Всего новостей: 2556515, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Малашенко Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Малашенко Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Таджикистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 мая 2016 > № 1755830 Алексей Малашенко

Что случилось на Хованском кладбище

Алексей Малашенко

В комментариях политиков преобладает мнение, что инцидент на Хованском кладбище не имеет этнической окраски. Вполне возможно, что так оно и есть – его первопричиной был передел московских доходных мест. В то же время игнорировать собственно национальный фактор нельзя. Ведь речь идет о столкновении этнических группировок, о чьих планах и настроениях власть оказалась слабо осведомлена

В прошедшую субботу, 14 мая, на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка со стрельбой, в ходе которой три человека было убито, а 26 госпитализированы. Событие незаурядное и по своему размаху мало чем отличается от терактов. Хотя к терроризму оно не имеет никакого отношения. Что произошло на этом крупнейшем (свыше миллиона зарегистрированных захоронений) московском (говорят, даже европейском) кладбище?

Произошел там настоящий бой между мигрантами из Центральной Азии и выходцами с Северного Кавказа, которых, несмотря на российское гражданство, нередко называют «внутренней миграцией». За что сражались? За контроль над кладбищем, приносящим огромные доходы, – их точные размеры назвать трудно, но исчисляются они сотнями миллионов рублей.

Кладбище было вотчиной мигрантов из Центральной Азии, в основном таджиков, которые на нем работали, причем большинство нелегально. Однако на них постоянно давили чеченская и дагестанская преступные группировки, требовавшие от азиатов уплаты дани. Говорят, что кавказцы претендовали практически на все кладбищенские доходы, намереваясь оставлять таджикам за работу лишь 10 процентов. Угрозы раздавались неоднократно, и 14 мая наступила кульминация: 15 автомобилей с кавказцами подъехали к Хованскому кладбищу, где их встретили таджики и их союзники, заранее подготовившиеся к схватке, – с арматурой и прочим холодным оружием в руках.

В сражении принимали участие, по разным данным, от 200 до 400 человек, использовалось огнестрельное оружие вплоть до автоматов Калашникова. Остановили бои подоспевшая полиция и ОМОН, которые задержали 90 человек, сорок из них оказались нелегальными мигрантами, в основном из Таджикистана.

В СМИ «защитники» кладбища именуются «азиатами», а их конкретная этнонациональная принадлежность почти не упоминается. Хотя известно, что после инцидента министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев созвонился со своим таджикистанским коллегой Рамазоном Рахимзодой и проинформировал его о произошедших столкновениях и об участии в них таджиков (кстати, по данным главы общества «Таджикские трудовые мигранты» Каромата Шарипова, в Москве их проживает более 200 тысяч).

Любопытно и то, что российские политики, а также СМИ, делая акцент на негативную роль мигрантов, практически не говорили и не писали о том, что за люди принимали участие в нападении на кладбище с кавказской стороны. Таким образом, у получателя информации складывается впечатление, что столкновение произошло между мигрантами и некими не имеющими этнической принадлежности вообще «российскими гражданами».

Нежелание определить, кто непосредственно инициировал столкновение, выглядит странным. Возникает подозрение, что те, кто претендует на роль хозяина на Хованском кладбище, рассчитывали на неформальное «понимание» своих действий со стороны властей. Похоже, что у некоторых кавказских группировок возникло определенное чувство безнаказанности, поскольку в острой ситуации они могут обратиться за помощью к влиятельным, имеющим друзей и покровителей на самом высоком уровне сородичам из кавказских диаспор.

Это подтверждается и другими недавними событиями, в частности провокациями уроженцев Чечни против внепарламентской оппозиции. За них никто наказаний не понес.

В прессе и в комментариях политиков преобладает мнение, что инцидент на Хованском кладбище не имеет этнической окраски. С одной стороны, вполне возможно, что так оно и есть, – его первопричиной был передел московских доходных мест. В то же время игнорировать собственно национальный фактор нельзя. Ведь речь идет о столкновении этнических группировок или мафий (пусть за каждой из них и стоят городские, возможно даже, федеральные чиновники).

Неслучайно сразу после столкновений директор Хованского кладбища был уволен. Формально мотивировкой увольнения, по словам руководителя московского Департамента торговли и услуг Алексея Немерюка, послужила его неспособность поддерживать на вверенном ему объекте «своевременное обеспечение безопасности». Хотя директор не мог не знать и об особом интересе таджикских мигрантов, и об угрозах в их адрес со стороны кавказских конкурентов.

Очевидно, мэру Москвы Сергею Собянину после стрельбы на Хованском придется обратить на все эти обстоятельства особое внимание. В свое время его предшественник Юрий Лужков прекрасно понимал, какую важную роль играют межэтнические отношения в Москве, и делал все возможное, чтобы не допускать их обострения. Сдерживать страсти ему в целом удавалось.

У нового московского руководства это пока получается хуже. Например, в 2013 году произошел вылившийся в массовое столкновение с мигрантами и последующий погром овощного рынка конфликт на окраине Москвы – в Западном Бирюлеве. Тогда поначалу тоже утверждалось, что он не имеет этнической окраски. Однако она была, что впоследствии признала сама администрация.

Очевидно, в некоторых ситуациях, в том числе в трагедии на Хованском, не стоит разводить по отдельным графам собственно бизнес и просто бандитские разборки и межэтническую напряженность. Все слишком взаимосвязано.

Также есть опасность, что власти попытаются привязать к этому столкновению экстремизм, запрещенный в России ИГИЛ и прочее, поскольку для них привычно списывать собственные просчеты на происки внешних сил. Тем более хованские события совпали с обострением ситуации на Северном Кавказе, где в дагестанском Дербенте местные боевики дали бой силовикам, в котором погибло несколько человек, а ответственность за случившееся взяло на себя все то же «Исламское государство». Хотя, скорее всего, главный упор власти будут делать на финансовые мотивы.

Так или иначе, но кладбищенское столкновение показало, что увлеченная борьбой с терроризмом власть далеко не полностью осведомлена о том, что происходит в мигрантской среде, не способна заблаговременно предупреждать критические ситуации. Все это неизбежно приведет к дальнейшему росту и без того высокого уровня мигрантофобии, и не только в Москве, но, скорее всего, и по всей стране.

Таджикистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 мая 2016 > № 1755830 Алексей Малашенко


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 марта 2016 > № 1673755 Алексей Малашенко

Уйдет ли Рамзан Кадыров?

Алексей Малашенко

Путин оказывается в щекотливом положении. Он, скорее всего, попросит или прикажет Кадырову остаться на своем посту. Но тем самым действительно признает, что не может без него обойтись, то есть косвенно продемонстрирует свою слабость. А этого Путин очень не любит

Главный ответ на этот вопрос короток и прост: не уйдет, потому что сам не хочет и уйти ему не дадут.

Напомним, о чем конкретно идет речь. В апреле официально истекает срок полномочий главы Чечни Рамзана Кадырова. На посту главы республики он пребывает с 2007 года. Сначала он служил президентом, но затем, когда этот титул применительно к входящим в Российскую Федерацию республикам стал раздражать Кремль, было принято решение его более не использовать. Первым от президентства отказался сам Кадыров, ставший с 2011 года скромно именоваться «главой Чеченской Республики». (Сегодня среди российских регионов президент остался только в Татарстане – Рустам Минниханов.)

При этом Чечня остается эксклюзивным субъектом РФ, а ее хозяин эксклюзивным региональным политиком, непосредственно подчиняющимся только президенту России. В произнесенном им однажды, а затем не раз повторенном «я – пехотинец президента» содержится глубокий политический смысл: в наше время неутихающих войн и конфликтов невозможно лучше сказать о лояльности, о преданности главе государства.

Но вдруг в самый канун своего переназначения, в котором никто не сомневался, Кадыров заговорил, что он готов уйти, потому что считает свою миссию выполненной, что в Чечне есть кому его заменить, а сам же он готов быть «чернорабочим». Более того, Рамзан призвал свой народ, чеченцев, не устраивать манифестаций, требуя, чтобы он остался. Возможно, он заведомо был уверен, что они начнутся.

Хотя до сегодняшнего дня никто не сомневался, что место главы Чечни Кадыров будет занимать вечно, иначе говоря, пока Путин президентствует в России. Уместно вспомнить, что сам Рамзан как-то раз «обмолвился», что он (Путин) должен быть ее (России) пожизненным президентом.

Что случилось? Откуда у Рамзана такая рефлексия? Первое, что приходит в голову, что все это театр. Кадыров хочет, чтобы его попросили остаться. Точнее, попросил остаться сам Путин. Ведь тогда станет еще более очевидной его значимость как политика. Станет ясно то, что без него Кремлю и лично президенту не обойтись. В каком-то смысле «пехотинец» подставляет своего «командующего», поскольку в сложившейся ситуации обращение начальника с просьбой к подчиненному может быть воспринято как слабость первого, даже его зависимость от второго.

Путин оказывается в щекотливом положении. Он, скорее всего, попросит или прикажет Кадырову остаться на своем посту. Но тем самым действительно признает, что не может без него обойтись, то есть косвенно продемонстрирует свою слабость. А этого Путин очень не любит.

Тем более это не придется по вкусу силовикам, которые давно мечтают найти управу на главу Чечни и особенно на его приближенных.

Если Кадыров останется, то его позиция станет абсолютно несокрушимой. У него будут полностью развязаны руки, а его люди смогут безнаказанно швырять торты не только в оппозиционеров.

Помимо всего прочего, разговоры Кадырова о его возможной отставке в самой Чечне могут послужить проверкой кое-кого из его команды, политического клана на верность и личную преданность вождю. Вдруг кто-нибудь сочтет его маневр за слабость и отойдет в сторону, станет искать нового патрона. Примерно так действуют некоторые постсоветские президенты, когда создают утечку информации о своей болезни, возможном уходе, а затем с любопытством наблюдают, кто и как поведет себя в этой нештатной ситуации.

Пофантазируем еще немного. Предположим, что произойдет рокировка: Кадыров выбирает себе преемника, сам оставаясь при этом всемогущим, хотя и неформальным лидером республики. То есть поступит так, как поступил сам Путин, временно усадив в 2008 году в свое кресло Дмитрия Медведева.

Такой ход событий, внешне безобидный, может оказаться для Рамзана чреватым некоторыми неприятностями. Политика дело опасное, и кто поручится, что его преемник, став формальным главой Чечни, вдруг не возомнит себя ее истинным правителем, а Кадыров тогда ему будет только мешать? Противостояние между ними может привести к непредсказуемым последствиям, особенно если учесть, что на стороне Кадырова остается выпестованная им личная гвардия. Недавно ее показывали по одному из федеральных каналов, и это выглядело весьма впечатляюще. Напряженность же в Чечне, грозящая оказать негативное влияние на соседние республики, Москве не нужна.

Представим другой вариант. Путин «устал» от Кадырова, от его эксцентричных поступков и заявлений, раздражен тем, что Рамзан начинает его шантажировать, вымогая просьбу о повторном назначении. Наконец, президент почувствовал некоторое неудобство перед коллегами-силовиками, вынужденными терпеть выходки подчиненных своего «пехотинца». Удивительно вовремя подвернулся и доклад Ильи Яшина о положении в Чечне, в котором обстоятельно показано, что образ правления Кадырова и сам правитель далеки от идеала и даже дискредитируют федеральную власть. И тогда президент сказал: «незаменимых у нас нет». А заодно тем самым припугнул и некоторых других регионалов, слегка позабывших, что они живут и работают в условиях пусть и проржавевшей, но пока еще существующей вертикали власти.

В этом случае Кадыров должен получить то, что называется «золотым парашютом», но не в плане материальной компенсации, а скорее новое назначение, уже на федеральном уровне. Например, его сделают вице-премьером, курирующим вопрос, скажем, «диалога цивилизаций» или чего-нибудь в этом роде.

И, наконец, самое последнее и самое невероятное. Рамзан своим чутьем вдруг уловил в российской политической атмосфере нечто такое, что заставило его отойти в сторону от власти. Он решил покинуть корабль, который получил слишком много пробоин и начинает погружаться на дно.

Но, повторяю, все это больше фантазии. Суровая же реальность такова, что кем Рамзан Кадыров был, тем он и останется.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 марта 2016 > № 1673755 Алексей Малашенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter