоднократно высказывались по поводу причин, повлиявших на уловы этой любимой отечественным потребителем рыбы.

«Сайровый вопрос» специфичен, на успехе промысла сказывается много факторов, комментирует председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько. «Во-первых, необходимы специализированные суда, оснащенные промысловым и поисковым оборудованием. Этот флот должен работать в режиме добычи и качественной обработки рыбы-сырца – начинать с открытой части Мирового океана, затем переходить в исключительную экономзону России и заканчивать в ИЭЗ Японии», – рассказал руководитель объединения в интервью Fishnews.

Для успешного промысла необходимо совершенствование нормативно-правовой базы и принятие реальных управленческих решений, позволяющих формировать более мощные экспедиции, обеспечивать оперативное научное сопровождение, беспрепятственный вход судов в экономзону и выход из нее, промысел в экономзоне Японии и т.д., уверен Сергей Сенько. «Нерешенность всех этих вопросов и отразилась негативно на уловах сайры в 2016 году. К примеру, выход сахалинских судов на сайровый промысел в этом году задержался по чисто формальным причинам – этого можно было избежать. Задержка оказалась достаточно продолжительной. Полагаю, необходимо работать в этом направлении», – заявил председатель правления АСРКС.

Ассоциация выступает с предложениями по решению вопросов организации промысла сайры на различных площадках. Здесь необходим комплексный подход, считают в рыбацком сообществе.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2016 > № 2027725 Сергей Сенько


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 декабря 2016 > № 2030402 Сергей Сенько

Вопросов пока больше, чем ответов

Сергей СЕНЬКО, Председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области»

Рыбацкое сообщество Сахалинской области продолжает участвовать в обсуждении острых для отрасли проблем и предлагать свои варианты их решения. Какие вопросы вызывает разработка подзаконной базы по инвестиционным квотам? Как бизнес оценивает возможные налоговые изменения? Что беспокоит в организации промысла лосося? Об этом в интервью Fishnews рассказал председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько.

– Декабрь – время подводить итоги. Самым резонансным событием этого года, наверное, стало внесение изменений в федеральный закон о рыболовстве. Сейчас идет разработка подзаконной базы – было предложено уже несколько вариантов правовых актов по распределению инвестиционных квот. Каково ваше мнение о процессе подготовки постановлений?

- Да, действительно, инвестиционные квоты – основной вопрос, который сегодня достаточно широко обсуждается на всех уровнях: и в Правительстве, и в законодательных органах, и в рыбацком сообществе. Изменения, предусмотренные в федеральном законе от 3 июля 2016 года № 349 в части регулировании прибрежного рыболовства, статуса рыбопромысловых участков, процента обязательного освоения лимитов, вступают в силу в 2019 году, поэтому они как бы ушли «в тень» и на сегодняшний день практически не рассматриваются. А вот инвестиционные квоты – сейчас самая обсуждаемая тема, думаю, потому, что речь идет о распределении или, вернее сказать, перераспределении водного биоресурса.

Сразу хочу сказать, что большинство рыбаков не одобряли, да, наверное, и не одобряют, тот подход, который в итоге предусмотрели в законе в отношении инвестиционных квот. Рыбопромышленники неоднократно говорили, что для развития отечественного рыбопромыслового судостроения необходимы иные механизмы, например налоговые льготы для верфей, решения вопросов по ввозным пошлинам и др. Большой вопрос вызывают и «боеспособность и боеготовность» самих российских судостроительных предприятий. Тем не менее закон принят в том виде, в каком принят – необходимо как-то реагировать.

Что касается предлагаемых вариантов подзаконных актов – на сегодняшний день их уже столько, что, похоже, сами разработчики путаются в них. К процессу подготовки подключились два вице-премьера, различные министерства, субъекты Федерации и рыбацкое сообщество. Кроме того, президент Российской Федерации постоянно дополняет критерии отбора инвестиционных проектов. Но даже сейчас не совсем ясно, куда же мы идем, что хотим получить в итоге. Честно говоря, с моей точки зрения, первый вариант подзаконных актов, разработанный Росрыболовством, был наиболее понятен, во всяком случае, был виден итог, чего мы хотим. В частности, в отношении Дальнего Востока речь шла о строительстве судов для промысла минтая и сельди. Еще раз подчеркну, что, не принимая в целом сам подход инвестиционных квот, этот вариант хотя бы отвечал на вопрос: что предлагается рыбакам. Теперь же, в результате многочисленных обсуждений и высказывания различных мнений, добавились сначала новые объекты промысла, затем расширился перечень типов судов и районов промысла. И как мне кажется, на сегодняшний день вообще непонятна «точка приложения» тех денежных средств и ресурсов рыбаков, которая бы отвечала запросам государства в целом.

На мой взгляд, необходимо достаточно четко определить, каких целей планируется достичь в итоге, и, исходя из этого, уже готовить проекты правовых актов. Думаю, что в данном случае торопиться не надо.

- Ваши коллеги из Приморского края также отмечали: прежде чем вырабатывать механизмы распределения инвестиционных квот, нужно определиться со стратегией развития отрасли. То есть вы это поддерживаете?

- Думаю, что да. Потому что в противном случае мы получим просто передел квот. Но строительство рыбопромыслового флота – это только один аспект и, с учетом высказанных замечаний, все более-менее ясно. Однако в качестве объектов инвестиций в законе также предусмотрено строительство береговых предприятий по производству продукции из водных биоресурсов. Вот здесь, честно говоря, мне совершенно не понятен смысл такого стимулирования. В недавнем интервью заместитель председателя правительства нашей области Игорь Быстров отмечал, что островные береговые мощности могут принять на обработку более 1 млн. тонн ВБР. Думаю, примерно такой же потенциал на Камчатке, в Приморье, а есть еще Хабаровский край, Магаданская область. На самом деле береговая переработка существует и она немалая, встает вопрос: что делать с уже действующими предприятиями? Это одно.

Второе: что обрабатывать на новых мощностях? Минтай? Но он хорошо обрабатывается в море. Другие, не такие массовые, объекты промысла обрабатываются на имеющихся береговых мощностях. Третье: на каком сырье будет работать это предприятие – на мороженом или это должен быть сырец? Сразу возникают вопросы доставки. Еще один вопрос: где будут строиться новые заводы? Если в прибрежных регионах, это одна себестоимость продукции, если в центральной части страны – другая. И не создадим ли мы таким образом почву для появления новых «квотных рантье»?

В конечном итоге, если под строительство флота еще можно подвести какую-то базу, то со строительством береговых предприятий совершенно ничего не понятно. Полагаю, что все-таки это неверное направление. Необходимо ясное понимание конечных целей.

- Еще одна резонансная тема, о которой, правда, в последнее время не так часто говорят в публичном пространстве, – это подготовка изменений Налогового кодекса. Поменять предложено систему расчета сбора за пользование водными биоресурсами и применение ЕСХН. Как бы вы прокомментировали эти поправки?

- Что здесь говорить? Думаю, все уже в какой-то мере смирились с предполагаемыми изменениями. Государство нам дает понять, что отрасль мало платит за возможность добывать и обрабатывать рыбу. Хочется напомнить, что когда Россия вступила в ВТО, неоднократно поднимался вопрос о том, чтобы сделать 15-процентную ставку сбора действующей без каких-либо льгот. Однако это так и не было реализовано.

Законопроект предусматривает, что 15% ставки сбора за пользование водными биоресурсами останется только для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций и рыболовецких колхозов (артелей). Это те предприятия, которые смогут сохранить льготу. С учетом того, что рыболовецкие колхозы – это достаточно специфическая организационно-правовая форма, предусматривающая для своих членов определенные гарантии и обязательства со стороны самого колхоза, мы поддерживаем данные преференции и просим рыбаков и рыбопромышленников отнестись к этому с пониманием. Рыболовецкие колхозы - одни из немногих предприятий советского времени, которые сумели сохранить свои производственные, людские и финансовые ресурсы. Сейчас таких организаций осталось не так много – на Дальнем Востоке можно по пальцам пересчитать. На Сахалине рыболовецких колхозов всего два.

Согласно предложенным поправкам, для того чтобы иметь доступ к льготе, рыболовецкий колхоз должен быть зарегистрирован до 1 января 2016 года. На наш взгляд, ничего страшного не произойдет, если преференции для колхозов останутся.

По градо- и поселкообразующим предприятиям есть требование к численности работников и проживающих с ними членов семей. На наш взгляд, это условие просто необходимо смягчить: крайне мало таких организаций, поселков, которые бы ему отвечали.

Ну и конечно, есть вопросы по соглашению, которое организации должны будут заключать с региональными властями. Что за условия там будут выставлены, пока тоже непонятно. Хотя, с другой стороны, колхозы – достаточно крупные предприятия, думаю, они смогут найти с регионами взаимоприемлемые условия.

Что же касается применения ЕСХН, будем работать в более жестких налоговых условиях. На всех уровнях говорится о том, что налоги не поднимают, но, получается, скрытое повышение налогового бремени есть.

- В недавнем послании Федеральному Собранию президент вновь говорил о необходимости создания комфортной среды для бизнеса. К сожалению, тема административных барьеров по-прежнему неисчерпаема. В этом году ощущаются позитивные перемены?

- К сожалению, пока только обещания. В плане борьбы с административными препонами еще очень много работы. В обращениях руководства страны говорится о том, что пресс на предпринимателей нужно снижать, но на сегодняшний день все это достаточно сложно осуществляется. Много барьеров остается в сфере пограничного контроля. Казалось бы, создана рабочая группа из представителей Росрыболовства, погранслужбы и общественности, озвучены проблемы, сформулированы предложения и получены обещания по их решению. Тем не менее все эти проблемные вопросы остаются – прохождение Первым Курильским проливом, контрольные пункты (точки), подача ССД, промысел в темное время суток, раздельный учет улова и другие. На местном уровне удается решать определенные вопросы, но все-таки они до конца не урегулированы, решения не охватывают всего.

- Также хотелось бы поговорить о самом важном для рыбаков – о результатах промысла тихоокеанских лососей. Какой стала в этом году лососевая путина?

- Это, наверное, самый «горячий» вопрос, на сегодняшний день он, к сожалению, не поддается какому-то осмыслению и прогнозированию. Судите сами, в количественном выражении прогноз по подходам тихоокеанских лососей вроде бы оправдался, в некоторых промысловых районах даже рассматривался вопрос об увеличении возможного вылова. Но в целом рыба не пришла туда, где ее ждали. Вот уже который год горбуша на юг Сахалина приходит достаточно слабо. И наука не может точно сказать, почему это происходит. Вопрос рассматривался и на заседании ДВНПС, задавали мы его и ученым нашего региона. Все говорят об общем тренде снижения численности горбуши, но в то же время наблюдаются неожиданно высокие подходы на Камчатке, в Хабаровском крае, Магаданской области. Ситуация совершенно непонятная, открытым остается вопрос с путиной 2017 года. Неясно, удастся ли специалистам провести весенне-летнюю траловую съемку для уточнения объемов подхода горбуши и кеты.

Что касается кеты, больше 90% которой заводского происхождения, то и она тоже не пришла в ожидавшихся объемах. И это тоже большой вопрос и к отраслевым институтам, и к бассейновым управления, почему так происходит? Почему, например, объемы закладки икры на государственных рыборазводных заводах снижаются год от года?

Остаются и местные вопросы – с организацией добычи этого биоресурса. Даже те объемы кеты, которые подходят к своим рекам, не всегда возможно эффективно изъять. Неоднозначное трактование пункта правил рыболовства в отношении рыбоучетных заграждений, так необходимых при осуществлении добычи кеты заводского происхождения, приводит к тому, что орудия лова или выставляются с явным опозданием, или вообще не выставляются.

Лосось, который не может быть выловлен легально, охотно изымается браконьерами. Несмотря на многочисленные рапорты контролирующих органов, браконьерство остается, более того, оно растет и «наглеет». Впору говорить о том, чтобы устанавливать особый режим допуска населения на водные объекты в период нереста лососевых. Если мы хотим сохранить ресурс, это необходимо.

- В вашу ассоциацию также входят добытчики сайры. В этом году промысел результатами не порадовал – в чем вы видите причины?

- «Сайровый вопрос» специфичен. На успехе промысла сказывается много факторов. Во-первых, необходимы специализированные суда, оснащенные промысловым и поисковым оборудованием. Этот флот должен работать в режиме добычи и качественной обработки рыбы-сырца – начинать с открытой части Мирового океана, затем переходить в исключительную экономзону России и заканчивать в ИЭЗ Японии.

Безусловно, для успешного промысла необходимо совершенствование нормативно-правовой базы и принятие реальных управленческих решений, позволяющих формировать более мощные экспедиции, обеспечивать оперативное научное сопровождение, беспрепятственный вход судов в экономзону и выход из нее, промысел в экономзоне Японии и т.д. Нерешенность всех этих вопросов и отразилась негативно на уловах сайры в 2016 году. К примеру, выход сахалинских судов на сайровый промысел в этом году задержался по чисто формальным причинам – этого можно было избежать. Задержка оказалась достаточно продолжительной. Полагаю, необходимо работать в этом направлении.

В целом хочется отметить, что российские рыбаки, несмотря на все сложности, продолжают свой нелегкий труд, обеспечивая вкусным и полезным продуктом в том числе и внутренний рынок. Хотелось бы в новом году пожелать труженикам отрасли, их родным и близким здоровья, счастья и успехов. Пусть в делах вам сопутствует удача!

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 декабря 2016 > № 2030402 Сергей Сенько


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 апреля 2016 > № 1862495 Сергей Сенько

Мы не успеваем отбиваться.

Сергей СЕНЬКО, Председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области».

Для рыбной отрасли – время перемен. Государственные органы с завидным рвением предлагают один проект законодательных поправок за другим. Но можно ли в этой ситуации поставить знак равенства между количеством и качеством? Своим мнением в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» поделился председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько.

– У рыбохозяйственных объединений сейчас «горячая пора». Все ближе время, когда промысловые квоты будут перераспределять на новый период. Сергей Александрович, как бы вы прокомментировали процесс подготовки правил регулирования в отрасли? В чем, по вашему мнению, проблема тех проектов законодательных изменений, которые предлагают ведомства?

– Проблема, по-моему, самая очевидная. Все эти проекты не принимают и не поддерживают рыбаки. Чиновники Росрыболовства, Минсельхоза, Минвостокразвития, ФАС и других ведомств постоянно придумывают всевозможные новации, но рыбопромышленники-то видят и понимают, к чему может привести воплощение этих «идей».

Прошло заседание президиума Государственного совета. К сожалению, решения приняты не в пользу рыбаков. Почему-то нас не услышали или не захотели слушать, не дали даже слово сказать, а я уверен, сказать было и кому, и что. Чиновники решили по-своему: будет так. Но как все сложится на самом деле, никто сказать не может. От этого, наверное, и проблемы, что нет взаимного диалога, позволяющего выработать новые, устраивающие всех, правила. Способы регулирования, которые, с одной стороны, были бы приемлемы для всех, с другой – работали бы на повышение эффективности в отрасли – обеспечивали рост вылова водных биоресурсов, выпуска рыбопродукции.

К примеру, предприятия ассоциации никогда не поддерживали 20% «квот господдержки». Тем не менее они приняты. Но по каким принципам эти лимиты будут формироваться, до сих пор непонятно. Нам заявляют, что идет выработка механизма распределения этих ресурсов, однако о результатах говорить пока рано. Все в напряжении: что же будет? Не только у рыбаков, но и у разных ведомств позиции разные. Представлен сводный план потребности во флоте. Полагаем, что при его формировании учтены заявки от рыбопромышленных предприятий. Вроде бы заявились все, судов много должны построить. Но подали-то обращения почему? Складывается ощущение, что по принципу: главное – войти в список, а там будь что будет. Это если говорить о «квотах господдержки».

Немало вопросов и по будущему прибрежного рыболовства. Нет общего видения: какой быть «прибрежке» – ни у федеральных чиновников, ни у регионов, ни у бизнеса. Все тянут в разные стороны. То ли принять «поправочный коэффициент» 1,2 при расчете квот и «единое промысловое пространство», то ли оставить существующие правила. Заседание президиума Госсовета не дало ответов на эти вопросы. Ранее было принято решение, что регионы сами могут определять, в каких районах промысла и для каких объектов допускается переработка на судах, а где должна быть доставка сырья на берег. На наш взгляд, в этом направлении и нужно двигаться, расширять участие субъектов Федерации в регулировании «прибрежки». Но для этого необходима нормативная база, должны быть полномочия. В поручениях по итогам президиума Госсовета об этом ничего не сказано.

Предложено повысить порог для освоения промысловых квот с 50% до 70% за два года подряд. Я так понимаю, все уже махнули на это рукой – пусть будет. Хотя по большому счету такая норма – тоже своего рода административный барьер. Какой рыбак будет заинтересован в том, чтобы не осваивать предоставленные объемы?

Но самое неприятное, что рыбопромышленные предприятия хотят лишить прежних достижений. Возможности пользоваться единым сельскохозяйственным налогом, постепенного снижения платности биоресурсов, к которому шло правительство. И ладно бы, если бы так и сказали: критическая ситуация, нужны деньги, надо наполнять бюджет, давайте на год-два внесем изменения в налоговую систему. Нет, говорят, что хотят таким образом добиться роста «эффективности» отрасли. При этом предлагается не только ограничить возможность уплаты 15% ставки сбора за ВБР и применения режима ЕСХН, но и платить 150%, а то и 200% ставок при продаже продукции на экспорт.

Поэтому, как будут работать рыбаки после 2018 года, пока никто сказать не может. Вот это и пугает. Время подходит, а у нас одни предположения из области фантастики.

– Часто, к сожалению, приходится слышать, что бизнес-сообщество только сопротивляется изменениям, которые приведут к общему подъему отрасли и развитию экономики, и ничего не предлагает. На ваш взгляд, есть ли определенная инерционность? Или это однобокая позиция?

– Сразу возникает вопрос: а зачем нужны такие кардинальные изменения? Ведь на сегодняшний день, насколько я понимаю, никто не сказал, что в рыбной отрасли все плохо. Только за последние 10 лет выросли вылов, капитализация рыбохозяйственных предприятий, модернизируются суда, строятся новые заводы, в том числе рыборазводные; увеличиваются поставки продукции из водных биоресурсов на внутренний рынок. Зачем кардинально менять то, что и так хорошо работает? А кто-то просчитывал последствия тех изменений, которые предлагаются рыбакам? Я так понимаю: если ожидания не оправдаются и возникнут определенные проблемы, в госорганах ответственности никто не понесет. Расплачиваться за просчеты чиновников будут только рыбаки, те, кто связан с рыбацким делом.

Вернемся к 20% «квот господдержки». Мы говорили, что для развития российского судостроения можно и нужно использовать другие инструменты – дать судостроительным предприятиям налоговые преференции, в первую очередь обнулить ставку НДС и таможенные пошлины при ввозе из-за рубежа комплектующих, аналоги которых не производятся в России. «Нет, – говорят чиновники, – будут «квоты господдержки», только вы предложите, как их распределять». Получается интересная ситуация: если начнем выдвигать свои предложения, то выходит, что мы согласились с введением нового вида квот, а если мы не примем участие в обсуждении, скажут: вы же отказались принимать участие, берите – что дают.

Вот и выходит: чиновники напридумывали, а мы должны доказывать ненужность, ущербность их идей. На самом деле, мне кажется, не нужно ничего ломать – просто надо ставить задачу более конкретно. Согласитесь, что по большому счету рыбаку все равно, куда отправлять свою продукцию, на экспорт или на внутренний рынок, главное, чтобы за нее вовремя заплатили. Но если все холодильники Дальнего Востока будут забиты мороженым минтаем, лососем, сельдью, а рыбака будут обвинять в том, что он отгружает продукцию на экспорт, и наказывать его увеличением ставки сбора до 200%, полагаю, никто не сможет понять и хоть как-то оправдать такие действия государства. Но на сегодняшний день именно это и предлагается. Со стороны государства – гарантий никаких, а со стороны рыбака – совершенно определенные обязательства.

– А вам не кажется, что глобальных, серьезных с точки зрения экономического и социального влияния изменений предлагается слишком много? Не лучше бы было начать с одной сферы, тщательно проработать последствия?

– Вот об этом я и говорю. Столько всего предлагается, а потом говорят, что рыбаки неактивны и неконструктивны. Да мы не успеваем отбиваться и обосновывать ненужность этих инициатив чиновников! В одном из ответов я задавал простой вопрос: что вы хотите получить от морского промысла? В пояснительной записке к проекту поправок в Налоговый кодекс указано, что в структуре экспорта мороженая рыба занимает более 86%, а филе – только 6%. Такое же примерно соотношение сложилось и на внутреннем рынке. Цель государства вроде бы понятна – чтобы в структуре экспорта и, возможно, на внутреннем рынке увеличилась доля продукции с высокой степенью переработки (например филе). Однако предлагаемый вариант влияния на структуру выпуска рыбной продукции, с нашей точки зрения, не совсем корректен.

Возьмем, к примеру, промысел минтая. Как показывает статистика, порядка 70-80% всей продукции из водных биоресурсов производится на судах, и здесь необходимо четко понимать, что в морских условиях возможен выпуск практически только рыбы мороженой (разделанной или неразделанной) и филе. Это подтверждается многолетней практикой промысла и назначением судов. Ничего другого пока никто в мире не придумал. Таким образом, получается, что рыбак одномоментно должен изменить структуру выпускаемой продукции в пользу филе. Иначе, выпуская рыбу мороженую, он потеряет возможность применения 15% ставки сбора. Это коснется практически всех рыбохозяйственных предприятий, потому что невозможно так быстро изменить сложившийся в мире баланс реализуемой рыбной продукции.

То же самое ожидает и береговые предприятия, которые занимаются, к примеру, промыслом тихоокеанского лосося. Во время массового хода рыбы производится в основном лосось мороженый, т.е. опять «продукция первичной переработки», и опять невозможность платить 15% ставки сбора. Хотя мороженая рыба поставляется в западные регионы страны, где осуществляется более глубокая ее переработка.

Объем налоговых поступлений в бюджет за счет увеличения ставок сбора до 100% увеличится в 5-6 раз. Но ведь на эти же объемы возрастут издержки рыбаков – как отмечено в финансово-экономическом обосновании к законопроекту, до 18%. И это отразится на стоимости для потребителя.

Кроме того, перед рыбаками встанет еще один вопрос: сохранять ли объемы выпускаемой продукции, учитывая предполагаемое снижение рентабельности? Не снизится ли в итоге вылов?

На наш взгляд, было бы правильно, чтобы государство в лице Минсельхоза или Росрыболовства определило для рыбаков: сколько и какой конкретно продукции необходимо поставить в РФ. А сегодня получается как в одной известной сказке: «Привези рыбопродукцию туда – не знаю куда. Привези то – не знаю что, но с «высокой добавленной стоимостью».

Так и хочется сказать: «Уважаемые господа чиновники, поймите, что на Дальнем Востоке, где осваивается до 80% общероссийского вылова, а население составляет чуть больше 4%, не нужна «массовая» глубокая переработка. Такую продукцию целесообразней производить и реализовывать непосредственно в густонаселенных районах страны. Тем более что стоимость электроэнергии, топлива, рабочей силы и других составляющих там во много раз меньше, чем на Дальнем Востоке. Примерно в таком же положении находятся и Северный, и Западный, и другие рыбохозяйственные бассейны.

Не хочется никого обижать, но, может быть, пора отказываться от управления так называемых «эффективных менеджеров» и ставить на их место людей, которые способны масштабно, профессионально мыслить?

Недавно по радио слышал, как молочники, сельскохозяйственники возмущались ситуацией с электронным оформлением ветеринарных сопроводительных документов. И это только один пример. Все говорят о том, что неэффективно действует Правительство. Давайте четко определим конечные цели и не будем ломать то, что уже работает?

– Вот вы упомянули вопросы с ветсертификацией. АСРКС работает над устранением избыточных административных барьеров – в сфере ветеринарного, пограничного контроля и т.д. Какие проблемы сейчас стоят наиболее остро? Есть ли улучшения?

– Вроде бы принято решение, что ветеринарный надзор должен осуществляться исключительно в районах добычи водных биоресурсов. Об этом говорится в поручениях президента по итогам заседания президиума Госсовета. Однако опять начинаются вопросы: непонятно, кто будет заниматься мониторингом, каким документом должны быть предусмотрены безопасные районы промысла и другие.

Страсти вокруг взаимоотношений с Россельхознадзором, с ветеринарами вроде немножко поутихли. А с пограничниками как стояли вопросы, так и стоят. Росрыболовство и Погранслужба ФСБ создали в прошлом году совместную рабочую группу, но проблемы остаются, их решение затягивается. Контрольные пункты (точки), прохождение через Первый Курильский пролив судов с «закрытой» границей – обещали решить эти вопросы, и что? Кивают на закон, но менять его никто не хочет. Теперь вот еще появились проблемы со спутниковой системой «Аргос».

– То есть вопросов много в самых разных сферах. Что ж, ничего не остается, кроме как добиваться их решения.

От тем федеральных перейдем к дальневосточной специфике. Не за горами лососевая путина. В прошлом году промысел горбуши, мягко говоря, не порадовал Сахалинскую область. О результатах и причинах уже говорили и писали немало. Какие уроки, по вашему мнению, преподнесла путина-2015?

– Трудно сказать: ожидали, конечно, «большую» рыбу, но южная часть Сахалина и Итуруп остались без горбуши. Север Сахалина сработал достаточно хорошо: взяли больше, чем прогнозировалось. Что касается кеты, то ее подходы обрадовали: в путину 2015 года вылов этого вида лососей превысил 40 тыс. тонн. Наука начала осторожнее подходить к прогнозам на путину, и на 2016 год обозначен тот минимум лосося, который может прийти на Восточный Сахалин – основной район вылова Сахалинской области – и в другие промрайоны. Хотя специалисты отмечают, что есть определенный резерв: если рыбы подойдет больше, чем предполагалось, рекомендованные к освоению объемы будут увеличены. А рыбак, как водится, ждет уловов, готовится к путине, но от него тоже требуется быть более осторожным в своих ожиданиях.

– О предпринимательских рисках нельзя забывать.

– Да, участились «проловные» годы. На Камчатке, например, в позапрошлом году не пришла, как того ожидалось, рыба. В Японии в путину-2015 прогнозы не оправдались. Второй год подряд Итуруп остается без горбуши. Впрочем, и по данным науки, сейчас наблюдается общий тренд на снижение объемов добычи лососевых на Дальнем Востоке. Думаю, потепление также накладывает отпечаток на состояние рыбных ресурсов. В прошлом году все отохоморское побережье Сахалина было забито отдыхающими – вода была достаточно теплой для этого района. Раньше такое и представить было сложно. Наверное, это тоже влияние оказывает.

Что касается вопросов регулирования лососевого промысла текущего года, то здесь есть тревожные сигналы. 11 марта в Южно-Сахалинске прошли парламентские слушания на тему «О комплексе мер по сохранению и восстановлению лососевых ресурсов Сахалина и Курил». Так вот, на этих слушаниях общественная организация «Экологическая вахта Сахалина» (кстати, признанная Минюстом иностранным агентом) при поддержке некоторых рыбопромышленников выдвинула, с нашей точки зрения, совершенно неприемлемые, если не сказать псевдонаучные, предложения по сокращению, к примеру, длины ставных неводов до 1 км по всему Сахалину, запрету на строительство ЛРЗ, предложила некоторые другие совершенно ненужные ограничения.

Думаю, все прекрасно помнят, что аналогичная ситуация с подходами лосося к берегам Сахалина была в конце 90-х годов. Тем не менее выработанные наукой и администрацией нормы позволили увеличить объемы добычи до 200 тыс. тонн и более. Полагаем, что отраслевая наука должна самостоятельно обосновывать и определять меры регулирования лососевого промысла, в том числе возможность (по необходимости) установки рыбоучетных заграждений (РУЗ), определения длины ставных неводов, допуска рыбаков к промыслу кеты и т.д. Тем более что все эти предлагаемые ограничения, которые почему-то вынесли на парламентские слушания (не знаю почему, может быть, для пиара), являются инструментом оперативного регулирования промысла и могут быть реализованы на уровне Комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб и действующих правил рыболовства. Кроме того, избыточные ограничения будут только на руку браконьерам.

– Одна из бед рыбных регионов – браконьерство. Приморье по лососевым ресурсам гораздо скромнее Сахалина, однако и там проблема незаконного промысла красной рыбы актуальна. На краевом рыбохозяйственном совете в декабре обсуждали: как бороться? Разные предлагались меры – экологическое просвещение, более суровые штрафы. А как на ваш взгляд? Что могло бы помочь в борьбе с браконьерами?

– Считаю, сегодня исчезла грань между «можно» и «нельзя». Творится беспредел, и никто, по сути, не несет за это ответственности. К сожалению, и с этим, наверное, согласятся многие, государственные структуры сегодня не справляются со своими прямыми обязанностями по охране водных биоресурсов. Как бы ни отчитывались органы рыбоохраны, браконьерство растет, крепчает, наглеет и организуется. Кто сегодня точно назовет, какую долю составляет браконьерский рынок? Полагаем, если бы не центральное телевидение, показавшее ту реальную ситуацию, которая сложилась на реках Сахалина, население страны, да и области, так и верило бы, что с охраной ВБР у нас все нормально.

С одной стороны, нужно доносить до людей, что заниматься незаконным промыслом недопустимо, с другой – необходимо усиливать охрану водных биоресурсов. А самое главное – добиться, чтобы рыбак мог влиять на процесс охраны водных биоресурсов.

3 марта на собрании ассоциации, 11 марта на парламентских слушаниях мы поднимали вопрос о браконьерстве. Решение единогласное: надо охранять реки – место, где лосось особенно беззащитен. А получается, что эти водные объекты у нас «ничьи».

Полагаем, именно рыбак может и должен сохранять рыбное богатство Сахалина. Мы понимаем, что передача прямых охранных функций пользователям участков, к сожалению, невозможна. Но если в границы РПУ будут входить не только морские акватории, но и впадающие нерестовые реки, рыбаки смогут защищать водные объекты. Информировать компетентные органы о присутствии на реках третьих лиц.

К примеру, почему на реках Фирсовка, Береговая, Пугачевка и других всегда хорошее заполнение нерестилищ, есть рыба? Потому что на них сформированы участки, которые охраняются пользователем. А почему реки Ай, Дудинка, Кирпичка, находящиеся в том же административном районе, «пустые»? Потому что там не сформированы РПУ, нет охраны, потому что там с самого начала промысла идет жесточайшее изъятие рыбы: «кошки», тройники, сетки, а то и ковши бульдозера «добывают» наше островное богатство. В прошлую путину РК им. Котовского на реке Кирпичка попытался остановить подобную вакханалию, но получил «превышение полномочий».

Убеждены, – и это подтвердили другие выступающие на парламентских слушаниях рыбопромышленники, – речные участки должны передаваться на бесконкурсной основе. Государство должно понять, что иногда можно и даже нужно отказаться от конкурсов и аукционов – чтобы не допустить анархию и «войну» рыбаков. Если наше предложение поддержать, за пользователем морского РПУ автоматически будут закреплены реки. Это будет самая действенная мера, которая, кстати, не потребует дополнительных средств ни из федерального, ни из регионального бюджета. По принципу: хочешь большой рыбы – обеспечь и сохрани заполненные нерестилища. Не обеспечил – остался без рыбы и больше не кричи, что надо укорачивать невода и что-то запрещать. Этот принцип мы предложили поддержать областным депутатам. Это, во-первых.

Во-вторых, предложили установить в Сахалинской области «особый режим» допуска населения к водным объектам на период нереста тихоокеанского лосося. При этом любительский лов красной рыбы должен быть разрешен только на отведенных для этих целей участках, с запретом изъятия лосося из нерестовых рек Сахалинской области, – это одна из мер защиты. Раньше в колокола не звонили, когда рыба на нерест шла.

Браконьерство сегодня – это теневой креативный рыбохозяйственный комплекс. В борьбе с ним – вот где надо принимать решительные меры!

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 апреля 2016 > № 1862495 Сергей Сенько

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 апреля 2015 > № 1351210 Сергей Сенько

Нужно убрать барьеры на пути увеличения уловов сайры

Сергей СЕНЬКО, Председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области»

В этом году флот, работающий на промысле сайры, должен руководствоваться Временной системой контрольных точек. В список включены дополнительные контрольные пункты – только для российских судов на период сайровой путины. Отчасти это решает проблему, но мы считаем, что добытчиков сайры нужно вообще освободить от обязанности прохождения этих районов.

В ассоциации уверены: необходимо делать все, чтобы увеличить вылов сайры, так как этот ресурс – настоящий «клондайк». В прошлом году добыта 71 тыс. тонн – лишь 57% от объема, рекомендованного для освоения наукой. Таким образом, существуют возможности для роста уловов сайры и выпуска из нее продукции, востребованной у населения страны.

Промысловые сайровые запасы начинают формироваться в открытом море. В это время – в середине мая – добычу осуществляют суда не только России, но и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

По мере изменения гидрологических условий в океане, промысловый запас сайры увеличивается и постепенно она мигрирует к линии разграничения исключительной экономической зоны РФ и открытого моря. В течение примерно 20 суток сайровые косяки, формируясь, уходят то в российские воды, то в открытое море. Как показывают статистика и практика промысла, в это время наблюдаются достаточно стабильные уловы и максимальный размерный ряд сайры.

Именно в этот период у отечественных добытчиков и возникают сложности. В соответствии с приказом ФСБ России и Росрыболовства от 15 февраля 2010 года № 56/91, российские суда при входе из открытого моря в ИЭЗ РФ, а также при выходе из исключительной экономзоны, обязаны пройти контрольные пункты, ближайший из которых находится на расстоянии порядка 500 миль. Сайра в это время может мигрировать из открытого моря в российские воды и обратно несколько раз, и добывать ее просто не представляется возможным. Остается либо бездействовать и наблюдать, как иностранные суда, не обремененные такими требованиями, облавливают наш ресурс, либо сознательно нарушать законодательство и подвергаться наказанию. Только для группы предприятий ООО «Корифена» – члена АСРКС – финансовые потери от «прогулок» составили за прошлый год порядка 100 млн. рублей. Переходы в точку контроля и обратно в район добычи приводят к тому, что судно теряет до 5-6 суток промыслового времени, расходуется топливо.

Сайра – это ресурс, который идет на внутренний рынок, обеспечивая нужды отечественного потребителя. Группа предприятий «Корифена» в 2014 году освоила 31 тыс. тонн (43,6% от вылова России). Весь добытый объем доставлен на территорию нашей страны для выпуска консервов на предприятиях Приморского края и Сахалинской области.

Полагаем, что для увеличения вылова сайры (что отвечает задаче импортозамещения на рыбном рынке) необходимо принять решение, исключающее обязательное прохождение судами, осуществляющими сайровый промысел, контрольных пунктов. Причин для беспокойства, что сайру будут бесконтрольно ловить и реализовывать, объективно мало. Для этого ресурса не устанавливается общий допустимый улов, а рекомендованный объем добычи осваивается только наполовину. Кроме того, рыба в любом случае доставляется в российские порты. А на судах функционируют технические средства контроля.

Введенная на этот год Временная система контрольных точек, с дополнительными пунктами, отчасти решает проблему. Но мы предлагаем пойти дальше и установить уведомительный порядок пересечения линии разграничения открытого моря и ИЭЗ РФ в ту и другую стороны, что позволит значительно упростить сайровый промысел для отечественных рыбаков.

В феврале на площадке ВАРПЭ прошла встреча представителей ПС ФСБ России и рыбопромышленных объединений. Участники из пограничного ведомства сообщили, что действующее законодательство не позволяет работать без прохождения контрольных пунктов. И мы обратились по этому вопросу к депутату Госдумы от Сахалинской области Георгию Карлову – чтобы были инициированы законодательные изменения. Также направлено письмо руководителю региона Олегу Кожемяко.

Предлагаем и другие меры по поддержке российского сайрового промысла. Во-первых, рассмотреть в особом порядке вопрос льготного кредитования предприятий, занимающихся добычей этого биоресурса. Во-вторых, обратить особое внимание на усиление государственной политики в части ведения промысла сайры в открытых водах северо-западной части Тихого океана, так как заинтересованные страны уже высказывают предложения о необходимости поделить этот ресурс.

Нужно убрать необоснованные, избыточные административные барьеры, которые стоят на пути увеличения сайровых уловов.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 апреля 2015 > № 1351210 Сергей Сенько


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 января 2014 > № 989361 Сергей Сенько

Мотивация предложений Минсельхоза по изменению системы расчета сбора за пользование водными биоресурсами неясна, комментирует председатель правления ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько.

Разработанный Минсельхозом законопроект по ставкам сбора за право пользования объектами водных биоресурсов вызвал негативную реакцию в профессиональном сообществе, отметил председатель правления АСРКС.

По словам Сергея Сенько, не так давно сторонники вхождения России в ВТО заявляли о том, что для защиты интересов российской рыбной отрасли просто необходимо снизить нормативные ставки сбора до фактического льготного уровня или вообще обнулить их. Но вместо этого предлагается увеличить размер ставок, а льготу по их уплате в размере 15% убрать, обратил внимание руководитель отраслевой ассоциации.

Среди целей законопроекта названо стимулирование производства продукции из водных биоресурсов с высокой степенью переработки, увеличение поставок рыбы и морепродуктов на российский рынок – об этих вещах шла речь в поручениях, которые отдал в прошлом году Президент России Владимир Путин. Однако непонятно, как можно совместить стимулирование производства и увеличение расходов рыбаков, недоумевает Сергей Сенько. «Никто не может толком объяснить саму мотивацию увеличения. Самое интересное, как чиновники все это прокомментировали: размеры ставок сбора не индексировались с 2008 года. То есть это, оказывается, самая главная предпосылка, для того чтобы их увеличить», – заявил председатель правления АСРКС.

Специалисты уже обратили внимание на то, что в случае принятия законопроекта налоговая нагрузка на рыбодобывающие предприятия возрастет примерно на 3,5-4 млрд. рублей, причем увеличение затронет и тех, кто поставляет рыбу на российский рынок.

По словам собеседника Fishnews, рыбацкое сообщество вновь будет вынуждено доказывать всю губительность предложенного Министерством сельского хозяйства законопроекта. Обсудить поправки в Налоговый кодекс предложено на уровне Общественного совета при Росрыболовстве. «Со своей стороны, мы планируем рассмотреть ситуацию на заседании Общественного совета при агентстве по рыболовству Сахалинской области», – рассказал Сергей Сенько.

Сейчас, по словам председателя правления АСРКС, наступает «момент истины» для вновь назначенного руководителя Росрыболовства: чью же сторону он все-таки примет – рыбаков или чиновников.

«Надо сказать, что предприятия АСРКС всегда достаточно настороженно относятся к любым изменениям в «рыбном» законодательстве, поэтому если принимаются, как в данном случае, решения по изменению ставок сбора, должны быть четко определены цели предлагаемых поправок, их необходимость и своевременность. Нужно ответить на вопрос: или мы чисто механически увеличиваем ставки (естественно, за счет роста расходов рыбаков), объясняя это необходимостью пополнения бюджета, или мы принимаем меры для стимулирования производства», – уверен представитель рыбацкой общественности.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 января 2014 > № 989361 Сергей Сенько


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter