Всего новостей: 2659834, выбрано 4 за 0.029 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Лисиенко Светлана в отраслях: Рыбавсе
Лисиенко Светлана в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко

Образовательный стандарт теснее привязали к профессиональному.

Минобрнауки утвердило новые стандарты для высшего образования по направлениям подготовки бакалавриата и магистратуры – «Промышленное рыболовство», «Водные биоресурсы и аквакультура». Введение этих стандартов, которые вступают в силу с 30 декабря 2017 г., Fishnews прокомментировала заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза Светлана Лисиенко.

– Светлана Владимировна, вы участвовали в разработке и профстандартов, и образовательных стандартов с самого начала. В чем суть нововведений?

– Хотелось бы немного уточнить. Непосредственной разработкой образовательных стандартов и профстандартов занимались наши коллеги из Калининградского государственного технического университета (КГТУ). Это уполномоченный Министерством образования и науки университет, на базе которого работает научно-методический совет в области рыбного хозяйства ФУМО по укрупненной группе направлений и специальностей 35.00.00 «Сельское, лесное и рыбное хозяйство». Мы – преподаватели и сотрудники кафедр «Промышленное рыболовство» и «Водные биоресурсы и аквакультура» Дальрыбвтуза – участвовали в обсуждении основных положений, давали экспертные заключения, вносили предложения, замечания, корректировки. Иными словами, в полном объеме участвовали в «рождении и продвижении» стандартов.

К слову, профстандарты по должностям, для занятия которых нужно получить профильное образование в соответствующих областях рыбного хозяйства, были утверждены одними из самых первых, еще в 2014 году. Тогда Минтруда только начинало процесс стандартизации должностей во всех отраслях народного хозяйства. В 2015 году Минобрнауки начало внедрение образовательных стандартов уровней высшего образования, так называемых стандартов 3+. В них уже была заложена основная идеология «новой» подготовки бакалавров, специалистов и магистров – ориентация на практическую подготовку, потребности работодателей и региональные рынки труда в конкретных отраслях.

Утвержденные «новые» образовательные стандарты – совсем не новые, это логичное продолжение обозначенной идеологии образования. Углубляются и связываются в одно целое подготовка специалистов с высшим образованием и их последующая интеграция в профильную отрасль для работы на конкретных должностях по соответствующим квалификационным уровням профстандартов.

Сейчас к каждому образовательному стандарту «привязан» перечень профстандартов, в соответствии с требованиями (обобщенными трудовыми функциями) которых образовательные организации должны разработать и начать реализацию образовательных программ. В помощь учебным заведениям предложат примерные основные образовательные программы, разработанные уполномоченными Минобрнауки организациями, в нашем случае это КГТУ. Поскольку «рыбное» образование в сфере рыбного хозяйства оказалось практически пионером в этом направлении, уже сейчас, с 13 по 15 сентября, в Санкт-Петербурге на очередном Пленуме научно-методического совета по рыбному хозяйству обсуждался вопрос о создании примерных основных образовательных программ. Именно на этой площадке мы обсудили все тонкости будущей подготовки специалистов не только с высшим, но и со средним профессиональным образованием, т.к. система СПО также находится на этапе структурной перестройки.

Время на так называемый переход к реализации новых образовательных программ есть. Хотя они вводятся с 30 декабря 2017 года, Минобрнауки дает образовательным организациям практически год на разработку таких программ. Т.е. можно приступать к их реализации уже с 1 сентября 2018 года и набирать новых абитуриентов.

Перевод студентов последующих курсов для обучения по «новым» образовательным стандартам можно также производить по их согласию. Такие организационные вопросы образовательные организации будут решать самостоятельно. Главное – быть готовым, иметь весь комплект учебной и учебно-методической документации, необходимое материально-техническое и кадровое обеспечение. Для образовательных организаций это не является большой проблемой, т.к. за последние 6 лет - это будет третий переход на образовательные стандарты. Система образования не стоит на месте!

– Как между собой будут увязаны профессиональный и образовательный стандарты в процессе дальнейшего трудоустройства выпускников?

– По нашему мнению, трудоустройство специалистов будет происходить по следующему сценарию. Например, есть должность мастер по добыче рыбы, на которую имеется соответствующий профстандарт. В нем установлены требования к наличию образования, к опыту практической работы для первичного занятия должности или для перехода на следующий квалификационный уровень. Также в документе определены обобщенные трудовые функции по квалификационным уровням по должностям: мастер по добыче рыбы (тралмастер), сменный мастер по добыче рыбы, старший мастер по добыче рыбы (старший тралмастер), помощник капитана по добыче рыбы, начальник службы по добыче рыбы, флагманский мастер по добыче рыбы (флагманский тралмастер), старший мастер-флагман по добыче рыбы. Это я привожу все должности, обозначенные в профстандарте «Мастер по добыче рыбы», на которые кадровые службы рыбацких предприятий могут принимать сотрудников.

При приеме на работу на эти должности или переводе на более высокий квалификационный уровень («повышающую» должность) специалист по кадрам должен руководствоваться требованиями к конкретной должности: наличием образования, опытом практической работы. Кроме того, работодатель должен проводить аттестацию на соответствие кандидата обобщенным трудовым функциям по компонентам «трудовые действия», «необходимые умения», «необходимые знания». При полном соответствии требованиям профстандарта работодатель будет обязан принять соискателя или перевести сотрудника на более высокую должность. Это, безусловно, должно создать благоприятные условия для трудоустройства и выпускников вузов и ссузов и определить их так называемую дорожную карту профессионального роста.

Одновременно образовательные организации должны разработать новые программы, ориентированные на подготовку выпускника к работе на имеющихся должностях. Учебным заведениям нужно установить набор и объем дисциплин, практик, с помощью которых студент освоит компетенции, являющиеся одновременно обобщенными трудовыми функциями по одной или нескольким должностям профстандарта.

Безусловно, будет иметь место и согласование компетенций работодателями, в т.ч. их общественными объединениями. В нашей отрасли это различные ассоциации рыбопромышленников.

Пока мы в начале пути. Думаю, что в процессе разработки новых образовательных программ образовательные организации все больше и больше должны взаимодействовать с организациями реального сектора экономики – предприятиями рыбной отрасли. Мы к этому готовы всецело.

– Будет ли еще кто-то, кроме непосредственно работодателя, проводить аттестацию на соответствие должности?

– Пройти профессиональную аттестацию можно будет как на своем предприятии, так и в планируемых Минтрудом независимых центрах аттестации, которые будут выдавать документ о соответствии. Думаю, что это правильно – уйти от субъективизма в случае возникновения каких-либо трений с работодателем. Система независимой оценки будет принята со временем для всех должностей во всех отраслях.

На сегодня такие центры только начинают создаваться. Еще нет общего представления, как это будет реально действовать на практике. Поживем – увидим.

– Центры аттестации будут при вузах?

– Нет. Вероятнее всего, на начальном этапе система независимой оценки будет выстроена на уровне региона, города. Все только начинается. Вероятно, что в аттестационные комиссии будут привлекать профильных специалистов, в том числе из вузов и профессиональных организаций (СПО).

– У вас есть представление о том, сколько и какие специалисты требуются отрасли на этот отрезок времени или на перспективу (краткосрочную или долгосрочную)?

– Такой информации, к сожалению, нет. Конечно, нам бы хотелось иметь в этом вопросе более точную информацию. Пока не существует системы прогнозирования потребности в кадрах для отраслевых предприятий по регионам.

На сегодняшний день имеется большая проблема трудоустройства выпускников на предприятия рыбной отрасли. К слову, показатель трудоустройства выпускников учитывается при ежегодном мониторинге деятельности образовательных организаций – они должны достичь установленного Минобрнауки критерия. Кроме того, у учебных заведений есть государственное задание (количество «бюджетников») на подготовку специалистов, в соответствии с которым определяется бюджетное финансирование. Иными словами, государство дает госзадание, выделяет средства, а образовательные организации должны выучить студентов или курсантов и дать готовых специалистов государству для работы в реальных секторах народного хозяйства. Это, конечно, идеальный сценарий.

На практике, к сожалению, все не так. Большинство предприятий рыбной отрасли не являются государственными. По большому счету, государство не может заставлять их нести ответственность за трудоустройство выпускников. Однако не секрет, что сегодня в рыбном хозяйстве имеется проблема с кадрами, связанная со старением персонала и другими социальными и экономическими факторами. Поэтому и для предприятий очень важен вопрос обеспечения своей потребности в кадрах на перспективу, если, конечно, предприятие работает на перспективу своего развития. Вот бы и сложить потребности бизнеса и возможности образовательных организаций в одну систему. Тем самым обозначив вектор развития и системы отраслевого образования, и кадрового обеспечения предприятий.

Безусловно, сегодня учебные заведения делают все возможное для обеспечения трудоустройства своих выпускников. Например, заключают договоры на трудоустройство с «продвинутыми» предприятиями, которые обращаются напрямую к вузам и ссузам. Но, поверьте, таких компаний практически единицы! К сожалению, одних усилий образовательных организаций не хватает. Нужны и реальные действия бизнеса в этом направлении.

– Светлана Владимировна, хотелось бы задать вам, как специалисту в области отраслевого образования, вопрос о перспективах Мурманского государственного технического университета, который «вливают» в Мурманский государственный арктический университет. С этой целью МГТУ уже вывели из системы Росрыболовства и передали в ведение Минобрнауки. Как вы к этому относитесь?

– Укрупнение вузов прокатилось по всей стране волной. Это, знаете, как известное высаживание кукурузы в хрущевское время или вырубки виноградников в рамках борьбы с алкоголизмом – в горбачевское. Сейчас эта волна пошла на спад (кое-где начались уже обратные процессы), но МГТУ под нее все-таки попал.

У России пять основных рыбохозяйственных бассейнов (Северный, Западный, Азово-Черноморский, Каспийский и Дальневосточный). И у каждого из них до настоящего времени был свой профильный отраслевой вуз. Кроме того, сетью филиалов этих вузов мы закрывали еще и внутренние водоемы – реки, озера. А сейчас у нас Северный рыбохозяйственный бассейн остался без своего вуза. Конечно, в этом сыграли роль местные власти с их желанием усилить создаваемый университет за счет потенциала МГТУ.

Мы знаем МГТУ как сильный отраслевой вуз. Они выступили, на мой взгляд, с вполне оправданной инициативой: сохранить морское и рыбохозяйственное образование путем выделения соответствующих направлений и специальностей в отдельное образовательное учреждение – Академию рыбопромыслового флота, которая бы входила в отраслевую систему образования. Заручились поддержкой региональных рыбопромышленных предприятий.

Считаю, что это был бы хороший выход. В том числе и для нас. Так как развивать различные формы межвузовского взаимодействия, например, при сетевой реализации образовательных программ, было бы, безусловно, проще и профессиональнее при отсутствии межведомственных барьеров и ненужных согласований, тормозящих любой процесс. Есть много своих тонкостей, которые характерны именно для нашей профильной системы обучения и их можно было бы решать оперативно и грамотно! Хочу пожелать своим коллегам терпения и мужества!

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 апреля 2015 > № 1358316 Светлана Лисиенко

Теория эффективного промысла

С того момента как рыболовный флот вошел в район промысла, начинают действовать технологии рыболовства, которые позволяют решать производственные задачи любой сложности. Квалифицированные промрыбаки должны знать эту теорию со студенческой скамьи, отмечает проректор Дальрыбвтуза Светлана Лисиенко.

В стремлении повысить экономические показатели рыбаки в первую очередь обращают внимание на освоение наиболее валютоемких объектов и вкладываются в техническое перевооружение флота и модернизацию производственных мощностей. К сожалению, порой технология самого рыболовства, производственная логистика при этом уходят на второй план.

Между тем, как рассказала Fishnews проректор по учебной и научной работе Дальрыбвтуза, к.э.н., доцент Светлана Лисиенко, зачастую у рыболовной компании такой «пестрый» состав квот – столько объектов в небольших объемах, что для эффективной работы флота необходимо заранее смоделировать схемы его расстановки с учетом технологических (промысловых) возможностей и с использованием принципов совмещения видов промысла. Эту важную науку студенты института рыболовства и аквакультуры Дальрыбвтуза начинают изучать уже с первых курсов.

– С того момента как рыболовный флот вошел в район промысла для осуществления добычи ВБР, в полном объеме начинают действовать технологии рыболовства. И это уже не биологические процессы, а работа промышленных рыбаков. Именно они должны владеть методами предотвращения выхода объекта промысла из зоны облова, принципами ведения рационального рыболовства, основанного на селективности применяемых технологий, организационно-управленческими приемами, направленными на оптимизацию ведения промысловых операций и соблюдение всех принципов эффективной организации производственного процесса. Все это можно и нужно оценивать – это производственная логистика применительно к процессу добычи ВБР.

Этому и обучают студентов на кафедре «Промышленное рыболовство». Ведь движение сырья через производственную фазу до следующей стадии (от моря до промысловой палубы) – это и есть логистический процесс. В нем имеется много «узких» мест, которые необходимо устранить путем перепроектирования (реинжиниринга).

У нас на кафедре преподается такая дисциплина, как проектирование логистических систем в рыбной отрасли, которая подразумевает различные расстановки этой многокомпонентной системы. Например, мы просчитываем, как может работать судно в различных формах организации промысла, на одном объекте или в условиях многовидовой системы, без производства на борту и с производством и т.д. Мы даем практические рекомендации предприятиям, на которых работают наши студенты, и многие соглашаются, прислушиваются, - сообщила в рамках проекта «Молодые капитаны» Светлана Лисиенко.

По ее словам, такой «теории» сегодня, к сожалению, не все уделяют должное внимание. В результате нередко получается, что, отработав в одном районе, суда уже по ситуации ориентируются, куда им идти дальше. Отсюда и освоение квоты предприятием в лучшем случае 68%, хотя можно было бы говорить и о 80-90%, отметила представитель вуза.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 апреля 2015 > № 1358316 Светлана Лисиенко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 19 февраля 2015 > № 1298538 Светлана Лисиенко

Новые профстандарты – для бизнеса и образования

Светлана ЛИСИЕНКО, Проректор по учебной и научной работе Дальрыбвтуза, к.э.н., доцент

С конца 2014 г. Министерство труда и социальной защиты РФ начало утверждать и публиковать профессиональные стандарты в русле создания общероссийской рамки квалификаций для всех отраслей экономики. Для рыбного хозяйства на сегодняшний день утверждены профстандарты «Ихтиолог», «Мастер по добыче рыбы», «Оператор рыбопромысловых машин», «Микробиолог», «Специалист по логистике на транспорте», «Маривод». Еще порядка десяти находятся в процессе рассмотрения. С начала нового учебного года по этим и всем последующим стандартам начнется подготовка и переподготовка специалистов в отраслевых учебных заведениях.

С конца 2014 г. Министерство труда и социальной защиты РФ начало утверждать и публиковать профессиональные стандарты в русле создания общероссийской рамки квалификаций для всех отраслей экономики. Для рыбного хозяйства на сегодняшний день утверждены профстандарты «Ихтиолог», «Мастер по добыче рыбы», «Оператор рыбопромысловых машин», «Микробиолог», «Специалист по логистике на транспорте», «Маривод». Еще порядка десяти находятся в процессе рассмотрения.

С начала нового учебного года по этим и всем последующим стандартам начнется подготовка и переподготовка специалистов в отраслевых учебных заведениях.

Что означает принятие новых профстандартов для предприятий отрасли и какая работа в этом направлении ведется в Дальневосточном государственном техническом рыбохозяйственном университете, корреспонденту Fishnews рассказала проректор по учебной и научной работе ФГБОУ ВПО «Дальрыбвтуз» Светлана Лисиенко.

- Как отмечают сами разработчики, новые стандарты призваны увязать воедино образовательные и профессиональные стандарты и в итоге устранить оторванность образовательного процесса от профстандарта, стандартизировать требования к уровням квалификации и трудовым функциям с требованиями к результатам обучения.

В действительности каждый принимаемый стандарт определяет четкие критерии, в том числе к уровню образованности. Благодаря такой стандартизации работник может определить свой профессиональный уровень, сопоставить требования, которые предъявляются к той должности, которую он занимает сегодня и планирует занять в будущем, выстраивая карьеру, с уровнем собственной образованности. В свою очередь, у работодателя появляются четкие критерии, по которым он сможет оценить действующий персонал своего предприятия.

В дальнейшем, руководствуясь существующими профессиональными стандартами, каждая организация должна будет провести внутренний аудит по соответствию работников занимаемым должностям.

- Принимается ли при этом во внимание стаж работника?

- Безусловно, учет практического опыта обязателен. Но есть требования, которым необходимо соответствовать в обязательном порядке. И если, к примеру, наличие практического опыта позволяет работнику выполнять функции, выходящие за рамки его первоначального образования, то всегда есть возможность «подтянуть» свой образовательный уровень до требований стандартов: пройти профессиональное обучение, обучиться на программах повышения квалификации или пройти профессиональную переподготовку. Мы считаем, что работодатель должен быть заинтересован в том, чтобы обеспечить своему работнику необходимые для этого условия.

- Часто у нас бывает так, что человек работает не по профилю своего основного образования.

- Это, конечно, не должно быть препятствием для продолжения трудовой деятельности, но, опять же, в соответствии с требованиями Минтруда, он должен будет пройти профессиональную переподготовку.

Допустим, человек имеет образование по специальности «Технолог», но сегодня он уже занимает руководящую должность. Почему нет? Уровень высшего образования соблюден, но требуется профпереподготовка, допустим, по направлению государственное муниципальное управление. Сегодня существует множество образовательных программ, по которым за 2-3 месяца без отрыва от работы человек может получить диплом для ведения своей профессиональной деятельности в сфере управления. Очень разнообразны и технологии подачи образования, хорошо развита система индивидуального и дистанционного обучения. Поэтому особенно по менеджерским, юридическим специальностям, когда процесс не связан с необходимостью изучения технологического оборудования, можно спокойно обучаться, даже находясь в другом городе.

- Но зачем, в конечном счете, нужны эти внутренние аудиты, прохождение работниками дополнительных образовательных программ? Кто будет выявлять такие несоответствия?

- Да, сегодня такой вопрос еще может возникнуть. Хотя наверняка человек, который заинтересован работать и строить карьеру в отрасли, без дополнительных стимулов найдет возможность привести в соответствие с существующими стандартами уровень своего профессионального образования. Но и для остальных это требование станет обязательным, когда по прошествии определенного времени государство организует массовый мониторинг штатного состава предприятий.

Сегодня система мониторинга и контроля деятельности компаний стремительно приближается к принципу «жизнь за стеклом», когда все больше информации о деятельности и структуре организаций становится открытой и доступной. К примеру, в системе образования уже сейчас проводится большое количество мониторингов по разным направлениям деятельности образовательной организации, данные которых формируются в единой общероссийской базе. Более того, у каждого учебного заведения, в соответствии с распоряжением Рособрнадзора, обязательно есть свой сайт в Интернете, регламентированный по структуре и содержанию, который является официальной информационной площадкой.

Поэтому мы, учебные учреждения, тоже должны быть готовы к мониторингам, проверкам путем постоянного совершенствования своих образовательных программ. В том числе в сфере профессионального обучения, повышения квалификации, профессиональной переподготовки и т.д.

То же относится и к производственной среде. Ведь если вы существуете и функционируете в поле российского законодательства, то не важно, какой формы собственности ваше предприятие, – вы обязаны соблюдать требования этого законодательства. Также и граждане РФ имеют право на труд, эти права охраняются государством. И предприятие, где работает гражданин России, обязано соблюдать все социальные гарантии и условия труда, установленные профильным министерством.

- Трудовые мигранты: в рыбной отрасли их привлечение на предприятия – распространенная практика. К ним также будут предъявляться новые требования по образованию, профподготовке?

- Уже сегодня в России ужесточили требования к трудовым мигрантам. Приезжих обязали сдавать экзамены по русскому языку, истории и основам законодательства. Все это имеет отношение и к работникам, привлекаемым на предприятия рыбной отрасли.

В Дальрыбвтузе на базе Международного института создан Центр тестирования иностранных граждан для сдачи ими комплексного экзамена, необходимого для дальнейшего решения об установлении их официального статуса в РФ. Сотрудники нашего вуза прошли специальную подготовку в Российском университете дружбы народов, с РУДН у нашего вуза подписан договор. Это означает, что соискатели, прошедшие комплексный экзамен в Дальрыбвтузе, получают сертификат, который действует не только на территории Дальнего Востока, но и по всей России.

- А как обстоит дело с информированием предприятий об изменениях в сфере профессионального образования?

- Не могу сказать, планируется ли на государственном уровне организовывать какое-то особое информирование работодателей, но, как известно, незнание закона не освобождает от ответственности.

В любом случае предприятия рыбной отрасли должны помнить, что у них есть Дальрыбвтуз, где всегда готовы ответить на любые вопросы, организовать взаимодействие для решения практически любых задач в кадровой сфере. Примером тому являются договоры о стратегическом партнерстве, которые заключены у нашего вуза со многими крупными предприятиями Дальнего Востока и других регионов России, а также зарубежья. У нас есть база, есть опыт, есть программы, в том числе индивидуальные, по подготовке и переподготовке кадров любого звена – от квалифицированных рабочих и служащих до руководителей среднего и высшего звена.

Мы же, в свою очередь, всегда готовы предложить предприятию в т.ч. индивидуальные условия взаимодействия. Где-то мы готовы даже безвозмездно решать вопросы кадрового роста специалистов, например, на условиях обмена. При этом рыбопромышленное предприятие заключает с нами договор на целевую подготовку специалистов для собственных нужд, заказывает нам проведение научно-исследовательских разработок и опытно конструкторских работ по актуальным вопросам собственного производства, выражает готовность брать наших студентов на практику и трудоустраивать у себя особо талантливых выпускников. Собственно, очень много совместных форм и методов. Надо над этим работать и думать.

- А какая работа сегодня проводится в самом вузе на фоне принимаемых профстандартов?

- Поскольку наше учебное заведение ориентировано на рыбную отрасль, то мы заняты не только подготовкой кадров, но и переобучением профессионалов – этим у нас занимается Институт повышения квалификации. Поскольку профессиональные стандарты только начали публиковаться Министерством труда и социального развития РФ, данное подразделение вуза отслеживает выход таких документов и сразу приступает к разработке (или актуализации) соответствующих образовательных программ.

Буквально на прошлой неделе мы получили утвержденные Минобрнауки методические рекомендации по актуализации федеральных образовательных стандартов среднего профессионального и высшего образования и разработке основных и дополнительных профессиональных образовательных программ с учетом требований профстандартов.

Кроме того, профильными учебно-методическими объединениями (УМО) сейчас разрабатываются примерные основные и дополнительные образовательные программы, в которых будет обозначено точное соответствие уровней образования и должностей. Чтобы было более понятно: есть должность со своим трудовым функционалом, к ней будут указаны уровень образования, наименование конкретного направления или специальности, которое будет считаться профильным для нее, дополнительные соответствующие условия по профессиональному обучению, повышению квалификации, профессиональной переподготовке, стаж необходимой работы.

По мере подготовки новых программ Дальрыбвтуз будет информировать об этом предприятия отрасли, размещая соответствующие документы в открытом доступе на своем официальном сайте, чтобы каждый работодатель мог воспользоваться возможностью повысить квалификацию своего работника или переобучить его.

Думаю, что уже с нового года мы начнем подготовку по официально опубликованным профессиональным стандартам. В общей сложности за предыдущие 2 года было разработано и передано на утверждение порядка 15 стандартов, все они относятся к специальностям в основном второго-пятого уровней.

В текущем году профильным отраслевым УМО в Калининградском государственном техническом университете планируется приступить к разработке профстандартов по более высоким уровням. Перечень их согласован с отраслевыми учебными заведениями, общественными объединениями работодателей. Дальрыбвтуз всегда привлекается и к разработке, и к экспертизе профстандартов. Это говорит о том, что отраслевые профстандарты разрабатываются с учетом условий и особенностей всех рыбных регионов страны.

Пока же наш вуз сосредоточен на подготовке к государственной аккредитации образовательной деятельности, процедура которой практически полностью обновлена Рособрнадзором. Это мероприятие плановое, пройдет ориентировочно в сентябре 2015 г. А дальше мы с новыми силами продолжим начатую работу по профстандартам.

- А могут ли работники отрасли самостоятельно обращаться в вуз за повышением квалификации или профессиональной переподготовкой?

- Такая возможность, конечно, есть. Более того, самим работникам (это относится и к молодым специалистам) важно настаивать на таком образовании. Но в любом случае компании должны понимать – кадровый состав должен соответствовать принятым стандартам. Это относится и к коммерческим организациям, и к государственным отраслевым учреждениям.

Кстати, Федеральное агентство по рыболовству уже несколько лет подряд приглашает наших выпускников на работу в своей структуре. У себя мы проводим конкурс и резюме самых достойных предоставляем в Росрыболовство. В этот раз мы также определили 10 человек по разным специальностям – это и рыбаки, и экономисты, и судоводители. Аналогичная схема действует и с территориальными управлениями ФАР.

На самом деле сегодня люди все больше убеждаются в необходимости осознания того, чем они занимаются, разбираться в тонкостях своей сферы, а не просто выполнять порученные задания. Считаю это очень важным.

Это относится и к работодателям. Время, когда любому специалисту можно было легко найти замену, уже прошло, поэтому работодатель должен осознавать, насколько выгодно ему вкладываться в развитие своих работников, заинтересованных в профессии.

Наталья СЫЧЕВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 19 февраля 2015 > № 1298538 Светлана Лисиенко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 марта 2014 > № 1023317 Светлана Лисиенко

Отрасли недостает адекватного анализа результатов работы.

Светлана ЛИСИЕНКО, Заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза, кандидат экономических наук.

– Светлана Владимировна, для начала – как лично вы могли бы сегодня оценить активность рыбопромышленников в деле развития своих производств? Ведь отраслевое образование – это часть рыбохозяйственного комплекса, и вы со своей позиции можете судить о тенденциях в отрасли.

– На мой взгляд, наглядный показатель активности рыбаков – это то внимание, которое они стали уделять в последнее время кадрам. Крупные компании со всего Дальнего Востока начали обращаться к нам с заказами на подготовку специалистов, привлечение студентов на практику, идет процесс заключения договоров о сотрудничестве, в т.ч. долгосрочном. В последнее время представители руководства и кадровых служб таких компаний, как «Океанрыбфлот», «ПБТФ», «Южморрыбфлот», «Экарма» и других, у нас в вузе частые гости. Все потому, что рыбопромышленники уже по-настоящему начали задыхаться от нехватки грамотных рабочих, специалистов, а суда нужно отправлять на путину без задержек. Сегодня во всех районах Дальневосточного бассейна на промысле находится свыше 200 рыбодобывающих судов, и то, как они отработают, зависит от опыта и знаний тех, кто непосредственного находится в море.

Поэтому компании готовы брать к себе и молодых ребят, привлекают их хорошими условиями труда и проживания, гарантиями и перспективами профессионального роста.

– Наверняка и сами ребята с большим удовольствием идут работать на отремонтированные и модернизированные суда?

– Конечно, ведь у таких крупных, хозяйственных предприятий, которые грамотно планируют свой бюджет, есть деньги и на социальные программы, и на развитие своих мощностей. А кое-кто может предложить рабочие места даже на новострое. Та же Преображенская база тралового флота, которая построила себе БМРТ «Генерал Трошев» и уже планирует новые заказы, – это хороший пример того, как можно правильно распоряжаться амортизационными отчислениями от работы своего действующего флота, направляя эти деньги не в чей-то карман, а на постройку нового судна.

Но это возможности крупных компаний. Когда у тебя полпарохода в распоряжении, то голова, конечно, занята совсем другим: как бы себя прокормить да чем бы судно заправить. Так что, я уверена, в рыболовстве государству необходимо поддерживать не слабых, а тех, кто в состоянии работать и совершенствоваться технически. Кстати, показателем стабильности и устойчивости компании является ее история, поэтому «исторический принцип», про который сегодня так много говорится, конечно, должен оставаться в основе распределения квот.

Но при этом пора говорить о совершенствовании самой системы государственного управления процессом лова. Это необходимо делать, если мы хотим и дальше повышать показатели рыбной отрасли.

– Мы уже поднимали вопрос о том, что инновационный путь развития отечественного рыболовства, к которому нам и следовало бы стремиться, должен быть ориентирован на его интенсификацию. То есть чем больше вылов, тем он должен быть качественнее – разнообразнее.

– Совершенно верно. Пока что целевые установки по достижению рыбной отраслью запланированных значений у нас основываются на экстенсивном способе развития: считается, что чем больше вылов, тем лучше. А то что повышение вылова (якобы с одновременным увеличением степени освоения квот) происходит за счет двух-трех основных массовых объектов, остается без внимания.

На кафедре «Промышленного рыболовства» мы предметно занимаемся этим вопросом. Вместе со студентами в последние годы тщательно анализируем промысловую статистику на предмет освоения общего допустимого улова (ОДУ) по каждому объекту и району промысла Дальневосточного бассейна. Я могу показать вам результаты. Вот, к примеру, камбала: процент освоения ОДУ по одной из промысловых зон в 2011 году всего 28,5%. По макрурусу и того меньше – 22-25%. Чуть лучше ситуация с навагой – 48,2%, сельдь – 52,45%. Минтай, конечно, на этом фоне выгодно выделяется – 90-97%. Хотя если взять тот же минтай, но уже по подзоне Приморье, то там вылов не превышает и 20%.

Вот мы видим свежие данные: освоение ОДУ за 10 месяцев 2013 года – в целом менее 50%. И так из года в год. Хотя общий вылов при этом демонстрирует положительную динамику. За счет чего? Думаю, вы тоже понимаете, что ежегодное увеличение ОДУ минтая или сельди позволит достигать прогнозные показатели, но не повысит качество работы всей системы «добыча» в Дальневосточном бассейне, где каждый промысловый район изобилует объектами, которым уделяется куда меньше внимания.

– В чем вы видите причины сложившейся ситуации?

– Отсутствует системность в управлении отраслью. Я считаю, что сегодня очень неэффективно используются данные мониторинга. Ежедневно с промысла поступают сведения о количестве судов в море, составе флота, фиксируется множество показателей эффективности работы (средние уловы на судно, на одно траление и т.д.). Есть и оперативные сведения о погоде, ледовой обстановке, аварийных ситуациях – т.е. можно оценивать условия, в которых приходилось работать судам.

В период основных путин создаются штабы: минтаевый, сайровый, лососевый, куда стекается вся информация, пишутся отчеты, принимаются оперативные решения и т.п. В зонах масштабного промысла работают начальники промысловых районов. Но в итоге все равно не происходит самого главного – адекватного анализа результатов работы на путине и выработки решений, предложений по оптимизации организации взаимодействия промысловых единиц и промысловых процессов в целом. Не выясняются причины простоя судов: на чем потеряли, почему это произошло и что нужно сделать, чтобы избежать подобного в следующий раз. Нет самого главного – ПЛАНИРОВАНИЯ.

Почему этого не происходит? Полагаю, либо так кому-то нужно, либо просто отсутствуют профессионалы, имеющие необходимые для такой работы навыки, опыт и знания. Кроме того, есть ограничения по «вмешательству» в работу пользователей биоресурсов – частных компаний, коими являются практически все рыбодобывающие организации.

– Все законно: пользователь оплатил сбор за ресурс, государство выдало квоту…

– Да, но после этого государство может лишь наблюдать за тем, как рыбаки осваивают эти квоты, причем только по количественному показателю – объемам добычи. И хорошо, если выдался «рыбный» год, а если нет? Сегодня лосось не подошел, завтра что-нибудь произойдет с минтаем. Это природа, это поведение объекта промысла, которое описывается вероятностно и не подлежит совершенному прогнозированию. А в это время заканчивается одна госпрограмма развития отрасли, ее признают неэффективной, поскольку показатели не достигнуты, средства недоиспользованы. Вновь направляется уйма денег на разработку новой, причем разработчики остаются прежними. Но пытаясь повлиять на следствие, они не могут или не хотят по-новому взглянуть на первопричины происходящего. Пытаются заставить рыбака строить «правильный» флот и выпускать «правильную» продукцию. И все это вместо того, чтобы скорректировать сам стандарт промысла, заложив в его основу плановость.

Почему, проанализировав накопленную информацию с промысла, государство не может сделать заключение и сказать рыбаку, сколько он ДОЛЖЕН освоить, – определить ему плановую норму освоения? Почему нельзя по-государственному организовать промысел, обосновав и предложив всем пользователям стандарт поведения и функционирования, основанный на оптимальных организационно-управленческих схемах? А уже на каких судах, кем построенных и с помощью каких орудий лова можно будет выполнить этот план – решает сам рыбак, это его профессия.

– Заставить рыбаков перейти на плановую работу государство может, но насколько это будет эффективно?

– А нельзя заставлять, у государства есть рыночные механизмы стимулирования. Рыбак сегодня – это прежде всего предприниматель, которого можно ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ повышать эффективность своей работы. И если он действительно хорошо занимается своим делом, то его можно поощрять налоговыми преференциями, предлагать выгодные программы кредитования, лизинга, снижать плату за ресурс в конце концов.

Конечно, если план выполняться не будет, то на основании данных с промысла можно разобраться в истинных причинах этого: была ли в районе плохая погода, случилась авария либо судно просто неэффективно отработало на фоне остальных. На основании этого уже можно будет делать выводы и корректировать, например, размер доли квоты. Такими методами, на мой взгляд, можно было бы бороться с «квотными рантье», существующими лишь за счет торговли своими долями квот.

Сегодня большинство тех, кто реально работает, кто заинтересован в росте и развитии своих предприятий. Да и современных технологий для качественной работы хватает – есть, кому проектировать и где строить. Главное, не ограничивать рыбака в возможностях совершенствоваться и не навешивать на него обязанностей развивать попутно пару-тройку отечественных отраслей – это не его забота.

– Но все ли смогут сразу перестроиться под такие требования? Тем более что для эффективной работы в море мало построить современное судно и приобрести хорошее снаряжение, необходимы знания и опыт работы со всем этим.

– Несомненно, любое новое правило должно вводиться постепенно. Потребуется переходный период, за который можно было бы подтянуть техническую базу и теорию, вооружиться научной основой – научиться ведь можно всему. Промрыбак должен знать и уметь применять на практике технологии рыболовства: это и методы предотвращения выхода объекта промысла из зоны облова, и принципы ведения рационального рыболовства с выходом на его устойчивость, и принципы эффективной организации промысла и производственного процесса на судне. Повторюсь, все это можно и нужно оценивать – это производственная логистика применительно к процессу добычи ВБР.

Кроме того, на основании данных об имеющихся у отдельно взятой компании квотах и составе судов можно составлять план рациональной работы, т.е. получения максимальной прибыли на несколько лет вперед с учетом промысловых потерь. Кстати, мы на кафедре «Промышленное рыболовство» в Дальрыбвтузе обучаем этому студентов и выполняем реальные расчеты для предприятий на основе хоздоговоров, поскольку своих специалистов, способных делать эту работу, у них пока нет.

Куда сложнее бороться с безграмотностью госструктур, которые сегодня осуществляют контроль за промыслом. Кто и когда, например, придумал, что инспектор рыбоохраны должен досконально разбираться лишь в биологии гидробионтов? Сегодня практически все нарушения связаны с организацией производственного процесса на добывающем судне: специалисты нашей кафедры постоянно привлекаются к проведению соответствующих экспертиз. И практика показывает, что представители контролирующих органов порой не знают даже расшифровки аббревиатур промысловых судов (РТМС, БМРТ, СТР, БАТМ), не представляют себе конструкционных различий между тралом и снюрреводом. Между тем, если наказывать рыбака за нарушения правил рыболовства, то это нужно делать грамотно, профессионально, доказательно, а не заниматься «придирками». Но инспектор, обладающий только биологическими знаниями, этого сделать не сможет.

Повышение уровня знаний данной категории должно происходить двумя путями: необходимо привлекать к работе в таких должностях профессиональных специалистов, имеющих базовое образование по промышленному рыболовству, либо повышать их квалификацию и проводить профессиональную переподготовку. Кстати, в Дальрыбвтузе осуществляется подготовка таких специалистов, и мы уверены, что одно лишь знание рыбохозяйственного законодательства не приведет к успеху. Нужны понимание и навыки практического применения.

Вопросы вызывает и квалификация специалистов в некоторых территориальных управлениях Росрыболовства, которые, в частности, выдают разрешения на вылов ВБР, уже содержащие основания для совершения браконьерства. Речь идет о разрешениях на использование определенных орудий лова и объектов промысла, которые фактически не могут быть изъяты без нарушения правил рыболовства. Например, разрешение на добычу минтая и сельди тихоокеанской – трал донный и трал разноглубинный. Знающие люди понимают, что после окончания промысла минтая (15 апреля) суда могут перейти на добычу сельди. И в том, и в другом случае используется трал разноглубинный. К чему тогда в разрешении указывать трал донный? Ответ – чтобы ловить минтай в период интенсивного нереста. Сельдь никогда не добывалась тралом донным по принципам формирования промысловых скоплений. Откуда берутся такие разрешения? Вопрос, конечно, интересный…

– Но кто тогда сможет заниматься по-настоящему грамотным анализом поступающих с промысла данных, чтобы нововведение не превратилось в очередной барьер для нормальной работы законопослушных рыбаков?

– Речь должна идти о разработке стандартов. И стандартизировать нужно не только промысел, но и саму процедуру организации и управления этим процессом. Конечно, такая работа должна проводиться только с привлечением практиков и науки от самой отрасли, должны организоваться общественные обсуждения и учитываться успешный опыт других стран. Но как бы ни было сложно, делать это все равно придется, если государство хочет повысить ответственность и отдачу от использования собственного ресурса, если оно заинтересовано в развитии рыбной отрасли.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 марта 2014 > № 1023317 Светлана Лисиенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter