Всего новостей: 2654049, выбрано 5 за 0.017 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Проханов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 октября 2017 > № 2480161 Александр Проханов

Небесное царство Ахмата Кадырова

заповедь «Любить народ и бояться Бога»— это и есть проявление живущей в чеченском сердце мечты

Александр Проханов

У каждого народа есть мечта. Американская мечта — это град на холме. Эту мечту сформулировали отцы-основатели: президенты, воины, философы. Есть гора, на ней стоит град, крепость. Через бойницы крепости можно наблюдать окрестные долины и селения. А если населяющим град что-то не нравится в долинах, то бунтующих смутьянов осыпают крылатыми ракетами и усмиряют.

Есть китайская мечта. Она внесена в документы Коммунистической партии Китая наряду с термином "Великий шёлковый путь". Эта мечта — о восстановлении китайского достоинства, чести, которая была поругана на протяжении нескольких столетий наглыми и жестокими европейцами.

Есть русская мечта. Русская мечта —это храм на холме. И вся история русского народа — это история того, как мы насыпали наш холм, стремились сделать его высоким, а на вершине этого холма поставить храм, чтобы он своими куполами, своими крестами касался небес. И с небес в нашу жизнь — жизнь человека, рода, народа — проливался божественный Фаворский свет, делая жизнь прекрасной, доброй, совершенной, где нет зла, насилия, нет жестокости.

И есть чеченская мечта. Мне на протяжении ряда лет удавалось видеть её сверкание, её проблески.

На заре нашего знакомства с Рамзаном Кадыровым, когда Грозный ещё лежал в руинах, всё дымилось, ещё не засохли слёзы, Рамзан Ахматович, сказал, что хочет сделать чеченский народ самым счастливым, самым образованным, благополучным, самым благодатным и любимым всеми народами. В этих словах звучала мечта: это сказал не политический деятель, а мечтатель.

Позднее мы сидели с ним в его резиденции в Гудермесе, наступала ночь, за окном разгуливали павлины с великолепными хвостами, и я спросил Рамзана Кадырова: а что такое власть, какова задача лидера?

И он ответил: задача политика, властителя, лидера — любить народ и бояться Бога.

А если ты любишь свой народ, ты делаешь всё, чтобы живущие в народе чаяния, мечтания, сбылись, чтобы народная мечта нашла своё проявление, чтобы она воплотилась. При этом властитель должен бояться Бога, чтобы в своей любви к народу и желании скорейшего воплощения его чаяний не наделать вреда, не наломать костей народа. И заповедь "Любить народ и бояться Бога", полученная Рамзаном Ахматовичем Кадыровым от своего отца, от своего батюшки Ахмата Хаджи Кадырова, — это и есть проявление живущей в чеченском сознании, в чеченском сердце мечты.

Яснее всего чеченская мечта, чеченское озарение и откровение проявились в судьбе, в жизни и деяниях Ахмата Хаджи Кадырова. Его появление в чеченском народе, в Российском государстве является чудесным. Оно не было предсказуемо политикой, войной, литературой. Оно было явлено, было явлением. Иначе как могло случиться, что человеку в одночасье пришло прозрение, и он войну превратил в мир? Ненависть превратил в благодарность и блаженство. Кровь, слёзы, разрушения превратил в цветение, в объятия и рукопожатия.

Когда Ахмату Хаджи пришло это решение? Быть может, в ночи ему явился ангел, может, иное чудо произошло, потому что это решение — не земное. Это решение означало для него смерть. И он знал, что погибнет. Потому что летящий на огромной скорости бронепоезд, который стоял в Ханкале и мчался к Гудермесу, нельзя было остановить человеческими руками, без помощи Господней. А бронепоезд войны был остановлен — остановлен на краю пропасти. И он не свалился в пропасть, а был развернут и ушёл от страшного края пропасти.

Я убеждён, что присутствие Ахмата Хаджи в Чечне — это проявление очень высокой святости. И это — великая тайна, которую предстоит разгадать лучшим мыслителям, богооткровенным людям Чечни. Это и есть чеченская мечта: превратить тьму в свет, превратить ненависть в любовь, в любовь не только к себе, но и ко всему миру.

И быть может, сейчас где-то на небесах, в раю в застолье сидит Ахмат Хаджи, а по правую руку от него сидят чеченские воины, погибшие в двух страшных чеченских сражениях. А по левую руку от него сидят русские воины, сложившие головы на этих же войнах. Они угощают друг друга виноградом, сладкими дынями, угощают яблоками, грушами, которые сорвали в райском саду. А Ахмат Хаджи смотрит на них отеческим взглядом и радуется. Потому что и те, и другие — это его дети.

Чеченская мечта совпадает с русской мечтой, с татарской мечтой, совпадает с мечтой аварцев, с мечтой всех народов, живущих в нашей ненаглядной матушке-России. И наши движения, наши стремления к идеалу, к мечте, они сольются в единый восхитительный поток наших благожеланий, молитв, наших российских духовных переживаний и откровений. Потому что чеченская мечта, русская мечта — российская мечта — то заповедное, данное нам свыше состояние, которое вело и будет вести нас через все беды, тьму, через все катастрофы к негасимому солнцу нашей любви и нашего братства.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 октября 2017 > № 2480161 Александр Проханов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июля 2017 > № 2482985 Александр Проханов

Книга-откровение

взрастают две грандиозные энергии: энергия пассионарного чеченского народа и русская пассионарная энергия

Александр Проханов

Редкая книга производила на меня такое впечатление, как "Фактор КРА" чеченского философа, мыслителя Джамбулата Умарова. Её представление в респектабельном "Президент-отеле" собрало сотни политиков, писателей, государственных мужей, политологов и философов.

Эта книга — идеологический трактат. Идеология сотворяется не в книгах, не за ломберными столами, не в кабинетах. Она сотворяется на поле брани, в великих странствиях, в неистовых молениях, в непомерных тратах и приобретениях. Ведь идеология — это не только труд ума. Не только труд изобретательной мысли. Не только собирание огромного опыта. Идеология создаётся через откровение. Только через откровение, когда разверзаются небеса, к тебе приходит понимание того, как устроен мир. Как живут народы. Почему эти народы великие. Почему они сражаются насмерть, а потом братаются, обнимаются.

И Джамбулат — человек откровения. Русскую историю невозможно понять без категории чуда, без него многие явления русской истории были бы непонятны. В ней действуют не только экономические законы, не только поведение элит. В ней действует чудо, которое и сохраняет нашу родину, позволяет ей избежать страшных катастроф и несчастий, и мы продолжаем тысячелетиями существовать и славить Господа своей историей.

Историю русско-чеченских отношений я знаю не понаслышке. Я был на Сунже, когда ещё грохотали выстрелы и лежали убитые. Два раза видел стёртый с лица земли Грозный. И искалеченные артиллерией деревья поднимали к небу свои страшные ветки-обрубки, молились: "Господи, что они наделали с миром и с нами?".

И я верю, что в недрах чеченских войн, этих страшных событий, произошло чудо — чудо появления Ахмата-хаджи Кадырова. Он не был предусмотрен чеченской историей. Не был объясним суровым и страшным кровавым двадцатым веком. Он появился как что-то внезапное, непредвиденное и необходимое всему миру: и чеченцам, и русским, и самому Всевышнему. Иначе как объяснить, что он, страстный ревнитель чеченской веры, чеченской гордости, независимости, державший в руках не только мусульманские чётки, но и автомат Калашникова, — этот человек повернулся лицом в сторону мира? Это трудно объяснить. Может быть, его сын мог бы рассказать об этом. Или кто-то из очевидцев. Но мне кажется, когда он принимал это решение, он принял его моментально, в одночасье, не раздумывая, и в это время с ним был ангел. А может быть, решение пришло к нему во сне. Но это решение было грандиозным. Оно было подобно тому, как если бы навстречу бронепоезду, который мчался с огромной скоростью, грохоча пушками и стреляя из пулемётов, выбежал одинокий безоружный человек, пытаясь остановить несущуюся громадину. И бронепоезд остановился.

Ведь это была пора, когда два народа — чеченский и русский — сошлись в смертельной схватке, и оба неслись в пропасть, неслись к катастрофе, потому что возникла неуправляемая страстная военная сила. А чеченцы, своим сопротивлением вызывавшие симпатии многих народов, живущих в России, порождали трещины, которые двигались через российскую государственность. И Ахмат-хаджи остановил падение двух народов в бездну, падение в бездну нашей матушки-России. Конечно, он знал, на что идёт. Он знал о своей грядущей гибели. Он поступил так, как поступают христиане — герои и мученики. Как поступают правоверные мусульмане. Он поступил как герой и как святой. Недаром его могила стала объектом поклонения: не просто поклонения великому человеку, политику и вождю. А поклонения праведнику, поклонения святому.

Этот остановленный вихрь безумия достался его сыну — Рамзану Ахматовичу. Истерзанный народ, наполненный хаосом, наполненный непониманием, местью, стенанием, кровью, — этот народ нуждался в спасении и исцелении. И радениями сына было продолжено великое дело отца.

Во время нашего ночного сидения в Гудермесе Рамзан Ахматович сказал мне, что его цель — сделать чеченский народ самым счастливым, самым просвещённым, самым великим народом на земном шаре. Это грандиозная цель. Быть может, недостижимая. Но эта великая, праведная цель поставлена.

Я спросил его, как ему удалось построить на пепелище такой величественный, божественный город, удалось укротить страсти? Были советники, были архитекторы с мировыми именами, великие философы Запада? И он сказал: "Нет, ничего этого не было. Но у меня был принцип, который я воспринял от отца. И принцип звучит так: "Любить народ, бояться Бога".

"Любить народ, бояться Бога", — эти слова я бы начертал на дверях всех наших губернаторов, всех министров.

Сейчас взрастают две грандиозные энергии: энергия пассионарного чеченского народа и русская пассионарная энергия. Они цветут одновременно, они, как два стебля, переплетаются, создавая энергию нашей новой строящейся державы. И чтобы слить эти два потока, эти две энергии в общее русло, нужно грандиозное усилие лидеров. И такими лидерами являются Владимир Путин и Рамзан Кадыров.

Их явление — это тоже чудо, тоже тайна. Конечно, оба они умны, оба сильные, проницательные, за обоими стоит опыт, доверие народа. Но кроме того — в них обоих вселилась история. История искала гнездо, в которое она могла бы поселиться. Она не сразу нашла эти гнёзда. Но она всё-таки свила их в Путине и Рамзане Кадырове. И эти два человека приближают к нам великую российскую эру, где каждый народ — и крохотный, малый, как нанайцы, которые живут в устье Амура, и огромные народы, такие, как русский народ — все равны и незаменимы. Каждый народ держит над собой свод звёздного неба. Если этот свод начнёт проваливаться, прогибаться, то рухнет вся страна. И так — в единстве — мы построим своё великое отечество.

Во время первой чеченской войны я наблюдал в Грозном удивительную картину. Стоял февраль. В частном секторе Грозного, разрушенном, разбитом, был взорван газопровод. Струя газа вырывалась из трубы и горела. Это был факел на улице — ревущий красный ночной пламенеющий огонь. Кругом мороз, холод, а здесь, в шаре огня и света, было тепло. Там росла вишня. Она попала в это облако света, тепла — и расцвела. Эта маленькая вишня была окутана белыми цветами. Она ожила в вихре огня, пламени, смерти. Я поразился этой метафоре. Среди кромешных войн, беспощадной резни, о какой ещё Лермонтов в "Валерике" сказал: "Мы резались жестоко", — внутри этой резни возник ангел — цветущая вишня.

Прочитайте книгу Джамбулата Умарова, и вы услышите полёт этого ангела.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июля 2017 > № 2482985 Александр Проханов


Турция. Сирия. Ближний Восток. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 декабря 2016 > № 2020739 Александр Проханов

 Дипломатия победы

убийство посла является посягательством на судьбу российского государства и актом беспощадной войны

Александр Проханов

В Анкаре убит посол России Андрей Карлов. Убит не на поле боя, не во время дипломатической схватки, а на фотовыставке, среди изысканных модернистских интерьеров. Пуля, сразившая Карлова, метила сразу в несколько целей. Она ударила в самую сердцевину государства Российского — пусть не в Кремль, не в президента. Она ударила в русского посла, который на территории турецкого государства во всей полноте представлял интересы и образ России. Посягательство на его жизнь является посягательством на судьбу российского государства и актом беспощадной войны. Россия ощутила этот удар как боль, как сотрясение государственных основ, как вызов, брошенный самому существованию нашей страны.

Вторая цель террористов — поссорить Россию и Турцию в период, когда наметилось их сближение, когда ещё не до конца преодолена мучительная русско-турецкая распря, наступившая после гибели российского бомбардировщика, сбитого турецким лётчиком. Когда само государство Турция и её президент ослаблены недавней попыткой госпереворота, турецкое общество ранено и полно неуверенности. Когда в Сирии на полях сражений наблюдается сближение русских и турецких интересов, и положение ИГИЛ становится безвыходным.

Третья цель террориста — показать, что ИГИЛ носит тотальный, всемирный характер, что нет такой мишени, которую бы не смог поразить террор.

Больше года тому назад мы начинали эту войну как превентивный удар по ИГИЛ, стремясь уничтожить его там, где он зародился, не пустить его в Россию и в близлежащие государства. Почти немедленно после начала наших бомбардировок террористы взорвали пассажирский самолёт над Синаем, где погибло более двухсот российских граждан. И последующие удары по ИГИЛ наших воздушно-космических сил стали именоваться "Операцией возмездия". Вслед за этим турки сбили наш бомбардировщик, и погиб русский лётчик. Мы перебросили в Сирию близ турецких границ мощные зенитные ракетные комплексы С-300 и С-400 и были готовы сбивать любой турецкий самолёт, нарушивший воздушное пространство Сирии. В российском обществе открыто заговорили о возможности большой войны с Турцией, вспоминали все русско-турецкие войны, а также поход князя Олега на Царьград и связанную с этим мечту об освобождении от турецкого ига столицы древней Византии. В войну вмешались восставшие курды, и турецкие танки перешли границу, взяв под контроль районы Сирии с протурецки настроенным населением.

К войне подключился Иран, послав в бой Стражей исламской революции во главе с прославленным генералом Сулеймани. За Ираном последовала Хезболла: тысячи бойцов приняли участие в схватке, неся огромные потери. Зашевелился и задвигался весь Ближний Восток: Саудовская Аравия, Эмираты, Катар, где каждый плескал в огонь войны свою канистру бензина.

ИГИЛ обнаружил себя на пространствах Средней Азии, среди отрядов Талибана в Афганистане, несколько раз пытался прорвать границу с Таджикистаном. Участились террористические акты на русском Северном Кавказе, и совсем недавно на улицах Грозного была кровавая перестрелка. Рамзан Кадыров впрямую назвал уничтоженных боевиков посланцами ИГИЛ.

Российское ФСБ регулярно сообщает о ликвидации в России террористических гнёзд ИГИЛ, о складах оружия, вербовщиках, об отрядах добровольцев, отправляющихся через Турцию в Сирию.

Американцы готовы поставить или уже поставляют вооружённой сирийской оппозиции переносные зенитно-ракетные комплексы, которые в состоянии изменить ход воздушной войны. В России созданы частные военные подразделения, которые уже воюют в Сирии, и, по признанию президента России, наша страна несёт там потери.

Пуля, убившая посла Андрея Карлова, разлетелась на множество осколков, и каждый поразил свою цель в этой войне, на которой Россия защищает свою безопасность и сам факт своего существования.

В этой войне вооружённым силам и спецслужбам отведена видная роль. Но не менее важной и порой незаметной является роль российской дипломатии, которая сложилась в новую, абсолютно блистательную школу. После стратегического поражения 1991 года, когда дипломатия обслуживала сам факт русского поражения, сопровождала русское бегство из всех районов мира, когда главный дипломат страны Козырев был послушной пешкой на шахматной доске американцев, — с тех пор российская дипломатия, по мере возрождения и мужания государства Российского, обнаруживала всё новые и новые победоносные черты и подходы, напоминая дипломатию Горчакова, который вывел Россию из глубокого поражения Крымской войны.

После воссоединения Крыма с Россией и восстания на Донбассе наша страна стала объектом мощнейших международных ударов: санкции, усиление НАТО, изгнание России из множества международных организаций, провокации в сфере олимпийского спорта, дискредитация русских лидеров и России в целом — на всё это у русской дипломатии нашёлся ответ. Сегодня Евросоюз уже не монолитен в своём стремлении подавить Россию: целые группы стран говорят о нецелесообразности санкций. На глазах уменьшается и меркнет поддержка, которую Европа оказывает Петру Порошенко. Диву даёшься энергии и предприимчивости нашего главного дипломата Сергея Лаврова, который непрерывно пересекает в обе стороны океан, неутомимо встречаясь с госсекретарём Керри, выстраивает зыбкую линию отношений Америки и России.

Ближний Восток, напоминающий разноцветные слипшиеся, неразличимые, нерасторжимые комья пластилина, из которых образовалась бесформенная масса, где сотни игроков и тысячи интересов, — этот Ближний Восток стал ареной наших видимых и невидимых дипломатических побед. Вероломные американцы и их союзники отступают на второй план. На первое место выходит коалиция Турции, Ирана и России, стремящаяся сохранить целостность сирийской территории, перевести вой­ну с Башаром Асадом в войну с ИГИЛ. Российская дипломатия одерживает победу в хитросплетении мировых интересов, будь то проблема Курильских островов, или конфликт на Корейском полуострове, или абсолютно новые стратегические отношения с великим Китаем, или регионы Африки и Латинской Америки. Всюду наша дипломатия — деятельная, осторожная, неутомимая — отстаивает национальные интересы России, обеспечивает эволюционный переход мира от однополярной схемы к схеме многополярной, не давая планете соскользнуть в разрушительный мировой конфликт.

Гибель Андрея Карлова и народная скорбь по этому поводу, отпевание в храме Христа Спасителя, реакция на эту смерть президента России Владимира Путина —всё это дань глубочайшей признательности, которую сегодня выражают русские люди своему дипломатическому корпусу — блистательной когорте русских патриотов и воинов.

Турция. Сирия. Ближний Восток. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 декабря 2016 > № 2020739 Александр Проханов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673828 Александр Проханов

Слава пехотинцу Рамзану

Александр Проханов

Рамзан Кадыров сообщил, что намерен уйти с поста главы Чечни. Неужели его так допекли московские либералы? Неужели он не понимает, что для своего народа он — не просто менеджер, а духовный лидер? Рамзан, не торопись уходить!

Во время первой чеченской войны я был в Грозном, Еще дымился разгромленный дворец Дудаева, не было ни одного целого камня, и деревья с обрубленными ветвями тоскливо и страдальчески смотрели в серые небеса. В одном месте упавший снаряд пробил землю и выдрал трубу газопровода. Газ шумел, и драная, со стальными лепестками труба ревела алым пламенем. Вокруг трубы стояло пепельно-белое горячее облако. В этом облаке, неподалеку от взрыва, росла вишня. Её обмануло тепло, обманул свет — и она зацвела. Среди февраля, снега, среди грохочущих выстрелов цвела божественная маленькая вишня. Я не мог понять, что это: обман, иллюзия? Или таинственная метафора, среди войны, черноты, среди искорёженного металла говорящая, что наступит пора долгожданного мира и цветения?

И вот с моими друзьями по Изборскому клубу я в Грозном. Цветение состоялось. Восхитительные кварталы, изумительные дворцы, библиотеки, небоскрёбы, увенчанные сверкающими ночными коронами, поразительной силы и красоты институты, университеты. С какой любовью чеченцы показывали мне аудитории, компьютерные классы! На встрече со студентами мне было интересно и тревожно, потому что вопросы были сложны, наполнены смыслом, исканием. Вопросы гуманитарные, исторические, философские.

Сегодня чеченский народ переживает интенсивный период своей истории, в которой складывается прошлое и будущее. Чечня ищет ответы на глубокие мировоззренческие вопросы. В центре исторических исканий стоит фигура Ахмат-хаджи Кадырова, человека уникального и удивительного, чьё значение просматривается всё с новой и новой силой и красотой. Помню, во время войны, в маленьком, недавно отстроенном здании административного корпуса в Ханкале я встречался с Ахмат-хаджи и пожимал его руку. До сих пор моя ладонь помнит тепло этого сильного пожатия.

Он совершил удивительный подвиг — остановил войну. Подставил свою грудь страшному напору зла, ненависти истребления, возмездия, реванша. Всё это ударило его в грудь и развернулось. Благодаря Ахмат-хаджи Кадырову чеченская история совершила таинственный разворот и двинулась в сторону от войны и насилия. Он сделал это, будучи преображенным. Быть может, ангелы нашептали ему на ухо этот подвиг, это грядущее свершение, которое кончилось его трагической смертью. Мученик, герой, он становится национальным святым, и даже после смерти правит духовными силами сегодняшней Чечни.

Его сын Рамзан Кадыров подхватил бурлящую, кипящую чеченскую реальность и превратил ее из страданий, из непонимания в историческое творчество. Сегодня в Чечне идея государства Российского — почти культовая. Чечня неотрывна от Российского государства, часть Российского государства. Идея державы, многонационального, многокультурного, многорелигиозного социума пропитала чеченскую философию и идеологию. Идея многонациональной державы и идея справедливости, которая должна царить в державе, — справедливости, которая является ключевым понятием Корана, наполняет сегодня труды чеченских историков и философов. Каждый народ, говорят чеченцы, драгоценен. Каждый народ является государствообразующим.

Каждый народ поддерживает столб, на котором зиждется свод государства. И Чечня в пору Ахмат-хаджи Кадырова спасла государство Российское, спасла не только чеченский, но и весь российский народ от невиданных жертв. Ведь чеченский народ поддерживает этот столб в очень опасном, стратегически важном для России районе — на южных рубежах. На тех, куда сегодня смотрят злые глаза ИГИЛ, куда нацелены удары возможной экспансии. Сопротивление ИГИЛу, сопротивление этой экспансии — главная цель Рамзана Ахматовича Кадырова. Под Грозным строится антитеррористический центр, оборудованный по последнему слову мировой техники и практики, там идёт изучение противника, методов ведения борьбы, оружия.

Но не только пули, не только автомат будут отражать возможную экспансию. Кадыров создает целую систему исламского образования: исламский университет, исламские писания, исламские проповедники. Он посылает молодых чеченцев в лучшие университеты Ближнего Востока с тем, чтобы они освоили новую лексику — лексику сопротивления, лексику, направленную против безумного "политического" ислама. В Чечне создается особый вид огненной проповеди. Не той тихой, умеренной, смиренной проповеди привычных проповедников, которые не могут погасить огонь ненавистников, а ислам страстный, убедительный, основанный не только на исламской догматике, но и на чувстве, на страсти, на вере, красоте.

Чечня — порубежная республика. Мы поехали по Аргунскому ущелью, кругом стояли белоснежные, дивной красоты горы, усыпанные сверкающими снегами. Внизу протекала гремучая река Аргун. У самой грузинской границы мы были на пограничной заставе нового типа, где служат контрактники. Внешне она похожа на большой коттедж — изящный, чистый. В нижнем этаже — оружейные комнаты, классы для обучения. Наверху — штабные помещения, квартиры, где живут семьи контрактников. Это не казармы с железными койками, а прекрасно современные квартиры, где на кровати спит ребенок, в стеклянном шкафу видны корешки книг, на кухне — милая жена, домашние обеды. Отсюда пограничники отправляются в свои походы на границу. Вместе с ними в дозор ходят четыре пограничных пса. Бронетранспортеры, снегоходы… Граница охраняется с помощью современных электронных систем и радиоустановок.

На сегодняшнюю Чечню и её лидера Кадырова объявлена настоящая охота. На него нападают с разных сторон. По-прежнему среди оголтелых русских националистов актуален лозунг "хватит кормить Кавказ". Они хотели бы превратить Россию в горсть мелких русских республик или городов, изгнав из неё всё, что не связано с их представлениями о русскости. Республика Русь. Бессмысленная злая идея, которая уже однажды, в период перестройки, посетила наше сознание, и мы оказались у огромного разбитого корыта.

С другой стороны, наши либералы оттачивают свои языки, свои перья, упрекая Чечню в нарушении прав человека. Испытанный приём. С этой стратегией приходили на Ближний Восток группировки оккупантов, громили Триполи, Багдад. Этим нападкам сегодняшняя Чечня дает отпор. Не хочу думать, что Рамзан Кадыров оставит свой пост, когда вокруг не счесть врагов.

Мы провели в обществе Рамзана Кадырова долгие три вечерних часа. Он был с нами откровенен, с поразительной наивной, почти детской ясностью говорил обо всём: о семье, об отце, о матери, о детях, о республике, о тех угрозах, которые на республику движутся, о новом строительстве, о том, как трудно в некоторых местах живет народ, сколько он лично получает от людей просьб и жалоб, какая у него стратегия.

Я спросил у Кадырова, как удается выстоять в сложное мучительное время, построить такой чудесный город, дивные университеты? Почему здесь молодые люди глядят на него и на весь белый свет умными, серьёзными и обожающими глазами? Что за принцип, что за философия положена в основу его деятельности? Он сказал: этот принцип прост, я унаследовал его от отца. Надо любить народ и бояться Бога. Нельзя не любить народ, из которого ты вышел. Его слезы, мука, боль и надежды — это и твои надежды, боль и мука. И нельзя заставлять народ работать через силу, направлять его туда, где хрустят народные кости, потому что это нарушение божественных заповедей. Он любит свой народ и никогда не посмеет нарушить божественные заповеди, ибо он человек веры, человек света. А если принесет народу хоть каплю несчастья, то будет проклят Богом.

Эти два условия: любить народ, бояться Бога, соединённые вместе, — и делают Рамзана Кадырова духовным и политическим лидером Чечни.

Он много путешествует по своей Чечне. Выезжает утром и возвращается поздно ночью. Бывает в ущельях, в городах, в школах, бывает у самой границы. Я спросил его: ведь это небезопасно. Он сказал: да, на меня были покушения. Я спросил: берёшь ли ты с собой оружие? Он ответил: конечно. Я попросил показать его автомат, думая, что это подарочное оружие с золотой табличкой на лакированном прикладе — умопомрачительный автомат, с которым хорошо красоваться перед телекамерой. Принесли автомат. Рамзан протянул его мне. Я держал на руках тяжелую обшарпанную машину, чей ствол потерял вороненый цвет, приклад испещрен царапинами. Это было рабочее оружие, побывавшее на войнах. Кадыров сказал: я не глава республики, я — солдат, я — пехотинец.

Я подумал: не покидай окоп, пехотинец Рамзан!

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673828 Александр Проханов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673777 Александр Проханов

Любить народ, бояться Бога

Александр Проханов

беседа главного редактора "Завтра" и главы Чеченской республики

Визит делегации Изборского клуба в Чеченскую Республику, к главе которой Рамзану Кадырову сейчас приковано внимание едва ли не всего мира, был насыщен встречами, дискуссиями, обменом мнениями с учёными, политологами, общественными деятелями, со студентами и военными.

И одним из ключевых событий стала трёхчасовая встреча с Рамзаном Кадыровым, который в беседе с председателем Изборского клуба Александром Прохановым был предельно откровенен.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, мы благодарны вам за приглашение посетить республику, за приём. В Изборском клубе объединены люди с разными взглядами, но все мы едины в любви к стране. Мы все — государственники.

У нашего клуба по России уже около 25-ти отделений. И есть мечта создать в Чечне своё гнездо. Здесь всё для этого есть: поле интенсивной борьбы, мощная консолидированная интеллектуальная среда.

Рамзан КАДЫРОВ.

Александр Андреевич, мы поддерживаем эту идею на 100%. И мы тоже — разные люди, у каждого своё мышление, но у нас есть одно — любовь к Родине. И я очень рад, что вы приехали к нам в Чеченскую республику. Сами всё увидите своими глазами. Мы готовы ответить на все ваши вопросы.

А то у нас в России много сейчас появилось умников, политологов, которые рассказывают о нас такое, что мы даже подумать не могли. Сами о себе не знаем того, что слышим от кого-то. Ищут любые поводы, чтобы очернить нас. Информационная война в полной мере.

Александр ПРОХАНОВ.

Для вас эти нападки стали неожиданностью?

Рамзан КАДЫРОВ.

Мы ожидали, что такую информационную атаку, которая ведётся против республики и меня лично, начнут в конце февраля, 23 февраля используют, чтобы поднять молодёжь. Понимали, что будут использовать вайнахский народ, ингушей, чеченцев, которые были депортированы. Но атаку против нас начали ещё в январе. И что нам остаётся? Если тебе навязывают борьбу — надо бороться. Жизнь — это борьба. И каждый день, только просыпаешься, — уже начинается борьба. Ложишься спать, пока не заснул — в голове прокручиваешь, что и как.

Если бы наши критики защищали интересы государства, народ, то, пожалуйста, отстаивай его интересы. Мы за государство, за народ погибали и не раз смотрели в глаза смерти.

А нападки на нас за что? За то, что мы любим свою Родину. За то, что готовы отстаивать интересы нашего государства. У нас нет никаких активов, никаких интересов в Европе. Лошади были, но сейчас им не дают в скачках участвовать — санкции объявляют. Вообще интересная жизнь: если ты любишь свою Родину, значит, ты плохой человек; если ты продаёшь свою Родину — весь мир тебя приветствует.

Про меня, про команду, которая сформировалась ещё при первом президенте Чечни Ахмат–хаджи Кадырове, разные мнения. Говорят и хорошее, и плохое. Если вы со стороны дали бы мне ещё и совет, что и как сделать хорошо, я был бы благодарен. И если бы вы спросили у меня что-то вам интересное, что есть у нас, чтобы потом всем рассказывать и говорить: давайте поедем к Рамзану и спросим, как у него получилось, или давайте его привезём, пусть он нам расскажет, — я с вами всем своим опытом поделюсь.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, сейчас самая насущная идеологическая задача — сформулировать и заявить на весь мир концепцию справедливости. Даже не экономика, не внешняя оборона, не проблемы элит столь важны. Владимир Владимирович Путин каждый год на Валдайском форуме произносит концептуальные манифестальные речи, когда звучит что-то абсолютно новое, выстраивающее идеологию новой России. И я жду, когда он скажет о справедливости — о базовой основе жизни любого государства.

Рамзан КАДЫРОВ.

Единственный человек в мире, который открыто говорит и поступает справедливо — это Путин. И весь западный мир вдруг против встал. Они не могут у него выиграть, не могут его сломить. Все его прогнозы, разработанные стратегии, оправданны. Он говорит: мы — великая Россия, мы никому не позволим оскорблять, унижать. Мы не хотим встать на колени, мы хотим достойную жизнь на полноправных условиях. Это всё оправданно. В чём он здесь не прав? Прав абсолютно! Справедливость олицетворяет наш президент, наш национальный лидер.

Александр ПРОХАНОВ.

И я предлагаю одно из заседаний Изборского клуба, когда его отделение будет здесь образовано, посвятить справедливости как категории, которой живёт чеченский народ. Мечта чеченского народа о справедливости: национальной, социальной, религиозной

Рамзан КАДЫРОВ.

Хорошая идея. Все хорошие начинания у нас всегда найдут поддержку.

Александр ПРОХАНОВ.

Я помню, Рамзан Ахматович, нашу с вами встречу в Гудермесе. Мы встретились ночью. Вы пришли после трудов праведных, оставив автоматы за порогом, и мы разговаривали. Меня поразила одна ваша фраза, которую я везде повторяю: лидер должен любить народ и бояться Бога. Гениальная формулировка. Это двуединство. С одной стороны — любить народ, а любить народ можно, только если сам — часть этого народа, и ты его люби так, чтобы не навредить ему своей любовью. И бояться Бога! Это грандиозная идея.

И потому ещё одно заседание нашего клуба может быть посвящено концепции лидера, проблеме лидера. Кто такой духовный лидер своего народа или своей губернии. И формула "любить народ бояться Бога" уникальна. Надо, чтобы у любого нашего губернатора в кабинете эта формула висела.

Рамзан КАДЫРОВ.

Мы готовы, Александр Андреевич, создать отделение и провести такие заседания. А готовы — значит, профессионально обучены, чтобы выполнить. Если готовы выполнить приказ — это говорит о том, что есть возможность выполнить.

Нас волнует ещё вот какой вопрос: Россия многонациональная, многоконфессиональная. Мы говорим о том, что нет предпочтений. Все равны. Но равноправия при этом нет. Есть регионы, города, где не разрешают строить мечеть. 100 тысяч мусульман, 10 тысяч мусульман проживает, а у них даже молельной комнаты нет, чтобы они могли читать молитву. И этих людей завтра Запад с удовольствием будет использовать против России. Скажет: вас притесняют.

Почему нельзя мечеть построить? Мы покупаем участок, сами строим, оплачиваем коммунальные услуги. Это религиозно-общественная организация, она имеет право строить для себя объект. В Чеченской республике мы строим храмы. Когда я стал вице-премьером, сразу поручение дал — привести в порядок христианское кладбище. Мы и сами вышли на субботник, почистили кладбище, на котором лежат и герои Советского Союза.

Но где взаимоуважение? Говорят, что у местного населения это может вызвать недовольство, что будут конфликты на национальной почве. Да если губернатор не может решить межнациональную ситуацию, его надо сажать попросту. Не выговор делать, не снимать с поста за то, что не справился, а именно сажать.

У нас улицы названы именами Трошева, Угрюмова, псковских десантников. Они и наши герои. Они защищали Чеченскую республику, Российскую Федерацию. Какая разница русский он, чеченец? Он герой.

В обществе должно меняться сознание. Все эти террористически настроенные организации, которые абсолютно не связаны с великим исламом, они сегодня пустые головы забивают. А сейчас в Дагестане, в Ингушетии уже 11 мечетей салафитов.

И вот, например, много чеченцев родилось и рождается в Европе. Люди выехали туда в 2000 году, у них появляются дети. С 15 лет по нашему чеченскому обычаю ты считаешься мужчиной: надевают кинжал, шапку, и ты — мужчина. А им там внушают: в Чечне хаос, Россия убивала, Россия коррумпирована. Всё что угодно говорят, а молодёжь, эти парни, верят. Как с ними вести диалог, как им объяснить, что у нас происходило, происходит, что делать?

Сейчас многие, кто ранее уехал, хотят вернуться домой из той же Турции. Кого-то мы вернули своими возможностями, покупали квартиры. Ведь они всё распродали, думали, что будущего нет у Чечни. Сейчас их всех привезти домой не получается. Потихоньку возвращаем, их вопросы решаем. Но там их около 200 тысяч. В Австрии — 70-80 тысяч. В Польше, в Германии, Франции, по всем европейским странам разбросаны.

И ведь их в любое время могут использовать. В Сирии в ряды воюющих вошли тысячи чеченцев, которые жили в Европе. Я ещё несколько лет назад говорил: почему европейские спецслужбы оставляют оружие у эмиров, которые, возможно, в Чечне были? Зелёная улица была у тех людей, которые у нас в федеральном розыске. Им разрешали всё. Потом собирали на натовские базы, обучали, чтобы в любое время этих людей использовать, На Украине создавали батальоны из людей, которые жили не только на Украине, но и в Европе, и собрали батальон имени Джохара Дудаева. Сегодня в Сирии самые сильные воины, кто воюет против сирийской армии — чеченцы.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, вашим людям удалось проникнуть в центр ИГИЛ. А что такое ИГИЛ?

Рамзан КАДЫРОВ.

Это сформированная Западом, финансируемая арабскими странами группировка. Определённый контингент финансирования — Катар, Турция, Саудовская Аравия, Эмираты, Кувейт. Там разные организации: "Братья-мусульмане", шииты, сунниты…

Когда мы были в Эмиратах, я поехал к королю Иордании, говорю: мусульмане, что вы делаете? Идёт братоубийственная война, нас использует Америка. Они же бомбят вас. И вы, финансируя, убиваете наших детей, женщин. Они вынуждены переселяться, миллионы людей с голоду умирают. Если вы говорите, что быть неверными плохо, хотим "Исламское государство" создавать, почему вы убиваете мусульман? Посмотрите: вот территория Сирии, она стала местом разборок между мусульманами. Зачем вы этому способствуете?

Что вы делаете? Не финансируйте. Верните своих людей домой. Это вы контролируете их сейчас, потом будет поздно. Сейчас уже и новые командиры появились, и у них взаимосвязи нет. Убили там их агента, командира, и встал на его место другой, который думает, что это джихад, надо воевать. Он из религиозных соображений поехал туда. Он этого убивает, другого убивает, третьего. Он сам себе хозяин. Это специально созданная сила, финансируемая разными государствами. Очень опасные подготовленные люди. Могут их отправить в Россию, в другие государства. Они умеют воевать. Их ведущие специалисты обучали всему, взрывному делу в том числе. Я в Эмиратах наследному принцу — он сейчас исполняющий обязанности президента — говорил: это опасность для вас в том числе. Ну, хорошо, сегодня к вам никто не придёт, у вас охрана. Но у вас у каждого есть телефон. Заходите в Интернет, а они смотрят, изучают, вербуют. В любой дом может зайти террорист, даже в мой. Как? Не открывая дверь. Если я разрешу телефон носить своим детям, они могут послушать их проповеди. И откуда знаешь, что в голову придёт? Они убедительно говорят про Коран. Люди не понимают, он правду говорит или ложь. Необразованный человек — это пища для них. Они внушают: это Аллах тебе говорит… Я всегда говорю: Аллах в этой жизни относится ко всем одинаково — и к мусульманам, и к христианам, и к иудеям.

Жизнь Пророка для мусульман — пример. Если ты пойдёшь по этому пути — попадёшь в рай. И нигде никогда Пророк не оскорбил человека — ни христианина, ни иудея.

Нам ислам говорит: если у вас в государстве вам разрешают строить мечети, молиться, соблюдать обязательные процедуры, вы обязаны защищать это государство, этого президента ли, командира ли, или царя. Если вы, защищая, погибнете — вы попадёте в рай, вы на пути Всевышнего.

Нам кто запрещает в республике строить мечети, кто запрещает изучать Коран? Никто! Самое лучшее место в мире для мусульман — Чеченская республика. И для христиан тоже. У нас самый беспроблемный регион, межконфессиональный, межнациональный.

Говорю русским, туркам, татарам, аварцам, ногайцам: давайте молодёжь растить, расширять наше влияние. Каждому русскому, кто приходит, я говорю: езжай в Надтеречный район, в Наурский, почитай людям проповедь, чтобы они проснулись, чтобы поняли, что это их регион, что они здесь равноправные.

Александр ПРОХАНОВ.

А почему проповедь, о которой ты говоришь, иногда бывает слабее той, которая произносится врагами? Ведь тысячи идут воевать за ИГИЛ.

Рамзан КАДЫРОВ.

В России думают, что в религиозном плане опасность от мусульман исходит с Кавказа, Башкирии, Татарстана. Но самая взрывоопасная в религиозном плане точка — это Москва. Салафитское направление развивается с каждым днём. Мы, все последователи Пророка, которые живут у нас, приняли решение, что в республике кто даже подумает послушать проповеди их — он уже не наш, ему среди нас не место. Я говорю: у нас в республике салафитов не будет.

Говорим: докажи свою правоту. Мы говорим им: из вас последовательно создают религиозную группу, чтобы вы стали террористами. Взяли в руки оружие — уже террористы, потому что вы выполняете те функции, которые Усама бен Ладен выполнял, сейчас ИГИЛ выполняет.

Мы пригласили: давайте диалог проведём, посмотрим, насколько вы правы научно. Они не приехали, не хотят. Почему не хотите, если правы?

Я говорю: соберите всех имамов, возьмите проповеди, докажите им научно, что у них нет ничего, связанного с религией ислама. И Пророк не имел к ним отношения.

Александр ПРОХАНОВ.

Изборский клуб недавно был в Иране, в священном городе Кум, где около 300 исламских университетов. И я поразился как их аятоллы, их муфтии подробно исследуют все тексты Корана, чтобы направить на борьбу с этими страшными ересями. Они подыскивают лексику, слова, последовательность слов, интонации, они этой проповеди посвящают огромную часть своего времени. А рядом с тобой, Рамзан, есть такие?

Рамзан КАДЫРОВ.

У нас самые сильные учёные, которые получали высшее образование, аспирантуру заканчивали, докторские защищают в лучших исламских вузах в Египте, в Сирии, в других государствах. Там "Братья-мусульмане" по своим направлениям работают. Сейчас для нас самое опасное течение — это "Братья-мусульмане".

Александр ПРОХАНОВ.

Но их же разгромили.

Рамзан КАДЫРОВ.

Нет. Не тот самый страшный враг, который автоматом водит. Ты знаешь, что у него автомат, ты видишь его. Идеологически они очень страшны. Я с пятнадцати лет прошёл путь с Ахматом-хаджи. Я встречался с разными людьми. Я читал. Я слушал Ахмата-хаджи и людей, которые с ним разговаривали, обсуждали проблемы. Я видел, как они реализовали это всё.

Есть практика, и есть теория, и военных действий, и социальных вопросов. В любом вопросе практика лучше, нагляднее, чем теория. Какой-то профессор сидит где-то в Москве и обсуждает Рамзана. Он никогда меня в жизни не видел, только мои некоторые высказывания послушал, и то не в контексте, а иногда фразы, просто вырванные из разговора. Я говорю: приезжай, поговори со мной. Я тебе всё объясню, если ты считаешь, что неправильно я это делаю. Но результат посмотри и поймёшь, что я делал правильно. Я знаю психологию моего народа, знаю религиозные соображения людей. Знаю, как вести себя в тех или иных условиях. И конечный результат, на который я работаю и которого добиваюсь, — это мир, стабильность, процветание, развитие во всех смыслах этого слова.

Я делаю добрые дела. Дороги строю, школы, детские спортивные комплексы, промышленность развиваем, сельское хозяйство. Главное — я делаю это всё для народа. По каждой позиции по развитию той или иной отрасли у нас 100-200% прироста. Это и есть результат. Как я это делаю? Все думают, что всё — на федеральные или бюджетные средства. Но во всём, что вы видите вокруг, — здания, мосты, дорога — ни одной копейки нет бюджетных средств.

Александр ПРОХАНОВ.

А как ты этого добиваешься. Как руководишь?

Рамзан КАДЫРОВ.

Когда на совещания собираю министров, я им повестку дня даже не говорю. Если он министр — должен знать всё про свою отрасль. И в любой момент отчитаться, что и как.

Когда я вошёл в руководство, не все вопросы понимал, и меня начали дурить. Я на три месяца погрузился в изучение вопросов, потом провёл заседание. Я лучше каждого министра знал, что у него в отрасли происходит. Я несу перед Всевышним ответственность. Именно как глава. Мне скажут: что ты делал? Вот это. А что ты мог сделать? Вот это! Почему не сделал? С меня спросят!

У нас в республике была программа, которую мы обосновали, какие потребности у нас. На 130 миллиардов рублей. Она секвестрировалась до 75 миллиардов. Сравните: на реконструкцию Большого театра в Москве 50 миллиардов дали, а на социально-экономическое развитие нам выделили 75 миллиардов. На театры, школы, мосты — на всё! И говорят, что Чечне, Кадырову, чтобы он не ругался, чтобы его боялись, выделяют огромные деньги, и они всё равно такие плохие.

Различные регионы по разным программам больше получили за это время, чем мы. Карачаево-Черкессия, Ингушетия. Сейчас Дагестану по экономической программе 200 миллиардов выделяют. А республика, разрушенная двумя военными кампаниями, получила по федеральной целевой программе развития и восстановления экономики 75 миллиардов.

И мне обидно бывает. Мы тоже платим налоги. У нас тоже забирают нефть, газ. Мы тоже граждане России, это тоже территория РФ. Все думают, что Чечне выделяют миллиарды. Где эти миллиарды? Где наши налоги, на что они уходят?

Всё, что видите кругом, — и проспекты Путина, Кадырова — я восстановил на спонсорские деньги. Не только чеченцы — русские ребята, которые занимаются бизнесом, выделяют нам средства, но и арабы, и немцы. Можно выйти на смотровую площадку высотного здания полюбоваться на город. И я могу про любой объект, про каждый кирпич часами рассказывать.

Это всё не моё, это построено для республики. Я хочу, чтобы люди жили в красоте. Зачем существовать, выживать? Если ты живёшь, надо жить. Давайте научимся жить. Я хочу не выживать, а жить. И чтобы мой народ жил. У каждого своя культура, обычаи, традиции. Давайте жить своими обычаями, традициями.

И я знаю из первых рук, как люди живут. У людей со мной есть прямая связь в соцсетях, и мне пишут каждый день. Я отправляю обращения министру, главе района: помоги.

Давайте, Александр Андреевич, прямо сейчас туда зайдём. Вот: "Здравствуйте, Рамзан Ахматович! Пожалуйста, отзовитесь на моё сообщение. Мне 24 года, с Казахстана, но живу в Грозном, с мамой. Мы приехала сюда 5 лет назад, у меня есть сын 3 года и 5 месяцев, у которого ДЦП. Мы с его отцом в разводе. Сын у него, и должного лечения не получает".

И она мне отправляет свой номер. Я должен послать людей всё проверить. И если реально нужна помощь — бывают ведь и аферисты — помочь.

Ещё: "Я жительница посёлка. Мне 24 года. В прошлом году закончила ЧГУ, экономический факультет, специальность "экономический специалист". Прошу вас помочь мне устроиться на работу, так как очень в ней нуждаюсь. У меня трое детей, и у мужа нет постоянного дохода".

И вот: "Уважаемый Рамзан Ахматович! Я понимаю, что к вам обращается очень много людей и мне очень неловко, но наша семья столкнулась с одной проблемой. Мы являемся молодой семьёй. Мой муж вырос в Ингушетии, он воспитывался без отца. Дом, в котором проживает его семья, находится в аварийном состоянии, и мы снимаем жильё. У нас трое детей. Мы бы хотели попросить у вас помощи в приобретении жилья".

Александр ПРОХАНОВ.

Я не забуду, Рамзан: когда в тот мой визит я ночью с вами беседовал, то показал вам письмо женщины. Она его дала мне, когда я был в церкви Михаила Архангела. В письме просьба "Рамзан Ахматович, а квартиру можно". Жительница Грозного, она ютилась по углам, потому что дома лишилась. И ты сразу набрал телефон и на следующий день в квартиру, ей тобой выделенную, уже мебель вносили. Я ей звонил несколько раз из Москвы: "Как?" — "Молюсь за Кадырова".

Рамзан КАДЫРОВ.

И русскому, и чеченцу всё, что в наших силах, мы даём. Я говорю федеральным чиновникам: у вас всегда вопросы в отношении русскоязычного населения, мол, что вы делаете для них? Так вы тоже помогайте! Русские уехали отсюда, но на новых местах не прижились. И сюда возвращаться как? Они же продали всё. Я говорю: помогайте нам, пожалуйста, этих людей устраивать. Вы свои функциональные обязанности выполняйте, я свои. Я защищаю интересы региона, народа, а вы, правительство, должны сами выявлять проблемы, помогать их решать.

Так что каждый день борьба, борьба. Борьба — это жизнь. Если ты не борешься — считай, что не живёшь, а существуешь. Мы люди, мы граждане, мы родились, чтобы жить и пронести свой груз достойно, потом достойно погибнуть. Не умереть, а погибнуть.

Вот сейчас опять повышенное внимание к региону. А я привёз всех правозащитников с Ганнушкиной вместе. Все вопросы, которые они поднимали, у них необоснованные. Я доказывал, сидел часами, отправлял комиссии. Но они не хотели с нами работать. Я собрал всех правозащитников, говорю: задайте мне вопрос, докажите, что вы большие правозащитники, чем я. Вы зарабатываете деньги, гранты получаете, придумываете дела, а я реально занимаюсь этими вопросами. Всегда говорю: приезжайте, защитники, смотрите, что хотите. Но честно рассказывайте, не обманывайте. Я — защитник. Из рода Кадыровых пять человек погибло. Многие ранены. Зачем мне играться судьбами народа?

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан, идёт охота на Путина. Идёт охота на Кадырова. Это охота не с винтовкой, это охота с помощью информационного оружия.

Рамзан КАДЫРОВ.

Винтовка — это не опасно. Опасно — когда болтают люди, и этому верят.

Тут ещё один правозащитник приехал в Ингушетию, сел в такси, выключил все свои телефоны, приехал сюда, абсолютно ему никто не мешал ни в чём. Сфотографировался там, там, ни с кем не встречался, быстро убежал. И вот он говорит: я поехал, я встречался с людьми, я готовлю доклад.

Я готов отчитаться перед кем угодно за свою деятельностью. Нет ни одного дела, которое бы я не решал лучше, чем эти правозащитники. Потому что я за народ отвечаю перед Всевышним, перед президентом, перед самим народом. У меня дети, племянники, племянницы. По моей вине они не должны страдать, и они должны ходить свободно, жить мирной жизнью. Да, я воевал, да, я уничтожал ваххабитов, террористов, за то, что они убивают мой народ.

Я не боюсь ни одного человека. Мои дети в школу ходят, в детский сад, как все. У них никаких привилегий нет. Учатся, занимаются в спортзале, в танцевальном ансамбле. Мы должны быть чистыми в том плане, что ни один человек не имеет права нас упрекнуть, что где-то мы допустили ошибку. Даже те матери, дети которых погибали, с нами воюя, меня обнимают, плачут: я хотела бы видеть своего сына рядом с тобой. Я в любой дом могу зайти. И если они меня не ценят, я сразу напишу заявление об уходе. Если человек задаст вопрос, на который я не могу ответить, я напишу заявление.

Александр ПРОХАНОВ.

Впереди выборы, и есть огромная опасность, что противником будет принесена очередная сакральная жертва. Выбирать её будут по принципу медийности, кто сделал громкое заявление. Убьют и постараются скомпрометировать либо вас, либо президента.

Рамзан КАДЫРОВ.

Мой представитель в Европе говорит, выступает там один деятель, всякие слова про меня говорит, про систему. И мой представитель опасается: если что-то с ним случится, обвинят и тебя, меня, и чеченцев, которые в Европе мирно живут. И мы, говорит, на него молимся, чтобы ему никто ничего не сделал.

Даже можно уже понять, кого американцы готовят у нас, чтобы в жертву принести и обвинить власти в политических расправах.

Но меня-то почему выбрали для нападок? Ходорковскому я чем мешаю? Почему он меня называет? Когда его сажали, я маленький был. При чём я?

Я вообще не в теме. Навального я никогда не видел в жизни и Немцова я два раза видел. Разные взгляды могут быть у людей. Иногда очень полезно критику выслушать. Но разве они — оппозиция?

Они не государственные деятели, не государственники, они не мыслят как государственники, у них есть свои личные планы и интересы. А в сегодняшней системе каждый человек должен быть государственником. Милиционер, уборщик, журналист. Должен уметь делать прогнозы, то есть понимать, к чему что ведёт. Каждый должен беспокоиться за судьбу государства. Если могут всё рассчитать только там, наверху, считай, что мы погибли. Каждый должен думать о стране и действовать в её интересах.

Человек, который сегодня говорит, что мы должны своих лётчиков сдавать, мы должны тех людей, которые воюют, предавать, — он кто? Что мы должны отдать им свой Крым… Если вы Крым отдаёте — отдайте Чеченскую республику, потом Татарстан. Так получается? Развалили Советский Союз, хотели развалить и Россию. Пришёл Путин, он не дал. Второго Путина у нас нет.

Как мы, вы можем не быть благодарными ему? Он же поднял и русский дух, при нём всё стало возрождаться. Значимость русского человека, русского народа он стал сохранять и поднимать.

Я патриот своего государства, России. Я готов выполнить приказ любой сложности. Только дайте приказ.

Александр ПРОХАНОВ.

Если что, мы их встретим, да?

Рамзан КАДЫРОВ.

Кого угодно. Абсолютно не проблема. Я на всё готов. Главное, была бы воля командира. Я вёл свою жизнь достойно, и если погибнуть, то тоже нужно достойно.

Мы готовы к борьбе. Мы всё время учимся. Отправляем специалистов учиться в разные государства. В Израиль, Европу, арабские страны… Изучать технику, что у них происходит, какие возможности. Обмен опытом ведём, участвуем в сборах.

Мы должны знать, что они делают. Если ты военный и будет приказ — ты должен понимать, куда идёшь. Если не знаешь, куда идти, ты не дойдёшь до цели. Поэтому специалисты опытом делятся. Мы говорим чуть-чуть, они тоже говорят чуть-чуть. Мы много полезного взяли для себя из обмена опытом. Министры обороны разных стран выходили на меня, чтобы направить своих специалистов в республику, поделиться опытом. Мы принимали, делились. Сотрудники полиции республики выигрывали чемпионат России, мировой чемпионат, где 43 государства принимали участие, в том числе Америка, Канада, Китай. И не какие-то сверхъестественные, а обычные милиционеры, которые службу несут, выиграли у всех ведущих стран. Дух, сила, профессионализм победили. Хорошо, что у нас высокий дух. Вот технически мы отстали, а по духу не отстаём.

Если ты военный человек, и у тебя есть всё необходимое, ты в любых обстоятельствах найдёшь возможность не погибнуть, найдёшь выход из положения. И у военного человека интересы государства — превыше всего.

Путин — человек, кому я обязан жизнью. В самый трудный момент в жизни моего народа и самой сложной ситуации в моей жизни он заменил мне всё. И он мне доверился. Его доверие я никогда не забуду. Я считаю это честью.

Мы — граждане России, и это выбор нашего народа. Мы не говорим, что это выбор всех. Но это выбор нашего народа. Мы проголосовали, мы хотим жить в составе РФ! Всё, это печать! Люди думают: Путин уйдёт, деньги закончатся, Кадыров начнёт расшатывать Россию… Зачем это говорить? Кому это нужно? Зачем мне, семьянину, у которого девять детей, война или разборки? Я тоже хочу жить спокойно, выходить на улицу, в парках гулять, по магазинам ходить. Моя мама говорит: я пошла в магазин в Гудермес за продуктами, в хозяйственный, я давно так спокойно одна не ходила по республике. Она такая счастливая. Просто пошла в хозяйственный магазин, сделала покупки. Мы скучаем по такой жизни — по мирной. Я сколько себя помню с 16-17 лет, я всегда на войне жил. Ни разу не выходил в отпуск. Был в Дубае несколько дней, и то в день десять встреч, заходить-уходить только и успевал со встречи на встречу.

Меня мой брат Сергей Аксёнов приглашает в Крым, я очень хочу поехать, но всё никак не получается.

Моя мама говорит: Рамзан, мне тебя жалко, поезжай отдохни, выключи телефон. Я говорю: мама, ты с ума сойдёшь, если я выключу телефон. Я в день три раза должен ей звонить, через день ехать к ней. Если я очень занят и не ответил на телефон, она всем звонит, как, что, где. Переживает.

Она такой человек. Вот в больницу ей надо. Поезжай, говорю. Нет, не могу я в больницу — внуки, внучки. Надо ими заниматься. Это сохранение семейного очага. Пока она есть — мы есть. Мы собираемся у неё, получаем советы, расходимся. Опять же, если мы быстро уезжаем, она начинает ругать: пять минут побыли, и всё! Мы час-два сидим, всё равно ей мало. Всё равно должен находить время для мамы каждый человек, и я должен находить время.

У нас не принято говорить о личной жизни. Но я как-то пару раз, когда рядом со своим домом был в обед, домой зашёл. И жена говорит: я думала, что умру, не увидев этого дня, что ты домой пришёл не так поздно, как всегда. Говорит: я такая счастливая, что ты домой зашёл, поел, с детьми пообщался.

Жена говорит: мне жалко детей наших, они спрашивают, почему папа не приезжает домой, с нами не играет. Мне самому страшно стало, что я делаю! Так страдают из-за меня. Сейчас я с собой в спортзал их беру, в футбол играть с сыновьями хожу. С собой их стараюсь брать, под них подстраиваюсь, чтобы в спортзал с ними вместе зайти.

Дочери учатся. Старшей семнадцать.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, у нас есть скромные дарения, которые мы привезли из Москвы. Думали: что дарить Кадырову? Одни предлагают: давай автомат подарим. Я говорю: да у них целый арсенал. Кто-то предлагает: самоходку. Говорят: да у него в карман не влезет. И мы решили подарить очень редкое и красивое издание Корана.

Рамзан КАДЫРОВ.

Это моя жизнь. Спасибо большое.

Александр ПРОХАНОВ.

Спасибо, Рамзан Ахматович, за встречу. Настоящее откровение.

Рамзан КАДЫРОВ.

Спасибо вам большое за отношение, за поддержку, мы не подведём.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673777 Александр Проханов

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter