Всего новостей: 2657374, выбрано 9 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия. Арктика. СЗФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718362 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов в части обеспечения программ развития Северо-Кавказского федерального округа, Дальнего Востока, Байкальского региона, Арктической зоны, Калининградской области, республик Карелия и Крым, Севастополя и реализации государственной национальной политики.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы только что обсудили расходы федерального бюджета на демографию, здравоохранение, образование, науку, молодёжную политику и социальное обеспечение. Сейчас рассмотрим расходы на развитие ряда особых территорий: Калининграда, Карелии, Крыма, Севастополя, Северного Кавказа как округа, Дальнего Востока и Байкальского региона, Арктической зоны. И обсудим программу по государственной национальной политике.

Задачи, которые стоят в этих регионах, очень разные. Специфика каждой территории должна быть тщательным образом учтена. С другой стороны, в чём-то эти задачи сходны. Заявок на проекты, как всегда, много. Время идёт, возникают дополнительные потребности, что вполне понятно, плюс есть цели, установленные указом Президента. Нам предстоит отобрать именно те проекты, которые, во-первых, критически важны для каждого конкретного региона именно сегодня, прямо сейчас, и которые дают наибольший эффект в перспективе, то есть могут привлечь инвестиции, что, наверное, самое главное, и повысить уровень жизни людей, что не менее важно. Конечно, надо выдержать правильный баланс по отраслям, а также между экономическими и социальными задачами. Поддержать позитивные изменения, которые уже происходят в регионах. Самое главное – соотнести растущие потребности с возможностями федерального бюджета. В такой логике мы и будем действовать.

Буквально несколько слов по каждому из направлений.

Первое направление – Дальний Восток и Байкальский регион. Одна из главных задач – поддержка крупных инвестиционных проектов и создание под них инфраструктуры. Прежде всего – внутри территорий опережающего развития, коль скоро мы используем эту новую форму развития. Здесь мы наблюдаем позитивную динамику. На Дальнем Востоке действительно рекордный рост инвестиций. Другой вопрос, с чем сравнивать, но в любом случае темпы промышленного развития там существенно выше, чем в среднем по стране.

Совсем недавно, 10 августа, я посетил Петропавловск-Камчатский. Провёл заседание Правительственной комиссии, где мы обсудили и проблемы региона, и проблемы и перспективы развития всех территорий. Один из ключевых и очевидных выводов: бизнес будет готов инвестировать, если будут нормальные инфраструктурные условия, то есть дороги, мощности, нормальные условия для того, чтобы развивать бизнес, и, конечно, полноценные, человеческие условия для жизни людей. И здесь по-прежнему сохраняется дефицит современного жилья. Я посмотрел, как там всё выглядит. Что скрывать: есть позитивные изменения, но очень многое выглядит, скажем так, грустно. Сохраняется дефицит современного нормального жилья, школ, доступных медицинских учреждений, мест досуга, спортивного оборудования и спортивных объектов. И над этим нужно работать в первую очередь.

Не следует забывать и про колоссальный туристический потенциал региона, который требует развитой инфраструктуры. Всё это нужно будет учесть при формировании федерального бюджета.

Второе – это Крым и Севастополь. Это, понятно, одна из самых объёмных федеральных целевых программ. В силу того колоссального отставания, которое произошло по известным историческим причинам. Речь идёт, по сути, об обновлении всей инфраструктуры: дорог, энергокомплекса, инженерных коммуникаций. И конечно, о решении назревших социальных вопросов – о строительстве детских садов, школ, решении проблемы аварийного жилья, ремонте больниц, создании условий для людей, которые приезжают в Крым на отдых.

Я также относительно недавно проводил там совещание, и этими вопросами мы занимались.

Третье – Северный Кавказ. Продолжим развивать экономику этого округа, опираясь на конкурентные преимущества. Какие они? Прекрасные условия для сельского хозяйства, прекрасный курортный потенциал. Здесь у нас намечены региональные инвестпроекты в сфере промышленности и аграрного комплекса. В планах – дальнейшее обустройство особых зон туристического кластера, таких как «Архыз», «Эльбрус», «Ведучи». Такие зоны должны появиться в каждом субъекте Федерации, который входит в Северо-Кавказский округ.

Четвёртое – Калининградская область. Здесь мы традиционно делаем акцент на сохранении благоприятных условий для предприятий, в том числе для резидентов особой экономической зоны, с учётом эксклавного характера региона. Это и снижение издержек производств на транспортировку, и инвестиционная привлекательность, и, скажем прямо, в данном случае обеспечение безопасности – не только безопасности в узком смысле этого слова, но и экономической безопасности.

Пятое – Карелия. В регионе неплохие условия для развития промышленности. Это популярный туристический центр, который привлекает многих людей. Здесь важнейшее направление государственной поддержки – дорожная инфраструктура. Эффект от заложенных в программу проектов должен быть достаточно быстрым. В Карелии я тоже относительно недавно проводил совещание, посвящённое развитию лесного комплекса и самой республики.

Шестое, о чём мы обычно говорим отдельно, – это Арктика. Мы продолжим развивать Северный морской путь, обеспечивать судоходство в Арктике, формировать опорные зоны развития, которые необходимы для промышленного освоения региона. Конечно, в дальнейшем потребуется ещё немало усилий, чтобы добиться связанности этого уникального региона и раскрытия его колоссального экономического потенциала.

И наконец, последнее, – программа по государственной национальной политике. Здесь несколько направлений.

Первое направление – поддержка коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В частности, повышение доступности для них объектов социальной и инженерной инфраструктуры, сохранение традиционных видов ведения хозяйства, самобытности, языков.

Второе – мониторинг межнациональных и конфессиональных отношений. Это тоже серьёзная и важная задача.

И наконец, третье – создание условий для работы общественных объединений и организаций в сфере национальной политики. Тут есть разные инициативы, включая инициативу создания Дома народов России. Есть и другие. Давайте поговорим о каждой из них.

Россия. Арктика. СЗФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718362 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674213 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О ситуации в топливно-энергетическом комплексе Северного Кавказа, о приоритетных направлениях работы в рамках госпрограмм и национальных проектов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги, у нас сегодня с вами очередное заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Северо-Кавказского федерального округа.

Наша комиссия впервые собралась в таком составе. Теперь тематику Северного Кавказа курирует вице-премьер Виталий Леонтьевич Мутко, профильное министерство возглавляет Сергей Викторович Чеботарёв. И, как вы знаете, приступил к своим обязанностям новый полномочный представитель Президента в округе Александр Анатольевич Матовников. Рассчитываю, что такое кадровое обновление даст положительный эффект. Проблем в округе немало, все они требуют эффективного решения.

Сегодня мы обсудим два достаточно острых вопроса.

Первый, к сожалению, носит для нашей комиссии традиционный характер. Это ситуация в топливно-энергетическом комплексе округа, она совсем не простая. Решения по исправлению ситуации выполняются не слишком быстро. Там есть и положительная динамика, и отрицательные процессы. Будем разбираться, по каким причинам это происходит.

Во-вторых, нам предстоит определить приоритетные направления работы в рамках государственных программ и национальных проектов, чтобы подтянуть показатели социально-экономического развития субъектов округа до среднероссийских. Это одна из важнейших задач, которую мы с вами исполняем в последние годы.

Начнём с топливно-энергетического комплекса. Проблема давняя и главная – это неплатежи.

В прошлом году было оплачено меньше 85% потреблённого газа. Общая задолженность выросла на 13 млрд рублей. Долги за электроэнергию увеличились более чем на 3,5 млрд. В этом году ситуация фактически не меняется и задолженность продолжает расти. Да, часть задолженности гасится, но проблема заключается в том, что платежи всё равно не составляют требуемой суммы, то есть стопроцентной оплаты нет. И соответственно, общий объём задолженности продолжает расти.

Неплатежи в значительной степени вызваны отсутствием должного учёта поставленных энергоресурсов и системной работы с потребителями. Мы с вами – я в данном случае уже обращаюсь к руководителям регионов, входящих в округ, – это всё хорошо знаем. Газовые и электрические сети на Кавказе сильно изношены. И на потери при транспортировке часто списывают всё, что фактически было просто украдено – как в результате самовольных подключений и врезок, так и с применением различных схем уклонения от уплаты, включая намеренное банкротство предприятий ЖКХ и энергосбытов. Ветхие сети (иногда непонятно, кому принадлежащие, бесхозные, или хозяин всем известен, но юридически этого хозяина найти невозможно, хотя фактически понятно, кто что контролирует), абсолютно неточные клиентские базы – это всё выгодно прежде всего самим злоумышленникам, то есть тем, кто на этом зарабатывает. Они тормозят решение этих проблем и подпитывают коррупцию в этой сфере.

Чтобы переломить ситуацию, требуется координация усилий глав регионов, руководства энергокомпаний и правоохранительных органов. Мы с вами уже этим занимались на протяжении нескольких предыдущих лет. Ещё раз хочу сказать: ситуация в чём-то меняется, но меняется недостаточно. Потребуются и кадровые решения, и, конечно, наказание виновных. Хочу сегодня услышать, что было сделано в этом направлении как по линии федеральных структур, так и энергетических компаний, какие есть предложения. Естественно, обсудим это с участием руководителей регионов.

Теперь – о государственных программах и национальных проектах. Мы отлично с вами знаем, что многие показатели социально-экономического развития Северо-Кавказского округа ниже среднероссийских. Я это говорю про такие тяжёлые истории, например, как третья смена в школах, чем мы тоже с вами занимались. Поэтому для достижения общероссийского уровня округу нужно развиваться быстрее других. Собственно, с этим и связано наличие нашей с вами комиссии, потому что по другим округам подобных комиссий мы не создаём, кроме Дальнего Востока.

В прошлом году Северный Кавказ получил статус приоритетной территории. Это значит, что в действующих государственных программах надо было сформировать специальные разделы по поддержке развития регионов округа, причём по многим направлениям – опережающими темпами.

Тем не менее эта работа пока не ведётся на должном уровне. Специальные разделы по Северо-Кавказскому округу предусмотрены только в 22 госпрограммах (из предполагаемых 28). Уровень их финансирования тоже является недостаточным.

Федеральные ведомства должны полнее учитывать специфику округа при определении финансирования государственных программ, региональные власти – тщательнее прорабатывать свои предложения, Министерство по делам Северного Кавказа – отладить механизмы взаимодействия между всеми этими структурами.

Это в полной мере касается и подготовки предложений в приоритетные проекты.

Все они направлены на решение задач, которые поставлены Президентом в майском указе.

Главная задача – сделать жизнь людей более обеспеченной и благополучной. Очевидно, что для решения этой задачи в округе требуются серьёзные усилия. И это должно быть учтено в планах мероприятий по приоритетным проектам. Особенно по таким направлениям, как состояние школ в округе, развитие научного и культурного потенциала. Внимательного отношения, конечно, требует и уникальная природа Кавказа, и целый ряд других вопросов.

Развитие экономики округа – ещё одна важнейшая задача. Это, собственно, связанные задачи. Для её решения требуются квалифицированные кадры. Я подписал распоряжения Правительства, которые впервые включают Карачаево-Черкесскую Республику и Чеченскую Республику в программу содействия переселению соотечественников из-за рубежа. Ожидается, что в течение трёх лет, с 2018 по 2020 год, в Чеченскую Республику приедет 150, а в Карачаево-Черкесскую – 375 человек. Прежде всего это высококвалифицированные специалисты и рабочие, специальности которых востребованы на региональном рынке труда. Надеюсь, это поможет укрепить экономику республик и округа в целом.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674213 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209184 Дмитрий Медведев, Ольга Васильева

О строительстве новых школ в Северо-Кавказском федеральном округе.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил общеобразовательную школу имени Т.К.Агузарова в селе Нижняя Саниба.

Совещание о строительстве новых школ в Северо-Кавказском федеральном округе

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались во Владикавказе, для того чтобы обсудить довольно сложную проблему по обеспечению доступности качественного школьного образования на Северном Кавказе. Мы рассматриваем эту тему отдельно, потому что на Кавказе своя специфика, прежде всего она связана с демографической ситуацией. Здесь рождается много детей, живёт много молодёжи, и социальная инфраструктура должна соответствовать их потребностям, особенно это касается сферы образования.

Мы прекрасно понимаем, насколько важным является качественное образование везде и здесь, на Кавказе, в частности, потому что это хороший трамплин для будущих достижений, от него во многом зависит выбор профессии и, по сути, жизненные перспективы каждого человека. В неменьшей степени это ещё и вопрос сохранения единого культурного пространства страны, а также противодействия тем, кто пытается вовлечь подростков, молодёжь в противоправную и экстремистскую деятельность.

Сейчас в округе, на это хочу обратить особое внимание, проживает почти десятая часть всех школьников страны, то есть около 1,2 млн детей, а действующих организаций общего образования – 3260. В 2016–2017 учебном году в трёхсменном режиме работала 61 школа в масштабах округа. В третью смену учились более 7 тыс. учеников. Это, конечно, плохая цифра.

Проблемой трёхсменки мы плотно занимаемся с 2014 года. В рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» построено более 60 общеобразовательных организаций, это порядка 35 тыс. дополнительных мест. В этом году на строительство новых школ в Северо-Кавказском округе предусмотрено в общей сложности более 5 млрд рублей из федерального бюджета. Планируется, что это позволит создать ещё около 14,5 тыс. мест.

Тем не менее, по оценке, которую делали наши профильные ведомства и Министерство по делам Кавказа, для решения проблемы требуется почти в четыре раза больше новых учебных мест, порядка 57 тыс. По количеству учебных мест мы ещё поговорим, эти цифры нужно точно сверить, но, видимо, масштаб проблемы где-то близкий – это не менее 114 новых школ и довольно значительное число капитально реконструируемых школ.

Причины, во-первых, в том, что мы не вполне успеваем за рождаемостью. А во-вторых, в округе много старых школьных зданий, и даже капитальный ремонт не всегда спасает положение. В целом требуются весьма серьёзные деньги, так что нам нужно взвесить все наши возможности. Рассчитываю, что в результате сегодняшнего совещания мы эти возможности дополнительно изыщем.

Теперь послушаем выступления наших коллег – сначала Министра образования, потом Министра по делам Северного Кавказа. Проблема понятна, она с финансовой точки зрения непростая, но с точки зрения организации работы она, в общем, нам хорошо понятна, потому что мы эту работу ведём в масштабах всей страны. Ольга Юрьевна (обращаясь к О. Васильевой), пожалуйста.

О.Васильева: Для того чтобы получить возможность хорошего образования, нужно решить много задач, провести много мероприятий, и главное из них – это перевод обучения в односменный режим. По данным Росстата, на начало 2016–2017 учебного года обучение школьников в трёхсменку зафиксировано в Российской Федерации в трёх регионах. Два из них входят в состав СКФО. В Республике Дагестан обучается в третью смену 3095 детей, или 0,8% от общей численности обучающихся детей в республике. В Чеченской Республике в третью смену обучается 4198 детей, или 1,6% общей численности; здесь это 38 школ. Что касается Дагестана, там трёхсменка в 23 школах. Очень хорошие результаты у руководства Республики Ингушетия, в которой удалось ликвидировать обучение в третью смену.

Что касается двухсменного обучения, то на территории СКФО в режиме двух смен работают 1394 школы, где обучаются 282 336 ребят, что составляет 23% от общего числа школьников. При этом количество аварийных зданий и зданий, которые нуждаются в капитальном ремонте, составляет на сегодняшний день 1197. Это цифры Росстата, региональные цифры колеблются.

На федеральном уровне создано несколько инструментов, которые поддерживают субъекты Российской Федерации в строительстве социальной инфраструктуры. В частности, это целевая программа «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010–2016 годы» и подпрограммы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, которые входят в состав СКФО, на 2016–2025 годы.

По итогам реализации этих мероприятий удалось ввести в эксплуатацию 12 образовательных объектов с общим количеством мест 6495. В 2017 году планируется завершить строительство и ввод в эксплуатацию ещё четырёх образовательных объектов, начатых в 2016 году в том числе. Один объект на 500 мест – в Ставропольском крае, один объект на 804 места – в Республике Дагестан.

Кроме того, в целях ликвидации многосменного обучения реализуется программа по содействию созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях, более известная как «Школа-2025». В рамках этой программы в 2016 году трём регионам, входящим в состав СКФО – Дагестану, Ингушетии, Чеченской Республике, были предоставлены субсидии общим объёмом более 3 млрд рублей на возмещение затрат, связанных со строительством, выкупом, а также капитальным ремонтом зданий. И в 2016 году было построено пять зданий школ общей проектной мощностью 4288 мест. Однако хочу подчеркнуть, что только две школы в Чеченской Республике приступили к учебному процессу после сдачи объектов в эксплуатацию. В трёх школах в Республике Дагестан, Ингушетии и Чеченской Республике запланировано начать обучение с 1 сентября текущего года. Это соответствует нашим правилам, но если школы готовы, то можно было начать учиться сразу. Тем более когда трёхсменка.

С января 2017 года программа реализуется в формате приоритетного проекта в рамках направлений стратегического развития Российской Федерации, что предполагает дополнительную ответственность за достижение результатов. Хочу отметить, что в 2017 году заявки на получение субсидий поступили из всех регионов СКФО, кроме Кабардино-Балкарской Республики. Из 25 млрд, выделенных Правительством Российской Федерации в текущем году, почти 5 млрд направлены на строительство школ в СКФО и выкуп 12 новых школ общей проектной мощностью 7965 мест. В целом до конца 2017 года за счёт федерального бюджета должно быть введено 80 зданий общеобразовательных организаций общей мощностью 54 435 новых мест, из которых 30 школ общей мощностью 12 778 мест расположены в сельской местности.

Теперь отдельно для уважаемых глав регионов. На текущий момент зафиксирована следующая степень готовности объектов на территории СКФО: на 10% готов один объект в Республике Ингушетия; от 10 до 30% – три объекта в Республике Дагестан, по одному объекту в республиках Ингушетия, Карачаево-Черкесия и Северная Осетия – Алания и четыре объекта в Чеченской Республике; от 50 до 80% – один объект в Ставропольском крае. Тем не менее, я в этом уверена, к 1 сентября 2017 года все объекты будут введены. Учитывая, что есть определённые риски, я обращаюсь к руководителям республик с просьбой взять под личный контроль строительство школ, о которых мы сейчас говорим.

В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, Минобрнауки предоставило Минфину России информацию о дополнительной потребности субъектов Российской Федерации в средствах федерального бюджета в объёме 10,9 млрд на 2017 год. В случае изыскания дополнительных средств федерального бюджета данные средства будут направлены в 23 региона на строительство и выкуп 35 объектов образования общей мощностью 18 300 мест, в том числе в четыре региона СКФО – Дагестан, Ингушетию, Ставропольский край и Чеченскую Республику, где планируется построить и приобрести девять новых объектов образования общей мощностью 5144 места. Потребность в дополнительном финансировании в этих регионах очень высока. Поэтому из ряда регионов, не только СКФО, стали поступать предложения об отказе в правилах предоставления субсидий от механизма возмещения затрат и переходе на механизм софинансирования. Данная мера, на наш взгляд, приведёт к тем же рискам, что мы наблюдали в рамках модернизации региональных систем дошкольного образования, – в виде недофинансирования со стороны субъектов Российской Федерации. Кроме того, некоторые федеральные органы власти и представители федеральных округов, включая СКФО, предлагают включить в государственную программу Российской Федерации «Развитие образования» на 2013–2020 годы подпрограммы или разделы по отдельным регионам, федеральным округам, что приведёт, на наш взгляд, к определённым приоритетам, появлению приоритетных регионов в плане предоставления субсидий на создание новых мест в общеобразовательных организациях. Это неравные условия для регионов и обучающихся. Мероприятия государственной программы не имеют территориальной привязки. Кроме того, данная программа включена в разряд пилотных государственных проектов, которые имеют как процессные разделы, так и проектные, что тоже не предполагает территориального признака. Поэтому мы предлагаем, прекрасно понимая необходимость строительства школ в СКФО, в 2018 году изыскать под отдельную программу (я подчёркиваю, под отдельную, потому что это вызовет определённое напряжение) 5 млрд, а в 2019 году – 10 млрд.

Д.Медведев: Под отдельную программу – это какую?

О.Васильева: Дмитрий Анатольевич, я думаю, что не «Развитие образования», потому что здесь нет территориальной привязки. Может быть, через «Школу-2025», но как-то отдельной программой для этих регионов, потому что это самые нуждающиеся регионы. Мы посчитали, что в этом году мы как-то выйдем из положения, а в следующем году для решения вопроса необходимо 5 млрд (мы примерно посчитали) и в 2019 году – 10 млрд. По нашим подсчётам, это должно закрыть наши потребности. Не все, конечно, но большинство. Потому что только в Алании, где мы находимся сейчас, 146 объектов, которые… Есть школа 1876 года на территории республики, в которой обучается 470 человек. И таких школ достаточно.

Д.Медведев: Нам эту задачу нужно решить, во-первых, применительно вообще ко всем школам в стране. Это раз. На Северном Кавказе как минимум нам нужно в ближайшее время ликвидировать трёхсменку. Что скрывать, трёхсменное обучение – это просто не образование. И потом, это создаёт нам другие проблемы.

Л.Кузнецов: Единственное, что добавлю к докладу Ольги Юрьевны. Вы сказали правильно, 1 млн 205 тыс. детей сегодня учатся на Северном Кавказе. Мы сделали с учётом демографических цифр прогноз до 2020 года, у нас будет учиться 1 млн 331 тыс. Мы видим: 130 тыс. школьных мест нам нужно будет не то что сохранить, а ещё дополнительно создать. Поэтому при анализе вопроса выделения денежных средств я просил бы обратить внимание в том числе и на эту цифру. Мы должны понимать, что в каждом регионе (это Ставропольский край, Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкария и так далее) у нас разные цифры. Это первое.

Второе. Дмитрий Анатольевич, с одной стороны, есть Ваше решение о том, что по специальным территориям в госпрограммах и ФЦП могут появляться специальные разделы, по Дальнему Востоку такая практика сегодня существует. Поэтому как инструмент предлагается в том числе отдельный подраздел по Северному Кавказу. И у нас есть второй инструмент, это наша госпрограмма по Северному Кавказу. Тогда для того, чтобы не создавать спорные тенденции и принципы работы по программе образования, можно интегрировать сюда. И по цифрам. Если в течение двух лет 10–15 млрд будет поддержано, мы считаем, что как раз в рамках этого мы сможем закрыть тему трёхсменки. Но в рамках бюджетного периода 2020–2021 годов нужно будет ещё раз к этим цифрам вернуться, учитывая те общие показатели относительно 1 млн 331 тыс. детей, которые к 2020 году должны учиться на Северном Кавказе в средней и общей школе.

Список участников совещания о строительстве школ в Северо-Кавказском федеральном округе, 13 июня 2017 года:

http://government.ru/media/files/5ikBoAyADt5iQjNEDczAQyOVEberQFQf.pdf

Россия. СКФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209184 Дмитрий Медведев, Ольга Васильева


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О развитии внутреннего и въездного туризма на территории СКФО.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня заседание правительственной комиссии посвящено, безусловно, важной для Северного Кавказа теме (может быть, одной из самых важных) – развитию внутреннего и въездного туризма на территории Северо-Кавказского округа.

Понятно, что для отдыха на Кавказе существует огромное количество возможностей. В целом ряде населённых пунктов созданы достаточно современные и комфортные условия для туристов. И мы сегодня с утра посмотрели, как Архыз выглядит. Надо признаться, впечатляет, это уже современный курорт – и покататься на лыжах там можно, и просто отдохнуть.

Но, к сожалению, пока это не общее правило. Перед совещанием мы посмотрели некоторые объекты здесь, в Ессентуках. Они тоже очень разные: какие-то объекты новые, красивые, а какие-то объекты старые, требующие реконструкции, реставрации, а может быть, даже и передачи в другие руки.

Очевидно, что с такой сложной инфраструктурой развивать туризм на Северном Кавказе будет затруднительно. Поэтому мы сегодня обсудим, как сделать работу по развитию туристической отрасли в Северо-Кавказском округе более эффективной и как можно скорее добиться ощутимых результатов.

Современный человек вообще уделяет организации своего отдыха особое внимание и готов в это вкладывать серьёзные деньги. Достаточно сказать, что доля индустрии туризма в мировом валовом внутреннем продукте достигает почти 10%. 10% мирового ВВП – это туризм. Не нефть и не газ, а туризм. Это одна из самых прибыльных отраслей экономики, на неё приходится почти каждое 11-е рабочее место. Дополнительные источники экономического роста, новые рабочие места – это то, что очень нужно регионам Северного Кавказа. Чтобы их получить, на Кавказе в принципе есть всё необходимое. Здесь исторические памятники соседствуют с уникальной природой, горы, древние города дают возможность интересно и разнообразно отдохнуть, а если говорить про экологию, минеральные источники – просто поправить здоровье, причём на протяжении всего года.

На Северном Кавказе можно развивать три из четырёх самых популярных направлений туризма, а именно горный, бальнеологический и культурно-исторический. На них вместе с пляжным отдыхом приходится 80% мирового туристического потока. В последние годы мы системно занимаемся формированием здесь горнолыжного и медицинского кластеров. Действуют соответствующие ФЦП, разделы государственных программ, созданы институты развития, а именно Корпорация развития Северного Кавказа и «Курорты Северного Кавказа». Определённые результаты есть. В прошлом году все курорты региона посетили почти 1,5 млн туристов. Особенно заметен прогресс в горнолыжном секторе, за два года он увеличился вдвое – до полумиллиона человек. Однако, по оценкам экспертов, Северный Кавказ способен принимать гораздо больше туристов – до 10 млн человек в год. Надо постараться занять на этом рынке место, которое достойно наших возможностей.

Для решения этой задачи надо шире применять проектный подход, с чёткими сроками, целевыми показателями, чтобы и на федеральном, и на региональном уровне каждый понимал меру своей ответственности, чтобы частным инвесторам были ясны горизонты планирования по бизнесу. Причём концентрировать усилия надо на проектах, которые способны подтянуть и соседние территории. Если говорить про горнолыжный туризм, у нас сейчас три таких проекта: «Архыз, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии и «Ведучи» в Чечне. Причём «Архыз» уже приближается к показателям хорошего, эталонного курорта.

Тем не менее конкуренция на рынке горнолыжного туризма высока, стандарты сервиса постоянно растут. Нам нельзя отставать по качеству, для этого нужны квалифицированные кадры, надо наладить их подготовку и аттестацию. Для меня было неожиданно, что, оказывается, все инструкторы по горным лыжам работают без надлежащего оформления их прав. То есть они, по сути, все находятся вне закона. Надо с этим разобраться обязательно, и по итогам совещания такое поручение должно быть подготовлено. Нужно цивилизовать эту работу, сделать её современной.

Есть ещё один вопрос – страхование жизни и здоровья туристов. В горах всякое случается, и, действительно, нужно, чтобы страхование сюда приходило. А пока с этим есть проблемы. Обсудим, как их решить.

Можно посмотреть и на импортозамещение. Мы с вами понимаем, что целый ряд конструкций, в том числе металлоконструкций, которые связаны с подъёмниками, – это большие, сложные сооружения, которые мы заказываем и закупаем за границей за большие деньги. Вполне можно это железо производить дома или договориться с кем-то из крупнейших производителей – их, собственно, в мире по пальцам одной руки можно пересчитать – о том, чтобы создать какие-то производственные участки и у нас.

Ключевой проект в сфере бальнеологического туризма – это медицинский кластер на территории Кавказских Минеральных Вод. Это уникальный курортный регион. Здесь есть определённая инфраструктура, но она не в лучшем состоянии. Точнее, она разная: есть хорошие санатории, есть совсем уже старенькие. Нужно подтянуть эту инфраструктуру как с точки зрения сервиса, так и с точки зрения лечения. Наша цель – сделать Кавказские Минеральные Воды источником развития отрасли медицинского туризма, который в нашей стране сейчас практически отсутствует. В программе этот проект есть, но надо посмотреть, чтобы он был рациональным, чтобы деньги не тратились впустую, чтобы он дал толчок развитию всего этого сегмента. Тем более что медицинский туризм, как известно, один из самых высокодоходных, достаточно вспомнить пример Израиля или Чешской Республики.

Здесь расположено 3,5 тыс. памятников истории и культуры, уникальных природных комплексов. Надо обязательно вовлечь их в туристический обиход, чтобы их можно было посещать и получать необходимую информацию об этом.

Л.Кузнецов: На сочинском форуме Вы, Дмитрий Анатольевич, в своём выступлении на пленарном заседании сказали, что каждому региону нужно определить свои точки роста. Только что отметили, что для Северного Кавказа одной из таких точек роста (причём для всех субъектов, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ) является туризм. Потенциал этой отрасли также Вы озвучили. Мы сегодня должны подвести итоги по тем приоритетам, которые были обозначены в рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа», и принять необходимые управленческие решения, которые позволят дальше этой отрасли в рамках СКФО динамично развиваться.

Мы сделали приоритетными три направления туризма: горнолыжный, бальнеологический и культурно-исторический.

Горнолыжный туризм известен на Кавказе ещё с советских времен. Домбай, Эльбрус всегда были местом притяжения любителей этого вида отдыха и спорта. Для нас критично важен этот туризм ещё с точки зрения его социальной роли, потому что, развивая это направление, мы содействуем закреплению людей, которые живут на Кавказе, в местах традиционного проживания, сохраняя их традиционный уклад. При этом стимулируем, что очень важно, развитие малого и среднего бизнеса на круглогодичной основе, через это повышая качество и уровень жизни людей, проживающих в горной местности.

Правильно было отмечено, что в рамках финансовых ограничений, понимая, что мы должны сформировать курорты, которые будут пользоваться общероссийским и мировым признанием, мы сконцентрировали ключевые приоритеты на трёх курортах – «Архыз», «Ведучи» и «Эльбрус». При этом создали концепцию управления курортами, которая исключает взаимное конкурирование, формирует единую техническую, управленческую политику.

Мы сформулировали для себя модель эталонного курорта, то есть определили, сколько нужно (объём) государственных инвестиций, чтобы это позволило курорту быть самодостаточным, создать условия для привлечения частных инвестиций и быть интересным для самого туриста. И такие показатели сегодня характеризуются следующими цифрами: протяжённость трасс должна быть не меньше 30 км, количество мест размещения – от двух до шести и не менее четырёх подъёмников. При таких показателях туристический поток достигает 350 тыс. человек в год, что позволяет, как я уже сказал, курорту выйти на уровень самоокупаемости и дальше уже больше говорить не о государственных инвестициях в инфраструктуру, а именно о частных инвестициях как в инфраструктуру, так и в различные виды деятельности курорта.

Для того чтобы дальше реализовывать проект именно по этим направлениям – при этом я хочу сразу сказать, что на первом этапе у нас обозначены три этих курорта, дальше ещё есть два курорта, в Дагестане и Республике Ингушетия, – нужно решить несколько задач.

Первая задача, о которой Вы с точки зрения регуляторики сказали, – это уже критично важный итог для Северного Кавказа, в целом для горнолыжной индустрии и в Сочи, и в Сибири, и на Дальнем Востоке.

Второй вопрос. Чтобы эффективно реализовывать программу строительства курортов, мы вместе с Минэкономразвития осуществили один шаг, когда управление особыми экономическими зонами передали Минкавказу. Но так как единственным государственным источником финансирования является сегодня госпрограмма, мы предлагаем также дать поручение – передать права акционера «КСК» также Минкавказу, что сократит сроки доведения денег до конечного бюджетополучателя.

Д.Медведев: Кто сейчас акционером является?

Л.Кузнецов: Сегодня очень сложная процедура. Мы из своей программы ставим их в Минэкономразвития, Минэкономразвития ставит их в особые экономические зоны, в корпорацию, и корпорация дальше их доводит до «КСК». В прошлом году у нас деньги по проекту «Ведучи» пришли где-то только в ноябре. Вы знаете, что самый горячий период – это именно весна-лето.

Д.Медведев: Такой механизм, если я правильно понимаю, появился ровно потому, что когда-то просто не было вашего министерства, и поэтому мы создали такую структуру.

Л.Кузнецов: Раньше ещё и деньги шли из другой статьи бюджета. Они шли централизованно из бюджета Минэкономразвития.

И второй вопрос. Изначально в рамках модели эталонного курорта в госпрограмме было определено необходимое финансирование, но в рамках сегодняшних бюджетных ограничений часть этих ресурсов была сокращена. Поэтому мы просим дать нам поручение вместе с Минфином проработать возможность поиска источников финансирования, чтобы дать понятный, чёткий сигнал бизнесу и инфраструктурным компаниям, которые позволят нам дойти до этой модели.

Второе направление – это бальнеология. Действительно, каждый из субъектов СКФО обладает своими уникальными природно-лечебными факторами, но, конечно, жемчужиной являются Кавказские Минеральные Воды. Очень отрадно, что в последние годы нам удалось здесь переломить ситуацию. Мы смогли изменить статистику по туристическому потоку, и он сегодня уже приближается к миллиону. Этому способствовали точечное решение по Кисловодскому парку, системное решение, которое было принято в конце прошлого года, – Вы подписали распоряжение о комплексном плане развития города Кисловодска до 2030 года.

Но здесь я сразу сделаю оговорку. Мы на сочинском форуме слушали о состоянии региональных бюджетов, и, к сожалению, Ставропольский край является регионом, который не находится в группе высокодоходных территорий. Поэтому просим дать нам поручение рассмотреть возможность, учитывая, что эта программа требует подготовки проектно-сметной документации, разрешить ФОИВ в рамках их отраслевых программ софинансирование не только прямых капитальных расходов, но и, самое главное, подготовку проектной документации. Без этого данный план у нас по большинству мероприятий останется только на бумаге.

Второй очень важный вопрос, Вы его подняли, – эффективное управление государственной собственностью. Действительно, на территории Кавказских Минеральных Вод, в каждом из городов, её очень много, часть сегодня используется эффективно, но большинство объектов находятся в очень плохом состоянии и не являются инвестиционно привлекательными.

В рамках президиума Госсовета дано поручение Росимуществу провести полную инвентаризацию. Но для нас очень важно не только ещё раз актуализировать список того, чем мы обладаем, но очень важно разработать механизмы дальнейшего эффективного управления. Поэтому мы просили бы дать поручение Минэку, Росимуществу, Минкавказу совместно с отраслевыми ФОИВ подготовить до конца года предложения по эффективному управлению госсобственностью на территории Кавказских Минеральных Вод.

Параллельно с решениями по управлению также формируется законодательная среда. Мы сегодня внесли в Правительство два законопроекта: об особом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды и о курортном сборе. Эти два закона, по нашей оценке, дадут возможность сохранить уникальную территорию с точки зрения её природных факторов и, с другой стороны, сформируют источники для местных органов самоуправления по поддержанию и приведению в надлежащее состояние курортной инфраструктуры.

Реализация всех этих планов позволила бы нам развивать туризм в Кавказских Минеральных Водах по инерционной модели. Поэтому было принято решение о реализации проекта медицинского кластера, который должен решить несколько комплексных задач.

Первое: сократить количество высокотехнологичной медицинской помощи, которая сегодня оказывается жителям Северного Кавказа за пределами округа. Сегодня из 25 тыс. таких операций больше 20 тыс. оказывается за пределами региона.

Второе: это, конечно, мощный ресурс как для загрузки существующей санаторно-курортной инфраструктуры, так и для создания привлекательных условий для инвестиций в новые объекты – медицинские и объекты реабилитации.

Третье: выстраивание полной цепочки оказания помощи тем, кто приезжает на курорт – профилактика, медицина и реабилитация. У нас сегодня очень хорошо развита первая компонента – профилактика, но медицинская отсутствует, а такой комплексный пакет является уникальным. Многие страны сегодня, как Вы отметили, это направление развивают. Исторически это Германия, Австрия, сейчас это Израиль и Чехия, но также и страны, в которых до этого медицина была в зачаточном состоянии, – например, Объединённые Арабские Эмираты строят целый «город здоровья», базирующийся на этих принципах.

Для статистики: в рамках медицинского туризма сегодня у нас более миллиона человек выезжают из страны, и только на медицинскую помощь, по оценкам экспертов, у нас ежегодно тратится более миллиарда долларов. Поэтому мы считаем, что медицинский туризм – это тоже одна из программ импортозамещения, которая в конечном итоге позволяет нашим гражданам по доступным ценам получить высокотехнологичную медицинскую помощь.

Этот проект отвечает ещё на один вызов – это новый формат подготовки кадров. Мы понимаем, что большого ума не надо, чтобы купить дорогостоящее оборудование, построить современное здание, но очень важно иметь высококлассных специалистов. Поэтому для нас очень важно, чтобы было дано поручение вместе с Минздравом проработать механизмы, которые на первом этапе становления этого проекта позволят нам привлечь лучшие российские и зарубежные кадры, которые и работали бы в системе образования, и оказывали необходимую медицинскую помощь.

Как всегда, нельзя обойти и финансы, потому что этот проект изначально базировался в рамках наших госпрограмм и имел всё необходимое финансирование. Понимая ограничения, которые есть, мы в рамках разработки проекта изменили концепцию, сделали её постадийной, для того чтобы иметь законченный проект, но базируясь на реальных источниках финансирования. Также просим в порученческих пунктах дать нам возможность с Министерством финансов в рамках бюджетного процесса проработать и это направление, для того чтобы после подготовки ПСД выработать стратегию его реализации.

Д.Медведев: Вы про медицинский кластер?

Л.Кузнецов: Да, про медицинский кластер.

Д.Медведев: Вы там повнимательнее. Там деньги огромные на эту проектно-сметную документацию заложены.

Л.Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, у нас будет конкурс. Мы все технические задания согласовываем.

Д.Медведев: Нужно деньги внимательно тратить, потому что 1,6 млрд на проектно-сметную документацию – это непозволительная роскошь. Проверьте, что там происходит с этим.

Л.Кузнецов: Обязательно.

Третье направление – культурно-историческое. Действительно, больше 3500 объектов культурного наследия. 2000 лет Дербенту мы недавно отметили, в следующем году 200 лет Грозному.

У нас сформировано с Ростуризмом два уникальных продукта – «Чайный экспресс» и «Шёлковый путь», которые пронизывают все субъекты Северо-Кавказского федерального округа.

Есть часть организационных вопросов, которые мы также предлагаем обозначить для дальнейшей эффективной реализации этого направления.

Первое: вопросы транспортной доступности. Исторически полёты в СКФО, в первую очередь в Минводы, попадали под программу субсидирования. В этом году впервые такого не произошло. Это пока не сказывается на турпотоке, но мы всё-таки считаем, что для туриста критически важно, как он может прибыть в регион, который ему интересен. Здесь просили бы также дать поручение Минтрансу в рамках подготовки комплекса мероприятий по реализации этой программы в следующем году учесть и регионы Северо-Кавказского федерального округа.

Второй вопрос более прикладной. У нас с лета по осень действует льготируемый маршрут с Симферополем. Это очень хорошо, потому что жители СКФО имеют возможность выехать на черноморское побережье. Наши курорты круглогодичны, и было бы правильно распространить этот льготный период на весь календарный год, что позволило бы жителям черноморского побережья, Крыма в зимний период времени пользоваться нашими курортами и создать здесь взаимодополняющие конкурентные преимущества.

Третий вопрос критичен для всех направлений – и горнолыжного, и бальнеологического, и культурно-исторического – это всё-таки упрощение процедур доступа на территорию Северо-Кавказского федерального округа для иностранцев. Мы провели переговоры со странами Ближнего Востока. И Китай, и страны СНГ заинтересованы. Мы видим увеличивающийся турпоток. Процедуры получения виз или создают конкурентные преимущества, или, наоборот, отталкивают при принятии решения поехать в тот или иной регион, поэтому просьба дать поручение проработать этот вопрос.

Мы понимаем, что каждое из направлений по отдельности эффективно, но критически важно для формирования круглогодичной повестки, всесезонной, комплексной программы для туристов объединить все эти три направления в одну программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе. Это критично и с точки зрения определения приоритетов, в первую очередь бюджетного финансирования из различных источников – ФЦП туризма, Северо-Кавказского федерального округа, естественных монополий.

Как результирующая часть, Дмитрий Анатольевич: хотели бы получить поручение до конца года разработать комплексную программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе до 2035 года. Надеемся, что эта программа могла бы также попасть в перечень мероприятий нашего стратегического Комплексного плана работы Правительства Российской Федерации до 2025 года.

В.Владимиров: Я поддерживаю те предложения, которые уже вошли в протокол. Если разрешите, начну с частного, небольшого вопроса. Он очень резонансный и для всех отдыхающих, и для жителей Ставропольского края. У нас на территории Кавказских Минеральных Вод расположено 17 открытых бюветов. Вода к ним подаётся из минералопроводов или нарзанопроводов. Владельцем воды фактически является корпорация «Кавминкурортресурсы», состоящая на 49% из профсоюзной организации и на 51% из государственного имущества. Постоянно ажиотаж возникает в части попытки введения платы за открытую воду. Фактически человек идёт мимо с кружкой, заходит в нарзанную галерею так называемую, налил воды, выпил – на всех мировых курортах это принятая история.

Д.Медведев: А кто у нас додумался за это деньги брать?

В.Владимиров: Качают всё время. Бизнесмены, которые пытаются на этой воде зарабатывать. Это всё вызывает страшное отторжение и у меня лично, потому что всю жизнь я пил воду бесплатно.

Д.Медведев: Понимаю.

Таких решений нет, но тогда, раз об этом говорит губернатор, давайте прямо это чёрным по белому и зафиксируем, что таких решений нет и быть не должно. Вся вода должна быть бесплатной в бюветах, естественно. То, что в бутылках продаётся в магазинах, это уже другая история.

Это важная тема, как Вы сказали, хотя она и относительно небольшая.

В.Владимиров: Ещё вопрос строительства автодороги в Сочи. Пожалуйста, поручите Ставропольскому краю, Карачаево-Черкесии и Минтрансу совместную проработку этого проекта. Это будет коммерческий проект. Мы понимаем, что без частных инвестиций здесь не обойтись. Мы понимаем, что эта дорога должна быть платная. Но нам нужно совместными усилиями соединяться, и Кавминводам – с побережьем через возможность покататься на лыжах. Это первый многопрофильный, с большим количеством опций для отдыха курорт. Это будет первый мировой курорт такого уровня, где можно с нарзанной ванны выехать на лыжах и очутиться в море. Это будет отличная, мне кажется, идея.

Д.Медведев: Да, идея, безусловно, отличная, правда, она не очень дешёвая. Но, с другой стороны, если удастся задействовать механизм государственно-частного партнёрства, имея в виду и возможную концессию на эту дорогу, её, по всей вероятности, платный характер, тогда, наверное, эту идею можно было бы реализовать. Поэтому такое поручение я дам Минтрансу, Минкавказу и регионам – проработать и доложить предложения.

В.Владимиров: Ещё один вопрос. Спасибо за подписание программы по развитию города-курорта Кисловодска и Кавказских Минеральных Вод. В этой программе в одном из пунктов – создание игорной зоны на территории Кавказских Минеральных Вод, а именно на территории, прилегающей к городу-курорту Кисловодску. Прошу Вас дать поручение Минфину, Минкавказу и Ставропольскому краю завершить эту работу или поставить крест на этой идее... Это хороший элемент привлечения туристов.

Д.Медведев: У нас прямо в законе установлены те места, где можно организовывать игорные зоны. Насколько я понимаю, Кавказских Минеральных Вод там нет. Нам бы с Сочи разобраться сейчас, как это всё работать будет. Давайте дорогу лучше строить, а не казино открывать.

В.Владимиров: Если дорогу построим, нам казино уже не надо, мы будем ездить в казино.

Д.Медведев: Договорились.

В.Владимиров: Вы были в санатории «Источник». Инвестор вместе с нами проработал вопрос. У нас есть так называемый санаторий «Академический» созданный в 1934 году, он находится на территории города-курорта Кисловодска. Инвестор готов зайти на него, но сегодня федеральная собственность не пускает его туда. Я Вас прошу передать эту территорию в собственность Ставропольского края, а можно и не передавать, пусть Росимущество само сделает концессионное соглашение с данным инвестором, с любым инвестором, для того чтобы мы этот неработающий санаторий превратили в работающий.

Д.Медведев: Давайте такое поручение подготовим, Дмитрий Владимирович (обращаясь к Д.Пристанскову). У нас руководитель Росимущества здесь присутствует. Давайте бумагу, я поручение на эту тему дам.

В.Владимиров: Предлагаю провести на территории Кавказских Минеральных Вод заседание саммита БРИКС в 2020 году. Мы подготовимся хорошо. Это будет хорошим толчком после 2018 года. У нас пять сборных здесь живёт.

Д.Медведев: Я Владимиру Владимировичу передам, потому что саммит БРИКС проходит на уровне президентов.

По поводу вообще имущества, всего того, что здесь есть. Надо провести полную ревизию, полную оценку того, чем мы располагаем, в каком это состоянии находится, причём это касается и государственного имущества, и негосударственного имущества. Мы с вами ездили по Ессентукам – действительно, стоят хорошие дома, исторические дома, но они не используются, они приходят в негодность, они ветшают и разрушаются. Собственники должны понимать, что это их ответственность.

Давайте подумаем, каким образом всё это провести, инвентаризацию такого рода. Сформируйте группу, и пусть она всё здесь проинвентаризирует.

Д.Пристансков: Поручение уже дано такое.

Д.Медведев: Хорошо. Пусть работают.

В.Владимиров: Если можно, совместно с регионами.

Д.Медведев: Конечно, со всеми регионами, а не только со Ставропольским краем.

Ю.-Б.Евкуров: Когда разрабатывалась концепция развития курортов Северного Кавказа, мы говорили обо всех регионах. Да, мы остались в особой экономической зоне, и за это спасибо, но всё-таки, мне кажется, не надо обходить стороной регион. Если мы говорим о курортах Северного Кавказа, давайте тогда всему Кавказу каким-то образом оказывать помощь.

Мы в Ингушетии буквально за последние три-четыре года горнолыжную трассу построили: инвестора привлекли, развили инфраструктуру. Он вложил порядка 600 млн рублей, и мы до сих пор не знаем, как с ним за это рассчитаться. Причём изначально концепция была такая: вы развивайте инфраструктуру, а потом мы найдём, как это всё...

Д.Медведев: Вы ему обещали вернуть? Инвестору?

Ю.-Б.Евкуров: Конечно. Нам обещали, мы обещали – вот и получается такая тема. Это первое.

У нас идёт хороший проект по Корпорации развития Северного Кавказа. Там, например, деньги выделяются, их поровну распределяют между субъектами, и субъекты их осваивают. Я не говорю о том, чтобы Ингушетия получила такие же средства, как Архыз или Приэльбрусье, где уже есть опыт, так сказать, советского образца, но хоть частично надо всё-таки поддерживать регион.

И ещё. Мы это уже обсуждали, и этот проект я бы тоже просил поддержать: если мы говорим о медкластере Кавминвод, то в регионах, например в Ингушетии, можно реабилитационный центр в рамках этого медкластера создать. У нас и серная вода есть, и грязи есть, и бальнеологические курортные места, и другие направления. Это связало бы регионы, это было бы хорошим проектом.

Д.Медведев: Я думаю, что, если нам создавать этот кластер – а это довольно дорогая история, как я понимаю, – он должен охватить все регионы, которые входят в Северо-Кавказский округ, чтобы каждый получил свою часть этого кластера. У кого-то одно можно развивать, у кого-то другое. Наверное, в Кавминводах может быть центр. В общем, я думаю, это правильная идея.

Ю.-Б.Евкуров: И сам реабилитационный центр – это и культурный, и горный туризм. Для Ингушетии это тоже было бы хорошо.

Если можно, поддержите нас в плане выделения средств для развития туризма в Республике Ингушетия.

Д.Медведев: Коллеги изучат ещё раз и мне доложат по Ингушетии тоже.

Ю.Коков: Дмитрий Анатольевич, Вы в курсе этой темы. Я к Вам обращался, и после этого дело сдвинулось с мёртвой точки. Я имею в виду тот факт, что из госпрограммы «Развитие транспортной системы России (2010–2020 годы)» Кабардино-Балкария была исключена. Там 9,7 млрд рублей предусматривалось на строительство нового аэропорта. Я считаю, что это напрямую к теме относится. Была договорённость, что мы находим инвестора. Мы его нашли, проект готов, но вопрос стоял о взлётно-посадочной полосе. Обещали, что раз оттуда нас убрали, то включат в эту же программу, но уже с реконструкцией взлётно-посадочной полосы. То есть инвестор делает новый аэровокзал, а мы вместе с федеральным центром делаем ремонт этой полосы. У нас аэропорт 1974 года постройки. Я уже не говорю о туристическом кластере и обо всём, что с этим связано, но это просто большая проблема для жителей Кабардино-Балкарии.

По заключению Минтранса России (они поддержали) мы внесли это на трёхсторонку, но там отклонил Минфин. Просьба, если можно, ещё раз к этому вернуться, дать поручение по этому вопросу.

Д.Медведев: Хорошо, давайте вернёмся к вопросам аэропорта.

В.Битаров: У нас в республике также имеются все условия для создания крупного туристско-рекреационного кластера благодаря многообразию имеющихся запасов минеральных вод, что позволяет охватить одновременно лечением более 20 тыс. человек.

Помимо этого хотел бы обратить внимание на проект «Мамисон». В своё время более 2,2 млрд рублей было вложено в инфраструктуру. Были построены подстанция, водозабор, часть дороги. Но после этого, благодаря тому что был запущен первый этап каскада Зарамагских ГЭС, въезд в ущелье был затоплен. Сегодня всё это осталось не бесхозным – мы охрану выставили, охраняем, – перспективы там большие. Данное ущелье позволяет круглогодично кататься на горных лыжах, в том числе на ледниках. Хотел бы, чтобы обратили внимание на дальнейшие перспективы развития этого проекта, потому что всё сегодня приходит в негодность, в том числе водозабор, который там построен, дороги.

Д.Медведев: Когда строился водозабор?

В.Битаров: В 2013 году.

Д.Медведев: Да, я помню, мы этот проект неоднократно обсуждали. Просто нужно сейчас понять, в каком состоянии всё находится. Актуализируйте.

В.Битаров: Помимо этого хотел бы обратить Ваше внимание, мы писали письмо на Ваше имя, чтобы сняли ограничение. Республика является зоной регламентированного посещения для иностранных граждан, что затрудняет также посещение иностранных туристов нашей республики. Если есть возможность, обратить на это внимание и ограничение, насколько это возможно, снять.

О.Сафонов: Северо-Кавказский федеральный округ очень активно участвует в реализации мероприятий федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма.

Д.Медведев: Когда эта программа заканчивается?

О.Сафонов: В 2018 году.

Д.Медведев: Меня коллеги сегодня просили обязательно её сохранить, продлить. Я думаю, это необходимо сделать. Иначе всё, ради чего мы здесь собираемся, будет бессмысленным. Да, у нас сейчас не самая лёгкая ситуация, хотя экономика в целом восстанавливается. Так что подготовьте эти предложения вместе с коллегами.

О.Сафонов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за поддержку.

У нас реализуются кластеры: экокурорт «Кавминводы» (Ставропольский край), «Кезеной-Ам» (Чеченская Республика), всесезонный туристский центр «Ингушетия» (Республика Ингушетия), «Золотые пески», «Золотые дюны» (Республика Дагестан), экокурорт «Кавминводы» (Карачаево-Черкесская Республика), автотуристский кластер «Зарагиж» (Кабардино-Балкарская Республика). В этом году всем регионам совокупно в рамках ФЦП по линии федерального бюджета выделяется 738 млн рублей, 121 млн – из бюджетов субъектов, всех республик Северо-Кавказского федерального округа, 1,2 млрд должно быть привлечено в качестве внебюджетного финансирования.

Хотелось бы доложить, что подписаны со всеми регионами соглашения в срок, установленный Правительством, – до 1 марта. Поэтому в ближайшее время мы должны вместе с регионами отработать, с тем чтобы деньги были переведены вам, уважаемые коллеги, чтобы вы уже начали реализовывать мероприятия в рамках нашей федеральной целевой программы.

Мы реализуем мероприятия, которые направлены на развитие системы подготовки кадров в сфере туризма с целью повышения качества обслуживания туристов. Поэтому я просил бы вас провести мониторинг кадровых потребностей и предоставить эту информацию нам, чтобы мы совместно уже проводили работу по подготовке кадров, которые вам нужны.

Совершенно согласен со Львом Владимировичем (Кузнецовым) относительно необходимости развития горнолыжных кластеров в республиках.

Поддерживаем мы и предложение о развитии медицинского кластера. Хотел бы сказать, что в республиках Северо-Кавказского федерального округа уже имеется высококачественный санаторно-курортный комплекс, в котором совокупно порядка 300 санаториев. Вообще в Российской Федерации 1800, то есть значительная часть, причём очень известных и эффективных, расположена у вас.

Хотелось бы отметить, что в прошлом году объём медицинских туристских услуг увеличился на 35%. Мы понимаем, что это направление для нас очень важно и перспективно, и считаем очень значимым развитие санаторно-курортного комплекса с упором на реализацию медицинских услуг в Северо-Кавказском федеральном округе.

Мы просили бы ускорить утверждение профессиональных стандартов инструкторов-проводников горнолыжного туризма.

Д.Медведев: Кто их должен утвердить? Минтруд? Это ваша компетенция, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину)?

М.Топилин: Сейчас как раз докладывали, что запустили новую систему независимой оценки квалификации. С Министерством по делам Северного Кавказа эту тему обсуждали, как уже на новой основе всё это делать. Но сами профстандарты готовят работодатели, представители работодателей, представители индустрии, потом они поступают к нам, и мы их уже с коллегами рассматриваем и утверждаем.

Д.Медведев: Представители индустрии готовы это сделать, потому что я тоже с ними разговаривал на эту тему. Есть у нас и объединения, и федерация. Но утвердить вы должны. Просто нужно этим заняться.

М.Топилин: Хорошо.

О.Сафонов: Дмитрий Анатольевич, считаем очень важным вопрос, который Вы подняли во вступительном слове, о том, что необходимо обеспечить защиту интересов потребителей услуг горнолыжного туризма. И просим Вас законодательно закрепить требования по страхованию жизни и здоровья, чтобы турист был защищён. Поэтому просим эту работу реализовать, нам представляется она очень важной.

Просил бы всех руководителей северокавказских регионов включиться в проект, который мы сейчас реализуем, – это программа лояльности «Русское гостеприимство». В эту программу лояльности входят проекты «Чайна френдли», «Индия френдли», «Халяль френдли». Нам представляется это очень важным. Эта программа нацелена на распространение успешных практик адаптации туристского сервиса и туристской среды...

Д.Медведев: А «Чайна френдли» нам зачем?

О.Сафонов: Мы считаем, что регион интересен в том числе для китайских туристов.

Д.Медведев: В том смысле, что мы ждём китайских туристов.

О.Сафонов: Да, Дмитрий Анатольевич. И индийских туристов. Мы реализуем проект «Халяль френдли» – во многих регионах этот продукт является национальным, нам просто это нужно зафиксировать и продвинуть в различных странах, сказав, что, приехав сюда, турист получит высококачественную услугу по тому стандарту, который он хотел бы получить.

Д.Медведев: Надо ещё, чтобы «френдли» было в отношении собственных граждан. А то очень часто получается несколько иначе. Так что вы прежде всего на это обратите внимание, чтобы «френдли» было for Russia.

О.Сафонов: Вы правы, Дмитрий Анатольевич, конечно. У нас и программа называется «Русское гостеприимство». Естественно, для наших граждан, для иностранных граждан обязательно будем это делать.

Это, кстати, касается и перевода туристской навигации, информационных материалов на иностранные языки. Серьёзная работа. Мы, конечно, готовы оказать полную поддержку уважаемым коллегам, тем более что мы активно взаимодействуем в разных форматах.

Мы считаем очень перспективным развитие и круизного туризма в СКФО. Дело в том, что он примыкает к Каспийскому морю. Но просили бы рассмотреть возможность строительства соответствующей инфраструктуры в портах Дагестана. Мы видим большой интерес у наших коллег и партнёров из Ирана, Азербайджана, Казахстана в организации подобного рода кольцевых круизных маршрутов. Может быть, маршрутов с выходом из Волги в регион Каспийского моря. Нам представляется это тоже очень важным, интересным и перспективным.

Д.Медведев: Хорошо.

О.Сафонов: И ещё хотел бы попросить уважаемых коллег. Нам необходимо использовать полученный при подготовке и проведении Олимпиады 2014 года опыт Сочи в части комплексного развития туристских территорий. Мы просили бы, чтобы был реализован единый генплан и единые стандарты строительства туристской инфраструктуры на территории Северного Кавказа. Это действительно очень важно для формирования туристского образа макрорегиона, обеспечения привлекательности для туристов.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > premier.gov.ru, 27 декабря 2016 > № 2021706 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О развитии топливно-энергетического комплекса Северного Кавказа.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северного Кавказа в конце года традиционно посвящено топливно-энергетическому комплексу. Это всегда разговор не самый приятный, поскольку ситуация в ТЭКе остаётся сложной, прежде всего из-за накопившихся долгов. Мы с вами регулярно стараемся этими долгами управлять. Есть разные тенденции – и умеренно позитивные, и негативные. Нам надо их оценить.

В абсолютных цифрах долг продолжает расти. Если говорить о газе, он вырос за текущий год на 6,6 млрд рублей – это приблизительно 10%. С учётом долгов предыдущих лет общая задолженность по состоянию на 1 ноября текущего года – более 70 млрд рублей. Это более половины долгов за потреблённый газ в стране.

В электроэнергетике долги также продолжают расти. Региональные поставщики, которые входят в «Россети», стали хуже рассчитываться с генерирующими компаниями. С начала года общая задолженность увеличилась на четверть и составила почти 25 млрд рублей – это 41% общероссийской задолженности на оптовом рынке.

На розничном рынке уровень текущих расчётов составляет около 90%, общая задолженность – около 21 млрд рублей. Ситуация усугубляется тем, что в ряде регионов тарифы на электроэнергию пока остаются необоснованно заниженными и не обеспечивают экономическую эффективность работы энергокомпаний.

О причинах роста долгов мы подробно говорили на заседании комиссии в марте этого года. Прежде всего это низкая платёжная дисциплина. Исправлять ситуацию должны энергетические компании вместе с региональными властями и муниципалитетами. Методы известны, они по стране довольно активно применяются, включая создание единых расчётных центров.

Несмотря на все негативные факторы, есть и некоторое движение вперёд. В текущем году региональные и местные бюджетные организации практически не допустили роста задолженности (подчёркиваю: речь идёт о региональных и местных бюджетных организациях) ни по электроэнергии, ни по газу. Не нарастили долги за газ и теплоснабжающие организации округа. Тем не менее проблемы, о которых я сказал, остаются.

Важной проблемой также остаётся плохой учёт поставленных энергоресурсов. На Кавказе сети изношены, уровень потерь при транспортировке высокий. Сети, конечно, надо модернизировать, и это задача компаний – устанавливать счётчики, как это делается по всей стране. Энергетические компании такую работу ведут, но её нужно ускорить.

В потери нередко списывается то, что было украдено в результате самовольных подключений и врезок. Причём чаще всего те, кто этим воровством занимается, отделываются административными штрафами. Правоохранительные органы должны и дальше работать по этому направлению, выявляя правонарушения и преступления, оперативно реагировать на сигналы энергокомпаний. Но самое главное, чтобы такие дела доходили до суда.

Кроме того, в отрасли действуют различные схемы ухода от выплаты долгов, в частности, через целенаправленное банкротство организаций ЖКХ, сетевых и сбытовых компаний. Понятно, что ненадлежащим образом работают и сами компании, и региональные власти. Нужно в этом строго разобраться.

Все названные факторы ухудшают криминогенную обстановку в округе. Это мешает росту экономики и благосостояния людей, которые живут на Кавказе, и снижает инвестиционную привлекательность округа.

В работе комиссии нам нужно опираться на проектный подход, как мы сейчас и делаем это по другим направлениям. Все решения должны иметь чёткие индикаторы и сроки исполнения, и за их соблюдение должны отвечать конкретные люди.

Мы договаривались (что касается долгов) о том, что по итогам работы за этот год обсудим и вопросы дисциплинарной ответственности, а сейчас послушаем руководителей регионов, как обстоят дела. В любом случае определённые выводы должны быть сделаны.

Прежде чем перейти к обсуждению основной темы, хочу проинформировать, что подписал постановление, которое разрешает 20 регионам страны создавать у себя зоны территориального развития, которые имеют возможность развиваться, рассчитывая на определённую господдержку, стимулировать региональную экономику. В числе таких регионов и шесть республик Северного Кавказа.

Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > premier.gov.ru, 27 декабря 2016 > № 2021706 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 октября 2016 > № 1945109 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О реализации мероприятий государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года в 2016 году и планируемых мероприятиях в 2017 году.

Перед заседанием Председатель Правительства посетил агрокомплекс «Сад-гигант Ингушетия» в станице Нестеровской, осмотрел строящийся республиканский перинатальный центр, а также возложил цветы к Мемориалу памяти и славы в Назрани.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Северо-Кавказского федерального округа сегодня проходит в Ингушетии. Поговорим о текущих делах, о программе, о том, что мы сделали, где есть проблемы, трудности.

В этом году завершается первый этап выполнения государственной программы развития Северо-Кавказского округа до 2025 года. Этот этап в основном касался социальной сферы. Сегодня мы обсудим, какие проблемы удалось за это время решить и чем ещё предстоит заниматься, причём одновременно с задачами второго этапа государственной программы, который начинается уже в следующем году. Главная его цель – развитие производства в округе.

За время действия государственной программы, в период с 2014 по 2016 год, мы проделали вместе определённую работу, чтобы подтянуть социальную инфраструктуру на Северном Кавказе до среднероссийского уровня. В первую очередь – образование и здравоохранение, потому что это были самые проблемные позиции на Северном Кавказе.

В округе открыты 44 новые школы, ещё 18 должны быть сданы до конца года. Они рассчитаны более чем на 34 тыс. учеников. В целом выросло и качество обучения. Однако строительство школ не успевает за демографией. К сожалению, на Кавказе дети учатся по-прежнему в три смены. И сегодня нам нужно обсудить предложения о том, как эту задачу решать.

Мы построили за этот период 12 новых больниц и диспансеров. Ещё семь должны быть достроены в следующем году. Удалось снизить уровень младенческой смертности, хотя он пока хуже, чем в целом по стране (среднероссийский уровень здесь ещё не достигнут). Нужно эту работу продолжать, в том числе путём ввода новых объектов.

Мы только что посмотрели новый перинатальный центр, который будет сдан в конце этого года. Хороший, современный центр. Такие центры нужны по всему Северному Кавказу. Именно они в значительной мере позволяют решать задачу поддержки будущих матерей и снижения уровня младенческой смертности. И материнской смертности тоже.

Кроме того, ремонтировались и строились инженерные и коммунальные сети. Запущен 21 объект энерго- и водоснабжения. В ближайшее время сдаётся ещё 20 объектов и продолжается строительство жилья. Это происходит во всех республиках. Здесь результаты довольно существенные. Хочу особо подчеркнуть, что все стройки должны быть завершены в намеченные сроки. Будем этим совместно заниматься.

Как всегда в конце года подведём итоги работы по теме энергетики в округе, включая долговую проблематику за газ и электроэнергию. Тема тяжёлая для округа и для регионов. После разбора полётов, что называется, на эту тему сделаем выводы об эффективности предпринимаемых мер, эффективности работы регионального руководства в соответствии с теми правилами, которые существуют.

Очевидно, что ситуация в округе в целом стала лучше, это заметно по всем регионам. Мы сейчас посмотрели различные объекты в Ингушетии – и производственные, и социальные, и аграрные. Но проблемы сохраняются, и мы должны ими заниматься, в том числе безработицей, которая в округе самая высокая по стране. К тому же новая социальная инфраструктура, которую мы с вами вместе создаём, требует денег на содержание. Бюджеты регионов округа с этим не справляются, они дефицитные, и, чтобы исправить положение, нужно в первую очередь развивать производство. Наиболее перспективные отрасли экономики в округе хорошо известны. Это сельское хозяйство, пищевая, перерабатывающая, лёгкая промышленность и, конечно, индустрия туризма, отдыха и оздоровления.

Именно частные инвестиции, а не государственный бюджет в перспективе должны стать главным источником роста региона. Поэтому главная задача второго этапа государственной программы – это поддержка предпринимательства и стимулирование инвестиций, чтобы открывались новые предприятия, чтобы люди получали достойную работу, а региональные бюджеты – дополнительные налоговые поступления.

Конечно, федеральный центр будет и дальше помогать округу. Ряд региональных инвестиционных проектов, которые ещё предстоит отобрать, получат поддержку в рамках второго этапа государственной программы в 2017 году. Регионы уже представили около 100 инвестиционных проектов в разных отраслях. Федеральное софинансирование должны получить наиболее перспективные и хорошо проработанные проекты, которые учитывают возможности производственной кооперации на Кавказе, наши планы по импортозамещению, а также современный проектный подход, который сегодня используется на уровне Правительства. Сегодня обсудим механизмы отбора подобных проектов.

Важную роль в создании точек роста мы отводим институтам развития. Это и Корпорация развития Северного Кавказа, и акционерное общество «Курорты Северного Кавказа». Они занимаются созданием медицинского и туристического кластеров. Эту работу в 2017 году продолжим. Предусмотрена их докапитализация.

Создаётся туристический кластер, продолжается строительство курортов, канатных дорог, лыжных трасс, гостиниц и других инфраструктурных объектов в трёх республиках. Всё это, надеюсь, также будет работать на развитие региона.

Теперь давайте послушаем сообщение Министра по делам Северного Кавказа Льва Владимировича Кузнецова, а потом я попрошу выступить руководителей регионов со своими соображениями о том, что нужно сделать в ближайшее время.

Л.Кузнецов: В рамках своего выступления я постараюсь отразить промежуточные итоги, задачи по дальнейшей реализации программы в 2016 году, а также рассказать о планах и соответствующих предложениях для эффективной реализации второго этапа.

2016 год – ключевой с точки зрения завершения первого этапа и введения большого количества объектов. При этом структуру госпрограммы в этом году можно разбить на три блока: семь подпрограмм каждого из субъектов с общей суммой финансирования около 5 млрд рублей, по которым реализуются в общей сложности 32 социальных проекта; отдельная программа – ФЦП «Ингушетия», которая заканчивается в этом году, и блок проектов, реализуемых институтами развития.

На сегодняшний момент из общей суммы 5 млрд рублей профинансировано 3 млрд рублей, то есть около 60%, за счёт федерального бюджета. За счёт региональных бюджетов профинансировано сегодня 228 млн рублей, то есть 36%. Степень готовности объектов у нас более 74%.

Осталось всего лишь два месяца до завершения отчётного периода. Учитывая, что были приняты решения о том, что все неиспользованные остатки в первую очередь будут направляться на финансирование тех расходных обязательств по федеральному бюджету, которые приняты на 2017 год, для нас критично важно не допускать перехода денежных средств на следующий год и ввести все объекты именно в этом отчётном периоде.

Прошлый год показал, что в принципе мы научились это делать, но (акцентирую внимание в том числе коллег из соответствующих ГРБС) здесь очень важны именно жёсткое взаимодействие и контроль.

Есть один вопрос, я хотел бы, чтобы он нашёл отражение в рамках решения. У нас в связи с качественным составлением проектно-сметной документации Госэкспертизой образовалась экономия – 37 млн рублей по проекту строительства набережной в Дербенте. В то же время в сфере здравоохранения у нас ещё очень много задач. У нас есть ряд уже построенных медицинских объектов в Чеченской Республике, в Карачаево-Черкесии, где наблюдается дефицит медицинского оборудования. Поэтому мы просили бы, чтобы нам дали поручение вместе с Министерством финансов, Министерством здравоохранения эти деньги за короткий промежуток времени перераспределить именно на эти объекты и частично устранить те дефициты (подчеркну: к сожалению, только частично), которые по данным объектам существуют.

Что касается ФЦП Ингушетии: реализуется 18 объектов, количество денежных средств, выделяемых в этом году, – 3,2 млрд. Сегодня уже освоено 1,7 млрд рублей (почти 53%) – это из федерального бюджета. И из 198 млн рублей из республиканского бюджета – 72 млн рублей (38%).

Объём денежных средств, который ещё необходимо реализовать, – это полтора миллиарда. Ключевой ГРБС здесь – Министерство строительства. В принципе обеспокоенности нет, но всё-таки я просил бы обратить внимание и Минстрой, и республику, что все объекты должны быть реализованы. Также я обращаюсь ко всем коллегам: мы видим, что общее софинансирование из региональных бюджетов пока отстаёт от федерального. Просьба до конца года своё финансирование наверстать.

Результат по ФЦП Ингушетии: качественные изменения социальной инфраструктуры, появление большого количества объектов, что нашло отражение в важных показателях: это и снижение младенческой смертности, и в целом показатели по здоровью, и, соответственно, охват жителей, которые занимаются спортом. И самое главное: несмотря на то что в начале учебного года в Ингушетии ещё часть ребятишек (около 700) пошли учиться в третью смену, мы ожидаем, что по завершении программы у нас третьей смены в Ингушетии не будет. Останется два региона – Чеченская Республика и Дагестан, – где у нас данная негативная статистика, к сожалению, будет ещё присутствовать.

Третий блок – это институты развития. Этот год был для нас особенным в связи с тем, что впервые мы делали докапитализацию этих институтов именно в рамках госпрограммы. Несмотря на то что сама система реализации проектов, которыми занимаются «Курорты Северного Кавказа» (имеются в виду особые экономические зоны), претерпела изменения, нам удалось доказать, что необходимость выстраивания в единую технологическую цепочку особых экономических зон на Северном Кавказе, учитывая специфику реализации этого проекта, должна быть закреплена на уровне федерального центра.

У нас принято сегодня четыре приоритетных проекта в четырёх субъектах Северо-Кавказского федерального округа. Мы считаем, что планы, которые утверждены, будут реализованы. Единственная сложность (мы также попросили бы отразить это в протоколе) – мы столкнулись с тем, что в Кабардино-Балкарии особая экономическая зона распространяется на особо охраняемую природную территорию. Здесь есть, скажем так, изъян в законодательстве: непонятно, каков механизм возможного освоения особой природной территории при создании здесь особой экономической зоны. Поэтому необходимо дать поручение Минэкономразвития, Минприроды, Минкавказу, для того чтобы мы разработали предложение – как, не нарушая природоохранное законодательство, найти ту золотую середину, которая позволила бы реализовывать проект.

Подводя итоги 2016 года, я хочу ещё раз обратить внимание всех ГРБСов и регионов на необходимость тщательной концентрации усилий на завершении всех наших программ.

2017 год. Мы приступаем к новому сегменту нашей госпрограммы – это поддержка и развитие реального сектора экономики. Но я бы отметил и такой очень важный аспект: почти 3 млрд рублей мы направляем дополнительно (это была принципиальная договорённость, которую поддержал Александр Геннадьевич (А.Хлопонин)), на завершение всех ранее начатых социальных объектов. Их у нас 12: 5 – по линии Минстроя, 7 – по линии Минздрава.

Я хотел бы, чтобы в протокольном решении нашлось подтверждение того принципа, который был Вами утверждён, – что после завершения социальных объектов в рамках нашей программы остальные вопросы, связанные с устранением дефицита в школах, развитием системы здравоохранения и инженерно-инфраструктурных объектов, реализовывались бы через отраслевые программы. Такое решение было в 2015 году.

Есть протокол совещания у Дмитрия Николаевича Козака, в котором в принципе это отражено, но для нас важно, чтобы в ГРБС такие блоки появились. Региональный сегмент нам позволяет более чётко по каждому из отраслевых социальных блоков вычленить диспаритеты и максимально эффективно в рамках ограниченных финансовых ресурсов, в том числе базируясь на межрегиональном и межотраслевом взаимодействии, их устранить.

Как пример, у нас есть такая проблема в Чеченской Республике – это переселение жителей из оползневых зон. Изначально этот вопрос решался хотя и в рамках нашей госпрограммы, но за счёт дополнительных лимитов, выделяемых Министерством финансов. Сегодня у нас есть принципиальная поддержка Минстроя, чтобы это вошло в их мероприятия – обеспечение доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан России. А порядок финансирования и источники – работая уже над бюджетом 2017 года и на последующий период, Министерство финансов, Минстрой и мы смотрели бы уже по возможности. Здесь Минстроем будут уже выстроены правильная программа очереди, правильные механизмы и определены все остальные параметры.

О поддержке развития реального сектора экономики. У нас уже есть перечень предварительных проектов, разработан механизм отбора проектов, сформирована межведомственная рабочая группа. Очень важно, чтобы мы принципиально для себя приняли решение (и Вы поддержали, Дмитрий Анатольевич), что на первом этапе каждому субъекту, входящему в СКФО, мы выделяем изначально одинаковые лимиты. Это даёт нам возможность, с одной стороны, стартовать при равных возможностях, с другой стороны, эффективно оценивать работу каждой из управленческих команд. Те регионы, которые будут стимулировать, развивать инвестиционный климат, создавать необходимые условия в виде упрощения процедур строительства, выделения земельных участков, создания необходимой региональной инженерной инфраструктуры, в дальнейшем будут претендовать на возможность получения денежных средств при распределении их из регионов с менее эффективными показателями работы.

С другой стороны, это даёт возможность те деньги, которые уже закреплены за регионом, на возвратной основе после того, как проект заработал, реинвестировать в новые проекты. Поэтому для нас очень важно до конца года сформировать реестр этих проектов. Есть принципиальная позиция, что каждый проект должен будет при предварительном заявлении в Министерство финансов проходить финансово-экономическую оценку, с точки зрения его социально-экономического эффекта, мультипликативного эффекта. Ключевой является компонента, что более 50% должно быть обязательно частных инвестиций.

Дмитрий Анатольевич, сегодня Вы увидели, что одна из ключевых ниш в рамках тех проектов, которые мы собираемся реализовать, – это проекты в агропромышленном комплексе.

Мы также попросили внести в протокол и нашли понимание положения по двум пунктам. Логистические склады, которые строятся, – у нас сегодня ограничение, всего лишь 20 тыс. т. Всё-таки практика показывает, что иногда бывает выгодно строить и пятидесятитысячники, и другие. Поэтому первая просьба – чтобы всё-таки это ограничение было снято.

Второй вопрос. Мы ориентируемся в первую очередь в рамках программы импортозамещения на использование российской техники, но по садам, по определённым технологиям всё-таки у нас есть техника, которая не производится в России и, наверное, в ближайшее время производиться не будет. Поэтому здесь тоже в проекте протокола нашло отражение поручение нам вместе с Минсельхозом, Минпромторгом проработать эти вопросы.

Первый – это их сертификация, потому что здесь есть процедура, которая принципиально нам не позволяет эту технику завести на территорию Российской Федерации. А второй – на какой-то короткий промежуток времени, до создания и локализации производства (а я уверен, что такие планы, в том числе и на Кавказе, есть), всё-таки изыскать возможность определённого субсидирования, потому что от уровня механизации в конечном итоге зависит и конкурентоспособность проекта.

Пока не нашёл отражения один пункт в протоколе – здесь опять же Минсельхоз нас принципиально поддерживает. У нас на Кавказе очень часто сельхозпроизводитель – это малый и средний бизнес, и построить логистическую инфраструктуру (склад, к примеру, по хранению овощей и фруктов) для него не всегда целесообразно, а с другой стороны, неподъёмно. И мы как раз с институтом развития, КРСК (Корпорация развития Северного Кавказа), планируем вместе с регионами сконцентрироваться на таких системообразующих проектах. Но они не имеют статуса сельхозпроизводителя, поэтому для нас очень важно, чтобы на такие инфраструктурные проекты меры поддержки также распространялись. Это критично важно, чтобы мы могли быстро и эффективно построить такие важные объекты.

Учитывая доведённые лимиты, мы принципиально готовы к завершению первого этапа 2016 года и к началу реализации второго этапа. С учётом показателей снижения безработицы, создания возможностей для дополнительных налоговых поступлений, мы намерены в будущем ставить вопрос о выделении на программу дополнительных лимитов.

Кроме прямых эффектов, мы создаём ещё и косвенные эффекты, но они очень важны для нашего региона. Это прежде всего новый качественный уровень инвестиционного климата с использованием лучших практик России. Приток инвестиций на Кавказ будет ярким тому свидетельством.

Мы считаем, что именно эта программа будет очень мощным стимулом для выхода в открытую экономику тех предпринимателей, которые ещё работают в тени.

Данная программа – это и реальный инструмент оценки региональных команд, занимающихся экономикой.

И самое главное – это дальнейшая реализация планов по улучшению имиджа Кавказа. Для нас очень важно, чтобы Кавказ зарабатывал деньги и мог кормить Россию.

Ю.-Б.Евкуров: Что я хотел бы сказать? У нас довольно серьёзная проблема по социалке, несмотря на то что мы много делаем. Только в этом году, до 20 декабря, мы сдаём 22 новые школы, в том числе школу на 1,5 тыс. мест в Магасе. Это новые учебные места, порядка 8 тыс. школьных мест. И плюс сдаём ещё шесть дошкольных учреждений. Это большое строительство, в советское время таких проектов за один год не было.

При этом мы благодаря ФЦП (за это огромное спасибо Правительству) довольно серьёзно подняли социалку: количество людей, занимающихся спортом, увеличилось с 3% почти до 20%; обеспеченность дошкольными учреждениями возросла с 9% почти до 23%; 20 декабря практически завершаем трёхсменку в республике, на 20% снизили двухсменку. Это хорошие прорывы.

Д.Медведев: Правильно я понимаю, что в следующем году у вас уже не будет трёхсменки?

Ю.-Б.Евкуров: Да.

Плюс мы вышли на трёхуровневое медицинское обслуживание населения, ещё четыре года назад его трудно было назвать даже одноуровневым.

Но мы исторически довольно серьёзно отстаём, поэтому я к Вам, Дмитрий Анатольевич, и обращался. Эта просьба остаётся в силе – поддержать нас (Минкавказ нас в этом отношении поддерживает) или в рамках отдельной программы, или через отраслевые министерства, но чтобы всё-таки социалка не зависла у нас. Потому что мы сейчас – это было правильное Ваше поручение – средства ФЦП по развитию Северо-Кавказского региона пускаем на экономически важные направления.

По агропромышленному комплексу. У нас есть ряд мощных проектов, в том числе и сады, и молочно-мясной комплекс хорошо развивается. Хороший «мясной» проект, в этом году мы первый этап завершаем, – это говядина и баранина. И птицекомплекс – здесь опять же с помощью Минкавказа и Корпорации развития Северного Кавказа берём этот проект на контроль. Я думаю, что это будут хорошие проекты, они создадут много рабочих мест.

Мы примерно на 22% за последние пять лет снизили безработицу, подняли в разы и валовый региональный продукт, и собственные доходы. В этом вопросе мы идём с опережением, вошли в двадцатку успешно развивающихся регионов.

По остальным вопросам мы обязуемся в этом году завершить то, что начато, освоить те средства, которые есть, и не подвести Правительство.

Р.Темрезов: Реализация мероприятий подпрограммы «Социально-экономическое развитие Карачаево-Черкесской Республики» государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» ведётся в тесном взаимодействии с Министерством по делам Северного Кавказа. В текущем году средства, предусмотренные на реализацию, на 1 октября освоены на 90%, все оставшиеся средства мы до конца текущего года освоим в полном объёме.

Я хотел бы поблагодарить Правительство Российской Федерации, все министерства и ведомства за поддержку в тех проектах и начинаниях, которые сегодня на территории Карачаево-Черкесской Республики реализуются.

Хотел бы также затронуть один вопрос, о котором Вы говорили, – об институтах развития. Мы с «Курортами Северного Кавказа» достаточно плотно работаем над созданием нашего горнолыжного кластера «Архыз», и я хотел бы, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, пригласить Вас ознакомиться с этим объектом.

В.Битаров: В рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Северная Осетия – Алания на 2016–2025 годы» государственной программы Российской Федерации «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на территории республики ведётся работа по двум объектам: строительство инфекционного корпуса на 100 коек Республиканской детской клинической больницы, завершение которого планируется в 2017 году (объём финансирования – 342,2 млн рублей), а также реконструкция водопроводных сетей населённых пунктов Дигорского района – техническая готовность составляет 86,2%, до конца года мы эту работу завершим.

Основными направлениями реализации подпрограммы с 2017 года являются развитие промышленного производства, агропромышленного комплекса, транспортно-логистической инфраструктуры и туристического кластера. В связи с этим отобраны и направлены на рассмотрение Минкавказа 22 инвестиционных проекта общим объёмом 5,5 млрд рублей, в том числе в сфере АПК – восемь проектов, в сфере промышленности – шесть проектов, в сфере туризма и рекреации – семь проектов.

Надеемся, что после утверждения методических указаний по использованию организационно-финансовых механизмов данный перечень будет дополнительно уточнён и приведён в соответствие с утверждёнными лимитами.

Р.Кадыров: Мы свои предложения и замечания направили в Минкавказа России. Я думаю, что мы будем решать вопросы в рабочем порядке, как и решаем. И хочу поблагодарить Министерство по делам Северного Кавказа и Вас за то, что уделяете внимание региону.

Но у нас особая, сложная ситуация в том, что касается образования. Потому что если в Ингушетии можно завершить трёхсменку в этом году, то у нас это будет чуть дольше и этим надо заниматься. Если не принять конкретную программу или если не будет отдельного подхода, то эту проблему мы не сможем решить.

Поэтому я бы попросил Вас, чтобы Вы лично взяли это под контроль и дали соответствующим министерствам, которые этим вопросом занимаются, поручения.

В.Владимиров: В рамках реализации программы социально-экономического развития в Ставропольском крае остался незавершённым лишь один объект – поликлиника в Юго-Западном районе. Было построено две школы, ещё одна школа спортивная, закончили строительство перинатального центра.

Хотел бы затронуть ещё один вопрос. Звучали предложения разного рода по неработающему населению. Могу цифры по Ставропольскому краю назвать: 863 тыс. человек работающего населения, трудоспособного возраста, но нигде не числящихся – порядка 506 тыс. человек. Я за них плачу в систему обязательного медицинского страхования порядка 11 млрд рублей.

Очень хотел бы, чтобы Правительство поддержало и наш регион, и Максима Анатольевича (Топилина) в части введения налога на тунеядство.

Д.Медведев: Вы имеете в виду лиц, которые у вас находятся, но не работают?

В.Владимиров: Дмитрий Анатольевич, они все работают.

Официальная безработица у нас меньше 1% – порядка 14 тыс. человек. А все остальные люди они все работают. Это ЛПХ, сельское хозяйство. У меня количество зарегистрированных личных подсобных хозяйств полностью коррелирует с количеством неработающих граждан по районам. То есть они все заняты, самозанятые.

Д.Медведев: Прежде всего хотел бы сказать по поводу заявлений касающихся неработающих граждан.

Хочу обратить внимание и вас, и тех, кто анализирует эту проблему, что это никакой не налог на тунеядство и так лучше не называть. Речь идёт о вовлечении в систему платежей за социальные услуги тех, кто не зарегистрирован, и тех, кто не участвует в формировании соответствующих фондов, но в то же время пользуется социалкой. Вот о чём идёт речь, а не о налоге на тех, кто не работает.

У нас по действующим правилам, да и по Конституции, если хотите, можно и не работать. У нас нет ответственности, как в советские времена, в том числе и уголовной, за тунеядство, но те, кто в таких фондах не принимает участия – вот о них действительно министерство ставит вопрос.

Реакция на это очень разная, хочу обратить на это внимание – мы можем даже тут это обсудить, тем не менее вопрос существует, давайте его проанализируем.

Теперь по вопросам сегодняшнего заседания. Не скрою, каждый раз при проведении нашей комиссии на территории одного из регионов Северо-Кавказского округа, отмечаешь и перемены, и новые промышленные, и новые социальные объекты. Это, безусловно, радует. Но в то же время работать ещё нужно много, предстоит ещё большая и серьёзная работа. При этом хотел бы, чтобы в качестве ключа для работы по второй части программы, о которой мы сегодня говорим, мы использовали положения из доклада министра, которые заключаются в том, что основной упор нам сейчас нужно делать на привлечение частных инвестиций. И если это удастся, то тогда вся эта работа будет не зря и критика, которая раздаётся периодически, окажется абсолютно необоснованной. Это будет означать, что мы смогли поднять промышленный и аграрный потенциал Северного Кавказа. Давайте в таком ключе и обсудим будущее программы.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 октября 2016 > № 1945109 Дмитрий Медведев

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СКФО > Медицина > premier.gov.ru, 13 ноября 2015 > № 1549571 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О развитии здравоохранения на Северном Кавказе.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день! У нас сегодня заседание нашей комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского округа. Встречаемся в Махачкале. Мы только что посетили древний Дербент, посмотрели, как праздновали годовщину. Собственно, это только начало очень большой работы по восстановлению. Но хочу сказать: там есть жизнь, есть уже результаты, выглядит всё достойно, и памятники древности, и улицы многие привели в порядок. Будем рассчитывать на то, что совместными усилиями и республики, и федерального центра и этот самый древний город нашей страны будет приведён в порядок.

Сегодня мы рассмотрим некоторые другие вопросы. В частности, наше сегодняшнее заседание посвящено развитию здравоохранения на Северном Кавказе. Участвуют губернаторы, руководители республик, члены Правительства, которые непосредственно занимаются развитием этой сферы. Вы все хорошо знаете, какая работа здесь была сделана. Далеко не всё пока удалось, есть и проблемы, и результаты. Обсудим, какие меры необходимо принять.

Если говорить в целом по округу, по основным показателям в сфере здравоохранения, то цифры в общем-то неплохие, прежде всего те, которые касаются демографической ситуации. Северный Кавказ остаётся у нас признанным лидером по долголетию, тому есть и естественные причины. Средняя продолжительность жизни по цифрам здесь составляет больше, чем в других местах. Но есть и некоторые проблемы. Младенческая смертность хотя и снизилась почти на 14%, однако остаётся самой высокой среди федеральных округов – в полтора раза выше, чем в стране в целом. У нас показатели по Российской Федерации 6,6, а здесь, в Северо-Кавказском округе, почти 10%. Где-то лучше, где-то хуже, но в целом показатели пока не очень хорошие.

О чём это говорит? Очевидно, что просто наблюдения детей медицинскими работниками недостаточно, необходимо принять все меры по коренному улучшению этой ситуации. Обсудим, что можно ещё сделать дополнительно, с учётом того, что в округе пока не хватает специалистов: педиатров, детских онкологов, психиатров, фтизиатров, кардиологов. И в целом надо признаться, что обеспеченность Северного Кавказа врачами – а здесь эта цифра 34,5 на 10 тыс. населения – ниже, чем среднероссийский показатель, который составляет около 40, и наименьшая среди остальных федеральных округов. Такая же ситуация наблюдается и со средним медицинским персоналом, здесь где-то 81,5 на 10 тыс. населения коэффициент (88 – в среднем по Российской Федерации).

Конечно, нужно думать и о лучшем мотивировании выпускников медицинских учебных заведений, чтобы у них были основания оставаться и стараться работать именно на Кавказе, и о привлечении специалистов сторонних в той мере, в какой это возможно.

Ещё одна проблема – ситуация с обеспечением пациентов некоторыми видами препаратов, в том числе обезболивающими лекарственными препаратами. Это прежде всего касается онкологии, но не только. По данным за девять месяцев этого года, в целом по Северному Кавказу только 18% от числа нуждающихся в обезболивании пациентов такие препараты получали. Это цифра на самом деле плохая, это цифра абсолютно недостаточная. Понятно, что мы находимся в жёстких финансовых условиях – я имею в виду и регионы тоже, и республики Северного Кавказа, денег даже на такие программы нам не хватает, но обеспечение лекарственными препаратами является одной из главных задач.

По этому показателю необходимо будет оценивать и профессиональную пригодность, и служебное соответствие конкретных должностных лиц в системах регионального здравоохранения. Просил бы на это обратить внимание Министерства здравоохранения, потому что эти показатели на самом деле тяжёлые и здесь необходимы кардинальные решения, кардинальные усилия. Нужно заранее подумать о тех, кто особенно остро нуждается в помощи, и это нужно делать, несмотря ни на какие финансовые трудности, потому что действительно это ключевые факторы здравоохранения.

По понятным причинам финансовые трудности всё равно влияют, имеется дефицит финансового обеспечения территориальных программ государственных гарантий бесплатного оказания людям медицинской помощи. Причём дефицит этот формируется из-за недостатка средств, которые перечисляются региональными бюджетами на реализацию программы. Текущий год тоже не стал в этом смысле исключением. Минздрав предлагает определённые меры по улучшению ситуации. Обсудим эти предложения после доклада Министра здравоохранения.

Также обсудим целый ряд других вопросов, как мы с вами обычно и делаем в рамках заседания правительственной комиссии.

Давайте сначала выслушаем сообщение Министра здравоохранения, а потом попрошу высказаться руководителей республик и Ставропольского края. Пожалуйста, Вероника Игоревна.

В.Скворцова: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Прошло практически ровно три года с момента, когда мы в Махачкале обсуждали вопросы здравоохранения в Северо-Кавказском округе.

Д.Медведев: Так получается, что мы вопросы здравоохранения всё время в Махачкале обсуждаем. Но, может, это и хорошо. Тогда встречались в медицинском вузе.

В.Скворцова: И тогда мы определили первоочередные задачи, пути их решения. Сегодня мы можем подвести определённые итоги трёхгодичной работы и сказать о том, что многое изменилось к лучшему и в состоянии здоровья населения Северо-Кавказского федерального округа, и в организации здравоохранения. Вместе с тем, Дмитрий Анатольевич, как Вы уже отметили, сохраняется ряд проблем, на которых я хотела бы отдельно остановиться.

Прежде всего необходимо подчеркнуть особенности возрастной структуры населения Северо-Кавказского федерального округа. Это более молодое население по сравнению с Российской Федерацией в целом. Удельный вес детей в структуре составляет 24%, а доля пожилого населения – лишь 16%, тогда как в целом по стране обратная ситуация – 17 и 23,5% соответственно.

Этим во многом объясняется сложившаяся в СКФО демографическая ситуация – более высокая рождаемость и более низкие показатели общей смертности. Нужно сказать, что относительное исключение составляет лишь Ставропольский край, где возрастной состав и демографические показатели приближены к среднероссийским.

За три года младенческая смертность в округе снизилась на 19,2% (на конец 2014 года с 14,6 до 11,8 на тысячу родившихся живыми детей), за девять месяцев текущего года – ещё на 14% (до 9,9 промилле). Материнская смертность за три года снизилась на 9,4% (фактически с 14 до 12,6 на 100 тыс. родов).

Вместе с тем, как Вы отметили, Дмитрий Анатольевич, в целом в стране эти показатели существенно ниже, поэтому, конечно, нам нужно продолжать активную работу, механизмы все отработаны и мы, в общем, на пути к лучшим результатам.

В Северо-Кавказском федеральном округе до сих пор продолжается формирование трёхуровневой системы оказания медицинской помощи. Совместно с регионами проведена работа по анализу территориального планирования медицинской инфраструктуры, и на сегодняшний день дефицит медицинских организаций первичного звена – ФАПов, фельдшерских пунктов, врачебных сельских амбулаторий – составляет около 300 единиц. Дефицита нет в Кабардино-Балкарской Республике, Ингушетии и Карачаево-Черкесии. Самая сложная ситуация в Ставропольском крае, где фактически сосредоточен дефицит – две трети от общего дефицита по округу. Очевидно, что в этом случае страдает амбулаторная помощь населению и число амбулаторных посещений на одного жителя в год в Северо-Кавказском округе пока остаётся сниженным по сравнению со среднероссийским – 7,6 против 9,1.

В то же время число профилактических посещений существенно выросло, особенно за 2014–2015 годы, и дошло фактически до среднероссийской нормы. Охват диспансеризацией населения округа составляет 82%. Еженедельный мониторинг эффективности работы участковой службы, который Минздрав проводит с апреля текущего года, показал, что средняя численность прикреплённого населения на терапевтическом участке составляет по округу 1991 человек. Самая высокая – в Дагестане, примерно 2300, в Ставропольском крае – 2230, при расчётном нормативе 1800. Результаты данного мониторинга свидетельствуют о повышенной интенсивности работы скорой медицинской помощи. При среднем по стране показателе 6,5 вызова в неделю на один терапевтический участок в округе этот показатель существенно выше, что свидетельствует о недостаточном диспансерном наблюдении лиц с хроническими заболеваниями и, по сути, замещении работы первичного звена дорогостоящей скорой помощью по любому, в том числе неэкстренному, поводу.

Обеспеченность населения округа койками приближена к оптимальной. Среднее число дней занятости койки в году – 327, длительность лечения пациента соответствует среднероссийским показателям. При этом есть исключения. Исключением является Республика Ингушетия, где обеспеченность койками низкая и составляет 49 на 10 тыс. населения, то есть практически в 2 раза ниже, чем по России, а также Кабардино-Балкария, где обратная ситуация: необоснованно завышенная обеспеченность койками – более 83 на 10 тыс. населения.

Для оказания медицинской помощи пациентам с острыми сердечно-сосудистыми заболеваниями и пострадавшим от дорожно-транспортных происшествий за последние три года в округе были созданы 22 сосудистых центра, 16 первичных и 6 региональных, и 56 травмоцентров разного уровня. Хотя формально создана необходимая инфраструктура, маршрутизация пациентов до сих пор часто нарушается. 34% больных с острым коронарным синдромом, 9% больных с инсультами, 22% пострадавших при ДТП госпитализируются в непрофильные учреждения. Конечно, я хотела бы обратить внимание глав всех субъектов Российской Федерации на необходимость выполнения обязательных для всей страны порядков оказания медицинской помощи.Для этого эта инфраструктура создавалась.

В соответствии с поручением Правительства Минздравом совместно с главными внештатными специалистами разработана и внедрена система ежемесячного мониторинга ключевых индикаторов качества медицинской помощи, непосредственно влияющих на смертность от основных причин. Уже за короткий период (с мая по сентябрь 2015 года) выявлены существенные положительные тенденции в оказании медицинской помощи населению. На 27% увеличилась доля больных с острым коронарным синдромом, которым выполнен своевременно тромболизис – это почти 700 дополнительно спасённых жизней. На 15% вырос объём стентирований и ангиопластик, которые относятся к высокотехнологичной медицинской помощи, – практически на тысячу человек. В пять раз увеличилась доля больных с ишемическим инсультом, которым проводится системный тромболизис. Тем не менее этот показатель в несколько раз ниже, чем средний по Российской Федерации, и здесь нужно работать дальше.

Увеличилась и доля пострадавших в результате ДТП, госпитализированных по адресу в травмоцентры первого и второго уровня, – на 1,5 тыс. человек. Однако если увеличение по округу составило 2,4%, то по стране – на 12%. И хотелось бы поблагодарить Ставропольский край за то, что вы достигли максимального в стране роста – на 33%.

В 2014 году в округе высокотехнологичную помощь получили 25 тыс. человек, что почти на 3% больше, чем в 2013 году. За девять месяцев текущего года – 19 тыс. человек, и прогноз до конца года – почти 28 тыс. человек. Вместе с тем по подушевому нормативу это на 22% ниже среднероссийского уровня, что свидетельствует о недостаточном направлении всех нуждающихся на высокотехнологичное лечение.

Важно отметить, что в пределах самого округа высокотехнологичную помощь получили всего 20%, 80% получили помощь в других регионах страны. При этом в Ингушетии – всего 1%, в Кабардино-Балкарии – 2%, в Карачаево-Черкесии и Чеченской Республике – 4%.

В целом обеспеченность врачами в Северо-Кавказском федеральном округе несколько ниже, чем в стране, – 34,5 на 10 тыс. населения, но с учётом того, что 80% объёмов высокотехнологичной медицинской помощи жителям округа оказывается вне пределов округа, это количество при правильной сбалансированности достаточно для оказания медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий. Хотелось бы только отметить, что в Чеченской Республике обеспеченность врачами остаётся низкой – 25,3 на 10 тыс. населения, но при этом за девять месяцев этого года динамика положительная в Чеченской Республике, чрезвычайно высока, это седьмое рейтинговое место среди всех регионов нашей страны. В Республике Северная Осетия (Алания) избыточное количество врачей – в 1,5 раза превышает среднероссийский показатель и в 1,8 раза – средний показатель по округу.

Обеспеченность сельского населения врачами выше, чем в стране. Положительно отразилась на кадровой ситуации реализация программы «Земский доктор». За период реализации с 2012 по 2014 год практически 2 тыс. молодых специалистов пришли работать в сельские населённые пункты и рабочие посёлки.

Хотелось бы поблагодарить глав регионов Северная Осетия (Алания) и Ставропольский край за то, что эти два региона полностью обеспечили реализацию программы «Земский доктор» в соответствии с запланированными объёмами и решили проблему с сельскими врачами на своих территориях.

В то же время в 2015 году существенно замедлилась реализация программы «Земский доктор», и на 1 ноября заключены договоры только в Чеченской Республике и Ставропольском крае, что составляет 10% от общей численности запланированного объёма по округу.

Обеспеченность населения средним персоналом ниже среднероссийского показателя. Как Вы и сказали, Дмитрий Анатольевич, особый дефицит отмечается в Чеченской Республике и в Ставропольском крае. Хотелось бы напомнить всем, что подготовка среднего медицинского персонала относится к исключительной компетенции регионов и в Северо-Кавказском федеральном округе работает 17 медицинских колледжей и училищ. На сегодняшний день только Чеченская Республика и Ставропольский край предусмотрели увеличение приёма на 2016–2017 годы на 12% и 10% соответственно. Необходимо это сделать и в других регионах.

Вузовская подготовка медицинских и фармацевтических кадров для системы здравоохранения осуществляется в каждом регионе округа в четырёх вузах Минздрава (это Ставропольский медицинский университет, Дагестанская и Северо-Осетинская медицинские академии, Пятигорский филиал Волгоградского университета), и в год обучается 16 тыс. студентов. Кроме того, в шести медицинских факультетах Министерства образования – 2450 студентов в год и двух негосударственных вузах – 360 человек в год. Кроме того, представители Северо-Кавказского федерального округа учатся ещё в 22 вузах страны в других регионах.

С учётом кадровой потребности регионов Минздрав ежегодно выделяет бюджетные целевые места, они указаны в слайде, я не буду перегружать цифрами. В отличие от других регионов востребованность этих мест, к сожалению, по округу не превышает 60%.

Особенно это странно, когда речь идёт о тех регионах, где не хватает тех или иных специалистов.

Эффективность целевого приёма по Северо-Кавказскому округу самая низкая в стране. 48% окончивших обучение по целевым программам интернатуры, ординатуры возвращаются в республики на рабочие места, а в стране этот показатель – 86%. Безусловно, над этим надо работать, и работать над тем, чтобы договоры, которые вы заключаете с вузами и, соответственно, с абитуриентами, с их родителями, абсолютно соответствовали типовому юридически выверенному финансовому договору.

Для обеспечения качества подготовки врачей Минздравом создан научно-образовательный медицинский кластер округа, ядром которого является Ставропольский государственный медицинский университет. Мы надеемся, что использование перекрёстных образовательных технологий, перекрёстного контроля позволит выровнять уровень подготовки специалистов и подготовить за 2016 год специалистов государственной аккредитации, которая поэтапно вводится с 2016 года. На это я хотела бы обратить особое внимание.

В части показателей заработной платы по итогам первого полугодия 2015 года в пяти субъектах округа по всем категориям работников уже достигнуты целевые показатели, установленные региональными «дорожными картами». Несколько отстают показатели в республиках Ингушетия и Северная Осетия – Алания, но по итогам года целевые показатели будут выполнены.

Для устранения необоснованной дифференциации зарплат с 2014 года со всеми регионами страны проводится работа по оптимизации структуры заработной платы. На сегодня полностью нормализована структура зарплаты с увеличением доли выплат по окладам только в Ставропольском крае. Система введена с 1 июля 2015 года. В Республике Дагестан система также разработана и уже утверждена, в остальных пяти регионах системы разработаны, но не утверждены и планируются сроки введения только на начало 2016 года.

Анализ реализации льготного лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан за счёт средств федерального бюджета за трёхлетний период показывает, что значительно повысилась доступность лекарств и улучшилось управление товарными запасами лекарственными. Ситуация с отсроченными рецептами существенно улучшилась, в настоящее время стабильная.

Однако необходимо обратить внимание, что средняя стоимость одного выписанного рецепта в Северо-Кавказском федеральном округе значительно превышает среднюю стоимость рецепта в целом по Российской Федерации, в некоторых регионах в шесть-семь раз, и, безусловно, это требует очень серьёзного анализа. В целях экономии бюджетных средств всех уровней и выравнивания цен на лекарства следует обеспечить переход на централизованные закупки лекарственных препаратов, на которые в настоящее время полностью перешли только Кабардино-Балкария и Ставропольский край. Необходимо также провести мероприятия по рациональному назначению лекарств только по международным непатентованным наименованиям и особое внимание уделить закупке дженериков.

Следует также отметить неравномерность ситуации в округе с обеспечением пациентов со злокачественными образованиями обезболивающими, о чём сказал Дмитрий Анатольевич, – это и наркотики, и другие неинвазивные анальгетические препараты центрального действия. В среднем по округу обеспеченность соответствует среднероссийской, но есть регионы, где она существенно ниже – в шесть-десять раз. Я не буду их называть, но срочно нужно исправлять ситуацию. Для того чтобы легче было её исправлять, Министерство здравоохранения, Росздравнадзор и каждый регион открыли горячую линию, и в течение суток мы обязаны разбираться с каждым случаем. Но если кто-то переносил сильную боль, вы представляете, что такое даже сутки её терпеть. Поэтому я ещё отдельно прошу внимание на это обратить. И хотела бы, Дмитрий Анатольевич, сказать, что это совсем не дорого, это не то, что требует больших ресурсов, это просто требует человеческого внимания и хорошей организации дела.

Выявлены также нарушения с использованием дорогостоящего медицинского оборудования, примерно в половине регионов округа. Простой компьютерных томографов, магнитно-резонансных томографов, ангиографов – конечно, это абсолютно непозволительное дело. Как правило, когда мы разбираемся с ситуацией, выясняется недостаток кадрового состава диагностических служб. И я ещё раз хочу подчеркнуть, вы не используете те возможности, которые федеральные органы вам предлагают, по целевому приёму, пожалуйста, обратите на это внимание.

Финансовое обеспечение ОМС в регионах Северо-Кавказского федерального округа отличается от других регионов тем, что регионы меньше собирают взносов, чем получают денег из федерального ОМС. Вот эта разница в целом по округу составляет 12 млрд рублей. И я хотела бы отметить, что особенно она выражена в Республике Дагестан, которая получает больше на 4,4 млрд по сравнению с собранными взносами, и в Ставропольском крае – на 2,6 млрд. Как Вы уже сказали, Дмитрий Анатольевич, нас очень беспокоит то, что за 2014–2015 годы сформировался значительный дефицит собственных обязательств регионов по тем обязательствам, которые не перекрываются ОМС: это туберкулёз, психиатрия, наркология, это амбулаторное обеспечение лекарственными препаратами. И на 2016 год в проектах вы уже запланировали дефицит 63%, а четыре региона округа – более чем 60%.

Хотелось бы ещё раз, во-первых, указать на риск невыполнения прямых обязательств и повторить прямое поручение Президента Российской Федерации, которое на этой неделе прозвучало по результатам совещания ОНФ, о том, что все главы субъектов Российской Федерации должны обеспечить бюджет по здравоохранению не ниже уровня 2015 года. Строительство объектов системы здравоохранения в субъектах округа осуществляется в рамках двух программ – «Модернизация здравоохранения» (это перинатальные центры) и «Развитие Северо-Кавказского федерального округа».

По перинатальным центрам. У нас все главы дали гарантии, Дмитрий Анатольевич, что центры будут введены в конце 2016 года. Есть специальный слайд в презентации в отношении того, как идут дела, и мы следим за этим. В отношении всех остальных инвестиционных проектов. 23-й слайд обозначает те 10 приоритетных, которые были отобраны на федеральном уровне, с учётом не только особенностей трёхуровневой системы, но и медико-демографических показателей и показателей эффективности деятельности системы в целом.

На этом я хотела бы закончить, сказав о том, что действительно ситуация меняется в лучшую сторону, но я просто призываю всех и к правильному планированию, и к контролю за организацией и непосредственным оказанием качественной медицинской помощи. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Вероника Игоревна. Вот такая картинка, она в чём-то лучше, чем мы с вами, коллеги, обсуждали здесь же, в Махачкале, несколько лет назад. В чём-то остаются проблемы, о которых министр только что доложила. Мы встретились для того, чтобы обсудить, как их решать, где есть ресурсы, которые мы могли бы использовать. И есть кричащие проблемы, о которых сказала министр, имеются в виду обезболивающие. Потому что это, собственно, святая обязанность – снабжать всех, кто лечится, такого рода препаратами. Как справедливо сказано, они не фантастических денег стоят, несмотря на то, что их оборот ограничен – специальное регулирование со стороны государства применяется, потому что речь идёт о сильнодействующих или наркотических средствах, – тем не менее это не огромные деньги, обращаю на это внимание руководителей. Хочу, чтобы вы посмотрели по своим бюджетам здравоохранения и решение приняли.

Теперь попросил бы вкратце высказаться – если есть, конечно, что специально подчеркнуть, – руководителей территорий, которые входят в Северо-Кавказский округ. Рамазан Гаджимурадович, с вас начнём. Мы у вас в гостях.

Пожалуйста.

Р.Абдулатипов: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Спасибо за приезд в Дагестан! Это означает, что Правительство Российской Федерации продолжает уделять огромное внимание республике, для нас это очень ценно, очень важно. Правительство провело огромную работу по восстановлению Дербента, и сегодня нам было приятно, что Председатель Правительства дал позитивную оценку той работе, которая проведена, и мы эту работу продолжаем на ближайшие два года. Мы уже отработали фактически программу, и в ближайшее время представим Минкавказу и Правительству Российской Федерации. Одновременно хочу поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас за то, что Вы выпустили целый ряд важных документов по Дагестану. Если даже за этими документами не будет большого финансирования, для нас важна была такая политическая поддержка – и постановление Правительства, и программа развития Республики Дагестан до 2025 года.

Для нас очень важно, что сегодня в Дагестане проходит обсуждение проблем здравоохранения. Я хочу поблагодарить Веронику Игоревну, которая уделяет республике действительно очень большое внимание. За последние три года она несколько раз побывала в Дагестане и обратила наше внимание на целый ряд недостатков. И то, что сегодня в докладе прозвучало, это сделано совместно с Министерством здравоохранения Российской Федерации.

В Республике Дагестан достаточно позитивная динамика развития по целому ряду направлений, но вместе с тем, конечно, для нас очень большое значение имеет состояние здравоохранения.

Вообще, когда я изучал эту проблему, я столкнулся с тем, что дело даже не столько в количестве коек, количестве врачей на 10 тыс. человек и так далее. Качество работы врачей существенно снизилось за эти годы после развала Советского Союза. Многие уезжают за медицинской помощью в другие регионы именно из-за такого отношения докторов. Поэтому мы достаточно большое количество главных врачей поменяли. Мы пригласили специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга и таким образом налаживаем работу целого ряда лечебных учреждений. За последние три года мы сдали 55 объектов здравоохранения. Я думаю, что в перспективе мы это можем и должны сделать. Особенно из программы «Юг России», Дмитрий Анатольевич, у нас немного выпадает и онкологический центр, и детская республиканская клиническая больница. Нам обязательно нужен республиканский противотуберкулёзный диспансер, потому что это заболевание достаточно активно развивается в Республике Дагестан, к сожалению, и мы в этом нуждаемся. Сегодня я разговаривал с Александром Геннадьевичем (А.Хлопониным), он сказал, что эти вопросы будут решены, в программу они включены и в ближайшие годы эти вопросы будут решаться.

Следующий момент. Нам удалось обозначить динамику снижения общей смертности населения за девять месяцев 2015 года. Нам удалось снизить существенным образом детскую смертность, хотя общий показатель выше, чем в среднем по России. Мы большую работу за этот период провели и сегодня в истории здравоохранения Дагестана самый низкий уровень детской смертности.

Вы знаете, что у нас достаточно высокий уровень рождаемости в республике: ежегодно 52 тыс. – естественный прирост населения. При этом по средней продолжительности жизни мы на первых местах в Российской Федерации. Вместе с тем мы уделяем внимание прежде всего доступности и качеству медицинской помощи. Здесь говорили (мы и с Вероникой Игоревной обсуждали этот вопрос) о том, что не хватает средних медицинских работников. Я как бывший средний медицинский работник должен сказать, что у нас есть традиции, которых нет в других системах. У нас обязательно около любого врача закреплена медицинская сестра, которая целый день находится около него, и неизвестно, зачем она там находится. Если процедуры – для этого есть процедурный кабинет, если надо выписать рецепт – для этого врач нужен. Мы об этом говорили. Мне кажется, если мы освободим медицинских сестёр от закрепления к врачам, у нас дефицита средних медицинских работников не будет.

Очень важно, что мы в Дагестане с помощью Министерства здравоохранения Российской Федерации наладили высокотехнологичную медицинскую помощь. В настоящее время такую помощь оказывают девять медицинских организаций, и хочу отметить, что пять медицинских учреждений получили лицензию на этот вид деятельности в 2014–2015 годах.

Несмотря на низкую бюджетную обеспеченность Республики Дагестан – мы исторически лет 20 занимаем последние места в Российской Федерации, – мы всё-таки повысили уровень заработной платы и выполнили все индикативные значения и по врачам, и по средним медицинским работникам, и по младшему медицинскому персоналу. В этом плане указ Президента выполняется.

Увеличиваются дополнительные расходы, о чём здесь было сказано: 4,4 млрд по медицинскому страхованию. Здесь тоже, когда мы начали разбираться, у нас получается 1,6 млн неработающих. На самом деле, если уточнить эти цифры… Почему такие цифры возникали – эти цифры возникли тогда, когда мы полностью получали средства из федерального бюджета. И чем больше мы показывали число неработающих, тем больше оттуда денег. А когда нам пришлось финансировать, эти цифры уже работают против нас, и, соответственно, это всё надо уточнять.

И вообще, мне кажется, что страховая медицина где-то себя оправдывает, но во многих моментах надо ещё раз уточнить, насколько эффективна страховая медицина в стране. Я сейчас не буду говорить о материальной базе, это наша общая проблема, но вместе с тем мне хотелось бы сказать, что (мы тоже обсуждали с Вероникой Игоревной, она нас поддержала тоже) есть очень много поликлиник, в которых можно открыть дневной стационар. У нас статистика о том, сколько коек на 10 тыс. населения, по-моему, давным-давно устарела, потому что дневной стационар может обслужить огромное количество людей, и необязательно, чтобы люди круглые сутки находились в больнице. Эту задачу мы тоже решаем: у нас на 20–30 коек есть дневные стационары в целом ряде поликлиник.

Хочу ещё раз поблагодарить Министерство здравоохранения Российской Федерации, Веронику Игоревну, особенно за помощь с бесплатным лекарственным обеспечением граждан из числа больных орфанными заболеваниями, и мы просили бы сохранить это положение в 2016 году, исходя из дотационности нашего бюджета.

В целом в системе здравоохранения есть существенные подвижки, но мне кажется, что мы чрезмерно много заслушиваем отчётов Министра здравоохранения. Я в последнее время смотрю: и перед «Народным фронтом» отчитывается, и в парламенте, и в партиях отчитывается, а теперь ещё на Северном Кавказе. Как бы её не замучили! Действительно, она работает, на наш взгляд, очень эффективно, очень доступный человек, и нам легко работать с Вероникой Игоревной. И спасибо вам, что сегодня такое важное заседание проводите в городе Махачкале. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Рамазан Гаджимурадович. Будем стараться Веронику Игоревну не замучить, это правильно. Что касается обилия отчётов, это объяснимо: нет ничего более близкого любому человеку, чем здравоохранение, поэтому, к сожалению, эта участь Министра здравоохранения всегда ожидает. Но нужно делать выводы.

Пожалуйста, давайте продолжим обсуждение. Юрий Александрович, пожалуйста.

Ю.Коков: В целом здесь Вероника Игоревна уже сказала, основные моменты, акценты сделаны, я скажу коротко, Дмитрий Анатольевич, что нам удалось за эти последние полтора-два года. Мы акцент всё-таки сместили на первичное звено. У нас здесь была серьёзная проблема, и нам удалось общими усилиями за это время открыть 54 объекта сельского здравоохранения (это ФАПы), обновить парк карет скорой помощи – около 70%, это 65 автомашин, это и федеральные программы, и министерство, и местный республиканский бюджет.

Что касается проблемы, о которой коллега сказал, мы сейчас уделяем большое внимание профессионализму врачей, и в связи с этим у нас несколько совместных мероприятий с Министерством здравоохранения. Допустим, последняя у нас практика: мы во главе с академиком Владимиром Викторовичем Крыловым, главным нейрохирургом страны, проводим мастер-классы, которые дают очень большой положительный эффект – и региональные врачи подтягиваются, и наши. Поэтому будем наращивать усилия. Ну а всё остальное у нас принципе так же, как у коллег, здесь озвучено, я бы не стал повторять. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, Юнус-Бек Баматгиреевич, прошу вас.

Ю.-Б.Евкуров: Дмитрий Анатольевич, всё тоже понятно. Спасибо хочу сказать Министерству здравоохранения. В целом все недостатки и плюсы-минусы понятны, задачи есть, планы составлены, будем устранять. Спасибо.

Д.Медведев: Будем надеяться, что краткость доклада означает глубину погружения в проблему. Хорошо. Проблемы свои вы все, коллеги, знаете, я просто лишний раз хочу на них акцентировать внимание.

Рамзан Ахматович, пожалуйста.

Р.Кадыров: Дмитрий Анатольевич, мы рады Вас приветствовать, и действительно спасибо, что Вы провели в Дагестане, на Кавказе… Мы все свои вопросы обговорили. Вероника Игоревна в ручном режиме управляет Министерством здравоохранения, благодаря ей у нас есть результаты и идёт работа над замечаниями. Я думаю, что мы постараемся оправдать доверие и наши больные и здоровые – все будут довольны. Спасибо Вам большое.

Д.Медведев: Здоровые точно будут довольны, а больным наша с вами общая задача помочь. Спасибо, Рамзан Ахматович. Пожалуйста, Рашид Бориспиевич.

Р.Темрезов: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Мы тоже знаем все замечания, мы работаем в ручном режиме с Министерством здравоохранения. Я хотел бы с одной просьбой обратиться (мы с Вероникой Игоревной общались на эту тему), поддержать и Веронику Игоревну, и все субъекты СКФО по поводу переоснащения машин скорой помощи. У нас для всех субъектов Российской Федерации проблема одинакова – большой износ у 70% автопарка.

Д.Медведев: Да, эта проблема есть. Она есть, собственно, вообще в стране, но на Кавказе особенно острая, будем ей заниматься. Особенно в горной части, где маленькие селения, но большие расстояния на самом деле. Здесь ещё, кстати, нужно правильно выбирать саму модель. Раньше у нас была только одна модель – какую дают, такую и берёшь, а сейчас их много. Прежде всего это упор на нашу технику. Сегодня мы много хороших автомобилей выпускаем, но и там тоже есть разница. Задача выбрать лежит на Минздраве и руководителях субъектов Федерации. Договорились.

Пожалуйста, Тамерлан Кимович.

Т.Агузаров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я думаю, что Вероника Игоревна очень подробно рассказала о ситуации в Северо-Кавказском федеральном округе. Мы как субъект СКФО абсолютно согласны со всей той критикой, которая прозвучала. Мы стараемся уделять вопросам здравоохранения особое внимание. У нас в республике более 60% расходной части бюджета направляется на здравоохранение.

Вместе с тем у нас есть два проблемных направления, над которыми мы будем работать, – это материнская и младенческая смертность, к сожалению. И хочу вас заверить, что мы исправим эту ситуацию.

В целом хочется поблагодарить министерство за постоянную помощь, которая оказывается в том числе и Северной Осетии – Алании. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Тамерлан Кимович. Пожалуйста, Владимир Владимирович, вам слово.

В.Владимиров: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я присоединяюсь ко всему, что сказали мои коллеги. По всем вопросам, которые связаны с дефицитом амбулаторного лечения на сельских территориях, дефицитом среднего медицинского персонала, программы на Ставрополье разработаны. Не могу сказать, что за год мы эти дефициты преодолеем, потому что у нас более 78 ФАПов не хватает, нам надо ещё 22% догнать по среднему медицинскому персоналу. Работа, Дмитрий Анатольевич, я точно знаю, идёт, динамика положительная. В ближайшие пять лет мы будем это догонять.

Я хотел остановиться на болезненных вопросах в части Фонда обязательного медицинского страхования. Нам необходимо всё-таки по Северному Кавказу… У нас много долгожителей, тех людей, которые в пенсионном возрасте находятся и приезжают к нам на территорию. Поэтому, я думаю, затраты ОМС у нас очень большие. Но, Вероника Игоревна, я очень прошу: проанализируйте, пожалуйста (я готов свою площадку экспериментально дать), по расчёту содержания одного койко-места в системе обязательного медицинского страхования и в системе регионального обеспечения государственных профилактических учреждений. Для информации скажу цифры. Если мы человека содержим за счёт ОМС, мы платим за койку в сутки 2296 рублей, а если мы содержим на койке краевой, то 1351 рубль. Я, может быть, не специалист, но мы проанализировали: у нас разница в питании, у нас разница в медикаментах почти что в три раза и в прочих расходах почти что в три раза.

Д.Медведев: Это важная информация на самом деле, существенная. А за счёт чего эта разница, на ваш взгляд, возникает?

В.Владимиров: У нас пять своих государственных лечебно-профилактических учреждений – наркология, туберкулёз… Мы анализируем. Может быть, я ошибаюсь, но первое, что на ум приходит: перекрёстно мы субсидируем через ОМС привлечение врачей. Зарплаты и там и там одни и те же, премиальный фонд один и тот же. Но если я обеспечиваю питанием за 133 рубля, по ОМС – 340 рублей, я на медикаменты трачу 263 рубля на койку, по ОМС – 620 рублей. Из прочих расходов – на охрану, уборщицу, содержание каких-то подсобных помещений я трачу 101 рубль, а по ОМС 276 рублей. Я, ещё раз, не специалист, но как бывший или настоящий экономист, я всё-таки проанализировал свой тариф и проанализировал тариф ОМС. И у меня вызывает какие-то сомнения…Тут мне, конечно, нужна будет помощь Вероники Игоревны. Я готов всё открыть, всё показать, чтобы в этом разобраться.

Д.Медведев: Давайте проанализируем. Посмотрите, потому что здесь, как всегда, у палки два конца. Хорошо, когда в стоимости тарифа меньшую часть составляют те или иные затраты, но вот когда в стоимости тарифа меньшую часть составляют лекарства, то уже возникает вопрос, хорошо ли это. Но есть и отдельная тема стоимости лекарств, это нужно глубже копнуть.

В.Владимиров: Мы централизовали в этом году, я могу сказать, Дмитрий Анатольевич. Спасибо Веронике Игоревне, что она нас «добила», что мы централизовали закупку лекарств. Вы не поверите, по отдельным конкурсам снижение 93%. Я в начале года думал, что мы мел начали покупать. Честно, у меня было ощущение, что мы начали покупать мел. Но после централизации мы начали экономить на конкурсах – 93% от начальной стоимости, при этом не потеряв в качестве. Спасибо, Вероника Игоревна, что вы нас заставили это сделать, я думаю, это хорошая была работа, и мы очень много смогли сэкономить.

И ещё одно предложение (хотел бы, чтобы мы к ОМС вернулись). У нас в этом году и в следующем году роста тарифа не будет. Вероника Игоревна, я очень прошу посмотреть на настоящую экономическую ситуацию в регионах, и, может быть, 2017 год… По крайней мере пересмотреть решение о росте тарифа по ОМС и перенести его, может, на более поздний период. И по нашим уже, соответственно, обязательствам после проверки стоимости лечения, или содержания койко-места, посмотреть на нормативы.

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Владимирович. Я думаю, нет смысла комментировать сию секунду. В этом точно нужно разбираться – в том, что говорит руководитель Ставропольского края. Есть, наверное, причины и обоснования того, почему такая разница. Давайте мы сейчас это обсудим, а потом ещё окончательно проработаем и решим.

Россия. СКФО > Медицина > premier.gov.ru, 13 ноября 2015 > № 1549571 Дмитрий Медведев

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 3 февраля 2012 > № 487064 Дмитрий Медведев, Александр Хлопонин

Рабочая встреча с Александром Хлопониным.

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александром Хлопониным, в ходе которой обсуждались вопросы развития туристического кластера в Северо-Кавказском регионе.* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Александр Геннадиевич, мы в последние несколько лет как раз занимались вопросами развития Северного Кавказа, в том числе с упором на развитие туризма и других возможностей Кавказа как нашего региона. И для этого необходимо, конечно, чтобы была полноценная, современная нормативная база, помимо решений по финансированию и соответствующих проектов, которые принимаются на уровне Правительства. За последнее время мы эту базу подготовили и приняли целый ряд законов, а также подзаконных актов. Я, в свою очередь, несколько документов подписал в последние несколько дней на эту тему.

Расскажите подробнее, что сейчас делается и что ещё необходимо для того, чтобы эта идея получила своё практическое воплощение.

А.ХЛОПОНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Проект о развитии туристического кластера, который непосредственно под Вашим руководством разрабатывается и сегодня реализуется на территории Северо-Кавказского округа, является одним из приоритетных, основных. Это связано с тем, что, во-первых, он затрагивает инфраструктуру практически всех регионов Северо-Кавказского округа, предполагает создание свыше 300 тысяч новых рабочих мест, что для региона является одним из основных вопросов на сегодняшний день. Объём инвестиций на территории тех особых зон, которые будут развиваться, – свыше 600 миллиардов рублей.

В соответствии с параметрами этого проекта планируется построить свыше 1100 километров горнолыжных трасс, около 227 единиц горнолыжных подъёмников, гостиничный комплекс вместимостью свыше 100 тысяч мест. Планируется ежедневная пропускная способность этого кластера свыше 175 тысяч, и годовой объём туристов – свыше 10 миллионов. Это очень серьёзный инфраструктурный проект, и он является одним из важнейших.

По оценкам экспертов, помимо 300 тысяч новых рабочих мест, косвенных рабочих мест, которые мы будем создавать через предприятия малого и среднего бизнеса различных форм собственности, через сельхозкооперацию, через поставки продуктов, через создание обслуживающей инфраструктуры, – ещё свыше 200 тысяч. Поэтому этот проект вовлечёт в свою инфраструктуру большое количество людей, создаст реальные предпосылки для развития занятости и будет решать проблемы безработицы.

Данный проект включает в себя создание шести особых экономических зон. Помимо этого проекта принято решение, опять-таки благодаря Вам, по развитию Прикаспийского прибрежного кластера на территории Республики Дагестан. И сейчас в соответствии с Вашим поручением разрабатывается проект концепции развития Кавказских Минеральных Вод как особо ценного объекта бальнеологического центра на территории Российской Федерации. Это важнейшее направление, мы сейчас над этим работаем, готовим проект концепции.

Что было сделано за этот период времени. Безусловно, создано шесть новых особых экономических зон. Сейчас подписано соглашение со всеми субъектами Российской Федерации, которые занимаются разработкой этого кластера, подписаны соглашения со всеми муниципальными образованиями. Сейчас идут технические вопросы, связанные с кадастровой оценкой земли, с учётом имущественного комплекса, который там находится. Мы планируем завершить эту работу в ближайшее время.Под Вашим контролем создана компания, акционерное общество «Курорты Северного Кавказа» с уставным капиталом 5 миллиардов 350 миллионов рублей, и в этом году в бюджете запланирована докапитализация этой компании до 12 миллиардов рублей. Компания будет заниматься управлением этого проекта на территории Северо-Кавказского федерального округа, Краснодарского края, Республики Адыгея. На сегодняшний день компанией «Курорты Северного Кавказа» подписано соглашение о создании совместного предприятия с французскими партнёрами, и планируется уже в феврале этого года регистрация этого совместного предприятия. Уставный капитал планируется около одного миллиарда евро, из которых 51 процент будет принадлежать российской стороне, 49 процентов будут принадлежать французским инвесторам.

Помимо этого в конце 2011 года был принят Федеральный закон №365 о внесении изменений в федеральные нормативные акты об особых экономических зонах. Этот Федеральный закон даёт дополнительные экономические преференции для резидентов – участников этих особых экономических зон. Какие это дополнительные преференции. Это льготы по налогу на прибыль, это льготы по налогу на имущество, это определённые преференции по страховым платежам и по упрощённой системе въезда иностранных граждан на территорию для участия в развитии и создании этого проекта. Это серьёзный стимул, это позволяет на сегодняшний день привлечь значительное количество инвесторов для реализации этого проекта.

Помимо этого сегодня Правительством принято решение по предоставлению правительственных гарантий в объёме 70 процентов от объёма инвестиций. В размере 100 миллиардов рублей эти деньги и гарантии также предусмотрены в федеральном бюджете. И мы планируем использовать этот эффективный механизм для развития этих зон.

Хотел бы сказать, что на сегодняшний день мы уже имеем соглашение и протокол о намерении с конкретными участниками этого проекта. Это и англо-германские фирмы, и корейские фирмы, которые готовы непосредственно заниматься развитием энергетического комплекса на территории; это и российские компании, такие как «Архыз-Синара», «Нафта-Москва», и ряд других компаний, которые уже подписали соглашения о намерениях и готовы участвовать и активно развивать этот проект.

Всё идёт в точности в соответствии с графиком по разработке этого проекта, который был предусмотрен, непосредственно находится на контроле, и мы Вам, безусловно, будем докладывать о каждом дополнительно принятом решении.

Дмитрий Анатольевич, есть ещё два вопроса, которым действительно, по нашим оценкам и по оценкам экспертов, надо уделить особое внимание. Это, во-первых, вопросы, связанные с кадровым обеспечением. Если мы говорим, что основная цель – это создание новых рабочих мест, нам бы хотелось, чтобы прежде всего эти высококвалифицированные рабочие места были заняты нашими ребятами, которые, собственно говоря, живут и проживают на территории округа. Для этого мы планируем сейчас подготовить специальную программу вместе с компанией «Курорты Северного Кавказа», в рамках которой мы бы создавали в республиках учреждения среднего профессионального образования по высшему стандарту, где бы ребята получали первоначальные навыки и высокопрофессиональную подготовку, чтобы потом уже быть вовлечёнными в проект туристического кластера.

Базовыми институтами, которые мы также планируем задействовать в разработке этого образовательного стандарта, являются Олимпийский университет, который сегодня в Сочи планируется к реализации, и под Вашим патронатом Северо-Кавказский федеральный университет для подготовки уже высококвалифицированных специалистов.

Вторым вопросом, который требует дополнительной проработки, и здесь тоже хотели бы обратиться к Вам, является вопрос, связанный с обеспечением безопасности на территории этих курортов, потому что вопросы такие существуют на сегодняшний день. Мы хотели бы обратиться к Вам с просьбой провести совещание на эту тему по курортам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. Для того чтобы жизнь на территории нашего Северного Кавказа была стабильной и не отличалась в худшую сторону от других частей нашей страны, необходимо, чтобы они развивались по нормальным и понятным современным законам. Именно поэтому эта идея была мною инициирована, и целый ряд законопроектов был принят, о которых Вы сказали, и эта работа сейчас продолжается на уровне Правительства.

Рассчитываю на то, что все предложения по инвестициям, которые существуют, будут осуществлены. Я рад тому, что наши иностранные партнёры доверяют нашим идеям и предложениям, потому что, что там скрывать, Северный Кавказ, в общем, достаточно долгое время воспринимался иностранцами как проблемная зона, в том числе по вопросам безопасности. Но если наши иностранные партнёры, как и российские инвесторы, готовы туда вкладывать деньги – это означает, что они доверяют тому, как развивается в настоящий момент Северо-Кавказский федеральный округ, в том числе и идее создания современных туристических зон.

В том, что касается кадров, я с Вами согласен. Прежде всего надо опираться на тех, кто живёт и работает, или как раз не работает, у кого отсутствует работа, в соответствующих территориях, республиках, краях, областях, которые расположены на территории Северо-Кавказского округа и Южного федерального округа. И именно на них должны быть ориентированы новые рабочие места. Но и они должны быть готовы к ним, к этим рабочим местам и к тем навыкам, которые требуются, для того чтобы участвовать в развитии современных туристических кластеров, современных горноклиматических курортов. Потому что это не просто там шашлыки жарить – это на самом деле достаточно серьёзные навыки, которые, в общем, используются практически во всех подобных курортах в мире.

Поэтому необходимо развивать возможности существующих университетов, если потребуется, создавать средние профессионально-технические учебные заведения и профессиональные учебные заведения, которые будут готовить работников именно для того, чтобы услуги в рамках этого туристического кластера, в рамках этой идеи по уровню приближались к мировому. В противном случае туда не поедут ни наши граждане, ни иностранные граждане тем более, а мы должны эту идею реализовать на высшем уровне.

И в целом я считаю, что это абсолютно правильное, позитивное направление, имея в виду то, что мы сейчас концентрируем внимание и силы на Сочи. Но Юг России, Северный Кавказ не замыкаются Сочи. Несмотря на то что это важный, очень крупный курорт, там Олимпиада будет проходить, у нас огромное количество других весьма интересных мест, куда нужно вкладывать и деньги, и силы, прилагать разум для того, чтобы там возникли современные курорты. Поэтому докладывайте мне о развитии ситуации. Что касается соответствующего совещания, то я готов его провести.

Спасибо.

Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 3 февраля 2012 > № 487064 Дмитрий Медведев, Александр Хлопонин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 сентября 2011 > № 401070 Дмитрий Медведев, Юнус-Бек Евкуров

Рабочая встреча с Президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

Юнус-Бек Евкуров информировал Дмитрия Медведева о социально-экономической ситуации и мерах по обеспечению правопорядка и безопасности в республике.* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Юнус-Бек Баматгиреевич, как дела? Что нового? Что нового в социально-экономической жизни Ингушетии? Что сделано в области обеспечения безопасности граждан, поддержания режима правопорядка? Об этом доложите, потом поговорим по каким-то более частным вопросам.

Е.ЕВКУРОВ: Начну с общественно-политической обстановки в республике. Она стабильная, я уверенно сегодня это подчёркиваю.

Мы в этом году проводим такие важные политические мероприятия, как выборы. Выборы в Государственную Думу, в парламент республики и местное самоуправление мы совместили и проведём их 4 декабря этого года. Это важное мероприятие. Мы провели все подготовительные мероприятия, и сейчас проводятся организационные встречи. Я уверен, что мы проведём эти выборы на высоком организационном уровне.

По криминогенной обстановке хочу сказать, что ситуация под контролем, она в разы лучше, чем была в прошлом году. Если взять [статистику] по посягательству по жизнь сотрудников правоохранительных органов – снижение на 74 процента. По раскрываемости этого вида преступлений – повышение более чем на 30 процентов. Мы в этом направлении провели хорошую работу.

В целом у нас идёт снижение уровня преступности по особо тяжким и тяжким преступлениям на 6–12 процентов, а то и на 20 процентов по различным направлениям. Здесь хорошую работу проводят все структуры. Это благодаря и Федеральной службе безопасности, и МВД. Конечно, огромную роль сыграло координационное совещание. Я посмотрел, первое совещание, второе совещание – это хорошая, будем говорить так, «плётка» для исполнителей.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Юнус-Бек Баматгиреевич, а как часто Вы проводите эти совещания, раз в месяц или чаще?

Е.ЕВКУРОВ: Мы их раз в месяц проводим. И в этом месяце мы планируем их проводить на тех объектах [о которых будет идти речь]: у нас ближайшее совещание будет в плохо построенной школе, [будет решаться], должны ли применяться меры к тем нарушителям, которые эту школу плохо построили, или нужно заставить устранить недостатки.

Д.МЕДВЕДЕВ: Показательный выбор.

Е.ЕВКУРОВ: Социально-экономическая ситуация в республике. В прошлом году, я критически докладывал Вам, Дмитрий Анатольевич, у нас были сложности и спад производства, особенно в сельском хозяйстве. За первое полугодие этого года индекс промышленного производства вырос более чем на 14 процентов.

По сельскому хозяйству мы и по зерновым, и по молоку, и по мясу в разы превышаем [прошлогодние показатели]. Мы провели в прошлом и в этом году кадровые перестановки в сельском хозяйстве, и они дали свои плоды. В этом году у нас хороший урожай – на 4–5 процентов больше зерновых. Там, где никогда такого не было, уже 30, а то и 42 центнера с гектара мы собрали в этом году.

По производству яиц, молока и мяса мы уже идём вторыми в Северо-Кавказском федеральном округе из семи республик. Хорошим показателем здесь является не деятельность государственных унитарных предприятий, а деятельность крестьянских фермерских хозяйств. Мы в большинстве случаев продукцию завозили из соседних республик. И в этом году я сам наблюдал, когда мы ярмарки организовали, и в Министерство сельского хозяйства докладывал, что уже из соседних регионов заезжали у нас закупать продукты. То есть когда мы уже целенаправленно стали с крестьянско-фермерскими хозяйствами работать, они начали давать результаты.

По лёгкой промышленности: мы подписали соглашение в этом году, планируем создать мощный технопарк, я думаю, что мы планы реализуем. Вы тоже письмо в прошлый раз подписывали. Мы планируем создать более пяти тысяч рабочих мест за счёт технопарка лёгкой промышленности. Это текстиль, где будет занята в основном женская часть населения.

Д.МЕДВЕДЕВ: А какой уровень безработицы сейчас сохраняется?

Ю.ЕВКУРОВ: Мы её снизили на 4,2 процента. Сегодня у нас регистрируемая безработица 8,18 процента, а так в целом 48,2 процента.

Д.МЕДВЕДЕВ: Тяжёлая всё равно, конечно, ситуация.

Ю.ЕВКУРОВ: Я подчёркиваю, Дмитрий Анатольевич, что те средства, которые выделяются для снижения напряжённости на рынке труда, не дают своего результата. Мы сейчас выходим с предложением, чтобы вместо средств выделялись бы средства для того, чтобы мы строили молочные цеха, то есть не давать людям деньги, а строить объекты.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть Вы считаете, что раздача денег далеко не всегда приводит к нужному результату. Просто исчезает смысл работать? Или в чём основная проблема?

Ю.ЕВКУРОВ: Вы знаете, огромный пакет документов, который человек должен подготовить, ведь там тоже присутствует коррупционная схема. И поговорка, которая не нами придумана: вместо рыбы дайте человеку удочку. И мы прорабатывали этот вопрос, у меня хорошие специалисты, мощный экономический сектор, который тоже разные вещи предлагает. Была идея закупать такую продукцию: хочет человек заниматься животноводством – мы купили крупный рогатый скот и сдали ему в аренду; хочет столярную мастерскую – мы купили, сейчас есть новые технологии, столярную мастерскую на колёсах.

Д.МЕДВЕДЕВ: С использованием тех средств, которые должны, на Ваш взгляд, идти на выплаты безработным?

Ю.ЕВКУРОВ: Да. Или же построили в каждом селе молочный цех, мясной цех – вот рабочие места. Есть тот, кто в состоянии возглавить, – дали ему. И этот объект стоит, рабочие места есть.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но здесь так: тому, кто хочет и готов работать, конечно, нужно давать возможности для этого, открывать цеха, давать скот, в том числе скот в аренду, другие сельскохозяйственные возможности открывать. Но далеко не все готовы на это. Здесь единого подхода, мне кажется, быть не может. И тому, кто скажет: «Я вообще не хочу работать», – мы же не можем отказать в выплате соответствующих средств.

Ю.ЕВКУРОВ: Здесь вопрос и состоял в том, что в процентном отношении разделить эти деньги, поскольку, когда мы это производство откроем и поставим цех, люди всё равно будут работать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, рабочие места гораздо лучше, чем раздача каких-либо пособий. Тем более что пособия нужны для того, чтобы найти работу. Это же не просто подарок от государства.

Ю.ЕВКУРОВ: По инвестициям у нас очень хороший прорыв в этом году. То есть раньше мы считали государственные инвестиции, а в этом году мы к концу года выходим за миллиард частных инвестиций.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это хороший показатель. А частные инвестиции куда приходят?

Ю.ЕВКУРОВ: Они приходят на торговые точки, на создание промышленного производства, в том числе частного. Сейчас в программу господдержки Северо-Кавказского федерального округа мы три проекта дали на более чем 15 миллиардов рублей. В один из этих проектов участник уже вложил более миллиарда рублей своих средств, уже на 80 процентов выиграл само производство. Это серьёзный проект.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это что за проект?

Ю.ЕВКУРОВ: Это стекольный завод, завод «Ачалуки» по производству минеральных вод. И сейчас он дополнительно ещё работает как горно-обогатительный комбинат. Потому что сырьё мы закупали со стороны, а у нас всё есть для того, чтобы производить стекло любого цвета.

И два других проекта; по линии элеватора, то есть зерновых, по сельскохозяйственному направлению, и животноводческий комплекс. Это, конечно, даёт свои плоды, свои результаты.

Д.МЕДВЕДЕВ: То, что частные инвестиции есть, это, конечно, хороший показатель.

Ю.ЕВКУРОВ: И плюс скажу, что раньше было мало, а сейчас очень много своих ребят, у которых есть деньги, и они вкладывают в республике.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть вкладывают деньги сами жители республики на территории республики.

Ю.ЕВКУРОВ: Да, и вкладывают деньги, и плюс безвозмездно дают. Один сейчас более чем на 30 миллионов ремонтирует дом культуры на свои деньги – там, где он живёт. В этом году мы посчитали с министерством экономики, у нас получается где-то больше чем на 200 миллионов рублей жители сами, которые работают за пределами республики, безвозмездно отремонтировали, привели в порядок и дороги, и школы, и больницы – там, где они живут.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это правильное, ответственное поведение бизнеса на той земле, которая дала жизнь, для тех людей, которые там трудятся, живут.

Это неплохая информация. Конечно, нужно уделять первостепенное внимание обеспечению безопасности. Цифры, которые Вы привели, как минимум выглядят более или менее обнадёживающе.

В то же время, Вы сами знаете, есть и проблемы. Всех, кто принимает участие в бандитских формированиях, конечно, нужно наказывать, но в то же время нужно вести и работу среди тех, кто готов вернуться к нормальной жизни. Знаю, что Вы этим занимаетесь, уделяете этому внимание, потому что только правоохранительными мерами, только силовыми мерами результата не добиться. И как раз соединение экономического подхода с правоохранительными возможностями, как правило, и даёт нужный эффект. На это я хотел, чтобы Вы обратили внимание.

Что же касается экономических проектов и общеэкономических показателей, то они весьма приличные. Конечно, главное внимание нужно акцентировать на борьбе с безработицей самыми разными способами, включая – и, наверное, прежде всего – путём создания новых рабочих мест. Создание рабочих мест – это задача для Ингушетии, как и для некоторых соседних республик, первостепенная, самая главная.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 сентября 2011 > № 401070 Дмитрий Медведев, Юнус-Бек Евкуров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter