Всего новостей: 2358207, выбрано 375 за 0.034 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 16 января 2018 > № 2458425 Петр Шкуматов

Назад в 90-е. Автомобилисты стали мишенью для жуликов

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Казалось, мелкая «уголовщина» из 1990-х годов, вроде кражи фар и дворников, навсегда ушла в прошлое, но падение доходов населения возрождает старые способы мошенничества

В ходе вялотекущего экономического кризиса, в котором наша страна пребывает последние несколько лет, число бедных, живущих за гранью прожиточного минимума увеличилось до 20,3 миллиона человек. Это данные на конец третьего квартала 2017 года, более свежих цифр пока не публиковалось.

Однако, даже эта цифра не отражает весь масштаб бедствия. Дело в том, что прожиточный минимум в третьем квартале 2017 года составил по России 10 328 рублей в месяц в среднем на человека. Попробуйте прожить на эту сумму с учетом коммунальных платежей. А если у вас еще и проблемы со здоровьем, которые требуют приобретения даже не очень дорогих лекарств, то выжить на эти деньги становится просто невозможно.

В период нефтяного изобилия легко можно было найти подработку, но сегодня малоимущим людям или маргинализированным элементам зачастую ничего не остается, кроме как пускаться во все тяжкие. За тучные годы общество успело позабыть о мелком криминале — казалось, такие явления как кража щеток стеклоочистителя, фар или колес остались в темных 90-х. Однако постепенно «девяностые» возвращаются: и вновь под удар попадают те, у кого, очевидно, пока еще есть деньги — то есть, владельцы машин. Я хочу рассказать о способах мошеннического отъема денег, с которыми автомобилисты массово столкнулись за последнее время.

Пешеходы — камикадзе

Эти новогодние праздники стали для многих водителей по-настоящему ужасными, так как они столкнулись с новым видом вымогательства. Схема выглядит очень просто. Группа людей идет по обочине дороги, вы едете мимо на небольшой скорости. Вдруг, один из пешеходов прыгает вам на капот и падает на асфальт. Вы тормозите, выходите, возмущенный, из автомобиля, однако сообщники «камикадзе» рассказывают вам, что именно вы наехали на человека и они свидетели, как вы нарушили правила дорожного движения.

Место для подобной мизансцены, как правило, выбирается тихое, с минимальной вероятностью нахождения там камер видеонаблюдения. На охоту такие жулики предпочитают выходить поздно вечером в относительно плохо освещенных местах и небольшим трафиком, чтобы не было лишних свидетелей.

В результате, водитель, у которого не установлен видеорегистратор, попадает в сложную психологическую ситуацию. Вот он, вот его автомобиль, вот человек, лежащий под колесами, корчащийся то ли от боли, то ли от ломки. Рядом пять человек «свидетелей», которые утверждают, что наезд совершили вы. В машине вы один.

За решение вопроса на месте и расписку об отсутствии претензий с вас просят сумму, равную прожиточному минимуму в Российской Федерации. То есть, около 10 тысяч рублей. Соглашаются решить вопрос миром практически все автомобилисты. Есть только один известный мне случай, уже прошлогодний, когда водитель, у которого не было видеорегистратора, отказался платить и довел дело до суда, который... признал его виновным по статье 12.24 КоАП РФ и назначил наказание в виде штрафа 5 000 рублей.

Угрозы на листочке бумаги

Выйдя после новогодних праздников на улицу многие автомобилисты с удивлением обнаружили под дворником угрожающее послание. Как правило, в такой бумаге неизвестный угрожал либо поцарапать автомобиль, либо порезать колеса. От преступных намерений можно защититься, переведя небольшую сумму, как правило, не более 1000 рублей, на счет мобильного телефона. После чего отправить СМС с номером авто, дабы ошибки не вышло.

Встав перед дилеммой, либо идти в полицию и писать заявление на неизвестного, либо лишиться сна и покоя на некоторое время, либо отправить 999 рублей неизвестному, многие выбирают последний вариант. Те же, кто приходит в полицию, слышат закономерный вопрос: «А где доказательства того, что владелец этого телефонного номера, указанного в послании, является непосредственным автором этой записки?». Доказательств, разумеется, нет. Ведь любой владелец персонального компьютера и принтера может распечатать подобные угрозы с любым номером мобильного, даже с моим или вашим. И разложить эти бумажки под дворники сотен автомобилей.

Схема очень эффективна — именно за счет небольших сумм, которые вымогают у автовладельцев. Я сам сталкивался с подобным, в записке требовали перевести 300 рублей. Конечно же, никому дани я выплачивать не стал и машина осталась в целости и сохранности. Но вот моя знакомая рассталась с небольшой суммой просто для успокоения нервов.

Продажа автомобиля за две цены

Те, кто еще не обзавелся автомобилем, как правило, намереваются приобрести его в салоне, так как наслышаны о мошенниках, которые продают с рук автохлам, сваренный, как конструктор, из битых машин. И попадают в ловушку собственных стереотипов. В последние несколько месяцев, особенно перед Новым годом, произошло резкое увеличение числа сообщений о жуликах, которые воскресили из небытия давно забытую схему. Но, как известно, все новое — хорошо забытое старое.

Эта схема очень простая: вы приезжаете в салон, чтобы купить б/у автомобиль. Вам показывают машину, предъявляют документы, объявляют цену, которая почти всегда ниже рынка. У среднего покупателя сразу начинает кружиться голова. Он уже видит, как рассказывает своим знакомым о невероятном везении.

С виду ничто не предвещает беды. Вот договор, платите деньги в кассу. Ключевой момент заключается в том, что договор совсем уж многостраничный. Мне встречались случаи, когда покупателю предлагали подписать договор купли-продажи, написанный на 25-ти листах! Обычный человек мало чего понимает в юридических тонкостях, а уж если подводные камни грамотно спрятаны за десятками тысяч символов юридического текста, то и подавно.

И после оплаты менеджер, честно глядя в глаза покупателю, спрашивает, когда же он собирается вносить остальную часть суммы? Сердце у несостоявшегося автомобилиста замирает, потому что он был полностью уверен, что цена на авто финальная и пересмотру не подлежит. После небольшого конфликта оказывается, что по договору, который он только что в здравом уме и трезвой памяти подписал, автомобиль стоит в два раза дороже.

Все по честному: дополнительные расходы связаны, как правило, с предпродажной подготовкой, тюнингом по космическим ценам и даже стоимостью хранения авто на парковке автосалона в течение полугода, и все это черным по белому прописано в договоре. У горе-покупателя остается лишь один вариант — идти в суд и доказывать, что он был введен в заблуждение и требовать расторжения договора в судебном порядке. Но суды дело долгое и непредсказуемое, а машину хочется прямо здесь и сейчас. И тут на помощь приходит... автокредит. Конечно же про обязательное КАСКО на автомобиль на время действия кредитного договора покупателю сказать забывают, но на такие мелочи он уже не обращает внимания.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 16 января 2018 > № 2458425 Петр Шкуматов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457014 Владимир Черников

Страхование жизни бьет рекорды: почему это выгодно банкам

Владимир Черников

генеральный директор СК «Ингосстрах-Жизнь»

Страховщики и банки образовали симбиоз

По итогам III квартала 2017 года страховщики жизни продолжили бить рекорды – сегмент вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 56,8%, перевалив за отметку 229 млрд рублей. Казалось бы, появился устойчивый драйвер роста всего страхового рынка, но почему-то должного оптимизма не наблюдается. Возможно дело в том, что сейчас рост сборов по страхованию жизни сильно зависит от поведения банков. По итогам полугодия, 87% всех сборов страховщиков жизни принесли банкиры, а традиционный для страхования жизни агентский канал не способен конкурировать с кредитными организациями — его доля едва превышает 6%.

Банки продолжают оставаться максимально эффективным каналом продаж, привлекая новых клиентов и недорого организуя сами продажи. Всего за 24,7 млрд рублей комиссионных они продали за полгода полисов на 123 млрд руб. Те 19-20%, что заплачены банкам за продажу, меньше, чем давали на старте ОСАГО страховщики своим агентам, когда в момент ажиотажа агентские подскакивали до 40-60% от стоимости полиса. И в ближайшие пару кварталов без существенных колебаний по депозитным ставкам эта картина скорее всего не изменится.

Банкострахование продолжит доминировать в структуре продаж страховщиков жизни, удерживая долю в районе 85-90%. Пожалуй, существенной угрозой для этого сегмента могут стать некачественные продажи, которые сильно подрывают уровень доверия к отрасли в целом и продукту ИСЖ в частности. Однако уже сейчас страховые компании начинают активно бороться с misselling, стараясь контролировать качество продаж через посредников, что должно минимизировать риски недовольства клиентов. Кстати, увеличение «периода охлаждения» до 14 дней с 1-го января 2018 года также позитивно скажется на решении этой проблемы.

В кредитном банкостраховании до сих пор сохраняется дисбаланс интересов: комиссия банка здесь может достигать 90%. Получается, что в связке страховой компании, банка и клиента больше всего страдает последний, для которого страховой полис становится значительно дороже. И в этом во многом виноваты сами страховые компании, которые в погоде за портфелем пренебрегали интересами клиентов, предлагая банкам высокое вознаграждение. Понимая это сейчас, страховщики стараются заинтересовать банки предложениями с более низкими комиссиями, но дается это непросто.

Если с банкострахованием на ближайшее время все в целом ясно, то с другими способами продаж все не так однозначно. По итогам полугодия банковский канал продаж продолжает занимать минимальную долю в общей структуре каналов продаж (0,1%!), но показывает шестикратный рост по сравнению с предыдущим годом. В других видах страхования онлайн канал уже доказывает уже свою эффективность на фоне классического ритейла за счет достаточно низких издержек на развитие и внедрение.

А вот если мы заглянем не на год, а на 3-4 года вперед, то картинка может быть совсем иной. Сколько банков к этому времени сохранят свои розничные сети? Сегодня мобильный и интернет-банкинг уже доступен практически у всех игроков рынка и, все новые банки, предоставляющие сервисов больше, чем просто РКО, появляются исключительно в онлайне. В случае, если банки будут переводить своих клиентов на онлайн-обслуживание, страховщики потеряют тот самый контакт с клиентом face-to-face, а клиент потеряет удобство закрывать свои потребности в одном месте, в банке.

Все это может раскрыть потенциал для альтернативных каналов продаж (агентского и онлайн) или станет причиной возникновения нового вида продаж через банки – онлайн-банкострахования. Рынку придется быстро адаптироваться под новые правила игры. Или же страховщикам жизни придется бросать все силы на усиление агентских сетей, которые сохранят эту традицию личных продаж. Что из этого в итоге будет эффективней покажет время.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457014 Владимир Черников


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441394

Один год китайской политики Президента Д.Трампа

Сергей Труш, Ведущий научный сотрудник ИСКРАН, кандидат исторических наук

Статья подготовлена  в рамках проекта при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ),  грант  17-07-00013 - а.

Китайская тема стала сквозной, системообразующей для предвыборной кампании Д.Трампа, поскольку с ней были тесно связаны основные элементы его внутриполитической и внешнеполитической программы. Глобализация, ее плюсы и минусы для Америки, рабочие места и национальная промышленность, условия конкуренции американского бизнеса на внутреннем и внешних рынках, обеспечение свободной торговли, восстановление депрессивных промышленных районов, утечка технологических и стратегических секретов, ключевые вопросы военной стратегии, роль и место США в мире и геоэкономике - все эти сюжеты скорее прямо, чем косвенно, касались Китая.

Активная критика КНР по разным направлениям и множественным поводам сыграла значимую роль в победе Д.Трампа на выборах. Широкой массе американских избирателей Китай был подан - и ими принят - как источник многих зол.

Наиболее важным и запоминающимся было обещание Д.Трампа использовать сверхпротекционистские меры в двусторонней торговле с КНР, применить 45-процентные тарифы на китайский экспорт, активно противодействовать переносу американских производств в Китай. Несмотря на сомнительную пользу от таких мер для американской экономики, равно как и сложность их реализации, этот предвыборный лозунг - как предвыборный ход - нашел своего адресата. Избирателям, поддержавшим Д.Трампа, в числе которых существенный процент составляли «синие воротнички», люди без высшего образования, потерявшие работу, а также занятые в среднем и мелком бизнесе США, данный тезис весьма импонировал.

Китай, его экономика, военная и внешнеполитическая стратегия, безусловно, создавали для США целый комплекс проблем. Они еще более обострились и актуализировались к приходу нового хозяина в Белый дом в 2017 году. Китай неуклонно, хотя и с некоторым торможением собственных темпов роста, двигался к формальному паритету с США в экономике. К середине нынешнего десятилетия Китай уже превзошел Японию по объему ВВП, формально став второй экономикой мира после США. При этом по паритету покупательной способности Китай уже рассматривался первым в мире1. При общем товарообороте с США в 520 млрд. долларов внешнеторговый дефицит США с КНР в 2016 году составил 240 млрд. долларов*. (*Торговля США с КНР в 2016 г.: экспорт КНР - 380 млрд. долл., импорт КНР - 160 млрд. долл., товарооборот - 520 млрд. долл.) Китай удерживает за собой место крупнейшего иностранного держателя ценных бумаг США (1 трлн. 58 млрд. долл. в 2016 г.)2. Оба эти показателя наряду с положительными моментами несли для США очевидные и весьма ощутимые экономические и стратегические вызовы и негативы.

Еще в процессе предвыборной кампании в США, по мере роста популярности республиканского кандидата, и в самой Америке, и в мире был поставлен вопрос о «феномене» Д.Трампа. Аналитики и эксперты, мировые СМИ пытались понять, какие глубинные сдвиги, социально-экономические силы, идеологические ценности в американском обществе представляет собой Д.Трамп, к чему это общество ведет. На наш взгляд, в этой дискуссии весьма обоснованным является мнение о Д.Трампе как знаковой фигуре, по сути, лидере своего рода «революции», разворачивающейся в американском обществе.

Суть этой «революции», или по меньшей мере мощного социально-политического сдвига, заключается в следующем. Глобализация, свобода движения капитала, информации и рабочей силы, набиравшая обороты с конца прошлого века, ускорив и во многом предопределив крах СССР и коммунистического блока, дала колоссальные рычаги усиления и могущества самой богатой и самой мощной из глобализированных стран - США. При отсутствии системного соперника в мире в лице СССР транснациональные корпорации, крупный инновационный и технологический бизнес США поставил под свой контроль - практически монополизировал - международное разделение труда.

Оказавшись, таким образом, главным бенефициаром глобализации, наукоемкие и техноемкие ТНК и корпорации «новой экономики» США (информационные технологии, биотехнологии, новые материалы, фармация, электронная промышленность) многократно увеличили свою капитализацию, вышли на объемы сверхприбылей несравненно выше традиционных неглобализированных американских производств. На волне этого процесса США сформировали и усилили «имперскость» в своей внешней политике, в американском обществе упрочились элитные социальные слои и силы - неоглобалисты, которые наращивали свое экономическое и внешполитическое могущество, в том числе и за счет американского среднего класса.

Неоглобалисты - как республиканцы, так и демократы - в качестве своей политической философии руководствовались идеями о конце истории, об окончательной мировой победе либерализма. Они проводили стратегию повсеместного экспорта и некритического навязывания всему миру либеральной матрицы ценностей и идеалов западного мира. Используя свое политико-экономическое доминирование и эксплуатацию глобального разделения труда в своих интересах, неоглобалисты обеспечили транснациональному бизнесу колоссальные сверхприбыли, «отрывавшие» его от основной массы среднего класса Америки.

Процветание крупного глобализированного бизнеса, отраслей и корпораций «новой экономики» США стало все меньше зависеть и быть связанным с традиционными отраслями экономики США - сталелитейной, электротехнической, химической промышленностями, а также с энергетикой, строительством. Это процветание все больше зависело и зиждилось на производствах и сборочных мощностях вне США - в Китае, Мексике, Латинской Америке, Юго-Восточной Азии. Возникли существенные диспропорции в доходах и политическом представительстве сегментов бизнеса и среднего класса США, ориентированных либо на глобальные, либо национальные производственные площадки и рабочую силу. Процветание и сверхдоходы неоглобалистов стали в значительной степени зависеть от надстройки политического класса США, воспроизводившего, поддерживавшего и охранявшего глобализационную парадигму мира, свои связи с мировой экономической периферией3.

В последние два десятилетия, начиная с администраций Дж.Буша-младшего, неоглобалисты ощутили на себе давление в связи с рядом крупных затруднений и региональных поражений процесса глобализации в геоэкономике и геополитике. Это и подъем Китая, так или иначе продвигающего собственную модель экономического и политического развития, фактическое выпадение из глобализационной матрицы Ближнего и Среднего Востока, усиление антиглобалистского по своей сути, мирового исламского терроризма, отсутствие консенсуса между Россией и Западом, ее претензии на роль центра силы и антизападного ядра, брекзит как симптом кризиса интеграционных тенденций в Европе.

Консерватор Д.Трамп своей политической программой и интуитивно, и вполне осознанно выступил за слом политического господства неоглобалистов, призывая отказаться от чрезмерных и отягчающих бремя среднего класса внешних обязательств США. Лозунг «Make America great again» ориентирован в первую очередь на благосостояние и традиционно-консервативные устои среднего класса и национального бизнеса Америки. Отсюда - главные элементы программы Д.Трампа: низкие налоги, ограничение роли государства в экономике, сокращение социальных программ, отказ от чрезмерных глобальных обязательств США, протекционизм и защита национального производителя, решительная борьба с дефицитом госдолга, сокращение иммиграции и ужесточение миграционного режима.

Практически с самых первых дней своего пребывания на официальном посту Д.Трамп сделал заявку на то, что его предвыборная риторика на тему антиглобализма будет реализована в практическую политику. Одним из первых указов новый Президент США вывел свою страну из «эпохального» соглашения по Транстихоокеанскому партнерству (ТТП), которое администрация Б.Обамы считала чуть ли не главнейшим своим достижением.

Решение Д.Трампа по ТТП стало серьезным ударом по идеям и практике глобализма в американском истеблишменте, сразу мобилизовав антитрамповскую оппозицию. Ведущие продемократические, и не только, американские СМИ, в частности телеканалы ABC, NBC, СNN, газеты «New York Times», «Washington Post», активно ратовавшие за Клинтон в ходе предвыборной кампании, усилили его критику. В штыки были приняты и другие знаковые решения президента, которые он обнародовал сразу по вступлению в должность, - президентский указ об ужесточении режима иммиграции в США, меры по отмене программы медицинского страхования, принятой по инициативе администрации Обамы («obamacare»), выход США из Парижских соглашений по климату, законодательная инициатива по регулированию лоббистской деятельности.

Решение о выходе США из проекта ТТП в целом благоприятствовало интересам Китая, поскольку этот проект, в случае своей реализации, явно бы сужал пространство, сковывал руки китайской экономической активности в странах-участницах4. ТТП на момент своего создания представляло собой наиболее «прописанный», наиболее представительный и наиболее влиятельный проект экономического сообщества в АТР с далеко идущими перспективами. При благоприятной эволюции он создал бы основу для глубокого проникновения и интеграции экономик 12 стран АТР, Северной и Южной Америки с экономикой США, при доминирующей и лидирующей роли последних. Теперь этот вакуум экономического влияния потенциально может быть заполнен Китаем.

Тайваньский звонок

Наряду с «закрытием» ТТП другим громким сюжетом китайской политики Трампа стала шумная история с тайваньским звонком. Напомним факты: вскоре после состоявшихся выборов Д.Трамп ответил на поздравительный телефонный звонок Президента Тайваня Цай Инвэня. Подобного публичного контакта президенты США не допускали с 1979 года, после того как Вашингтон разорвал дипотношения с Тайбэем и официально восстановил их с КНР.

Китай ожидаемо резко отреагировал на действия Трампа5. Китайская реакция объяснялась, помимо всего прочего, пониманием в Пекине, что избранный президент не намерен отказываться от своей резкой антикитайской критики, высказанной им в предвыборный период, и это чревато кризисом в отношениях с США. В числе ответных мер, как Пекин намекнул Д.Трампу, могли бы быть и ограничение доступа американского бизнеса к рынку КНР, пересмотр и сокращение финансовых потоков на рынок ценных бумаг США, отсутствие взаимодействия с Вашингтоном по чувствительным для него внешнеполитическим вопросам, в частности по Корее6.

В итоге казус звонка был отыгран назад достаточно быстро. Вскоре после инаугурации Белый дом сообщил о телефонном разговоре Д.Трампа с Си Цзиньпином. В этом разговоре вновь избранный президент «подтвердил приверженность США принципу «одного Китая»7

6 и 7 апреля 2017 года состоялась первая неформальная встреча двух лидеров - Д.Трампа и Си Цзиньпина - в особняке Д.Трампа в Мар-а-Лаго (штат Флорида). Тайваньская тема в ходе комментариев по этой встрече затронута не была. Вместе с тем, отвечая на вопрос агентства Рейтер, возможны ли будущие телефонные или иные контакты между ним и Президентом Цай Инвэнем, Д.Трамп ответил в том смысле, что он не хотел бы в будущем причинять неудобства Председателю Си. «В том случае, если инициатива такого звонка поступит [от тайваньской стороны], я сначала посоветуюсь с Председателем Си, прежде чем приму свое решение по этому поводу»8.

В июне 2017 года администрация Д.Трампа объявила о решении санкционировать поставку очередной партии современного оружия на Тайвань на сумму 1,4 млрд. долларов. Представитель Госдепартамента отметил при этом, что в данном решении нет ничего экстраординарного ни с точки зрения объема, ни с точки зрения номенклатуры поставляемых вооружений. В данный транш поставок входили пакеты модернизации для РЛС, комплексные средства электронной борьбы, противорадиолокационные ракеты, торпеды разных типов, пакеты модернизации вооружений для эсминцев, установки вертикального пуска для управляемых ракет9

Корейский узел

Цикличное обострение ситуации на Корейском полуострове наряду с сирийским кризисом оказалось в фокусе внимания и деятельности администрации Д.Трампа практически с первых месяцев после его инаугурации.

Линия поведения предыдущей администрации Обамы в проблеме нуклеаризации КНДР заключалась в стратегической пассивности. Гибко применяя санкции, координируясь с Японией и Южной Кореей, активно проговаривая свои интересы в отношении КНДР Пекину, администрация Обамы тем не менее больше ориентировалась на сдерживающую роль Пекина и эволюционную деградацию самого северокорейского режима. Этой деградации не произошло. Наоборот, северокорейская экономика в последние годы вышла из ситуации перманентного острого кризиса, стабилизировалось снабжение населения продовольствием. Ким Чен Ын, который, в отличие от своего отца, склонен переоценивать нынешние северокорейские ресурсы, равно как и границы личной самостоятельности во внешней политике, активизировал программу ядерных испытаний и пусков баллистических ракет.

Администрация Д.Трампа по приходу в Белый дом стала трактовать КНДР как проблему №1 для безопасности американского народа и в равной степени - престижа президента. Военные, составляющие костяк внешнеполитических советников президента, рассматривают военные сценарии как практически единственные и самые эффективные в решении проблемы Кореи. Их логика заключается в том, что «хирургический» и упреждающий удар по Пхеньяну, если наносить, то надо наносить сейчас, при эмбриональном состоянии «ответного» потенциала Пхеньяна. Кроме того, США в настоящее время лишены практически всех эффективных каналов дипломатической коммуникации с Пхеньяном. В глазах Д.Трампа таким главным «дип-ломатическим» рычагом остается Пекин, и, для того чтобы заручиться его поддержкой, Д.Трамп пока не форсирует все свои антикитайские претензии.

На первой неформальной встрече лидеров США и КНР во Флориде в апреле 2017 года корейская тема, судя по всему, была одной из центральных. На ней стороны достигли определенного взаимного понимания. Китай, хотя и не в полной мере, сократил поставки нефти и угля Северной Корее, практически заблокировал корейский экспорт в КНР, основную массу которого составляет текстиль, а также запретил китайским банкам обслуживать внешнеторговые операции с Северной Кореей. Китай, как и Россия, стремясь предотвратить расползание ядерного оружия, хотя и присоединился к режиму санкций ООН, но не осуществляет все требуемые американцами запреты, которые ориентированы на удушение режима на корню.

Одним из элементов противодействия нуклеаризации КНДР администрация США рассматривает «апгрейд» оборонительного и наступательного потенциалов Южной Кореи и Японии viz-а-viz КНДР. Япония, в частности, не обладает целостными системами ПРО, способными закрыть территорию островов в случае массированной ракетной атаки. Находясь с визитом в Японии в ноябре 2017 года, Д.Трамп предложил японскому руководству усилить эти возможности за счет закупок современных систем ПРО у США. Южная Корея, несмотря на сильные возражения со стороны Китая, под давлением США дала согласие на размещение на ее территории противоракетных комплексов дальнего перехвата THAAD (кстати сказать, эффективность этих установок, с диапазоном защиты в 4 тыс. км, не доказана надлежащими испытаниями).

Экономическая сфера

Несмотря на то, что в ходе предвыборной кампании доминирующей и сквозной темой критики Китая была экономика, эта сфера отношений не стала центральной в двусторонних отношениях в первый год работы администрации. Уже находясь на посту президента, Д.Трамп обращался к своим предвыборным инвективам в адрес КНР достаточно избирательно, ситуативно, хотя нельзя сказать, что эти инвективы им полностью игнорировались. В области экономического взаимодействия с КНР новый президент США в классической форме применял свой «бизнес»-подход к решению внешнеполитических проблем.

Суть этого подхода достаточно проста. Внешняя политика, как и бизнес, представляет собой торг вокруг товара. Товаром в данном случае является то или иное решение или действие партнера по переговорам (торгу), которое устраивало бы либо решало определенную внешнеполитическую проблему для США. Заплатив партнеру соответствующую цену, проблему можно решить.

Исходя из такого понимания, Д.Трамп активно применял дипломатические увязки проблем, тем, интересов США, которые могли быть решены или продвинуты в отношениях с Китаем. Поскольку в понимании новой администрации встали проблемы более острые, связанные с сакральной безопасностью США - как, в частности, проблема распространения ядерного оружия применительно к КНДР, - то латентные, но не остро угрожающие вопросы экономического неравноправия с КНР несколько отошли на задний план. Такой тактической переакцентировки требовал и внутриполитический «накат» на Трампа его оппонентов, в первую очередь по темам российского вмешательства в выборы и связей Трампа с Россией. Переходить к активной фазе торговой и экономической войны с Китаем в силу этих двух обозначившихся «проблемных» факторов Д.Трамп, видимо, счел неразумным. Конструктивные отношения с китайским руководством, скорее всего, были признаны важным политическим ресурсом президента в сложившихся обстоятельствах.

Не отказываясь полностью от активных шагов и инициатив в области экономических связей с КНР, демонстрируя свою приверженность ранее обозначенным оценкам и позициям в этом вопросе, администрация скорее ставила их «на паузу», чем активно продвигала. Причем пауза при этом выглядела именно паузой, а не длительной отсрочкой или тем более кардинальным пересмотром курса. В известной степени создавалось впечатление, что мяч в данном вопросе находится всецело и гарантированно на американской половине площадки, и то, когда и как будет сделан следующий ход в адрес КНР, определится Вашингтоном позднее и в надлежащих обстоятельствах. 

Свое влияние, видимо, оказал и еще один фактор. Критика со стороны Д.Трампа предыдущих администраций США за «зашкаливающий» внешнеторговый дефицит, отток отраслей, капиталов, потерю рабочих рук и капиталов вследствие их «преступной» политики в отношении КНР стимулировала новую волну дискуссии в политическом и экспертном сообществах США. В ходе этой дискуссии высказывалась вполне справедливая контркритика в адрес китайской политики Д.Трампа.

Сильными аргументами этой контркритики стали, в частности, те, согласно которым острый двусторонний дефицит в торговле с КНР - как и в торговле с любым торговым партнером - сам по себе не является критерием порочности и провала экономической политики. Для объективной оценки этой политики скорее важен суммарный товарооборот США с миром, поскольку дефицит в отношении одного партнера может компенсироваться профицитом с другим. В свою очередь, этот профицит может являться следствием сложившегося международного разделения труда.

При таком положении США компенсируют массированный экспорт товаров с меньшей добавленной стоимостью за счет продукции наукоемких и инновационных производств. Оппоненты Д.Трампа призывали также в полной мере учитывать и кумулятивный эффект от торговли с Китаем на экономический рост в США, ее положительное воздействие на поддержание курса доллара, уровня инфляции. Еще подчеркивалось положительное воздействие поступления дешевых качественных товаров на американский рынок для благосостояния и поддержания жизненного уровня небогатых американцев.

Так, согласно оценке консалтинговой группы Oxford Economics, в 2015 году импорт из Китая обеспечил 0,8% роста американского ВВП. По оценке других аналитиков, в том же, 2015 году экспорт США в Китай обеспечил прирост ВВП на 165 млрд. долларов; если принять во внимание суммарный объем китайских и американских инвестиций в экономики друг друга, эта цифра возрастет до 216 млрд. долларов10.

Согласно исследованиям, проведенным Американо-китайским деловым советом, исходя из среднестатистического дохода американской семьи в 56 500 долларов в 2015 году, она сэкономила 850 долларов за счет китайских товаров11

31 марта 2017 года Д.Трамп издал директиву для торгового представителя США и Министерства торговли, обязав последнее подготовить доклад с анализом дефицита внешнеторгового оборота США. Этот шаг явился одним из первых в деле реализации тех критических моментов, которые Д.Трамп высказывал в адрес Китая в ходе предвыборной кампании.

В этой связи следует заметить, что в администрации Д.Трампа центральные посты в торгово-экономической области заняли фигуры, которые выступали против либерализации торговли и отстаивали независимую роль государства в мировой экономике. Это министр торговли Уилбур Росс, торговый представитель Роберт Лайтхайзер, а также глава Совета по международной торговле при Белом доме Питер Наварро.

6-7 апреля состоялась первая личная неформальная встреча Д.Трампа и Си Цзиньпина в местечке Мар-а-Лаго, Флорида. В ходе этой встречи стороны приняли «100-дневный план по торговле», а также учредили новый формат высокопоставленного переговорного механизма между КНР и США «Всеобъемлющий диалог КНР - США». К уже существующим в рамках такого диалога двум направлениям - стратегическому и экономическому было добавлено еще два - по кибербезопасности и по гуманитарным проблемам.

Принятый на встрече во Флориде 100-дневный план отражал намерение Д.Трампа отходить от многосторонних договоренностей по внешней торговле, сосредотачиваясь на двусторонних договоренностях. В середине июля «на полях» саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге было решено продлить реализацию 100-дневного плана на год.

Надо сказать, что, реагируя на нажим, обозначенный Д.Трампом на Китай в ходе предвыборной кампании, последний со своей стороны, несмотря на ответную риторику, провел определенную работу по поиску компромисса и смягчению проблемы дефицита. Такая позиция проистекала из сохраняющейся большой приоритетности американского рынка для китайских экспортных товаров в настоящий момент.

Экспорт в США сейчас (2016 г.) составляет 18,4% от общего объема экспорта КНР, а из суммарного экспорта США в Китай приходится 8%12.  Показательным с точки зрения китайского ответного движения к компромиссу может служить исследовательский «Доклад об экономических и торговых отношениях между КНР и США», подготовленный Министерством коммерции КНР в августе 2017 года13. В докладе, в частности, подчеркивается, что для смягчения проблемы торгового дефицита Китай намерен расширять импорт из США таких групп товаров, как энергоносители (газ, сырая нефть и нефтепродукты, сжиженный газ (СПГ), сельскохозяйственные товары (в первую очередь соевые бобы и хлопок). Среди высокотехнологичной продукции Китай, согласно докладу, планировал расширять долю импорта из США авиационной техники, автомобилей, комплектующих для электроники, деталей станков. В докладе также подчеркивалось, что большие перспективы для расширения импорта товаров и услуг из США существуют в таких сферах, как кино- и медиапродукция, туризм и образование14.

В мае 2017 года было объявлено, что Китай откроет свой рынок американской говядине, продукции биотехнологий, для деятельности рейтинговых агентств, проведения электронных платежей, а также для определенных видов деятельности на рынке ценных бумаг. США согласились открыть свой рынок для мяса птицы, а также приветствовали интерес китайцев к поставкам сжиженного газа в КНР. В серии твитов Д.Трамп при этом дал понять, что он связывает прогресс торговых отношений с КНР с готовностью Китая оказать нажим на Северную Корею в целях отказа последней от форсирования ядерной и ракетных программ.

В августе 2017 года торговый представитель США Р.Лайтхайзер объявил о начале расследования в отношении Китая в соответствии со статьей 301 Закона США о торговле 1974 года, касающейся передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности и инноваций. Расследование будет продолжаться один год. В тексте меморандума о расследовании упоминается, что китайская программа «Сделано в Китае 2025» дискриминирует американскую торговлю. Это уже четвертое расследование в отношении КНР по данному закону. За все время США провели 122 подобных расследования в отношении разных стран по статье 301 данного закона.

6-7 ноября 2017 года в рамках поездки американского президента по странам Восточной Азии и на форум АТЭС состоялся первый официальный визит Д.Трампа в КНР. Одним из центральных событий визита явилось его заявление о том, что он не винит Китай и его руководителей за состояние и перекосы в торговых отношениях с США. Вина за это, по мнению Д.Трампа, должна лежать на предыдущих администрациях США.

Экономическая составляющая этого визита была весьма впечатляющей. В Пекине стороны заключили контракты на общую сумму около 250 млрд. долларов. В числе наиболее крупных сделок - инвестиции китайской энергетической компании в добычу и переработку сланцевого газа в Западной Виргинии, сумма контракта - около 83 млрд. долларов; участие китайской «Sinopec» в инвестировании добычи природного газа на Аляске (43 млрд. долл.); заказ на производство 300 гражданских самолетов «боинг», включая «Боинг-737» и широкофюзеляжные «Боинг-787» и «Боинг-777» (37 млрд. долл.); поставки в Китай интегральных схем и электронных комплектующих от флагмана «Qualcomm» (около 12 млрд. долл.); совместное предприятие «Ford Motor» c китайской «Anhui Zotye Automobile» на строительство завода в Китае по производству электромобилей15.

Несмотря на то что многие из контрактов являются не обязывающими, а, скорее, протоколами о намерениях, эти контракты и заявления, сделанные Д.Трампом в ходе визита, весьма диссонировали по форме и по существу с той критикой в адрес КНР, которую претендент Д.Трамп транслировал в ходе своей предвыборной кампании. Наряду с тем в ходе визита, если говорить о его экономической части, не было достигнуто каких-либо прорывных договоренностей по снятию ограничений для бизнеса американских фирм в Китае.

Характерно также, что в ходе визита американский гость полностью игнорировал тему прав человека и в большинстве случаев отказывался от комментариев и вопросов журналистов16.

Некоторые итоги

Главный итог прошедшего года, наверное, можно сформулировать так: ожидаемой «антикитайской революции» Д.Трампа не свершилось, резкого изменения вектора отношений, нарастания конфликтности не произошло. Вряд ли можно говорить об изменении соотношения, удельного веса и значимости двух мотивирующих сил китайско-американских отношений - трендов на взаимозависимость и конфликтность. Оба тренда присутствуют, и баланс между этими разнонаправленными силами остается прежним.

Инвективы в адрес Китая - по-существу, одна из основных предвыборных тем общеэкономической, да и внешнеполитической, платформы Д.Трампа - в существенной степени либо спущены на тормозах, либо переведены в режим «ожидания». Правовые механизмы противодействия китайскому «грабительскому» поведению во внешнеэкономической деятельности, в частности по статье 301 Закона США о торговле, лишь обозначены, но активно не используются; против лавины китайских товаров на американский рынок не воздвигнуто никакой «мексиканской стены» принципиально новых и действенных ограничений.

В какой-то степени можно говорить о том, что «бизнес-стиль» подхода к внешнеполитическим делам, который характеризует деятельность нового Президента США, пока устраивает китайскую сторону и приводит к договоренностям.

С приходом Д.Трампа не произошло существенных корректив и тем более слома институциональной структуры двусторонних отношений. Сложившиеся годами двусторонние переговорные механизмы между КНР и США, центральным звеном которых является ежегодный стратегический и экономический диалог, при Д.Трампе не только не сломаны, но дополнены двумя новыми каналами - диалогами по кибербезопасности и гуманитарным проблемам. Контакты по всем четырем трекам, хотя и мало известные общественности, идут регулярно.

На протяжении года администрация явно «отыграла» назад, причем достаточно быстро. Обострилась ситуация с Тайванем, вызванная казусом с телефонным звонком Цай Иньвэнь. Создается впечатление, что этот казус стал одним из первых дипломатических уроков, усвоенных Д.Трампом, относительно того, что его «бизнес-подход», расчет ценности внешнеполитического союзника по объему американского экспорта в его адрес и «отбрасывание условностей», является неадекватным, когда речь идет о гораздо более сложных геостратегических раскладах в «треугольнике» США - КНР - Тайвань.

Особо следует говорить о проблеме КНДР. Отсутствие прогресса в этой проблеме при всей ее сложности как проблеме ядерного распространения в переходную эпоху, наличие «северокорейской специфики», «личностный» фактор Ким Чен Ына и другие привходящие моменты также свидетельствуют об ограниченности «бизнес-подхода» к решению подобных внешнеполитических задач. Похоже, администрация Д.Трампа пришла к пониманию этого факта.

Другая интерпретация ситуации в Корее такова, что Д.Трамп продолжает видеть и решать ее сообразно своему пониманию данной проблемы, своему представлению целей и средств для ее разрешения.

Можно предположить, что логично рассматривая корейский узел как проблему №1 для безопасности американского народа и (не менее резонно) как главный критерий своей внешнеполитической успешности и дееспособности как «лидера нации», Д.Трамп рассматривает все остальные внешнеполитические ресурсы и связи США как главный инструмент для решения проблемы Кореи в данный конкретный момент. В этом раскладе Китай для Д.Трампа выступает как один из основных инструментов и ресурсов, «ключевым звеном». Воспроизводя логику Д.Трампа, можно предположить, что Китай является, безусловно, основным геополитическим и геоэкономическим вызовом для Америки, но в глазах нынешнего президента этот вызов сейчас уступает в актуальности вызову Кореи.

Корея - это вопрос безопасности, ядерной угрозы, военно-политического престижа Америки, причем угроза сегодняшнего дня. Решать ее нужно здесь и сейчас, с подключением всех и всяческих ресурсов, при достижении всех разумных компромиссов, со всеми заинтересованными в этом процессе союзниками. Вполне логично предположить - по крайней мере в логике Д.Трампа, - что «накат» на китайцев в этой связи отменен либо отсрочен «до лучших времен».

Надо сказать, что китайская сторона максимально избегала конфликтного противостояния с администрацией Д.Трампа. Китайская официальная реакция и на критику Д.Трампа в ходе предвыборной кампании, и на его первые шаги после избрания (звонок Цай Иньвэнь) при всей ее определенности и жесткости была на два порядка более сдержанной и более дипломатичной, чем пропагандистско-лозунговые выражения, в которых Д.Трамп ничуть не стеснялся.

Китай не заинтересован в обострении отношений с США по крайней мере по двум главным стратегическим причинам.

Во-первых, Китай в настоящее время переживает определенный переходный этап в движении от модели развития, ориентированной на экспортное производство, к модели с превалирующим акцентом на внутреннее потребление. Еще совсем недавно, в конце прошлого десятилетия, экспортная продукция составляла значимую долю - до 40% китайского ВВП. Вместе с тем переход к новой парадигме развития - это процесс реформирования, сопряженный с большими трудностями и напряжениями в экономическом, социальном, политико-идеологическом плане. В ходе этого процесса неизбежно обостряется социально-политическая стабильность в стране, к руководству возникает много разных идеологически и политически деликатных вопросов. Переход к новому этапу развития невозможен без расширения диапазона и упрочения гарантий гражданам их экономических, имущественных, представительских прав.

Кроме того, надо понимать, что переход к новой парадигме роста с опорой на внутреннее потребление представляет собой комплексную, долгосрочную задачу; для ее осуществления необходим длительный переходный период; она не решается в одночасье с мгновенным отказом от экспортоориентированности, с отказом от массированного экспорта. Разрыв или напряжение в экономических связях с США весьма чувствительны сами по себе: экспорт в США составляет почти 18%, то есть почти пятую часть от суммарного экспорта КНР. Этот разрыв не менее и даже более резко опасен разрушительными последствиями для мировой экономики и мировой конъюнктуры. Слом глобализационных условий и режимов мировой экономики, бенефициаром которых Китай являлся последние десятилетия, усиление протекционистского тренда в мире существенно осложнят для него выполнение масштабных внутренних задач.

При этом выступать в качестве альтернативного США глобализационного ядра Китай еще не готов. Китайская экономика, притом что по формальным количественным показателям ВВП настигает американскую, по качественным показателям далеко не равнозначна ей. Научно-технологический инновационный потенциал, уровень фундаментальной и прикладной науки в прорывных направлениях, способность к коммуникационной адаптации - к свободному движению капиталов, технологий и рабочей силы - у Китая пока ниже американского.

Китай не готов пока так же, как США, капитализировать свои экономические ресурсы, структуру и отрасли экономики в мировое разделение труда, создавать цепочки стоимости, доминируя в них столь широко и повсеместно, как это делали американцы. В частности, КНР, как показывает практика, не готова пока к формированию «преференциальных» торговых соглашений по типу ТПП - обязательств по выстраиванию, а главное - по поддержанию правил игры в мировой экономике, в том числе и в области охраны интеллектуальных прав, прозрачности финансирования, равных условий для частного и государственного секторов (в частности, равного доступа частного сектора к госсзакупкам), гарантий и стандартов трудового законодательства - Китай потянуть не может.

В правящей группировке КПК, в настоящее время возглавляемой Си Цзиньпином, явно налицо серьезные внутриэлитные противоречия. Они, скорее всего, не являются порождением чисто властных амбиций и противоречий, но представляют собой результат борьбы различных проектов трансформации китайского общества, различных моделей будущего. Циклично, перед съездом КПК, который в Китае происходит каждые пять лет, летят головы ключевых политических фигур, идет ожесточенный торг группировок по составу ключевых органов партии, по ключевым аппаратным назначениям.

С приходом Си Цзиньпина развернута масштабная антикоррупционная кампания, которую наблюдатели справедливо рассматривают как форму внутрипартийной борьбы. По всей стране работают чрезвычайные антикоррупционные органы, сняты со своих постов, осуждены и арестованы свыше 250 тыс. номенклатурных партийцев. Недавно завершившийся XIX cъезд КПК продемонстрировал усиление культа личности и личной власти Си Цзиньпина, что вряд ли свидетельствует усилению авторитета КПК, а, скорее, тому, что партия не успевает совершенствовать механизмы и формы управления усложняющейся социальной матрицей страны.

Россия как главный внешнеполитический и геополитический партнер Китая не рассматривается им как до конца надежный союзник. В России достаточно много своих внутренних проблем и напряжений, последствия и результаты перехода к капитализму оспариваются солидным сегментом населения. Налицо разительная имущественная и региональная дифференциация в стране, являющаяся питатательной почвой оппозиционных, антиэлитных настроений.

Ресурсы РФ для осуществления независимой, самодостаточной внешней политики, ориентированной на первостепенные интересы внутреннего социально-экономического развития, ограничены. В этой ситуации Китай не может ориентироваться на Россию в качестве стабильного, долговременного и надежного партнера-союзника по противодействию США.

Совокупность этих ключевых и многих других сопутствующих внутриполитических и внешнеполитических мотивов, скорее всего, приводит китайскую верхушку к целесообразности откладывать и избегать полномасштабного конфронтирующего столкновения с США, в первую очередь в экономической области.

Эта тональность совпадает с нынешним настроем американского руководства как минимум на «отложенный конфликт» с КНР, столкнувшись с существенным сопротивлением оппонентов внутри страны, с реалиями и сложностями политического механизма США, серьезной оппозицией антиглобалистской стратегии Д.Трампа и cобственными огрехами и непрофессионализмом в ведении внешних дел.

 1CIA The World Factbook // https://www.cia.gov/library/publications/resources/the-world-factbook/rankorder/2001rank.html

 2Congressional Research Service China-U.S. Trade Issues. 2017. August 26. RL33536 // https://fas.org/sgp/crs/row/RL33536.pdf

 3См.: Безруков А. Трамп как зеркало американской революции // https://iz.ru/633389/andrei-bezrukov/donald-tramp-kak-zerkalo-amerikanskoi-revoliutcii

 4Подробнее см.: Труш С.М. Американский проект Транстихоокеанского партнерства и Китай // Международная жизнь. 2014. №11. С. 127-140 // https: // interaffairs.ru/virtualread/ia_rus/112014/files/assets/basic-html/page129.html; Рогов C.М. Доктрина Обамы: властелин двух колец // http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/doktrina-obamy-vlastelin-dvukh-kolets/

 5Foreign Ministry Spokesperson Geng Shuang's Remarks on US President-elect Trump's Phone Call with Taiwan leader Tsai Ing-wen. Ministry of Foreign Affairs of the People's Republic of China. 2016/12/03 // http://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/xwfw_665399/s2510_665401/2535_665405/t1421132.shtml

 6Talk to Trump, punish Tsai administration Source: Global Times Published: 2016/12/4 // http://www.globaltimes.cn/content/1021908.shtml

 7Readout of the President’s Call with President Xi Jinping of China. 2017. February 9 // https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/02/09/readout-presidents-call-president-xi-jinping-china

 Jeff Mason, Stephen J. Adler, Steve Holland. Exclusive: Trump Spurns Taiwan President’s Suggestion of Another Phone Call // Reuters. 2017. April 28 // http://www.reuters.com/article/us-usa-trump-taiwan-exclusive-idUSKBN17U05I

 9Taiwan: Issues for Congress. Congressional Research Service. 2017. October 30. R44996 // https://fas.org/sgp/crs/row/R44996.pdf

10Congressional district data shows exports to China support US economic growth. US-China Business Council // https://www.uschina.org/media/press/congressional-district-data-shows-exports-china-support-us-economic-growth

11Understanding the US-China Trade Relationship. US-China Business Council // https://www.uschina.org/reports/understanding-us-china-trade-relationship

12关于中美经贸关系的研究报告 Research Report on China-US Economic and Trade Relations. Ministry of commerce people’s republic of Сhina // http://images.mofcom.gov.cn/mds/201705/20170526093411032.pdf

13Ibid.

14Ibid.

15Factbox: China-U.S. commercial deals signed during Trump's China visit // https://www.reuters.com/article/us-trump-asia-china-deals-factbox/factbox-china-u-s-commercial-deals-signed-during-trumps-china-visit-idUSKBN1D90P5

16https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2017/11/13/trumps-trade-deals-with-china-offer-little-new/?utm_campaign=John%20L.%20Thornton%20China%20Center&utm_source=hs_email&utm_medium=email&utm_content=58952060

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441394


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > trud.ru, 27 декабря 2017 > № 2444201 Владимир Ресин

Владимир Ресин - о доле обманутых вкладчиков

Олег Юрьев

Депутат Госдумы возглавляет рабочую группу по защите прав столичных дольщиков

Мы встретились с депутатом Государственной думы, главой Экспертного совета по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства при комитете ГД по транспорту и строительству Владимиром Ресиным в рождественские праздники, когда страна строит планы на будущий год. Поэтому и тема нашего разговора важная — долевое строительство, ведь по линии своей депутатской деятельности Ресин в Москве возглавляет рабочую группу по защите прав столичных дольщиков.

— Владимир Иосифович, почему правительство не справилось с решением проблемы обманутых дольщиков с помощью организации госкомпфонда? Почему новые меры включают в себя полный отказ от долевого строительства?

— Жилищный вопрос был и остается одним из самых острых, понятно, что проблему обманутых дольщиков надо решать, так сказать, не отходя от котлована. Считать, что правительство не справилось, неверно. Напротив, только после того как подключились все ветви власти — Госдума, правительство и наш президент, — появился свет в конце тоннеля. Многие из пострадавших дольщиков уже въехали в свои квартиры, многие получат заветные квадратные метры в 2018-м. Госкомпфонд работает, его наличие — это гарантия того, что у нас не появится обманутых дольщиков новой волны. Вдумайтесь: сегодня в нашей стране более 80% жилья возводится по договорам долевого участия. Значит, эта форма давала свои результаты и пока, за неимением лучшего, максимально востребована россиянами.

Реклама 20

Не стоит забывать, что страна за последние 10 лет пережила ряд экономических кризисов. Конечно же, это сказалось и на строительной отрасли. Правительство старалось сохранить и оздоровить институт долевого строительства, чтобы у населения была возможность приобрести жилье по стоимости несколько меньшей, чем готовые к сдаче квартиры. К сожалению, оказалось, что в условиях нестабильной экономической ситуации существующие объективно риски (а они существуют для любого вложения на начальной стадии производства) превысили допустимый уровень в несколько раз. Максимальным риском, с которым можно смириться, я бы назвал задержку сдачи объекта на срок до полугода, но не больше.

У нас же по стране это растянулось на годы. К объективным экономическим трудностям добавились и недобросовестные застройщики, использовавшие белые пятна в законодательстве. Поэтому потребовались серьезные совместные действия на всех уровнях. Потребовалось введение жесткого контроля, срочное принятие новых законов в долевом строительстве, которые положат конец самому явлению «обманутые дольщики».

Сейчас мы смотрим на перспективу. Активно решается проблема дольщиков, которые уже пострадали. Возможно, полный отказ от долевого строительства кому-то покажется слишком радикальным методом, но, бывает, болезнь требует сильнодействующего лекарства с максимальной эффективностью. Именно такое поручение дал президент Владимир Путин.

— Люди опасаются, что с отменой долевого строительства цены на недвижимость резко пойдут вверх.

— Решения, принятые с целью эффективного управления рисками и повышения ответственности застройщиков, разумеется, были непросто восприняты рынком, однако социальная значимость проблемы дольщиков определила приоритеты государственной политики. В этой связи следует ожидать существенного сокращения запуска новых проектов долевого строительства, что, однако, вряд ли приведет к скачку цен. Реформа отрасли проходит на фоне рекордно низкого спроса и некоторого «затоваривания» рынка предложением объектов, заложенных еще в докризисное время. Тем не менее, прежде всего в регионах, сокращение предложения может быть значительным. Эта ситуация при возврате экономики к росту создаст основания для возможного роста цен, однако в случае наличия сформированного предложения от банков, фондов, иных квалифицированных инвесторов, принимающих на себя риски, этот рост будет быстро стабилизирован новым предложением.

— Считаете, что переход на новую систему финансирования пройдет гладко или есть какие-то препятствия?

— Основным препятствием замены «долевых» денег на иные источники является недоверие рынка к инвестициям в строительство. Если гражданин в долевом договоре сам себе и инвестор, и потребитель (то есть риски сбыта сняты), то институциональный инвестор, понимая нестабильность спроса на жилую недвижимость при любых кризисах, должен иметь серьезный страховой или гарантийный механизм снятия таких рисков. Таким механизмом должен стать фонд, созданный Агентством ипотечного жилищного кредитования (АИЖК) в части финансов, и само АИЖК как институт развития в части методологии, контроля и мер государственной поддержки.

— Есть ли опасность монополизации рынка, учитывая, что небольшие строительные компании не смогут работать в новых условиях?

— Разумеется, риск монополизации рынка существует. Это связано прежде всего со строительством в некрупных городах, где не только мало застройщиков, соответствующих требованиям закона, но и нестабилен рынок, что отворачивает от них банки. Полагаю, что для этих городов решением может стать активизация работы региональных фондов жилищного строительства, которые способны управлять рисками таких проектов и обеспечивать реализацию проектов, в том числе выполняя задачу обеспечения жильем граждан, имеющих право на государственную поддержку.

— А как обстоят дела в Москве?

— На сегодня это 34 проблемных объекта на территории Москвы, 11 из них — в Новой Москве. При этом по 23 объектам предусматривается завершение строительства (из них пять завершаются силами текущих застройщиков, по 16 строительство предусмотрено с привлечением новых инвесторов, в том числе в рамках процедуры банкротства, а два объекта будут построены за счет средств городского бюджета). По 11 объектам строительство невозможно, в связи с чем осуществляется компенсация гражданам по двум направлениям: путем предоставления квартиры из казны города и компенсации за счет инвестора.

— Другая волнующая москвичей тема — реновация...

— А что тут волноваться? Программа принята. Дома, которые в нее вошли по совокупности результатов голосования жильцов, можно сказать, уже готовятся к переезду. В начале следующего года будут проведены торги на проектирование домов под переселение. Их строительство планируется начать осенью 2018-го. Сейчас заканчивается разработка документации. В январе-феврале могут быть уже первые переезды по реновации в новые, комфортные дома, подготовленные городом для этих целей. В начале следующего года графики переезда для первых домов будут составлены.

— Чего ожидать игрокам рынка в связи с реновацией? Чего ожидать гражданам? Как изменятся цены на жилье?

— Первое и главное: граждане, участвующие в программе реновации, получат свое жилье бесплатно, квартира на квартиру, причем с увеличением общей площади на 25%. Захотят увеличить свою жилплощадь — докупят дополнительные квадратные метры. А уж что они потом будут делать со своими квартирами, это их дело.

Если говорить о рынке жилья в целом, то как минимум изменится состав предложения. Станет меньше «убитого», некомфортного жилья, которое сбывалось за меньшие суммы. Впрочем, это касается лишь районов, удаленных от центра. В центре столицы жилье традиционно покупалось ради его расположения, и здесь не стоит ожидать значительных колебаний в стоимости.

Насколько я знаю, после объявления о реновации немного поднялись цены на жилье в домах, которые попали в списки программы. Незначительно, в пределах всего московского рынка недвижимости, а именно вторичного жилья, поднялись цены на собственность в хрущевках. Но сейчас ситуация выровнялась. Хотя я считаю это хорошим показателем: значит, горожане поверили в программу и решили таким образом ускорить процесс улучшения своих жилищных условий.

В целом же увеличение предложения должно снизить цены на недвижимость в Москве и ближайшем Подмосковье. Дело в наличии платежеспособного спроса, сейчас он, к сожалению, невелик. Но ожидается его рост как раз ко времени ввода первых объектов реновации в эксплуатацию.

Одного факта, что дом построен по программе реновации, недостаточно для сколько-нибудь серьезного влияния на ценообразование. Роль будут играть и другие факторы, типичные для этого сегмента. Я говорю о расположении, предпочтении застройщиков, ставке ипотечного кредитования. В любом случае у города будет что предложить новым приобретателям и возможность обеспечить москвичей достойными условиями жизни. В кварталах, отвечающих современным международным требованиям по градостроительной застройке.

Москвичам можно позавидовать: они быстрее всех в России смогут обновить до уровня технологий XXI века свои жилища, забыв как страшный сон про ветхие метры старых квартир.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > trud.ru, 27 декабря 2017 > № 2444201 Владимир Ресин


Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал об основных трендах евразийской интеграции, цифровой повестке, рынках энергоресурсов и о готовящихся изменениях в Договор о Евразийском экономическом союзе.

- Тигран Суренович, как бы вы кратко охарактеризовали уходящий год для евразийской интеграции. Это был успешный год или какие-то ожидания не сбылись? -

В этом году мы вышли на траекторию роста. Во всех странах Евразийского экономического союза по итогам года зафиксирован прирост ВВП, промышленного производства, увеличение объемов торговли - как внутри союза, так и с внешними торговыми партнерами. К примеру, рост взаимной торговли составил 27% за десять месяцев этого года. Такие темпы мы давно не наблюдали.

Положительная динамика стала результатом действия трех составляющих: восстановления мировой экономики, национальных реформ и действия интеграционного потенциала нашего объединения. По оценке экспертов, интеграционные процессы в формате ЕАЭС в последние годы обеспечили как минимум до 1 процентного пункта прироста ВВП для ряда наших стран.

Важно, чтобы этот позитивный тренд стал устойчивым, и мы максимально реализовали свои возможности. Поэтому задача, которая стоит перед нами, - обеспечить углубление интеграционных процессов и создать условия для ускоренной модернизации и развития экономик ЕАЭС.

Очевидно, что дальнейшее снятие барьеров, ограничений, изъятий, которые еще существуют в нашем союзе, будет стимулировать экономическую активность.

- В уходящем году были и громкие дискуссии между странами ЕАЭС. К примеру, Беларусь и Россия вели полемику насчет поставок белорусской молочной и мясной продукции, Казахстан и Кыргызстан - по поводу перемещения грузов через свою границу. Такие разногласия - недостатки Договора о ЕАЭС или это, скорее, частности?

- Подобные дискуссии были не только в прошлом году, они были и раньше, будут и в будущем. Когда реализуется такая масштабная задача, как формирование общего рынка и единого экономического пространства, постепенно должно происходить сближение по нескольким фундаментальным направлениям. Во-первых, это гармонизация законодательства. Второе - это осуществление согласованных политик в различных сферах экономической деятельности. В-третьих - создание реально функционирующих рынков без изъятий и ограничений. Четвертое - это равные конкурентные условия без демпинга и так далее. И самое главное - это сближение уровней социально-экономического развития наших стран, потому что очевидно: если эти уровни существенно отличаются, то и задачи, и приоритеты у стран разные, а это тоже одна из причин таких дисбалансов и конфликтов интересов. Все это означает, что мы должны пройти большой путь развития нашего союза и углубления интеграции, чтобы сблизиться по всем этим параметрам.

Но в тоже время благодаря таким дискуссиям и спорам мы выявляем первоочередные задачи, разрабатываем планы сближения позиций стран, решаем, как будем преодолевать существующие противоречия. В этом и есть логика нашего движения вперед.

- На ваш взгляд, назрели ли уже какие-то изменения в Договор о ЕАЭС или пока рано об этом говорить?

- Я считаю, что назрели. Опыт трех лет существования ЕАЭС уже выявил узкие места, показал плюсы и минусы применения норм документов, которые составляют правовую базу ЕАЭС. Кроме того, на мой взгляд, мы должны все время совершенствовать союзный договор. Мы с вами живем в быстро меняющемся мире, и те изменения, которые происходят вокруг нас, которые меняют экономическую доктрину, парадигму современной экономики, не должны оставаться незамеченными. Мы обязаны отвечать на эти вызовы, глобальные в том числе. Это значит, что мы должны все время возвращаться к нашему союзному договору и совершенствовать его.

В ЕЭК работает специальная группа, которая совместно со странами уже подготовила и согласовала со всеми участниками ряд предложений по изменению договора. Думаю, в следующем году мы предложим первый перечень изменений, которые необходимы союзу.

В качестве примера я могу напомнить, что в союзном договоре ничего не говорится о цифровой экономике, цифровой трансформации, в то время как это - самый важный глобальный тренд, который меняет нашу жизнь, экономику, социальную сферу - буквально все. И очевидно, что нам необходимо вместе реализовывать общую цифровую повестку. Иначе на общем рынке могут появиться новые препятствия и барьеры. Тем более, что современные рынки быстро проходят процедуру оцифровки, они все работают в логике цифры, в логике межотраслевых цифровых платформ. Нам также необходимо быстро меняться и развиваться, чтобы наш союз соответствовал тем темпам трансформации, которые мы видим в других странах, был бы конкурентоспособным на глобальных рынках. Иначе наши партнеры, бизнес и граждане уйдут на другие цифровые платформы.

- ЕЭК нуждается в каких-то дополнительных полномочиях?

- Да, и чем раньше мы это сделаем, тем эффективнее будет функционировать наш союз. Очевидно, что необходимо расширить полномочия Коллегии ЕЭК, что, конечно же, означает и повышение ее ответственности.Кроме того, Совету ЕЭК необходимо рассматривать концептуальные вопросы, потому что это очень дорогой ресурс. Когда мы ежемесячно собираем наших вице-премьеров, они должны обсуждать стратегические вопросы, а не технические. Сейчас порядка 50% из них Совет ЕЭК принимает без обсуждения, потому что это те пункты повестки, которые урегулированы со странами на уровне Коллегии. И мне кажется, загружать ими Совет нет необходимости. Такая перезагрузка и перераспределение полномочий - созревший вопрос.

Второй аргумент за расширение полномочий - чрезмерная забюрократизированность нашего союза. Иногда, чтобы принять простые решения, мы тратим шесть месяцев, потому что должны проходить очень сложные процедуры согласования позиций.

Кроме того, необходимо создать рычаги, в том числе финансовые, которые бы стимулировали интеграцию. Это и формирование финансовых фондов, и более активная работа с Евразийским банком развития. Важно, чтобы мы были подключены к реализации проектов, которые мотивируют интеграцию хозяйствующих субъектов, создание совместных предприятий, совместных брендов, совместных инфраструктурных и цифровых платформ. Сейчас таких инструментов, с помощью которых мы бы могли стимулировать хозяйствующие субъекты, у нас, к сожалению, нет.

- Я могу заблуждаться, но мне кажется, что граждане наших пяти стран - Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана и России - не чувствуют, что живут в едином союзе. Что нужно сделать, чтобы они на себе ощутили преимущества ЕАЭС?

- Я бы сформулировал несколько по-другому: наши граждане, наоборот, ощущают, что они живут в общем пространстве, но их огорчает, что в нем пока существует множество препятствий. На мой взгляд, нас объединяет общее прошлое, культурологический аспект, мы ко многим событиям и явлениям относимся одинаково, у нас схожая шкала ценностей, нас сближает русский язык. То есть оснований для того, чтобы чувствовать себя в общем пространстве, - на самом деле много. Но вот когда существуют проблемы, это огорчает, и их нужно решать как можно быстрее.

Серьезным шагом вперед стало решение проблемы трудовой миграции для жителей пяти стран: теперь можно устраиваться на работу без дополнительных разрешительных процедур. С 1 января 2017 года в России начало работать обязательное медицинское страхование для граждан союза, и все трудовые мигранты могут пользоваться этой страховкой, получать необходимую медицинскую помощь. Еще один важный аспект - признание дипломов, что также способствует тому, что люди могут находить работу. Конечно, есть еще много вопросов, над которыми надо продолжать работать, чтобы граждане наших стран чувствовали себя более комфортно. Это и вопросы, связанные с водительскими удостоверениями, и пенсионные вопросы, и ряд других тем. Мы ведем серьезную работу в этом направлении, и в следующем году, уверен, будут приняты решения, которые положительно скажутся на жизни граждан.

- Но разве нет ситуаций, когда принимаются решения на уровне ЕАЭС, в том числе названные вами по облегчению трудоустройства, по социальному страхованию, а в странах - участницах союза какими-то подзаконными актами это все нивелируется?

- Такая болезнь есть. Поэтому мы создали и опубликовали "Белую книгу" - доклад "Барьеры, изъятия и ограничения в ЕАЭС". В ней удалось согласовать со сторонами 60 требующих устранения препятствий, но их на самом деле гораздо больше. У нас около 140 вопросов, являющихся предметом дискуссий между странами, которые ограничивают равные условия для граждан и бизнеса. Мы видим, что национальные правительства вынуждены по ряду объективных или субъективных причин защищать своих производителей, граждан, и часто они принимают решения, которые входят в противоречие с нашим союзным договором. Все это должно преодолеваться совместными усилиями путем реализации дорожных карт по устранению уже выявленных препятствий.

-Вы уже затронули тему, о которой много говорят, - цифровую повестку. Первым проектом, который, как объявлено, будет реализован в ЕАЭС в соответствии с этой повесткой, станет создание системы прослеживаемости товаров. Вопрос, наверняка, актуальный, но он, как мне кажется, больше важен с точки зрения чиновников, бюрократии. А для бизнеса, для граждан что даст цифровая повестка?

- К нам по этому вопросу больше обращается бизнес, нежели чиновники. Система прослеживаемости, которую мы создаем, включает очень много элементов, обеспечивающих защиту прав и свобод бизнеса. Ведь если мы говорим об общем рынке, то все наши предприятия должны иметь свободный доступ на этот рынок. Система позволяет бизнесу открыто, транспарентно пользоваться общим рынком, перемещать товар через внешнюю границу в соответствии с едиными правилами, и все участники рынка будут иметь возможность следить за движением товара. Особенно это важно в ситуации, когда есть санкции против одной из стран союза и ответные ограничительные меры. Ведь в этих условиях необходима классификация товаров по стране происхождения, прозрачность всех процедур и возможность отслеживать перемещение товарных потоков. Иначе мы будем сталкиваться с проблемами, когда санкционные товары, экспортируемые в одну из стран союза, могут оказаться на рынке другой страны. Соответственно, в условиях отсутствия общей для всех стран системы нередко появляются препятствия для того, чтобы какой-то товар пересек границу. В результате от таких решений могут пострадать и добросовестные производители.

Кроме того, значительно повысится эффективность администрирования. Это поможет резко сократить теневой оборот и увеличить объемы поступлений в бюджеты наших стран.

Можно сказать, что стремление к повышению прозрачности товарных потоков и взаимное информирование - одна из причин тех сложных переговоров, которые шли между Кыргызстаном и Казахстаном. Стороны решали непростую задачу: как обеспечить транспарентность того, какие товары попадают на общий рынок.

- На ваш взгляд, реализация цифровой повестки в целом как изменит наши страны?

- Есть разные оценки эффективности применения цифровых технологий. Существуют расчеты экспертов, которые показывают, что оцифровка процессов логистики и перевозки товаров по железной дороге повышает производительность в этом сегменте экономики на 40%. Также сокращаются сроки доставки товаров. То есть, казалось бы, решение несложной задачи позволяет достичь огромного эффекта. А применение искусственного интеллекта быстро "убирает" очень многих ненужных посредников. Особенно если мы будем пользоваться цифровыми межотраслевыми платформами, которые оптимизируют решение многих задач. Эксперты считают, что цифровые торговые площадки и межотраслевые платформы меняют в целом концепцию международного разделения труда, повышая эффективность. Для меня очевидно, что если мы не будем совместно реализовывать цифровую повестку, то это приведет к появлению новых барьеров и препятствий на наших общих рынках.

Поэтому надо уже сегодня проводить согласованную политику в этой сфере. Президенты всех пяти стран ЕАЭС нас поддержали и утвердили основные направления цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года. Таким образом, было принято важное политическое решение, а премьер-министры утвердили механизм, как мы совместно будем реализовывать инициативы. Это основной и фундаментальный результат 2017 года.

- Есть мнение, что, как в свое время Европейский союз вырос из Союза угля и стали, так и ЕАЭС обретет прочный фундамент с созданием общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. Как продвигается создание этих рынков, какие возникают сложности и уложимся ли мы в сроки, которые изначально были определены?

- Концепции формирования общего рынка электроэнергии, общего рынка нефти и нефтепродуктов и общего рынка газа уже утверждены президентами стран ЕАЭС. Перед нами стоит задача разработать программы по реализации этих концепций. Мы утвердили программу по электроэнергии, согласовали программу по рынку нефти и нефтепродуктов. Дискуссия по программе формирования рынка газа у нас будет развернута в следующем году.

Конечно, формирование этих рынков имеет очень важное значение для того, чтобы были созданы равные условия для предприятий наших стран, чтобы был равный доступ к этим ресурсам, не было дискриминации.

- Вопрос по международной повестке. У ЕАЭС успешно складывается сотрудничество с Китаем, другими азиатскими странами, государствами Ближнего Востока и Латинской Америки и практически отсутствует диалог с Европейским союзом, хотя предложения на этот счет со стороны ЕЭК звучат регулярно. Для чего нам все-таки важен европейский трек, почему мы так стремимся наладить взаимодействие с ЕС?

- В 2017 году произошло фундаментальное изменение тренда в сторону азиатских стран: впервые объем импорта в ЕАЭС из Европейского союза уступил объему импорта азиатских партнеров. Конечно, в какой-то степени этому способствовали и санкционные меры, но глобально - это мировой тренд, который не мог не повлиять на нас. В азиатских странах фиксируются высокие показатели экономического роста, именно туда переместилось производство многих товаров. Там же взрывными темпами идет рост потребительского спроса. Поэтому регион привлекает особое внимание нашего бизнеса. Предприниматели из стран ЕАЭС ищут возможности для вхождения на эти рынки. Кто-то импортирует из этого региона качественные и недорогие товары. Есть примеры того, как там находят ниши для своих товаров или реализуют стартапы.

Несмотря даже на этот объективный тренд, наш бизнес, конечно, не хочет терять европейского рынка. С другой стороны, европейский бизнес видит огромные возможности стран ЕАЭС, где около 180 млн потребителей, а также стремится, используя нашу транспортно-логистическую инфраструктуру, дотянуться до Азии.

Я убежден, что искусственные ограничения не могут длиться долго, бизнес все равно найдет пути для сотрудничества.

Наше стремление наладить диалог с ЕС обусловлено прежде всего потребностями экономики, бизнеса. Кроме того, мы получаем очень много запросов со стороны европейских ассоциаций, которые защищают интересы своего бизнеса. Европейский бизнес присутствует на нашем рынке и тоже не хочет его терять.

В этом контексте 2017 год стал важным этапом, когда мы увидели со стороны Европейского союза готовность к сотрудничеству. На мой взгляд, можно говорить о том, что лед тронулся и начался технический диалог с Европейской комиссией. В рамках моего визита в Вену на заседание Постоянного совета ОБСЕ мы услышали официальное заявление об этом от представительства Европейской комиссии. Специалисты Европейского союза и наши специалисты уже работают по очень многим вопросам, которые представляют взаимный интерес. Прежде всего это вопросы технического регулирования, технических регламентов, стандартов, правоприменительная практика, вопросы торговли, антидемпинговые расследования. Я уверен, что по мере становления ЕАЭС, по мере углубления нашей интеграции этот диалог будет более всеобъемлющим.

Эдуард ПИВОВАР, БЕЛТА.

Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 21 декабря 2017 > № 2430102 Ольга Кучерова

Петля времени

Как может выглядеть страхование будущего

Привет, будущее!

Все мы пытаемся заглянуть в будущее. Предсказатели всех мастей, от экономистов до астрологов, основываясь на модных трендах и расположении небесных светил, рассказывают, что нас ждет через год, два или 15 лет. Накануне Нового года обозреватель Банки.ру решила попробовать себя в роли футуролога.

Непристойная прозрачность

2030 год. Все жители России «посчитаны» настолько, что уже в роддоме младенцам вживляется чип, содержащий всю информацию: общую, медицинскую, финансовую (рост и вес, группа крови, резус-фактор, балл по Апгар (характеризует состояние новорожденного), данные родителей, место рождения, ИНН, номер полиса медицинского страхования, реквизиты банковского счета и пр.). Свидетельства о рождении, банковские карты, полисы ОМС и прочие «лишние» документы не выдаются: они просто не нужны. Платить в магазине за товары и услуги можно просто «наложением рук» (уже сейчас популярность бесконтактных платежей растет) — примерно как в фильме «Время», где герои за все расплачиваются часами и минутами жизни. В нашем случае это все-таки деньги — виртуальные, бумажных и тем более металлических давно никто в руках не держал. Информация обо всех совершенных платежах сверх минимальной суммы автоматически направляется в налоговые органы — для контроля за расходами граждан, раз уж никак не удается проконтролировать доходы.

По мере взросления личная информационная «копилка» человека пополняется данными о взятых кредитах, просрочках платежей, досрочном погашении и т. п., а также о приобретенном имуществе, выездах за рубеж, оплаченных налогах, заключенных договорах страхования, заявленных страховых случаях и пр. Банки и страховщики имеют доступ к общей базе финансовой активности гражданина, включающей страховые и кредитные истории, а также к базе метрических данных, что существенно облегчает андеррайтинг и скоринг. Упрощенная идентификация клиента по метрическим данным, собираемым с совершеннолетия (14 лет, а не 18, как сейчас) и регулярно обновляемым, делает ненужными визиты в офис кредитных и страховых организаций. Все необходимые услуги, включая полисы страхования жизни, ответственности, имущества, которые не стали еще обязательными, клиенты приобретают онлайн — в финансовых супермаркетах.

Лечитесь на здоровье!

Обязательное (ОМС) и добровольное медицинское страхование (ДМС) давно слились воедино: вся информация по тому, какие медуслуги оказываются бесплатно в рамках программы ОМС, а за какие нужно доплачивать, также хранится на вживленном человеку чипе. Им же можно оплатить дополнительные услуги клиник — если вы выходите за рамки бесплатной программы, деньги автоматически списываются с вашего счета, привязанного к чипу.

По мере роста ребенка на чипе накапливается и вся информация о состоянии его здоровья, сделанных прививках, визитах к врачам, пройденных обследованиях. Медкарты, таким образом, также стали не нужны — все, что нужно, хранится в единой базе данных, основанной на технологии блокчейн. Закон о доступе страховщиков к медицинской тайне, принятый Госдумой с боем после длительной и изнурительной борьбы, открыл доступ к этой базе не только медучреждениям, но и страховщикам, что облегчает им оценку рисков при страховании жизни и здоровья. Для клиентов также есть определенные плюсы в единой базе — при обращении к врачу не нужно дополнительно передавать информацию. Это новшество сделало практически ненужным очный контакт с врачом, врачи выезжают на дом к пациентам лишь в особо сложных случаях. Развитие телемедицины, закон о которой заработал в 2018 году, дошло до того, что при необходимости пациент общается с врачом по скайпу, самостоятельно снимая показания приборов, включая кардиограмму и УЗИ, делая экспресс-анализ крови.

После того как еще в 2017 году Минфин предложил объединить системы и фонды социального и обязательного медицинского страхования, стоимость полиса ДМС резко уменьшилась, а число клиентов-физлиц, купивших полис самостоятельно, существенно выросло. Значительные изменения претерпела продуктовая линейка медицинских страховщиков. Получили развитие коробочные продукты, сочетающие ДМС и ОМС, продукты ДМС с высокой сервисной составляющей, рисковое ДМС.

У вас все дома?

Страхованием недвижимого имущества удалось охватить около 80% населения. Усилиями страхового лобби в 2020 году базовая страховка имущества от чрезвычайных ситуаций включена как добровольная опция в виртуальную «квитанцию» ежемесячного коммунального платежа, после чего проникновение этого вида страхования выросло в несколько раз.

Катастрофическое ухудшение экологии привело к ухудшению климата и повышению частоты природных катаклизмов — ни один регион теперь не может быть признан благоприятным для проживания. Благодаря этому негативному фактору владельцы недвижимости стали докупать расширенные полисы страхования имущества к базовой страховке от ЧС.

Особой популярностью имущественное страхование пользуется у жителей сельской местности, где по определению риски выше, а также у владельцев так называемых умных домов, доля которых стремительно растет. Страховщики, идя навстречу желаниям потребителей, стали включать в страховку «умного дома» не только защиту конструктивных элементов, отделки и встроенной техники, но и сбои в работе этой техники. «Восстание машин» теперь не является исключением из страхового покрытия: если, к примеру, ваш холодильник взбунтовался и заказал еду из интернет-магазина по своему усмотрению, а не по вашему списку или плита не приготовила ужин к вашему приходу, это покроет расширенная страховка.

Однако стоит заметить, что многие люди стали отказываться от владения недвижимым имуществом в пользу аренды. Отношения арендодателя и арендатора существенно упростились благодаря распространившемуся формату касс взаимопомощи или клубов взаимного страхования (p2p, peer-to-peer, то есть «от пользователя к пользователю»): владельцы жилья страхуют его перед сдачей в аренду за сущие копейки, а арендатор по символической цене страхует свою ответственность перед арендодателем. При наступлении страхового случая решение о выплате принимает машина, а не человек. В итоге в большинстве случаев удается избежать конфликта интересов.

«Умное» каско

Дошедший в 2018 году до последней черты кризис ОСАГО заставил регулятора оперативнее принимать ключевые решения о введении индивидуального тарифа и фактическом отпуске цен на этот вид страхования. В результате произошло «расслоение» автовладельцев на тех, кто стал платить существенно меньше благодаря безаварийной езде и малому времени использования автомобиля, и тех, кто стал платить в разы больше из-за систематического нарушения правил дорожного движения и, соответственно, частоты страховых случаев.

Провести персонализацию тарифа страховщикам помогает не только доступная всем лицензированным организациям полная база данных о страховых случаях, но и улучшенный скоринг — страховщики используют все больше параметров, благо вся информация по каждому гражданину собирается теперь с младенчества. Также немалую роль сыграло отсечение мошенников, инсценировавших ДТП или фальсифицировавших данные о повреждениях в результате ДТП. Теперь 95% автомобилей (кроме ретромоделей начала века, кое-где все еще передвигающихся по дорогам) оснащены специальным оборудованием ГЛОНАСС или телематическими устройствами, которые позволяют в деталях восстановить обстоятельства ДТП, рассчитать силу и направление удара, не говоря уже о месте и времени столкновения. Эти устройства самостоятельно оповещают о ДТП страховую компанию и ГИБДД, в режиме реального времени передают полученную информацию.

Водитель, в свою очередь, теперь не заполняет бумажный бланк извещения о ДТП, а просто сообщает о нем через специальное мобильное приложение, одновременно передавая сделанные смартфоном фото пострадавших автомобилей. Урегулирование страхового случая по ОСАГО и каско также происходит онлайн, через мобильное приложение. Выплата приходит на счет страхователю в течение нескольких часов — после того, как специальная программа оценит всю присланную ГЛОНАСС и самим страхователем информацию.

При значительной силе удара, когда водитель оказывается не в состоянии оповестить страховую и когда может потребоваться помощь медиков, бортовое устройство само отправляет сигнал тревоги с соответствующими координатами в скорую, ГАИ и страховую компанию.

Полис каско стал всего лишь дополнением к ОСАГО, которое выполняет функции «базового каско» благодаря возможности расширить страховое покрытие в несколько раз. Существенное удешевление полисов в моторном страховании для многих водителей стало возможным благодаря использованию телематических устройств и новых страховых продуктов, позволяющих включать страховку только в момент движения автомобиля.

Четыре на четыре

Принятый в 2018 году закон о санации страховых организаций с помощью специально созданного фонда консолидации отрасли, серия слияний и поглощений среди крупнейших игроков, переход одного из лидеров рынка под контроль ЦБ РФ и последовавший за этим уход с рынка большинства мелких и средних компаний, а также сохранение тренда на укрупнение страхового бизнеса привели к тому, что на рынке осталось лишь четыре государственных страховых компании и четыре — частных, которые все еще продолжают борьбу за свои доли рынка, но постепенно сдают позиции. На этом фоне наблюдается рост формата p2p — обществ взаимного страхования, которым охватывается все больше сфер страхования: от страхования домашних животных до онкострахования.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Редакция не несет ответственности за футуристические фантазии автора, но предупреждает, что будущее гораздо ближе, чем нам кажется.

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 21 декабря 2017 > № 2430102 Ольга Кучерова


Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич

Как Китаю пришлось спасать страну от микрокредитов

Леонид Ковачич

Поначалу китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью и даже рекламировали их в госСМИ. Но вскоре этот инструмент вышел из-под контроля и стал угрожать стране всесторонней катастрофой: от массовых протестов общенационального масштаба до обвала на финансовых рынках, по типу американского кризиса 2008 года

Китайские власти наводят порядок в сфере потребительского кредитования и микрозаймов. Комиссия по регулированию банковской деятельности КНР, а также Народный банк Китая совместно приняли документ «Уведомления об упорядочивании и регулировании деятельности микрофинансовых организаций (МФО). Новые правила, полный текст которых будет опубликован позднее, устанавливают предельно допустимую процентную ставку для микрокредитов, разъясняют порядок предоставления займов, ограничивают работу коллекторов, устанавливают правила формирования капитала таких организаций. Для кредиторов меры можно назвать драконовскими. Но принимать их надо было срочно. По заявлению китайских регуляторов, беспорядочное потребительское кредитование загоняет граждан в кредитную ловушку и угрожает стабильности всей финансовой системы страны.

iPhone ценою жизни

Девятнадцатилетняя студентка из Шэнси всего лишь хотела купить iPhone 6s Plus. Ей не хватало 12 тысяч юаней (около $1800). Просить деньги у родителей она стеснялась – родители крестьяне и так экономили на всем, чтобы только их единственная дочь получила хорошее образование. В университетском кампусе она увидела рекламу микрокредитов. Компания предлагала оформить кредит за 15 минут на любые цели без залога и поручителей.

Доверчивая девушка обратилась в организацию и действительно через считаные минуты получила деньги. Все условия договора студентка, видимо, до конца не прочитала. Оказалось, что, помимо тела кредита 12 тысяч юаней и почти 40% годовых, ей еще предстоит выплатить некий «сервисный сбор» 4000 юаней. Девушка поняла, что расплатиться своими силами не сможет, и взяла другой кредит, на оплату предыдущего, потом еще и еще. В итоге долг за iPhone составил более 230 тысяч юаней (около $35 тысяч).

Ситуация казалась безвыходной. И студентка решила покончить с собой. К счастью, ее с пузырьком снотворного в руках вовремя заметил отец и отговорил от такого поступка. Родители потратили все свои сбережения до копейки, но все равно остались должны еще около 60 тысяч юаней (примерно $9000). Эта история разошлась в китайских соцсетях. Пользователи интернета советовали обратиться в суд.

Возможно, теперь у родителей студентки есть шансы выиграть дело. Такие высокие ставки процента и раньше были запрещены законом, а по новым правилам выдавать займы людям, у которых нет стабильного источника дохода, МФО не могут.

Не копи – купи

Исторически в Китае жить в долг считалось зазорно. Многие поколения китайцев упорно работали и откладывали деньги на черный день. Поэтому в стране была чрезвычайно высокая норма накопления и низкое потребление. Но все изменилось, когда на рынок вышло поколение 90-х. Они выросли в относительном достатке и привыкли потреблять гораздо больше своих родителей. Типичная логика нынешнего поколения: жить надо не потом, а сейчас. Деньги обесцениваются, их надо тратить, а не откладывать на потом.

Финансовые структуры обратили внимание на этот тренд еще в середине 2000-х. Тогда банки стали выдавать кредитные карты студентам, часто привлекая их разными плюшками: кешбэком, скидками в магазинах при оплате картой, подарками от банка. Для финансовых структур китайские студенты стали настоящей находкой. Уже в 2008 году 15% всех розничных покупок потребительских товаров совершалось с помощью кредитных карт, тогда как за два года до этого их было всего 4,8%. Два года быстрого роста потребления в кредит – как раз то время, когда банки активно выдавали кредитки студентам.

Но вскоре головокружение от успехов сменилось разочарованием: готовые на безудержное потребление молодые люди еще не состоялись в финансовом плане, поэтому обеспечить высокую норму потребления на свои собственные средства они все равно не могли. Родители отнимали у своих детей иногда по десятку различных кредиток, из последних средств расплачивались с их долгами, которые доходили до нескольких сотен тысяч юаней. Тогда финансовые власти вовремя отреагировали, и в 2009 году китайский ЦБ запретил выдавать кредитные карты студентам без источника дохода, а также лицам моложе 18 лет.

В то время уже стали появляться микрофинансовые организации, но их популярность была невелика. О том, какие риски может нести их деятельность, мало кто задумывался. Необходимость в жестком регулировании этой отрасли была неочевидна. Официальный документ, регулирующий деятельность МФО – «Руководящие мнения Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР и ЦБ КНР о тестировании МФО» – появился в 2008 году. Но он описывал лишь базовые принципы – что такое МФО, как формируется капитал МФО, к какому ведомству относится их регулирование и так далее.

Так, например, в документе сказано, что фонды МФО формируются за счет уставного капитала, внесенного акционерами, добровольных взносов акционеров, а также за счет банковских кредитов. Но МФО может брать кредит не более чем в двух банках. А сумма банковского займа не должна превышать 50% от чистого объема капитала компании. Кому выдавать кредиты, какова процедура истребования долга, какие могут быть процентные ставки – ничего этого документ не регламентирует.

Микрокредит против бедности

В то время китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью. И это вполне логично: первые в мире МФО создавались именно для этой цели. В 1970-х экономист из Бангладеш Мухаммед Юнус начал выдавать свои деньги в долг малоимущим предпринимателям, чтобы те могли использовать их для развития бизнеса. Именно он стал основателем Grameen Bank – первой микрофинансовой организации в мире, и получил Нобелевскую премию за вклад в борьбу с бедностью.

Китай решил воспользоваться мировым опытом. В 2015 году Госсовет КНР опубликовал «Программу развития финансовой системы, доступной для всех групп населения, 2016–2020»). В ней значительная роль отводилась микрокредитам. «Нужно стимулировать создание финансовыми структурами инновационных продуктов, в том числе продвижение микрокредитных продуктов, микрокомпаний по страхованию жизни. Необходимо расширять каналы финансирования микрокредитных компаний и ломбардов», – говорится в программе.

Упор на микрокредиты был сделан в первую очередь в борьбе с бедностью на селе. Главное информагентство страны «Синьхуа» рапортовало о том, как счастливый фермер легко получил кредит через мобильное приложение Ant Financial, входит в группу Alibaba, купил трехколесный мотоцикл с тележкой и стал зарабатывать на жизнь мелкими грузоперевозками. Он спокойно живет на своей малой родине, ему уже не надо ехать в прибрежные города на заработки. В сотрудничестве с Китайским фондом по борьбе с бедностью компания Ant Financial работает в 245 беднейших регионах и предоставила кредитов 160 миллионам крестьян, сообщало «Синьхуа».

Предприимчивые финансисты быстро уловили этот сигнал. Сначала в 2007 году в Китае появились платформы p2p-кредитования, и рынок начал бурно расти, в среднем на 234% в год. К началу 2017 года он достиг $290 млрд. Регуляторы не вмешивались до тех пор, пока в 2016 году не случился скандал с крупнейшей на тот момент платформой Ezubao, оказавшейся финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов.

Тогда Комиссия по регулированию банковской деятельности выпустила правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней. Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал, каждая p2p-компания теперь должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой платформы он только один.

В таких условиях p2p-платформам работать стало невыгодно. Тогда компании стали сами напрямую предоставлять потребкредиты населению.

Количество МФО стало быстро увеличиваться. Кроме того, бывшие p2p-платформы, например PPDAI, также переключились на предоставление микрозаймов. Не отставали и технологические гиганты – Alibaba и Tencent, предоставляя пользователям своих электронных кошельков возможность моментально получить некоторую сумму денег на покупки, причем с льготным периодом погашения – по сути, такая альтернативная кредитная карта.

Все это привело к тому, что потребление, на которое так давно надеются китайские власти как на будущий двигатель роста ВВП, наконец-то начало расти. По данным Министерства коммерции КНР, доля потребления в приросте ВВП в 2016 году была 64,6%, в 2017 году ожидается, что превысит 70%. По данным министерства, розничные продажи потребительских товаров превысят 37 трлн юаней в этом году. При этом совокупный объем выданных без залога и поручителей микрозаймов, по подсчетам CBRC, достигает 1 трлн юаней, а всего в стране на данный момент действует более шести тысяч МФО.

Акулы микрозаймов

Однако впоследствии в СМИ стали всплывать жуткие подробности работы МФО. То крупнейшая платформа интернет-кредитования, Qudian, которая, кстати, недавно вышла на IPO в Нью-Йорке, вымогает обнаженные фотографии у студенток в качестве залога за кредит. То МФО нанимают танцующих и поющих бабушек, которые водят хороводы вокруг дома должника и нараспев сообщают всей округе о нечестном поведении хозяина.

Некоторые компании даже стали привлекать в качестве коллекторов ВИЧ-инфицированных сотрудников, которые ходят по домам должников с табличками «У меня ВИЧ». Коллекторы обещали сидеть в доме должника до тех пор, пока долг не будет погашен. Иначе, угрожали коллекторы, они будут хвататься руками за все предметы и посуду и таким образом заразят всех членов семьи. Это пугало не очень разбирающихся в медицине крестьян.

Зачем МФО идут на такие странные меры выбивания долгов? Дело в том, что еще в 2015 году Верховный суд КНР постановил, что суммарная стоимость кредита не может превышать 36% годовых. Это значит, что решить в правовом поле проблему неплатежей по кредитам с более высокой процентной ставкой попросту невозможно. Поэтому единственный способ для МФО истребовать у должника выплаты по кредиту – обращаться к коллекторам и использовать такие нестандартные методы.

С одной стороны, в МФО кредит может получить практически любой человек без залога и поручителей. С другой – при оформлении кредита организация запрашивает у клиента большое количество личных данных. Кроме того, с развитием интернета и технологий мобильных платежей компании обладают огромным массивом разнообразной информации. Ведь мобильный телефон знает практически все: где человек бывает, с кем общается, причем не только в соцсетях, но и вживую (за счет сопоставления данных о геолокации), какие покупки делает и каков его среднемесячный оборот средств.

Проанализировав эти большие данные, компания может оценить платежеспособность клиента лучше любой традиционной системы скоринга. Когда вся жизнь человека как на ладони, он становится легкой мишенью для коллекторов. Тем более в Китае компании достаточно легко относятся к вопросу передачи личных данных третьим лицам. На днях, например, сообщалось об утечке данных пользователей Wechat, Alipay и Sesame Credit. В сентябре China Daily писала об аресте 410 человек в провинции Гуандун, которые торговали персональными данными из кредитных организаций. Всего было конфисковано более 100 млн файлов с личными данными пользователей.

Все это создает большие социальные риски. Это гораздо опаснее, чем трудовые конфликты, земельные споры, обманутые дольщики. Потому что с развитием интернет-финансов жертвы микрокредитов могут появляться по всей стране, переводя конфликт в общенациональный масштаб.

Есть еще один немаловажный момент: поскольку в Китае государство долгое время сохраняло абсолютную монополию на любую финансовую деятельность, в головах людей до сих пор сидит убежденность, что государство за все отвечает и будет следить за соблюдением справедливости и их прав. Именно поэтому государство и вмешалось сейчас, пока тысячи или миллионы обанкротившихся должников не пошли с вилами на Чжуннаньхай.

Помимо этого, деятельность МФО стала создавать и системные финансовые риски. Регулирующий документ 2008 года регламентировал лишь пропорцию банковских займов в капитале МФО. Но компаниям ничто не мешало найти другие источники финансирования. МФО стали пополнять свои балансы с помощью выпуска ценных бумаг, обеспеченных этими задолженностями (ABS).

Допустим, микрофинансовая организация выдала какое-то число потребительских кредитов. Затем она продает права требования спецюрлицу SPV. SPV формирует пул активов и выпускает по ним ABS. Далее ABS передается консорциуму андеррайтеров, которые обеспечивают размещение этих ценных бумаг. Размещение может быть частным между ограниченным кругом инвесторов. Кроме того, такие ABS торгуются на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах. Например, одна лишь Ant Financial выпустила ABS, обеспеченные потребкредитами, на 149 млрд юаней ($22 млрд). JD.com, вторая по величине китайская площадка интернет-торговли, выпустила таких ABS на 9,5 млрд юаней ($1,4 млрд), а компания Baidu – на 1,3 млрд юаней ($196 млн).

Конечно, субординированные транши (самые рискованные) остаются, как правило, на балансе оригинатора. Однако примечательно, что местные рейтинговые агентства присваивают рейтинги AAA и АА+ для старших и мезонинных траншей. Ситуация еще более рискованная, чем с печально известными американскими CDO, которые вызвали финансовый кризис 2008 года. CDO тоже присваивался максимально высокий рейтинг, но они хотя бы были обеспечены ипотечными кредитами, где недвижимость была в качестве залога. И то практика показала, что такие облигации оказались ненадежными. Что уж говорить об облигациях, обеспеченных микрокредитами, по которым вовсе нет никакого залога.

Смена курса

Теперь китайские власти пытаются купировать все эти риски. Согласно новым уведомлениям, выпущенным регулирующими органами, ставка по микрокредитам, включая все платежи и сервисные сборы, не должна превышать 36% годовых. Кроме того, в договоре займа должна быть прописана именно годовая ставка процента, а не месячная или дневная. Это важная мера, поскольку МФО, пользуясь низкой финансовой грамотностью населения, зачастую указывают привлекательные ставки процента за день, дезориентируя своих клиентов (эта проблема характерна не только для Китая, в опросе «Коммерсанта» только 22% смогли верно ответить на вопрос: «Какую ставку по кредиту вы считаете более выгодной – 1% в день или 70% в год?»).

Кроме того, по новым правилам микрокредиты запрещено предоставлять заемщикам без стабильного источника дохода: безработным, студентам и так далее. Пролонгация кредита не может производиться более двух раз. Согласно уведомлениям, компании должны активно использовать новые технологии, в том числе больше данные, чтобы тщательно оценивать платежеспособность клиента и не предлагать ему займы на сумму большую, чем он может себе позволить. Вместе с тем уведомления призывают уделять больше внимания охране личных данных и запрещают нелегальную передачу личной информации третьей стороне.

Существенные ограничения вводятся на работу коллекторов. Теперь они не могут использовать насильственные меры, не могут вмешиваться в частную жизнь клиента или оказывать на него моральное давление. Кроме того, отныне они должны общаться по поводу возврата долга исключительно с самим заемщиком, запрещается давление на третью сторону, например родственников или друзей должника.

Регулятор также ввел меры стабилизации финансовой системы. Хотя для МФО по-прежнему не запрещена секьюритизация, банкам теперь запрещено инвестировать средства фондов по управлению активами в облигации, обеспеченные микрокредитами.

Выдача лицензий для новых МФО будет приостановлена. Те организации, которые работают без специальной лицензии, теперь оказались вне закона, их деятельность будет прекращена. А те МФО, которые уже получили специальную лицензию, будут снова проверяться на соответствие новым уведомлениям. В случае каких-либо нарушений компаниям грозят санкции: от приостановки деятельности до отзыва имеющейся лицензии.

Безусловно, новые меры направлены на защиту потребителей. Для МФО это большой удар и, как полагают участники рынка, не многие смогут его пережить. С другой стороны, эта мера позволит упорядочить рынок, оставив в игре лишь сильнейших представителей. Уже сейчас понятно, что у крупных компаний вряд ли возникнут проблемы с выполнением новых указаний. Некоторые решили даже сыграть на опережение. Например, Ant Financial сообщила, что не будет предоставлять займы по ставке выше 24% годовых, еще за неделю до того, как в дело вмешались регуляторы.

Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 декабря 2017 > № 2429620 Рустам Минниханов

Встреча с главой Татарстана Рустамом Миннихановым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Президентом Республики Татарстан Рустамом Миннихановым. Глава региона информировал Президента о социально-экономической ситуации в республике.

В.Путин: Как дела, Рустам Нургалиевич?

Р.Минниханов: Нормально.

Хотел доложить, Владимир Владимирович, ожидания и итоги этого года. Я подготовил несколько презентационных материалов по социально-экономическому развитию, по тем проектам, которые мы в республике реализуем. Мы ожидаем где–то 103 процента рост валового продукта.

В.Путин: Регионального?

Р.Минниханов: Да. Два триллиона.

В.Путин: Будет повыше, чем в России в целом.

Р.Минниханов: Объёмы и индекс промышленного производства – 102, 102,2 – это 2167 миллиардов. 5,5 процента рост у нас по продукции сельского хозяйства – выходим на 260 миллиардов. Объёмы строительных работ не упали – 356 миллиардов рублей, введём 2407 тысяч квадратных метров жилья.

В.Путин: Это по сравнению с прошлым годом примерно сколько?

Р.Минниханов: Сто процентов. Мы держим эту цифру. Но самая главная составная часть, где–то 500 тысяч квадратных метров – доступное жильё для тех категорий, которые идут по нашим программам.

Инвестиции в основной капитал – 677 миллиардов. Думаю, на уровне прошлого года будет. Внешнеторговый оборот – 16 миллиардов рублей. Увеличивается обрабатывающая промышленность за счёт переработки.

Я некий анализ сделал. К 2010 году мы по добыче выросли на 10 процентов, по производству дизельного топлива, бензина – на 167 процентов, синтетических каучуков мы производим 725 тысяч – это 142 процента, полиэтилен – на 120 процентов, минеральные удобрения, новый завод – это в шесть раз, по шинам – 112 процентов, по грузовым автомобилям – 150 процентов, легковые – 110 процентов.

И хотел Вам доложить о тех проектах, которые мы в республике реализуем. Это прежде всего наболевшая тема…

В.Путин: Дороги?

Р.Минниханов: Да, дороги. Мы в этом году за счёт республиканских программ почти на 28 миллиардов реализовали. Здесь и реконструкция, и ремонт, и дороги с твёрдым покрытием, дороги для наших фермерских хозяйств. Очень неплохой проект, недорогой – это ЩПС. Это не асфальт, но специальное покрытие для сельских улиц, где движение не очень большое.

Муниципальный дорожный фонд. Огромное спасибо за безопасные и качественные дороги.

В.Путин: Вы там, по–моему, и ширину полосы новую сделали?

Р.Минниханов: Да, новую категорию, пятую категорию дорог сделали. Значительно она дешевле, не нужно огромные какие–то затраты делать.

В.Путин: Согласен. Это хороший опыт, правильный. У нас вообще она чуть пошире, чем в других странах. Но там, где нет интенсивного движения, необходимости такой нет.

Р.Минниханов: Мы внесли это в этот стандарт, Минтранс нас поддержал.

Хочу доложить по нашим программам. У нас 37 программ, в следующем году будет 38. Здесь у нас инвестиций всего 44 миллиарда, за счёт бюджетных средств – 25 миллиардов. Это капитальный ремонт поликлиник, я Вам докладывал, мы должны за два года полностью все объекты первичного звена – поликлиники – привести в порядок по стандарту. Капитальный ремонт объектов образования. Мы каждый год ремонтируем школы, детские сады. Это будет где–то под 140 объектов.

По общественным пространствам очень хорошая программа. 68 объектов мы сделали почти на три миллиарда. Здесь и федеральная поддержка была нам оказана.

Ресурсные центры, центры подготовки. Под ту задачу, которую Вы ставите, рабочие специальности, у нас уже 25 ресурсных центров. В 2018 году ещё пять ресурсных центров будем делать.

Подростковые клубы, детские лагеря. Мы сейчас начали ремонт, каждый год по 10 лагерей ремонтируем.

Объекты культурного назначения. В каждом районе мы обязательно один клуб строим и ремонтируем клубы.

984 дома по программе капитального ремонта. Есть программа.

Мы сейчас помогаем садовым товариществам с вопросами воды, дорог, газоснабжения. Они были несколько забыты. Есть специальная наша программа, каждый год мы 550 миллионов выделяем и решаем. Обеспечение водой, водоотведение, инженерные сети.

Также у нас есть программа, чтобы привести в порядок то хозяйство, которое на селе. Софинансирование, мы даём часть. Это коровники, силосно-сенажные траншеи, овощехранилища, машино-тракторные парки, где–то на 2350 миллионов рублей, 646 объектов.

Работа по освещению. В сельской местности переход на индивидуальные котлы, программа «Доступная среда». Работаем по котельным.

Много программ, 37 программ. Все они реализуются.

Что касается майских указов, Владимир Владимирович, мы тоже дорожную карту полностью выполняем: все намеченные цифры по образованию, высшей школе, медицине. Дорожную карту тоже по итогам этого года выполняем.

В.Путин: Многодетным семьям тоже помогаете?

Р.Минниханов: По многодетным семьям тоже работаем, выделяем земельные участки.

В.Путин: По–моему, программа с 2007 года идёт.

Р.Минниханов: Это программа социальной ипотеки, она работает. Где–то в этом году почти 10 тысяч квартир у нас по этой программе.

В целом и исполнение бюджета где–то с ростом свыше шести процентов. Все эти вопросы решаем.

Есть проблема дольщиков. Тоже сейчас фонд создаём. Будем помогать землёй, инфраструктурой. Есть такая категория. Сейчас как раз создаётся федеральный фонд, но он на будущее. Те, которые оказались в сложной ситуации, мы им тоже будем помогать.

Также я Вас информировал о проблеме вкладчиков. Тоже фонд создан. Уже начали выплаты небольших сумм для юридических лиц. Эта тоже работа организована.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 декабря 2017 > № 2429620 Рустам Минниханов


Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 14 декабря 2017 > № 2426771 Вера Балакирева

Интервью Заместителя директора Департамента финансовой политики Веры Балакиревой журналу "Современные страховые технологии"

Об изменениях в законодательство, регулирующее ответственность перевозчика перед пассажирами

Балакирева Вера Юрьевна

Заместитель директора Департамента финансовой политики

Законодательство, регулирующее ответственность перевозчика перед пассажирами, решено усовершенствовать. Что изменится уже с начала следующего года, рассказала заместитель директора Департамента финансовой политики Министерства финансов Российской Федерации Вера Балакирева.

Современные страховые технологии: С января 2018 года система страхования ответственности перевозчиков в России обновится – вступят в силу изменения закона, регулирующего данную сферу. Какие задачи решаются этими изменениями?

— Совершенствование системы страхования ответственности перевозчика осуществлено по результатам анализа правоприменительной практики за несколько лет. Изменения носят плановый характер и направлены на реализацию «дорожной карты» «Стратегии развития страховой деятельности в Российской Федерации до 2020 года».

Основные вопросы регулирования:

• обеспечение страховой защитой детей, перевозимых бесплатно или по льготному тарифу с предоставлением или без предоставления отдельного места в транспортном средстве

• увеличение мотивации перевозчиков к обеспечению безопасности перевозок посредством совершенствования применения тарифного коридора страховщиком, уточнения оснований для регрессных требований страховщика к перевозчику, причинившему возмещенный страховщиком вред

• исключение случаев двойного страхования для перевозчиков, осуществляющих международные перевозки и страхующие свои имущественные интересы в соответствии с требованиями международных договоров Российской Федерации, национальными требованиями иных государств или их союзов, являющимися условием осуществления деятельности по перевозкам пассажиров при условии, что страховые суммы будут установлены в размере не менее указанных в законодательстве об обязательном страховании ответственности перевозчика

• определение особенностей и порядка расторжения, изменения или прекращения договора обязательного страхования

• уточнение положений о ежегодном мониторинге предельных значений страховых тарифов, проводимом Банком России, – предусматривается разработка методических рекомендаций по проведению мониторинга страховых тарифов

Каком образом обеспечивается сегодня ответственность перевозчиков за жизнь и здоровье пассажиров при некоммерческих перевозках – в школьных автобусах, при перевозках персонала предприятий? Что может быть предпринято для ее повышения?

— Вопрос касается перевозчиков, осуществляющих перевозки детей школьными автобусами, перевозки по заказам либо некоммерческие перевозки для собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя. Он решается путем повышения и установления ответственности как за вред, причиненный при перевозке, так и за отсутствие договора обязательного страхования – в размере, в котором должно быть выплачено страховое возмещение при надлежащем страховании.

Понятия перевозчика распространяется на лицо, осуществляющее перевозку, вне зависимости от того обстоятельства, является ли он перевозчиком по договору перевозки или только фактически осуществляет перевозку пассажиров. Дети, перевозимые транспортными средствами, наделяются статусом пассажира вне зависимости от наличия в отношении них договора перевозки.

Лакуна в защите пассажиров такси уже вызывает общественные дискуссии. Возможно ли, на ваш взгляд, включение такси в систему страхования перевозчиков, основанную на законе №67-ФЗ? Возможно ли введение страхования ответственности агрегаторов такси, предлагаемое сейчас в Госдуме?

— Законодательством Российской Федерации предусмотрено регулирование деятельности по перевозке пассажиров легковыми такси, что позволяет рассматривать вопрос о распространении на такие перевозки законодательства об обязательном страховании ответственности перевозчика.

Вместе с тем, предложение по распространению страхования в обязательной форме на перевозчиков, осуществляющих перевозки пассажиров и багажа легковыми такси, требует решения ряда вопросов. Они связаны с отсутствием достаточного регулирования ответственности лица, осуществляющего перевозки пассажиров легковым такси, контролем за осуществлением ими обязательного страхования, расчетом страховой премии и тарифа в отношении таких перевозок, согласованием условий и норм такого страхования с законом об ОСАГО.

Вопрос введения страхования ответственности систем – агрегаторов такси можно рассматривать после установления соответствующего регулирования их деятельности, в том числе определением их гражданско-правовой ответственности перед пассажирами.

В новой редакции закона №67-ФЗ изменен порядок заключения договора обязательного страхования перевозчика. Если раньше порядок и форма договора должны были соответствовать только нормам Гражданского кодекса РФ, то теперь уточнено, что договор страхования «заключается в письменной форме на основании письменного или устного заявления страхователя в двух экземплярах, один из которых вручается (направляется) страховщиком страхователю». Не приведет ли к росту злоупотреблений со стороны страхователей возможность не документировать обращение к страховщику – с учетом того, что перевозчику, например, нужно передать страховщику перечень своих транспортных средств?

— Оформление договора страхования на основании письменного или устного заявления страхователя соответствует требованиям гражданского законодательства, при этом такой договор составляется в письменной форме в двух экземплярах для каждой стороны.

Страхователь, при обращении к страховщику в целях определения размера страховой премии, должен представить информацию о количестве перевозимых пассажиров, что предполагает указание информации о транспортных средствах, в которых такие пассажиры перевозятся.

Следует отметить, что если страховой случай наступил, и страхователь не уведомил страховщика об увеличении страхового риска по договору обязательного страхования до наступления страхового случая, страховщик вправе предъявить регрессное требование к страхователю в размере выплаченного страхового возмещения за вычетом уплаченной страхователем страховой премии.

В страховании перевозчиков сегодня применяется схема «назначения» фиксированной суммы выплат, характерной скорее для личного страхования. Согласно действующим правилам, страховая выплата должна рассчитываться, исходя из расчета 600 рублей за 1 кг багажа и 11 тыс. рублей за ручную кладь в случае, если стоимость утраченного имущества – не выше этой суммы. Не нарушает ли эта норма основы страхования имущественных рисков, согласно которым компенсация должна быть в пределах понесенного вреда?

— Расчет размера страхового возмещения при причинении вреда имуществу пассажира соответствует положениям транспортных уставов и кодексов и не ограничивает в правах выгодоприобретателей, так как они имеют право доказывать, что вред причинен в большем размере.

По мнению ряда экспертов, трагедия под Владимиром 6 октября 2017 года – столкновение поезда с автобусом из Казахстана – показала необходимость согласования систем страхования ответственности пассажиров в рамках ЕАЭС. Возможно ли принятие конкретных мер в этом направлении в рамках запланированной гармонизации финансового законодательства в ЕАЭС?

— В настоящее время государствами – членами ЕАЭС обсуждается проект Концепции формирования общего финансового рынка Евразийского экономического союза, который предусматривает детальный анализ социально-экономического положения государств – членов ЕАЭС с целью выявления уровня развития их финансовых рынков и факторов, препятствующих созданию общего финансового рынка, оценки возможного уровня гармонизации законодательства государств-членов ЕАЭС в финансовой сфере.

В пункте 23 Протокола по финансовым услугам (Приложение № 17 к Договору о ЕАЭС) отсутствует положение о гармонизации обязательных видов страхования, так как невозможно унифицировать размеры и виды компенсационных выплат из-за существующих различий в социально-экономическом развитии государств – членов ЕАЭС (стоимости медицинского обслуживания, прожиточный минимум и т.д.), а также из-за различных подходов к регулированию обязательных видов страхования. Причем существенно различаются не только подходы к регулированию, но также субъекты и объемы страховой защиты.

Поэтому стоит вести речь не о гармонизации законодательства об обязательных видах страхования, а о его совершенствовании в каждом государстве – члене ЕАЭС с целью устранения существующих пробелов в страховой защите. Например, согласно пункту 5 Закона Республики Казахстан № 444 –II ЗРК от 01 июля 2003 года «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности перевозчика перед пассажирами» обязательное страхование действует только на территории Республики Казахстан. Действие российского законодательства об обязательном страховании ответственности перевозчика не распространяется на иностранных перевозчиков, въезжающих на территорию Российской Федерации.

Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 14 декабря 2017 > № 2426771 Вера Балакирева


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > agronews.ru, 14 декабря 2017 > № 2426552 Иван Ушачев

Комментарий. Академик Ушачев уверен – нельзя полностью отдавать распределение субсидий в регионы.

Вопрос о распределении субсидий аграрным производителям в нашей стране стоит остро. И не только потому, что эти субсидии небольшие. Оказывается, их большая часть распределяется среди крупных агрохолдингов, у которых и так есть ресурсы и которым значительно легче получить кредит, чем рядовому фермеру. Почему так происходит и что с этим делать? Эти вопросы стали центральными в беседе издателя портала «Крестьянские ведомости», ведущего программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцента Тимирязевской академии Игоря АБАКУМОВА с академиком РАН, научным руководителем Федерального центра аграрной экономики и развития сельских территорий Иваном УШАЧЕВЫМ.

— Иван Григорьевич, фермеры и руководители крупных хозяйств, особенно из Сибири, спрашивают: «Правда ли, что аграрный бюджет распределяется среди нескольких агрохолдингов в основном?» Это так или нет? «Молчание было ему ответом». Ведь вы знаете ответ, я знаю.

— В общем, конечно, к огромному сожалению, государственная поддержка распределяется не совсем равномерно. И следовало бы все же ограничить объем средств одному получателю.

— То есть аппетиты некоторых нужно ограничить? Я понимаю, как вам тяжело говорить. Вы государственное научное учреждение.

— Ну, государственное, но все-таки научное. А наука должна быть объективной, вне зависимости…

— Понимаю, что вам непросто об этом говорить, но тем не менее. Год заканчивается, Иван Григорьевич. С чем мы его заканчиваем? Каковы итоги так называемого импортозамещения? Почему я говорю «так называемого». Потому что уже слишком многие говорят, что слово «импортозамещение» лишнее в нашей жизни, а нам нужно слово «экспорт» больше произносить. И у нас для этого есть все основания.

— Действительно, год заканчивается. И несмотря на то, что по своим природно-климатическим условиям он был далеко не благоприятным, вместе с тем результаты агропромышленного производства у нас вполне удовлетворительные, положительные. И мы этим очень довольны. Радует и то, о чем уже было сказано сотни раз — мы получили много зерна, почти 140 миллионов тонн.

— Сейчас все по этому поводу переживают очень сильно.

— Да, теперь уже сильно переживают. Получили 17 миллионов тонн масличных культур, а это база для переработки на масло.

— И тоже закупочные цены упали.

— И тоже упали закупочные цены. Сахар, сахарная свекла – получен довольно неплохой урожай, перестали закупать сахар-сырец. Ну и картофеля тоже получили довольно высокий объем – где-то 41 миллион тонн. Это все, в общем-то, положительное явление, и прежде всего потому, что у нас сокращается импорт. Это нас радует.

— Прямо-таки сокращается?

— Сейчас объясню. Проблемы импортозамещения вы знаете, мы давно об этом говорим. Но последние три года, нужно отдать должное, от разговоров перешли к делу, поэтому все-таки результат налицо. И за три года мы с 36% доли импорта довели этот показатель до 21%. Это очень положительное явление. И если в 2011 году мы закупали на 40 миллиардов долларов, то теперь на 20. Это тоже очень большой плюс. И с экспортом неплохо. В этом году он ожидается на хорошем уровне. Уже есть 14 миллиардов, а министр обещает довести экспорт до 20 миллиардов.

— Ну, в Соединенных Штатах, я слышал, сегодня более 140 миллиардов составляет аграрный экспорт. Ничего не хочу сказать, просто для сравнения.

— Нужно отдать должное и Правительству, и Министерству сельского хозяйства. Существенная поддержка агропромышленного производства все-таки есть. Но прежде всего спасибо огромное нашим людям, труженикам во всех отраслях агропромышленного производства. Так вот, как раз о тружениках мы должны больше говорить, потому что имеется очень много нерешенных системных экономических проблем, несмотря на то, что у нас улучшается ситуация с импортозамещением. Какая же первая системная проблема? Все-таки по отдельным продовольственным подкомплексам у нас происходит не очень бурное развитие, не интенсивное.

— Например?

— Ну, например, по крупному рогатому скоту, по говядине импорт составляет еще 40%. А импорт молока составляет…

— Иван Григорьевич, один из крупных агрохолдингов — производителей говядины как раз является одним из самых крупнейших получателей субсидий.

— Приведу цифры по распределению наших субсидий. Действительно, в этом году субсидии получат до 40% средних сельхозорганизаций, малые формы хозяйствования получат всего лишь 20%. А фермеров, которые получат субсидированные заемные средства, наберется только 10%. Это, конечно, результат дисбаланса, диспропорций в распределении субсидий, государственной поддержки.

— У вас не возникает ощущения, что государственные органы играют в монополизм? Они создают монополистов на местах, сами в этом заинтересованы, видимо (я так думаю, мне так кажется, это мое оценочное мнение), и поддерживают из скудных средств тех, кого они действительно могут поддержать. Почему бы не порадеть родному человечку – правда? – сыну, свату, брату… А остальные – извините, выживайте как хотите. А вы как считаете?

— Думаю, что распределяются субсидии не по родству, бесспорно. Просто для наших банков намного легче иметь дело с крупными формированиями, нежели возиться с документами, с этими фермерами. Зачем они им нужны?

А это колоссальнейшая ошибка наших государственных структур, что они слабо регулируют это распределение помощи. Потому что в итоге получается двойной минус. Минус для мелкого сельхозтоваропроизводителя, потому что он не может напрямую выйти на рынок — только через посредника, и то с огромным трудом. Кроме этого, без должной поддержки он пользуется отсталыми технологиями. О каком технологическом обновлении он может вести речь?

— И у него нет денег на обновление технологий.

— У него нет денег на обновление техники, жалкой техники, которую он имеет. Это, с одной стороны.

С другой стороны, и крупные холдинги представляют проблему. Для них тоже должен существовать какой-то предел в том, что касается субсидирования, ибо потом они становятся неуправляемыми. Такие крупные холдинги существуют только в нашей стране, в Казахстане и на Украине. Да, на Западе мы имеем примеры очень крупных латифундий, но там принцип работы совершенно другой – у них контрактный принцип. Они поставляют семена, удобрения, племенной скот фермерству. Так сосуществуют две формы – и крупные, и мелкие товаропроизводители. А у нас все не так, и в этом я вижу ошибку. Думаю, что правительство должно все-таки исправить это положение и не отдавать полностью распределение субсидий в субъекты федерации. Все-таки приоритеты должны быть в руках Министерства сельского хозяйства.

— Иван Григорьевич, вот есть реестровые фермеры, которые занесены в реестр Министерства сельского хозяйства. Есть хозяйства, которые известны по списку, их возможности известны. Почему бы, минуя банки, минуя местные администрации, прямо через федеральные казначейства не отправлять им эти субсидии? Это же государственные деньги. Зачем банковские проценты тратить? Зачем вводить в соблазн местные администрации областей, районов, федеральных округов? Они же все в соблазнах сидят.

— Сейчас введены новые правила на получение льготного кредита, 5-процентного. Они более или менее упростили их получение, но вместе с тем…

— Да, но получают эти кредиты единицы, Иван Григорьевич.

— Согласен, их получают действительно единицы. А происходит именно так потому, что у нас в стране принята 41 государственная программа. Из этого количества с селом связаны 22 программы, но ни в одной из них нет конкретных показателей по селу.

— То есть нет четких цифр?

— Верно. Нет четких цифр, все только в общих чертах. Программу выполняют, но касается ли это села – вопрос. Плюс министерства подняли проблему оптимизации нашей социальной инфраструктуры. Это вообще ни в какие ворота не лезет. И получилось, что все оптимизировали. Результат: расстояние до школы — 18 километров, до больницы – 85 километров, на этом же расстоянии тот же клуб, и так далее.

— То есть до больницы сейчас ехать 85 километров в среднем по России?

— В среднем по России — да. Существует у нас утвержденная и очень хорошая Стратегия устойчивого развития сельских территорий до 2030 года, но ее надо выполнять. Она должна превратиться в программу конкретную. Да, сейчас на эти три года по бюджету увеличили на социальную поддержку, на эту программу социального развития села где-то примерно 219–220 миллиардов рублей. Но, по нашим подсчетам, нужно минимум в пять раз увеличить эту цифру для того, чтобы был какой-то настоящий сдвиг, иначе с социальной инфраструктурой у нас просто катастрофа, и прежде всего с жильем. И сейчас количество вводимого жилья у нас сокращается из года в год.

— Мне не дает покоя цифра, которую назвал мэр Москвы Собянин, что у нас в селе 15 миллионов лишних людей, которых нечем занять, им там делать нечего, вроде как. Он же не аналитик, так ведь? Он хорошо занимается Москвой, красиво все, плиточку укладывают, мэр хозяйственник, но он же не аналитик. Откуда у него эта цифра? Кто ее генерирует, эту цифру? Кто ее ему подсунул?

— Наверное, его советники. Я назову другую цифру: Москва расходует на плитку десятки миллиардов рублей. А на село сколько выделяется?

— Примерно столько же, Иван Григорьевич.

— Сопоставимая цифра. Поэтому ему легко говорить об этих вещах.

Но мне хотелось бы еще одну вещь сказать, Игорь Борисович, по налоговой нагрузке. Вот мы подсчитали: наши сельхозорганизации платят в бюджет, в пенсионные фонды, в Фонд обязательного медицинского страхования и так далее примерно 250 миллиардов рублей. А госпрограммой у нас предусмотрена поддержка – 222 плюс 20 добавили – 242 миллиарда. Поэтому нам нужно все же – несмотря на то, что мы имеем льготы, казалось бы, по налогообложению – все-таки смягчить налоговую нагрузку. Она у нас намного выше, чем в Белоруссии. Она у нас в три раза выше, чем в Казахстане.

Что мы предлагаем в этом плане? Сейчас ставка по единому сельскохозяйственному налогу – это на разницу между доходами и расходами, зафиксирована на уровне 6%. Мы же говорим, что регионы должны устанавливать эту процентную ставку в пределах от 0 до 6%. В некоторых субъектах вообще должна быть нулевая, а в некоторых она может быть действительно 6%. Это первое предложение.

Второе предложение – все-таки снизить страховую поддержку. У нас раньше было 20%, а сейчас 30% – увеличили. И это особенно важно для малых форм хозяйствования, для малого бизнеса. Это было бы очень здорово.

И третье – например, было бы неплохо, если мы бы взяли каникулы налоговые для тех, которые начинают, и особенно если начинают вести инвестиционный проект. У них должны быть каникулы как минимум на пять лет. Тогда малый бизнес как-то немного вздохнет.

— Нескоординированность действий в Правительстве, среди его «крыльев», среди его министерств, как раз и приводит к тому, что у нас все плывет, как живая нитка. Знаете, ткань все время рвется, а мы пытаемся ее шить, шить, шить – и ничего не сшивается, поскольку, во-первых, нитка сама короткая, и ткань, извините за выражение, гнилая.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > agronews.ru, 14 декабря 2017 > № 2426552 Иван Ушачев


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова

...Пример заразителен

Спасение страховщиков пойдет по пути, проторенному «Открытием» и Бинбанком

Банк России готовится расширить фронт работ по санации

13 декабря Госдума приняла в первом чтении законопроект о санации страховщиков. Он «срисован» с механизма санации банков, уже опробованного на «Открытии» и Бинбанке. Принят документ единогласно, но с оговоркой: ко второму чтению ЦБ должен конкретизировать, кого и за что будут санировать.

«По аналогии с банками»

Законопроект вносит поправки в законы «Об организации страхового дела», «О Центральном банке» и «О банкротстве», касающиеся санации страховых организаций. И, по сути, дает в руки Центробанку целый арсенал инструментов, позволяющий вмешиваться в жизнь коммерческих организаций — страховщиков «при наличии признаков нестабильной финансовой ситуации», риска банкротства или ухода компании с рынка, а также угрозы стабильности на финансовом рынке.

Как подчеркнул заместитель главы профильного комитета Госдумы Юрий Олейников во время пленарного заседания Госдумы, до этого момента Банк России мог только ограничить, приостановить или отозвать лицензию у страховщика. Если же законопроект будет принят, то регулятор сможет «изучать активы и пассивы» компании, жестко регламентировать размещение страховых активов, запрещать определенного размера сделки и т. п.

«Для стабилизации страховой деятельности (регулятор. — Прим. Банки.ру) наделяется правом вводить временное управление в те страховые компании, которые вызывают тревогу. После специальных проверок группы профессионалов могут сделать вывод о том, что надвигается банкротство или ликвидация страховой компании, которая может повлечь за собой серьезные социальные проблемы», — подчеркнул Олейников в своем докладе на заседании Госдумы. Он также отметил, что законопроект вводит обязанность страховщиков инвестировать свободные средства на условиях диверсификации, ликвидности, возвратности и доходности, а также возникает запрет на рискованные операции. Уже есть наработки в банковской сфере, которые будут использованы. Сформулированы уже и «матрицы требований к страховщикам» — по аналогии с банками, отметил Юрий Олейников.

В числе мер по предупреждению банкротства страховой организации предусматривается и ее дофинансирование до необходимого для финансовой устойчивости уровня из средств Фонда консолидации — того же, что и для банковской системы с той же управляющей командой. Как ранее отмечал заместитель председателя ЦБ Владимир Чистюхин, отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций. Временная администрация может вводиться на срок до года, на анализ финансового положения отводится 55 календарных дней.

Отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций.

Ранее Владимир Чистюхин также заявлял, что санация наиболее актуальна для «чувствительных сегментов рынка: ОСАГО и страхование застройщиков». При этом зампред ЦБ не исключал участия в процедуре санатора без государственного участия — если такой найдется.

Для предупреждения банкротства ЦБ сможет выдавать санатору (если вдруг им станет сторонняя организация) кредиты без обеспечения сроком до десяти лет или оказывать финансовую помощь напрямую страховой компании — при условии консолидации 75% их акций в своей собственности. Санация, как и обещал ЦБ, не затронет выплат гражданам, но физические лица и МСП не смогут расторгнуть договор и вернуть премии в ходе санации. Это положение нынешней версии законопроекта вызывает недовольство Минфина, который, по всей видимости, разработает и внесет ко второму чтению свои поправки.

Заключительным этапом процедуры санации страховой организации после ее докапитализации должна стать продажа новому владельцу. При этом Банк России наделяется правом осуществлять продажу акций (долей в уставном капитале) страховых организаций, в том числе по цене ниже цены их приобретения регулятором, — как и для кредитных организаций.

Кого казнить, кого санировать?

Проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций» был внесен 10 ноября 2017 года и довольно быстро — уже 7 декабря — одобрен профильным комитетом, несмотря на весьма сдержанное отношение страхового сообщества. Поначалу законопроект вызвал легкий шок у участников рынка: смущала непрозрачность критериев применения механизма санации и возможность для санатора чрезмерно вмешиваться в деятельность коммерческих организаций — страховщиков. Страховщики считают полномочия ЦБ, которые он получает, входя в компанию, которую предполагается санировать, слишком «большими и жесткими».

При этом Всероссийский союз страховщиков (ВСС) в целом поддерживает введение механизма санации, считает его необходимым. «Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать», — отмечает президент ВСС Игорь Юргенс. В то же время он полагает, что внесенный в Госдуму законопроект нуждается в доработке, так как оставляет некоторое количество вопросов.

«В законопроекте отсутствует прозрачность механизмов, которые предполагается применять к компаниям. Так, в частности, нет критериев, что такое системная значимость компании. Системная значимость компаний может меняться день ото дня, поэтому нужны четкие критерии выбора компании для санации, — комментирует Юргенс. — Другой вопрос связан с применением механизма мотивированного суждения теми сотрудниками, которые будут заниматься санацией. Здесь тоже мы не видим прозрачности и ясности, как будет приниматься решение о санации компании, о том, что она является финансово неустойчивой. Ведь санацией будет заниматься не один человек, поэтому не отработанные критерии — это потенциальная угроза для будущего».

Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать.

К первому чтению в Госдуме вопрос, как будет определяться, кого санировать, а кого нет, кто и на каком основании будет принимать решение, есть ли «признаки финансовой неустойчивости», так и не был решен. Кто и на каком основании попадет в список системно значимых страховщиков, также пока остается неясным. Ранее представители ЦБ признавались, что такой список готовится, но в детали вдаваться отказывались.

Авторы законопроекта должны разрешить этот вопрос ко второму чтению и подготовить проект нормативного документа, регламентирующего эти моменты. «Без этого мы не будем принимать закон во втором чтении, — подчеркнул глава думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Обязательно детали будут соответствующим образом прописаны, а мы будем требовать от ЦБ этого».

Глава комитета по финансовому рынку также отметил, что законодатели стремятся системно решать проблемы, возникающие на финансовых рынках. В частности, 14 декабря будет рассматриваться законопроект об аудиторской деятельности, подразумевающий повышение ответственности аудиторов за то, что они не сигнализируют регулятору об обнаруженных нарушениях.

«Росгосстрах» — первый кандидат

«У нас перед глазами нет страховых компаний, которые могли бы подвергнуться этой процедуре, — отметил Анатолий Аксаков, — но нам важно дать Центробанку возможность применить эту процедуру, если вдруг страховые компании столкнутся с какими-то проблемами».

Интересно, что сами страховщики в большинстве своем убеждены, что весьма оперативная разработка и принятие закона о санации страховщиков имеет целью спасение одной-единственной страховой компании — «Росгосстраха», терпящего бедствие флагмана индустрии. По итогам 2016 года компания показала убыток до налогообложения в сумме 20,6 млрд рублей. А по итогам девяти месяцев 2017 года «Росгосстрах» получил чистый убыток по РСБУ в размере 35,32 млрд рублей, что на 60% больше чистого убытка за аналогичный период прошлого года. За 2017 год компания всеми правдами и неправдами втрое сократила присутствие на рынке ОСАГО, убыточность которого и привела в итоге к ее финансовым проблемам.

В августе 2017 года «Росгосстрах» фактически перешел под контроль ЦБ, будучи приобретенным холдингом «Открытие» незадолго до того, как сам банк «Открытие» попал под санацию. Причем регулятор, одобряя сделку, прекрасно понимал, что и покупатель, и продавец находятся не в лучшем положении, — в этом признавалась глава ЦБ Эльвира Набиуллина. И в итоге, видимо, решил санировать обоих одних махом. В конце прошлой недели стало известно, что Центробанк потратит на докапитализацию санируемого банка «ФК Открытие» 456,2 млрд рублей, причем значительная часть пойдет на поддержку «Росгосстраха».

25 ноября компания «Росгосстрах» полностью обновила состав совета директоров, куда вошел в том числе и Михаил Задорнов, который с нового года возглавит «ФК Открытие». По словам директора департамента страхового рынка Банка России Игоря Жука, «Росгосстрах» продолжает работать в штатном режиме, ЦБ пока изучает ситуацию.

Между тем в начале октября «Росгосстрах» получил от своего акционера (читай: от ЦБ) около 10 млрд рублей. Эти средства, по заверению страховщика, пойдут на увеличение чистых активов «Росгосстраха», что позволит соответствовать регуляторным нормативам и иметь существенный запас по капиталу. «В «Росгосстрахе» с первой половины 2017 года реализуется антикризисная стратегия, направленная на борьбу с убыточностью в ОСАГО, которая уже дает первые результаты. И в следующем году мы ждем принципиального улучшения ситуации», — сообщил тогда генеральный директор компании Николаус Фрай.

Похоже, несмотря на заверения Анатолия Аксакова, фактическая санация «Росгосстраха» началась еще до того, как был написан и принят закон. Чем применение нового механизма оздоровления рынка обернется для страховщика и его акционера — «ФК Открытие», пока неясно — не только рынку, но, кажется, и самому регулятору.

А между тем поправки к закону о санации страховщиков должны быть внесены в Госдуму до 12 января 2018 года...

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 декабря 2017 > № 2427372 Екатерина Шульман

Демократизация по ошибке. Как самосохранение власти приводит к переменам

Екатерина Шульман, Carnegie Moscow Center, Россия

Самое интересное, что происходит за последние два десятилетия в мировой политической науке, — отход от жесткой дихотомии «демократическое/авторитарное» и от взгляда на демократию и авторитаризм как на два противоположных конца измерительной линейки, максимально удаленные друг от друга.

В прежней картине мира, где демократия и авторитаризм — это рай и ад, не имеющие друг с другом ничего общего, путь перехода от точки «плохо» в точку «хорошо» мыслился неким подобием духовного странствия из «Пути пилигрима», известного под названием «демократический транзит». Прошедший Долиной Слез паломник достигает Сияющего Города и там уже пребывает в блаженстве: совершенное демократическое состояние не предполагает дальнейшего развития, с обретенной высоты можно только упасть, а дальше расти некуда.

Вечный переход

Поскольку режимная классификация представляет собой не только научную задачу, но и прикладной политический инструмент, нужный для различных практических целей — например, для планирования работы международных организаций и финансовых институций, — то ранжирование стран по уровню демократичности и присвоение каждой определенного количества баллов будет и дальше пользоваться популярностью.

Все видели эти рейтинги в прессе: Freedom in the World работы американского НКО Freedom House или Democracy Index британской компании Economist Intelligence Unit публикуются каждый год и дают материал для новостей, кого за истекший год повысили или понизили, премировали за успехи и наказали за нерадивость. Например, можно узнать, что в 2016 году Соединенные Штаты, по расчетам Democracy Index, перешли из категории «полных демократий» в «ущербные демократии» (flawed democracies), и не из-за победы оригинального кандидата на президентских выборах, как можно было бы подумать, а из-за устойчивой тенденции снижения общественного доверия к политическим институтам.

Почему, несмотря на красоту и наглядность цифровых рейтингов, в которых каждой сестре выдаются соответствующие ее статусу серьги, наука все больше и больше усилий тратит на изучение и попытку классификации промежуточных политических форм и на отслеживание трансформационных процессов — непоследовательных, нелинейных и неостановимых? Потому что нельзя не видеть, что и авторитарное, и демократическое свойственно человеческой природе и человеческим сообществам. Как «железный закон олигархий» (склонность малой группы абсорбировать власть в любой организации) действует универсально, так и демократизация — глобальный процесс, драйверами которого являются экономическое развитие, повышение уровня потребления, товарный и информационный обмен и распространение грамотности.

Пока эти факторы не исчезли или не обратились вспять, общее направление развития социумов — демократическое. В зависимости от того, к какой из социальных наук принадлежит исследователь, отношения детерминизма он будет видеть по-разному: становится ли экономический рост драйвером демократизации, или демократизация — экономического роста? Глобальный тренд снижения насилия, проявляющийся и в изменении природы войн, и в загадочном социокультурном явлении, известном как great crime drop (падение уровня всех насильственных преступлений в большинстве стран мира за последние 20 лет), — это следствие хорошей работы демократий, распространения грамотности или контрацепции или запрета на этилированный бензин?

Одновременно социальные науки наблюдают и то, что в политической публицистике именуется авторитарным ренессансом или авторитарным интернационалом, — то есть явный прогресс автократий, их высокую обучаемость и склонность как перенимать друг у друга «лучшие практики» — например, способ контроля над сферой гражданской активности внутри страны путем предотвращения внешних контактов общественных организаций, — так и ставить себе на службу достижения, ценности и фобии Первого мира: культ безопасности, дискриминированность в прошлом как источник привилегий в настоящем и информационную прозрачность.

Одновременно в самих развитых демократиях завелось нечто, условно именуемое популизмом или новыми правыми, что иногда понимается как какая-то парша, занесенная дурными знакомствами с режимами менее демократичными, иногда — как кризис демократии, чьи институты не научились справляться с массовым обществом 2.0, новой тотальностью интернета.

В этом смысле все институты суть переходные, или промежуточные — ни одна политическая форма не может похвастаться неизменностью (если бы в этом было что-то похвальное). Стабильность развитых демократий в их открытости непрерывной трансформации.

При этом определяющая черта институтов — повторяемость, воспроизводимость, деперсонализация — предполагает принцип «люди меняются, нормы остаются». Обратим внимание на этот момент: деперсонализация есть черта рационального управления, «идеальной бюрократии» по Веберу. Автократии ассоциируются с дегуманизацией и суровым порядком, демократии — с цветущим разнообразием человеческого и слишком человеческого, но с точки зрения механизмов принятия решений все обстоит с точностью до наоборот: автократии привязываются к личностям (и чем ниже качество управления, тем сильнее эта привязка), демократии соблюдают нормы (и иные наблюдатели с грустью смотрят, как та или иная неконвенциональная личность бьется в тисках этих норм, а сделать ничего не может, ибо порядок не позволяет).

Экстракт лунного зайца

Сам термин «переходные (или промежуточные) институты», они же институты «транзитные» и «второго выбора», применяется в научной литературе к китайским практикам управления, преимущественно к городскому управлению и хозяйствованию, и подразумевает разного рода формы адаптационного перехода от экономики планирования и административной централизации к рыночной конкуренции и элементам самоуправления, но минуя стадию политической свободы, которой правящая партия позволить себе не может. С точки зрения политологической это не столько собственно институты, сколько именно практики: и dual-track liberalization (рыночная либерализация «двух скоростей»), и частичная бюджетная децентрализация, и ослабление централизованного планирования.

Транзитные институты были в большой моде 15 лет назад, вскоре после того, как Цянь Иньи опубликовал свою книгу о китайском опыте перехода к рынку. Понятие вошло в научный и медийный обиход, а их возможность в России стала активно обсуждаться после доклада Александра Ауазана и цикла статей на тему.

В чем выгода представлять нынешнему российскому руководству любые реформаторские планы под видом китайского опыта — понятно. Для верхних слоев нашей административной пирамиды Китай — воплощенный сценарий мечты «чтоб и Советский Союз не развалить, и потреблять как на Западе».

Те, кто чуть больше знает о китайском социально-экономическом устройстве, восхищаются сочетанием высоких темпов экономического роста, монополии на власть и капитализма из «Незнайки на Луне» — без пенсий, социальных гарантий и профсоюзов, без навязанных стандартов свободы слова и прав человека. Поэтому системе, которая нуждается в сильном лаксативе, но принимать его боится, можно продать его же, но в обертке с иероглифами и под видом китайской таблетки бессмертия с экстрактом священного персика и лунного зайца.

При этом характерно, что сама китайская модель принятия решений и ротации властвующей элиты, представляющая собой комбинацию из очень своеобразно понятого опыта КПСС, конфуцианских традиций меритократии и регулярных расстрелов, не заимствуется никем и нигде. В наш век взаимообучающихся автократий политическая система Китая остается недуплицируемой и уникальной.

Авторитарные партийные режимы — с правящей партией, выигрывающей любые выборы и служащей инкубатором для выращивания руководящих кадров и лестницей для их продвижения — вполне распространены. Среди других разновидностей авторитаризма они приятно выделяются долголетием, относительно низким уровнем репрессий и склонностью постепенно демократизироваться (характерный пример — Мексика). Даже в условиях Зимбабве наличие достаточно влиятельной правящей партии — партийного элемента в персоналистской автократии Мугабе — позволило обеспечить мирную передачу власти (хотя никакой демократизации пока там не видно, простая смена лидера после такой долгой несменяемости сама по себе значительно оздоровляет).

Однако электоральные автократии склонны к левизне — или популизму — разной степени тяжести: сохранение партийной гегемонии без полного запрета на альтернативные (хотя бы «системно-оппозиционные») партии требует известной апелляции к избирателю. Китайская же модель последнее, что приветствует в гражданах, — это иждивенчество и надежды на государственную поддержку.

Парламент спящий и переходный

Уж если говорить о транзитных институтах — или о переходных практиках — в российских политических условиях, то речь могла бы идти об институте партийности и установлении корреляции между результатами парламентских выборов и составом правительства. Сейчас такой связи нет, что придает как парламентским выборам, так и самой деятельности Федерального собрания довольно умозрительный характер.

Транзитность в таком варианте состояла бы в том, что при действующей машине электорального контроля никакой либерализации не произойдет, а просто больше полномочий получит «Единая Россия», что вряд ли понравится кому-то, кроме «Единой России». Тем не менее обретение власти над составом правительства способствовало бы ее превращению из нынешней очереди к окошку кассы в нечто напоминающее партию — партию институционализированной бюрократии.

Бюрократия, многочисленное и могущественное российское сословие, тоже нуждается в институционализации и публичном представительстве своих интересов. Другое дело, что она не имеет никаких прав на монополию в этом представительстве, но мы же говорим о транзитных институтах, представляющих собой переход от стадии «когда научитесь нырять, тогда и воду нальем в бассейн» к стадии «воду в бассейн налили наполовину, а вы тренируйтесь нырять».

Парламент, который не назначает министров и не распоряжается бюджетом, представляет собой не промежуточный, а спящий институт — другое хорошо изученное политической наукой явление. Спящие институты — это структуры и формы, прописанные в законе, но не функционирующие на практике, поскольку реальная власть и принятие решений происходит в других местах — в институте, который не спит (спецслужба, армия, секретариат лидера), или в рамках нерегламентированных практик (в бане, на спортивных занятиях, на охоте), или посредством комбинации этих двух вариантов.

Когда персонализированная власть — не обязательно власть одного человека, но власть, основанная на неформальных практиках и личных отношениях, — по тем или иным причинам ослабевает, спящие институты имеют свойство просыпаться. Полномочия-то у них есть, только о них до поры до времени никто не вспоминал. Классический пример — Большой фашистский совет, внезапно сместивший Муссолини в 1943 году.

В российской «осенней автократии», стареющем режиме, придерживающемся известной формулы «20% насилия на 80% пропаганды», можно разглядеть тенденцию усиления формальных институтов в противовес неформальным. Под все разговоры о дворе и придворных, об узком круге принимающих решения и картинки с царем на обложке журнала Economist на практике мы видим, как Администрация президента, по крайней мере во внутриполитическом своем отсеке, увядает, Государственная дума активизируется, преемник из бывшего охранника явно не вытанцовывается, старые друзья страдают от публичности судопроизводства и новой информационной прозрачности, и в целом увереннее смотрят в поствыборное будущее те, у кого есть аппаратная должность и полномочия, а не «доступ» и «неформальное влияние».

Можно предположить, что на следующем этапе режимной трансформации эта тенденция продолжится: устойчивее будет положение тех акторов, чьи функции и властные ресурсы закреплены в законе, а на следующем шаге — тех, кто обладает медиаприсутствием, может рассчитывать или хотя бы апеллировать к общественной поддержке и результатам выборов, пусть не особенно равных и конкурентных, но хотя бы отвечающих минимальным требованиям «легальности» (как ее нынче понимает наш политический менеджмент).

Случайность вместо планирования

Сегодня политическая машина находится в низкоресурсном состоянии, живет в режиме экономии калорий и озабочена выживанием, а не экспансией. Этот модус не исключает рандомных агрессивных действий (выглядящих изнутри системы как защитные) и объясняет сохраняющийся — и местами усиливающийся — уровень агрессии риторической. В мире стирающихся границ между словом и делом метод «где отбиться не сможем, там хоть отбрехаемся» тактически выглядит выгодным способом произвести большое впечатление за небольшие деньги, а стратегически приносит такие же убытки, как реальное нападение с негодными средствами (к чему в общем сводится весь сюжет с «российским вмешательством» в разнообразные выборы).

Такое положение вещей делает малореализуемым любой последовательный курс реформ — изоляционистских, либеральных, рыночных или антирыночных. Проблема-2018 — низкая явка и гражданское неучастие — вынудила кандидата-инкумбента тянуть до последней возможности с объявлением о своем выдвижении, потому что в момент этого объявления избиратели потеряют к выборам последний интерес (все же уже решено!), а правящий класс сочтет для себя выборы состоявшимися и будет думать исключительно о следующем политическом цикле.

Это же состояние системы и социума не дает «основному кандидату» возможности выступить с какой бы то ни было связной программой, тем более реформаторской: программа может быть только набором добрых дел, точечно направленных на те проблемные сегменты, которые система в состоянии идентифицировать. Например, регионы обросли долгами, у семей с детьми нет денег, рождаемость снижается с середины 2014 года, дольщики волнуются, стареющее население озабочено здравоохранением. Это будет похоже не на курс изменений, а на дайджест президентских прямых линий последних лет, которые пресс-секретарь президента однажды назвал «лучшей формой соцопроса», — вот как велика неудовлетворенная потребность политической машины в обратной связи!

Из отсутствия у системы сил и энергии на перемены не следует, что они не произойдут. Мы вообще склонны преувеличивать значение двух сильно мифологизированных факторов: политической воли (подразумевается «если бы начальник захотел, он бы ух! Но что-то он все никак не захочет») и готовности элит к реформам.

Политические элиты в силу самого своего положения занимают лучшую социальную позицию из возможных и хотеть изменить существующее положение вещей не могут по определению. Они могут только чувствовать или воображать угрозы своему положению и действовать исходя из осознания этих угроз. Политические акторы не понимают ни смысла, ни последствий своих действий не потому, что они как-то особенно глупы, а потому, что они находятся внутри системы, их кругозор ограничен только ею, а действия всегда определяются повесткой короткого горизонта.

Хуже того: ресурсами и возможностями для построения и претворения в жизнь глобальных планов преобразования реальности располагают даже не авторитарные, а тоталитарные политические режимы. Демократические политики больше озабочены тем, как увернуться от конкурентов и понравиться избирателю в очередном электоральном цикле. Что характерно, ведут человечество по дороге прогресса именно демократии, а громадье тоталитарных планов неизменно сводится исключительно к массовым захоронениям, которые потом откапывают изумленные потомки.

Так что не стоит абсолютизировать долгосрочное планирование, даже и реформаторской направленности. Политолог Дэниэл Тризман в своей недавней работе изучил 201 случай демократизации политических режимов с 1800 по 2015 год, исследуя исторические труды, научные публикации, прессу, мемуары, дневники и сетевые свидетельства — всего 1064 источника. Как выясняется, в 4% случаев демократизация случилась посредством сознательного ограничения государством своих полномочий (то, что мы бы назвали либеральными реформами), в 16-19% случаев — в результате элитного пакта. От 64% до 67% случаев относятся к тому, что ученый называет «демократизацией по ошибке».

Что это за ошибки? Система делала шаги, призванные укрепить власть, но в реальности ее ослабившие: диктаторы недооценивали силу оппозиции, не шли вовремя на компромиссы или на репрессии и в результате теряли власть (13-17% случаев); закручивали гайки с чрезмерным энтузиазмом, и переизбыток репрессий вызывал опрокидывающие режим протесты (12-15%); назначали выборы и референдумы, на которых рассчитывали победить, а потом что-то шло не так (24-29%); начинали военные конфликты, в которых проигрывали, и лишались власти (6-9%). Довольно распространенный сценарий — условная перестройка, когда систему планируется не изменить, а слегка улучшить, но шаг за шагом перемены выходят из-под контроля, и происходит смена власти и политической формации.

Интересно, что демократизация сознательного выбора — более распространенный сценарий для изменений, произошедших до 1927 года. Это понятно: на том уровне социально-экономического развития демократическое политическое устройство еще не было до такой степени универсальным требованием, и реформаторы шли впереди истории. Нынешних же консерваторов, реконструкторов и охранителей история сама толкает в горб в нужном направлении, вне зависимости от их внутренних представлений о смысле и целях своей деятельности.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 декабря 2017 > № 2427372 Екатерина Шульман


Казахстан. Россия > Медицина > camonitor.com, 1 декабря 2017 > № 2411919 Салтанат Байкошкарова

Почему у нас цены на лекарства вдвое дороже, чем в России?

В нашей стране за последние два года непомерно выросли цены на все импортные медикаменты. Оригинальное лекарство от давления стоит, к примеру, 15-20 тысяч тенге! Можно было бы, конечно, сослаться на девальвацию, случившуюся в августе 2015-го. Но тогда почему в России, с которой нас объединяет Таможенный союз, аналогичные препараты обходятся в куда меньшие суммы?

Может, потому, что там потребительский рынок намного больше, чем в Казахстане? Ведь закупать товар крупными партиями дешевле. Или же в отечественной системе фармации есть люди, которые не заинтересованы в снижении цен? Попытаемся разобраться на примере одного из направлений медицины – репродукции человека.

– Процедура ЭКО для большинства бездетных семейных пар становится малодоступной из-за дороговизны стимулирующих лекарственных препаратов, – говорит научный руководитель клиники репродукции человека «Экомед», доктор биологических наук Салтанат Байкошкарова. – Сегодня уже впору отказываться от пациентов, идущих по государственной квоте: клиникам это невыгодно. Общая стоимость услуги для них осталась в Казахстане такой же, как и до августовской девальвации 2015 года, – ориентировочно 800 тысяч тенге. Но если раньше расходы на препараты составляли 200- 300 тысяч тенге, то теперь – 500-600 тысяч.

Выходит, на оплату труда специалистов и процедуру проведения ЭКО (период лечения занимает около месяца) остается около 200 тысяч тенге. Хотя должно быть наоборот: во всем мире (прежде так было и у нас) сама технология стоит в 2-2,5 раза дороже стимулирующих беременность препаратов. Но если мы сегодня пойдем на это, то стандартная программа обойдется женщине в 1,3 млн. тенге. А это сумма совершенно неподъемна для основной массы наших пациентов, так как зарплаты в стране остались на прежнем уровне.

Когда я услышала, что в России цены на те же самые немецкие и швейцарские препараты, которыми пользуются наши специалисты в области репродукции человека, в полтора-два раза ниже, чем у нас, то поначалу не поверила. Мы ведь живем в едином таможенном пространстве, экономическая ситуация в наших странах очень схожая, рубль так же, как и тенге, за последние три года обесценился вдвое. Но затем наши фармацевты обзвонили ряд аптек Москвы, Санкт-Петербурга, Омска и выяснили, что Россия еще до девальвации зафиксировала цены на гормональные препараты, стимулирующие наступление беременности, в рублях. Как следствие, самый дорогой из них там стоит в перерасчете на нашу валюту около 6 тысяч тенге за ампулу, а у нас такой же обходится в 12-13 тысяч. На одну процедуру ЭКО таких препаратов требуется от 10 до 30 и даже 40 ампул. Это не считая массы других препаратов, необходимых для наступления и поддержания долгожданной беременности.

Более того, побывав в медцентре на Канарских островах, где работают немецкие репродуктологи, я с удивлением узнала, что и там препараты, о которых идет речь, на 40 процентов дешевле, чем у нас. Что касается других стран, то во многих из них предпочитают пользоваться отечественными медикаментами. Так делает, например, Израиль. Или другой пример. В США есть центр, который возглавляет доктор Джонг Занг, знаменитый репродуктолог. Мы с ним тесно сотрудничаем: он не раз бывал у нас, а мы посещали его центр в Нью-Йорке. Уроженец Шанхая, он рассказывал, что на его родине репродуктологи пользуются отечественными, то есть китайскими, препаратами. Узнав о наших проблемах, спросил, почему же мы не покупаем их в КНР, ведь там они стоят не 40, а 6 долларов? Зная отношение нашего населения к китайским товарам, я попыталась возразить: мол, чем дороже, тем лучше. Доктор, рассмеявшись, ответил на это, что состав препаратов – и европейского, и китайского – абсолютно идентичный, и что сам он, работая в Америке, где контроль за качеством лекарственных средств очень жесткий, пользуется наряду с дорогими и более дешевыми китайскими.

Еще один пример. По приглашению немецких клиник, имеющих свои филиалы в Индии, группа наших специалистов, включая и меня, побывала в прошлом году в Дели. Там тоже, оказывается, есть заводы по выпуску гормональных стимулирующих препаратов. Когда я вернулась домой, специалисты в области фармации просветили меня: в Индию из Европы отправляют готовые ампулы с препаратом, которые маркируются и пакуются уже на месте, что существенно снижает их стоимость из-за более дешевой рабочей силы.

Что касается СНГ… Не знаю, как в другие страны Содружества, но в Россию немецкие и швейцарские фармацевтические компании почему-то отпускают свои препараты по одной цене, а в Казахстан, как опять же выяснили фармацевты, – по такой же, что и в страны Евросоюза, где они зарегистрированы.

– Зная, что Казахстан – нефтяная страна, поставщики, наверное, считают наше население таким же платежеспособным, как в Европе.

– Может быть, и так. Но большинство наших пациентов имеют низкие доходы, они не могут позволить себе дорогие препараты и лечение. Мы изыскиваем разные возможности пойти им навстречу, но всем, конечно, помочь не можем. Поэтому сегодня спрос на ЭКО снизился примерно на 25-30 процентов.

Есть у нас и такие клиенты, которые могут позволить себе ЭКО безо всякой помощи со стороны государства. Но здесь сказывается одна интересная особенность, присущая именно нашему человеку. Привыкнув к бесплатной медицине, существовавшей в СССР, некоторые небедные люди по привычке не хотят платить за услуги клиник. У нас ведь самое главное – выглядеть крутым: у многих, даже у школьников, дорогие машины, айфоны… Пришли как-то ко мне муж с женой, попросили сделать им ЭКО на льготных условиях. – «А что случилось? Вы же вроде не бедствуете». – «Но мы отдыхали на Мальдивах, поистратились», – ответили мне. Выходит, будущего своего ребенка они оценивают в разы дешевле, чем машину, на которой ездят. При этом технология ЭКО в Казахстане относительно других стран стоит сравнительно недорого. Этим пользуются многие иностранцы, работающие в нашей стране.

– Но мы отвлеклись от лекарственной темы. Как все-таки добиться существенного снижения цен на импортные препараты?

– У нас есть фармзаводы, которые загружены не на полную мощность. Но коль мы привлекаем инвестиции в нашу страну со всего мира, то почему бы не производить нужные нам препараты на базе этих предприятий? Чем мы хуже других – например, Индии и Китая, производящих доступные по цене лекарственные средства? В конце концов, можно покупать субстанцию и паковать ее здесь, в Казахстане. И лекарства будут дешевле, и новые рабочие места появятся. Тем более что в государственной программе развития регионов до 2020 года это предусмотрено.

Почему я привела пример России? Честно говоря, я теряюсь, когда пациенты задают мне вопрос: почему мы должны платить за то же самое вдвое больше, чем россияне? Попытки объяснить людям, что, согласно нашему законодательству, медцентры не имеют права использовать препараты, купленные в другой стране (хотя они абсолютно идентичны), для них не аргумент. При этом мы не можем отслеживать каждый шаг пациента. Граница открыта, они могут утром поехать в аптеку приграничного городка, купить там препараты намного дешевле и вечером вернуться к себе домой. Тем более что наши назначения выполняются дома или в процедурных кабинетах по месту жительства. Также могу констатировать, что у фармфирм упали объемы продаж. Теперь они ходят к нам толпами: почему не продаете наши препараты? Мне не остается ничего другого, кроме как советовать им уравнять цены с российскими.

– Соседи раньше нас решились на внедрение обязательного медицинского страхования, тогда как у нас его отложили на два года. Это на вашей работе как-то сказывается?

– Я не специалист в этой области, но, на мой взгляд, не стоило откладывать. Нужно сделать разведку боем и уже по ходу исправлять ошибки. Что касается России… Не знаю, насколько успешно там внедрили обязательное медицинское страхование, но факт то, что у российских женщин есть возможность за счет него проходить процедуру ЭКО два раза в год, и лекарства для них намного дешевле благодаря социальному страхованию. Поэтому я только приветствую ОСМС. Нам, репродуктологам, это даст больше возможностей в плане лечения бесплодия. В Казахстане квоты на проведение процедуры ЭКО стали выделять в 2010 году. Начинали со ста, сегодня количество достигло цифры «900», но этого еще недостаточно, поскольку потребности в десятки раз больше. По статистике, в нашей стране 15-16% процентов семейных пар не могут заиметь детей естественным путем. Вставшие в очередь на ЭКО женщины ждут года три-четыре, а для перешагнувших 30-летний и тем более 40-летний рубеж дорог каждый год.

Автор: Сара САДЫК

Казахстан. Россия > Медицина > camonitor.com, 1 декабря 2017 > № 2411919 Салтанат Байкошкарова


Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар

Вопрос по третьей мировой войне: смогут ли Россия и Китай одержать победу в бою над F-22 Raptor?0

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

Поскольку Россия и Китай принимают на вооружение современные истребители и зенитно-ракетные комплексы, маленькой элитной группе летчиков ВВС США, летающих на самолетах F-22 Raptor компании Lockheed Martin, все чаще приходится думать о том, как выполнять боевые задачи и удерживать превосходство в воздухе в условиях усиливающихся военных рисков.

Концепция «Раптора» была разработана в последние годы холодной войны. Этот современный сверхзвуковой самолет-невидимка предназначался для уничтожения самого грозного оружия, которое Советский Союз мог применить против США и НАТО в случае начала третьей мировой войны в Европе. Но когда закончилась холодная война, а в 1991 году распался Советский Союз, F-22 остался без дела (по крайней мере, так тогда казалось). Надо сказать, что второй Буш и Обама в 2008 году отменили программу строительства F-22, сделав это в момент, когда было заказано всего 195 самолетов (из них 187 серийных). Причина такой отмены проста: им казалось, что межгосударственные конфликты с применением самого современного оружия стали уделом истории. Однако сегодня становится все более очевидно, что они ошибались.

В этом году министр обороны Эштон Картер (Ashton Carter) заявил, что соперничество великих держав возобновилось. «Мы будем готовы противостоять современному противнику. Мы называем это полным спектром. Своим бюджетом, планами, военным потенциалом и действиями мы должны продемонстрировать вероятному противнику, что если он развяжет войну, мы сможем его победить. Та сторона, которая способна предотвратить конфликт, должна демонстрировать, что она в состоянии доминировать в таком конфликте, — сказал Картер, выступая в феврале в Вашингтонском экономическом клубе. — В этом плане Россия и Китай являются самыми сильными нашими противниками. Они разработали и продолжают разрабатывать современные системы вооружений, стремясь ликвидировать наши преимущества в некоторых областях. Иногда они создают такое оружие и такие методы ведения войны, которые позволяют им очень быстро достигать своих целей, до того, как мы сможем нанести ответный удар (по крайней мере, они надеются на это)».

Надо сказать, что даже после распада Советского Союза Россия, сохранила самые лучшие предприятия военно-промышленного комплекса, несмотря на экономические и социальные невзгоды девяностых годов. Вопреки серьезным проблемам, Россия сумела создать и принять на вооружение самые совершенные виды оружия и боевой техники, такие как самолет Су-35С, зенитно-ракетные комплексы С-300В4 и С-400, а также другие системы. Тем временем усиливающийся Китай всерьез взялся за модернизацию своей армии, разрабатывая новые истребители и новые системы ПВО, такие как J-16 и HQ-9. Таким образом, пока Вашингтон игнорировал своих вероятных противников, сосредоточившись на войнах в Ираке и Афганистане, китайские и российские руководители продолжали модернизацию своих вооруженных сил, чтобы сдержать американцев в случае возникновения конфликта.

Почему F-22 Raptor нужен Америке (причем больше, чем когда бы то ни было)

Сегодня, когда голоса с левого и правого фланга требуют активных действий в Сирии, где Кремль поддерживает своего давнего союзника Асада, Пентагон пришел к выводу что ему придется делать ставку на свой крошечный парк из 186 самолетов F-22, если возникнет необходимость в создании бесполетных зон или зон безопасности в этой истерзанной войной стране. Raptor — это единственный боевой самолет, способный бороться с современными средствами противовоздушной обороны, такими как «Панцирь-С1» С-300В4 и С-440, которые сегодня развернуты в Сирии. Более того, это единственный самолет в составе ВВС США, обладающий существенными преимуществами над последним поколением российских истребителей, к которому относятся машины Су-30СМ и Су-35С, также направленные в этот регион.

«Наша задача заключается в том, чтобы выбить дверь, — рассказал мне во время моей поездки на базу ВВС в Лэнгли, штат Виргиния, командир 1-го истребительного крыла полковник Пит Феслер (Pete Fesler), долгие годы летающий на F-22. — Несомненно, мы всегда будем в первом эшелоне, какова бы ни была группировка наступающих сил, потому что наш самолет обладает такими возможностями, каких нет ни у кого больше».

Важна подготовка

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

«Летчики „Рапторов" являются важнейшим компонентом, но они все равно входят в состав команды. Они ничего не смогут сделать, если техники не подготовят машины к вылету. Техники, обеспечивающие малозаметность самолета, должны подготовить его поверхность. Парни, занимающиеся вооружением, устанавливают бомбы и ракеты. Авиадиспетчер выпускает машину в полет. Разведчики готовят летчиков к выполнению задачи. Все это надо делать комплексно, поскольку если будет какой-нибудь сбой, вылет не состоится, — рассказал мне Феслер, показывая район стоянки и обслуживания самолетов. — На таких учениях мы должны выйти из состояния статики, быстро мобилизоваться, запустить двигатели, а затем без промедлений вступить в бой. Другого способа подготовки просто не существует».

Как объяснил мне Феслер, замысел учений состоит в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих крыло, а также личный состав 192-го истребительного крыла Национальной гвардии вместе со вспомогательными подразделениями, и развернуть все это в разных частях авиабазы в условиях, приближенных к боевым. В рамках учений крыло получило приказ подготовиться к выполнению боевой задачи на конкретном театре военных действий и к убытию на него в кратчайшие сроки. Получив такой приказ, личный состав крыла пакует все необходимое вспомогательное оборудование, готовит свои самолеты к действиям на указанном театре, а спустя несколько часов вылетает на него. Во время моего пребывания на базе две эскадрильи F-22 были переброшены в разные ее части и работали в районе стоянки и обслуживания в палатках. «Это требует очень тщательной организации», — сказал Феслер.

Абсолютная страховка

Во многих отношениях «Раптор» является страховым полисом ВВС США. Если остальные самолеты ВВС готовятся и ведут боевые действия в условиях конфликтов низкой интенсивности, то F-22, будучи авангардом и элитой авиации, сосредоточен почти исключительно на противодействии самым современным и высокотехнологичным угрозам. «Мы постоянно готовимся к боевым действиям с самым высококлассным противником, — сказал Феслер. — На самом деле, исключения из этого правила бывают тогда, когда мы участвуем в операции „Непоколебимая решимость" (это кампания против ИГИЛ) и оказываем там непосредственную авиационную поддержку. Конфликт низкой интенсивности — это не главная наша задача».

С самого начала, когда в 2002 году начались эксплуатационные испытания F-22, он очень хорошо зарекомендовал себя в имитированной боевой обстановке, одержав несоразмерно большое количество побед в воздухе по сравнению с другими машинами. Даже когда «Раптор» действовал против самых грозных вражеских машин, таких как Су-35, а также против ЗРК С-300В4 и С-400, «сбивали» его крайне редко. «Потери среди F-22 — это исключительная редкость, против каких бы машин он ни воевал в имитированной боевой обстановке», — сказал Феслер.

Почему «Раптор» сильнее других

На самом деле, главная проблема в ходе подготовки летчиков F-22 состоит в том, чтобы создать достаточное количество целей для поражения и по-настоящему серьезные угрозы, потому что в противном случае пользы от таких тренировок будет мало. Еще одна проблема заключается в том, что этот самолет обладает просто блестящими характеристиками в плане скорости, разгона, малозаметности, приборов обнаружения и маневренности, что компенсирует тактические ошибки летчика.

«Летчик может допустить массу ошибок, показать множество недостатков, день может выдаться очень неудачный, но самолет все равно покажет себя с самой лучшей стороны, — сказал один из наиболее опытных пилотов F-22 с позывным Crash. — То, что ты одерживаешь победу в бою, вовсе не означает, что ты показал хороший результат. А если ты проиграл, это не значит, что именно ты все испортил. Бывают случаи, когда наши парни погибают во время учебных полетов, хотя все делают правильно. А бывает и так, что какой-нибудь болван портит все направо и налево, но в итоге все равно добивается успеха. Но в этом самолете выжить намного легче».

Чтобы подготовить летчиков к учениям, в 1-м истребительном крыле используют сочетание учебных самолетов Т-38 и F-22, играющих роль условного противника. В этих случаях они создают угрозы на уровне Су-35. А бортовые компьютеры и линии передачи данных F-22 имитируют работу вражеских средств ПВО, таких как С-300В4 и С-400. Во время одного из вылетов «Раптор» столкнулся с несколькими современными «сушками» и серьезнейшей угрозой с земли, рассказал мне молодой офицер по системам вооружений F-22 из 1-го истребительного крыла с позывным Bullet. Bullet — выпускник элитной Школы вооружений ВВС США, и он принимал самое активное участие в подготовке этих учений.

«Обычно мы готовимся к борьбе с самыми серьезными и самыми современными угрозами, так как хотим быть готовы ко всему и поддерживать высокий уровень, — рассказал мне Bullet. — Все дело в том, что когда мы действуем в условиях самых худших сценариев, мы используем максимум своих возможностей. А когда подготовка проходит не на таком высоком уровне, то получается, что мы не полной мере подготовлены к выполнению боевых задач».

Поскольку самолет обладает превосходными характеристиками, а летчики являются элитой высшей пробы, противник может одержать верх над «Рапторами» только в том случае, когда имеет большое численное превосходство. Летчик с позывным Crash рассказал мне об одном случае, когда четыре F-22 одновременно вели бой с 10 самолетами противника четвертого поколения, похожими на Су-35. «Ну, они были даже немного лучше, чем типичные машины четвертого поколения, — сказал Crash. Мы обычно не выполняем учебные задачи против машин, которые еще не приняты на вооружение. Но мы стараемся бороться с самыми современными из существующих угроз».

Обычно F-22 уничтожает противника с большого расстояния. Как отмечает Феслер, если «Раптору» не удалось поразить самолет противника издалека, и он вступает в воздушный бой в условиях визуального контакта, значит, произошло нечто ужасное. Обычно тут же начинается разбор полетов в попытке понять, в чем заключается ошибка. Надо сказать, что все летчики, с которыми я беседовал, в один голос говорили мне, что такой разбор является самой важной частью учебного вылета. Тем не менее, летчики F-22 очень серьезно готовятся и к воздушному бою в условиях визуального контакта. «Обычно мы проходим весь комплекс тренировок от А до Z, — сказал Crash. При этом мы исходим из того, что летчик F-22, прошедший подготовку на Западе, является самой серьезной угрозой из числа тех, с которыми мы можем столкнуться».

Большая (и необходимая) модернизация

Одним из последних усовершенствований «Рапторов» в Лэнгли является программное обеспечение Block 3.2A/Update 5. А еще этот самолет наконец-то получил ракету AIM-9X Sidewinder компании Raytheon, которая способна поражать цели с большими бортовыми углами. Летчики F-22 давно уже мечтали о такой ракете. Это серьезный плюс для «Раптора», о чем мне говорили буквально все летчики 1-го крыла, с которыми я беседовал. Новое оружие существенно повышает и без того грозные боевые возможности F-22. И это несмотря на то, что обновление Block 3.2A/Update 5 является промежуточным. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM будут полностью совместимы с «Раптором», когда появится обновление Increment 3.2B, которое пока не принято на вооружение.

Чего до сих пор не хватает F-22, так это нашлемного дисплея. Такие дисплеи давно уже применяются в большинстве американских и иностранных истребителей. Из-за его отсутствия «Раптор» в ближнем воздушном бою оказывается в очень невыгодном положении, если он не в состоянии в полной мере проявить все свои боевые качества.

В ВВС собираются включить такие шлемы в экипировку F-22, однако летчики из 1-го истребительного крыла говорят, что он не так уж и необходим. «Раптор» обычно имеет превосходство в бою и без такой системы. Как отметил Феслер, летчики F-22 даже без ракет AIM-9X и нашлемных дисплеев часто подлетают к противнику на прицельную дальность бортового оружия или нападают на его самолеты из засады в пределах прямой видимости. «Я могу незаметно подобраться к противнику, — сказал Феслер. — На F-22 я облетаю его, а он меня даже не видит. Я пристраиваюсь ему в хвост и говорю: „Зачем тратить ракету, если есть пушка"».

В конечном итоге, поскольку F-22 является в ВВС США единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе, и действует во все более враждебном мире, где угроз становится с каждым днем все больше, командование этого вида вооруженных сил должно быть заинтересовано в постоянном наращивании боевых возможностей «Раптора». Сейчас в планах ВВС оснастить F-22 к 2020 году нашлемным прицелом, однако в прошлом это сделать не удавалось из-за бюджетных сокращений.

«Было бы здорово получить такой шлем, но для нас он ничего кардинально не меняет, — сказал Crash. — А вот нашлемный прицел очень бы нам пригодился».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам.

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущих Валерия Фадеева («Первый канал»), Сергея Брилёва («Россия»), Ирады Зейналовой (НТВ), Игоря Полетаева («РБК») и Михаила Фишмана («Дождь»).

Из стенограммы:

С.Брилёв: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире ежегодный формат «Разговор с Дмитрием Медведевым». Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Здравствуйте.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я как-то уже формулировал, что у этой программы есть две константы: Вы – в центре внимания – и телеканал, радиоканал ВГТРК как постоянный вещатель. У нас постоянно практически обновляется круг тех, кто задаёт Вам вопросы. По часовой стрелке: Ирада Зейналова – НТВ, Игорь Полетаев к нам присоединяется в этом году – представляет РБК, Михаил Фишман – телеканал «Дождь» и Валерий Фадеев – «Первый канал».

Дмитрий Анатольевич, я на правах традиционного каналовещателя задам традиционный вопрос об итогах года, но обозначу такую особенность этой линии: ваше Правительство – это уже правительство-рекордсмен, в новой России так долго ни одно правительство не работало. В то же время вот-вот истекает срок президентства, с которым ваше Правительство ровесники. Об этом чуть позже, пока всё-таки давайте о текущем годе.

Как Вы оцениваете результаты работы Правительства, как Вы оцениваете состояние экономики?

Д.Медведев: Мы обычно с этих вопросов и начинаем, и это правильно, поскольку нужно дать оценку тому, что происходило.

На мой взгляд, сегодня мы можем свидетельствовать, что экономика вошла в стадию роста и в целом те изменения, которые в экономике происходили, вполне благоприятны.

Кстати, вчера Владимир Владимирович Путин как раз сказал, что главное достижение или, так сказать, главная оценка уходящего года заключается в том, что экономика вышла из рецессии. Это именно так, потому что, я напомню, ещё в прошлом году у нас было падение развития экономики, то есть так называемый отрицательный рост, в размере (с учётом пересчётов) 0,2%. Немного совсем, но всё-таки рост был практически нулевой и даже отрицательный. В этом году ситуация другая. Сейчас, конечно, тоже прогнозов очень много, тем не менее все аналитики – и наши, и иностранные – сходятся, что по итогам текущего года мы получим приблизительно 2% прироста валового внутреннего продукта. Это не огромная цифра, но это всё-таки уже цифра, которая соответствует среднемировым темпам роста в развитых странах.

Далее. Что, может быть, ещё более важно, в этом году у нас будет зафиксирована рекордно низкая инфляция. По всей вероятности, она будет ниже 3%. Пока не называю абсолютных цифр. Нужно ещё, чтобы статистика поработала и год закончился. Но это будет абсолютным достижением за всю постсоветскую эпоху. То есть за весь период развития современной России инфляция никогда не опускалась так низко. Это имеет, конечно, прямое значение и для экономики, где такая инфляция позволяет выдавать более дешёвые кредиты, и для обычных граждан, для которых обесценение денег и платёжеспособность валюты становятся более понятными величинами.

Далее. Что немаловажно, в этом году мы можем констатировать, что происходит рост реальных доходов населения, рост реальной зарплаты. Она по итогам года, по всей вероятности, прирастёт приблизительно на 3%. Если говорить о номинальном росте, то это 7%. Это, может быть, тоже не самый выдающийся результат, тем не менее это важное изменение тренда. Это означает, что мы вошли в ситуацию, когда доходы уже не падают, а растут. И это очень важно, исключительно важно для всех граждан нашей страны.

Есть и другие очень серьёзные макропоказатели, на которые я хочу обратить внимание. Например, инвестиции в основной капитал, которые также характеризуют общую ситуацию в экономике. Они по итогам года вырастут более чем на 4%. Этого тоже мы не видели в последние годы, и это тоже результат развития экономики в этом году. Я не говорю о таких важных в целом показателях, как сбалансированность бюджета, валютные резервы, которые в этом году также прирастают. Наконец, исключительно важным является и то, что по итогам года мы можем констатировать, что курс рубля является стабильным и предсказуемым. Но об этом мы, вероятно, ещё сегодня поговорим, потому что эта тема всегда достаточно важная.

Это макропоказатели, показатели устойчивости экономики, и они и характеризуют истекший год. Но не менее важно и другое, и я об этом хотел бы сразу же сказать: несмотря на всякие мрачные прогнозы, несмотря на давление, несмотря на то, что сохраняют силу все вызовы, с которыми столкнулась наша экономика, мы в полном объёме исполнили социальные обязательства. Всё, что запланировали, мы сделали. И я считаю, что это неплохой результат, который показала экономика, и в целом неплохой результат деятельности всех структур, которые в этом принимали участие.

С.Брилёв: Хотелось бы услышать подробности.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, а если мы как раз заостримся на курсе рубля к доллару. Мы, конечно, слезаем с нефтяной иглы, у нас всё замечательно, у нас исторически низкая инфляция, но при этом мы же слышим разговоры о том, что низкая инфляция не может быть самоцелью, что производительность растёт не так быстро, как мы хотели бы, что происходит некое спасение, санация банков, что сейчас будут платить корпоративные долги и тому подобное. Близится конец года, и мы все помним, что бывает в конце года. Скажите, какой будет курс рубля, на Ваш взгляд, в ближайшие месяцы? И в чём сейчас хранить сбережения, потому что конец года – такой критический для россиян период?

Д.Медведев: Ирада, вообще самоцелью не может быть ни один макропоказатель. Самоцелью является рост благосостояния граждан Российской Федерации. Вот это важнейшая цель.

И.Зейналова: В рублях или в долларах?

Д.Медведев: Хорошо, если это происходит и в том и в другом.

Теперь отвечаю непосредственно на Ваш вопрос. Совершенно очевидно, что курс национальной валюты в настоящий момент стабилен, притом что на валютный курс всегда оказывает влияние целый ряд показателей, параметров. Это, конечно, и мировая финансовая система, соотношение между курсами основных резервных валют. Это внутреннее состояние экономики. Применительно к нашей стране совершенно понятно, что внутреннее состояние экономики в значительной степени продиктовано ценами на углеводороды, то есть нефтяными ценами. Плюс другие факторы, включая соответствующие внешние шоки или внешние воздействия типа санкций. Так вот сейчас по совокупности можно признать, что все эти параметры, хотя и оказывают влияние на курс рубля, но всё-таки не такое, чтобы он был таким волатильным, как несколько лет назад. Посмотрите, что происходило, например, с курсом рубля и что происходило с ценами на нефть. За последний год (чуть больше) нефть у нас колебалась в пределах до 50% – от 43 долларов за баррель до 65. То есть разлёт огромный. Раньше, когда мы наблюдали такую волатильность, такую динамику цен на нефть, точно так же за нефтью следовал рубль.

И.Зейналова: А теперь он отвязался.

Д.Медведев: А теперь он отвязался. И это очень хорошо, это означает, что он стабилен. Иными словами, за это же время курс рубля находился в границах между 56 рублями за 1 доллар и 64–65. Притом что и курс доллара, естественно, не является зафиксированным, он тоже двигался и изменялся за это время. Иными словами, экономика вошла уже в другую фазу.

Теперь отвечаю на вторую часть Вашего вопроса. Действительно, национальная валюта стабильна. Возникает вопрос, в чём хранить деньги. На этот вопрос, на мой взгляд, есть как минимум два ответа. Первый: конечно, зависит от того, какие цели преследует конкретный гражданин или компания, которая собирается какие-то деньги сохранить. Иными словами, готово ли это лицо к рисковым операциям. Таких операций не так много обычно происходит на рынке в удельном весе всех рыночных сделок. А второй вопрос, в чём хранит накопления гражданин и чем расплачивается гражданин в своей повседневной деятельности. С учётом того, что абсолютное, подавляющее большинство наших граждан хранит свои накопления сегодня в рублях, платит в рублях и получает зарплату в рублях, очевиден ответ, в чём хранить денежные средства, в чём хранить запасы.

И.Зейналова: То есть перед Новым годом традиционного обвала рубля…

Д.Медведев: Он не традиционный. У нас действительно была очень непростая ситуация, когда рубль подвергся такому воздействию и когда мы, по сути, перешли к открытому, свободному коридору, но ничего подобного в этом году не прогнозируется и представить себе невозможно.

М.Фишман: У меня тоже вопрос про экономический рост. Вы сказали, что экономика вышла из рецессии. Это отрадно, но вопрос о качестве роста всё равно стоит. Вы назвали цифру 2%, я сошлюсь на скорректированный прогноз Центрального банка по итогам года – темпы роста 1,8%. Так или иначе, это мало, это, по сути, прогноз на стагнацию. И если это так, то, конечно, встаёт вопрос, почему это происходит. Есть разные мнения. Есть мнение, что это эффект внешних факторов, санкций, цена на нефть упала, хотя она подросла в последнее время. Или есть мнение, эксперты об этом говорят: это наша экономика возможности в нынешнем своём виде исчерпала, и без реального разгосударствления экономики, без реальных гарантий прав собственности, без работающей судебной системы и так далее такой рост – это наш потолок.

Д.Медведев: Михаил, я всё-таки не могу согласиться с тем, что 2% – это стагнация. Потому что, скажем по-честному, некоторые страны позавидовали бы этим 2%. Вопрос, конечно, в том, какова база – база роста. У нас она не такая значительная, как мы бы хотели, и нас действительно 2% не устраивают, хотя это гораздо лучше, чем минус 2, или минус 3, или около нуля.

Теперь по поводу того, исчерпали ли мы возможности для роста или нет. Я думаю, что мы их, конечно, не исчерпали, но Вы правы в том, что наша экономика находится под воздействием того, что экономисты называют шоками. Это, кстати, было и в предыдущий период, и сейчас. Я имею в виду и внешние шоки, и внутренние шоки, или внутренние вызовы. Из внешних, естественно, – это цены на углеводороды, которые, хотя и подросли, всё-таки сильно отличаются от того, что мы имели три-четыре года назад. И внешние санкции, то есть попытки влиять на наше экономическое положение за счёт принятия политических мер отдельными государствами. Но не менее важной, а может быть, более значимой проблемой, конечно, остаётся структура нашей экономики, которая до сих пор в значительной степени ориентирована на углеводородный рост.

Да, она меняется. Мы эти факторы и в прошлом году с вами анализировали. Действительно, мы сейчас уже больше половины доходов, около 60%, получаем не от торговли нефтью и газом, а за счёт других источников. Но желательно, чтобы этих источников было процентов на 80, 85. Чтобы мы не так зависели от всех тенденций на рынке нефти. Поэтому задача изменения структуры экономики, проведения структурных реформ, в необходимых случаях и того, о чём Вы говорите: выхода государства из каких-то отраслей или, наоборот, если это целесообразно, захода государства в какие-то сегменты, – остаётся актуальной. Эту модель нужно будет реализовывать в ближайшие годы, если мы не хотим «замерзнуть» на 2%, а это действительно было бы плохо.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему структурных реформ и санкций. У нас ведь есть узкие места в экономике – высокотехнологичные отрасли: станкостроение, микроэлектроника. Это сложные отрасли. Они требуют очень серьёзной работы. И я не уверен, что только частный бизнес с этим справится. В связи с санкциями, в связи с рисками, которые есть у нас извне, какие предполагаются меры по развитию таких сложных отраслей?

Д.Медведев: Да, эти отрасли сложные, но исключительно важные для нас. И именно в этом и заключается несырьевой рост.

Меры понятны. Мы, собственно, их уже начали реализовывать. Это вложения в те отрасли, которые Вы называете. Вот то, что называется станкостроением или производством средств производства. Мы ещё совсем недавно приобретали по экспорту 87% станков. По сути, 90%. Сейчас эта цифра, по итогам этого года, уже будет в районе 70%. Тоже много, но это всё-таки уже существенная прибавка. Появились, кстати, и крупные игроки на этом рынке – сугубо российские. Такие, как группа «СТАН», например, и некоторые другие. Это уже сугубо российские участники. Притом что мы всё равно должны получать технологии, создавать совместные бизнесы с нашими иностранными партнёрами и так далее.

Если говорить о микроэлектронике, об IT, это тоже очень сложная сфера. Нельзя сказать, что мы никогда ею не занимались. Тот же самый Зеленоград ещё в советский период был создан как центр развития микроэлектроники. И наши ведущие предприятия также появились практически на основе того, что тогда создавалось. Главное, чтобы они соответствовали тому уровню, который диктует сегодняшняя ситуация. А это очень тонкие, сверхчувствительные вещи. Кстати сказать, часть этих технологий нам, естественно, поставили под санкции, чтобы мы себя чувствовали в этом смысле некомфортно.

Но мы должны всё равно развиваться, и мы всё равно должны использовать эти технологии в быту. Без такого рода технологий невозможно представить современную жизнь.

У нас ещё совсем недавно не было собственной внутренней платёжной системы. Дело ведь не в санкциях, а просто в том, что мир очень уязвим. Цифровые технологии уязвимы. Полным-полно всяких гавриков, которые вредят просто, принимая те или иные решения и воздействуя на ту же самую сеть. Мы создали свою платёжную систему. Но как эту платёжную систему эксплуатировать? Естественно, мы должны иметь свои чипы и свои карты. Это было сделано в форме этого проекта – карты «Мир». Задача в том, чтобы всё это было на самом высоком уровне.

Есть другие вопросы, которыми мы сейчас занимаемся, и я совсем недавно об этом говорил с коллегами из Евразийского союза: идея прослеживаемости товаров и электронных меток.

Вы понимаете, современный мир так устроен, что в принципе очень важно знать, каким образом товар к нам попал (любой – от зубной пасты и заканчивая автомобилем) и какие этапы прошёл. Для того чтобы ставить барьер контрафакту, для того чтобы ставить барьер всякого рода серым ввозам, нарушению законодательства, в конечном счёте просто неплатежам налогов с этих сделок. Поэтому прослеживаемость товаров, электронные метки – это будущее экономики. Только что была принята программа «Цифровая экономика», она именно на это и направлена.

Если говорить о вложениях, то эти вложения были и в антикризисной программе, и сейчас сохраняются. Это вложения по линии Фонда развития производства, по линии наших инновационных институтов. Например, если говорить о станкостроении, то в настоящий момент кредитная поддержка составляет около 3 млрд рублей, и это только по одному из каналов. Поэтому мы этим занимаемся, мы понимаем, насколько это важно, и понимаем, что в этом будущее нашей экономики. Здесь никаких сомнений быть не может.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел затронуть вопрос, который коллега Михаил (Фишман) уже поднимал. По оценкам Аналитического центра при Правительстве, сейчас в России порядка 12 миллионов работающих бедных, за чертой бедности живут более 20 миллионов человек. И есть мнение, что снизить этот показатель удастся лет через пять-семь. Значит ли это, что бедность мы не сможем победить за счёт, например, повышения темпов роста ВВП до среднемирового уровня или выше в ближайшие годы?

Д.Медведев: Бедность – это, конечно, одна из самых кричащих проблем. Естественно, сама бедность является оборотной стороной недоразвитости экономики, потому что не может быть ситуации, когда экономика находится в слабом состоянии, а бедных вообще нет.

Очень важно, чтобы мы за счёт консолидированных усилий предпринимали реальные шаги, направленные на борьбу с бедностью, с низкими доходами людей. У нас действительно за последние несколько лет ввиду экономических проблем количество таких людей выросло. Оно всё равно существенно меньше, чем то, с чего мы начинали в начале текущего столетия, лет 10–15 назад. Тогда количество людей, которые имели доходы ниже положенного уровня, измерялось цифрой 30 миллионов человек. Но всё равно это большая, очень большая цифра. Это первое, что я хочу сказать.

Второе. Не может быть абстрактных призывов бороться с бедностью: давайте сделаем экономику лучше, и бедных будет меньше. Это, конечно, не так. Это абсолютно системная, конкретная работа, которая касается отдельных групп населения, именно тех, кому нужно помогать.

В чём проблема нашей социальной системы (она была и до сих пор остаётся)? Система в этом смысле не вполне справедлива, потому что она размазывает всё практически тонким слоем. И людям, у которых неплохие доходы, какие-то пособия положены, и людям, у которых доходы совсем низкие, – те же самые пособия. Поэтому идея адресности исключительно важна. Только её нужно довести до логического завершения, то есть взять на учёт любого человека, который нуждается в поддержке.

Какие это группы людей? Понятно, какие группы. Это пенсионеры, люди с ограничениями по здоровью, то есть инвалиды, и, как правило, люди, у которых большая семья, в том числе многодетные семьи. Именно по этим категориям и принимаются решения.

Если говорить о пенсионерах, то, конечно, здесь главная задача – увеличение пенсий. Вот то, с чем мы столкнулись некоторое время назад, – задача индексировать пенсии в соответствии с инфляцией или даже выше инфляции. Собственно, это мы сейчас обеспечили.

Если говорить о программах поддержки людей с ограничениями по здоровью, инвалидов, то это, естественно, программы их социальной и медицинской реабилитации. Такие программы мы тоже реализуем, они носят вполне конкретный характер.

Поддержка семей с детьми – это вообще ключевая задача, потому что мы знаем, в какой демографической ситуации находимся. Это наше будущее. И очень плохо, когда люди, которые принимают решения о том, как планировать семью, сталкиваются именно с материальными проблемами. Это главный ограничитель. Когда мы начинали программу материнского капитала и начали выплачивать это материнское пособие за рождение второго ребёнка, исходили из того, что это может простимулировать прирост детей. Так и произошло. Кстати, эта программа работает, и только что Президентом было объявлено, что он предлагает эту программу сохранить на последующий период – до конца 2021 года. Это долгожданное решение. Мне кажется, оно свою роль будет играть.

Были озвучены и некоторые другие, очень важные шаги. Напомню какие. Одно из таких новых решений – это пособия для тех семей, которые решили завести первого ребёнка. Потому что мы убедились, что сейчас уже пора стимулировать, побуждать людей к рождению не вторых детей, как мы это пытались делать 10 лет назад, а первых детей. И для этого вводится пособие – адресное, сразу подчеркиваю, это именно та адресность, о которой я говорил, – для семей, которые заводят первого ребёнка. Это пособие будет составлять один прожиточный минимум и выплачиваться до возраста полутора лет.

Есть ещё одно решение: за счёт материнского капитала платить аналогичное пособие, но уже тем, у кого вторые и третьи рождения, если эти семьи хотят получать дополнительные деньги.

Ещё одно важнейшее решение. Когда люди заводят семью и думают о детях, вопрос не только в том, что конкретно заработано в конкретный месяц, какие пособия выплачены, но и в том, где жить. Это самая главная, может быть, задача для любой семьи. Именно на это направлена ещё одна идея, заключающаяся в том, чтобы субсидировать ипотечные кредиты сверх уровня 6% (а по всем мировым расчётам, 6% – это именно та ипотека, которую вполне потянут абсолютное большинство семей, когда процентная ставка 6%). Так вот, разница между 6% и текущей ипотечной ставкой будет компенсироваться за счёт федеральных средств. Это будет касаться тех, кто заводит второго и третьего ребёнка, причём на три года и на пять лет такого рода меры вводятся. Мне кажется, это существенным образом и людей будет мотивировать, и, с другой стороны, простимулирует саму по себе ипотечную программу, что тоже для нас исключительно важно.

Все эти решения, как мне представляется, вкупе и направлены на то, чтобы мы помогли тем людям, у которых есть проблемы с доходами.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, я из года в год задаю один и тот же вопрос по поводу пенсий. Не хотелось бы в старости остаться совершенно беспомощным и без денег. Сейчас вдруг пошли заявления (которые, конечно, опровергли, но осталось ощущение, что дыма без огня не бывает), что Пенсионный фонд пуст и платить в принципе нечем. Притом что уже были разговоры, что индексируют пенсию только неработающим пенсионерам. И работающие в результате ушли в тень и не платят налоги, каким-то образом пытаясь выжить. Так есть чем вообще платить пенсии для этой категории? Потому что иначе будут работающие и неработающие не просто бедные, а нищие.

Д.Медведев: Ирада, понятно, что всякого рода негативная информация всегда оставляет глубокую рану в душе, потому что, как принято у нас говорить, осадочек остаётся. Вроде опровергли, а всё равно мутно как-то получается.

Хочу официально сказать и от имени Правительства, и от имени Пенсионного фонда: в этом смысле всё в порядке в Пенсионном фонде, деньги на выплату пенсий в полном объёме есть, и никаких проблем не будет вообще. Никаких проблем не будет.

Другое дело, что нам нужно думать, каким образом оптимизировать сами эти денежные накопления, как ими управлять, каким образом позиционировать государство в этой системе, взаимоотношения между федеральным бюджетом и Пенсионным фондом. Это всё задачи ближайших лет, но они никак не связаны с выплатами, где всё абсолютно в порядке. Тем более что пенсии касаются 43 млн человек, то есть пенсионеры – это, по сути, треть населения нашей страны. Поэтому это исключительно чувствительная тема, по которой не может быть никаких двусмысленностей. Деньги есть, всё будет выплачиваться.

Более того, мы исходим из необходимости выплатить пенсии и проиндексировать их в следующем году, даже не в феврале, а в январе. И эта индексация будет явно выше, чем инфляция, потому что инфляция, как я уже сказал в начале нашей программы, будет ниже 3%. Может быть, даже достаточно серьёзно ниже 3%, поживём – увидим. А индексация уже запланирована, на неё выделены деньги, она будет 3,7%. Это всё-таки означает, что мы вернулись к нормальному состоянию, когда индексация происходит на размер инфляции или выше этого размера. Таким образом мы и будем поступать, здесь никаких сомнений нет.

И.Зейналова: То есть те, кто это всё говорил, не правы?

Д.Медведев: Кто это всё говорил, имели в виду совершенно другое. Потому что именно те, кто это всё говорил, потом сами на эту тему давали опровержения. Если Вы имеете в виду несколько слов, которые сказал Алексей Кудрин: он сказал, что имел в виду необходимость развития пенсионной системы, а не наличие там денег, мол, его слова выдернули из контекста.

С.Брилёв: Тогда давайте про налоги. Это мой любимый вопрос. Мне пару лет назад досталось от зрителей, когда я зримо обрадовался на Ваш ответ, что не будет меняться НДФЛ. Сейчас опять пошёл новый круг разговоров о налоговой нагрузке. Но я на НДФЛ хотел остановиться, потому что он касается всех. Дмитрий Анатольевич, он всё-таки останется плоским? То есть пусть он будет не 13, а 15–17%, лучше пониже, если честно... Но плоским он останется – налог на доходы физических лиц?

Д.Медведев: Мы пообещали, что в течение текущего периода (Президент об этом сказал, Правительство это всё ретранслировало) не будет меняться основа налоговой системы. И мы это выполнили, что бы ни говорили, как бы ни упрекали нас в том, что мы какие-то квазиналоговые платежи вводим и так далее. Понятно, налоговая система сложная, но в целом основа налоговой системы, налоговые ставки все сохранились. Назовите мне страну, где было бы так же, как у нас, где на протяжении четырёх-пяти лет вообще не менялись налоговые ставки. Таких стран практически нет. Поэтому здесь мы всё сделали.

По поводу НДФЛ. Никаких решений в настоящий момент об изменении НДФЛ нет. Возможны ли изменения в будущем? Вечных налогов не бывает. Я могу лишь сказать только то, что плоская шкала НДФЛ оказалась очень удачной для нашей страны. Она себя оправдала – мы вытащили из тени огромное количество доходов, налоги не боятся платить не только люди с низкими доходами, но и очень богатые люди. Рост собираемости вырос, мы собираем до 3 трлн налога на доходы физических лиц в год – это огромная сумма. Конечно, принимая решение о том, в какую сторону идти, надо думать о том, сколько мы будем собирать, если ставка изменится, и о том, кто что будет платить.

С.Брилёв: Могут начать мухлевать, называя вещи своими именами...

Д.Медведев: Не исключено, если, например, сделать что-то неграмотно. Тогда явно произойдёт возврат к конвертам, серым и иным платежам, бюджет не будет получать необходимые доходы – всем будет от этого только хуже. Это не означает, что никогда нельзя покуситься на эту самую плоскую шкалу. Более того, мы с вами об этом говорили, большинство современных развитых стран, стран с развитой экономикой, всё-таки имеет более сложную шкалу налогообложения, чем мы. Я не говорю – пропорциональную систему, но более сложную шкалу.

Например, Вы говорите про 13%, но у нас есть люди с очень низкими доходами, о которых мы говорили. Наверное, гипотетически можно рассматривать и вариант введения каких-то льгот, когда люди с очень низкими доходами вообще налог не платят. Вычтут из налогооблагаемой базы, совершенно справедливо. С другой стороны, часть людей, наверное, способна платить и несколько больший налог. Всё это надо взвесить и принять окончательное решение. И чтобы на позитиве закончить, я считаю, что простая для исчисления, понятная шкала налога на доходы физических лиц себя оправдала. А там посмотрим.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел глобальный экономический вопрос задать. Международные рейтинговые агентства не исключают, что триллионные затраты на оздоровление проблемных банков с участием ЦБ могут в перспективе привести к бюджетному кризису. Что думаете по этому поводу? И Вы в целом довольны работой финансовой системы?

Д.Медведев: Главное не в том, доволен ли я. Довольны ли люди, как работает финансовая система, граждане нашей страны? И, естественно, компании, бизнес доволен ли, как работает финансовая система? Это две ключевые составляющие. Я считаю, что в настоящий момент наша финансовая система находится в стабильном, равновесном, нормальном состоянии. Несмотря на сложности, которые у нас были несколько лет назад, эта система была отбалансирована за счёт удачных решений, которые принимал Центральный банк, они были резонансными, но в конечном счёте оказались удачными для финансовой системы. Правительство в своей части эти решения также принимало или поддерживало. То, как они были реализованы, привело к тому, что финансовая система находится в стабильном состоянии.

Это не значит, что мы полностью спокойны и не должны ничем заниматься. Центральный банк продолжает активную работу по наведению порядка в финансовом мире. У нас действительно было очень много банков, часть их либо не имели достаточного капитала, для того чтобы развиваться, либо принимали решения, направленные на поддержку отдельных групп акционеров, по сути, обесточивая деятельность самого банка и выводя деньги через весьма сомнительные операции. По таким банкам Центральный банк принял решение отозвать лицензию, закрыть. Это проблемная история, это всегда иски, споры, люди теряют деньги. Но это всё равно расчистка финансового поля, потому что, когда таких банков становится очень много, они могут расшатать всю систему, в том числе даже самые крупные банки. Поэтому необходимость наводить здесь порядок никаких сомнений не вызывает. Мне кажется, что Центральный банк с этим справляется.

Для банков очень важны показатели – формирование резервов, достаточность капитала, норматив риска на одного заёмщика, вопросы ликвидности, то есть наличия достаточного капитала, денег в самом банке. За всеми этими позициями Центральный банк и Правительство в той части, в которой это касается Правительства, следили и будут следить. Но оснований полагать, что эти меры приведут к какому-то обратному эффекту, абсолютно нет. Наоборот, мне кажется, что наша финансовая система в результате всего того, что происходило в последние два-три года, укрепилась. Это, кстати, в известной степени проявляется не только в показателях нашего финансового мира, но и в котировках нашей валюты, о которых мы уже говорили.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальной теме. Обманутые дольщики. Одно время казалось, что тема закрыта и обманутые дольщики навсегда останутся обманутыми. Но в этом году очень серьёзные сдвиги произошли: закон принят Государственной Думой, чтобы больше таких обманутых людей не было, принимаются какие-то серьёзные меры. Люди, которые уже потеряли веру в то, что квартиры свои получат, веру, кажется, снова приобретают. Что здесь делается? И стало ли меньше уже обманутых дольщиков?

Д.Медведев: Вы правы, Валерий, что определённые решения приняты. На мой взгляд, решения долгожданные. Но это не значит, что на этом нужно останавливаться.

Проблему дольщиков я бы разбил на две части. Первая заключается в том, чтобы в будущем не допускать манипулирования деньгами дольщиков. Для этого принят закон, создан Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства. Причём эта защита осуществляется двояко: или путём помещения накопленных средств собственно в достройку, или путём выплаты компенсаций. Средства эти должны быть заложены в сами договоры, по которым организация, осуществляющая долевое строительство, обязана перечислить часть стоимости строительства…

В.Фадеев: Пугают, что цены сразу вырастут.

Д.Медведев: Там всего 1,2%. Это никак не скажется на стоимости строительных услуг и вообще подрядных работах. Более того, Вы знаете, что в последнее время эти цены падают. И наши застройщики, наши подрядчики как раз волнуются по этим причинам. То есть на ценах, на строительном рынке это практически никак не сказалось. Но это создаёт денежный мешок, за счёт которого можно эти проблемы решать. Это часть проблемы.

Есть другая часть проблемы. Она заключается в необходимости помочь тем, кто уже попал в эту ситуацию. На них эти правила в таком объёме распространяться не могут, и там это уже штучная работа, которую ведут регионы при поддержке федерального Правительства. Там есть самые разные проблемы. Регион от региона сильно отличается. Где-то много таких людей, где-то их совсем мало. Где-то регион был успешен и решил эти задачи, где-то очередь и необходимость достройки домов измеряется десятками тысяч. Всё это нужно развязывать, делать это внимательно, относясь с предельным вниманием и тактом к тем, кто попал в такую ситуацию. Я получаю огромное количество таких обращений. В социальных сетях люди пишут. Естественно, мы стараемся указывать регионам, на что обратить внимание. И деньги на соответствующие цели в федеральном бюджете есть. Это, правда, не позволяет решить проблему одномоментно, тем не менее здесь тоже понятно, что делать. Это вторая вещь.

И третья – на будущее. Нужно действующие договоры завершить, закрыть всю проблему обманутых дольщиков, которая сформировалась за последние годы. А на будущее вообще нужно отказаться от договоров долевого строительства. Это всё, если хотите, рудименты прежней эпохи. Это всё – наследие недоразвитого жилищного рынка. Ни в каких других странах не существует таких договоров долевого строительства. Ипотека – да. Взял деньги, желательно по нормальной ставке, и купил квартиру. А здесь из-за того, что финансовая система работала так себе, что называется, из-за того, что строительные технологии были не на высоте, нужно было финансировать стройки за счёт самих граждан, и у нас появилась эта модель.

На будущее надо постепенно уходить из долевого строительства в нормальную, цивилизованную ипотеку – с субсидиями в случае необходимости, в том числе за государственный счёт или за счёт работодателя, что, кстати, тоже очень распространено. Это и будет лучшей гарантией от манипулирования деньгами тех, кто хочет приобрести квартиру.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, ещё по поводу поддержки. Это очень красиво звучало: хватит кошмарить бизнес. И все говорили: мы прекратим кошмарить бизнес, хватит... И вдруг я разговариваю с учителями, разговариваю с врачами и сталкиваюсь с совершенно удивительной проблемой: кошмарят социальную сферу. Учителя должны составить миллиард бумаг, чтобы купить каждый учебник. Ученика нельзя попросить стереть с доски, потому что это может быть рассмотрено как использование детского труда. Врачи должны составить тысячу бумаг, потому что каждая таблетка может оказаться в одном списке и не оказаться в другом. В результате реформа здравоохранения, которую мы все так ждём и так хотим получить, выливается в то, что формально врачи должны отчитываться о неких невероятных научных работах, а не решать проблему, как добраться до отдалённой деревни. Каким образом в эту реформу здравоохранения сейчас заложена сама проблема повышения доступности медицинских услуг и повышения качества в принципе профессиональных услуг в социальной сфере? Иначе врачи погрязнут в формальных бумагах, и нам не достанется ни образования нового, ни здравоохранения…

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

Д.Медведев: Что нужно делать? Во-первых, отчётность в целом нужна, полностью от неё отказаться нельзя. Потому что если сказать: вообще ничего не фиксируйте, не записывайте, – может быть оборотная сторона, попадём в другую крайность, когда невозможно отследить, как человека лечили, как человека учили, что происходило в школе или больнице. Но, конечно, эта отчётность должна быть разумной, а не запредельной. За последнее время ворох этой отчётности действительно разросся, на это указывают все: учителя, врачи, работники социальной сферы и сами граждане, которые вынуждены проводить много времени во врачебном кабинете, причём 80% этого времени врач что-то пишет, пишет и не смотрит на пациента.

Что делать? Внедрять современные формы контроля и отчётности. Что это за формы? Это электронные формы, ничего тут сверхъестественного нет, врач всё делает в электронном формуляре. У него всё есть уже, он просто несколько позиций расставляет и отчитывается точно так же. Это совершенно нормально. То же самое делает социальный работник, потому что мы переходим к тому, чтобы вести трудовые книжки в электронной форме. То же касается и учителей. Это одна сторона задачи. Вторая сторона задачи заключается в том, чтобы обеспечить лучшую доступность, о чём Вы говорите. И здесь тоже на помощь…

И.Зейналова: Чтобы врачи компьютером умели пользоваться...

Д.Медведев: Я думаю, Ирада, что всё-таки уже умеют пользоваться. Мне самому казалось, что всё у нас в этом смысле сложно. Я 10 лет назад начинал в нашей стране переход школ к интернету, что называется. Тогда у нас и подключений было совсем немного. И когда я заходил в школу, смотрел, как наши учителя, часто уже солидного возраста, с тоской смотрят на все эти компьютеры, которыми легко пользуются дети. Нет сейчас этой проблемы, все научились. И это, мне кажется, абсолютно нормально. Но очень важно, чтобы была обеспечена доступность, и эта доступность действительно связана с использованием современных цифровых технологий. Ведь вовсе необязательно, для того чтобы проконсультироваться, пациента везти куда-то из района в областной центр. Иногда это сотни километров, это тяжело, и пациент, человек просто может чувствовать себя неважно. Но если есть электронная связь, если есть прямая коммуникация по интернету, можно показать все данные обследования, приборы, которые снимают показания с пациента, и получить квалифицированную консультацию или в региональном центре, или даже в Москве, в ведущем центре (причём это займёт 15 минут), составить правильную картину и принять правильное медицинское решение. Это очень важно, и сейчас мы обсуждаем вопрос о том, чтобы дополнительные деньги направить на создание такой системы электронных коммуникаций между центральными районными больницами, региональными больницами и федеральными клиниками.

М.Фишман: Я про отчётность и про то, как кошмарят, продолжу. Только я про театры спрошу. Вы наверняка знаете про уголовное дело «Седьмой студии». Знаменитый режиссёр Кирилл Серебренников сидит под домашним арестом. Софья Апфельбаум, бывший руководитель профильного департамента в Министерстве культуры, тоже бывший руководитель театра, сидит под домашним арестом. Алексей Малобродский, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии», сидит в СИЗО, за решёткой уже пять месяцев. Отчётность проверять надо, это понятно. Но здесь масштаб выдвинутых обвинений и агрессия, которая при этом проявляется, выходят за мыслимые пределы. Театральное сообщество реагирует. Союз театральных деятелей уже сказал, что это, по сути, демонстративная избирательная акция устрашения, кампания, развёрнутая против театров. Они говорят, что законы такие, что такие претензии можно предъявлять любым театрам. По сути, криминализуется нормальная, обычная театральная деятельность. Хватай любого. Союз музеев России их тоже поддержал, тоже говорят, что законы надо менять. И конечно, я хочу спросить, как Вы смотрите на это дело конкретно и на всю эту ситуацию?

Д.Медведев: Я думаю, что наши представители творческих профессий правы в том, что законодательство в этой сфере крайне несовершенно. Применительно к театрам, кинопроизводству, целому ряду других творческих профессий.

Я тоже неоднократно это обсуждал с ними. К сожалению, перемены не так быстры, как нам бы всем хотелось. Всё крутится вокруг государственных закупок и государственных услуг. Это так называемый 44-й закон, который диктует в общем вполне понятные конкурентные требования. И мы все за конкуренцию. Рынок есть рынок. Но как только мы переходим в творческий мир, все эти критерии дают сбой. Одно дело – закупать скрепки и карандаши по конкурсу, а другое дело – реквизит, или создавать что-то на сцене, или заниматься кинопроизводством где-нибудь в далёкой деревне. Какой там конкурс? Единственный исполнитель? Это первое.

Второе. Я с этим уже неоднократно сталкивался, ко мне обращались режиссёры: знаете, мы фильм снимаем, сейчас все заложено в систему, которую Минфин предложил, систему контроля и администрирования по линии казначейства. Всё это хорошо, мы с этим полностью согласны, но как нам расплатиться с плотником, который нам какие-то декорации создаёт где-то в далёком сибирском местечке? Нам нужны наличные деньги, без них мы ничего не сделаем, у него нет счёта, с ним невозможно расплатиться карточкой.

Мы идём навстречу, и по системе казначейского сопровождения я лично дважды давал указание каждый год, чтобы здесь были применены более гибкие критерии. Но в целом система государственных подрядов и государственных закупок применительно к театрам, к кинопроизводству, к другой творческой деятельности должна стать более лояльной. Но, как обычно, вопрос в пределах этой лояльности. Мы с вами не можем допустить и другой ситуации, когда нам скажут: знаете что, вот я буду снимать фильм, мне нужно 5 млн рублей, выдайте мне всё это наличными, потому что я не смогу ни с кем из участников кинопроизводства расплатиться иным способом. Отчитываться – ну какие-то бумажки вам принесу.

Тоже вопрос. Поэтому здесь нужно создать работающую модель. Это первое. Второе – это, конечно, вопрос точности отражения всех этих действий в бухгалтерии. Вы сказали, что наши коллеги из творческой среды говорят, что подобные претензии, по их мнению, можно предъявить к любому творческому производству – к кинопроизводству, и к театральному производству. Наверное, огрехи есть у всех, но всё-таки задача тех, кто этим занимается, по максимуму следовать существующим правилам. Это сложно, но этому нужно уделять внимание. Так делают во всём мире. Таким образом, движение должно быть встречным – с одной стороны, нужно создать более понятную, более работоспособную, более лояльную, если хотите, рамку творческой деятельности и её оформление в правовом виде для творческих профессий, а с другой стороны, сами представители творческих профессий, сами организации, которые этим занимаются, должны максимально внимательно следить за тем, что у них происходит.

Теперь в отношении этого дела. Мне, конечно, сложно сейчас комментировать, потому что там ещё следствие идёт. Дело очень резонансное, комментировать подобного рода вещи – неблагодарная история. Надо точно разобраться, где там возможные нарушения, а где, по сути, необходимость принятия оперативных решений, которые не выходят за рамки закона. Надеюсь, что следственные и судебные структуры с этим смогут разобраться.

М.Фишман: Дмитрий Анатольевич, Вы позволите, я уточню (потому что Вы сами говорите, что резонансное дело, и действительно нашу аудиторию это очень и очень беспокоит) про избирательность? Буквально на днях Следственный комитет прекратил уголовное дело против директора другого крупного театра, это Новосибирский театр оперы и балета, по срокам давности. Они похожи, эти сроки давности, а тут люди сидят в СИЗО. И это как бы избирательность…

Д.Медведев: Я Вам скажу так, Михаил, мне было бы очень грустно, если бы окончательные решения принимались только с учётом истечения сроков давности. Желательно всё завершить в положенные законом сроки. Это первое. Второе. Всегда у всех процессов есть разные стороны. Есть правоохранительные органы, есть суд, а есть истцы, которые, например, считают, что в действиях тех или иных людей, лиц, организаций, в том числе творческих, содержатся составы административных или уголовных преступлений. И эти истцы имеют право на обжалование, в том числе решений, которые принимаются МВД, прокуратурой и даже судом. Применительно к другим казусам, о которых Вы говорите, я не знаю, как они будут поступать. Это в их праве. Так может и государство поступать, так поступают и другие участники.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальным проблемам. Ещё одна острая проблема – цены на лекарства. Из аптек вымывается дешёвый ассортимент. Это явление последних лет. Производителям и торговцам выгодно работать с дорогими лекарствами. Даже если говорить о списке жизненно необходимых лекарств, там ведь наценка фиксируется, и, конечно, тоже им выгодно, чтобы лекарство было как можно дороже. Это важнейшая проблема, и это тема, которая касается проблемы бедности, о которой Вы говорили. Какие здесь принимаются меры?

Д.Медведев: Это действительно важнейшая тема, она касается абсолютно всех людей в нашей стране, потому что лекарства так или иначе принимают все. Мы говорили о контроле. Это та сфера, где контроль государства должен быть неослабным, постоянно жёстким. Кто этим занимается? Этим занимается Федеральная антимонопольная служба в целом в рамках государственного регулирования. Мы сейчас с учётом того, что экономика у нас рыночная, конечно, не регулируем в полном объёме цены на лекарства, но следим за сбалансированностью этих цен. И это важнейшая задача государства, Правительства и Федеральной антимонопольной службы.

Каким образом достичь этой сбалансированности? Деньги там вращаются огромные. Я сегодня с утра специально, понимая, что так или иначе мы будем об этом говорить, позвонил министру, спросил, на что мы рассчитываем в будущем по поводу финансирования, приобретения лекарственных средств по федеральной и региональной линии. Это приблизительно полтриллиона рублей ежегодно – федеральные и региональные бюджетные средства. Они через бюджет и через систему обязательного медицинского страхования идут. Надо следить, чтобы эти деньги шли на дело, чтобы они были направлены на приобретение действительно жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Это список, который утверждает Правительство. Я как Председатель Правительства его подписываю. Сейчас он состоит из 699 наименований. Было 400–500 наименований, а сейчас уже почти 700. Это очень важно: чем шире этот список, тем выше доступность этих препаратов.

Второе. Очень важно следить за обязательным ассортиментом в аптеках, чтобы не происходило так: лежит дорогой препарат, а дешёвого препарата нет. И это дело контрольных инстанций. За этим обязательно должны следить и Минздрав, и антимонопольная служба, и другие организации, которые призваны за этим наблюдать.

Третье. Очень важно, чтобы сами препараты были и качественные, и разумно дешёвые, чтобы они продавались по приемлемым для людей ценам. Как этого достичь? Понятно, всё, что покупается за валюту, всегда дороже. У нас и вера определённая сформировалась в то, что иностранная таблетка работает лучше, чем российская. К сожалению, не беспочвенно. Целый ряд производителей действовал не очень красиво. Надо обязательно наводить порядок на фармакологическом рынке. У нас сейчас приблизительно 70% препаратов в стоимостном измерении приобретается из-за границы и только 30% – внутри страны. Но по наименованиям ситуация иная: у нас 60% наименований, так называемых международных медицинских непатентованных наименований, приобретается внутри страны и только 40% – из-за границы. Если взять список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, там уже 85% приобретается внутри страны.

Почему я об этом говорю? Это не только поддержка нашей фармацевтической промышленности. Просто объективно это дешевле. И это не зависит от колебаний иностранной валюты и соотношений между рублём и другой валютой. Вот это ключевая задача. Это и есть импортозамещение, которым мы занимаемся и на которое мы должны обращать самое пристальное внимание.

Наконец, самое важное. Нужно, чтобы все участники этого рынка вели себя ответственно. Мы сейчас приняли решение о том, чтобы маркировать лекарства по-новому и использовать другую упаковку. Сразу же появились вопросы – мол, это приведёт к росту стоимости лекарств и так далее. Нам нужны качественные, а не поддельные препараты. Нам нужна нормальная, современная фармацевтическая промышленность. Мы знаем, сколько там проблем и махинаций. Поэтому нужно навести на этом рынке порядок. Тогда в аптеках будут нормальные, дешёвые российские препараты, не хуже иностранных.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, позвольте к хлебу насущному, в прямом смысле. В России несколько лет подряд рекордный урожай зерна, в том числе пшеницы. В связи с ростом поставок из нашей страны падают цены и на мировом рынке, и внутри России. Для аграриев это проблема. Режутся инвестпрограммы, сокращаются рабочие места. Планирует ли государство жёстче регулировать зерновой рынок? И как в итоге сбалансировать цены и интересы аграрных производителей?

Д.Медведев: Я начну с того, что мы добились выдающихся результатов. Просто здесь хочется похвалить всех аграриев. И в конечном счёте похвалить те меры, которые мы принимали для поддержки сельскохозяйственной отрасли. 140 млн т зерна – зерновых и зернобобовых – это результат, которого никогда не знала наша страна, ни в каком веке, ни при каком строе, ни при каком государстве. Результат выдающийся. Теперь нужно этим грамотно распорядиться.

Мы превратились в самого крупного нетто-экспортёра пшеницы и зерновых. Это капитал, это валюта. И в принципе это может помочь нашим аграриям. Поэтому, если мы выйдем на уровень экспорта порядка 45–50 млн т, а этот урожай позволяет это сделать, с соблюдением всех норм о переходящих запасах, чтобы всё было в порядке с обеспечением хлебом, зерном всех производителей, – это решит многие задачи. Это первое.

Второе. Надо, конечно, вкладываться в глубокую переработку зерна. Это современные технологии, это производство аминокислот, это просто огромное количество различных добавок, которые используются в том числе для поддержки животноводства, для развития животноводства. Это второе.

Третье: очень важно, чтобы наши логистические возможности были приведены в соответствие с нашими возросшими возможностями по производству зерна. То есть это инвестиции в порты, инвестиции в дороги.

И четвёртое, но связанное с третьим, – это тарифная составляющая. С учётом конкретных результатов, которых мы добились в этом году, выдающихся результатов по сбору урожая, мы приняли ряд решений, и ещё примем, о том, чтобы поддержать аграриев за счёт использования более низких тарифов на железнодорожные перевозки.

И.Зейналова: А вагонов-то у нас хватит?

Д.Медведев: Хватит.

М.Фишман: Если можно, спрошу у Вас о политике снова. Мы подводим итоги года. Один из итогов года: в этом году очень много заменили губернаторов, около 20 замен – уволены, поставлены исполняющими обязанности. Была группа весной, потом большая группа осенью. Это беспрецедентный масштаб замен. Я, по крайней мере, такого не помню. Среди них много «варягов», то есть тех, кто изначально не связан с регионами, на которые их ставят. Среди них есть, кстати, и заместители министров в вашем Правительстве. Вы их, наверное, хорошо знаете. Поэтому интересно, что Вы об этом думаете. В частности, меня волнует такой вопрос: не означают ли такие масштабные перестановки, с которыми мы впервые сталкиваемся, что за этими новыми губернаторами де-факто закрепляется статус представителя центральной власти на местах, несмотря на их формальную избираемость? Вроде бы выборы есть, но тем не менее?..

Д.Медведев: Если говорить об общей тенденции, то мне она кажется правильной. Она, кстати, появилась не сейчас, не в этом году. Она была и в предыдущие годы, и даже в предыдущий период. Мы достаточно активно начали эти процессы, связанные с омоложением губернаторского корпуса, наверное, уже, лет восемь-десять назад. Действительно, сейчас это был большой отряд людей, относительно молодых, которые получили новые назначения. Но я обращаю внимание, что пока они только временно исполняющие обязанности. Их ещё должны избрать. Часть из них уже получила доверие, в том числе те самые «варяги», о которых Вы говорите. Это не является ключевым фактором, хотя, конечно, люди всегда, когда голосуют, смотрят: свой – не свой, разбирается в проблемах или не разбирается.

Я во многих регионах был и в период, когда избирательная кампания была, и смотрел, как работают назначенцы, за которых тогда ещё не проголосовали. Я был, честно сказать, приятно удивлён, как быстро они погрузились в местный материал. Знаете, есть какие-то колебания: вот человек умный, толковый, но как он на землю встанет? Сможет он разговаривать с людьми на одном языке, принимать решения вполне земные, а не рассуждать абстрактно о том, как кривая доходности будет расти? Очень неплохо они вписались. Конечно, всё будет зависеть от них, их команд, от того, как они будут работать. Это касается и бывших заместителей министров, это касается и других людей.

Теперь в отношении того, кто такой губернатор. Я напомню, что губернатор – это не президент субъекта Федерации в том смысле, в котором мы понимаем фигуру общенационального Президента, который является гарантом Конституции.

Вообще, руководитель субъекта Федерации, как правило, или в 99 процентах случаев, – это глава исполнительной власти. Поэтому они де-факто и де-юре и так являются участниками большой вертикали исполнительной власти, во главе которой стоит Правительство, соответственно, правительство субъектов Федерации и те лица, которые принимают исполнительные решения в муниципальных образованиях. Их не надо из этого контекста вырывать. Но, конечно, самое главное – это поддержка людей. И сейчас другая группа людей, которые получили подобные назначения, должна доказать свою работоспособность в этих условиях.

Я ведь не только глава Правительства, но и руководитель крупнейшей политической партии. Я со всеми кандидатами встречался и с каждым из них разговаривал, спрашивал (особенно это касается, например, заместителей министров): заместитель министра – очень высокая должность, в то же время ты отвечаешь за конкретную отрасль или подотрасль и в ней можешь быть докой, абсолютным авторитетом для кого-то, принимать управленческие решения в масштабах всей страны. А здесь тебе нужно будет заниматься другими вещами. Ты должен разбирать всякие спорные ситуации, заниматься жильем, следить за канализацией, водопроводом, газоснабжением. Ты к этому готов? Тебе это интересно? И надо отдать им должное, они все говорят: да, это вызов, это интересно, мы хотим быть полезными своей стране и конкретному региону.

Посмотрим, что у них получится.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пытался вспомнить, куда я сам за этот год съездил к новым губернаторам. Тула, Ярославль, Иваново, Калининград, Киров, Самара, Новгород, Рязань, Пермь – всех не упомню. Но знаете, какая штука? Я, конечно, не начальник, я рядовой избиратель, налогоплательщик, но всё-таки как журналист тоже что-то вижу. Омоложение состоялось, обновление тоже состоялось, но в принципе система управления остаётся в общем-то старой. У нас государство вроде как федерация, а управление в известной степени унитарное. Взять те же самые межбюджетные отношения. Для того чтобы выполнить майские указы Президента, регионы, в том числе те, которые я перечислил, залезали в долги. Есть разные механизмы решения этой проблемы. Но в целом, по Вашим ощущениям, если эти долги прощать, то их списывать? Или, может быть, предоставить регионам больше самостоятельности, для того чтобы наша, по сути, унитарная федерация стала больше федерацией? Хотя это опасная штука. Не всякий регион это может потянуть. Палка о двух концах, я понимаю.

Д.Медведев: Вот видите, Вы, не будучи начальником, как Вы сказали, уже всё абсолютно правильно разложили в том смысле, что здесь всегда палка о двух концах и нужно держать баланс.

Действительно, наши регионы все очень разные. Одно дело Москва, а другое дело, например, Чукотка. И по масштабам, и по населению, и по удалённости от центров.

Второе. У всех регионов есть свои проекты. Я уверен, что абсолютное большинство этих проектов создавалось для того, чтобы помочь региону, помочь людям, развить экономику. В ряде случаев эти проекты были не очень хорошо просчитаны. Залезли в долги, в том числе в коммерческие долги, назанимали денег.

С.Брилёв: Необязательно по майским указам.

Д.Медведев: Необязательно. Я говорю в основном про инвестиционные долги.

И.Зейналова: Майские указы так и не выполнили, а в долги залезли.

Д.Медведев: И такое бывает. Хотят показать, как у них инвестиции хорошо идут, в то же время не следят за бюджетной сферой. Всё это есть. Поэтому ситуации разные. Как мы собираемся эти ситуации разрешать? Или как помогать регионам? А помогать им всё равно придётся. Несмотря на федеративный характер государства, всё равно мы несём всю полноту ответственности – я имею в виду федеральное Правительство – за то, как работают экономические механизмы в регионах.

Что нужно делать? Конечно, нужно посмотреть, что это за кредиты. И по возможности (мы это делали в этом году и в прошлом году) перевести часть коммерческих кредитов в бюджетные. Это, безусловно, помощь, потому что там другая кредитная ставка. Приблизительно 50% этих кредитов мы уже перевели в бюджетные кредиты.

Второе – можно подумать о реструктуризации задолженности. И такие решения принимались. В общей сложности её реструктурировали приблизительно на 700 млрд. Это тоже существенная помощь.

Третье, условно, – система дотаций, трансфертов, поддержки самих регионов. В этом году это чуть больше 600 млрд рублей. Все эти меры в совокупности позволяют удерживать ситуацию. Но, конечно, руководители регионов должны вести себя ответственно. И когда они принимают решения, они должны прежде всего просчитать свои социальные обязательства, и это самое главное, что есть: зарплата, пособия, какие-то иные выплаты, которые идут за счёт регионального бюджета, включая, естественно, и то, что положено по указам Президента от 7 мая 2012 года. То есть, развитие собственной социальной сферы, и уже после этого – развитие экономики. Поэтому это вопрос выстраивания приоритетов. Но мы губернаторам – и новым губернаторам, и тем, кто уже давно работает, – будем помогать, конечно.

С.Брилёв: Но в принципе регионам самостоятельности прибавить стоит, как Вы считаете?

Д.Медведев: Понимаете, это ещё одна тема, которую я не назвал. Мы сейчас проводим мониторинг так называемых федеральных полномочий – иными словами, что они могут забрать из федеральных полномочий, что не могут. Нужно смотреть, как это соотносится с региональными полномочиями, потому что часть регионов говорит: да мы и это готовы взять. Берут, а потом исполнить не могут.

С.Брилёв: Ну да, у нас асимметричная Федерация такая получится.

Д.Медведев: Понимаете, здесь вопрос в чём: у нас не может быть абсолютно симметричной Федерации, потому что, если бы у нас все наши территории, земли были абсолютно одинаковыми, тогда было бы легко, но они же очень разные. Экономические возможности разные. В Москве, ещё раз говорю, 15 миллионов человек, а на Чукотке или в Ненецком округе – 40–50 тысяч человек. Юридически полномочия одинаковые, но мы понимаем, что осуществлять их можно очень по-разному. И это нужно всё принимать во внимание.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте тему сменить. В мире технологическая революция идёт. Мы все это понимаем и смотрим, с одной стороны, с большим интересом, а с другой стороны, есть некоторое напряжение, потому что все ключевые решения, ключевые исследования ведь не у нас – они в США и Европе. Уже, я думаю, Китай скоро подтянется. А у нас-то есть шансы вернуться в число лидеров? Мы не опоздаем?

Д.Медведев: Есть шансы, но медлить уже нельзя – нужно заскакивать в идущий и ускоряющийся поезд. Потому что этот поезд, надо по-честному сказать, набрал обороты сначала без нас. В этом смысле Вы правы. Мы долгое время находились в ситуации, когда вынуждены были просто выживать. Это происходило в 1990-е годы. В 1980-е годы этому вообще особого внимания не уделялось. И только сейчас мы начали создавать основу своего технологического развития. Для этого всё есть. Есть институты, есть деньги. Наверное, не фантастические, но всё-таки довольно приличные деньги, которые аккумулированы в различных фондах поддержки. Есть инструменты, которые уже опробованы. И самое главное, есть люди. Уж талантливых-то людей у нас очень много.

Чего нет? Нет пока способности быстро преобразовывать технологические новинки в работающие и коммерчески успешные проекты. Вот с этим у нас всё не очень хорошо обстоит. Не очень мы это умеем.

В.Фадеев: Так всегда было, к сожалению.

Д.Медведев: К сожалению, в этом смысле мы действительно не можем похвастаться каким-то великолепным прошлым, тем не менее этому тоже можно научиться. Есть ведь страны другие, где очень хорошо умеют коммерциализировать и гораздо хуже умеют выдумывать. Что-то списать, срисовать – да. А самим придумать тяжелее.

Нам, конечно, нужно научиться этой самой коммерциализации. На это должны быть обращены и государственные усилия, и усилия бизнеса. Бизнес должен вкладываться в НИОКР, должен вкладываться в исследования в сфере IT, в современные технологии.

Мне лет десять назад приходилось, по сути, палкой крупные компании туда загонять, чтобы они какие-то инвестиции планировали. Потому что компании огромные, доходы огромные, а на НИОКР у них там какие-то слёзы... «У нас и так всё хорошо. А всё, что нам нужно, мы у них купим». А сейчас мы уже и у них не купим, и свои исследования не вели как надо.

Поэтому, действительно, это задача исключительной важности. Но я уверен, что шансы встать в один ряд с наиболее продвинутыми странами у нас есть. Мы же такие задачи решали в XX веке, и сейчас можем.

И.Зейналова: Я, может быть, больше всех здесь (после Вас, конечно) интересовалась киберновинками. Несколько недель подряд шла эта тема, одно за одним. Может быть, Вы видели, что по всему миру хватали наших компьютерщиков, называя их хакерами, обвиняя в том, что они взламывали Google, PayPal, всё что угодно. Мы даже не будем говорить, виноваты они, не виноваты, и тем не менее… Существует уже такая вещь, как кибервойна. Я понимаю, что мы уже не купим какие-то вещи, сами изобретём, тем не менее сейчас люди, которые глубоко «погрязли» в компьютерном мире, глубоко забрались и строят этот компьютерный мир, говорят о том, что мы должны обеспечивать свой киберсуверенитет. Помимо обычного суверенитета. То есть война ведётся на суше, на море, в воздухе и теперь она может вестись ещё в киберпространстве. Вы всё время говорите: цифровая экономика, маркировки и тому подобное, врачи будут лечить по телевизору… Как при этом обеспечить безопасность людей, которые всё равно будут находиться под ударом тех же хакеров, которым неизвестно что в голову придёт?

Д.Медведев: Да, это задача мирового масштаба. Конечно, лучше не кибервойна, а киберсотрудничество, к чему мы, кстати, всё время призываем наших партнёров в разных странах.

К сожалению, если говорить о международном законодательстве, о конвенциях в сфере кибербезопасности, в сфере регулирования отношений в области цифровых технологий, мы сейчас, по сути, на нулевом уровне. Человечество никуда не продвинулось, условно, с периода 70–80-х годов прошлого века, а мир изменился самым радикальным образом.

Киберсуверенитет – как его надо понимать? Мы должны быть самодостаточными, но не закрытыми. Самодостаточными в том смысле, что у нас должны быть все современные кибертехнологии, которые позволяют нам развивать экономику. Об этом мы уже сегодня говорили. Закрытость – вредная история, потому что мы тем самым можем себя отрезать и превратиться в государство, которое вообще не развивается. Здесь надо искать баланс.

И.Зейналова: Тогда будут подбирать отмычки к этой закрытости.

Д.Медведев: Тогда будут подбирать отмычки и всё равно делать какие-то гадости. По поводу упрёков, которые в наш адрес раздаются. Это действительно сейчас расхожая тема, избитая песня, которую поют нам постоянно, о том, что вообще все хакеры в мире – это агенты Кремля. Такое ощущение, что мы только этим и занимаемся. Это отдельный сформировавшийся мировой рынок.

И.Зейналова: Кстати, они к нам лезут, эти хакеры?

Д.Медведев: Все лезут ко всем. Нисколько не сомневайтесь. Все пытаются следить друг за другом. Поэтому упрекать в этом одну нашу страну – это смешно. Все это отлично понимают, но для некоторых государств это превратилось просто в способ решения внутренних политических проблем, способ внутренней разборки.

Надо принимать эти решения. Надо заниматься серьёзными вещами в сфере обеспечения кибербезопасности, а не орать, что вокруг одни хакеры из той или иной страны. Что имеется в виду – противодействие террористической угрозе. Вот это реальная проблема. Террористы реально используют современные технологии. С этим надо бороться, причём бороться вместе, всем государствам, которые с этим столкнулись. Это первое.

Второе – это все современные цифровые технологии, на которых сегодня строится мир. Поэтому, я уверен, здесь поводов для сотрудничества гораздо больше, чем поводов для ревности или подозрений.

И.Зейналова: А защита каким образом… Я понимаю, государства сотрудничают, но они же должны и защищать себя друг от друга, как бы они ни дружили. Есть вилка интересов.

Д.Медведев: Защита здесь заключается в том, чтобы иметь самодостаточные возможности внутри страны – сетевые, по контролю за теми или иными информационными потоками. Но, скажем прямо, абсолютной защиты, которая будет существовать десятилетиями или даже годами, не существует. Потому что на каждую меру, связанную с киберзащитой, всегда находится та или иная уловка. Это то соревнование, которое будет идти в мире постоянно, в этом никаких сомнений нет. Мы просто к этому должны быть готовы. Мир в этом смысле изменился.

И.Зейналова: Насколько мы готовы? Что Вам говорят, докладывают? Вы много этим занимались. Насколько мы защищены?

Д.Медведев: Я скажу так: мы защищены сейчас с учётом разных решений – и открытых, и закрытых, и денежных, и правовых – в принципе не хуже, чем другие крупнейшие страны. Тем более на нас огромная ответственность как на ведущей ядерной стране, как на самой большой по территории стране, как на постоянном члене Совета Безопасности.

С.Брилёв: Хочу спросить про традиционно дружественные российско-американские отношения. Здесь присутствует ряд ведущих еженедельных программ. Серия пересечений Путина и Трампа во Вьетнаме произошла перед выходными, после чего мы это всё разбирали по мелким деталькам, предполагая, что за человек Трамп, не слишком ли он зигзагообразно менял некоторые свои заявления по ходу азиатского турне. Но мы предполагали, а Вы с Трампом увиделись через два дня после этого на саммите на Филиппинах. Рукопожатия там были. Вы общались. Дмитрий Анатольевич, что он за человек? С ним вообще можно иметь дело?

Д.Медведев: Я общался недолго, так, как это происходит на подобных саммитах, а до меня такое же общение было у Президента страны. Я уже об этом говорил: если говорить о внешнем впечатлении, то он доброжелательный, желающий установления полноценных контактов, всё абсолютно адекватно воспринимающий политический деятель. И мы действительно сидели, обсуждали разные вопросы во время этого ужина. Он вспоминал о нашем сотрудничестве в период Второй мировой войны и говорил о том, что это важно и для России, и для Америки. В этом смысле контакт вполне нормальный. Уверен, и об этом Президент Путин тоже говорил, что у него всё в порядке в личном взаимоотношении.

Проблема ведь заключается не в наших личных отношениях. Это, конечно, важно, но это всё-таки подчинённая история по отношению к тем решениям, которые мы принимаем, по отношению к той атмосфере, которая создаётся. А вот она в отношениях между нашими странами, между Соединёнными Штатами Америки и Россией, очень плохая. Я бы сказал, она отвратительная. Она самая плохая во всяком случае за весь тот период, который я помню. А я помню ещё встречи Леонида Ильича Брежнева с различными президентами Соединённых Штатов. И вот это, конечно, очень плохо.

С.Брилёв: Вы уже упомянули, что есть вещи, которые используются из внутриполитических соображений. То есть Россия – такое пугало, на самом деле за счёт упоминания России как-то решаются всякие дела. Из последних новостей: коллеги с телеканала RT (Russia Today) за последние сутки лишены аккредитации в Конгрессе Соединённых Штатов, хотя как это влияет на национальную безопасность, абсолютная загадка. Было много обвинений в адрес России: вы во всём виноваты. Хотя как-то странно. Как во всём виноваты? Кто первым внёс в списки иноагентов? Дошло до сокращения диппредставительств. В Вашингтоне говорят, что всё дело во вмешательстве России в выборы, в Москве всё отвергается. Как Вы считаете (лично – не лично, системно – не системно), шанс на улучшение российско-американских отношений упущен? Надежды были, что при Трампе будет как-то по-другому.

Д.Медведев: По поводу виновности – это наша достаточно избитая тема, и отвечать на вопрос о виновности тех или иных сил или государств можно именно так, как принято говорить: дело не в том, кто виноват, а в том, что с этим делать. У нас есть своя позиция, она всем известна. Мы не считаем, что действовали таким образом, чтобы испортить наши отношения. Но сейчас дело не в этом. Вопрос именно в том, что делать. Вы говорите: упущен ли шанс? Я думаю, что шанс всегда существует. Об этом говорил и Президент страны, и коллеги из Министерства иностранных дел, и я, конечно, тоже говорил. Вопрос в том, чтобы начать полноценное общение по важнейшим, существеннейшим темам. Вот смотрите: ко мне приезжают представители крупного американского бизнеса – у нас есть комиссия по иностранным инвестициям, там 10–12 человек из Америки, это всё первые лица корпораций, которые стоят сотни миллиардов долларов. У кого-нибудь из них хоть какая-то политическая тема звучала? Они все говорят: хотим работать – хотим работать на российском рынке, хотим работать вместе с вами. Бизнес хочет. Если говорить о человеческой позиции, то, я уверен, она тоже сильно отличается от политики, которую сегодня проводит вашингтонский истеблишмент и от которой, кстати, в значительной степени страдает и Президент Трамп.

С.Брилёв: Это, конечно, королевство кривых зеркал получается.

Д.Медведев: У нас есть ощущение, что целый ряд американских политиков пытаются решить собственные задачи за счёт нас, пытаются воздействовать на своего Президента, именно разыгрывая эту самую российскую карту. Эта штука достаточно редкая, потому что в предыдущей истории такого я не могу припомнить, разве что 1950-е годы, период маккартизма, но и то тогда речь не шла о том, чтобы сводить счёты с собственным Президентом.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему Соединённых Штатов. Соединённые Штаты, собственно говоря, не скрывают, что санкции против России призваны в том числе заместить наш газ на европейском рынке. Мы в этой связи не останемся ли в газовой изоляции? В начале года американцы анонсировали новый санкционный пакет. Мы к нему готовы? Вообще, мы понимаем, что можем оказаться в ситуации стран, которые десятилетиями живут под санкциями?

Д.Медведев: Если говорить откровенно, мы весь XX век провели под санкциями. Я неоднократно об этом говорил, западные страны вводили санкции в отношении Советского Союза и впоследствии новой России – 10 раз. Если говорить об известной поправке Джексона – Вэника, она действовала около 40 лет. Уже и государства этого не стало, и проблема эта исчезла, а поправка действовала. Поэтому мы всё время жили под санкциями. А сейчас наши партнёры пытаются ещё эти санкции сделать долговечными, то есть зацементировать при помощи этого закона, сделать таким образом, чтобы даже Президент Соединённых Штатов не мог их отменить. Потому что по поправке Джексона – Вэника, напомню, было решающее слово Президента, он мог отложить действие этой пресловутой поправки. Теперь и у Президента нет этих полномочий, на что мы обращали внимание, что это в известной степени ограничение даже исполнительной власти Президента США.

Но бог с ними, с этими санкциями, мы выжили с ними и в XX веке, и сейчас выживем. Мы научились это делать, мы научились все эти трудности превозмогать. В чём-то нам это даже помогло. Курс на импортозамещение, совершенно очевидно, не появился бы в том виде, в котором он сейчас реализуется, без этих новых санкций. Это просто вредит всем.

Последний пакет явно направлен на то, чтобы ограничить наши газовые возможности в Европе. Почему? Здесь позиция совершенно циничная: мы хотим поставлять свой сжиженный природный газ в Европу, русские нам мешают свои трубопроводным газом, своим трубным газом так называемым, поэтому мы хотим их выдавить. Абсолютно беззастенчиво, даже у европейцев волосы дыбом встают. Правда, не у всех, потому что, к сожалению, наши коллеги в Брюсселе тоже начали эту ситуацию слегка мутить, принимая решения, направленные на то, чтобы на наши поставки распространить так называемую Третью газовую директиву, Третий энергетический пакет. Но будем надеяться, что в Европе разум возобладает и эти газовые проекты будут реализованы, потому что они носят коммерческий характер и обоюдовыгодны и для Европы, и для России.

С.Брилев: Дмитрий Анатольевич, дабы завершить эту международную часть, есть одна история, где нам бы подучиться. Я имею в виду взаимодействие с международным спортивным сообществом. Под угрозой участие наших спортсменов в зимней Олимпиаде в Корее. ВАДА как-то не убеждается в чистоте наших спортсменов. Доклад Макларена всё ещё висит на горизонте. Какие выводы можно сделать из происходящего со сборной и как Правительство собирается помочь нашим спортсменам?

Д.Медведев: Мы, естественно, находимся в постоянном поиске выхода из сложившейся ситуации, и мои коллеги по Правительству этим занимаются, и вообще всё Правительство так или иначе этим озабочено, и Президент этим неоднократно занимался и высказывал свою позицию. Здесь нужно отделить две вещи. Первая – это наша позиция по допингу. Она остаётся прежней и недвусмысленной: мы против использования допинга. У нас есть определённые проблемы с этим, и мы с этим будем бороться, что ни в коей мере не ставит под сомнение блестящий результат Российской Федерации на нашей зимней Олимпиаде. Это была честная и абсолютно объективная победа, и никакие иностранные силы никогда нас не убедят в том, что всё было сделано как-то не так. Всё было достигнуто за счёт усилий наших спортсменов и за счёт той атмосферы поддержки, которая сложилась в тот период в Сочи.

Это одна сторона. А вторая сторона заключается в том, что, вот Вы говорите: ВАДА не убеждается. Да никто ни в чём не хочет убеждаться! Эта тема стала абсолютно политической, абсолютно автономной, и допинг здесь имеет 30% от этой темы. Всё остальное – это политические манипуляции.

К сожалению, эта тема стала основой для раскрутки очередной антироссийской кампании. Причём мы чувствуем, что её пик должен прийтись на определённый политический цикл, для того чтобы показать, как у нас в этом смысле всё плохо обстоит. В этом есть определённый, вполне очевидный замысел. Спорт любят, за наших спортсменов болеют. Если взять и отрезать наших спортсменов, естественно, это вызывает у всех нас чувство разочарования. Поэтому это в чистом виде, на мой взгляд, уже теперь политика. Если раньше были какие-то сомнения, то теперь этих сомнений не осталось. Это касается и доклада Макларена. Есть там и другие персонажи, типа Родченкова, который какие-то дневники публикует. Но это, мне кажется, уже скорее психиатрическая проблема. Достаточно посмотреть на эти дневники, чтобы понять, что этому гражданину нужна прежде всего психиатрическая помощь, а не какая-то другая. Но это мы оставим в стороне. А в целом эта ситуация очень сильно разочаровывает.

И.Зейналова: Но они уже замахиваются на чемпионат мира. Родченков и про это начинает писать.

Д.Медведев: Это политика. Это всё стало инструментом политического манипулирования. Мы, конечно, будем всему этому противодействовать на всех этажах общения, во всех организациях, но нужно понимать, что это политическая кампания – не спортивная, не кампания, связанная с противодействием допингу, – которая развёрнута против нашей страны, и только так её и оценивать.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, выборы Президента не за горами, в марте следующего года. Владимир Путин не объявляет пока, пойдёт ли он на выборы. Вы председатель партии «Единая Россия». Наверняка в партии обсуждается идея, чтобы партия выступила с инициативой, выдвинула Путина в президенты. Наверняка? Это первый вопрос.

Второй. Вы лидер правящей партии «Единая Россия». Может быть, Вы готовы выдвинуть свою кандидатуру на выборы?

Д.Медведев: В отношении кандидатов на должность Президента всё будет понятно уже совсем скоро. Вы позицию «Единой России» и мою позицию отлично знаете.

Если действующий Президент страны Владимир Владимирович Путин выдвинет свою кандидатуру или согласится на её выдвижение, безусловно и недвусмысленно наша партия и я лично как председатель партии будем всячески его в этом поддерживать, потому что считаем, что он является успешным Президентом, который руководит нашей страной. В этом плане всё должно быть сделано в рамках закона. Кто будет выдвигать – в конечном счёте зависит от самого кандидата. Какой способ кандидат избирает – такой способ, например, «Единая Россия» и поддержит. Если Владимир Владимирович себя в этом смысле согласится выдвинуть и если такая поддержка ему потребуется, то, конечно, «Единая Россия» эту поддержку, вне всякого сомнения, обеспечит.

Что касается меня лично, то в текущем политическом сезоне я себя в этом качестве не вижу, но работать я продолжу.

М.Фишман: Если Владимир Путин пойдёт на выборы, вы его поддержите и он выиграет (в этом мало кто сомневается), то к концу следующего срока он Президентом проработает в совокупности 20 лет. И ещё в промежутке – четыре года Премьер-министром. Брежнев, Вами упомянутый, у власти был меньше в итоге, чем получится у Путина. У меня вопрос очевидный: это не нарушает, с Вашей точки зрения, принцип сменяемости власти, который у нас в Конституции заложен?

Д.Медведев: Мне кажется, всякого рода нарушения возможны или могут быть так оценены только в том случае, если речь идёт о нарушениях закона. Ситуация, когда то или иное лицо побеждает прямо и недвусмысленно за счёт абсолютной поддержки населения, не может рассматриваться как нарушение закона, если всё это происходит в рамках действующей Конституции и в рамках действующего законодательства. Это касается и того, о чём Вы говорите, и разных других стран. Достаточно вспомнить, что происходит в той же Германии, где одна и та же политическая сила, один и тот же кандидат на протяжении десятилетий может быть главой правительства. А, по сути, глава правительства там – это в значительной степени глава государства, потому как все полномочия там находятся, и ни у кого это не вызывает сомнений. Поэтому всё, что находится в рамках конституционных полномочий и основано на народовластии, на мнении народа, соответствует закону. И это нормально.

М.Фишман: В Германии меньше получается по срокам.

Д.Медведев: То ли ещё будет!

М.Фишман: Алексей Навальный. Аудитория моих коллег его, наверное, знает хуже, чем наша аудитория, потому что на центральные телеканалы его не пускают, на выборы тоже не пускают. Но в марте этого года он выпустил фильм-расследование, посвящённый Вам. Вы тогда очень скупо на это реагировали, Вы говорили «компот», «чушь» – в таких терминах, несмотря на то что был достаточно большой общественный резонанс, люди на улицы выходили. И я, конечно, хочу спросить, может быть, Вы хотите что-то добавить к этому?

Д.Медведев: Нет. Я всё сказал, когда охарактеризовал всё, что там было сделано, во время одного из интервью. Других комментариев у меня нет. Что мне это комментировать? Чем больше комментируешь всяких обормотов и проходимцев, тем для них лучше, они на это и рассчитывают.

М.Фишман: В продолжение темы. Вы как юрист почему в суд не подали тогда?

Д.Медведев: Именно для того, чтобы подобных людей не раскручивать. Потому что создание опусов типа этих фильмов преследует одну простую политическую цель – раскрутить себя и создать напряжение. А с учётом характеристики этих граждан, которые всем этим занимаются, зачем мне создавать им дополнительную рекламу? Никакого смысла в этом нет. Если они проходимцы, значит проходимцы.

Но это не значит, что люди и организации, кого этот фильм затронул, не имеют права на защиту. Если вы следили за информационной поляной, в последнее время было несколько судов по разным линиям, где информация, которая содержится в этом опусе, была признана не соответствующей действительности, признана ложной и подлежит опровержению, а также устранению из информационных источников. Теперь вопрос в том, как эти решения исполнить. На создателях подобных опусов как раз лежит ответственность за исполнение судебных актов. А они вступили в законную силу. Если такого исполнения не происходит, должна наступать административная или уголовная ответственность.

Я, кстати, считаю, что нам надо подумать о том, чтобы усилить административную и уголовную ответственность за неисполнение решений судов. Думаю, что этим можно было бы озаботиться и Правительству, и депутатам Государственной Думы.

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, всё, что сейчас обсуждается, рассматривается через призму выборов – спорт, безопасность, пенсии, бюджет и тому подобное, всё равно выборы где-то на подкорке. Не будем спекулировать, кто будет следующим премьером, кому раздадут портфели, потому что по Конституции Президент будет обязан отправить Правительство в отставку и набрать новое. Вы сейчас, через пять с половиной лет работы во главе Правительства, – абстрактно, для некоего абстрактного премьера после выборов-2018 можете подвести итог, как это Правительство сделать эффективнее и так распределить обязанности, чтобы оно работало, не дублируя себя, не пропуская какие-то отрасли? Потому что иногда кажется, что где-то два человека, а где-то ни одного.

Д.Медведев: Вы знаете, давать советы – дело не очень благодарное. Структура будущего Правительства будет определяться избранным Президентом. Если Вы меня спрашиваете в отношении структуры действующего Правительства (оно действительно довольно давно уже работает, пять с половиной лет – это в известной степени большой период), я не могу сказать, что она идеальная, но в какой-то момент она была принята Президентом, Правительством как достаточно оптимальная. Но мы её меняли. Я напомню, что мы создавали некоторые министерства типа Министерства Крыма, а потом упраздняли их, когда считали, что задачи выполнены. Мы отдельные министерства просто расформировали – типа Министерства регионального развития, передав его полномочия в другие места. Но при этом сохранили министерства по делам Кавказа и по развитию Дальнего Востока. Это всё работа, которую надо почувствовать, кто бы этим ни занимался в Правительстве, кто бы ни возглавлял Правительство, как удобно работать. Я напомню, у нас были разные правительства, в некоторых был один вице-премьер, а в некоторых (в современной России) – 12 или, по-моему, даже 13 вице-премьеров. Говорить, что один всегда лучше, чем 13, или наоборот, неправильно. Вопрос в том, как распределить нагрузку.

У меня, естественно, есть своё представление о том, как должно работать Правительство. Наверное, нам чего-то не удалось сделать, наверное, есть чем заниматься с точки зрения структуры Правительства, оптимизации технологических процессов. Та же самая цифровая повестка дня ведь стоит и перед технологиями, в которых работает Правительство. Это совершенно очевидно. Бумаги, которые мы все создаём, действительно в значительной степени уже пора менять на современные цифровые способы управления. Сделать это непросто. Правительство – высший исполнительный орган, и целый ряд решений, которые мы принимаем, вступают в силу немедленно и имеют внешне тихие последствия, но результаты могут быть тектоническими. Поэтому действовать нужно очень ответственно.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, сейчас, оглядываясь назад, какой самый сложный вызов для вашего Правительства? Это, может быть, дешёвая нефть, санкции, что-то ещё? И достойно ли Правительство ответило на него, на этот сложный вызов?

Д.Медведев: Я коротко Вам отвечу. Самый сложный вызов – это оба этих вызова. Одновременно. Никогда в истории нашей страны не бывало, чтобы драматически обвалились цены на нефть и были введены санкции. Бывало или одно, или другое. Я даже не говорю про структуру экономики – она как была неидеальной, так и остаётся. И вот этот вызов был в известной степени уникальным.

Как мы с ним справились, пусть оценивают граждане нашей страны, но мне кажется, что целый ряд решений, которые мы приняли, оказались абсолютно адекватными. И даже выход из рецессии оказался несколько быстрее, чем многие представляли, не говоря уже о том, что проседание было существенно ниже, чем, например, в 2008 и 2009 годах. Тогда у нас ВВП и промышленное производство упало на 8%, а в этот период только на 3%. Тем не менее очевидно, что, наверное, можно было сделать и больше.

И.Зейналова: То есть Вы довольны проделанной работой?

Д.Медведев: Никогда нельзя быть довольным всем. Мы должны всегда иметь разумную долю скепсиса в отношении всех решений, которые принимаем. Это совершенно точно. И это совет любому правительству.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, тогда последнее. Вам самому нравится быть премьер-министром? Вообще, похоже, нравится. Каким Вы будущее своё видите? Мы ходили вокруг да около, но я всё-таки задам этот вопрос.

Д.Медведев: Я как-то на эти темы размышлял. И отвечу приблизительно так же, как один раз отвечал, потому что это абсолютно искренний ответ. Мне всегда (наверное, в жизни повезло) нравилось то, чем я занимаюсь, – и когда я был студентом, и когда был аспирантом и молодым преподавателем, и когда начал заниматься юридической практикой, начал заниматься какими-то вопросами бизнеса. И после этого – когда меня позвали в Москву и я стал работать в Администрации Президента, потом руководителем Администрации Президента. Потом перешёл на работу в Правительство, потом был избран Президентом страны. И сейчас работаю Председателем Правительства. Это всё исключительно интересная работа. Она, вне всякого сомнения, является огромным вызовом и, с другой стороны, приносит удовлетворение. В этом плане я достаточно счастливый человек, потому что это очень интересная работа.

С.Брилёв: А дальше-то что?

Д.Медведев: Дальше будем служить России – именно потому, что мне не только нравится та работа, которой я занимался в течение всей своей трудовой биографии, но мне просто нравится жить и работать в Российской Федерации.

Кстати, для того, чтобы всё-таки завершить не вопросами, адресованными лично ко мне, а какими-то привычными словами… Мы с Вами уже приблизительно в таком формате 10-й раз встречаемся. У нас сегодня, правда, последний день осени, но Новый год уже точно не за горами – ещё не началось активное празднование, но ёлки уже кое-где появляются. Люди начинают готовиться к новогодним праздникам. Поэтому, пользуясь этой возможностью, я хочу, уважаемые коллеги, вас всех сердечно поздравить с наступающим Новым годом и поздравить всех граждан нашей страны, пожелать им счастья и здоровья.

С.Брилёв: Спасибо большое, с наступающим! На этом ежегодная программа «Разговор с Дмитрием Медведевым» завершена. Всего доброго и до встречи.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2407214 Дмитрий Жидков

Интервью с Дмитрием Жидковым: в холдинге "Швабе" могут появиться новые предприятия.

В 2017 году бренд "Швабе" не сходил со страниц военных изданий. Холдинг успел добиться разрешения на самостоятельный экспорт продукции двойного назначения, заинтересовать военных "всевидящей" инфракрасной камерой и провести импортозамещение востребованных Минобороны прицелов. Резюмируя успехи, заместитель генерального директора "Швабе" по ГОЗ, ВТС и взаимодействию с органами государственной власти Дмитрий Жидков обсудил с корреспондентом Военное.РФ баланс между "умным" производством и защитой информации, перспективы лазерного оружия и поставленную Ростехом задачу по увеличению объемов гражданской продукции до 80% от общего производства холдинга.

Дмитрий Владимирович, здравствуйте! Начнем интервью с актуальной повестки. Последнее время в промышленных и экономических кругах много говорят о грядущей цифровой революции, так называемой "индустрии 4.0". Как на внедрение "умного производства" смотрят в холдинге "Швабе"?

В своей практике мы уже используем такие современные инструменты, как аддитивные технологии и, в частности, 3D-печать, инструменты интернета вещей и различные инновационные продукты, которые значительно упрощают решение многих производственных задач.

Практически на всех производственных площадках "Швабе" уже работает и продолжает внедряться автоматизированное оборудование – новые высокотехнологичные станки и робототехника. Так, например, "умные" станки самостоятельно определяют необходимость смены той или иной детали в процессе выполнения задач, сообщают об этом оператору и выполняют замену. Это один из инструментов интернета вещей, который сегодня стремительно входит в нашу жизнь.

Как правило, современные мощности, закупаемые предприятиями, способны поддерживать постоянную связь и с серверами компании-изготовителя. При таком взаимодействии поставщики станков обеспечивают своим клиентам быструю реакцию на сбои и поломки, оперативную поставку оснастки. И мы, как и многие другие российские промышленники, стараемся договариваться с производителями оборудования о создании каналов связи с их серверами.

Однако при выполнении контрактов по гособоронзаказу или ВТС все станки находятся во внутреннем серверном контуре предприятий и никак не пересекаются с контуром внешним. Информация о состоянии оборудования и применяемых деталей, с которой работают инженеры и программисты, не выходит за пределы производств.

Еще одна злободневная тема – диверсификация производства предприятий оборонно-промышленного комплекса. Стоит ли такая цель перед холдингом?

Холдинг следует установленному руководством страны курсу на диверсификацию и реализует ее на всех производственных площадках. Ростех, в который входит "Швабе", поставил перед нами задачу к 2025 году выпускать до 80% гражданской продукции от общего объема производимой техники. Сейчас наши мощности существенно загружены гражданскими заказами и объемы этой загрузки планомерно растут.

Во многом за счет активного переориентирования технологий двойного и специального назначения в гражданскую среду мы намерены достигнуть заданной планки. Не исключено, что для решения этой задачи в холдинге появятся новые предприятия.

Поговорим о внешнеэкономической деятельности. Какие регионы вам наиболее интересны в экспортном плане, о каких последних успехах можете рассказать?

Прежде всего, мы работаем с нашими традиционными партнерами: с Китаем, Индией, со странами Юго-Восточной Азии и Африки. Из успехов в этом направлении в качестве примера могу рассказать об установках для очистки воды, которые с недавних пор выпускает НИИ "Полюс" им. Стельмаха. Дело в том, что производство оптики требует высокоочищенной воды с минимальным содержанием примесей. Поэтому мы разработали систему очистки воды на молекулярном уровне, а затем определили, что у нее большие перспективы на гражданском рынке.

Установками заинтересовались даже в Европе: их там сочли на порядок прогрессивнее классических водоочистительных систем. Для них есть и другое применение. Их размер может варьироваться – в зависимости от того объема воды, который необходимо очистить. К примеру, устройства можно применять в составе мобильных санитарно-бытовых комплексов.

Кстати говоря, возвращаясь к теме внешнеэкономической деятельности, хочу отметить, что в этом году, согласно рейтингу журнала "Эксперт", "Швабе" вышел на 28-е место среди несырьевых экспортеров страны.

А о каких-нибудь уже подписанных за недавнее время документах по линии ВТС расскажете?

Один из самых показательных примеров – это, пожалуй, подписание меморандума с китайской корпорацией аэрокосмической науки и промышленности CASIC на полях авиасалона МАКС-2017. Его цель – расширение партнерства и увеличение числа позиций поставляемой в Китай номенклатуры. К тому моменту мы уже выполняли текущие контракты с CASIC по поставкам электронно-компонентной базы. А на МАКС китайские партнеры предложили нам продлить действующие контракты и развивать взаимодействие дальше.

Раз уж много говорим о Китае. На "Иннопроме-2015" "Швабе" подписал контракт с китайской компанией "ЮниСтронг", выпускающей компьютеры и планшеты для силовиков. Как складывается сотрудничество?

А вот здесь мы работаем в области гражданского приборостроения. Одно из наших предприятий изготавливает в кооперации с "ЮниСтронгом" геодезическое спутниковое оборудование.

Расскажите про работу холдинга на постсоветском пространстве.

В последние годы мы вышли на новый уровень взаимодействия с такими странами СНГ как Узбекистан, Киргизия, Армения и Казахстан. В частности, в Белоруссии более 10 лет активно работает представительство нашего холдинга – компания "Швабе-Минск". Мы поставляем в эти страны медицинские изделия, прицельные, наблюдательные и геодезические приборы, светотехнику, а также различные технологические решения в рамках экосистемного проекта Ростеха "Умный город". Помимо этого, мы также сотрудничаем с государствами СНГ в отношении специальной техники.

Осуществляете ли локализацию производства в Индии, Юго-Восточной Азии, Африке?

С Индией (на Aero India 2017) мы проводили переговоры по поводу локализации оптико-электронных систем для передовой российской авиационной техники.

Как боретесь с лоббизмом? Какую помощь оказывает наше государство во внешнеэкономической деятельности? Существуют ли какие-либо рычаги и инструменты, позволяющие минимизировать издержки зарегулированности?

В феврале 2017 года указом президента и распоряжением ФСВТС "Швабе" получил право на самостоятельную зарубежную деятельность в отношении продукции специального назначения. Это касается проведения модернизации техники, поставки запасных частей, обучения зарубежного персонала, создания совместных предприятий и сервисного обслуживания. Ощутимо повысится мобильность взаимодействия с зарубежными заказчиками.

Как известно, продажа специальной продукции – процедура затяжная, от первого контакта до начала поставок может пройти и год, и два, и пять лет. Полагаю, совсем скоро мы выйдем непосредственно на подписание прямых контрактов в новом формате сотрудничества.

Также со стороны государства нам оказывают неоценимую помощь дипломатические структуры за рубежом, рассказывая какие-то специфические нюансы об интересах заказчиков и тому подобные моменты, крайне полезные при переговорах.

Опять же, серьезную методическую поддержку оказывает ФСВТС России. Весной служба провела для нас большой семинар, на который приехали руководители предприятий холдинга и специалисты по военно-техническому направлению. Выступали ключевые сотрудники по ценообразованию и взаимодействию с промышленниками, обсуждали вопросы по законодательству и различным тонкостям ВТС.

И еще, недавно подписали соглашение с Российским экспортным центром на предмет продвижения гражданской техники. Специалисты центра также недавно провели у нас семинар, обучали сотрудников "Швабе", обещали поддержку в области защиты интеллектуальной собственности и в логистике. Впрочем, мы только начинаем сотрудничество и оно пока в зачаточном состоянии.

Как вы взаимодействуете с Фондом перспективных исследований, сколковскими фондами и центрами?

Действительно, мы взаимодействовали по ряду проектов, в том числе велась работа по созданию экипировки солдата будущего, которая сейчас находится в разработке. Вместе с тем недавно на одной из наших производственных площадок в серийное производство был запущен инновационный аппарат для сварки оптоволоконных кабелей, не имеющий аналогов в России. Это пример успешного стратегического партнерства с одним из резидентов "Сколково".

Это первый аппарат для сварки оптоволокна российского производства. Он создан в рамках федеральной программы импортозамещения и способен в 1,5 – 3 раза удешевить процедуру монтажа оптоволокна по сравнению с зарубежными аналогами.

На внутреннем военном рынке Минобороны с большим интересом смотрит в сторону контрактов жизненного цикла, рассчитывая в перспективе работать с производителями военных самолетов и кораблей именно в рамках такой бизнес-модели. Производит ли "Швабе" продукцию, которую можно реализовать при помощи таких контрактов?

Прежде всего, продукция "Швабе" – это комплектующие более крупной спецтехники. А контракты жизненного цикла продают непосредственно головные производители. При необходимости они отправляют в холдинг заявку на изготовление определенного количества запасных частей, тех или иных образцов техники, измерительно-контрольной аппаратуры.

Тем не менее, мы реализуем контракты жизненного цикла по гражданской технике, к примеру, в медицинском секторе. Я говорю про оснащение перинатальных центров, установку оборудования, обучение сотрудников, замену деталей. Помимо этого, по данной модели работаем над проектом "Светлый город" в Нижнем Тагиле и Набережных Челнах, а также по транспортной инфраструктуре и светофорам в различных городах страны.

Летом 2017 года состоялось три значимых для военно-промышленной отрасли мероприятия: Международный военно-морской салон, Международный авиационно-космический салон, а также форум "Армия". Выставки – отличный повод продемонстрировать широкой общественности ту или иную новинку. Одной из самых интригующих разработок, представленных летом "Швабе", можно назвать "всевидящую" инфракрасную SWIR-камеру для поиска замаскированных предметов. Расскажите о ней подробнее.

Да, мы продемонстрировали камеру коротковолнового инфракрасного диапазона спектра SWIR посетителям авиасалона и "Армии". Показали ее в действии: в ходе теста с обычной папкой для документов и тонированными автостеклами. Несмотря на непрозрачность этих материалов, наблюдатель видел, что находится внутри папки и что происходит внутри автомобиля по ту сторону стекла.

Наша камера "видит" через дым и туман, она буквально насквозь просвечивает непроницаемый материал, в том числе некоторые ткани, к примеру, костюм из вискозы, и вместе с тем может определить местоположение очага пожара. Разработкой заинтересовались в МЧС, поскольку она, в отличие от стандартного оборудования, с вертолета способна отобразить фигуру человека в воде. Иначе говоря, камеру можно применять и в системах безопасности.

Кроме того, наши иностранные партнеры говорили, что если на вертолет или беспилотник к уже имеющимся прицелам, приборам ночного видения и подобным аппаратам добавить еще и SWIR-систему, то ощутимо улучшится целенаведение.

Как бы то ни было, у камеры очень большие перспективы и экспортный потенциал. Сейчас мы уже начинаем ставить ее на серийное производство.

Какую продукцию "Швабе" предлагает для нужд Военно-морского флота?

Для флота мы выпускаем системы оптического наблюдения, оптико-локационные станции. Этим занимается одно из наших предприятий. Помимо этого, холдинг производит различные многоканальные системы для кораблей, включающие дальномер, прибор ночного видения, тепловизор.

Разрабатывает ли "Швабе" оборудование для экипировки "Ратник"?

Наши предприятия активно участвовали в создании экипировок "Ратник-1" и "Ратник-2". В рамках этих проектов мы сделали прицелы для стрелкового оружия, специальные оптические прицелы для снайперов, малогабаритные бинокли, лазерные целеуказатели, всесуточные носимые приборы разведки и переносные приборы разведки, способные "видеть" в инфракрасном диапазоне и определять координаты цели.

В настоящее время организации "Швабе" готовят изделия для будущих поколений экипировки "Ратник". В перечень перспективной продукции входят нашлемные наглазники, мониторы, обладающие инфракрасными и телевизионными модулями, а также системы дополненной реальности, позволяющие солдату видеть в режиме реального времени координаты места, направления угроз, боевые команды, ближайшие объекты и другие данные.

Работает ли "Швабе" над дистанционными системами управления роботами?

Сейчас активно развивается сфера систем оптического наблюдения для российских беспилотников. Мы работаем в направлении уменьшения массы и габаритов, в частности, для беспилотников среднего класса ВС РФ. В области асферической оптики мы смогли, например, вместо семи обычных линз использовать лишь две. Масса объектива уменьшилась в полтора-два раза. Второе направление – стабилизация аппаратуры на борту. И самое главное – лазерная подсветка, которая обеспечивает точное наведение управляемых боеприпасов.

В этом сегменте, как и в других направлениях, мы конвертируем технологии двойного и специального назначения в гражданские разработки. В числе таких изделий можно отметить и линейку систем для гражданских беспилотников. Сейчас они очень востребованы в сфере мониторинга инфраструктурных объектов: автодорог, нефте- и газопроводов, линий электропередачи.

Панорамная камера – еще одна новинка в этом направлении. Она предназначена для специализированных профессиональных средств фото- и видеофиксации цифровых изображений, систем видеонаблюдения, различной техники – роботы, манипуляторы, транспорт специального назначения, пилотируемые и беспилотные летательные аппараты. Позволяет снимать видео стандарта 4К (3840×2160 пикселей) с частотой 30 кадров в секунду и углом охвата по вертикали и горизонтали 360°, а также имеет функцию постредактирования в режиме реального времени (выравнивание геометрии и изменение яркостных характеристик).

Устройство, обладающее плавным 10-кратным увеличением, не уступает существующим российским и зарубежным аналогам по скорости формирования единого цифрового панорамного изображения от нескольких источников.

Кроме того, недавно на одном из предприятий нашего холдинга разработан лазерный комплекс по противодействию малоразмерным БПЛА. Это устройство позволяет обнаружить, сопроводить и нейтрализовать наблюдаемый объект.

Какие решения позволяют снизить себестоимость военной продукции?

Уменьшить себестоимость можно благодаря внедрению в специзделие различных инновационных технологий. Также этого можно добиться за счет применения передового оборудования и различных компонентов специальной продукции при изготовлении гражданской техники. Емкость гражданского рынка существенно превышает военный, поэтому увеличивая таким образом объем производства спецкомпонентов, мы снижаем себестоимость военной продукции. При этом трансфер этих же готовых решений специального назначения в гражданскую среду способствует снижению себестоимости гражданской продукции.

Расскажите про соцподдержку сотрудников холдинга. Какие условия труда сейчас на производствах? Какие прогрессивные программы поощрения работников внедряете?

На многих предприятиях "Швабе" при активной поддержке профсоюзных организаций создана эффективная система социальной поддержки. Сотрудники обеспечены полисами добровольного медицинского страхования, негосударственным пенсионным обеспечением, бесплатными путевками в санатории и пансионаты, а также дотациями на питание и спорт.

Специальные надбавки получают молодые рабочие и специалисты, работники высшей квалификации, имеющие ученую степень. Родителям компенсируется часть оплаты за детский сад, организуется обучение их детей по целевому направлению за счет средств предприятий. Помимо этого, в некоторых организациях холдинга внедряются программы, направленные на улучшение жилищных условий сотрудников, – помощь в аренде жилья, ипотека.

Холдинг активно помогает заводским советам ветеранов. Для пожилых людей на регулярной основе организуются встречи и вечера отдыха, выделяются путевки в санатории и пансионаты. Ежегодно члены организации участвуют в выездных экскурсиях, а также в корпоративных мероприятиях, посвященных значимым событиям в жизни предприятия.

Какие выставки посетите в 2018 году, какие ставите перед собой цели и задачи?

В 2018 году холдинг намерен участвовать в 7 выставках: Defexpo India, DSA, Kadex, Армия, Интерполитех, Airshow China и Indo Defence, а также более чем в 30 выставках продукции гражданского назначения. На этих экспозиционных площадках мы планируем обсудить с действующими заказчиками и потенциальными партнерами вопросы сотрудничества в области поставки новых изделий и запчастей для российской наблюдательной техники.

И о долгосрочной перспективе. Сегодня "Швабе" – инновационный холдинг, который вплотную работает с технологиями будущего. Можно ли представить его в 2030-х годах одним из основных игроков рынка вооружений, основанного на "новых физических принципах"*?

Да, у нас есть сегодня ряд интересных проектов по этому направлению. Вообще, если не заглядывать на десятки лет вперед и не мечтать о реализации идей, которые сегодня кажутся слишком смелыми, то стратегического мышления так и не появится.

У нас есть определенные козыри в рукаве, да и наука тоже не стоит на месте, а комплексно развивается в разных направлениях. Вот скажем, лазерное оружие. Сейчас для одного выстрела нужна батарея размером с вагон. Но со временем появляются новые материалы и технологии, и, соответственно, уменьшаются источники питания. Мы совсем близко к тому времени, когда подобная продукция начнет использоваться и в бытовых целях.

* - Термин "оружие на новых физических принципах" (ОНФП) в данном случае носит условный характер, так как в большинстве случаев в образцах используются известные физические принципы, а новым становится их применение в оружии. Выделяют следующие виды ОНФП: лазерное, радиочастотное, пучковое, кинетическое оружие и др.

Алексей Буланов

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2407214 Дмитрий Жидков


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 ноября 2017 > № 2406018 Алексей Руденко

Нулевая доходность. Охладеют ли инвесторы к инвестиционному страхованию жизни

Алексей Руденко

генеральный директор ООО СК «Сбербанк страхование жизни»

В конце года сотни владельцев полисов инвестиционного страхования жизни обнаружат, что за пять-семь лет они почти ничего не заработали. После этого может последовать «определенное разочарование и остановка рынка» ИСЖ, опасаются в Центробанке

Любой управляющий знает, что инвесторы воспринимают как должное хорошие результаты и всегда ругают за провалы. Это нормальная практика: люди, передавшие деньги в управление, рассчитывают на рост инвестиционного портфеля. Поэтому можно понять клиентов, которые, получив выплаты по полисам инвестиционного страхования жизни на ту же сумму, что они инвестировали пять лет назад, спросят у управляющих: как же так вышло?

В чем причина

Рынок инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) начал формироваться в 2010-2011 годах — тогда некоторые страховые компании начали предлагать этот продукт своим клиентам. ИСЖ, оставаясь по форме страховым полисом, по своей сути является инвестиционным инструментом. Единовременный взнос клиента инвестируется на фондовом рынке, а у страхователя есть возможность выбрать стратегию управления. Договоры заключаются на 3-7 лет, и расторгнуть их досрочно без потери части взноса, как правило, невозможно. Страховщик же гарантирует только возврат суммы взноса.

Когда продукт только появился, в 2011 — 2012 годах, средства клиентов, купивших договоры ИСЖ, инвестировались во фьючерсы на индекс РТС и золото. Почему был сделан такой выбор? Дело в том, что опционов на 5-7 лет на тот момент на рынке просто не было. Возможности выйти на зарубежный рынок также были ограничены. Пришлось работать с инструментами, доступными на российском рынке, то есть с индексом РТС и золотом. Тогда эти активы были весьма привлекательными — только завершился кризис, и все видели потенциал восстановления индикатора РТС с 1500 пунктов до прежних значений — более 2500 пунктов. Золото, которое традиционно считают защитным инструментом на время кризиса, также показывало хорошую динамику.

Однако из-за последующего кризиса 2014-2015 годов эти активы утратили около 30-40% своей стоимости. Падение котировок привело к тому, что доходность по договорам ИСЖ, заключенным в 2011 — 2012 годах, «на выходе» в 2017 году оказалась близка к нулевой.

Наступит ли разочарование

Некоторые любят сравнивать полисы инвестиционного страхования жизни с депозитами и подсчитывать упущенную выгоду по ним. Но договор ИСЖ — это всего лишь переходный этап от депозитов к прямым вложениям в фондовый рынок, и многие клиенты это понимают.

ИСЖ можно считать универсальным инструментом, который, с одной стороны, не дает инвестору проиграть — все средства будут возвращены в полном объеме, а с другой — позволяет войти в рынок, разнообразив свой портфель. Средний покупатель ИСЖ осознает, что эффективнее не размещать все средства на депозитах, а выбрать путь диверсификации. При этом он еще не готов открыть брокерский счет и принимать активное участие в управлении своими деньгами на фондовом рынке.

Мы провели несколько личных бесед с клиентами, которые по итогам 5 лет получили назад свой вклад без прибыли. Что интересно — все они говорят не об убытках, а о том, что спасли свой капитал, инвестировав его в ИСЖ. «Если бы я эти деньги сам инвестировал на фондовом рынке, то мог потерять 40%», — утверждают клиенты.

Также не стоит забывать, что количество людей, которые приобретали полисы 5-7 лет назад, довольно мало. Сейчас оформлено около 700 тыс. договоров ИСЖ, и большинство из них заключались, начиная с конца 2013 года. Тех, кто вошел на этот рынок раньше, — не более тысячи человек.

Как не упустить прибыль

Рынок ИСЖ прошел все этапы становления, и с увеличением его объемов расширился перечень инвестиционных инструментов. Теперь в ИСЖ можно составить практически любой портфель, включив в него инвестиционные стратегии, которые делают ставку на высокие технологии и акции компаний, занимающиеся производством товаров потребительского сектора. Сейчас доходность по отдельным портфелям составляет 30-35% годовых.

Но тут возникает естественный вопрос: как уберечь свои потенциально доходные инвестиции от нового всплеска волатильности?

Есть несколько правил, которые помогут сохранить будущую прибыль. Во-первых, можно присоединить заработанную сумму к «телу» вклада и зафиксировать накопленный инвестиционный доход. В этом случае на потенциальный доход будут также распространяться обязательства по возврату.

Во-вторых, можно установить автоматическую фиксацию дохода в случае достижения целевого уровня (по аналогии с take profit на фондовом рынке) или при снижении его до определенного минимального значения (stop loss).

В-третьих, у инвесторов ИСЖ есть право сменить стратегию. Правда, делать это нудно осторожно и только посоветовавшись с консультантом. Не стоит идти на такой шаг с целью «убежать» из падающих активов — менять стратегию лучше после стадии роста.

Рынок альтернативных инвестиций в России еще развивается. Сейчас объем вложений в ПИФы, по договорам доверительного управления, в полисы ИСЖ и другие инструменты составляет около 3 трлн рублей (физлица и юрлица)— это 15% от объема депозитов. В развитых странах совсем другие пропорции: доля депозитов, как правило, не превышает 35%. На фоне падения процентных ставок, мы видим все возрастающий интерес альтернативным инструментам. Поэтому тренд на развитие таких инвестиций в ближайшее время точно не будет переломлен.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 ноября 2017 > № 2406018 Алексей Руденко


Россия > Медицина > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403705 Алексей Ремез

Технологии против рака: как сократить срок постановки диагноза до двух дней

Алексей Ремез

директор компании UNIM

Рак излечим сейчас только на ранних стадиях, поэтому важны технологии, позволяющие вовремя опознать болезнь. Новые перспективы открывает оцифровка результатов обследования пациента

В 2016 году в России злокачественные новообразования выявлены у почти 600 000 больных, а на учете в онкологических учреждениях стоят 3,52 млн пациента. Проблема диагностики в онкологии масштабна, и рак болезнь не дает шанса исправить ошибку. При этом появляется все больше сюжетов о том, как пациентам был поставлен неправильный онкологический диагноз, за которым последовало неправильно лечение. Это, например, история Дарьи Стариковой, обратившейся к президенту во время прямой линии: ей смогли диагностировать рак только на последней четвертой стадии. Долгое время она лечилась от совершенно другой болезни, врачи ошиблись. В результате драгоценные дни были потеряны. Или случай пациентки из Санкт-Петербурга, подавшей в суд сразу на три медицинских компании за неправильную постановку диагноза.

Постановка как ложноотрицательного (при онкологическом заболевании диагностируется другое заболевание), так и ложноположительного (выносится заключение о раке при другом заболевании) онкологического диагноза — это типичная ситуация, в нашей практике это 40-45% всех обращений.

По России официальной статистики нет, зарубежный опыт показывает, что диагноз корректируется в зависимости от нозологии не менее чем в 25% случаев. Пациенты с ложноотрицательным диагнозом не начинают терапию, либо получают лечение совершенно от другого заболевания. В случае с ложноположительным —назначается лечение, само по себе способное убить здорового человека.

Залог успешной борьбы с заболеванием — раннее выявление и правильно поставленный диагноз. Давайте разберемся в этапах диагностики и новых технологиях способных изменить сферу онкологического лечения.

Ранняя диагностика и мифы об онкомаркерах

Первый этап — скрининг — ряд диагностических процедур проводимых регулярно с целью выявить заболевание на ранней стадии или предрасположенность к нему. Это та самая диспансеризация, получившая развитие в СССР, до сих пор распространенная в Японии и Финляндии.

Специального онкологического скрининга не существует. Есть общий набор процедур, которые могут выявить и онкологию в том числе, например, осмотр дерматолога, флюорография, маммография или УЗИ простаты.

Пожалуй, один из самых распространенных стереотипов в этой области — онкомаркеры. Это и понятно: идея того, что можно сдать простой анализ и получить ответ на вопрос, болеешь ты раком или нет, нравится и обывателям, и продавцам таких услуг. Однако онкомаркеры к скринингу онкологических заболеваний отношения не имеют. Они используются во всем мире для контроля рецидивов при терапии онкологического заболевания, но никак не для скрининга, в силу низкой специфичности теста.

Второй «миф» — это проведение позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) в целях раннего выявления рака. ПЭТ — это тоже о другом, она используется для оценки распространенности процесса, контроля ответа опухоли на терапию и других параметров.

Часто слышу о том, что россияне не хотят ходить на скрининг, а вот на Западе все ходят организованными колоннами раз в год или чаще, и все население крайне осознанно относится к своему здоровью. Это не так. Люди во всем мире относятся к походу по врачам примерно одинаково, и никто не хочет этого делать до последнего момента. Отличие в другом: на Западе расходы на медицинское страхование ложатся в том числе на гражданина, и у системы здравоохранения есть экономические рычаги, чтобы побудить человека раз в год/два/три пройти те или иные диагностические процедуры. Например, к стоимости страховки гражданина применяется повышающий или понижающий коэффициент в зависимости от того, прошел ли он диспансеризацию. И это, пожалуй, самый эффективный рычаг.

Скрининговые мероприятия в онкологии крайне важны. Что рак неизлечим — ошибочное утверждение, но излечим он только на ранних стадиях.

Возможности обнаружения рака и новые технологии

А теперь, собственно, онкологическая диагностика. Этот процесс начинается в тот момент, когда есть подозрения/симптомы/основания для постановки онкологического диагноза. Почему этот процесс критично важен? Ответ прост: видов онкологических заболеваний не 10, не 100 и даже не 1000, а намного больше. Современная онкология стремится лечить пациента максимально персонализировано, что позволяет добиться наибольшей эффективности. Как технологии позволяют минимизировать ошибки?

На этапе сбора анамнеза (общения с онкологом) важно собрать всю информацию и правильно определить диагностическую тактику. Для этого различные стартапы и исследовательские группы работают над системами поддержки принятия врачебных решений (один из ярких примеров Watson for oncology от IBM). Это своего рода полуавтоматизированные агрегаторы данных, которые помогают врачу ничего не упустить.

На этапе лучевой диагностики технологии уже стремятся помочь рентгенологу описывать картинку. И есть существенные результаты. Данные рентгена, УЗИ, КТ, МРТ и ПЭТ уже давно записываются не на пленку, а в цифровом виде. Это означает, что у исследовательских групп и технологических компаний есть большой объем цифровых данных, на базе которых можно совершенствовать технологии машинного обучения и создавать продукты, способные помочь рентгенологу описать полученную картину.

В области анализов крови и других биологических жидкостей технологическая революция произошла уже пару десятков лет назад. Информацию обо всех объективных параметрах выдает машина, а не человек. Задача врача лабораторной диагностики лишь валидировать эти данные и при необходимости интерпретировать.

При этом на ключевом этапе диагностики — при исследовании тканей опухоли после биопсии — все по-прежнему достаточно субъективно. На этапе гистологического исследования, решение, болеет человек раком или это доброкачественное новообразование, принимает врач на основе собственного опыта и знаний, анализируя срезы тканей на гистологических стеклах. Но на стекле ни кириллицей, ни латиницей диагноз не написан, и существенный процент ошибок происходит именно на этом этапе. Поэтому в данном направлении и на государственном уровне (например, национальная программа в США или во Франции), и на уровне исследовательских групп, технологических компаний как в мире, так и в России ведется активная работа. Ее смысл заключается в переводе гистологических и иммуногистохимических исследований в «цифру», с тем чтобы диагнозы были точнее, их постановка занимала меньше времени, а сам процесс постановки стал более прозрачным.

Сейчас только морфологический этап диагностики рака в России занимает в среднем от двух недель до двух месяцев (включая иммуногистохимию). Новые технологии позволяют проводить эти исследования за два-три рабочих дня. Критически важным, тем не менее, остается время, необходимое врачу на постановку диагноза. Например, врач со специализацией в кожной патологии, поставит диагноз в профильной нозологии значительно быстрее, чем специалист широкого профиля. А консилиум узкопрофильных специалистов из разных клиник, регионов и даже стран, обсуждающих случай, представленный в цифровом виде, поставит диагноз со значительно меньшей вероятностью ошибки, чем патолог общего профиля, отсматривающий сороковой случай за рабочий день.

Онкология и проблемы финансирования

Если смотреть на область онкологической диагностики как на бизнес, то ситуация получается в целом неоднозначная. С одной стороны, невысокое качество диагностических услуг и низкая доступность открывают большие возможности. С другой, диагностика и лечение онкологических заболеваний в современном мире — это не просто дорого, это очень дорого. Например, в США продолжительность жизни онкологических пациентов с некоторыми группами заболеваний за последние годы увеличилась. Однако вместе с этим увеличился и средний чек на лечение. Национальные расходы на лечение рака в 2010 году составили почти $125 млрд, а уже к 2020 году могут достичь $156 млрд. В большинстве случаев, тарифы ОМС не могут покрывать эффективную диагностику и лечение, а рассчитывать на большой объем рынка за счет оплаты клиентами нельзя в силу высокой стоимости этих услуг.

Драйвером внедрения технологий диагностики и лечения, и не только онкологии, как правило, в мире являются страховые компании, которые финансируют медицинскую помощь, так как технологии снижают себестоимость услуг и повышают их качество. В России этот механизм сегодня работает слабо. Пока эти услуги не входят в стандартные программы медицинского страхования и воспринимаются как некий second opinion, но в перспективе двух-трех лет, я уверен, мы увидим многие высокотехнологичные диагностические процедуры в списке покрытия страховой компанией.

Рост заболеваемости онкологией подталкивает ученых и генных инженеров со всего мира искать способы лечения этого заболевания. Пока волшебная таблетка не найдена, залогом успешной борьбы остается ранняя диагностика и правильный диагноз. Здесь технологии и научные исследования играют далеко не последнюю роль, позволяя сократить время на диагностику, упрощая процесс принятия решений, объединяя врачей из разных стран для совместной удаленной работы.

Россия > Медицина > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403705 Алексей Ремез


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403631 Александр Локтаев

Под защитой полиса. Почему россияне стали активнее страховать свое имущество

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

В 2017 году число заключенных договоров страхования имущества выросло на 30%. Среди причин — ипотечный бум, страховки с фиксированными условиями и, конечно, желание граждан сохранить свое состояние

С начала 2017 года количество заключенных договоров в розничном сегменте страхования имущества выросло примерно на 30%, до 20 млн, сообщает Всероссийский союз страховщиков (ВСС). Эти цифры также учитывают и залоговое страхование имущества, прежде всего — приобретаемой в кредит недвижимости.

Оживление на ипотечном рынке в последние годы способствует росту объемов страхования имущества. У многих крупных страховщиков, работающих в этом сегменте, доля страхования залоговых квартир в рамках ипотечных программ превышает 30%.

Конечно, рост в залоговом кредитовании граждан — не самый лучший повод для гордости страховщиков. Страхование приобретаемой в кредит квартиры — дело обязательное, тут не отвертеться. Однако появился спрос и со стороны владельце неипотечных квартир. В основном он связан с недорогими полисами с фиксированными условиями и лимитами возвращения, или так называемыми коробочными продуктами. В крупных городах спрос на такие предложения держится на уровне 30% ежегодно. Это постепенно меняет структуру рынка.

Страхование в пакете

Рост продаж коробочных продуктов провоцируют в том числе и посредники — в первую очередь, банки. На фоне снижения своей рентабельности они стараются увеличивать долю доходов от некредитного бизнеса, отсюда и интерес к активной продаже страховок. Так, по данным агентства «Эксперт РА», доля банковских продаж в общем объеме страхового рынка в прошлом году показала рекордный рост — на 7,3 п. п., до 28,1%. Бок о бок с ними работают ретейлеры, которым тоже нужна высокая маржа. Через банковские и ритейловые сети страховщики активно предлагают недорогие продукты по страхованию банковских карт, мобильной и бытовой техники и иного личного имущества.

Начинает приносить результаты и долгая работа страховых компаний с агентскими сетями по продвижению имущественного страхования. На фоне стагнирующего каско страховщики стараются продвинуть продукты, спрос на которые выше. Здесь на первый план выходят полисы страхования недвижимости.

Однако при общем увеличении количества проданных полисов, премии страховщиков не показывают аналогичной динамики. За первое полугодия 2017 года рынок страхования имущества граждан в целом по России вырос на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Средняя же премия на договор снизилась на 16% до 1600 рублей.

Очевидно, что граждане не хотят отказываться от страхования, но стараются оптимизировать эти расходы. Чтобы сократить бюджет, они чаще прибегают к сужению покрытия: от полного пакета рисков переходят на частичное страхование, обеспечивая защиту только от огня и/или воды, уменьшают количество страхуемых объектов. Например, если речь идет о загородном доме, то страхуется только основное здание, недорогие хозяйственные постройки исключаются из покрытия.

Культура безопасности

Как бы там ни было, рост страховок говорит о повышении общей страховой культуры населения. Сегодня в Москве и Санкт-Петербурге доля застрахованного жилья приближается уже к 30%. Понимая, что страховой полис доступен по цене и прост в приобретении, владельцы квартир и домов все чаще самостоятельно его покупают. А купив однажды, снова возвращаются к страховщику.

Пожары и другие стихийные бедствия тоже понемногу «воспитывают» граждан. Трагедия в Ижевске, где недавно от взрыва газа рухнула часть многоэтажного дома, вновь заставила думать о страховании не только собственников жилья, но и государство, которое на протяжении многих лет размышляет о необходимости обязательного страхования жилья от чрезвычайных ситуаций.

В корпоративном сегменте, к сожалению, продолжается обратная тенденция — здесь снижаются и премии, и количество заключенных договоров. Такая ситуация наблюдается на рынке уже не первый год. Добровольно сегодня защищают имущество в основном западные компании, либо очень крупные российские корпорации, имеющие многолетнюю практику страхования. Конкуренция за таких клиентов просто невероятная, и страховщикам приходится демпинговать и усложнять страховые программы.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403631 Александр Локтаев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева

Блюстители спокойствия: рэнкинг страховых компаний по итогам III квартала 2017 года

Айгуль ИБРАЕВА

Капитализация страхового сектора продолжает расти. За III квартал текущего года рынок увеличился на 3,2%, причиной чему послужило увеличение собственного капитала компаний. При этом наибольший рост активов наблюдается у компаний по страхованию жизни. Тенденция восстановления доходности рынка после упадка, наблюдавшегося в начале года, продолжилась. Эффективность использования активов страховщиков выросла до 8,3% годовых, а прибыль сектора достигла показателей прошлого года.

Баланс

Совокупные активы страхового сектора Республики Казахстан по итогам III квартала 2017 года обозначились в размере 923,75 млрд тенге, что на 3,2% больше по сравнению с показателем за предыдущий квартал, с начала года показатель подрос на 7,8%.

Крупнейшая страховая компания в Казахстане СК «Евразия» по итогам девяти месяцев нарастила объем активов до 218,21 млрд тенге, что соответствует 23,6% всего страхового рынка. За июль-сентябрь 2017 года баланс компании увеличился на 11,67 млрд тенге, или 5,5%, с начала года показатель подрос на 16,05 млрд тенге, или 7,9%. Следом идет СК «Виктория», объем активов которой почти в три раза меньше лидера сектора. На 1 октября текущего года он составил 81,82 млрд тенге. Показатель несколько сократился в течение текущего года, в частности, за первое полугодие активы страховщика уменьшились на 9,7%, с 86,39 млрд тенге до 78,76 млрд тенге, в III квартале показатель вновь подрос на 3,9%.

Компания по страхованию жизни «НОМАД LIFE» вошла в тройку крупнейших страховщиков Казахстана, увеличив объем активов за девять месяцев с начала года на 12,8%, или 7,27 млрд тенге, причем за III квартал объем активов компании подрос на 6,5%, или 3,91 млрд тенге.

За III квартал больше всех объем активов сократился у дочерней компании Народного банка СК «Халык-Казахинстрах» — на 5,32 млрд тенге (9,1%), в «Kaspi Страхование» объем активов уменьшился на 2,31 млрд тенге (8,9%). В СК «Казахсмыс» показатель сократился на 2,02 млрд тенге, или 5,5% от объема активов, на что существенно повлияло сокращение объемов операций «обратное РЕПО» (на 78%), активов перестрахования по незаработанным премиям (за вычетом резервов на обесценение) (на 9%) и страховых премий к получению от страхователей (перестрахователей) и посредников (за вычетом резервов на обесценение) (на 56%).

Высокие темпы роста активов за июль-сентябрь текущего года показали преимущественно компании по страхованию жизни. Так, другая дочка Народного банка Казахстана СК «Халык-Life» за три месяца нарастила объем активов на 11,5%, до 61,90 млрд тенге, с начала года компания подросла почти на треть. СК «Standard» за рассматриваемый период увеличила объем активов на 10,5%, или 1,04 млрд тенге, КСЖ «Азия-Life» — на 10,3%, или 0,86 млрд тенге. За III квартал 2017 года объем активов СК «Казкоммерц-полис» увеличился на 9%, до 44,3 млрд тенге, в основном за счет операций с ценными бумагами и перестраховочной деятельности с международными партнерами.

Значительное сокращение активов в относительном выражении за III квартал текущего года можно было наблюдать у мелких компаний сектора с долей не более 1%. В страховой компании «Kompetenz» активы за три месяца уменьшились на 17,7%, до 6,47 млрд тенге, с начала года компания потеряла 1,71 млрд тенге, или 20,9% объема. Сокращение баланса за рассматриваемый период наблюдалось и у СК «Trust Insurance» — на 10,7% и АО «СК «Amanat» — на 9,6%, где объем активов уменьшился за счет снижения активов перестрахования (доля перестраховщика в резервах) и снижения денежной массы, которая пошла на погашение кредиторской задолженности.

Председатель правления страховой компании «Коммеск-Өмір» Олег Ханин связывает рост активов страховых компаний с сезонными особенностями рынка. К примеру, на 1 октября 2017 года активы СК «Коммеск-Өмір» достигли 15 млрд тенге, за III квартал активы возросли на 7%, или 1 млрд тенге.

«Это связано с ростом ликвидных активов компании — ценных бумаг и депозитов, который произошел по нескольким причинам: во-первых, все свободные средства компания инвестирует в финансовые инструменты, для покрытия страховых резервов, во-вторых, в III квартале традиционно наблюдается рост деловой активности на финансовых рынках, что благоприятно отражается на стоимости инвестиций», — отметил руководитель компании.

Собственный капитал

Совокупный объем собственного капитала страховых компаний на 1 октября 2017 года зафиксировался в размере 426,21 млрд тенге, некоторое уменьшение показателя в первой половине текущего года было компенсировано с излишком в III квартале, рост за три месяца составил 6,8%, или 27,07 млрд тенге.

СК «Евразия» за III квартал произвела докапитализацию на 9,39 млрд тенге, тем самым собственный капитал компании подрос на 8,8%, СК «Виктория» инвестировала за данный период в баланс предприятия 4,63 млрд тенге, КСЖ «Казкоммерц-Life» — 1,40 млрд тенге.

Лидерами по темпу роста собственного капитала стали небольшие компании сектора, здесь сыграл свою роль эффект низкой базы. К примеру, в СК «Альянс-Полис» собственный капитал увеличился на 26,5%, до 0,95 млрд тенге. В АО «Нефтяная страховая компания» и КСЖ «Европейская страховая компания» собственный капитал за квартал подрос на 22,1% и 18,5% соответственно.

Высокими темпами наращивания собственного капитала с начала года отличились Экспортная страховая компания «KazakhExport» — 61,2%, или 15,83 млрд тенге, СК «Салем» — 49,8%, или 1,07 млрд тенге и СК «Kompetenz» — 49,1%, или 842,96 млн тенге. У последней, несмотря на наращивание собственного капитала, наблюдается сокращение активов на 20,9%, или 1,71 млрд тенге за девять месяцев текущего года.

Прибыль

Доходность страховых компаний несколько выросла в III квартале после спада, наблюдавшегося в начале года. Так, по итогам девяти месяцев 2017 года лишь у четырех компаний сектора наблюдается отрицательный результат финансовой деятельности против 13 компаний в I квартале. За три квартала совокупная прибыль страхового сектора сложилась в размере 55,69 млрд тенге против 58,93 млрд тенге за тот же период 2016 года (-5,5%).

Наибольший финансовый результат за анализируемый период показала СК «Евразия», которая за девять месяцев заработала 20,67 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года прибыль компании выросла на 4,39 млрд тенге, или 27%. На втором месте по размеру прибыли идет АО «Kaspi Страхование», которое заработало с начала года 4,85 млрд тенге, стоит отметить, что за тот же период предыдущего года прибыль компании была несколько выше — 7,30 млрд тенге. Тройку замыкает СК «Виктория», компания сгенерировала за январь-сентябрь текущего года 4,76 млрд тенге, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года показатель вырос на 31,1%.

Высокий темп роста прибыли по итогам девяти месяцев 2017 года показала компания «KazakhExport», показатель доходности которой по сравнению с аналогичным периодом 2016 года вырос в 10 раз — с 17,49 млн тенге до 1,73 млрд тенге. Отличилась и СК «Amanat», которая смогла заработать 337,04 млн тенге против 40,27 млн тенге в прошлом году. Прирост связан со снижением убыточности страхового портфеля и ростом инвестиционной доходности в 2017 году.

В СК «Цесна-Гарант» прибыль за девять месяцев 2017 года увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года в три раза, по словам главного бухгалтера компании Елены Казутиной, рост показателя был обеспечен за счет проведенной работы по оптимизации постоянных расходов и сокращения объема страховых выплат.

Отрицательный результат доходности за анализируемый период показали четыре компании, в том числе СК «ТрансОйл» (-158,56 млн тенге), СК «Альянс-Полис» (-148,34 млн тенге), КСЖ «Азия-Life» (-93,31 млн тенге) и АО «КК ЗиМС «Интертич» (-51,85 млн тенге). Причем последние две компании в прошлом году демонстрировали положительный финансовый результат.

Двум компаниям, которые за январь-сентябрь 2016 года показали убыток, удалось выйти в прибыль в текущем году. Так, прибыль КСЖ «Standard Life» за девять месяцев 2017 года составила 700,27 млн тенге, тогда как за аналогичный период 2016 года у компании был зафиксирован убыток в 636,99 млн тенге, сформированный согласно правилам формирования бухгалтерского баланса в результате осуществления выплаты дивидендов в 2016 году. По факту, по данным страховщика, за девять месяцев 2016 года компания имела прибыль в размере 863,02 млн тенге.

«В целом 2016 год стал для компании знаковым: пришли новые акционеры, произошли изменения в топ-менеджменте, была принята долгосрочная стратегия развития. В соответствии с ней деятельность компании в текущем году была в основном направлена на укрепление позиций на рынке, а также на автоматизацию бизнес-процессов, развитие риск-менеджмента», — рассказали в КСЖ «Standard Life».

Второй компанией, сгенерировавшей прибыль против убытка в прошлом году, стала СК «Салем», где по итогам трех кварталов чистый доход сложился в размере 684,29 млн тенге против отрицательного 521,74 млн тенге в предыдущем году.

Сокращение прибыли относительно предыдущего года наблюдается у КСЖ «Европейская Страховая Компания» (с 4,20 млрд тенге до 1,36 млрд тенге) и СК «НОМАД Иншуранс» (с 3,07 млрд тенге до 769,89 млн тенге). В НОМАД Иншуранс сокращение прибыли объясняют ростом чистых страховых резервов на 1,70 млрд тенге. Это связано с увеличением объема страховых премий, принятым по договорам страхования и перестрахования, на 3,26 млрд тенге, а также увеличение сборов чистых страховых премий на 1,74 млрд тенге по сравнению с 9 месяцами 2016 года.

Эффективность использования активов сектора по итогам девяти месяцев увеличилась до 8,3% с 0,63% за I квартал текущего года. Для справки: по итогам трех кварталов предыдущего года ROA страховщиков был на уровне 7%.

Наиболее эффективной за III квартал 2017 года стала самая маленькая по объему активов компания сектора СК «Trust Insurance» с коэффициентом ROA в 25,7% годовых. При этом компания занимает всего 0,2% рынка страхования. При среднем объеме активов 2,14 млрд тенге компания заработала за девять месяцев 413,86 млн тенге. Вторым по этому показателю оказалось АО «Kaspi Страхование» с коэффициентом эффективности использования активов 25,4% годовых, заработавшее 4,85 млрд тенге при среднем объеме активов за полугодие 25,42 млрд тенге. Замыкает тройку КСЖ «Европейская страховая компания», которая при среднем объеме активов в 12,41 млрд тенге заработала за рассматриваемый период 1,72 млрд тенге (ROA — 18,5% годовых).

Страховые премии

За девять месяцев 2017 года совокупный объем страховых премий обозначился в размере 310,14 млрд тенге. Это на 7,5% больше, чем за тот же период предыдущего года. Рост показателя обеспечило добровольное личное страхование. По данному сегменту за три квартала было собрано 76,18 млрд тенге премий, что на 19,8% больше, чем годом ранее. Тем не менее, добровольное страхование жизни и здоровья в Казахстане занимает лишь четверть всего страхового рынка.

Наибольший объем страховых премий — 43,63 млрд тенге собрала СК «Евразия» 43,63 млрд тенге, что на 2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Страховые премии СК «Казахмыс» обозначились в объеме 38,32 млрд тенге, показатель компании сократился на 1,9% по сравнению с результатом за три квартала 2016 года. «Объем собранных страховых премий сократился за счет снижения объемов страховых премий по классу ОГПО ВТС в связи с пересмотром страхового портфеля компании», — разъяснила начальник управления экономики и финансов Гулназ Укибаева.

Значительный рост объема собранных страховых премий показала компания «Халык-Life». По сравнению с результатом прошлого года страховые премии СК увеличились на 10,10 млрд тенге, или 55,2%, и обозначились в размере 28,39 млрд тенге, что позволило компании войти в первую тройку списка.

Кроме «Халык-Life» ощутимый рост страховых премий можно было наблюдать у СК «Казкоммерц-Полис», где за девять месяцев 2017 года объем собранных компанией страховых премий вырос на 59,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 20 млрд тенге. Такой значительный рост в страховой компании связывают с усилением позиций по отдельным классам добровольного страхования.

Выплаты

Объем страховых выплат сектора за первое полугодие текущего года составил 64,68 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень страховых премий сократился на 12,9%, или 9,60 млрд тенге. По добровольному личному страхованию компании за девять месяцев выплатили клиентам 24,85 млрд тенге, по обязательному страхованию 22,73 млрд тенге. По добровольному имущественному страхованию — 17,11 млрд тенге, по данной категории страховщики выплатили клиентам на 41%, или 11,89 млрд тенге меньше относительно того же периода предыдущего года.

Лидером по объему как страховых премий, так и страховых выплат стала СК «Евразия». За девять месяцев компания выплатила своим клиентам 9,92 млрд тенге, за тот же период 2016 года она произвела выплаты на 18,18 млрд тенге, показатель сократился почти в два раза. Следом идет «Халык-Казахинстрах» с объемом страховых выплат 6,80 млрд тенге, что соответствует показателю за аналогичный период предыдущего года.

Тройку лидеров по страховым выплатам замыкает страховая компания «Казкоммерц-Полис», которая возместила клиентам за шесть месяцев текущего года 5,36 млрд тенге, что на 126,7% больше, чем годом ранее. Принимая во внимание значительное увеличение объемов продаж страховых полисов и прирост клиентской базы, в указанный период произошел и рост страховых выплат, что также связано с наличием у СК партнерских соглашений о перестраховании рисков, отметили в компании.

По итогам трех кварталов 2017 года страховые выплаты двух компаний превысили объем премий, собранных за рассматриваемый период. Так, согласно данным НБ РК, расходы по осуществлению страховых выплат АО «ЭСК «KazakhExport» по итогам девяти месяцев текущего года составили 1,29 млрд тенге (за тот же период 2016 года — 65,64 млн тенге) при объеме страховых премий 1,02 млрд тенге. В итоге за первое полугодие текущего года объем страховых выплат компании превысил объем премий на 268,83 млн тенге.

АО «СК «Альянс-Полис» за первое полугодие выплатило клиентам 197,47 млн тенге, тогда как объем страховых премий, собранных компанией за шесть месяцев, достиг лишь 4,21 млн тенге. В итоге за первое полугодие текущего года превышение страховых выплат составило 193,27 млн тенге. Нацбанк неоднократно прерывал лицензию компании по осуществлению страховой (перестраховочной) деятельности за несоблюдение требований пруденциальных нормативов и иных обязательных к соблюдению норм и лимитов, установленных законодательством Республики Казахстан. На сегодня страховой портфель компании передан СК «Standard».

Источник данных — официальный интернет-ресурс Народного банка Республики Казахстан.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 20 ноября 2017 > № 2398705 Ольга Папышева

Главврач больницы № 29: У нас есть все, чтобы оказывать помощь на уровне мировых стандартов

Ольга Папышева рассказала mos.ru о новых технологиях, которые помогают лечить людей быстрее и безопаснее, и о том, что меняется в жизни и работе московских врачей.

Лучшие специалисты по заболеваниям кисти и предплечья собрались в городской клинической больнице № 29 имени Н.Э. Баумана. Здесь работает центр хирургии верхней конечности, который объединил отделения травматологии кисти, гнойной хирургии кисти и общей травматологии, а также специализированную амбулаторную службу и стационар кратковременного пребывания.

Он получил самое современное оборудование: уникальную артроскопическую установку, микроскоп для микрохирургических операций, мобильные рентгеновские аппараты и многое другое. О том, какие возможности появились у врачей и пациентов, насколько сократились сроки пребывания в больнице и как улучшилось положение докторов в Москве, mos.ru рассказала Ольга Папышева, главный врач больницы.

— Центр травматологии в ГКБ № 29 соединил возможности отделения экстренной травматологической помощи с артроскопией, микрохирургией кисти. Что изменилось для врачей и пациентов?

— В нашей клинике большое травматологическое подразделение. На базе больницы развернуто два травматологических отделения, одно из которых традиционно специализировалось на травме кисти, есть отделение гнойных заболеваний кисти. За последние пару лет появились предпосылки для того, чтобы организовать полноценную городскую службу оказания помощи пациентам с патологией верхней конечности.

До сих пор в Москве помощь пациентам с заболеваниями кисти оказывали в разных учреждениях. Например, одно специализировалось на экстренной помощи, другое — на плановой, в третьем занимались микрохирургией кисти, а полноценной артроскопии, можно сказать, в городе не существовало.

Мы собрали все виды помощи в одном учреждении. Мы работаем круглосуточно, готовы помогать пациентам как с экстренной патологией, так и со сложными случаями, которые можно лечить в плановом порядке. Плюс есть возможность заниматься микрохирургией. Сюда же попадают больные с гнойными осложнениями при травмах кисти.

Самое главное — создана служба нового формата. У нас максимально высокая оперативная активность. Все возможные заболевания, которые можно лечить амбулаторно, мы стараемся лечить без госпитализации. Для этого есть дневной стационар, стационар кратковременного пребывания. Также организована консультативная помощь, и со всей Москвы сюда приходят пациенты с болезнями кисти. Нам удается консультировать пациентов у узких специалистов, чтобы принять решение о дальнейшей тактике лечения и подготовить больного к операции, если в ней есть необходимость.

У нас есть все возможности многопрофильного стационара с реанимационными отделениями, усиленной анестезиологической службой, лабораторией, амбулаторной службой, консультативно-диагностическим центром, на базе которого удалось организовать дневной стационар. Он очень успешно работает: десятки пациентов ежедневно получают помощь амбулаторно, без госпитализации.

— Какое оборудование получил новый центр?

— Мы оснастили травматологическую службу всем оборудованием, о котором доктора могли только мечтать. Мы получили уникальнейшую артроскопическую установку. На сегодня, наверное, только у нас специалисты травмы кисти располагают артроскопическим оборудованием такого класса. Плюс к этому теперь мы имеем в своем распоряжении оборудование для проведения микрохирургических операций на кисти. Например, микроскоп, который дает возможность проведения микрохирургических операций. Это тоже уникальная возможность для Москвы. Также есть С-дуги — мобильные рентгеновские аппараты, позволяющие проводить вмешательства под контролем рентгена в операционной.

— Можно ли будет здесь делать операции, которые раньше не делали?

— У нас появилась возможность оказывать помощь пациентам с очень сложными заболеваниями лучезапястного сустава, а также малоинвазивными методами лечить тех пациентов, помочь которым качественно раньше было крайне затруднительно.

— Позволят ли все эти нововведения выписывать пациентов быстрее?

— Они уже выписываются быстрее. Длительность стационарного этапа лечения сократилась более чем в два раза. Этого удалось достичь за счет внедрения высокотехнологичных современных методов лечения.

— ГКБ № 29 проводит курсы для травматологов-ортопедов. То есть ваша больница еще и образовательный центр?

— Наш центр травматологии — один из лидеров этого движения, у нас постоянно проходят мероприятия. 4–5 декабря к нам приедет из Германии всемирно известный профессор Габор Салай, который будет проводить мастер-класс, оперировать и демонстрировать свои методики. В начале ноября мы собирали травматологов со всей Москвы, делились современными достижениями, подходами, чтобы прийти к единому пониманию тактики ведения пациентов с травмами верхней конечности как амбулаторно, так и стационарно. У нас были полные аудитории.

— Больница № 29 была создана в XIX веке как современное прогрессивное лечебное учреждение. Чем она сегодня отличается от других медучреждений Москвы?

— Мы гордимся историей больницы, она уникальна. Общину сестер милосердия «Утоли моя печали» организовала княгиня Наталья Шаховская, а потом на свои средства и добровольные пожертвования горожан построила здесь самый передовой по тем временам корпус.

Мы и сейчас стараемся поддерживать атмосферу самопожертвования и дух подвижничества, заложенные при основании лечебного учреждения. С одной стороны, мы следуем традициям организованной здесь клиники и постоянно об этом напоминаем, храним документы, фотографии конца позапрошлого и начала прошлого века. С другой стороны, всегда в больнице работали передовые специалисты, применялись передовые технологии. 29-й больнице всегда было чем гордиться — как специалистами, так и методиками, направлениями нашей работы.

— В больнице оказывают высокотехнологичную помощь?

— Конечно, по многим профилям. Это гинекология и акушерство, сосудистая хирургия, общая хирургия, урология, травматология. У нас появился новый профиль — нейрохирургия, есть и эндоваскулярная хирургия.

— Такие высокотехнологичные операции бесплатны?

— Да, мы работаем по системе обязательного медицинского страхования, а также получаем бюджетные квоты. И все это доступно не только для москвичей, но и для других для граждан России. Это наша гордость. Количество пациентов, получающих высокотехнологичную медицинскую помощь (ВПМ), увеличивается. В сравнении с предыдущим годом объем ВМП вырос на 64 процента. За 10 месяцев этого года такую помощь получили 580 больных.

— Несколько лет назад роддом в вашей больнице прошел полное переоснащение. Что изменилось с тех пор?

— Переоснащение не останавливается ни на минуту. Каждый бокс в роддоме дооснащается креслами-трансформерами для проведения вертикальных родов. В этом году у нас появилась система гипотермии для новорожденных (снижение температуры тела для уменьшения риска повреждения тканей головного мозга после нарушения кровообращения. — Прим. mos.ru). Этот аппарат препятствует развитию отека и позволяет, по сути, спасти центральную нервную систему ребенка. Также мы получили дополнительное оборудование для выхаживания недоношенных детей и детей с диабетической фетопатией — это осложнение, с которым рождается ребенок при неблагоприятном течении беременности у женщин с сахарным диабетом.

На базе родильного дома развернута эндоваскулярная служба. Это дает возможность вводить эмболы, которые останавливают тяжелые кровотечения, и тем самым спасти женщине жизнь или избежать удаления матки. Так и потери крови минимальные, и детородная функция сохраняется.

Кроме того, был создан и плодотворно работает центр патологии эндокринных заболеваний у беременных. Это сахарный диабет, болезни щитовидной железы и надпочечников. Пациентки проходят лечение и становятся мамами. В прошлом году мы приняли 8,5 тысячи родов, из них почти 2300 успешно провели у женщин с сахарным диабетом. К нам поступают женщины с осложненным течением заболеваний, поскольку наш роддом находится на территории больницы и есть возможность коллегиально решать проблемы пациенток.

— Насколько комфортными стали палаты?

— У всех есть возможность совместного пребывания с ребенком. Для каждой пациентки созданы очень комфортные условия: в палатах есть туалеты, душ… К детям, которые лежат в отделении реанимации, мамы могут приходить круглосуточно, без всяких предупреждений и договоренностей. Это очень важно.

Есть дети, которые не нуждаются в реанимации, но все-таки проходят лечение, если родились, например, с низким весом. Они лежат под капельницей, получают другое лечение, но все равно они круглосуточно находятся с мамами. Это было достаточно сложно организовать, но сейчас это уже для нас привычно.

— Столичные доктора получают статус «московский врач». В вашей больнице есть те, кто сдает экзамены?

— Да, многие уже проходят испытания, подано много заявок. Я уверена, что у нас тоже будут такие доктора. Казалось бы, это банальность: всем очевидно и понятно, что нужно повышать квалификацию. Но это особенно необходимо сегодня, потому что прогресс не остановить, все меняется в жизни каждый день, а уж в медицине в первую очередь. Постоянно возникают новые методики, новые взгляды, внедряется абсолютно новое оснащение. И доктор должен обо всем этом не только знать, но и уметь это применить, организовать в своей клинике работу с использованием современных достижений.

Безусловно, нужна система повышения квалификации — стройная и непрерывная, дающая возможность работающим врачам двигаться вперед в соответствии со всеми возможностями, которые сегодня существуют в Москве, в России и в мире. И очень важно, чтобы это все было не формально, а приносило настоящие плоды: качественное лечение пациентов и удобный труд для врачей.

И та система «Московский врач», которая сейчас создается, похоже, отвечает именно этим требованиям. Во-первых, это продуманные механизмы стимулирования врачей. Во-вторых, она еще и включает систему подготовки, дает возможность действительно повысить квалификацию, готовясь к экзаменам.

— Почему сдать экзамены и получить статус «Московского врача» удалось не всем претендентам?

— Многие были уверены, что это что-то вроде привычной сертификации. А оказалось намного серьезнее. Но не сдавшие экзамены соискатели записываются на повторную сдачу, а значит, будут усиленно готовиться, совершенствовать свои знания. То есть даже несданные экзамены повысили профессионализм врачей и сработали на повышение качества медицинских услуг.

— Вы сказали об удобном труде для врачей. Насколько изменилось положение доктора в столице?

— Уровень медицины в Москве изменился в лучшую сторону, и положение медиков становится лучше. Совершенно четко есть тенденция к увеличению размера заработной платы.

Я, как руководитель больницы, стараюсь принимать все меры для того, чтобы работа персонала, в первую очередь медиков, а среди них в первую очередь врачей, становилась более комфортной. Мы постоянно работаем над тем, чтобы труд врачей стал более автоматизированным и менее формализованным, стараемся с помощью информационных систем упростить их работу.

У нас есть успешное нововведение. По примеру западных клиник, где я была и видела, как устроена работа, я в самое загруженное отделение набрала не медиков, а секретарей, администраторов. То есть в нескольких наиболее загруженных отделениях у нас работает человек, который берет на себя административную работу: оформление документов, созвон, координацию логистики больных, которая отнимает очень много времени у врачей, подготовку документов, оформление по ВМП, что тоже достаточно трудоемко. Очень много есть работы, для которой вообще не надо быть врачом, даже не надо быть медиком. Ее вполне могут выполнять разумные, грамотные люди. Не нужно много лет на их подготовку.

— Московские клиники могут сейчас по уровню оснащенности и подготовки врачей соперничать с зарубежными?

— Я считаю, что у нас есть абсолютно все необходимое, чтобы оказывать помощь на уровне мировых стандартов. В моем окружении немало людей, которые лечились за рубежом. И я уже не удивляюсь, когда они рассказывают, особенно те, кто рожал за рубежом: «С нами так равнодушно обращались, с нами никто не поговорит, никто нас не пожалеет, после родов через 12 часов домой, и никого не интересует, как и что».

— Наш пациент любит, чтобы его жалели?

— Но это действительно эффективно. Сострадание — это материальная сила. Оно имеет терапевтическую ценность и влияет на результативность лечения, потому что эмоциональный настрой пациента имеет огромное значение. Мы стараемся делать так, чтобы наши медики были настроены именно на такую медицину, на сопереживание.

Но мы потихоньку сейчас стали понимать, что здоровье — это ответственность каждого человека. Медики лечат и помогают, но задача пациента — вести здоровый образ жизни, вовремя обратиться за медицинской помощью, грамотно выполнять назначения, сотрудничать с врачами. Это, наверное, следующий этап нашего образования.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 20 ноября 2017 > № 2398705 Ольга Папышева


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков

«Ингосстраху» — 70 лет.

О том, с какими достижениями и успехами лидер российской страховой индустрии подходит к юбилею, Business FM рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков.

«Ингосстраху» — 70 лет. К сожалению, формат нашего интервью не позволяет нам рассказать подробно о всей истории компании, но давайте тезисно отметим, с чем «Ингосстрах» подошел к этому юбилею.

Михаил Волков: За 70 лет вместе со страной пережито несколько эпох. И сегодня «Ингосстрах» один из лидеров российской страховой индустрии, один из самых финансово устойчивых игроков на этом рынке. Для страховой компании это самое важное. И, конечно, мы уверены в том, что делаем все, что только можно, для обеспечения надежности и устойчивости наших клиентов. Наши клиенты опять-таки — это самое дорогое, самое важное, что у нас есть. А пару лет назад мы сформулировали миссию компании, в которой звучат слова «Мы делаем мир лучше». Нам кажется, что наш бизнес позволяет этого добиваться. На протяжении всех 70 лет мы не только прислушивались к потребностям наших клиентов и пытались максимально их реализовывать, но и занимали проактивную позицию, мы обучали, рассказывали нашим клиентам, как правильно управлять рисками. Например, для корпоративных клиентов у нас есть специальное подразделение консультантов, они выезжают на предприятия и дают свои рекомендации о том, как правильно управлять рисками, как правильно страховать риски. Тем самым через наш бизнес мы стараемся сделать мир лучше.

В этом году «Ингосстрах» представил новую стратегию. Расскажите, пожалуйста, что в ней нового. И почему вообще возникла необходимость вносить какие-то коррективы?

Михаил Волков: Мир стремительно меняется. Сегодня стратегия любой компании должна постоянно обновляться. Это не та классическая стратегия, которая пишется на многих сотнях страниц, а потом ложится куда-то на полку. Это некий стратегический диалог, в котором мы сейчас постоянно находимся. Мы постоянно обновляем свои цели и задачи. И, конечно, в сегодняшних реалиях цифровое будущее всем очевидно. В нашей стратегии к таким классическим вещам, как эффективность производства, эффективность ведения деятельности, прибавился очень большой блок, связанный с дигитализацией.

Большинство тех проектов, которые сегодня реализуются в компании и позволяют нам оставаться лидерами на этом рынке, связаны с цифровыми технологиями. Зайдите ради интереса на наш сайт — мы уверены в том, что это один из самых интересных и профессионально организованных сайтов не только в России, но и в мире среди страховых компаний.

Блокчейн?

Михаил Волков: Блокчейн — красивое слово, которое, как мы теперь знаем, может увеличить капитализацию компании просто за счет самого названия. Конечно, мы эти слова тоже обсуждаем, мы очень серьезно думаем, как правильно применить эти технологии. Один блокчейн нам не поможет, это я точно вам могу сказать. Серьезность взаимоотношений с клиентами для нас намного важнее, чем красивые слова, тем не менее всеми современными технологиями, которые сегодня существуют на рынке, в «Ингосстрахе» мы уже пользуемся и будем их внедрять дальше.

Наличие стратегии подразумевает наличие прогнозов по развитию рынка в целом. Каким рынок в ближайшие пять лет видит «Ингосстрах»?

Михаил Волков: Конечно, ведь мы заложники макроэкономики. Сегодня не самый лучший период для российского страхового рынка. У нас очередной кризис, связанный со сферой ОСАГО.

Недавно в прессе промелькнула фраза про десятикратное увеличение тарифов по ОСАГО. Насколько эта цифра вообще адекватна?

Михаил Волков: Десятикратным увеличением точно пугать никого не надо. То, что тарифы сегодня в среднем занижены, это тоже всем очевидно. К сожалению, сегодня те, кто хорошо ездит, переплачивают, те, кто ездит плохо, недоплачивают. Понятно, что в этом есть некая социальная забота о гражданах, но я думаю, что все будет идти к большей справедливости для каждого индивидуально. На пути к либерализации тарифов постепенно, а именно это сейчас обсуждается, мы сможем давать более справедливые тарифы для каждого индивидуально. И те, кто хорошо водит, будут платить меньше, те, кто часто попадает в аварии, они должны платить больше.

А если ОСАГО, если уже можно так выражаться, вечная проблема страхового рынка? Все страховщики жалуются на то, что этот рынок едва ли не убыточен, а многие говорят, что убыточен.

Михаил Волков: Он однозначно убыточен на сегодня.

Зачем страховые компании остаются в этом бизнесе, если рынок убыточен, и почему вы продолжаете этим заниматься и не сдаете лицензию по этому виду страхования?

Михаил Волков: Потому что мы уверены, что выйдем из этого кризиса. И это произойдет в ближайшее время.

Выйдем из кризиса с чем? Что тянет вверх? Какие есть точки роста на страховом рынке сегодня?

Михаил Волков: Более или менее хорошо развивается страхование жизни. Продолжает развиваться инвестиционное страхование жизни. Если говорить о совсем новых видах страхования, то, конечно, и в корпоративных видах бизнеса, и в розничном мы все больше и больше задумываемся о новых продуктах, связанных с киберрисками, которые сейчас реализуются и активизируются постоянно.

А спрос есть? К вам уже приходят и просят: «Застрахуйте, пожалуйста, от кибератаки»?

Михаил Волков: Спрос есть. Он пока что неявно выраженный. В начале интервью я говорил о том, что по ряду вопросов мы занимаем проактивную позицию. Мы рассказываем нашим клиентам о том, какие риски у них есть, о которых они, может быть, еще не знают, тем самым тоже стараясь делать мир лучше.

Планы «Ингосстраха» на ближайший год. Какие-то целевые показатели, которых вы намерены достичь.

Михаил Волков: Вы знаете, ничего экстраординарного. Как я и говорил, рынок сейчас развивается спокойными темпами. Мы планируем продолжать находиться среди лидеров рынка по объемам, ну и, конечно, наращивать свою финансовую устойчивость.

Ну и в ваш день рождения, в ваш юбилей чего бы вы пожелали своим партнерам и клиентам?

Михаил Волков: Как страховщики, конечно, мы желаем спокойствия, уверенности, надежности, здоровья, что очень немаловажно. Обо всем остальном позаботится «Ингосстрах».

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 ноября 2017 > № 2390406 Александр Тарасов

Экономим честно: как оптимизировать налоги малому бизнесу

Александр Тарасов, адвокат, управляющий партнер юридической компании «АВТ Консалтинг»

Ведение бизнеса и уплата налогов неразрывно связаны между собой. Поэтому на практике вопрос выбора режима налогообложения является первостепенным. Плательщик должен четко понимать, какими будут последствия от применения различных схем и способов оптимизации налогов. И каких финансовых потерь можно ожидать после их применения.

Для субъектов малого бизнеса, помимо общей системы налогообложения, законодательством предусмотрены «льготные» режимы, позволяющие работать в щадящих условиях.

Общая система налогообложения (ОСН)

Эта система обладает самыми невыгодными налоговыми издержками. Поэтому данный режим налогообложения субъекты малого предпринимательства используют довольно редко. В ОСН отсутствуют какие-либо исключения и ограничения, поэтому такой режим применяется автоматически в случае отсутствия заявлений от налогоплательщика о переходе на другой режим.

ОСН предполагает полное ведение бухгалтерского учета и максимальные платежи в бюджет.

Вычет НДС

Оптимизация налога на добавленную стоимость является одной из самых сложных задач и вызывает много вопросов у налогоплательщиков в связи с тем, что составляет большую долю налоговой нагрузки большинства предприятий.

Для максимального снижения НДС необходимо, чтобы контрагенты, с которыми ваша компания работает, также являлись плательщиками НДС. В таком случае суммы НДС контрагента-поставщика возможно принять к вычету.

Особенно пристальное внимание следует обратить на оформление первичной документации, поскольку налоговые органы крайне внимательны к такого рода сделкам и тщательно проверяют сопроводительные документы.

Также важным моментом является вопрос распределения или учета НДС. Учитывая, что данный вид налога уже заложен в цену товара, а в бюджет необходимо перечислить именно разницу между полученной и оплаченной суммами налога, то если при закупках заплатить больше, а при продажах меньше, таким образом можно скорректировать необходимые перечисления в бюджет.

Упрощенная система налогообложения (УСН) – льготный режим, который может быть применим практически для всех направлений деятельности. Разница в том, что предприятиям, имеющим высокую затратность бизнеса, выгоднее будут условия при налоговой ставке 15% – с объектом налогообложения «доходы минус расходы», а во всех остальных случаях более выгодным будет УСН со ставкой 6% и объектом «доходы».

Важным ограничением является то, что данная система налогообложения не может применяться совместно с ОСН.

Способы оптимизации

Компании, применяющие УСН, уменьшают налог путем уменьшения налогооблагаемой базы на сумму обязательных платежей в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и Пенсионный фонд РФ.

Региональные льготы по УСН

Кроме того, компаниями применяются региональные льготные ставки. Так, для объекта «доходы» ставка налога в конкретном регионе определяется законом этого субъекта РФ в диапазоне от 1% до 6%. В случае если ставка субъектом не установлена, компании вынуждены применять максимальную ставку – 6%. Для объекта «доходы минус расходы» ставка налога по УСН также устанавливается на региональном уровне, но в диапазоне от 5% до 15%. В случае отсутствия установленной региональной ставки применяется также максимальная ставка – 15%.

Существует так называемый льготный период – налоговые каникулы, в период которых ставка налога по УСН для всех объектов равна 0% на протяжении двух лет.

Применение УСН подходит малому бизнесу с малым среднегодовым оборотом. Данный режим эффективен при продаже работ и товаров либо физическим лицам, либо предприятиям малого бизнеса, которые также применяют льготный режим.

Основной риск состоит в том, что при утрате по тем или иным причинам специального режима восстановить учет придется с момента его утраты по ОСН с доначислением НДС. Это негативно скажется на налоговой нагрузке предприятия.

Кроме того, всегда есть риск снижения конкурентности на рынке при работе с предприятиями, применяющими ОСН и являющимися плательщиками НДС.

Единый налог на вмененный доход (ЕНВД) – еще один льготный режим для малого бизнеса, особенностью которого является то, что его можно использовать в ограниченных видах деятельности.

Отчисления в бюджет при использовании данного режима зависят не от фактических результатов деятельности, а определяются путем расчетов, основываясь на установленных показателях деятельности предприятия.

Существенным плюсом данного режима для организации является отсутствие необходимости уплаты НДС, налога на прибыль, налога на имущество, а также уменьшение суммы ЕНВД на сумму произведенных страховых взносов. Вместо вышеперечисленных налогов уплачивается единый налог.

Кроме того, у малого бизнеса есть возможность использовать корректирующие коэффициенты, которые дают возможность налогоплательщику учесть различные внешние факторы, влияющие на размер получаемого дохода, и исходя из этого снизить размер налоговой базы.

Еще одним плюсом данного режима является отсутствие каких-либо ограничений по доходам.

Однако имеются и существенные недостатки использования ЕНВД. Прежде всего это базовая доходность, установленная в отношении различных видов деятельности, которая зачастую не имеет экономического обоснования. При расчете базовой доходности законодателями не учтены особенности по видам деятельности налогоплательщиков.

Кроме того, предприятие, использующее режим ЕНВД, является невыгодным для тех компаний, которые уплачивают НДС.

Также к минусам ЕНВД можно отнести тот факт, что величина налога не зависит ни от доходов, ни от убытков.

Патентная система налогообложения (ПСН)

Является удобным и востребованным режимом для малого бизнеса, но предназначена только для индивидуальных предпринимателей и ограничена перечнем видов предпринимательской деятельности, при ведении которой можно использовать патент, и штатной численностью сотрудников до 15 человек.

Чтобы индивидуальный предприниматель мог работать по патенту, ему необходимо лишь выбрать вид деятельности из перечня и купить патент, который приобретается на год. Это очень удобно для предпринимателей, так как снижаются риски, связанные, например, с началом ведения бизнеса. В случае неудачи потери можно сделать минимальными.

Базовая ставка по патенту составляет 6% от базовой доходности.

Какие налоги заменяет ПСН

ПСН предусматривает освобождение предпринимателя от НДС, НДФЛ, налога на имущество физических лиц.

Для работающих на патенте налоговый орган рассчитывает налог исходя из потенциально возможного к получению дохода, который устанавливается региональными властями индивидуально.

Однако, применяя ПСН, предприниматели должны помнить не только об ограничении штатной численности, но и о пределе доходов, установленном в размере 60 млн рублей.

Налогоплательщики, применяющие ПСН, имеют право не вести бухгалтерский учет и не предоставлять бухгалтерскую и налоговую отчетность. Достаточно лишь ведения книги доходов и расходов.

Как и в любом другом режиме, в ПСН имеются минусы. К ним прежде всего относятся ограничение по видам деятельности и количеству наемных работников, ежегодное посещение налогового органа для подтверждения права на патентный режим и его «продление».

Несмотря на очевидные плюсы данного режима налогообложения, у индивидуальных предпринимателей, использующих ПСН, существуют и налоговые риски. В частности, возможность утраты права на применение патента по основаниям несоответствия критериям по доходности и штатной численности с последующей уплатой всех налогов по общему режиму налогообложения, а также двойное налогообложение. Если предприниматель ведет деятельность в нескольких регионах, то патент ему необходимо приобретать в каждом регионе отдельно.

Помимо налогового планирования как одной из первостепенных задач в вопросе оптимизации налоговой нагрузки, налогоплательщики применяют и другие способы ее снижения.

Планирование НДС

Одним из способов оптимизации налоговой нагрузки по НДС является ее планирование – ежемесячный анализ планируемых закупок основного сырья, материалов, оборудования, работ, услуг и прочего в зависимости от деятельности предприятия, стоимости договоров и сроков их оплаты. Также анализируются данные о реализации и сроках поступления выручки на предприятие.

Сочетание УСН с ЕНВД

Иногда оптимизация налогов организации выражается в сочетании нескольких «удобных» систем налогообложения. Так, к примеру, организация, которая работает по УСН, может создать отдельное подразделение, которое будет использовать ЕНВД. Это позволит в случае увеличения объема продаж сэкономить на налогах, так как уплата единого налога не зависит от дохода.

Завышение расходов

Как известно, объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций ее сумма равна доходам, уменьшенным на величину произведенных расходов, перечень которых установлен в главе 25 Налогового кодекса. Расширить этот список, очевидно, не представляется возможным, но законные способы завышения расходов существуют и активно применяются компаниями.

Например, самым распространенным методом завышения расходов компаний является завышение затрат по аренде помещения, а также затрат, сопровождающих текущую деятельность организации. Такие затраты подпадают под перечень, установленный законодательством, и могут быть отнесены к расходам.

Кроме того, возможно списать расходы на подготовку и переподготовку кадров в составе прочих расходов. Стоит обратить внимание на то, что учесть такие расходы можно только в отношении сотрудника, работающего по трудовому договору.

Таким образом, у компаний есть различные способы искусственного увеличения затрат, которые были понесены в действительности, а также в отношении дружественного контрагента или осуществлены лишь на бумаге.

Предприниматель на ПСН

Одним из способов увеличения налоговой экономии для субъектов малого бизнеса является как раз использование «дружественных» предпринимателей, работающих на патенте.

Налоговая оптимизация заключается в том, что, используя предпринимателя на данной системе налогообложения, предприятие получает возможность перевести часть прибыли, уменьшая тем самым ее у себя. А предприниматель уплачивает в бюджет фиксированную сумму налога, не отчитываясь перед налоговым органом.

Выплата дивидендов

Работник организации получает в качестве дивидендов от компании, которая находится на ОСН либо УСН, часть заработной платы. Целью данного способа является уменьшение НДФЛ и взносов в социальные фонды.

Работники учреждают компанию либо вводят в состав участников уже существующей компании. После чего компания получает прибыль и распределяет ее между участниками в виде дивидендов. Таким образом, вместо налога в размере 13% уплачивается налог размером 9%.

Очевидным минусом данной схемы является то, что дивиденды выплачиваются лишь по итогам года либо квартала. А также то, что есть ситуации, при которых дивиденды выплачивать нельзя.

Кроме того, у налогового органа может вызвать подозрение, если у работника низкий уровень заработной платы и большие выплаты в виде дивидендов.

Также можно ожидать усиленного контроля со стороны инспекции на предмет получения необоснованной налоговой выгоды в результате экономии на взносах в ПФР и фонды социального страхования.

Стоит упомянуть еще об одном способе, который пользуется популярностью у субъектов малого предпринимательства. Оптимизация налогов через создание фирм-однодневок – знакомая схема для налоговых работников. Данный способ хотя и достаточно распространен, но не является законным. Налоговая инспекция крайне внимательна к сделкам, вызывающим у нее подозрение в своей реальности. Если доказать обоснованность расходов не получится, то и налоговые вычеты получить не удастся, а налог на добавленную стоимость будет доначислен.

Таким образом, когда используется схема минимизации налогообложения, нужно оценивать риски и осознавать возможные последствия.

Предпринимателям необходимо руководствоваться определенными принципами, которые помогут оптимизировать налоги, не вызывая подозрения у контролирующих органов.

1. Заключаемые сделки не должны иметь притворный характер, необходимо наличие формирования деловой цели.

2. Необходимо обоснование используемой ценовой политики.

3. Любая сделка должна укладываться в общую схему бизнес-процесса.

4. Уделяйте особое внимание оформлению первичных документов.

5. Избегайте взаимозависимости участников сделок.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 ноября 2017 > № 2390406 Александр Тарасов


Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388804 Ольга Кучерова

Отдам в плохие руки

Страховщики активно используют договор цессии, чтобы снять с себя ответственность перед клиентом за ремонт пострадавших автомобилей

Страховщики пытаются снять с себя ответственность за ремонт автомобиля с помощью посредников

Разгул «автоюристов», на которых не устают жаловаться страховщики, теоретически должно было пресечь натуральное возмещение в ОСАГО. Но договор цессии, на котором строится бизнес «автоюристов», плавно перекочевал из денежной формы в натуральную. Об этом свидетельствуют жалобы клиентов страховщиков в «Народном рейтинге» Банки.ру и проведенное нами расследование.

«Машина стоит на улице вся грязная, внутри спит кот»

Сразу несколько клиентов страховщиков пожаловались в «Народном рейтинге» Банки.ру на то, что «независимые» эксперты, к которым их направили страховщики, фактически вынудили пострадавших автовладельцев заключить договор переуступки права требования (цессии) с некоей ассистанской компанией или напрямую с сервисом. Качество и сроки ремонта, полученного в результате такого договора, вызвали негодование клиентов. А страховая при попытке жаловаться туда всячески открещивалась, ссылаясь на договор цессии. В результате человек не понимает, когда и в каком состоянии получит машину назад, кто виноват в этой ситуации и что делать.

«В конце июня мой автомобиль был разбит вашим клиентом, ваша страховая компания предложила денежную компенсацию (которой не хватало, чтобы покрыть сумму ремонта), либо сам ремонт соответственно, — пишет на сайте Банки.ру Полина, обращаясь к страховщику. — Выбрала ремонт, подписала договор цессии. Сначала в течение месяца сервис «АвтоМакс» не принимал автомобиль, говорили, что ждут перечислений от страховой и закупают запчасти <…> При сдаче автомобиля были озвучены сроки ремонта: 2—3 недели максимально». (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов отзывов сохранены.) На первый взгляд, все в рамках закона: сроки в пределах месяца, даже предложили выбор между натуральной и денежной формой.

(Поясним в скобках, что приоритет ремонта перед денежным возмещением действует только в том случае, если виновник аварии купил полис после 28 апреля 2017 года — дня вступления в силу поправок к закону об ОСАГО. В противном случае пострадавший в ДТП клиент страховой компании волен сам выбрать между деньгами и ремонтом.)

Однако дальше все пошло не по плану. «Спустя 3 недели связались с сервисом и нам сообщили, что придется подождать еще 10 дней, очень сложный ремонт. Спустя 10 дней позвонили и опять то же самое, в итоге 3 раза срок сдвигался на 10 дней, 13.09.17 поехали в сервис, машина стоит на улице, вся грязная, внутри спит кот! С нее лишь сняли передний и задний бамперы. Такой ремонт машины произвели за 6 недель!!!» — пишет пострадавшая клиентка страховой компании.

Эпопея продолжалась еще не один день: директор сервиса обещал, что машину вот-вот начнут ремонтировать, по телефону подтверждал, что ею уже занимаются. А когда клиент приезжал в сервис, находил автомобиль все в том же состоянии, разве что кота внутри уже не было. Звонок в страховую результата не дал: компания ответственности не несет, все претензии — к сервису.

Похожая ситуация была у другого клиента крупного страховщика. «У виновника ДТП полис оказался оформлен после 28 апреля, поэтому мне выдали направление на ремонт. Вместе с направлением на ремонт был подписан договор цессии с компанией Автолот, т. к. ремонт без посредников, по словам оценщика, невозможен. Договор цессии пришлось отфотографировать на телефон, т. к. бумажной копии от оценщика не получил», — пишет автовладелец из города Видное. Спустя почти два месяца после первого обращения в страховую компанию клиент написал: «До сих пор не могу получить информацию о том, где находится в пути заказанная деталь и когда автомобиль будет принят в ремонт. В процессе общения с сотрудником компании <…> удалось услышать, что компания все обязательства передо мной выполнила и дело у них закрыто».

Самое интересное, что формально страховщик прав: клиент передал свои права требования возмещения (в данном случае ремонта) посреднику, который взамен обещал ему быстрое и качественное восстановление автомобиля. «После цессии перед клиентом отвечает не страховая компания, а цессионарий, то есть компания, у которой появилось право требования к страховщику вместо пострадавшего в ДТП», — комментирует юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев.

Неправ в данном случае посредник, заявивший, что без цессии ремонт автомобиля невозможен, — он сознательно неверно информировал клиента и нарушил закон.

Неправ, конечно, и сервис, затянувший с ремонтом и пустивший кота внутрь автомобиля, но мы сейчас не об этом. Банки.ру решил разобраться, почему страховщики работают с такими автосервисами (ведь в конечном итоге страдает их репутация) и откуда вообще берется идея переуступки прав требования при натуральном возмещении — выгода посредника здесь неочевидна, в отличие от деятельности «автоюристов», живущих на маржу между тем, что они платят автовладельцу сразу, и тем, что получают через суд от страховой компании.

Ремонт, да не тот

На первый взгляд, при цессии в натуральном возмещении схема такая же, как и при денежной выплате: клиент получает свою часть сразу, а посредник («авторист» или при натуральном возмещении автоассистанс) требует свое от страховщика. В классическом «автоюризме» посредник идет в суд и выставляет дополнительные иски, а затем получает существенно большую сумму, чем заплатил пострадавшему автовладельцу. Отсюда и растущие убытки автостраховщиков — суммы выплат по судебным решениям зашкаливают, существенно превышая среднюю выплату по несудебным делам. От такого злоупотребления правом страдают в первую очередь страховые компании, ну и немного — сам подписавший договор цессии застрахованный. Последний не только недополучает денег по страховому возмещению, но еще и платит подоходный налог с той суммы, которую «автоюрист» получит за него в суде.

Цессия при ремонте, напротив, выгодна страховщикам: они снимают с себя ответственность за качество ремонта и вообще никак не соприкасаются с работниками станции техобслуживания. Вместо этого страховые компании просто выплачивают денежное вознаграждение посреднику — ассистанской компании, которая приобретает у клиента право требования. Как пояснил Банки.ру источник на страховом рынке, знакомый с этой схемой, формально страховщик не связан договорными отношениями ни с ассистансом, ни с сервисом — разве что у него есть договор на оказание услуг по оценке ущерба с некоей третьей компанией, в которой и числится «регулировщик», уговаривающий клиентов на цессию. Доводы бывают разные. Кто-то прямо заявляет, что без цессии ремонта не будет (как в вышеописанном случае с посетителем Банки.ру). Кто-то говорит: мол, денег будете ждать до Судного дня, а ремонт получите быстро и качественно.

«Клиента вводят в заблуждение с целью минимизации риска увеличения суммы страховой выплаты в случае, если первоначально выделенных на ремонт денежных средств не хватит», — поясняет Шалаев. Согласился на ремонт — получи ремонт. Неважно, что совсем не тот, о котором договаривались, и спустя 3—4 месяца. Новые требования по срокам и качеству ремонта при натуральном возмещении, введенные поправками к закону об ОСАГО, на ассистанскую компанию и станцию техобслуживания, увы, не распространяются.

Цессия при ремонте, напротив, выгодна страховщикам: они снимают с себя ответственность за качество ремонта и вообще никак не соприкасаются с работниками станции техобслуживания.

Схема эта активно применялась несколькими страховщиками еще в 2015 году — примерно тогда же, когда начался расцвет классического «автоюризма». При нормальных отношениях с автосервисом и посредником страховщику оплата ремонта обойдется дешевле, чем денежная выплата страхователю, утверждает источник Банки.ру. Поэтому страховые компании заинтересованы в продвижении такой схемы. Естественно, все происходит без формального участия страховой. Формально страховщик остается чист — перед законом, но не перед людьми, которые в итоге все равно винят страховую компанию.

Справедливости ради стоит сказать, что страховщики, выявившие злостные нарушения со стороны ассистанских компаний, отказались от работы с ними. Как пояснил источник Банки.ру, как минимум два страховщика ОСАГО из топ-15 (один из них к настоящему моменту добровольно сдал лицензию на этот вид страхования) внесли в черный список компанию «АвтоЛот», регулярно срывавшую сроки ремонта и отправлявшую клиентов на сервисы ненадлежащего уровня.

Сайт компании «АвтоЛот» между тем гордо сообщает, что у нее в партнерах 32 страховые компании, включая всех лидеров рынка, а также тех, кто... давно остался без лицензии на ОСАГО. «Нам можно доверять. В этом убедились следующие компании» — гласит надпись перед списком, в котором фигурирует, например, компания «Россия», свернувшая деятельность еще в 2014 году после отзыва лицензии. В списке также СК «Русская казна», «Транснефть Страхование», СГ «УралСиб», «ВТБ Страхование», Национальная страховая группа и ЖАСО, у которых лицензии на ОСАГО были отозваны в последние несколько лет. Компании «Зетта Страхование» и «Либерти» в списке фигурируют под старыми названиями — Zurich и «КИТ Финанс Страхование» соответственно.

Все страховые компании из топ-10 по ОСАГО, обозначенные на сайте «АвтоЛота» как партнеры, заявили Банки.ру, что урегулируют убытки только напрямую, не привлекая посредников.

Однако, судя по жалобам клиентов страховщиков в «Народном рейтинге» Банки.ру, схема неформального перенаправления клиентов к посредникам через подписание договора цессии продолжает работать. При этом реклама «АвтоЛота» распространяется на профильных мероприятиях страховщиков. Так что компания, очевидно, продолжает вербовать новых партнеров взамен ушедших с рынка или отказавшихся от сотрудничества.

Юристы, опрошенные Банки.ру, в случае навязывания договора цессии со стороны «независимых» экспертов рекомендуют тщательно взвесить все за и против. Главное, имейте в виду, что его подписание не является обязательным условием ремонта. Если вы уже подписали договор переуступки прав и не получили качественный ремонт в срок, Владимир Шалаев рекомендует обратиться с официальной претензией в страховую компанию. А если она не отреагирует — подать заявление в суд. «Велика вероятность, что суд встанет на сторону заявителя», — считает юрист.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388804 Ольга Кучерова


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 ноября 2017 > № 2388776 Олег Сухов

Ипотека и наследство на блокчейне. Как новые технологии могут сократить очереди к чиновникам

Олег Сухов

Адвокат, президент Гильдии юристов рынка недвижимости

Блокчейн обещает решение многих проблем: от очередей до лишних регуляторов. С чем в реальности сталкиваются желающие внедрить технологию в работу своих сервисов? Автор на примере внедрения блокчейна в Росреестр показывает, какие трудности придется преодолеть

Блокчейн — единая, но при этом децентрализованная база данных, состоящая из информационных пакетов (или цепочек блоков). Копии информации, которая хранится в ней, доступны всем участникам системы. Каждый из этих пользователей может вносить изменения в базу, используя свой индивидуальный ключ. Представим, что наша система уже работает идеально, но что еще требуется сделать, чтобы запустить полноценный сервис на базе этой технологии? Рассмотрим проблемы, с которыми столкнутся компании на примере проекта Росреестра, Внешэкономбанка (ВЭБ) и Агентства по ипотечно-жилищному кредитованию (АИЖК), которые планируют ввести единую систему регистрации договоров участия в долевом строительстве на блокчейне.

Российское законодательство пока не регулирует применение блокчейна. Если не считать Паспорта проекта автоматизации контрольно-надзорной деятельности и проекта постановления правительства о проведении в Москве эксперимента по использованию блокчейна в целях мониторинга сведений из ЕГРН, то данная технология вообще не упоминается в российских нормативных актах.

Поэтому, прежде чем внедрять ее в экономику, следует хотя бы изменить закон об информационных технологиях и защите информации и дать определение блокчейну. В противном случае мы будем оперировать абстрактными понятиями, которые не признаются российским законодательством. А то, что не признается, не может быть объектом прав и подлежать защите со стороны государства.

Блокчейн в работе Росреестра

В конце октября Росреестр объявил о том, что совместно с Внешэкономбанком (ВЭБ) и Агентством по ипотечно-жилищному кредитованию (АИЖК) разрабатывает единую систему на основе технологии блокчейна. По замыслу создателей она должна ускорить обработку договоров ипотеки и долевого участия в регистрационной службе, исключив из процесса многих сотрудников Росреестра. Это, по мнению чиновников, сократит время регистрации до одного дня.

Скорее всего, речь идет о том, чтобы информация из банка (или АИЖК) направлялась в Росреестр по электронным каналам связи и автоматически фиксировалась в ЕГРН. Технически это возможно. Тем более что сделки по договору долевого участия (ДДУ) или ипотеке требуют меньше сведений, чем купля-продажа, обмен, дарение или вступление в права наследования. Поэтому блокчейн действительно уменьшит время на внесение записи в ЕГРН.

Однако даже для автоматического оформления того же ДДУ в регистрационной службе в этой цепочке необходимы еще сведения от застройщиков, страховых компаний, Фонда защиты прав дольщиков. Следовательно, технология блокчейна должна распространяться и на них. Да и список уполномоченных банков ВЭБом не ограничивается. Ведь ипотеку выдают и другие кредитные организации. Поэтому заявления руководителей министерств и ответственных лиц — это пока еще обычная декларация намерений. Эксперимент, конечно, будет проведен. Но в таком формате он не уменьшит очереди в МФЦ и УФРС.

Применение технологии в сфере оборота недвижимости

Возможно ли в принципе использовать блокчейн в Росреестре? Да, возможно. Более того, его следует внедрять во все сферы общественной жизни. Например, совершая куплю-продажу объекта, стороны передают свои закрытые ключи, обеспечивающие доступ в блокчейн, в регистрационную службу. При внесении записи в ЕГРН о новом владельце система автоматически связывается с уполномоченным банком и списывает деньги со счета покупателя на счет продавца. В этом случае не надо арендовать ячейку, брать выписку из ЕГРН и нести ее в кредитную организацию.

Или регистрация ДДУ в госреестре: представьте, что существует единая база, которая содержит всю информацию о застройщиках, дольщиках, их действиях, разрешениях, договорах, о Фонде защиты прав дольщиков, суммах перевода в компенсационный фонд и т. д. При совпадении контрольных показателей система самостоятельно регистрирует каждый ДДУ. И никуда не надо ходить или готовить кипы документов.

А если объединять в блокчейн тот же Росреестр, загсы, Сбербанк, МФЦ, нотариусов, то можно резко упростить процедуру вступления в права наследства. При получении определенной информации, например, из загса или от нотариуса цепочка блоков автоматически переоформит деньги умершего (если они у него, конечно, были) на имя наследника, избавив последнего от визитов в банк и заполнения документов.

Вопрос безопасности

Таким образом, с помощью блокчейна можно не просто сократить, но и полностью ликвидировать очереди в Росреестре и других госорганах. Другой вопрос, как это сделать? Ведь такой технологией надо объединить не только государственные органы и хозяйствующие субъекты, но и рядовых граждан. А учитывая, что сделки с недвижимостью — это не «добыча» биткоинов, то система, наверное, должна содержать и реквизиты физлица, позволяющие идентифицировать его. Да и вообще, каждый участник обязан иметь свой закрытый ключ.

Зная тот факт, что все этапы сделки могут совершаться за один раз путем ввода ключа, встает вопрос и о соблюдении свободы воли субъекта. Если сейчас преступники гипотетически могут быть остановлены на любом этапе совершения правонарушения (во время визита к нотариусу, в МФЦ, в банке, Росреестре и т. д.), то при использовании блокчейна «работа» мошенников упрощается. Достаточно один раз заставить человека ввести закрытый ключ (обмануть, применить силу) для совершения сделки, как все остальное система сделает уже сама. Причем остановить процесс или повернуть его вспять — невозможно.

Для внедрения блокчейна в жизнь рядовых граждан предстоит еще много работы с точки зрения безопасности процесса и его правовой урегулированности.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 ноября 2017 > № 2388776 Олег Сухов


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387519 Владимир Путин, Анатолий Бибилов

Заявления для прессы по итогам российско-южноосетинских переговоров.

По завершении российско-южноосетинских переговоров Владимир Путин и Анатолий Бибилов сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый Анатолий Ильич! Уважаемые дамы и господа! Друзья, коллеги!

Мы рады приветствовать Президента Республики Южная Осетия Анатолия Ильича Бибилова и его делегацию. В ходе только что состоявшихся переговоров мы подробно обсудили различные аспекты двустороннего взаимодействия и обменялись мнениями по актуальным региональным проблемам.

Южная Осетия – важный партнёр и союзник России. Сотрудничество между нашими странами опирается на прочный фундамент дружбы и добрососедства.

Россия оказывает поддержку становлению Южной Осетии в качестве суверенного демократического государства, содействует надёжному обеспечению её безопасности. И конечно, мы стараемся всячески помогать социально-экономическому развитию республики. Большая часть наших сегодняшних переговоров была посвящена именно вопросам торговли, инвестиций, взаимодействия в социальной сфере.

Россия является основным внешнеторговым партнёром Южной Осетии. Двусторонний товарооборот в текущем году заметно подрос. В январе–сентябре он вырос почти на 50 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, причём экспорт южноосетинских товаров в Россию увеличился более чем на четверть. Вместе с Анатолием Ильичом поручили Межправкомиссии предпринять дополнительные меры по стимулированию двусторонних экспортных и импортных обменов.

Также весьма подробно обсудили ход реализации инвестиционной программы на 2015–2017 годы. Напомню, что Россия выделила на её реализацию 7,6 миллиарда рублей. Эти средства направлены на несколько десятков жизненно важных для республики проектов. Речь идёт, прежде всего, о реконструкции и модернизации транспортной и социальной инфраструктуры, повышении социальной защиты людей.

В этом контексте отмечу только что подписанное Соглашение, в рамках которого граждане России, проживающие в Южной Осетии, смогут пользоваться российской системой общего медицинского страхования.

За счёт средств инвестпрограммы ведётся благоустройство столицы республики – Цхинвала. Это касается жилищного строительства, школ. Недавно заработала и современная детская больница.

Хочу подчеркнуть, что Россия продолжит выделять ресурсы на развитие республики. Уже подготовлена новая инвестпрограмма на 2018–2019 годы, которая будет утверждена в ближайшее время. Кроме того, мы подготовили и специальный пакет льготного кредитования для населения и предприятий Южной Осетии на общую сумму более 1 миллиарда рублей. Средства выделяются в первую очередь на подъём агропромышленного комплекса, поддержку малого предпринимательства.

Россия оказывает помощь при подготовке кадров для республики, в том числе и в ведомственных учебных заведениях. В настоящий момент в российских вузах обучается более 600 граждан Южной Осетии, причём около 400 из них – на бюджетной основе, то есть за счёт федерального бюджета Российской Федерации.

Заметную роль в экономическом развитии Южной Осетии играют российские регионы. Одиннадцать субъектов Российской Федерации заключили соглашения о сотрудничестве с республикой, совместно с южноосетинскими партнёрами осуществляются проекты в таких сферах, как промышленность, сельское хозяйство.

Разумеется, обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной проблематики, я уже об этом сказал. Договорились теснее координировать шаги в противодействии вызовам и угрозам безопасности в Закавказье, а также продолжать самое плотное взаимодействие в борьбе с терроризмом и оргпреступностью.

В завершение хотел бы поблагодарить Президента Южной Осетии, всех южноосетинских коллег и друзей за содержательный, хороший разговор. Уверен, достигнутые сегодня договорённости внесут вклад в укрепление отношений между Россией и Южной Осетией и пойдут на пользу развитию и укреплению республики.

А.Бибилов: Спасибо большое!

Уважаемые коллеги!

Думаю, Владимир Владимирович довольно-таки подробно остановился на содержательной части наших переговоров – в принципе добавить нечего.

Единственное, что я могу ещё добавить, – что за этот период подписано около ста дополнительных соглашений между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. Сегодня в наших государственных министерствах, ведомствах находится ещё несколько серьёзных соглашений, которые тоже будут подписаны. Это касается и упрощенного получения гражданства Российской Федерации, и нахождения граждан на территории Российской Федерации без ограничения срока. Очень много соглашений, которые будут направлены на развитие социально-экономической составляющей Республики Южная Осетия.

В свою очередь хочу сказать, что Южная Осетия делает довольно-таки серьёзные шаги для того, чтобы увеличить и собственные доходы республики. В этом, конечно же, огромную роль играет инвестпрограмма, которая сегодня реализуется на территории Республики Южная Осетия, по развитию социально-экономической составляющей. Есть уже объекты, которые начали работать, которые будут в ближайшее время приносить доход в бюджет государства. Всё это позволяет нам уверенно говорить, что поступательное развитие Республики Южная Осетия, поступательное развитие наших двусторонних отношений может только радовать.

Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович!

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387519 Владимир Путин, Анатолий Бибилов


Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 9 ноября 2017 > № 2380869 Владимир Колокольцев

Миграция: проблемы и пути решения.

Из выступления министра внутренних дел Российской Федерации генерала полиции Российской Федерации Владимира Колокольцева на Правительственном часе, посвящённом проблемам миграции:

О необходимости комплексного подхода

- На протяжении последних лет Россия устойчиво входит в тройку государств, лидирующих по количеству мигрантов. Только с начала текущего года в нашу страну их въехало более 14 миллионов и выехало почти 12.

Численность находящихся в Российской Федерации иностранных граждан остаётся стабильной и составляет около 10 миллионов человек. Однако нам удалось достичь сокращения доли нелегальной миграции.

Во-первых, свою эффективность здесь доказало внедрение специальной автоматизированной информационной системы. Она позволяет «дистанционно» закрывать въезд на территорию нашей страны лицам, нарушившим российское законодательство. Кроме того, ограничение продолжительности временного пребывания в безвизовом порядке позволило пресечь так называемую «челночную» миграцию. Это широко распространённый приём, когда 90-дневный срок «обновлялся» путём пересечения государственной границы в обе стороны в течение одного дня.

Во-вторых, всё больше иностранных граждан приобретают законные основания для нахождения на территории России. Уверенно растёт количество тех, кто имеет вид на жительство либо разрешение на временное проживание.

Однако бороться с нелегальной миграцией только ограничительными или запретительными мерами невозможно. Проблема намного шире и требует комплексного подхода.

В настоящее время нами подготовлена новая редакция Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. В ней учтены современные реалии и последние мировые тенденции. Расширен перечень базовых принципов. В их числе: защита национальных интересов Российской Федерации и недопустимость фрагментации единого визового пространства внутри страны. Предусмотрена разработка алгоритма реагирования в случаях массового наплыва беженцев, а также противодействия криминальным и коррупционным проявлениям в сфере миграции.

О доступности госуслуг

Большое внимание также уделяется развитию международной правовой базы в области реадмиссии. Сегодня она уже охватывает 47 стран.

Должен отметить, что желание соблюдать миграционное законодательство во многом зависит от качества и доступности госуслуг в этой сфере. Ежегодно министерством их предоставляется порядка 70 миллионов. Наиболее востребованными наряду с выдачей паспортов остаются регистрационный и миграционный учёты. Установлен жёсткий контроль за соблюдением сроков, предусмотренных регламентами.

Сейчас у граждан есть выбор: они могут обращаться за получением государственных услуг в орган внутренних дел, МФЦ или оформить их в электронном виде через Единый портал.

Последний вариант наиболее востребован. Он позволяет оптимизировать нашу деятельность. В том числе свести к минимуму непосредственное общение заявителей с должностными лицами. Такой подход фактически исключает возможность коррупционных проявлений. Кроме того, способствует сокращению времени ожидания в очереди.

И, что не менее важно, гражданин обращается в наше подразделение только единожды - в момент получения результата госуслуги. Таким образом, чем проще и удобнее постановка на учёт, тем меньше иностранцев останется на нелегальном положении.

О правоохранительном аспекте

Только с начала года сотрудниками полиции выявлено более одного миллиона шестисот тысяч административных правонарушений в сфере миграции.

Судебными органами вынесено свыше 93 тысяч решений о выдворении иностранных граждан за пределы Российской Федерации. В каждом втором случае - в принудительном порядке.

Повышенное внимание уделяем противодействию фактам организации незаконной миграции. Своевременность возбуждения уголовных дел по данным преступлениям, оперативность их расследования позволяют не только обеспечить неотвратимость ответственности, но и имеют большое профилактическое значение.

По поручению Президента Российской Федерации нами совместно с ФСБ, Росфинмониторингом и компетентными органами государств - членов ОДКБ проведены оперативно-профилактические мероприятия «Нелегал-2017».

В результате принятых мер в текущем году количество преступлений, совершённых иностранными гражданами, сократилось почти на девять процентов. В общем массиве их удельный вес не превышает четырёх процентов.

Вместе с тем в отдельных регионах с высокой концентрацией приезжих нередко возникают угрозы нарастания межнациональной напряжённости.

Любой, даже незначительный просчёт в контроле за миграционными потоками повышает риск экстремистских проявлений.

О противодействии экстремизму

Большая часть иностранной рабочей силы прибывает к нам из Центральной Азии. Именно в этой среде зачастую выявляются лица, разделяющие идеологию радикального ислама. Они являются лёгкой целью для вербовщиков международных террористических организаций. Теракт в метро Санкт-Петербурга - наглядное тому подтверждение.

Нами совместно с органами безопасности на системной основе проводятся оперативно-разыскные и профилактические мероприятия по противодействию терроризму и экстремизму. В результате ликвидировано 10 ячеек международных террористических организаций. В пунктах пропуска через государственную границу пресечены попытки въезда около четырёх с половиной тысяч лиц, въезд которым на территорию Российской Федерации запрещён.

Особую актуальность данный вопрос приобретает в связи с подготовкой к чемпионату мира по футболу. В период его проведения ожидается прибытие в Российскую Федерацию порядка одного миллиона гостей из других стран. В этой связи в Москве, Казани, Сочи и Санкт-Петербурге апробирована тактика действий по предупреждению правонарушений со стороны футбольных болельщиков.

В рамках реализации требований Указа Президента от 7 мая 2012 г. «Об обеспечении межнационального согласия» органами внутренних дел проводится работа по противодействию этническим преступным группам. В период с января по сентябрь 2017 года пресечена деятельность более 800 их лидеров и активных участников.

О наркоугрозе и этнической преступности

Нередки случаи, когда мигранты выступают в качестве курьеров для поставки в Россию наркотиков и новых потенциально опасных психоактивных веществ.

Так, за девять месяцев этого года за совершение наркопреступлений задержано почти 2800 иностранцев. Преимущественно граждане стран СНГ. Более 40 процентов из них - за сбыт.

Кроме того, по-прежнему выявляются многочисленные факты использования труда нелегальных мигрантов в производстве контрафактной продукции. Прежде всего речь идёт о деятельности подпольных цехов по изготовлению товаров лёгкой промышленности.

Ещё одним значимым направлением считаем работу по признанию нежелательности пребывания иностранных граждан в Российской Федерации. В том числе лиц, представляющих серьёзную угрозу национальной безопасности и общественному порядку.

На сегодняшний день положения миграционного законодательства активно применяются к лидерам и участникам этнических организованных групп. Только в текущем году нами из страны депортировано семь так называемых «воров в законе» и в отношении ещё 11 принято решение о нежелательности их пребывания на территории России.

О международном сотрудничестве

Приоритетом остаётся международное сотрудничество в сфере противодействия незаконной миграции. Оно нашло своё отражение и в принятой год назад Концепции внешней политики Российской Федерации. Этот документ нацелен на обеспечение стратегических и национальных интересов нашей страны.

Взаимодействие с зарубежными партнёрами осуществляется в различных форматах, включая Программу сотрудничества стран Содружества Независимых Государств по противодействию незаконной миграции на 2015-2019 годы.

Эффективной площадкой является Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества. На её основе ведётся Единый разыскной реестр лиц, объявленных в международный розыск за преступления террористического и экстремистского характера. Это позволяет оперативно выявлять их в миграционных потоках.

Широкий спектр задач решается не только при проведении совместных оперативно-профилактических мероприятий, но и в ходе постоянного обмена информацией по каналам Интерпола.

Объединение его информационных ресурсов с общероссийской базой междугородних и международных перевозок позволяет в режиме реального времени устанавливать в пассажиропотоке лиц, использующих подложные либо похищенные документы.

О законодательных инициативах

Последнее время законодательство в сфере миграционной политики постоянно совершенствуется. Вместе с тем есть ряд вопросов, на которых я хотел бы акцентировать внимание. Наиболее сложный из них касается миграционного учёта. С момента его введения в начале 2000-х годов данный механизм практически не обновлялся. Такая ситуация привела к массовым нарушениям и создала условия для коррупционных проявлений.

И, конечно, главная проблема заключается в том, что фактическое местонахождение иностранного гражданина неизвестно. Её решение имеет принципиальное значение не только для правоохранительных органов, но и муниципалитетов, организаций жилищно-коммунального хозяйства, фондов медицинского страхования.

В этой связи министерством осуществляется разработка нескольких законопроектов, которые предусматривают целый ряд изменений. В первую очередь устранение возможности фиктивной постановки на миграционный учёт, введение ответственности за такие действия в случаях с нежилыми помещениями и организациями.

Также планируется предоставить принимающей стороне право снять иностранца с учёта после его убытия.

Кроме того, предлагается распространить процедуру обязательной дактилоскопической регистрации и фотографирования на всех, кто прибыл в Россию в безвизовом порядке на срок более 30 дней.

Не менее актуально устранить двусмысленность в понятийном аппарате. Острым остаётся вопрос нахождения в стране значительного числа лиц с неопределённым правовым статусом. Сегодня в поле зрения МВД России их более четырёх с половиной тысяч. Данная категория не подпадает под специальные нормы закона о гражданстве.

Для изменения ситуации нами готовится соответствующий проект федерального закона. Им вводится документ, удостоверяющий личность, который позволит в дальнейшем этим людям определиться со своим правовым статусом в России.

Ещё одна задача - решить накопившиеся проблемы в части предоставления убежища на территории нашей страны. Здесь необходимо максимально исключить злоупотребления со стороны иностранных граждан.

В рамках реализации Концепции государственной миграционной политики нами подготовлен и внесён в Правительство (РФ) соответствующий законопроект.

Достаточно эффективно выполняется госпрограмма по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Она показывает стабильно высокие результаты. Однако в адрес министерства поступают обращения, в первую очередь от граждан Украины, о сложностях в приобретении российского гражданства. В этой связи мы вышли с законодательной инициативой об упрощении данной процедуры.

Следующее направление, где требуется корректировка нормативной базы, - образовательная миграция. Отечественная наука заинтересована в молодых и перспективных специалистах с высоким интеллектуальным потенциалом. Их привлечению будет способствовать оптимизация порядка приёма в российское гражданство иностранцев, окончивших с отличием ведущие российские университеты.

Просил бы вашей поддержки при рассмотрении всех озвученных мной законопроектов. Уверен, пути решения затронутых сегодня проблем найдут своё отражение в постановлении Государственной Думы Российской Федерации.

Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 9 ноября 2017 > № 2380869 Владимир Колокольцев


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kremlin.ru, 9 ноября 2017 > № 2380669 Нурсултан Назарбаев

Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана.

Владимир Путин принял участие в XIV Форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана.

Тема форума – «Развитие человеческого капитала». Среди участников – руководители ключевых министерств и ведомств, главы ряда субъектов Российской Федерации и областей Республики Казахстан, представители крупного бизнеса двух стран.

По итогам форума в присутствии президентов подписан ряд межгосударственных, межправительственных, региональных и коммерческих документов.

Кроме того, Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев подписали Совместное заявление по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Казахстан (22 октября 1992 года).

* * *

В.Путин: Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые коллеги!

Рад приветствовать всех вас на XIV российско-казахстанском Форуме межрегионального сотрудничества. Россия и Казахстан – стратегические партнёры, союзники.

Наши государства развивают отношения на принципах дружбы, добрососедства, равноправия и взаимного уважения. Убеждён, приверженность этим принципам позволит нам и далее укреплять сотрудничество во всех сферах.

Собственно, это то, что отражено в совместном заявлении, посвящённом 25-летию установления дипломатических отношений между нашими странами, которое мы сегодня подпишем вместе с Нурсултаном Абишевичем.

Перед открытием форума мы только что с Президентом Казахстана провели очень подробную, обстоятельную беседу. Обсудили ключевые аспекты двустороннего сотрудничества, наметили шаги по дальнейшему наращиванию российско-казахстанского взаимодействия по всем направлениям.

И хочу ещё раз сказать то, что говорил в узком составе: хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича за большой вклад в проведение международных встреч в Астане по Сирии. Во многом благодаря астанинским переговорам появилась возможность для скорейшего разрешения кризиса в Сирии, достижения самими сирийцами договорённостей о запуске политического процесса урегулирования.

И конечно, мы говорили о главной теме нынешнего межрегионального форума – развитии человеческого капитала, об инвестициях в повышение уровня и качества жизни граждан, прежде всего вложениях в сферу образования, здравоохранения.

Договорились поручить правительствам наших стран продолжить тесную координацию действий по развитию человеческого капитала, активнее привлекать к этой работе регионы России и Казахстана.

Отметили, что межрегиональное сотрудничество развивается весьма успешно и охватывает самый широкий круг вопросов экономической, социальной политики, гуманитарной сферы.

Высокую интенсивность приобрели контакты между регионами двух стран. Так, в нынешнем году Казахстан посетили более 20 делегаций субъектов Российской Федерации.

Результатом таких поездок становятся конкретные договорённости, нацеленные на расширение многопланового межрегионального сотрудничества и кооперации.

Отмечу, что между субъектами Российской Федерации и областями Казахстана уже действует порядка 400 соглашений о сотрудничестве.

В ходе нынешнего форума также будет подписан солидный пакет межрегиональных документов, в том числе между Башкортостаном, Челябинской, Свердловской, Омской областями России и Павлодарской, Североказахстанской, Западноказахстанской и Кустанайской областями Казахстана.

К форуму подготовлена комплексная программа российско-казахстанского межрегионального сотрудничества на период 2018–2023 годов.

Этот документ нацелен на ещё более активное вовлечение регионов во взаимодействие наших стран. При этом приоритетное внимание будет уделяться сотрудничеству в торгово-экономической и инвестиционной областях.

Подчеркну, что во многом именно благодаря деловым инициативам субъектов Российской Федерации и казахстанских областей с начала текущего года заметно подросла взаимная торговля. За январь – август встречные поставки товаров и услуг достигли 11 миллиардов долларов. Это на треть больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Накопленные российские инвестиции в Казахстане превысили 10,8 миллиарда долларов, а казахстанские в Россию – три миллиарда. Важно не останавливаться на этом результате, поэтому поручили правительствам, двусторонней межправкомиссии принять дополнительные меры по снятию барьеров для движения товаров, капиталов и рабочей силы.

Новое важное направление – это цифровая экономика. В России уделяется самое пристальное внимание внедрению цифровых технологий во все области жизни.

Знаю, что и казахстанское руководство прилагает серьёзные усилия по расширению применения информационных технологий в государственном управлении, финансовой сфере, образовании и медицине.

Россия и Казахстан регулярно обсуждают эту проблематику как в двустороннем формате, так и в рамках Краткая справка Евразийский экономический союз (ЕАЭС) Евразийского экономического союза. Региональные власти также много занимаются вопросами использования цифровых технологий.

Рассчитываю, что нынешний форум даст отдачу и поможет наладить межрегиональное сотрудничество по внедрению электронных сервисов и продуктов в муниципальном управлении, модернизации жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранении и охране окружающей среды.

Особая сфера в плане развития человеческого капитала – это, конечно же, образование. В этой связи условились расширять связи между региональными высшими учебными заведениями, в частности, по линии Челябинского, Южно-Уральского, Алтайского и других уральских и сибирских университетов.

Параллельно с нынешним форумом в Челябинске было проведено заседание ректоров вузов двух стран, было представлено более 80 университетов. На базе региональных вузов следует создавать совместные исследовательские центры.

Такие, например, как международная научно-исследовательская лаборатория прикладной биотехнологии, в которой работают сотрудники и студенты Белгородского исследовательского университета и Казахстанского национального университета имени аль-Фараби.

Среди других положительных примеров регионального межвузовского взаимодействия хотел бы выделить совместную разработку Уральского федерального университета с партнёрами из Казахстана. Речь идёт о новой технологии по снижению энергоёмкости производств.

Её широкое внедрение не только поможет сберечь энергоресурсы, но и будет способствовать уменьшению выбросов парниковых газов, что особенно важно для отдельных регионов как Казахстана, так и России. В том числе, кстати говоря, это касается и Челябинска, где мы сегодня находимся.

Помимо межвузовского взаимодействия надо укреплять и межрегиональное сотрудничество по линии учебных заведений профессионально-технического образования.

В этом контексте упомяну, что в следующем году в Казани пройдёт чемпионат мира по рабочим профессиям. Мы приглашаем принять в нём участие представителей казахстанских регионов.

И в заключение хотел бы пожелать вам успехов по развитию межрегионального сотрудничества в самых разных областях. Уверен, что нынешний форум будет способствовать укреплению взаимодействия между нашими государствами.

Хочу вас поблагодарить за совместную работу и благодарю вас за внимание.

Н.Назарбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Участники форума!

Прежде всего хочу поблагодарить организаторов, тех, кто вложил свой труд, чтобы эта встреча состоялась и была подготовлена. И конечно, хочу поблагодарить челябинцев за гостеприимство, организацию.

Челябинск я знаю со своих юных лет, так как я металлург, много раз приходилось бывать на гигантах-предприятиях, особенно на Магнитке, перенимать опыт и учиться. Это мощный центр промышленности и науки.

Мы проводим сегодня XIV Форум межрегионального сотрудничества между нашими странами. И это стало неотъемлемой, важной частью наших отношений. Наши регионы стали ближе друг к другу. Проходят встречи руководителей регионов, проводятся различные экономические культурные мероприятия. Они наполняют реальным содержанием наш основной договор между Россией и Казахстаном о дружбе, сотрудничестве, обращённом в XXI век.

Символично, что наш форум, посвящённый сегодня развитию человеческого капитала, проводится именно здесь, в Челябинске. В 2005 году на II форуме мы договорились именно здесь проводить эти форумы ежегодно.

Сегодняшняя тема – человеческого капитала – в центре внимания наших государств, она приобретает особую важность в условиях стремительно развивающихся технологий, в том числе цифровых.

До 2030 года, по прогнозам экспертов, в различных сферах исчезнут порядка 60 профессий, одновременно появятся более 180 новых профессий. Согласно докладу о человеческом развитии в ближайшие пять лет изменится более трети знаний, навыков, необходимых для трудовой деятельности.

Это серьёзный вызов, решение которого должно стать одним из важных приоритетов нашего с вами сотрудничества. Казахстан работает по программе третьей модернизации страны, в ней поставлены задачи по улучшению качества человеческого капитала, улучшения социального самочувствия людей.

Программа призвана обеспечить устойчивое выполнение нашего плана вхождения в 30 развитых стран в 2050 году. Сегодня важно усилить работу по всем основным компонентам человеческого капитала – это прежде всего образование, здравоохранение, развитие рынка труда, система социальной защиты.

Образование. Мы в Казахстане начали поэтапный переход на обновлённое содержание школьного образования, соответствующее международным стандартам. Основой для этого стали 20 передовых интеллектуальных школ, которые построены по особому проекту в каждом областном центре нашей страны, куда попадают талантливые дети по очень большому конкурсу.

Затраты для этих школ выше, чем для обычных, оплата преподавателей тоже. Школы строятся по специальному проекту. Мы надеемся, что для подготовки талантливых людей, элиты это важно. Наших выпускников принимают и в западные, и в наши вузы. В школах проводится трёхъязычие: на казахском государственном, русском и английском языках.

К 2025 году тот, кто поступил в первый класс, закончит, и все будут знать все три языка, и проблема государственных, не государственных у нас снимается. Поэтому думаю, что мы на правильном пути находимся.

Большое значение придаётся техническому профессиональному образованию. Мы запустили новый проект «Бесплатное профтехобразование и дуальное обучение». Это даёт возможность получить за счёт государства первую трудовую специальность бесплатно.

В системе высшего образования осуществляется поэтапное расширение академической управленческой самостоятельности вузов согласно новому закону по этому поводу.

Партнёрство с ведущими зарубежными вузами транслирует передовые программы образования внутри нашей страны. На его базе формируется система научных исследований мирового класса, реализуется президентская программа «Болашак» («Будущее»), по которой, начиная с 1994 года, направляются в лучшие вузы из страны до пяти тысяч человек.

Десятки тысяч обученных там людей вернулись и работают в разных отраслях нашей экономики. Это подтолкнуло родителей также направлять, и всего за годы независимости свыше 140 тысяч наших граждан получили такое образование в лучших университетах, в том числе в России.

Ведётся активная работа по цифровизации процесса образования – от детского сада до вуза. По взаимодействию Казахстана и России в сфере образования – считаю целесообразным усилить его по следующим направлениям.

Во-первых, сегодня более 30 казахстанских вузов проводят с российскими вузами совместные научные исследования. Важно в дальнейшем расширить это сотрудничество. Целесообразно проработать вопрос создания научных консорциумов учёных Казахстана и России по перспективным направлениям, в частности, по биоинформационным технологиям, энергетике, космосу и другим.

Эта работа, в общем-то, идёт. Здесь можно использовать потенциал таких инновационных кластеров, как наш Международный университет, Парк инновационных технологий российского центра «Сколково» и других университетов. Также важными для совместной работы могут быть создаваемые на базе инфраструктуры после проведения «ЭКСПО-2017» в Астане Международный финансовый центр, который начнёт работать с 1 января, Международный технопарк IT-стартапов и Международный центр зелёных технологий и инвестиций. Мы рассчитываем на тесное сотрудничество с соответствующими структурами России.

Во-вторых, нужно рассмотреть возможность открытия филиалов российских вузов в регионах нашей страны, где есть повышенный спрос на образовательные услуги, особенно в южных регионах.

Третье. Важно способствовать формированию в наших странах международных образовательных хабов. Для этого поработать над взаимодействием в области образовательных программ, в том числе открытых образовательных онлайн-курсов.

Далее. Учитывая развитие образовательных процессов в наших школах, предлагаю организовать совместные олимпиады среди школьников по математике, химии, физике и биологии.

Важно решать вопросы дошкольного образования. Мы взялись за план – обеспечить всех малышей детскими садами и дошкольным образованием. Уже достигли 80 процентов обеспечения по этому пункту.

По сфере здравоохранения. Последние 10 лет в Казахстане отмечается положительная динамика основных показателей здоровья населения. Ожидаемая продолжительность жизни за 10 лет выросла на 6 лет – 72,5 года. Общая смертность снизилась на 28 процентов, материнская – в 3,5 раза.

Знаем, что в России также улучшились все эти показатели. В ведущих медицинских центрах оказывается высококлассная помощь, особенно в созданном кластере в Астане по нейрокардиохирургии, травматологии, а также трансплантации органов. Развивается в связи с этим медицинский туризм, когда приезжают к нам за лечением. Перспективы сотрудничества по этому вопросу тоже очень большие.

Во-первых, для повышения качества медицинского образования начата работа по созданию университетских клиник, академических медцентров. Учитывая потенциал научных центров и клиник России, нам важно наладить взаимодействие в этом направлении, в частности, это трансферт инновационных технологий, реализация совместных научных проектов в сфере медицины.

Во-вторых, в системе здравоохранения также внедряются цифровые технологии – это ввод электронных паспортов здоровья, создание интегрированной информационной системы, использование больших данных и персонализация медицины, над чем мы сейчас работаем. Нашим странам важно обеспечить обмен опытом в цифровизации здравоохранения, также важно развитие общей сети телемедицины.

Эти работы мы начали в рамках ЕАЭС. Я предложил провести специальный форум Евразийского экономического союза по цифровизации в Астане в первом квартале следующего года. Казахстан и Россия должны быть локомотивами в этой сфере.

В-третьих, мы планомерно внедряем обязательное социальное медицинское страхование. Целесообразно наладить обмен опытом и в этом вопросе. Надо продолжить работу по формированию общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий (обе наши страны импортируют их в больших количествах), целесообразно выработать единые, согласованные позиции в этой сфере, устранить барьеры для свободного перемещения фармацевтической продукции и медицинских изделий.

По рынку труда и системе соцзащиты у нас также есть немало направлений для совместной работы.

Во-первых, в рамках ЕАЭС мы решили создать общий рынок труда. Для повышения его эффективности надо унифицировать требования и квалификацию к знаниям, умениям работников. Казахстан начал внедрение национальной системы квалификации, за основу которой взята европейская модель. Сформирован унифицированный список профессий, будет внедрён новый классификатор знаний и разработаны профессиональные стандарты.

Нашим правительствам нужно было бы принять меры по гармонизации и синхронизации этой работы. Мобильность трудовых ресурсов в рамках общего рынка во многом зависит от информированности граждан о спросе и предложении на рынках труда.

В Казахстане недавно запущена электронная биржа труда. Она является единой электронной площадкой, используется для поиска работы граждан. Нам нужно проработать вопрос создания единой интегрированной евразийской электронной биржи труда. Важным являются социальные права и гарантии работников. Надо ускорить решение вопросов пенсионного обеспечения.

Уважаемые друзья! Как сказал Владимир Владимирович в своём выступлении, наши страны – близкие соседи, союзники, наша работа обращена в XXI век. Мы это доказываем все 26 лет нашего сотрудничества в условиях независимых стран, и эти отношения укрепляются в экономических, политических, международных делах, мы имеем единые взгляды и поддерживаем друг друга.

Этот форум стал важной площадкой для дальнейшего расширения эффективного взаимодействия наших правительств и компаний. Уверен, что сегодняшнее мероприятие может найти новые точки роста, придать импульс развитию человеческого капитала наших стран.

Об этом говорит то, что сегодня мы подписываем десять межправительственных соглашений и 30 межрегиональных договоров, которые намечают новые направления нашей совместной работы на благо наших граждан, на благо укрепления взаимоотношений, дружбы, сотрудничества между нашими государствами.

Желаю плодотворной работы участникам форума.

Благодарю вас за внимание.

<…>

Н.Назарбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Думаю, что прагматически, правильно, содержательно проходит наш форум. В течение двух дней представители сферы образования, науки, министерств, бизнеса обсудили свои планы, поделились идеями. Это важно!

Как видим сегодня, развитие сотрудничества наших стран в той или иной мере связаны с цифровизацией. Поэтому вопрос цифровизации, как я уже отметил, был предложен мной к рассмотрению на отдельном форуме в Астане в начале следующего года.

Мы должны серьёзно подготовиться к этому мероприятию, широко обсудить и с точки зрения подготовки нашего населения, и наших руководящих кадров.

Помимо цифровизации у нас есть ещё ряд тем, которые ранее не обсуждались в формате Межрегионального форума. Хочу вспомнить, что, Владимир Владимирович, мы говорили с Вами о скоростной железнодорожной магистрали Китай – Казахстан – Россия – Европа. И мы вместе поддерживаем этот проект и будем способствовать, это будет тоже служить сотрудничеству между нашими странами.

Ещё одна важная тема – это туризм. Во многих странах туризм играет важную роль в формировании внутреннего валового продукта, создании дополнительных рабочих мест, обеспечении занятости. И это тянет за собой такие ключевые отрасли экономики, как транспорт, связь, строительство, сельское хозяйство, гостиничное хозяйство, то есть выступает своеобразным катализатором экономического развития.

Как в России, так и в Казахстане есть много привлекательных мест для туризма, где можно проводить досуг и есть на что посмотреть. Например, россияне, особенно в западносибирской части, едут к нам отдыхать в Боровое летом, на озеро Балхаш, озеро Алакуль, где всегда космонавты отдыхали, зимой – на Чимбулак, на горнолыжный курорт в Алма-Аты и другие места. Можно всё это проводить организованно через наших туроператоров.

В России есть огромное количество регионов, которые мы, казахстанцы, не знаем, посмотрели уже Эмираты, посмотрели Турцию, а здесь интереснее. Я, например, всё время мечтаю побывать на Дальнем Востоке, на Камчатке, и никак не получается. Они очень интересны. И Байкал. Конечно, Санкт-Петербург, Москва – само собой. Поэтому я уже агитирую, видите, казахстанцев идти туристами в Россию.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаю обозначить тематику следующего Межрегионального форума как «Новые подходы и тенденции в развитии туризма России и Казахстана» и провести его у нас, в городе Петропавловске, в Северном Казахстане, в 2018 году, если нет возражений и других предложений. Принимаем? Тогда желаю всем участникам крепкого здоровья, больших успехов в жизни и в делах.

В.Путин: Спасибо большое.

Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые друзья!

Присоединяюсь к оценкам, которые даны Президентом Казахстана по поводу форума. Повестка дня была насыщенна, пленарное заседание и другие встречи и мероприятия прошли содержательно, на высоком уровне.

В центре внимания, мы уже говорили об этом, – развитие человеческого капитала, применение информационных и цифровых технологий в экономике, государственном управлении и других сферах.

Обсуждено состояние и перспективы двустороннего межрегионального сотрудничества в самых разных областях. Говорили о том, что нужно сделать в перспективе для того, чтобы улучшить наше взаимодействие в сфере торговли, инвестиций, промышленной кооперации, науки, образования.

Присоединяюсь также к тому, о чём сказал Нурсултан Абишевич, – по поводу возможной реализации крупного проекта строительства железнодорожной магистрали из Китайской Народной Республики через Казахстан и Россию, затем дальше – в Европу.

Это могло бы быть очень хорошим стимулом в развитии целых отраслей производства. Уже не говорю о том, что с точки зрения логистики это развитие в очень правильном направлении, повышающее наш транзитный статус. Это дало бы хороший импульс в развитии целого ряда отраслей, поскольку проект мог бы быть очень масштабным.

И в завершение хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича Назарбаева, всех наших казахстанских друзей за плодотворную совместную работу.

По предложению Президента Казахстана в следующем году соберёмся в Казахстане, и думается, что предложенная тема очень интересная и очень полезная и с точки зрения экономики, и с точки зрения развития человеческих отношений.

Благодарю вас всех.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kremlin.ru, 9 ноября 2017 > № 2380669 Нурсултан Назарбаев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384552 Леонид Бершидский

Нового масштабного социалистического эксперимента в России не будет

Революция 1917 года дискредитировала социализм в России, но не на Западе.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В 1920-х годах фамилия моей бабушки Добродеева была обузой. Она указывала на то, что бабушка родом из духовенства, гражданин второго класса, на которого смотрели с подозрением везде, где бы она ни пыталась получить работу или образование. В деревне, где она родилась в семье дьякона за 10 лет до революции, большевики сбросили кресты с церкви, а священник со временем исчез в лагерях ГУЛАГа. Но бабушка всегда рассказывала мне, что если бы не революция, она бы по-прежнему жила в той деревне, никогда не стала неврологом и не вышла замуж за моего деда — инженера по специальности и еврея, чью фамилию она с радостью взяла, чтобы скрыть свои религиозные корни.

«Она все смешала, — говорила бабушка о революции, — и поэтому поднялись некоторые люди, которые не должны были подняться, и встретились некоторые люди, которые не должны были встретиться, в том числе мы».

После большевистской революции прошло 100 лет, и такое неоднозначное отношение к ней странным образом заметнее всего за пределами России. Страна, которая пережила революцию, твердо встала на путь правого авторитаризма, а руководит ею профессиональный чиновничий аппарат, отвергающий социализм и почти полностью разрушивший его наследие. Но те радикальные идеи левого толка, которыми руководствовались основатели Советского Союза, постепенно переманивают на свою сторону молодежь на Западе.

Большевиков очень часто представляют как небольшую группу заговорщиков, которые действовали при помощи Германии и думали только о захвате власти, чего бы они ни в коем случае не смогли сделать в условиях демократии. Однако большевики были истинными радикалами левого толка. «Все общество превратится в единое учреждение, единую фабрику с равным трудом и равной оплатой», — писал Владимир Ленин. Процессы управления должны были упроститься до такой степени, что каждый смог бы научиться управлять собой, и потребность в институтах отпала. Обществу просто был нужен мощный толчок. «Железной рукой мы направим человечество к счастью», — гласила надпись на входе в первый в России трудовой лагерь.

Это была утопия, к которой Россия оказалась неподготовленной. Однако это нельзя было назвать циничным оправданием диктатуры. Советский Союз действительно жил в условиях одной из версий социализма, и там было всеобщее бесплатное здравоохранение, бесплатное высшее образование, работа для всех, гарантированные отпуска и отпуска по уходу за ребенком.

Наследие того периода в определенной степени сохранилось, и предполагается, что оно оказывает влияние на Запад. Российский президент Владимир Путин, выступая недавно с речью на заседании дискуссионного клуба «Валдай», заявил, что российский социальный эксперимент дал мощный стимул для реформ на Западе. В этом Путин соглашается даже с крайне левым активистом Сергеем Удальцовым (которого недавно выпустили из тюрьмы, где он сидел за протест против Путина в 2011-2012 годах). Удальцов недавно заявил одному корреспонденту: «Революция показала всему миру, а не только России, альтернативный путь развития, отличающийся от искусственной системы ценностей, в которой главное внимание уделяется прибыли, алчности, деньгам и зверской конкуренции».

Довольно сомнительно, что движущей силой для развития западных государств всеобщего благоденствия был советский пример. В Европе имелись свои, очень мощные традиции, коренившиеся в общественных институтах Германии времен Бисмарка и в умеренном социализме. Однако понятно, что между Востоком и Западом существовало «соперничество за политическую легитимность», как выразилась в 2016 году в своей статье шведский политолог Астрид Хейдин (Astrid Heidin). Это соперничество помогало прогрессу в области социальной защиты.

Так что в определенном смысле истинно социалистический аспект советского эксперимента продолжает жить в довольно успешной деятельности крайне левых партий и политиков на Западе. Укрощение подстрекательского правительства во главе с партией СИРИЗА в Греции не должно отвлекать наше внимание от значительных успехов партии «Зеленых левых» Джесси Клавера (Jesse Klaver) на голандских выборах в этом году, от запоздалого всплеска поддержки Жан-Люку Меланшону (Jean-Luc Melenchon) на президентских выборах во Франции, от неизменно впечатляющих показателей партии «Левая» на выборах в Германии, от участия коммунистов в успешном коалиционном правительстве Португалии, от неожиданного усиления Лейбористской партии под руководством Джереми Корбина, от существенной роли левых в движении за независимость Каталонии и от весьма примечательного успеха Берни Сандерса в США в прошлом году. Согласно выводам проведенного недавно YouGov опроса, 44% американской молодежи предпочло бы жить в социалистической стране (а 7% очень хотело бы оказаться в коммунистической). А в Великобритании молодежь уверенно выразила положительное отношение к социализму и отрицательное к капитализму.

Безусловно, это не означает, что молодым людям из этих стран понравилось бы жить в Советском Союзе моей молодости и особенно в Советском Союзе времен молодости моей бабушки. По данным опроса YouGov, 7 из 10 американцев недооценивают количество людей, убитых коммунистическими режимами. А те, кто предпочитают социализм капитализму, наверняка думают о Дании, а не о России. Однако понятно, что советские усилия по укреплению левых сил во всем мире принесли огромные успехи: это движение сохранилось и здравствует, чему в последние годы помогли провалы и неудачи рыночного капитализма, такие как финансовый кризис 2008 года.

Русские, между тем, в большинстве своем пришли к выводу, что социализм был отвратителен. В последние годы существования СССР якобы бесплатные услуги превратились в коррумпированную систему, в которой качество здравоохранения и образования зависело от способностей человека раздавать взятки, а официальная работа приносила такой доход, на которой было невозможно прожить. Для большинства сегодняшних россиян единственной идеологией является этакая либертарианская опора на собственные силы.

Опрос Левада-центра, проведенный в марте 2017 года, показал, что 61% россиян «рассчитывает только на себя и избегает контактов с властями». Путинская система использует это к собственной выгоде. В сегодняшней России получить полное высшее образование в университете не менее трудно, чем в США. Всеобщее бесплатное здравоохранение стало историей, и на смену ему пришла незамысловатая система медицинского страхования для большинства населения и дорогостоящие частные услуги для немногочисленных богачей. Предпринимались некоторые попытки воскресить пенсионную систему, которая до середины 1980-х годов давала пожилым людям доход, на который можно было прожить. Но сегодня россияне в основном вынуждены работать до смерти. Обветшавшая советская система социального обеспечения полностью уничтожена. Режим предпочитает тратить огромные нефтяные деньги, полученные в двухтысячных годах, на масштабные показушные проекты типа сочинской Олимпиады.

Россия не празднует 100-летие революции. Даже для Путина разговоры о ее положительной роли в мире являются болезненным напоминанием о том, как Запад с презрением отверг и унизил Россию. Путин удивил многих, открыв памятник жертвам коммунистического режима в центре Москвы и однозначно осудив кровавый режим Сталина. Но в основном это свидетельствует о том, что его стремление к власти не носит идеологический характер, и что он категорически отвергает революцию. Путин открыто выступает против революций, которые свергли других авторитарных правителей, таких как Муаммар Каддафи в Ливии и Виктор Янукович на Украине. Кроме того, он активно помогает Башару аль-Асаду сохранить свою власть в Сирии. Путин осуждает «цветные революции» на постсоветском пространстве, и он никогда не забудет, что первая цветная революция была красного цвета. Выступая на форуме «Валдай», Путин сказал следующее:

Революция — это всегда следствие дефицита ответственности. Как тех, кто хотел бы заморозить отживший порядок вещей, так и тех, кто стремится подстегнуть перемены гражданскими конфликтами и разрушительным противостоянием.

Можно ожидать, что путинский режим будет использовать некоторые уловки и ухищрения из советского арсенала, но не из большевистского. В России не будет нового крупного социалистического эксперимента с международными последствиями. И конечно, как у человека, который был вынужден жить в конце последнего эксперимента, у меня на этот счет двойственные чувства.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384552 Леонид Бершидский


Россия > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 7 ноября 2017 > № 2377063 Михаил Мень

Михаил Мень: рано или поздно нам придется уйти от долевого строительства
Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства обсудил с Business FM тему обманутых дольщиков, систему страхования и то, почему она не сработала. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

У нас есть одна главная тема, несколько тоже очень важных, но мы будем говорить о них чуть позже. Главная тема — это проблема дольщиков. Я начну с цифр. Сколько сейчас обманутых дольщиков в России, можно ли такую цифру привести?

Михаил Мень: Буквально два месяца назад правительство поставило субъектам Российской Федерации и регионам задачу: составить планы-графики, или, как мы их называем, дорожные карты, в которых нужно четко отразить количество проблемных объектов и планы поэтапного решения по их достройке. На сегодняшний день регионы подали эти дорожные карты: 830 проблемных объектов у нас сегодня в стране. В этих 830 объектах порядка 86 тысяч договоров долевого участия.

В среднем по сто квартир в каждом доме.

Михаил Мень: Да, на объект. Но надо иметь в виду, что объект — это необязательно один дом, потому что объект — это разрешение на строительство, то есть это может быть и два, и три дома. Но мы отталкиваемся от объекта, так проще. Если говорить о реестре обманутых дольщиков, он сдвоенный, там есть и региональная составляющая, и федеральная. Он носит заявительный характер — заявления подали порядка 36 тысяч человек, но это абсолютно не означает, что оставшихся 50 тысяч нет на свете и регионам не нужно решать эту проблему.

Ведь это только владельцы квартир, за которыми стоят семьи. То есть эту цифру, если говорить о людях, нужно умножать на два, три, четыре.

Михаил Мень: Конечно.

В любом случае мы говорим о более чем 100 тысячах человек, которые оказались в очень сложной ситуации. У нас был сюжет на эту тему, про недостроенный ЖК «Царицыно». Естественно, когда все это происходит, люди говорят: «Где посадки?», и сверху требуют, чтобы органы работали, сажали, арестовывали. В данном случае владелец сидит, точнее «лежит». Судя по тому, что история долгая и он никуда не бежал — так внешне выглядит, что бежать-то не собирался, как мы знаем, в данном конкретном случае именно после его посадки даже и офис закрылся, и все вообще замерло на три месяца. Посадка владельца объекта ускоряет или замедляет процесс? Решает ли проблему вообще?

Михаил Мень: Я хочу сказать, что это не совсем наша компетенция — посадки. Но если посмотреть на реальную картину, то страховые компании (я напомню, что с 2014 года любой договор долевого участия должен быть застрахован, а с октября 2017-го страхование ушло от страховых компаний, теперь работает единый государственный компенсационный фонд) — любое возбуждение дела дает возможность страховым компаниям на основании действующего законодательства признать это форс-мажорными обстоятельствами и не выплачивать (деньги) по своим страховым обязательствам. И вот эта проблема действительно серьезная, и в каких-то случаях правоохранительные органы принимают соответствующие решения. Но в данном конкретном случае я глубоко не погружался в эту тему...

Будем говорить в общем, как о неких типовых ситуациях.

Михаил Мень: Да. Это все-таки зона ответственности региональных властей, если говорить о конкретных случаях, потому что я хочу подчеркнуть, что, когда региональные власти выдают разрешение на строительство, когда землю выделяют, они правительство РФ в лице Минстроя не спрашивают, не задают вопрос о том, кому это делать. И я хотел бы сказать, этот случай говорит о том, что это не всегда срабатывает. С другой стороны, мы видим случай группы компаний «СУ-155», когда могли пострадать порядка 30 тысяч человек в 14 регионах страны. Опираясь именно на то, что владельцы были на месте, они сотрудничали с теми, кто принимал соответствующие решения, и сегодня объекты СУ-155 при участии государственного банка, за счет потенциальных возвратов средств через активы, которые будут проданы, группы компаний «СУ-155», за счет земельного банка СУ-155, в котором будет потом вестись девелоперская деятельность, эти средства будут возвращаться государственному банку. Но сегодня достройка идет, и до конца следующего года все эти проблемные объекты, в которых должны получить квартиры 30 тысяч человек, будут достроены. Здесь как раз положительный пример, когда собственники согласны на все, согласны отдать все активы, и это работает. Вот в случае с «Царицыно», во всяком случае со слов адвоката, когда тоже готовы владельцы отдать все активы, которые можно потом задействовать в решении механизмов по достройке этих объектов, конечно, здесь нужно рассматривать по аналогичной схеме.

Я сейчас постараюсь зафиксировать одну важную позицию, чтобы люди тоже понимали. Если возбуждено уголовное дело и владелец того объекта, у которого они являются дольщиками, ждут квартиру, как только он арестован и посажен, с этого момента страховая компания имеет все основания больше никому ничего не платить.

Михаил Мень: Совершенно верно.

Это важный момент.Это было результатом давления правоохранительных органов или доброй воли?

Михаил Мень: Конечно, это была большая работа — и вместе с правоохранительными органами, и разъясняли… Важно очень, что владельцы пошли навстречу, понимая ситуацию, и в итоге это движется к завершению, достройка этих проблемных объектов — это как раз случай достаточно позитивный.

Почему вообще в течение последнего года эта тема вновь стала общенациональной, какова главная причина?

Михаил Мень: Одна из причин — это турбулентность экономики 2014-2015 годов, как раз именно сегодня мы начинаем вводить в эксплуатацию те жилые дома, которые как раз получали разрешение на строительство в 2015-м, и были серьезные финансовые проблемы у ряда компаний в целом по стране. Это один из факторов, который носит объективный характер.

А если расшифровать, объективно это связано с тем, что просто жилье плохо продается?

Михаил Мень: Безусловно, и покупательная способность стала ниже. С другой стороны, получилось так, что не совсем рассчитали свои возможности некоторые застройщики. Банки практически перестали кредитовать застройщиков, считая, что строительство жилья — очень рискованный бизнес. Отчасти с ними можно согласиться, с нашими банкирами. И в основном все-таки это неправильный расчет экономической модели. Многие рассчитывали, что экономика будет дальше идти вверх. Кто-то приобретал непрофильные активы, полупрофильные, как та же группа компаний «СУ-155», которая приобретала массу промышленных предприятий, косвенно связанных со строительством, но это совершенно разные виды деятельности, разные виды бизнеса. И еще важный фактор, почему мы обратились к этой проблеме более серьезно сейчас: страхование, которое было введено с 1 января 2014 года, себя не оправдало.

Я эту тему сейчас отдельно выделю, потому что многие в том числе стали дольщиками. Был принят 214-й федеральный закон, над ним долго работали, его долго разъясняли, и считалось, что у нас появился механизм, который с вероятностью 90% как минимум защищает дольщика даже в самой непредвиденной ситуации, был введен механизм страхования. Сейчас мы видим, что он не сработал. Так ли это и почему?

Михаил Мень: Я цифры общие приведу. У нас сегодня в различной стадии строительства застраховано 122 млн квадратных метров жилья. И сегодня мы определенные риски видим относительно того, что это застрахованное жилье, там могут возникнуть проблемы, и мы, к сожалению, понимаем, что страховые компании, мягко скажем, не всегда выполняют свои обязательства.

Важная на этом фоне цифра. Страховые случаи, 122 млн квадратных метров — это (должна быть) огромная сумма денег.

Михаил Мень: Я как раз иду к этим цифрам. У нас страховых премий страховые компании за это время получили без малого 39 млрд рублей. А страховых случаев в этом году… раньше их не было, потому что вы понимаете — двухгодичный период строительного процесса вообще, на 50 млн рублей. То есть это на 20 квартир, условно говоря, всего 50 млн рублей. И, конечно, это вызывает беспокойство. К счастью, сейчас уже совместно наши коллеги из Минфина вместе с Центральным банком готовят законопроект о санации страховых компаний.

Что такое 50 млн рублей — это примерно десять средних квартир в Москве на фоне 86 тысяч, как мы знаем на данный момент, дольщиков, которые квартиры не получили, конечно, не только московских, но, с одной стороны, мы имеем 10 всего квартир и цифру 86 тысяч. Мне кажется, на этой разнице необходимо прямо сейчас сосредоточиться. Все-таки как такое может быть?

Михаил Мень: Именно из-за этого, из-за того, что страхование не сработало, это уже факт на сегодняшний день, было принято решение, и оно утверждено на самом высоком уровне, на уровне президента страны, о создании государственного компенсационного фонда, который заменит собой страховые компании.

А страховщики куда дели эти деньги? Этот вопрос не возникает? Вы назвали сумму сейчас 39 млрд рублей, из которых 50 млн всего возвращено.

Михаил Мень: Чтобы четко понимать: 122 млн квадратных метров, и сегодня ответственность вообще на триллионы рублей, но страховых премий получили 39 млрд рублей. И сейчас важная задача, чтобы в случае каких-то проблем у тех застройщиков, которые входят в эти 122 млн, страховые компании случайно не обанкротились, как это произошло с рядом страховых компаний, которые, например, страховали ту же группу компаний «СУ-155». Там тоже то, что строилось в 2014 году, все было застраховано, и страховые компании обанкротились вместе с самим застройщиком.

Они были аффилированы с ним?

Михаил Мень: Мы можем только предполагать и рассуждать, но что произошло, то произошло. Поэтому сегодня необходим механизм санации страховых компаний в случае таких форс-мажорных обстоятельств. И сегодня, еще раз повторю, наши коллеги из Минфина и Центробанка такой законодательной инициативой озабочены и начинают ее реализацию.

Хотя, мне кажется, цифры эти настолько красноречивы, что именно о них как о главном корне всех проблем и должны говорить сейчас с утра до вечера, потому что расхождение колоссально. Я понимаю, что эти 39 млрд не только на то, что уже есть, там есть еще то, что может быть. Сейчас принимается 218-й закон, то есть вы решили, что механизм страхования не работает вообще и впредь на него полагаться нельзя? Что это не какой-то конкретный сбой, который произошел в эти годы, но с которым можно справиться в дальнейшем, если отстроить работу страховых компаний?

Михаил Мень: К сожалению, да, и принято было такое решение. Мы посмотрели международный опыт, подобного рода компенсационные фонды в ряде государств работают, в том же Казахстане например. И на определенный период, исторический период, безусловно, это другой уровень защищенности наших людей, которые участвуют в долевом строительстве. Рано или поздно, хочу важное сделать заявление, мы все равно должны будем от долевого строительства уходить. Вы знаете, что на последнем совещании президент страны поставил задачу уже план-график делать вместе с Центробанком, это самый главный участник здесь. Просто чтобы понимали, как можно заместить эти инвестиции людей, которые сегодня находятся у нас в отрасли. Сегодня люди проинвестировали в среднем порядка 3,5 трлн рублей, это те средства, которые пришли в отрасль от людей именно через принципы долевого строительства. И нам банковская система страны должна ответить, за сколько по времени, за какую стоимость и по какой цене денег они заместят эти 3,5 трлн рублей и, вообще, по силам ли банковской системе заместить такой объем и в какой период — до 2012-го, до 2022 года. Мы должны это четко посчитать, поэтому рано или поздно мы должны переходить к цивилизованному отношению, когда строители финансируются не людьми, а банками — проектное финансирование. И дальше уже люди спокойно покупают жилье, в первую очередь готовое жилье, и банковское сопровождение всего процесса стройки гарантирует спокойствие наших граждан. Но это перспектива.

Я думаю, что многие сейчас внутренне задают себе вопрос: допустим, если это произойдет, у нас не будет обманутых дольщиков, с одной стороны, но у нас не будет возможности и сравнительно дешево купить квартиру, которая, можно надеяться, будет достроена. Кстати, какой-то период времени этот механизм работал и значительных сбоев не было.

Михаил Мень: У нас основные проблемы появились по результатам кризисных явлений 2008 года и потом 2014-2015 годов, то есть ранее таких сбоев не было, но сегодня общая «токсичность» отрасли долевого строительства порядка 7%, достаточно высокая. Мы это понимаем, и поэтому было принято решение идти на некую гарантию со стороны государства. Только в октябре заработал государственный компенсационный фонд. Он существует меньше месяца, но уже 54 застройщика из 24 субъектов РФ первые свои взносы в этот фонд внесли.

Это вместо страховки, вместо страхования непосредственно сами застройщики просто сразу сбрасываются и ни на что другое эти средства в других областях не используются?

Михаил Мень: Конечно. Мало того, я хочу подчеркнуть, что фонд сделан был в виде публичной правовой компании, поэтому так долго процедура шла, чтобы это был максимально открытый институт, чтобы его могла принять и Счетная палата, и любые другие контрольные органы. Это будет публичная прозрачная компания, которая будет заниматься только аккумулированием этих средств и в случае возникновения проблем будет либо что-то достраивать, если это высокая стадия готовности, либо компенсировать средства гражданам. Средний тариф сегодня такой же, как был у страховых компаний, — это 1,2% от стоимости договоров долевого участия.

А все-таки куда надо писать в первую очередь, кто и как должен решать эту проблему, если страховая компания не решила ее должным образом?

Михаил Мень: Регион полностью несет ответственность вместе со своими муниципальными образованиями за эти вопросы. Я имею право так говорить, потому что много лет проработал в непростом регионе, и, когда завершал работу и переезжал в Москву, не оставил ни одного обманутого дольщика. У меня в Ивановской области не было на тот период, в 2013 году, ни одного обманутого дольщика. По какой причине? По очень простой, потому что я лично следил за каждым объектом, за каждым домом, я знал каждого застройщика, занимался этой темой.

А страховую компанию знали или тогда еще не было 214-го закона?

Михаил Мень: Тогда он был, 214-й, но без страхования, тогда еще это даже не страховалось. Но при этом отсутствии страхования у меня не было ни одного дольщика, потому что я занимался (этим) точечно. А многие коллеги, прошу прощения за их критику, к сожалению, пускают это на самотек и не следят за тем, кому они выдают вообще заключения о соответствии. Вот это важный момент, и хочу на нем коротко остановиться: с 1 января текущего года выдается заключение о соответствии застройщика 214-му федеральному закону, теперь он будет 218-м, но мы по-старому его называем, то есть все требования к этому застройщику. И это вход на рынок, и дается возможность привлечения средств граждан. Это в некоем смысле лицензия.

Это опять важное слово, на котором я хочу отдельно, чтобы мы зафиксировали внимание сейчас, — лицензия.

Михаил Мень: Вы знаете, когда мы готовили доклад президенту страны, мы посмотрели, кто в субъектах РФ выдает эти заключения о соответствии. 24 субъекта неплохо справлялись, они привлекли к этому делу Стройнадзор, у них есть понимание, есть возможность выезжать на стройку. Дальше часть регионов доверили это своим региональным министерствам или департаментам по строительству, а часть доверили просто различным органам, которые никакой компетенции в этом плане не имеют. Например, вот этот надзор за долевым строительством совмещен с надзором там по выдаче лицензии на алкоголь, с черными, цветными металлами.

Все-таки главное слово здесь — «лицензия», я правильно понял?

Михаил Мень: Ну, в кавычках. «Лицензия» — это допуск, это заключение о соответствии требованиям закона о долевом строительстве, и сегодня по поручению премьер-министра и президента мы выстраиваем единую, одинаковую сетку, то есть будут либо отдельные органы, как это сделано в Москве, либо этим будут заниматься строительные надзоры, а мы будем методически помогать им, контролировать эту ситуацию.

Что будет происходить сейчас вот в тех случаях, где страховые компании разорились и не платят, где у девелопера просто нет денег на счетах и никакое его уголовное преследование эти деньги не вернет? Есть котлованы, есть недостроенные коробки. Вот в том случае с «Царицыно», который мы продемонстрировали, сейчас будет достраивать другая компания. У меня вопрос: за чей счет?

Михаил Мень: Универсального решения и универсального ответа на этот вопрос нет. И здесь каждый регион принимает самостоятельные решения. Что делает правительство России в этой ситуации? Мы помогаем земельными ресурсами. У нас есть механизмы, через Агентство ипотечного жилищного кредитования мы берем федеральную землю и выделяем регионам, чтобы они могли привлекать, заинтересовать потенциальных инвесторов, застройщиков для решения этой проблемы. Это первое. Дальше есть механизм, комиссионный механизм через наше министерство, что можно поменять застройщика, сохранив обязательства перед дольщиками. И, как правило, что делают регионы? Увеличивают ТЭПы (технико-экономические показатели), поднимают этажность, добавляют участки для следующего дома, чтобы заинтересовать нового застройщика и он мог решить проблемы старого застройщика.

Но для этого нужны еще и покупатели. Я понимаю, что дают новую землю или дают новую этажность, но все это будет работать только в том случае, если появятся еще одни новые дольщики, за счет которых сейчас возводят недостроенное.

Михаил Мень: Конечно, такие механизмы очень хорошо работают в тех субъектах, где есть хороший спрос. Та же Москва, Московская область — там так решать вопрос можно. Дальше власти на себя берут часть обязательств, которые брал застройщик, имеется в виду инфраструктура — социальная, инженерная, внутриквартальная дорожная.

Это уже за счет бюджета?

Михаил Мень: Да, в таких случаях привлекается бюджет. Но есть и субъекты, где включаются и механизмы прямой бюджетной поддержки. Вот в Самарской области: у меня был губернатор Дмитрий Азаров, который работал мэром до этого, то есть знает регион очень хорошо, и в Самаре как раз применяется такой метод. Еще раз повторю, универсального решения нет, но в этих дорожных картах, которые они нам прислали и которые в открытом доступе сегодня висят и люди их могут видеть, там должен быть прописан каждый дом. К сожалению, пока еще до конца коллеги наши каждый дом не прописали со сроками, но до конца года мы вместе с губернаторами эту работу завершим.

На фоне того, что проблема стала достаточно массовой, звучат такие предложения: давайте компенсировать, если один человек является дольщиком двух квартир, давайте по одной решим вопрос; другая тема — может быть, вернем деньги. Вот эти две опции тоже на столе или все-таки мы исходим из того, что обязательства должны быть выполнены ровно так, как они были взяты?

Михаил Мень: У нас было большое совещание с десятью губернаторами, в отрицательном смысле лидерами по этой проблеме. По экспертной оценке ряда руководителей регионов, порядка 30% это как раз те квартиры в домах, которые покупались с инвестиционными целями, когда там на одного человека или на группу родственников приобретается много квартир. Вычленить невозможно, потому что человек всегда докажет — эту квартиру он планировал взять себе.

Нет, просто «я решил разъехаться, поэтому у меня была одна большая, будет две маленькие».

Михаил Мень: Мы здесь не сможем отделить инвестиционщиков, людей, которые занимаются этим с точки зрения инвестиций, от тех людей, которые это делают для себя. Это первое и самое важное.

Значит, так не будут делать.

Михаил Мень: Нет, конечно, и решать будут вопрос по всем. На самом деле, эти 830 объектов, которые в этих дорожных картах прописаны, из них 140 объектов будет уже завершено до конца этого года, довольно неплохая цифра. 187 объектов будет завершено до конца следующего года. 276 объектов будет завершено с 2019-го по 2021 год. К сожалению, больше 200, по порядка 220 объектам пока наши коллеги в субъектах РФ не видят сроков, не понимают ни механизмов, ни сроков.

То есть четверть, больше четверти?

Михаил Мень: Четверть. И это, безусловно, в первую очередь вызывает раздражение у людей, потому что, собственно говоря, когда они видят перспективу, то они понимают, что под этой дорожной картой стоит подпись ответственного лица и это все реалистично.

Вы были у президента в понедельник, 30 октября. Вышла такая цитата: глава государства вам поручил, причем настойчиво, не считаясь иногда с полномочиями регионов, в них, как говорится, спускаться, потому что там «происходит бог знает что». О чем это? Это о долевом строительстве или о чем-то другом?

Михаил Мень: Это в целом о стройкомплексе. Дело в том, что главная проблема — выдача разрешений на строительство. Мы сейчас отрегулировали эту тему таким образом: выпущено шесть постановлений правительства, которые утвердили исчерпывающие перечни необходимых согласований для получения разрешений на строительство. Это и жилищное строительство, это и нежилые помещения, и подключения к различным сетям. И сегодня мы по поручению президента создали штаб, даже назвали мы его так, с участием Генеральной прокуратуры, с участием аппаратов полпредов президента в федеральных округах, чтобы отслеживать, как выполняется эта задача на муниципальном уровне. И первый срез мы получили уже, к сожалению, в очень многих муниципалитетах, завтра уже у нас будут цифры исчерпывающие. К сожалению, во многих муниципалитетах начинают придумывать еще определенные согласования для получения разрешения на строительство.

То есть это по поводу Doing business, это не по поводу, как с дольщиками, другая сторона медали?

Михаил Мень: Конечно. Мы с нашими коллегами из Москвы и Санкт-Петербурга действительно предприняли много усилий за эти четыре года, пока существует министерство, для сокращения и получения разрешений на строительство. Напомню, что мы были на 179-м месте по рейтингу Doing business, а сейчас — на 115-м.

Но все равно в этой отрасли мы гораздо ниже, чем (другие отрасли) в целом по стране.

Михаил Мень: Гораздо ниже, чем в целом другие отрасли, и ниже, чем многие развитые страны, поэтому работать еще предстоит очень серьезно.

А вы, замечу, при этом произнесли слово «лицензия», хоть и в кавычках. Все-таки как совместить эти две стороны медали, чтобы было просто, но при этом гарантированно надежно?

Михаил Мень: Вы знаете, в докладе президенту я тоже подчеркнул: сокращение согласований должно происходить очень осторожно. Вот по выдаче разрешений на строительство по жилищной сфере мы вообще, когда начинали, там было больше 200 согласований, сейчас, к концу года, мы выйдем на 103 согласования, но очень осторожно, потому что это безопасность здания и сооружения, самое главное — безопасность наших людей. Это серьезная, большая работа. Но самое главное, это как раз то, о чем говорил президент, то есть вот это регулирование, которое мы на уровне правительства сделали, чтобы оно реально дошло до низа и чтобы реально никто не придумывал никаких дополнительных согласований. Но вы понимаете, комфортность для бизнеса — это хорошо, но, с другой стороны, и безопасность зданий и сооружений, порядок — это тоже в нашей отрасли крайне важно.

Есть решение о том, чтобы теперь все мы, проживающие в домах, когда платим за энергию, за воду поставщикам ЖКХ, платили мимо управляющих компаний, напрямую энергосбытовым и распределяющим. Почему эта тема актуальна? Известно, что управляющие компании держали эти деньги и на них жили какое-то время. Не пропадет ли желание работать у них, не уйдет ли кто-то из бизнеса? Что, собственно, получит потребитель?

Михаил Мень: По нашим оценкам, порядка 30% управляющих компаний могут уйти с рынка, и мы это оцениваем, скорее, положительно, потому что это как раз те управляющие компании, которые зарабатывали не на управлении жильем, а на управлении деньгами, собранными с населения, с потребителей, и должны они (деньги) были по касанию просто идти, как в футболе, в одно касание, идти напрямую ресурсоснабжающим организациям. К сожалению, все это происходило таким образом, что накопилась задолженность порядка 250 млрд рублей между ресурсоснабжающими и управляющими компаниями.

В сухом остатке мы получим более качественные управляющие компании, которые будут жить не на этом.

Михаил Мень: Безусловно.

Илья Копелевич

Россия > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 7 ноября 2017 > № 2377063 Михаил Мень


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 30 октября 2017 > № 2381204 Андрей Перетяжко

Президент УФС: Мы стоим на пороге перерождения страхового рынка

Эксклюзивное интервью президента Украинской федерации страхования, первого вице-президента компании "АХА Страхование" Андрея Перетяжко агентству "Интерфакс-Украина"

Вы много лет работаете в международной страховой компании и возглавляете страховое объединение, часто общаетесь с зарубежными коллегами. Изменилось ли у них за последние годы отношение к украинскому страховому рынку?

- Сегодня главный вопрос у партнеров: "Когда Украина начнет реализовывать свой огромный потенциал в страховом секторе?" Уровень проникновения страхования у нас - менее 1% ВВП в сравнении с 3-4% в Восточной Европе и около 7% в Западной Европе. Возможности на этом рынке огромные: все-таки около 40 миллионов людей, разнообразная индустрия, большой ритейловый рынок, экспорт и транзитный поток. У нас практически не страхуют имущество, профессиональную ответственность, ничтожно мал рынок агрострахования, огромный неиспользованный потенциал на рынке страхования жизни, медицинского страхования, полностью отсутствует пенсионное страхование. В связи с этим главный открытый вопрос, который возникает у зарубежных партнеров - реализация этого потенциала.

Кроме улучшения политической и экономической ситуации, профессиональные страховые инвесторы ожидают увидеть четкое представление развития рынка страховых услуг со стороны государства, которое могло бы дать уверенность в том, что этот рынок будет развиваться с опережением темпов развития экономики страны, как это было во многих странах Восточной Европы. К примеру, если 10 лет назад в Польше после реформ рост ВВП составлял 4-5%, то рынок страхования рос на 15-20%. Похоже, сейчас наступил момент, когда мы стоим на пороге перерождения страхового рынка. Как только инвесторы получат сигнал о начале реальных реформ в страховом секторе, появится и интерес к рынку с их стороны.

Сколько они еще согласны ждать, и есть ли такие, кому это уже надоело?

- Большинство зарубежных компаний оценивает работу своих дочек в Украине по трем основным параметрам. Первое - компания завоевала доверие клиентов, что выражается в достаточно большой доле в рынке, второе - демонстрирует профессиональный подход к управлению, и третье - компания генерирует прибыль и не требует серьезных вливаний для поддержания деятельности на этом этапе.

Как правило, для крупных международных компаний суммы инвестиций в Украину – это несущественные цифры, и продажа украинской "дочки" никак не повлияет на финансовый результат. Если в долгосрочной перспективе акционеры видят Украину интересной для себя, и если вышеизложенные условия выполняются, они готовы ждать и начинать инвестировать, когда появятся четкие сигналы.

Регулятор постоянно ужесточает требования к страховым компаниям, но, как видим, особых изменений на рынке нет. Почему?

- Регулятор действительно демонстрирует желание сделать рынок более прозрачным, прогнозируемым, платежеспособным, таким, который выполняет свои обязательства перед клиентами. Но тех действий, которые были предприняты за последние два года, однозначно недостаточно, чтобы считать эти требования достаточно жесткими, а рынок – очищенным от неплатежеспособных игроков. У нас по-прежнему около 300 компаний, большинство из которых не занимаются реальным страхованием.

Главные инструменты для очистки рынка - всегда экономические. Все начинается с акционеров, с собственников бизнеса, которые должны понимать и принимать новые правила игры, существующие на цивилизованном рынке. Если взять банковский рынок, то именно те реформы, которые были проведены НБУ, в первую очередь, отталкивались от понимания ситуации, от мотивации собственников. Так были решены проблемы, связанные с раскрытием информации о собственниках, с ответственностью менеджмента и акционеров за искусственное доведение до банкротства. НБУ также перекрыл операции со связанными лицами и инсайдерские кредиты, увеличил требования к минимальному размеру уставного капитала, усилил ответственность за качество отчетности и аудита, внес изменения в политику резервирования и так далее. Одновременно с рынка были выведены неплатежеспособные банки и банки, которые фактически занимались нелегальными операциями. Поэтому мы увидели так называемый "банкопад", и вопрос заключался не только в новых требованиях по минимальному размеру уставного капитала, а в новых, единых для всех и прозрачных условиях игры, которые не устроили собственников многих банков.

Для страхового рынка нужно как можно скорее строить такой же подход, с акцентом на платежеспособность, ликвидность и минимальный капитал, который будет основой для выполнения обязательств даже в кризисной ситуации. Это очень сильно изменит мотивацию существующих собственников, для которых качественное управление компанией и прибыльность операций будут эквивалентны вопросу заработать или потерять свои деньги, вложенные в страховую компанию. Так что страховому рынку в ближайшем будущем предстоит пройти этот сложный путь изменений и обновления.

Как быстро это может произойти? Сколько еще необходимо времени, чтобы украинскому рынку стали доверять все?

- К сожалению, этот процесс не может быть быстрым, даже если мы пойдем по пути банковского сектора. На это у них ушло более двух лет, но при этом каждая задача решалась в рамках отдельного проекта, с привлечением лучших специалистов регулятора, международных доноров и представителей рынка. При этом даже сейчас, когда рынок очищен, доверие к банковскому сектору возвращается очень медленно. Поэтому чем быстрее мы начнем работу по очищению страхового рынка, тем быстрее у нас будет шанс увидеть позитивную динамику. В любом случае, это процесс поэтапный, и только на обновление регулятора и изменение законодательства уйдет несколько лет. Как только произойдет возврат доверия, это позволит рынку побороться за передачу части социальных функций от государства к страховщикам. Мы говорим о медицинском и пенсионном страховании, о страховании профессиональной ответственности. Например, страхование профответственности предпринимателей, с одной стороны, позволит защитить потребителей от ошибок исполнителей, а с другой стороны, поможет государству отказаться от многих контролирующих органов и многочисленных проверок бизнеса, таких как пожарная инспекция. Еще один пример – предоставление возможности предприятиям самостоятельно выбирать частного страховщика для страхования от несчастных случаев на производстве вместо государственного фонда.

Почему страховщики не могут объединиться и выйти с единой позицией, каждое из трех объединений лоббирует свои интересы?

- Как у коллег, у нас нет противоречий и мы очень часто находим общий язык, когда речь идет о профессиональных вопросах, связанных со страхованием - актуарных расчетах, вопросах резервирования, урегулирования убытков и многих других. Позиции разнятся только по поводу того, как быстро и в какой последовательности должна происходить очистка рынка, и когда игроки смогут соответствовать минимальным требованиям платежеспособности.

И вопрос даже не в том, двигаться ли нам в сторону европейских стандартов. Основная проблема в том, как должен выглядеть переходный период, чтобы дать шанс многим компаниям остаться на рынке и продолжать работать. Как только закончится этот этап, и рынок будет работать на единых правилах, вопрос объединения страховщиков решится сам собой.

Как вы оцениваете деятельность Моторного бюро, в частности, по пятибалльной шкале?

- После шоковой ситуации, в которой мы оказались с 2012-го по 2014 год, когда страховщики были практически отстранены от участия в управлении Моторным бюро, последние три года можно оценить на "5" по пятибалльной шкале. За это время было сделано очень многое. Мы вернулись к основам Моторного бюро: это саморегулирующееся объединение страховщиков, которое занимается развитием рынка ОСАГО. Среди ключевых изменений – перестройка оргструктуры Бюро, привлечение международного аудита, переход к прозрачному освещению всей финансовой информации, открытая инвестиционная политика, усиление ответственности за скорость и качество отчетности, запуск прямого урегулирования и многое другое.

У нас в работе по-прежнему много проектов, но цифры показывают качественные сдвиги во многих направлениях. Уже работает электронный европротокол, а проект по внедрению электронного полиса готов к запуску. Сказать, что мы выполнили всю дорожную карту, и все хорошо, конечно, нельзя. Мы понимаем, что в МТСБУ 55 компаний, среди которых есть очень устойчивые, клиентоориентированные компании; компании, которые стремятся быть такими; и откровенные временщики, которые все равно уйдут с этого рынка. Наша задача – вместе с регулятором выстроить такие условия, чтобы третья группа компаний исчезла, и чтобы на рынке больше не возникало новых пирамид.

И как это можно сделать?

- Основная роль в этом процессе лежит на регуляторе, который должен эффективно следить за платежеспособностью компаний. Если компания формирует достаточные резервы под будущие обязательства – все становится на свои места. Обеспечить этот подход – главная задача сегодня для этого рынка. Но кроме этого существуют и другие инструменты. Например, для того, чтобы рынок стал более прозрачным, однозначно нужно перейти к онлайн-полису. Сегодня около 10% полисов автогражданской ответственности - поддельные. К тому же. компании иногда уходят "по-английски" и не сдают полисы, которые затем вращаются по всему рынку. Страховщики часто не следят за своими агентами и не получают вовремя информацию о проданных полисах, либо получают ее с большим опозданием. Если будет введена система онлайн-регистрации полиса, когда он выдается автоматически с номером из ЦБД, мы сразу получим доступ к онлайн-отчетности по каждому игроку и по всему рынку в режиме реального времени.

Второй инструмент - это прямое урегулирование. Как только появится 100%-ное прямое урегулирование с участием всех членов Моторного бюро в этом процессе, сразу появится борьба за качество обслуживания клиентов и появится возможность экономически влиять на компанию. Если компания не может погасить долги в течение двух месяцев, значит, возникает вопрос о ее членстве в Моторном бюро. Это опять-таки заставило бы страховщиков правильно относиться к формированию резервов, аквизиционным расходам, ценообразованию и пр. Сейчас только 50% рынка участвует и менее 20% всех страховых событий урегулируется в этом режиме. Опыт двух кварталов показал, что все работает практически идеально, поэтому вопросов к этой модели, позаимствованной в Бельгии, нет. Нужно просто увеличить количество игроков, работающих по данной технологии, чтобы сработал эффект масштаба, и клиенты почувствовали существенное улучшение сервиса. Мы уже сегодня видим, что при прямом урегулировании клиенты получают возмещение в три раза быстрее, чем в стандартном процессе.

Я очень надеюсь, что позитивный опыт участников добровольного пула по прямому урегулированию будет привлекать все больше участников. Думаю, в ближайшее время в МТСБУ будет принято решение, что 100% компаний присоединятся к прямому урегулированию. Это в свою очередь, резко улучшит имидж данной услуги и отрасли в целом.

Как вы относитесь к нашумевшим действиям регулятора по проверке сроков внесения членами бюро информации о полисе ОСАГО в ЦБД и выполнила ли "АХА Страхование" его предписание?

- Такие встряски иногда нужны, полученный посыл от регулятора улучшил сроки внесения информации в базу примерно на четверть только за один месяц. В то же время, целевые показатели должны быть более реалистичными. Сегодня практически ни одна компания не в состоянии вносить данные в ЦБД в течение двух рабочих дней. В любом случае, если мы, как большинство стран, перейдем на онлайн-полис в среднесрочной перспективе, то эта проблема будет автоматически решена.

Можете озвучить краткий прогноз по страховому рынку Украины?

- Хорошие новости состоят в том, что рынок перестал падать и наконец-то демонстрирует положительную динамику. Классический рынок страхования в 2017 году вырастет примерно на 12-15%. С другой стороны, с учетом инфляции, этот рост недостаточный, чтобы нагнать упущенные за кризисные годы объемы. Без сильного регулятора, без дополнительных инвестиций в улучшение имиджа отрасли ожидать серьезного роста очень сложно.

На рынке остается, пожалуй, две заметные проблемы. Во-первых, если говорить о рисковом страховании, - это обязательное страхование автогражданской ответственности. Это более 7 млн автовладельцев, это обязательный вид страхования, и качество работы страховщиков в этом виде очень сильно влияет на имидж рынка. В ОСАГО не работает сугубо рыночный механизм, потому что сама конструкция этого вида страхования строится по другим мотивам, чем, например, в КАСКО, когда клиент ориентируется в первую очередь на надежность компании.

Есть второй рынок, тоже очень чувствительный, пусть и меньший по объему - накопительное страхование жизни. Тут как раз больше задействован механизм, схожий с банковским и имеющий те же проблемы, когда компании уходят, а люди теряют накопления по долгосрочным программам.

Все остальное, за исключением нескольких обязательных видов, которые не сильно влияют на общие цифры, это настоящий рынок, который регулируется простым способом - соотношение цена/качество и положительный опыт клиентов. И здесь все в порядке, здесь мы зависим только от экономики. Будет расти экономика, страхование последует за этим трендом опережающими темпами.

И последний вопрос: в чем залог работы успешной компании?

Когда 10 лет назад я пришел в компанию "АХА Страхование", то был приятно удивлен, прочитав ее философию и стратегию. Она полностью совпадала с той, которую я для себя вывел как "формулу счастливого менеджера". В стратегии АХА написано, что компания должна быть лучшей для своих акционеров, клиентов, сотрудников, партнеров и общества. Это означает, что акционеры должны получать прибыль, на которую они рассчитывают, инвестируя в акции, клиенты должны быть довольны самым высоким уровнем обслуживания, сотрудники должны быть вовлечены и лояльны, партнеры должны доверять компании на 100%. Компания должна быть социально ответственна, платить налоги и активно участвовать в развитии рынка.

Поэтому любой менеджер счастлив, если он видит, что по всем этим позициям ему удается правильно балансировать и достигать хороших результатов. Если показатели для всех участников находятся в "зеленой" зоне, то менеджер может считать себя счастливым руководителем, а компанию – успешной.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 30 октября 2017 > № 2381204 Андрей Перетяжко


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > camonitor.com, 27 октября 2017 > № 2367416 Жамиля Баттакова

Веление времени

Времена не выбирают, в них живут. Причем стараются жить полноценной, яркой жизнью, а это возможно лишь в том случае, если человек здоров. Ну а здоровье наше во многом зависит и от уровня медицины, то есть от того, насколько лечебные учреждения соответствуют велению времени, и от степени ответственности каждого человека за собственное здоровье. Именно эта солидарная ответственность как раз и положена в основу обязательного социального медицинского страхования (ОСМС), внедрение которого и стоит сейчас на повестке дня. Ситуацию комментирует директор Национального центра проблем формирования здорового образа жизни Минздрава РК Жамиля Баттакова.

– Почему вдруг возникла необходимость в ОСМС?

– Обязательное социальное медицинское страхование внедряется с целью обеспечения финансовой устойчивости системы здравоохранения, развития конкуренции среди лечебных учреждений, повышения качества медицинской помощи. Система ОСМС разработана с учетом передового международного опыта и основана, как вы верно заметили, на солидарной ответственности государства, работодателя и каждого человека. При этом взносы за экономически неактивное население (есть у нас и такая категория граждан) будет делать государство, за наемных работников – работодатели. А вот самозанятые граждане и работники, зарегистрированные в налоговых органах, будут платить сами за себя. Вообще-то необходимость внедрения системы медицинского страхования назрела давно.

– Почему это произошло именно сейчас?

– Основная причина – увеличение затрат на здравоохранение. Произошло это потому, что возросла численность населения вследствие улучшения основных демографических показателей. Это рост рождаемости на 10 процентов, снижение смертности на 27 процентов, увеличение средней продолжительности жизни до 72-х лет. К слову сказать, средний возраст казахстанца на сегодняшний день составляет примерно 32 года. Но при этом больше стало неинфекционных заболеваний, прежде всего сердечнососудистых и онкологических. Учтем также инфляцию и удорожание стоимости лекарств, нового оборудования.

– С введением ОСМС будут ли оказываться медуслуги в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи?

– Конечно, будут. Но поймите правильно: гарантированный объем медицинской помощи порождает у большинства населения убеждение в том, что за их здоровье отвечает государство. На практике же здоровье граждан лишь на 20 процентов зависит от медицины, а в остальном – от образа жизни, влияния окружающей среды, генетики и т.д. Все эти проблемы в совокупности породили критическое отношение общества к существующей системе здравоохранения. А потому сложившаяся ситуация требует кардинального изменения подходов к финансированию и организации медицинской помощи. Проще говоря, реформы.

– А можно чуть подробнее о гарантированном объеме бесплатной медицинской помощи?

– Государство сохраняет за собой обеспечение граждан гарантированным объемом бесплатной медицинской помощи. Это работа скорой помощи и санитарной авиации. Это медицинская помощь при социально-значимых заболеваниях и в экстренных случаях, а также профилактические прививки. Сверх того – амбулаторно-поликлиническая помощь с амбулаторно-лекарственным обеспечением для непродуктивно самозанятого населения. К тому же в рамках ОСМС казахстанцам будет предоставлена амбулаторно-поликлиническая, стационарная и стационарно-замещающая помощь (за исключением социально-значимых заболеваний), а также лечение и медицинская реабилитация, сестринский уход, паллиативная и высокотехнологичная помощь.

Принципиальное отличие медстрахования заключается в том, что благодаря фиксированным взносам соответствующий фонд будет иметь и фиксированный финансовый доход. А это позволит создать специальный резерв для непредвиденных затрат в случае чрезвычайных ситуаций, когда резко и незапланированно возрастает количество госпитализаций и обращений граждан за медицинской помощью. Кроме того, с внедрением ОСМС будет действовать система стратегических закупок медуслуг, и фонд уже на этапе заключения договоров будет ставить клиникам условия, касающиеся предоставления услуг, – условия, которые должны неукоснительно соблюдаться.

– И все-таки, в чем преимущества ОСМС?

– Во-первых, медицинскую помощь вы сможете получать в любой клинике по вашему выбору, если эта клиника заключила контракт с Фондом социального медицинского страхования (ФСМС). В этом случае ее расходы на оказание всего спектра медицинских услуг в рамках системы обязательного социального медицинского страхования будут полностью покрыты фондом.

Во-вторых, вы будете освобождены от всех видов дополнительных платежей за услуги, предусмотренные гарантированным объемом бесплатной медицинской помощи и ОСМС.

В-третьих, вы получите полный доступ к расширенному и улучшенному по составу перечню лекарственных средств, которые предоставят вам в любой аптеке, зарегистрированной фондом как поставщик фармацевтических услуг.

В-четвертых, вы сможете получать информацию о взносах, перечисленных в вашу пользу в ФСМС, и услугах, полученных вами в медицинских организациях.

В-пятых, фонд гарантирует защиту прав и интересов застрахованных граждан в случае некачественного обслуживания.

Таким образом, с введением ОСМС значительно повысится уровень оказания медицинской помощи в стране и появится возможность увеличить зарплату врачам, а больницы смогут приобретать высококлассное оборудование и дорогие медикаменты. ОСМС позволит человеку пройти обследование и в случае необходимости получить лечение, не выделяя на эти цели наличные средства из своего кармана.

– Итак, что мы получаем с внедрением ОСМС?

– Мы получаем, прежде всего, доступность качественной медицинской помощи. Далее, мы получаем систему здравоохранения, способную отвечать возросшим потребностям населения. Как результат – улучшение здоровья, увеличение продолжительности жизни. Кроме того – расширение амбулаторно-лекарственного обеспечения и снижение уровня неформальных платежей на здравоохранение.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > camonitor.com, 27 октября 2017 > № 2367416 Жамиля Баттакова


Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 27 октября 2017 > № 2366223 Олег Сухов

На защиту дольщиков. Из-за нового закона вырастут цены на недвижимость

Олег Сухов

Адвокат, президент Гильдии юристов рынка недвижимости

В ближайшие годы следует ожидать как сокращения объемов строительства, так и повышения цен на квартиры в новостройках. Однако для перенасыщенного рынка недвижимости это вряд ли станет серьезной проблемой

Изменения в законодательстве о долевом строительстве, которые вступают в силу 1 июля 2018 года, серьезно ужесточают требования к застройщикам. Предполагается, что такой подход позволит предотвратить появление новых обманутых дольщиков и значительно сократить количество «долгостроев». Однако сами застройщики считают, что последствия изменений будут негативными — увеличится себестоимость строительства, появятся трудности с операционной деятельностью, что ударит даже по стабильным игрокам.

Поправки в законодательство значительно меняют правила игры в сфере строительства многоквартирных домов. Строительный проект должен быть выделен в отдельную проектную компанию. Такая компания при этом должна отвечать жестким требованиям — иметь не менее 3 лет опыта работы на строительном рынке и ввести в эксплуатацию не менее 10 000 кв. м. Разрешение может быть получено только одно, что позволит проводить адресный контроль за каждым проектом.

Однако этот новый принцип «одно разрешение — один объект» осложнит деятельность крупных застройщиков, которые ведут сразу несколько масштабных проектов. Раньше из этой ситуации выходили просто — регистрировалось с нуля юридическое лицо, на которое оформлялось право собственности на участок. Однако требования к проектным организациям исключают такой вариант. Это может вызвать действительно коллапс в отрасли, так как проектных организаций, которые удовлетворяют всем требованиям, не так много.

Застройщикам, скорее всего, придется получать разрешение не на строительство 2-3 домов (как сейчас), а как можно большего их числа. Однако проблема в том, что прогнозировать ожидаемые показатели строительства в таком случае будет очень сложно. Единственным выходом станет дополнительное согласование разрешений, а, учитывая сроки и бюрократию, это может сильно тормозить строительство объектов. В результате те же долгострои могут появиться и у стабильных крупных игроков, которые просто не справятся с разрешительной документацией на свои масштабные проекты.

Сильно критикуют застройщики и ужесточившиеся требования к финансовым показателям. На счете проектной компании должно быть не менее 10% денежных средств от стоимости строительства при ежеквартальной подаче декларации. Повышены и требования к размеру собственных средств застройщика — их также должно быть не менее 10% от проектной стоимости строительства. Необходимость аккумулировать на счете 10% от всех инвестиций, а также направление значительных средств в уставный капитал приведет к повышению себестоимости строительства.

Стоит помнить и о необходимости отчислений в компенсационный фонд. В перспективе все эти дополнительные расходы, скорее всего, будут переложены на покупателей. В принципе можно ожидать в ближайшие годы как сокращения объемов строительства, так и повышения цен на квартиры в новостройках. Правда, большой проблемой на первых порах это не станет — рынок в настоящий момент перенасыщен, и в той же Новой Москве есть практически пустые дома, квартиры в которых продаются по минимальным ценам.

Усилится контроль за финансовой деятельностью застройщиков. Компания должна будет иметь один счет, открытый в специализированном банке (список банков будет публиковать Центробанк). Будут сокращены до минимума возможности застройщика по нецелевому использованию денежных средств — компании не смогут заключать сделки, не связанные со строительством. Банки будут жестко контролировать все операции застройщиков, что может привести к проблемам при осуществлении операционной деятельности.

Можно отметить и позитивные моменты ожидаемых изменений. Сфера строительства очистится от ненадежных игроков, а усиленный контроль за финансовой деятельностью сократит количество махинаций на рынке жилья. Однако негативный эффект может стать все-таки ощутимее — требования могут привести к наличию проблем у ранее стабильных игроков, что приведет, наоборот, к увеличению числа проблемных объектов. Возможным выходом станет переориентация отрасли на проектное финансирование, при котором возрастет роль кредитных организаций в долевом строительстве.

Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 27 октября 2017 > № 2366223 Олег Сухов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 26 октября 2017 > № 2369467 Михаил Мень

Заседание Правительства.

В повестке: 15 проектов федеральных законов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня рассматриваем ряд законопроектов, в том числе по поддержке малого и среднего бизнеса. Это системная работа, которая идёт в рамках отдельной «дорожной карты» по реализации стратегии развития малого и среднего бизнеса.

Принимаются меры, чтобы упростить небольшим предприятиям доступ к закупкам государственных компаний и компаний с госучастием.

Сейчас законодательно регулируется закупочная деятельность таких компаний, но это общие нормы. А какие именно нужны документы, чтобы принять участие в конкурсе, как они должны быть оформлены, в какие сроки, решает сам заказчик. И, к сожалению, в некоторых случаях он просто этим правом злоупотребляет. В итоге появляются явно избыточные требования, которые просто невозможно выполнить. Например, если для получения какой-нибудь одной выписки или справки нужно столько же времени, сколько даётся для подготовки всей конкурсной документации. В результате часть небольших компаний просто «выталкивается» из контрактной системы. Причём не из-за того, что они проиграли, а по искусственным, формальным ограничениям. Теперь будет установлен исчерпывающий перечень документов, которые можно требовать от небольших и средних компаний в рамках конкурсной заявки. Соответственно, у них будет больше возможностей бороться за выгодные контракты. Рынок этот огромный и в общем достаточно стабильный.

Ещё один законопроект касается авиаперевозок. Мы снова продлеваем на три года льготный режим налогообложения для внутрироссийских маршрутов. Сейчас для них действует льготная ставка по налогу на добавленную стоимость (в части обложения НДС услуг по внутренним воздушным перевозкам пассажиров и багажа), эта ставка составляет 10%. А для рейсов в Крым и из Крыма с учётом специфики ситуации на полуострове эта ставка нулевая.

В том числе благодаря этому решению авиабилеты стали доступнее для людей, авиакомпании получили дополнительные возможности, чтобы обновлять свой авиапарк, сделать полёты более современными и безопасными. Именно поэтому, несмотря на определённые выпадающие доходы, несмотря на потери для бюджета, мы приняли решение сохранить эту меру поддержки до 1 января 2021 года.

Обсудим сегодня проекты федеральных законов, которые вносят изменения в Градостроительный кодекс, в отдельные законодательные акты. Там речь идёт о комплексном решении целого ряда вопросов, которые связаны с правовым режимом зон с особыми условиями использования территории. Это охранные, санитарно-защитные, водоохранные зоны, зоны охраны объектов культурного наследия, ряд других, в отношении которых действуют определённые ограничения. Отсутствие чётких границ этих зон нередко приводит к различным нарушениям. Возникают ситуации, в результате которых страдают интересы владельцев недвижимости. Законопроекты направлены на устранение подобных проблем. Там и новые правила вводятся по зоне с особыми условиями использования территории, и затрагивается целый ряд других вопросов, включая регулирование темы, связанной с признанием зданий и сооружений самовольными постройками, принятием решения об их сносе или приведении в соответствие с установленными требованиями. Там содержится целый ряд довольно важных новелл.

Брифинг Михаила Меня и заместителя Министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Хамита Мавлиярова по завершении заседания.

Из стенограммы:

М.Мень: Я попросил организовать нам такую встречу, чтобы мы смогли с вами спокойно пообщаться – я и Хамит Давлетярович. Мы вам расскажем, что включают в себя законодательные инициативы: это изменения в Градостроительный кодекс, в Кодекс об административных правонарушениях и даже в Гражданский кодекс. Всё это идёт в едином блоке. О чём идёт речь?

Первое. Что можно сказать по самовольным строениям? Вообще у нас до сегодняшнего дня, по сути, даже и понятия самовольной постройки в законодательстве не было. Поэтому в данных изменениях, в данной законодательной инициативе уточняется понятие самовольной постройки как таковой. И из числа самовольных построек исключаются объекты, созданные с нарушением установленных ограничений, если данные объекты построены на основании необходимых согласований, разрешений и так далее и собственник объектов не знал и не мог знать о действии указанных ограничений в отношении принадлежащего ему земельного участка. То есть о чём идёт речь? Не будут являться самовольными постройками объекты, если у человека или юридического лица, строивших этот объект, не было информации о невозможности строительства на данном участке. Мне кажется, это крайне важно, потому что сегодня вокруг этого постоянно идут дискуссии.

Законопроектом предусмотрен запрет принятия решения о сносе в административном порядке в отношении объектов, право собственности на которые зарегистрировано в едином реестре недвижимости. То есть если в реестре есть объект либо по нему ранее состоялось решение суда, то никакими административными решениями нельзя принять решение о сносе данного объекта. Это очень важно.

Далее несколько слов о ЗОУИТ (мы их так называем) – зонах с особыми условиями использования территории. Но я надеюсь, что аббревиатура ЗОУИТ не приживётся, поэтому будем говорить просто «особые зоны», с особыми условиями использования территории. Закрепляется порядок возмещения убытков, вызванных ограничением ЗОУИТ, возникших до вступления в силу законопроекта.

Если объект, в отношении которого установлена зона, возведён после возведения самого здания (объекта капитального строительства) либо собственник такого объекта не обеспечил публичность информации о наличии, то возмещение осуществляет собственник объекта.

Привожу пример: если стоит какое-то здание, сооружение и возле него был проложен газопровод, тогда тот, кто эксплуатирует этот газопровод, и является ответственным за возмещение потерь, которые будут у собственника этого объекта капитального строительства.

Если объект, в отношении которого установлена зона, возведён ранее, чем был возведён объект капитального строительства, и собственник такого объекта обеспечил публичность информации о наличии этой зоны с ограниченной ответственностью, то возмещение осуществляет орган власти, выдававший разрешение на строительство объекта капитального строительства, либо тот, кто предоставлял земельный участок. Грубо говоря, в таком случае зона ответственности по возмещению ущерба перекладывается на муниципальные образования.

Если объект капитального строительства самовольный (а мы уже с вами вначале говорили о критериях по самовольному объекту), то возмещение не осуществляется и правообладатель сносит этот объект за свой счёт.

Теперь третья позиция, очень важная, по индивидуальному жилищному строительству.

Вы знаете эту проблему – особенно в южных регионах страны, где приобретаются земельные участки под ИЖС, потом на них начинают возводиться дома многоквартирные, а потом ещё даже и дольщики могут появляться теоретически. И потом начинают какими-то путями, через суды и так далее узаконивать эту стройку. Это связано с тем, что сегодня максимально сняты все барьеры с ИЖС (индивидуального жилищного строительства).

Новым законом устанавливаются единые требования к предельным параметрам и процедуре строительства объектов ИЖС. Предлагается определить объект ИЖС как отдельно стоящий дом с количеством надземных этажей не более трёх, высотой не более 20 м и, самое важное, не состоящий из квартир или блок-секций, чтобы не было попытки подменить объект ИЖС многоквартирным домом. Аналогичные предельные параметры распространяются и на жилые, садовые дома, то есть иные виды объектов ИЖС.

Предусматривается различный порядок создания объектов ИЖС, площадь которых составляет менее 500 кв. м и более 500 кв. м.

В случае строительства такого объекта до 500 кв. м предусматривается направление уведомления о планируемом строительстве в соответствующий орган местного самоуправления и дальше уведомления о завершении строительства.

Если общая площадь объекта превышает 500 кв. м, предусматривается необходимость разработки проектной документации, проведение её экспертизы и прохождение иных процедур, предусмотренных для объектов капитального строительства.

Дело в том, что если здание или сооружение больше трёх этажей и больше 500 кв. м, здесь уже нужно говорить о безопасности этого здания и сооружения, и неважно уже, для чего оно, какой эксплуатации подлежит в дальнейшем. Я думаю, это крайне важно.

И последнее: расширяются функции строительного надзора. В случае сигналов, в том числе со стороны местных властей, стройнадзор может провести соответствующую проверку даже на тех объектах ИЖС, которые подходят по всем параметрам, то есть меньше трёх этажей и менее 500 кв. м. И в случае выявления там явных нарушений (давайте прямо скажем: если стройнадзор увидит, что там вместо ИЖС начинают «свечку» строить, как, я сам наблюдал, было в Геленджике) у стройнадзора появляются определённые полномочия. Тем самым мы пресечём такое незаконное строительство.

Х.Мавлияров: Я немного добавлю в части детализации этих законодательных решений.

Понятно, будет много решений Правительства Российской Федерации, направленных на решение этих проблем. Основное, конечно, то, что мы обсуждали по теме территорий с особыми условиями использования.

М.Мень: Знаете, сколько у нас таких зон с особыми условиями? 23 зоны. Различные зоны: зоны охраны объектов культурного наследия, охранные зоны объектов электроэнергетики, охранные зоны железных дорог, придорожные полосы, охранные зоны объектов трубопровода, охранные зоны линий и сооружений связи, приаэродромные территории и так далее. Чтобы вы понимали, что речь идёт об огромном массиве. 23 вида зон, и по каждой зоне будет выпущен соответствующий распорядительный документ, положение по каждой зоне будет утверждено Правительством.

Х.Мавлияров: Проблема регулирования этих территорий назрела давно, потому что связана с безопасностью пребывания на этой территории и безопасностью самих объектов, которые оказались близко к населённым пунктам. Поэтому по любой из этих зон (Михаил Александрович сейчас сказал, что их 23 – это основные зоны, а если мы смотрим подзоны, то их получается больше 60) нужно зарегламентировать порядок использования территорий. Если представить себе масштаб… Допустим, город Благовещенск находится под влиянием аэродромных сооружений. И там придётся проводить кропотливую работу по техническому решению проблем, которые там возникли. Мы нашим законопроектом разделяем проблему на две: как быть с теми объектами, которые уже построены, и как зарегламентировать в будущем освоение этих территорий. Если мы сможем установить возможности использования этих территорий и обеспечим безопасность как строящихся объектов, так и самого объекта, который сооружён в этих зонах, тогда сможем уже без длинных процедур узаконивать возможность использования этих территорий.

Второй важный момент в этом законопроекте (он таким небольшим отрезком только показан) – это усовершенствование системы градостроительного регулирования. Это наша ИСОГД – информационная система градостроительной деятельности.

Я думаю, коллеги и население знают это понятие, поскольку они в муниципалитетах из этой ИСОГД получали информацию о том, какие объекты и с каким регламентом могут быть построены. Регламент градостроительный – это означает, что на этой территории может быть жильё такой-то высотности, с такими-то отступами от границ. Мы ввели усовершенствование, которое позволяет иметь там больше информации. Это означает, что инвесторы, жители смогут оттуда получить больше информации для того, чтобы реализовывать свои проекты. Я думаю, это тоже полезное новшество этого законопроекта, которое направлено на то, чтобы сократить сроки согласительных процедур для реализации инвестиционных проектов.

В этом же законопроекте требования к этим зонам увязываются с требованиями, которые уже установлены генпланами населённых пунктов. Это всё направлено на сокращение сроков согласительных процедур.

Вопрос: Александр Гусев, «Строительство.ру».

Свыше 500 кв. м – это до какого предела, 1500 и так далее?

И второе. Вы говорите о том, что проектную документацию нужно согласовывать и утверждать. Где это должно согласовываться и утверждаться? Есть ли там какая-нибудь роль архитектора?

М.Мень: Мы не ставим здесь верхний барьер – от 500 кв. м. Если это также называется ИЖС, то необходима процедура проектирования и прохождения экспертизы этого проекта. А то, что подлежит прохождению через экспертизу, соответственно, контролируется стройнадзором. Вот весь принцип.

То есть речь не идёт о государственной экспертизе – у нас сегодня работают и частные экспертизы, пожалуйста. Объект выше трёх этажей и больше 500 кв. м и выше 20 м (по коньку) – необходимо уже делать реальный проект и проводить его через экспертизу. На наш взгляд, это, безусловно, правильно.

О.Ракитов (пресс-секретарь М.Меня): Коллеги, чтобы было понятно: чтобы не получилось, что построили трёхэтажный дом и начали продавать в нём квартиры людям. То есть ограничение по площади позволяет отсечь историю со строительством многоквартирных домов, выдавая это за ИЖС.

Вопрос: «РИА Новости», Балакин Константин. Вы сказали, что, если собственник, построивший объект, не знал об ограничениях, невозможности его строительства, но при этом ему были выданы все согласования и разрешения, объект не будет считаться самостроем. При этом в Москве недавно было снесено очень много объектов, которые имели все необходимые разрешения, но якобы невозможно было их строительство. То есть впредь таких ситуаций не будет?

М.Мень: Мы говорим, конечно, о перспективах. Это пока ещё законодательная инициатива, она прошла сегодня Правительство, дальше у нас обсуждение в парламенте. И мы считаем, что документ в достаточно хорошей форме сегодня, в высокой стадии готовности, юридически выверенный.

Конечно, именно для любых подобного рода спорных проблем, которые возникают, этот законопроект будет подспорьем, потому что у нас появляется сама терминология и суть, что такое незаконное строительство, самовольное строительство.

Х.Мавлияров: Я, если можно, немного уточню.

В Москве к «самоволкам» было отнесено большое количество объектов, которые были построены в нарушение использования территорий общего пользования. То есть на площадях (это территория общего пользования), в парках (это территория общего пользования) такие объекты просто не могли быть, они, понятно, самовольные.

И второй момент, который возникает. Если объект затрагивает безопасность пребывания (допустим, это газопроводы, нефтепроводы), такого объекта не может быть, исходя из интересов безопасности граждан, там пребывающих или проживающих. Поэтому они попадают под снос. Если правообладатель этого объекта границы не обозначил, а муниципалитет освоил эту территорию, правообладателю этого объекта придётся компенсировать тому, кто построил жилой дом.

Вопрос: Анна Топорова, ТАСС. Я бы хотела уточнить статус законопроекта. Вы его сейчас только презентовали или Правительство уже дало положительное заключение?

М.Мень: Это уже вопрос, рассмотренный сегодня и поддержанный на заседании Правительства. Следующий этап – внесение в Государственную Думу. Следующей площадкой, на которой будет обсуждаться эта тема, будет Государственная Дума.

Вопрос: А когда он может быть внесён?

М.Мень: Уже сегодня мы, надеюсь, направим. После того как будут пройдены все процедуры.

Вопрос: «Вести. Недвижимость». Михаил Александрович, есть ли у Минстроя оценка количества самостроев в России? Какое количество исков, возможно, будет после? Какой объём работы появится в судах после того, как закон будет принят?

М.Мень: У нас до сегодняшнего дня даже чёткой терминологии, понятийного ряда не было. Поэтому мы точную цифру пока не можем назвать.

Х.Мавлияров: Мы говорим о том, какие объекты могут оказаться самовольными из того перечня, где правообладатели между собой вынесли на обсуждение или на спор. В связи с введением этих дополнительных моментов, которые направлены на сохранение прав граждан. Понятно, эти решения определят, что станет самовольным, а что останется узаконенным.

Мы рассмотрели две темы. Проблемы трубопроводного транспорта. Это «Газпром» и «Транснефть» – более 35 тыс. претензий друг к другу было.

М.Мень: Это не означает, что это всё самовольные строения. Это взаимные претензии.

Х.Мавлияров: Да, взаимные претензии. Из них меньше половины связаны с жильём. Где-то были садовые постройки, где-то – хозяйственные постройки. Поэтому когда этот законопроект вступит в силу, можно будет проводить работу по каждой из зон – какое количество трудных моментов будет возникать.

Вопрос: Михаил Александрович, о переходе от долевого строительства к проектному финансированию: какие конкретные поэтапные действия предполагаются на пути к этому переходу, когда он произойдёт окончательно и как отразится на рынке, учитывая, что деньги дольщиков для застройщиков бесплатны, а проектное финансирование всё-таки довольно дорогое?

М.Мень: В этом главная проблема.

Первый этап состоялся. В этом месяце, в октябре, начал работу компенсационный фонд долевого строительства. Уже 17 застройщиков (последняя цифра) свои средства в этот компенсационный фонд внесли. И здесь мы смотрим спокойно в будущее, потому что это государственный фонд.

Второй этап – это поправки, которые уже существуют в законодательстве, но вступают в силу с 1 июля будущего года. Там банковское сопровождение в первую очередь. Мы дискутировали с коллегами из парламента, не сдвинуть ли эти положения закона на 1 января, но банковское сообщество (Центральный банк подтвердил) пока не готово к этому. И к 1 июля в общем-то задача не такая простая. Банковское сопровождение – то есть полное банковское сопровождение каждой проводки от застройщика к генеральным подрядчикам и так далее.

Дальше: один объект – одно юридическое лицо. Это важный момент. И здесь тоже нужно перестроиться застройщикам. И 10% собственного капитала. Все требования к уставному капиталу и собственному капиталу вы знаете.

Всё это вступает в силу с 1 июля. Может быть, мы ещё подкорректируем эти позиции до июля.

Последние задачи, которые были поставлены перед нами Председателем Правительства (вчера я докладывал об этом Президенту, и мы получили в Правительстве поддержку этих начинаний), тоже в этот блок входят. Это наведение порядка в субъектах Российской Федерации по поводу контроля долевого строительства. Получив «дорожные карты», планы-графики от регионов, мы увидели, что этим вопросом занимаются разные структуры. Только 24 субъекта возложили эти функции на строительные надзоры. В некоторых регионах этим занимаются министерства или департаменты строительства, а в некоторых субъектах занимаются вообще органы надзора, которые к стройке не имеют отношения, у них нет этой компетенции. Поэтому принято решение в Правительстве унифицировать эту работу. Либо это должен быть отдельный орган (как в Москве есть орган, который занимается контролем за долевым строительством), либо совмещённый со строительным надзором.

Дело в том, что с 1 января текущего года на эти органы возложены очень важные полномочия – они выдают ЗОСы (заключения о соответствии застройщика действующему законодательству о долевом строительстве). То есть, по сути, они дают некую, условно говоря, лицензию на вход на рынок и возможность собирать средства с граждан через ДДУ.

Всё это будет унифицировано, и Минстрою поручено подготовить законопроект, которым будет предусмотрено, что согласовывать руководителей структур, занимающихся долевым строительством, будет Минстрой. По аналогии, как мы сегодня делаем это в жилищных инспекциях. Вы знаете, что один из моих заместителей курирует эту тему и является жилищным инспектором. Согласовывает руководителя жилинспекции наше министерство, но не просто согласовывает, а методологию даёт. И потом проводим определённое тестирование этих руководителей на знание законодательства и так далее.

Помимо этого было принято решение о том, что в заключениях о соответствии, ЗОСах, конечной подписью должна быть подпись высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, то есть губернатора, чтобы губернаторы понимали ответственность, кому они дают возможность работать с деньгами граждан на территории своего региона.

И после июля, когда вступит всё это в силу, мы увидим, как работает банковское сопровождение, как работают наши коллеги в банках, появилась ли у них строительная компетенция. После этого уже можно будет дальше говорить о тех движениях, которые мы будем делать по поручению Президента – по поэтапному плану-графику замены долевого строительства на проектное финансирование через банки.

Это большая, серьёзная работа, даже сама эта «дорожная карта» – это большая, серьёзная работа, и здесь основными должны выступать Министерство экономического развития, которое занимается прогнозированием, и Центральный банк, потому что всё зависит от стоимости денег. Нам же тоже важно сделать так, чтобы и цена не выросла. Мы можем хоть завтра, с нового года отказаться от долевого строительства и перейти полностью на банковское обслуживание. Но будет совершенно иная цена на квартиры, объёмы упадут.

Это большая, сложная задача. Президент и поставил задачу проработать план-график поэтапного перехода. Даже сроки сейчас называть, наверное, было бы опрометчиво без предварительной проработки.

Самое главное, обращаюсь к вам: пожалуйста, не пугайте людей, что всё, завтра не будет долевого строительства. Думаю, что это большая-большая работа.

Вопрос: Мы можем сформулировать, что одна из главных задач при переходе – не допустить удорожания строительства?

М.Мень: Да, значительного повышения, потому что всё зависит от стоимости ресурсов. Мы же с вами понимаем: в тех странах, где такая методология применяется, и процентная ставка совершенно другая. Вот в чём вопрос.

О.Ракитов: Я резюмирую то, что сказал министр. Очень важная история с халатным отношением в регионах к вопросу долевого строительства. Когда мы стали разбираться, оказалось, всего в 24 регионах России занимаются этим непосредственно стройнадзоры, то есть профильные организации.

М.Мень: В одном из регионов это даже совмещено с контролем рынка алкоголя и оборота цветных металлов. Понимаете, о чём идёт речь? Где-то это просто финансовый контроль.

Почему мы делаем акцент на строительном надзоре? Потому что это структура, которая может выезжать на объекты, контролировать ситуацию со стройкой. Это очень важный момент. Вообще проблемные объекты (сейчас я уже не как министр, а как экс-губернатор говорю) появляются, когда руководитель теряет контроль над этим процессом. Вот и вся история.

У меня не было ни одного обманутого дольщика! Не потому, что хорошая экономическая ситуация в регионе, а потому, что я знал каждый объект и каждого застройщика. И если чувствовал, что он на грани, мы находили какие-то решения. Другого ответа просто нет.

Мы сейчас всю ситуацию подгоняем под то, чтобы у губернаторов были реальные рычаги. Не в ручном режиме, а уже в законодательном поле.

О.Ракитов: То есть принципиально важно в регионах наладить эту работу. Плюс работа фонда защиты прав дольщиков. И может быть, мы наконец-то перестанем писать про обманутых дольщиков.

Вопрос: Михаил Александрович, не могли бы уточнить три момента? Можно ли сказать, что принято принципиальное решение в перспективе отказаться от договоров долевого участия? Что это уже принципиальное решение и вопрос нескольких лет?

М.Мень: Нет, принципиальное решение было принято, чтобы мы проработали и доложили Президенту этот план-график. Пока задача такая стоит.

Вопрос: А сколько времени вам дал Президент на разработку?

М.Мень: Поручение звучит: Правительству и Центральному банку. Это большая, серьёзная работа. Было бы опрометчиво сейчас говорить: мы это сделаем за год и вам объявим, что к 2022 году заменим всё долевое строительство на проектное финансирование. Это очень серьёзный вопрос. Здесь датами нельзя бросаться.

Вопрос: Я правильно понимаю, что вы идёте на такой шаг, Президент дал такое поручение только лишь потому, что регионы не в состоянии полностью отладить контроль за соблюдением прав дольщиков?

М.Мень: Конечно. Ведь мы видим, что проблем, которые возникают, могло и не быть. Есть, конечно, глобальные проблемы, объективные. Группа компаний «СУ-155», например. Компания в 14 регионах работала, произошло её банкротство, и сегодня банк «Российский капитал» занимается этой проблемой. Но это комплексная проблема крупного застройщика. А вот такие точечные вещи, безусловно, в большинстве своём могли и не возникать регионах.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, насколько и каким образом будет учитываться мнение бизнеса в этом вопросе? Идёт ли какой-нибудь диалог, дискуссия?

М.Мень: Да, конечно. Мы работаем в первую очередь с Национальным объединением строителей (НОСТРОЙ) и Национальным объединением застройщиков (НОЗА) – вот два наших партнёра, помимо других общественных организаций и бизнеса (РСПП, «Деловая Россия» и так далее). Основные наши два партнёра – это НОСТРОЙ и НОЗА. Мы с ними ведём консультации. Мы никогда не ведём консультации индивидуально с застройщиками, потому что у них разные ситуации и разные точки зрения и их точки зрения могут совпадать только с их узкокорпоративными интересами. Нас интересует позиция общественных объединений, поэтому мы работаем с НОСТРОЙ и НОЗА.

О.Ракитов: В декабре у нас пройдёт форум региональных застройщиков. То есть не застройщиков Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга, с которыми по понятным причинам мы часто консультируемся, а застройщиков со всей России. И наверняка в декабре мы ещё раз будем обсуждать вопросы долевого строительства.

Вопрос: После того как будет готов план, реализовываться он будет сразу во всей стране или будут какие-то пилотные города? Может быть, с Москвы всё начнётся?

М.Мень: Нет, не думаю, что можно здесь сделать что-то пилотно, потому что у нас банковская система единая, ключевая ставка Центрального банка тоже единая. Нужно этот план делать общим для страны.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 26 октября 2017 > № 2369467 Михаил Мень


Россия > Медицина > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360308 Евгений Кузнецов

Взломать организм. Как правильно бороться со старением, чтобы прожить долго и счастливо

Евгений Кузнецов

Singularity University Ambassador

Пост основателя «Островка» Сергея Фаге о том, как он пытается повысить свою производительность и долголетие, используя в том числе и методы с неподтвержденной клинической эффективностью, вызвали негативную реакцию со стороны сторонников доказательной медицины. Но у этой темы есть другая сторона: как заботиться о своем здоровье, чтобы прожить долгую и активную жизнь

У модного сейчас словечка «хайп» есть негативные коннотации в русском языке — «ажиотаж, шумиха». Нездоровое и шумное обсуждение, в котором младенца выплескивают с водой уже в самом начале. А потом грохочут пустыми тазами. Проблема в том, что зачастую с такой водой выплескивается очень и очень важное. Например — как в дискуссии о «биохакинге» — вопрос реального оздоровления нации.

Основатель туристического сервиса «Островок» Сергей Фаге взбудоражил интернет статьей о том, что он потратил $200 000 на лекарства, которые вроде бы должны продлить его жизнь. В соцсетях тут же начались локальные бои сторонников и противников такого подхода, а создатель и президент Фонда поддержки научных исследований «Наука за продление жизни» попытался разобраться с научной точки зрения, насколько помогут принимаемые Фаге лекарства. Но дело не только в конкретном случае, уже есть достаточно способов позаботиться о своем активном долголетии.

Жизненная статистика

Сначала давайте посмотрим на факты. В России (находящейся на 110-м месте по продолжительности жизни по статистике ВОЗ, сразу после Боливии и КНДР), живут на 13 лет меньше, чем тройка лидеров (Япония, Швейцария и Германия), а российские мужчины вдобавок живут почти на 12 лет меньше, чем женщины. Основной успех лидеров — это не только и не столько объемы затрат на здравоохранение, сколько высокая степень личной ответственности людей за свое здоровье и нацеленность госпрограмм на профилактику.

К примеру, средний японец посещает врача 15 (!) раз в год, а в 40 лет проходит обязательный и бесплатный чекап по всем основным функциям организма и анализу предпосылок возникновения рака и иных заболеваний старения. В Германии рекомендованными (оплачиваемыми страховкой) являются практически ежегодные обследования, к примеру, женщин учат следить за рисками возникновения рака молочной железы с 30 лет. Швейцария имеет максимальный в мире (99,5%) охват добровольным медицинским страхованием, при этом доля частных денег в совокупных расходах на здравоохранение там больше 30%. Швейцарцы — лидеры в части личной ответственности за свое здоровье по многочисленным опросам, и лучше других соблюдают предписания врачей и дисциплину медицинских рекомендаций.

Я заинтересовался этой темой, поскольку самый долгоживущий мужчина в моем роду, мой отец, умер в 54 года, когда мне было 17. Потому в 90-е годы я в полной мере понял, что такое ответственность за семью и крепкое здоровье — одно из условий для нее. К большому для меня сожалению, массовая и доступная информация по реальному развитию здоровья появилась относительно недавно. Но как только появилась, я начал ей пользоваться.

Проблемы видимого здоровья

Сначала немного теории. Большинство скептиков, набросившихся на Сергея Фаге, опубликовавшего статью о «биохакинге», любят аргументировать свою позицию тем, что «им 50, и врача помнят только по травмам». Это хорошо знакомая позиция, но замечу, что средний возраст диагностики рака в России у женщин — 64 года (рака шейки матки — 52), средний возраст выявления сахарного диабета второго типа — 51 год (причем еще недавно он был 54 года). При этом диабетом болеют в России 9,6% россиян. А кумулятивный риск (процент новорожденных, которые умрут или заболеют раком до достижения 75-летнего возраста) в России — 13,69% (2012 год, по данным GLOBOCAN 2012, IARC, Международного агентства по исследованию рака). Это наивысшая (!) цифра в мире. Если упрощенно: можно считать, что смертность от рака, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний растет примерно в 10 раз за каждое десятилетие после 30 лет. Это означает, что все те, кто радостно обсуждает отсутствие необходимости похода к врачу, уже, скорее всего, имеет тенденцию к развитию заболевания, но ничего не предпринимает для его обнаружения.

И рак, и диабет (а также нейродегенеративные заболевания, болезни Альцгеймера и Паркинсона) называют сейчас «болезнями старения». Многие исследователи и само старение считают болезнью и при этом ежедневно выявляют множество факторов, которые либо сопутствуют, либо обуславливают его. Многочисленные данные показывают, что раку предшествует многолетнее скрытое воспаление (которое легко выявляется анализами, которые почти никто не делает), а диабету — инсулинорезистентность (проявляющаяся в массе слабых симптомов типа перепадов бодрости после приемов пищи и т. п). Но ранние сигналы организма в России принято игнорировать, запивая их водкой.

Модный аргумент противников «есть таблетки горстями» состоит в том, что «их наследственность» крепка как скала. Да, их мамы, папы, бабушки и дедушки прожили долгий и славный век. Но тут тоже стоит сделать лирическое отступление.

До середины XX века основную миссию обеспечения максимальной продолжительности жизни человека (МПЖ) брала на себя эволюция, убивая слабые организмы в младенчестве и детстве массовыми эпидемиями и болезнями. Выживал сильнейший. От этого резко падала средняя продолжительность жизни (СПЖ, которая была около 35 лет до начала XIX века), но МПЖ с того времени выросла не так сильно (на 10-20 лет). Иными словами, вирусы и бактерии «выбивали» из популяции слабые организмы, которые, однако, были лишены тем самым шанса стать великими учеными, музыкантами, да и просто хорошими людьми.

Великие достижения медицины последнего столетия убрали этот механизм, младенческая и детская смерть упали на порядки, но это привело к тому, что генетика современного человека, то есть способность организма самостоятельно (это важно!) справляться со стрессами и старением, в популяции становится все хуже. Иными словами, человечество стало эволюционировать скорее социально, а не биологически, а ухудшению генофонда противодействует улучшение медицины. Что, впрочем, верно для тех, кто медициной пользуется.

Другое важное обстоятельство, которое не должно давать повод впадать в успокоение, это то, что современный городской житель (а у нас урбанизированное общество), дышит вовсе не воздухом 50-70-летней давности, ходит пешком в 5-10 раз меньше и имеет на порядок меньше рутинной ежедневной физической нагрузки. Потому все многочисленные исследования, подтверждающие прямое влияние регулярной (умеренной) физической нагрузки на долголетие, — это просто признание того факта, что человеку нужно выходить из массовой и вредной гиподинамии на уровень среднего для его вида количества физических усилий.

Суммируем: даже если вы можете похвастаться хорошим геномом (я, например, не могу), это не значит, что вы проживете хотя бы столько же, сколько ваши предки, не предпринимая специальных усилий. В стране, где граждане считают, что «здоровье им обязано предоставить государство» (так, кстати, написано в Конституции), это печальная новость: государство мало делает для геропротекции и усиления профилактической медицины. Так что это ваше личное дело, всерьез вы отнесетесь к профилактике старения или будете весело отчитываться в соцсетях, как успешно вы избежали врача.

Не панацея, а система

Теперь давайте перейдем от общей картины к личной стратегии. Многие, как правило, в районе 50 лет, резко начинают думать о старости. И мечтать о волшебной таблетке, которая ее отодвинет. Думаю, такой панацеи нет и никогда не появится. Слишком сложно устроен человеческий организм, и слишком много в нем систем и механизмов, которые и сами начинают стареть, и разлад между ними усиливает старение.

На клеточном уровне старение клеток ведет к снижению их чувствительности к базовым молекулам — например, инсулину. Удаление старых клеток из органов со временем происходит все медленнее, они накапливаются, провоцируя скрытое воспаление органов (а следствие его — часто новообразования). Фундаментальные системы организма, эндокринная и иммунная, с возрастом необратимо меняются, и все это увязано с изменением в психике, поведении, когнитивных функциях. Даже суперэффективное лекарство может исправить один механизм, но он не удержит старение остальных. Старение — самая сложная и многообразная болезнь человека, и она требует к себе полного уважения.

В последнее время появилось множество научно доказанных фактов увеличения и средней, и максимальной продолжительности жизни при применении тех или иных методов или препаратов. Революция в этой сфере идет на наших глазах: буквально каждую неделю появляется новое исследование, которое приносит новые факты. Прорыв делается как за счет новых методов (исследование на мышах с генетическим аппаратом человека, то есть мышки болеют «человеческими» версиями болезней и их метаболизм приближен к нашему), так и за счет завершение многолетних, а часто многодесятилетних популяционных исследований на десятках и сотнях тысяч людей, которые стартовали давным-давно.

Все это приводит к взрывному росту информации. В мире публикуется в год больше 600 000 статей по медицине (за 20 лет их накоплено более 10 млн). В каждой статье — статистики, модели, примеры. Многие статьи содержат революционные результаты. Но физически даже просмотреть все актуальные статьи современный врач или исследователь не способен, разве что только самые яркие в самых авторитетных изданиях или в рамках очень узкой темы. А старение — тема широчайшая. Возможным решением проблемы в будущем станет искусственный интеллект, который сможет оперировать всеми факторами. Например, IBM Watson в некоторых случаях ставит диагнозы лучше врачей, однако над полноценными системами искусственного интеллекта, которые помогут в борьбе со старением, предстоит еще поработать.

Сегодня, когда любой врач с любыми регалиями берется рассуждать о старении, если он не начинает с дисклеймера об ограниченности своего представления о предмете, то, к сожалению, он вас обманывает. Удержать все многообразие тем физически невозможно. А потому современная борьба со старостью начинает формировать совершенно иные формы организации медицины (и пациентские стратегии), нежели раньше.

Во-первых, к борьбе со старением начали относиться всерьез. 8 лет назад, когда я лично спрашивал инвесторов Кремниевой долины, сколько у них проектов по Longevity, мне отвечали — 0, тема слишком недоказанная. Сейчас такие проекты есть в каждом (!) венчурном фонде с фокусом на Life Science, и даже в российских. Ряд популяризаторов, таких как Орби ди Грей, сумели вызвать широкий интерес инвесторов и спонсоров к решению задач борьбы со старением. В России таким евангелистом является Михаил Батин, который активно пропагандирует и развивает тему.

Во-вторых, накоплены первые данные, которые уверенно (научно доказуемо) связывают те или иные факторы со старением. Разгромлено величайшее заблуждение века о «жирной еде», которая якобы провоцирует рост холестерина. Истинный «провокатор» негативных обменных процессов найден и обозначен: это сахар и другие «быстрые» углеводы. Выявлены эффективные диеты («средиземноморская диета», «диета, имитирующая голодание»), методы и требуемая интенсивность занятий спортом (регулярная умеренная нагрузка, а вовсе не чрезвычайно опасные марафоны) и так далее и тому подобнее.

В-третьих, исследования начинают приносить конкретные прорывы в отношении тех или иных препаратов, витаминов и минералов. К примеру, препарат метформин, который уже полвека применяется для диабетиков, показал массу геропротективных свойств, профилактирует рак и другие болезни. Кстати, это выяснили, посмотрев на среднюю продолжительность диабетиков, лечащихся метформином: она оказалась выше, чем у контрольной группы «здоровых». Однако это вовсе не значит, что его пора включать всем в ежедневный рацион — популяционные исследования в масштабах жизни человека еще только идут. Но по показаниям врачи назначают его уже достаточно смело.

В-четвертых, появляются врачи, которые начинают внимательно читать все эти материалы и применять те или иные методы и подходы. По личному опыту могу сказать, что ближе всего к пониманию масштабов проблем находятся эндокринологи и иммунологи, которым свойствен системный и самый широкий взгляд на организм человека. Увы, но более узко заточенные специалисты очень часто имеют взгляд со своей колокольни, хотя, конечно, все зависит от того, насколько внимателен врач к общему потому информации.

Хакеры vs программисты

Тут пришло время сказать о ставшем модном «биохакинге». Вообще-то, изначально это «движение» касалось весьма узких приложений по резкому усилению отдельных способностей человека — например, первая история была про «ночное зрение». Однако сейчас его трактуют расширительно — как способ противостоять «биологически запрограммированному» старению и вообще усилению когнитивных и иных функций в любом возрасте. Отношение к биохакингу разное: от восторгов до шельмования, однако надо отнестись к нему внимательно.

Почему активные мероприятия по предотвращению старения и «заболеваний старости» стали называть биохакингом? Все громче раздаются голоса тех, кто считает само старение запрограммированным процессом. «Программируемый износ», как в автомобилях, для стимуляции покупок. Согласно этой версии, организм человека нужен только для репродуктивных функций, а потому, выполнив их, разрушается, так же как умирает лосось, после того как отметал икру. Но даже те, кто считает, что «программы» нет, а старение — естественный процесс, согласны, что программы самоподдержания здоровья и эффективности в организме человека активны только в репродуктивной фазе, а после 30 начинают ослабевать. Здоровый и продуктивный человек после активной репродуктивной фазы нужен обществу, а не природе, а потому вопросами здоровья занимается не его организм, а сам человек и медицина как система — в этом и есть «хакерство» естественного положения дел, которое нас не устраивает.

Биохакерами в тривиальном смысле являются все, кто применяет методы поддержания здорового образа жизни целенаправленно. И в этом смысле включение новых доказанных способов поддержки тонуса или здоровья — это просто продолжение уже существующего тренда. С другой стороны, люди фактически добровольно становятся участниками глобального эксперимента, имея призом стать первыми в обретении долгожданного результата. Это называется модным ныне термином civil science, но, несомненно, должно проводиться по всем правилам науки — то есть с формулированием гипотез, постановкой целей, согласованием методов и контролем результатов. Потому нормальный биохакер не сделает ни одного шага без совета с врачом, который поможет ему составить грамотный набор метрик контроля и будет учитывать совместимость методик и препаратов.

Советы для долгой жизни

Если собрать наиболее исследованные вопросы продления жизни, то можно выделить несколько тем. Учтите, что это советы, данные на личном опыте, возможно, у вас есть персональные особенности, действия медицинского плана необходимо согласовывать с врачом.

1. Борьбу со старостью надо начинать загодя, оптимально — в 30 лет, когда организм системно переключается с роста на старение. В этот момент начинаются первые системные сдвиги, которые потом, как лавина, набирают свою мощь к 40-50-60 годам. Как минимум в этот время надо научиться регулировать сон и физическую нагрузку. Спать нужно не менее 7-8 часов, заниматься спортом не менее двух раз в неделю. Все просто.

В это же время (а желательно и раньше) необходимо радикально расстаться с сахаром и научиться регулировать потребление углеводов (снизить их количество, особенно самых быстрых, с высоким гликемическим индексом, таких как картофель фри).

Важно в это время сделать первый чекап по минералам и витаминам — их дефицит еще не критичен, но уже ведет к системным сдвигам. Как минимум в наших широтах нам системно не хватает витамина D и полиненасыщенных жирных кислот (Омега 3 и т. п). У мужчин дефицит цинка или магния ускоряет падение тестостерона. Может начать формироваться системный дефицит витаминов группы В. Но в любом случае все добавки надо согласовать с врачом, потому как есть и индивидуальная чувствительность, и индивидуальная непереносимость.

В это же время в современной популяции начинает развиваться возрастная аллергия на глютен. В России эту проблему диагностировать толком не умеют, точнее, врачи не задумываются об этой проблеме. Да и последствия часто настолько разнообразны, что нельзя и сказать, есть ли простой симптом. Однако, поскольку глютеносодержащие продукты (все из пшеницы, к примеру) одновременно часто имеют и наибольший гликемический индекс, то просто снизить долю пшеницы в рационе полезно всем. Есть и иная причина: за последние 50 лет количество глютена в пшенице благодаря селекции выросло на порядок и более (что было нужно для легкости изготовления пышной сдобы). А потому в традиционном рационе доза этого небезопасного белка превышена колоссально.

Тяжелее всего расставаться сахаром. При отказе от него организм бунтует, человек испытывает почти ломку. Но, по опыту автора, недолго: сложновато будет около месяца, но результат, поверьте, того стоит. Полный отказ от сахара приводит к самым быстроощутимым результатам в виде улучшения состояния, потому рекомендую его как «первый шаг» — если смог его сделать, сделаешь и остальное, а результат настолько нагляден, что и другие шаги делать уже легче.

2. Ключевым индикатором начинающихся возрастных проблем является, как ни странно, настроение и сон. Тревожность, бессоница, отсутствие бодрости по утрам, ослабевание концентрации, быстрая утомляемость, раздражительность и эмоциональная нестабильность — все это признаки начинающихся системных сбоев. И упаси вас Эскулап начинать компенсировать эти проблемы психостимуляторами или иными препаратами. А тем более (как принято в России) — заливать проблемы алкоголем. Дело в том, что эти тенденции, как правило, есть следствия проблем фундаментальных систем — эндокринной, иммунной, а также неумения системно отрабатывать стрессы.

Тут важно сделать оговорку — организму вредит стресс. Но здоровый организм умеет реагировать и преодолевать стресс. А значит, проблема или в том, что организм начинает системно сдавать (предболезнь) и стрессы начинают «пробивать защиту», или у вас стрессов слишком много и вы не умеете их блокировать и держать удар, и они начинают системно подтачивать уже ваш организм.

Это значит, что в 30 и после (а еще лучше раньше) вам пора всерьез начать учиться работать со своей психикой. Медитации, простые приемы успокоения тревожности (например, рациональное планирование), курсы и книги по хорошему устройству миропонимания (какие — на ваш вкус или по совету хорошего психотерапевта или просто друга). В общем, пора привыкать, что все в жизни не на авось, и ваше хорошее настроение и добрые коммуникации с людьми — это ваша ответственность за свое здоровье.

В этот момент, если вы входите в штопор (бессонницы, сильная тревожность, депрессии, агрессия и системные конфликты с ближними) — сделайте ровно две вещи. Сделайте полный чекап организма (в основном на гормональные сбои) и сходите к психотерапевту. Научитесь один раз и навсегда преодолевать такие эмоциональные штормы (найдя причину и эффективное лечение). Это фундамент навыка заботы о собственном здоровье.

3. С возрастом, после 40, начинают формироваться прямые последствия ранних факторов старения, например ухудшается сон, сильнее меняется гормональный фон, возникает инсулинорезистентность. Это идет медленнее, если вы начали в 30, но начинают единицы. Так что самое время пройти полный чекап и перейти к контролируемым диетам, в основном их суть сводится к снижению калорийности, производимой за счет уменьшения потребления углеводов. Две важные оговорки. Во-первых, «жесткие диеты» (с сильным голодом), как правило, контпродуктивны. Нужно умеренное и контролируемое снижение потребления калорий. Во-вторых, модная ныне кетогонная диета пока имеет доводы как за, так и против, потому я, к примеру, прибегал к ней ограниченно (полгода), под контролем врача, и имея конкретную врачебную задачу определенным образом отрегулировать вес (проблем лишнего веса у меня не было никогда, но тем не менее таково было предписание врача).

Показано преимущество «средиземноморской диеты» — меньше красного мяса, больше рыбы и птицы, и обязательно много овощей и клетчатки. Впрочем, непосредственно для вас могут оказаться вредными пасленовые или еще что-то, потому еще раз — советуйтесь с врачом. Но общий подход к разумной стратегии — умеренность, не бросайтесь в крайности. Веганство ведет к доказанному острому дефициту витаминов. Часть полезных белков не присутствует в рыбе, а только в красном мясе. Ни одна из резких диет не доказала преимуществ по долголетию. А вот легкое (на 20-30%) ограничение калорий и организм примет легко — и, доказано, пойдет на пользу.

В целом очень рекомендую прочитать книгу «Кишечник долгожителя» Алексея Москалева, лучшего, пожалуй, российского ученого-геронтолога, обладающего отличным талантом популяризатора.

4. Есть чрезвычайно многообещающие результаты по геропротективным лекарствам, однако, как я сказал раньше фактически вы станете участником масштабного исследования по их полезности. Ваш риск, но, повторюсь, вступать на этот путь стоит только под контролем врача. Как минимум он скажет вам, когда остановиться, глядя на те или иные параметры организма.

Начиная с 40 лет регулярная ежегодная профилактика и анализы основных системных маркеров должны стать обязательными. Точную номенклатуру дать сложно, можно, например, воспользоваться списком Михаила Батина и его группы Open Longevity, но как минимум вам надо контролировать гормоны щитовидной железы, уровень сахара в крови, тестостерон/эстроген, С-реактивный белок, уровни холестерина (высокой и низкой плотности) и триглицеридов, уровень толерантности к глюкозе. Такой чекап выпишет вам и кардиолог, и эндокринолог в ответ на самые типичные жалобы сорокалетних — вялость по утрам, вялость после приема пищи, отсутствие бодрости и ясности ума «как в 20» (да, это симптом проблем, а не пресловутый «возраст»), набор веса и тому подобное. Если любой показатель будет вне нормы, то вы уже можете обсудить с врачом, что делать. В 90% случаев помогут много лет апробированные витамины и добавки. Только сразу оговорюсь — не поли/мультивитаминные комплексы из аптек по совету продавца-фармацевта, а конкретные минералы/витамины, дефицит которых установлен и диагностирован анализами.

Стоит ли это пресловутых $200 000, которые затратил на биохакинг основатель «Островка» Сергей Фаге? Нет, конечно. Но потратиться придется. Вам, впрочем, решать, хорошая ли это цена за здоровую жизнь.

И два важных пункта в заключение

Самое неочевидное в «диетах» биохакеров — это психостимулирующие вещества. Сразу скажу: автор пас. Ощутимый и мощный прилив бодрости от описанного выше мне лично кажется абсолютно достаточным. Остальное — если пропишет врач по показаниям.

И второе: модный ныне спорт преодоления (триатлон, марафоны), увы, тоже относится скорее к формированию зависимости от ряда нейромедиаторов (которые стимулируются такими сверхусилиями), чем к разумным усилиям по поддержке продолжительности жизни. Просто подумайте, почему в известном мифе молодой профессиональный воин пробежал 42 км и умер, а современный клерк после трех лет тренировок — нет. После определенного возраста (30-40), всякое стимулирование роста в организме (а усиленное обновление тканей после сверхнагрузок ведет к этому) усиливает процессы, которые ведут к накоплению ошибок в организме (например, новообразованиям). Текущие исследования показывают, что после 40 инсулиноподобный фактор роста надо сдерживать, а не бустить, так что умеренные тренировки в удовольствие — то, что надо, а изнурительный бег за «эндорфиновым приходом» — нет.

И как принято у нас стало говорить: вы держитесь там, хорошего здоровья и настроения вам.

Россия > Медицина > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360308 Евгений Кузнецов


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 20 октября 2017 > № 2362149 Михаил Мень

О реализации комплекса мер по восстановлению прав граждан – участников долевого строительства многоквартирных жилых домов.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы сегодня вернёмся к одной из весьма сложных тем, проблем. Она касается восстановления прав граждан – участников долевого строительства (то, что принято называть проблемой обманутых дольщиков).

Напомню, целый ряд решений в этом направлении был принят недавно. Была создана публично-правовая компания «Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства». В начале октября я подписал несколько документов, которые регулируют основные аспекты этой работы. С учётом того, что это важная тема и она затрагивает большое, к сожалению, количество граждан.

Что это за документы? Это постановление о самой публично-правовой компании – Фонде защиты дольщиков, постановление об утверждении требований к кредитной организации, в которой учитываются денежные средства компенсационного фонда, постановление, которое утверждает Правила выплаты этой компанией возмещения гражданам – участникам долевого строительства по договорам участия, постановление об утверждении Правил принятия решения о финансировании мероприятий по завершению строительства объектов незавершённого строительства в рамках той деятельности, которую эта компания будет вести, и распоряжение о назначении членов наблюдательного совета этой самой компании.

Это специальный механизм, который должен позволить гарантировать защиту интересов людей в будущем. Застройщики, которые привлекают деньги граждан, будут отчислять средства в компенсационный фонд. И уже из этих средств, в случае необходимости, финансы пойдут на завершение строительства дома, у которого возникли проблемы.

Или, второй вариант – обманутым дольщикам просто должны будут возвращаться их деньги.

Закон о фонде, который мы недавно приняли, вводит для застройщиков ряд требований, которые позволяют снизить риски. Это требование достаточности собственных средств, принцип, когда у одной компании должен быть один проект, банковское сопровождение такого рода сделок.

Кроме того, фонд должен обеспечить эффективный мониторинг проектов, не допуская в систему компании, которые не будут отвечать установленным требованиям. Таковы подходы.

По понятным причинам это сложная деятельность, регулировать её трудно. Решения, которые принимались на эту тему, далеко не всегда были успешными. Тем не менее фонд должен обеспечить гарантию вложений, причём без использования напрямую средств федерального бюджета. Есть ряд идей по изменению законодательства, в том числе по срокам вступления в силу ряда положений профильного закона. Давайте их обсудим.

Самое главное, конечно, добиться, чтобы в этом компенсационном механизме участвовали добросовестные строительные компании. И чтобы весь этот механизм просто работал, а не был бумажным. Решения эти должны способствовать тому, чтобы вообще никаких новых обманутых дольщиков не появлялось. Сегодня обсудим текущую ситуацию.

Нужны и точные данные по оценке числа пострадавших. Они очень сильно расходятся. В кратчайшие сроки нужно завершить пообъектный анализ проблемных домов. С участием регионов, Росреестра, Минстроя, конечно. Посмотреть, оценить готовность и уточнить реестр лиц, которые пострадали в результате такого рода деятельности. Есть разные предложения, давайте изучим их и поговорим об этом.

Брифинг Михаила Меня по завершении совещания

Из стенограммы:

М.Мень: Фонд защиты прав дольщиков как публично-правовая компания начинает официально работать с 25 октября этого года. То есть застройщики, которые построили новые объекты, теперь придут не в страховые компании, а в государственный фонд. И это будет, безусловно, более серьёзная, государственная защита граждан – участников долевого строительства.

Также хотел бы отметить, что мы 24 октября собираем в здании правительства Московской области всех руководителей региональных ведомств, которые занимаются строительством, в том числе руководителей органов по контролю за долевым строительством, для того чтобы объяснить им, как будет работать фонд.

Помимо этого мы сегодня доложили общую ситуацию по тем обманутым дольщикам, которые уже оказались в беде. Мы посмотрели все «дорожные карты», которые отправили нам регионы, это 72 субъекта, в которых есть долевое строительство. Там возникают такие цифры: 830 проблемных объектов, и это 1592 дома. Потому что один объект – это может быть несколько домов, всё зависит от разрешения на строительство. Порядка 86 тысяч человек пострадало. А в реестре находится 36,6 тысячи человек – это связано с тем, что реестр носит заявительный характер. Мы, конечно, будем заниматься в первую очередь с коллегами из регионов достройкой самих объектов, где и будут жить эти люди.

Теперь что касается сроков, которые заявили губернаторы в своих планах-графиках. На 2017 год это 140 объектов, на 2018 год – 187 объектов будет введено, с 2019-го по 2021 год будет введено 276 объектов. К сожалению, мы не можем быть удовлетворены этими «дорожными картами», потому что по 227 из 830 проблемных объектов не указан процесс, как планируют регионы завершать строительство этих объектов, и не указаны сроки. В связи с этим мы сегодня получили поручение от Дмитрия Анатольевича до конца года провести полную сверку объектов, полную сверку граждан, которые оказались в этой беде, – естественно, опираясь на данные субъектов, но также мы будем использовать данные Росреестра, данные наших коллег в парламенте. И до нового года мы будем иметь уже окончательную, точную цифру. Но ещё раз повторю, сегодня мы опираемся на те данные, которые дают субъекты Российской Федерации. И напомню, что это зона ответственности субъектов Российской Федерации, потому что именно региональные власти выдают разрешение на строительство, выдают землю и должны следить за этими процессами.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 20 октября 2017 > № 2362149 Михаил Мень


США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов

Америка вновь решила менять власть в Иране

И для этого ее президент готов отменить ядерную сделку с Тегераном

Юрий Сигов, Вашингтон

Трудно пересчитать число стран, которые гордо именуют себя "союзниками Америки". Их правители из кожи вон лезут, чтобы понравиться американскому президенту и членам конгресса, уверяют их в своем наивысшем почтении и при любом удобном случае стремятся сделать так, чтобы официальный Вашингтон ими остался доволен. С врагами же США вроде как все немного попроще. Их поименно знают даже дети малые в американских школах, а зовут их Россия, Иран и КНДР.

Судя по заявлениям, которые периодически раздаются с самых верхних этажей американских властных структур, и если включить телевизор - почитать любую американскую газету, то страшнее России и придумать ничего на свете невозможно. На втором месте (вроде бы) по степени недовольства Америки стоят Северная Корея и ее решительный и ядерно-вооруженный товарищ Ким-младший. Но вот что оказалось любопытным: в сенате США на полном серьезе считают, что главный враг Америки - это все-таки Иран. И именно с ним надо как можно быстрее "кардинально разбираться", пока он якобы не стал обладателем собственной атомной бомбы.

Исключительно по этой причине американские законодатели просто требуют от президента США выйти из так называемой ядерной сделки с Ираном, заключенной пару лет назад. А также призывают его нанести (пока не поздно) ракетный удар по ядерным объектам Ирана, и разрушить их до основания. А затем... А затем заставить перепуганный Тегеран полностью разоружиться, уничтожить свою ракетную программу и прекратить вмешиваться во внутренние дела других государств. Если вы думаете, что все это - некая театральная постановка на сцене местного цирка-шапито, то очень сильно ошибаетесь.

Дело в том, что в начале следующей недели истекает срок так называемой сертификации иранской ядерной сделки президентом США. Он это должен делать каждые три месяца, опираясь на доклады американской разведки, насколько Иран выполняет четко все взятые на себя обязательства. А если не выполняет, то сделку отменить, и вновь ввести против Тегерана санкции. Так вот именно к этому все на данный момент и идет.

Чем Иран угрожает США? Да тем же, чем и Россия с КНДР - своим существованием

Сейчас сложилась такая ситуация, в которой Иран на полном серьезе объявлен растущей угрозой США, а сама ядерная сделка с ним (что считается "позорным поражением Б. Обамы" всем нынешним составом американского сената) - угрозой безопасности страны. Иранский режим объявлен враждебным интересам Америки, и его предлагается как можно быстрее сменить (что, естественно, можно сделать только с помощью внешней военной силы).

Согласно докладу, который американский сенат предоставил президенту страны Д. Трампу, Иран поддерживает международных террористов в 12 государствах, содержит "сирийского палача Б. Асада", а сам иранский режим - якобы самый антиамериканский в мире (я все-таки раньше думал, что северокорейский). Тысячи американских военных убиты были в Ираке и Афганистане, и все это, оказывается, сделано либо иранскими специалистами, либо с помощью иранского оружия.

В Иране правит вовсе не "умеренный" президент Роухани, а поголовно религиозные фанатики, которые рвутся к ядерному оружию. Иран осуществляет свою ядерную программу с 1984 года, а его главные помощники в овладении ядерными технологиями (ну естественно) - Россия и Китай. Иран только обманывает США, он уже много раз обманывал Б. Обаму, а вся эта ядерная сделка с ним - настоящая провокация против национальных интересов Соединенных Штатов, считают американские сенаторы.

Как заявил в своем выступлении в Совете по международным делам сенатор от штата Арканзас Том Коттон, член комитета по разведке (он, кстати, служил в Афганистане и Ираке, и при слове "Иран" готов, что называется, немедленно взяться за оружие), любые переговоры с Тегераном (и по любому вопросу) - это пустая трата времени. Это Б. Обама умиротворял иранских аятолл, а нынешний президент США якобы должен быть "решительным и дерзким". И если потребуется, то решить иранскую проблему военным путем, раз в Тегеране "нормального языка" не хотят понимать.

Сенатор Коттон помимо всего прочего уверен, чтто Иран и не думал закрывать свою ядерную программу. "Он нас водит за нос", но мы не такие простаки, как думают в Тегеране" - подчеркнул он. По оценкам американских военных экспертов, к 2025 году у Ирана будут в наличии десятки ядерных зарядов, тысячи центрифуг. А все те инженеры и другие специалисты, которые работали все прошедшие годы над иранской ядерной программой, по-прежнему на своих рабочих местах. И продолжают трудиться над тем, чтобы якобы нанести Америке "непоправимый урон".

Эти же эксперты заявляют, что к 2030 году Иран будет уже полноправной мировой ядерной державой, если Америка в данный процесс решительно не вмешается. Все же нынешние международные инспекции иранцы умышленно не пускают на военные объекты, и тем абсолютно ничего неизвестно о том, что происходит на иранских ядерных предприятиях. Помимо этого американцы обвиняют Иран в том, что он намерен создать ядерные центры в Сирии и Ливане, и передать целый набор ядерных технологий движению "Хезболла" - главному врагу Израиля.

В своем докладе для президента США американские сенаторы открыто называют Иран "террористическим государством", и требуют примерно его наказать, пока не поздно. Именно поэтому в сенате любой договор с Ираном заранее обречен на провал. И именно поэтому предыдущая администрация Белого дома оформляла его как "ядерную сделку", а не законопроект, зная, что в сенате такой документ гарантированно заблокируют.

На данном же этапе сенаторы предлагают (а точнее - требуют) президенту США выйти из иранской ядерной сделки, не подписывать ее продление, и немедленно ввести новые санкции против Ирана, даже если они будут чисто односторонними, и другие подписанты сделки их не поддержат. В требовании к Д. Трампу от сенаторов подчеркивается, что ядерная сделка с Ираном - мертвому припарка, Иран - фактически незаконная ядерная держава (а Америка сама законная-то?), и ее любыми путями надо уничтожить.

Сенаторы также уверены, что чем такая - так лучше никакая сделка с иранцами. А за 60 дней, которые положены по американскому законодательству, в сенате предлагается разработать новый пакет антииранских санкций, которые по сравнению с предыдущими должны будут просто ограбить и полностью поставить на колени Тегеран. И тогда не только у Ирана, но и у России с Китаем будет конкретный выбор: либо оставаться "на сделочной ноге" с Ираном, либо идти против Америки и их "союзников" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Новые санкции только против Ирана? Тогда Америке их придется вводить и против всех тех, кто сегодня с Тегераном имеет дело

Итак, вопрос сейчас поставлен жестко и конкретно. Президенту Соединенных Штатов (он и сам, в принципе, такую идею поддерживает) предлагается не продлевать действие сделки (ведь это не межправительственное соглашение, и никакого одобрения американских законодателей ему для этого не нужно), а разорвать ее. Также в течение двух месяцев планируется ввести против Тегерана новые санкции, которые должны будут подорвать экономическое и финансовое положение Ирана.

Поскольку утверждается, что ядерная программа Ирана представляет гораздо большую опасность для США, чем северокорейская (хотя у Ирана вроде бы пока нет ядерного оружия, а у КНДР оно не просто имеется, но и регулярно испытывается), то угроза Тегерана для безопасности Соединенных Штатов также гораздо выше, чем со стороны товарища Кима-младшего. Именно по этой причине предлагается серьезно подготовиться к проведению военной операции против Ирана, которая уже вроде как прорабатывается американскими военными в тесном контакте с Израилем.

Здесь, на мой взгляд, вот что интересно. Поскольку тот же сенатор Коттон воевал несколько лет в Ираке в составе американского воинского контингента, то он уверен: Иран можно разгромить и без всякой наземной операции. Нет якобы никакой необходимости оккупировать эту страну, как американцы сделали с Ираком и Афганистаном. А достаточно теми же крылатыми ракетами нанести внезапный удар по всем ядерным объектам Ирана (или тем, которые находятся у американцев на подозрении). И Иран якобы тут же если не полностью капитулирует, то, по крайней мере, пойдет на все те уступки, которых от него требует официальный Вашингтон.

При этом американские сенаторы ссылаются на уже имеющийся опыт США и Израиля в отношении Ирака, а также бомбежку нефтяных платформ у самого Ирана в 80-90-е годы прошлого столетия. А сенатор Коттон уверен, что хорошо сработала и атака на сирийские объекты американскими крылатыми ракетами весной нынешнего года. И, по его словам, ни Китай, ни Россия по этому поводу даже не пикнули. Так чего не повторить нечто подобное относительно иранских ядерных объектов?

Показательно, что проведя своего рода "предварительный опрос" среди своих союзников насчет выхода США из иранской ядерной сделки, американское руководство уверено, что получит в случае военного удара по Ирану и введения новых американских санкций против Тегерана полную поддержку. Особенно рады будут такому ходу событий ближневосточные союзники Соединенных Штатов, в частности страны Персидского (Арабского) залива. Для которых Иран- страшный, опасный и коварный враг, но с которым они без помощи Америки никогда не справятся.

А что по этому поводу скажут Москва, Пекин и сам Тегеран?

Как явствует из всего вышеперечисленного, ситуация вокруг Ирана американцами действительно вновь капитально нагнетается. Сам президент страны обещал избирателям, что ядерную сделку с Тегераном непременно расторгнет, как попадет в Белый дом. Б. Обаму за то, что он "пошел на поводу у аятолл" называют "позорным трусом и слабаком". А само иранское руководство нынешняя администрация Белого дома считает реальной угрозой безопасности своей страны.

В этой обстановке решимость американского руководства разорвать сделку с Ираном (как это уже сделала администрация Д. Трампа с целым рядом международных и внутренних документов и решений прежнего руководства страны, начиная от реформы медицинского страхования и кончая выходом из соглашения о климате, которое Б. Обама подписывал с другими лидерами в Париже) вполне просчитываема. И то, что на Иран и у Д. Трампа, и у значительного числа конгрессменов и сенаторов совпадают точки зрения, не должно никого удивлять.

Вопрос теперь в том, как на подобное прореагируют те, кто эту сделку вместе с Америкой подписывал. Германия, Великобритания и Франция, вполне возможно, просто вынуждены будут отнестись к решению США "с пониманием". По крайней мере в позу они по данному конфликту становиться не будут. Но им четко надо понимать, что введение американских новых санкций против Тегерана - это и точно такие же санкции против компаний этих стран, которые уже намылились выходить на иранский рынок. А также постепенно восстанавливать с ним финансовое и банковское сотрудничество.

Отдельный разговор будет в этом случае о позиции России и Китая. Они с Ираном не просто после снятия ряда санкций стали активно налаживать торгово-экономические отношения, но и пытаются инвестировать в иранскую экономику. Соответственно, та же Россия, которую американцы со всех сторон обложили разного рода санкциями похлеще иранских, либо вообще вынуждена будет прекратить иметь какие-либо дела с США, либо наладить с Тегераном своего рода "союз обиженных", поскольку обе страны вместе с КНДР официально объявлены врагами Америки. Так что сообща им вроде как полегче будет с подобной проблемой бороться.

Китай же продолжает тактику заигрывания с США, и особенно в том, что касается торгово-экономических отношений. Профицит китайской внешней торговли с Соединенными Штатами составляет более 350 млрд. долларов. И если американцы "из-за Ирана" попытаются перекрыть этот товарно-денежный кислород китайцам, то тем мало не покажется. В то же время китайские власти активнейшим образом продолжают окучивать дочку Д. Трампа Иванку и ее мужа - советника американского президента Дж. Кушнера в том, что касается предоставления контрактов фирмам и компаниям, связанным с первой семьей Америки.

Если Китай откажется поддерживать Америку в плане введения новых санкций против Ирана (а скорее всего, так и будет), то у Соединенных Штатов есть масса рычагов, как Пекин за это наказать. Но при этом, что совершенно очевидно, пострадают уже и деловые интересы самого первого семейства США. А это для президента-бизнесмена страны Д. Трампа - момент более чем чувствительный.

И, наконец, какие варианты поведения могут быть в этой ситуации у самого виновника "ядерного торжества" Ирана? Иранское руководство уже неоднократно давало понять, что не боится угроз США, и намерено соблюдать условия сделки ровно до того момента, до которого их будут соблюдать американцы. А как они свои обещания нарушат, значит, и Тегеран будет свободен от каких бы то ни было обязательств, которые давались еще Б. Обаме. Соответственно, свою ядерную программу иранцы могут запустить в течение нескольких недель, а обладать ядерным оружием смогут через 5-6 месяцев (по оценкам американской разведки).

Но это произойдет только в том случае, если за это время США и Израиль не решатся ударить по иранским ядерным объектам крылатыми ракетами или с помощью бомбардировок с воздуха. Что может в этой обстановке произойти - также предсказуемо. Иран уже получает противоракетные комплексы ПВО из России плюс активно закупает самое современное другое вооружение. И вполне вероятно, что первые боевые "разминочные тренировки" российских противоракетных комплексов состоятся не в небе над Сирией, а вокруг ядерных объектов Ирана. Если, конечно, до подобного развития событий дело все-таки дойдет...

США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов


Россия > Металлургия, горнодобыча > minfin.ru, 6 октября 2017 > № 2349994 Алексей Моисеев

Интервью Заместителя Министра финансов Алексея Моисеева агентству ТАСС

О внесении в правительство дорожной карты по развитию алмазогранильной отрасли

Моисеев Алексей Владимирович

Заместитель Министра

Минфин РФ в сентябре внес в правительство дорожную карту по развитию алмазогранильной отрасли. Министерство обозначило наиболее важные меры поддержки отрасли, среди которых отмена НДС при закупке алмазов на внутреннем рынке, сокращение административных барьеров при ввозе и вывозе камней. Ведомство также планирует реализовать в РФ доступную для граждан технологию, которая позволит проверять камни прямо в магазине. Об этом в интервью ТАСС рассказал замминистра финансов Алексей Моисеев.

– Алексей Владимирович, Минфин недавно внес в правительство дорожную карту по развитию алмазогранильной отрасли. Какие именно меры вы предлагаете для ее поддержки?

– Дорожная карта состоит из целого ряда пунктов. Наиболее значимый из них – отмена НДС на сырые и необработанные алмазы, которые добываются в России. Можно сказать, что это уже принятое решение. Рассматривается возможность отмены НДС на бриллианты, будем обсуждать это в связке с отменой НДС на золото. Отмечу, что финального решения, как и кого будем освобождать от налогов, пока нет.

Важным стимулом для отрасли станет освобождение от импортных пошлин на уникальное оборудование для огранки, которое в России не производится. Например, в мире есть только один производитель специальной установки, которая полирует камни с минимально низкой вибрацией. В связи с этим нет смысла пытаться производить такое же оборудование в России, но имеет смысл снизить пошлины на него.

Ранее мы говорили об эффективности использования существующих механизмов для поддержки огранки. Это касается вопросов, связанных с отнесением алмазов к перечню высокотехнологической продукции, что позволит включить механизмы поддержки отрасли, которые сейчас есть у Минпромторга России. Пока этот механизм на рынок бриллиантов не распространяется.

Важно обсудить вопрос, связанный с взаимоотношениями компании "Алроса" и огранщиков. Речь идет об организации аукционов для огранщиков: насколько этот механизм удобен и насколько равны условия у его участников.

Еще один ключевой момент – значительное снижение административной нагрузки, связанное с обязанностями огранщиков перед госконтролем. Огранщики покупают алмазы, и до тех пор, пока они их не огранили, а затем и не продали, они должны финансировать оборотный капитал. Поэтому если мы можем сократить этот процесс только до производства без удлинения контрольных мероприятий, мы хотим это сделать – либо упростить эти мероприятия, либо некоторые из них вообще ликвидировать.

– Если вернуться к отмене НДС на сырые алмазы для огранщиков, что это даст отрасли?

– Для того чтобы получился бриллиант размером в карат, нужно обработать алмаз размером 2 карата. Получается, что на обработку уходит значительная часть сырья. Такого рода камни и составляют основной бизнес наших огранщиков.

Покупая алмазы, огранщики какое-то время изучают их на предмет возможности огранки. Все это время камни находятся в работе, соответственно за них приходится платить НДС. То есть оборотный капитал, который должны финансировать огранщики и платить проценты банку, увеличивается на 18%. Поэтому отмена НДС на сырые необработанные алмазы даже важнее, чем на бриллианты.

– А что даст отмена НДС на бриллианты?

– Отмена НДС на бриллианты сделает их более конкурентными по сравнению с теми, которые завозятся из других стран нелегально, без уплаты налогов. Контролировать этот процесс очень тяжело.

– Есть какие-то способы решения этой проблемы?

– Конечно, в первую очередь – ужесточение надзора.

Второе, что мы должны обсудить: раз уж нам не удается собрать налоги, давайте не будем создавать для участников рынка условия, при которых они не могут их платить. Тем не менее по алмазам решение принято, по золоту и бриллиантам – пока нет.

– Не так давно активно обсуждался вопрос запуска такого продукта как инвестиционные бриллианты, он работает сейчас?

– Продукт по ряду причин оказался пока не востребован. Одна из них – НДС, такой же, как на золото. При этом у золота, как инвестиционного инструмента, по сути, одна проблема – НДС, а у бриллиантов их гораздо больше.

Когда покупаете в банке слиток золота, то оплачиваете НДС. Если хотите вернуть золото обратно в банк, то возвращаете его обратно уже без налога. В ситуации с высокой инфляцией 18% – ерунда, при низкой инфляции эти 18% будете отрабатывать долгое время. С бриллиантами аналогично.

Кроме того, есть другая история, где золото – биржевой товар, и мы всегда знаем, сколько он стоит. С камнями не все так просто.

В классификаторе Минфина по алмазам 8 тысяч позиций: цветность, прозрачность и т.д. Проблема состоит в том, что для любого инвестиционного товара должен быть ликвидный рынок покупки-продажи. А в ситуации, когда у вас нет никакой понятной для людей стандартизации, эти 8 тысяч позиций понятны для специалистов рынка, а для нас с вами – непонятны.

Есть более простая процедура, когда вы приходите в магазин и есть 2 характеристики камня – его вкрапления и прозрачность. Но проблема в том, что это настолько все обобщает, что процесс его продажи обратно потребует специального анализа, так как ни вы, ни банк не понимаете, сколько стоит камень. Придется нанимать экспертов, а это дополнительные траты.

– То есть инструмент уже не появится?

– Мы будем думать, как его развивать. Пока есть объективная проблема – это НДС, все остальные проблемы не первостепенны.

Еще одна проблема – институт маркет-мейкинга для такого инструмента. По алмазам – им является "Алроса", но вот вопрос в том, кто сможет им быть по бриллиантам. У огранщиков таких финансовых ресурсов нет. Нужно иметь для этого специальную площадку. Было предложение приспособить для этого биржу во Владивостоке, но все равно это будет значительно более узкий рынок, чем рынок золота, поскольку инвесторами выступят люди, которые специально этим занимаются.

– Есть ли сроки решения этой проблемы?

– По НДС мы должны представить решение до конца года, и пока мы не решим проблему с НДС, другие проблемы можно даже не рассматривать.

– А может не надо решать проблемы с НДС сразу?

– Даже если и будет НДС, найдутся инвесторы, которые захотят такими бриллиантами пользоваться. Это не будет массовым продуктом, но инвестор найдется. Если мы сможем при помощи этого инструмента повысить спрос на бриллианты на 20%, будет уже очень хорошо.

– Какие еще решения для развития отрасли вы планируете реализовать?

– Есть еще один момент, который мы хотим реализовать. Он касается прослеживаемости природного происхождения камня. Это колоссальная проблема алмазно-бриллиантового бизнеса и ювелирной отрасли. Сейчас производятся настолько качественные искусственные камни, что их минерально-технические характеристики в основном совпадают с природными. Для того, чтобы выявить происхождение камня, необходим сложный спектральный анализ, дорогое оборудование. Надеюсь, что скоро появится технология, доступная гражданам, которая позволит проверять камни прямо в магазине.

– Что это даст отрасли?

– Сейчас нет никакой возможности ни покупателю, ни даже ювелиру на 100% понять, откуда ввезен камень. В скором времени такая возможность появится, и прослеживаемость происхождения камня обеспечит привлекательность российской огранки.

– Несколько вопросов не по алмазной отрасли. Планируются ли регуляторные изменения в связи с тем, что банк "Открытие" переходит под контроль ЦБ?

– Понятно, что его нельзя исключать из некоторых нормативных актов — то есть из списка банков, которые могут выдать банковские гарантии уплаты таможенных пошлин, налогов, а также из списка банков, которые могут хранить госсредства. Поэтому подготовили соответствующий документ.

– Что вы думаете о предложении ЦБ субсидировать ставку по дебютному выпуску облигаций региональных компаний?

– Это идея хорошая, но вопрос – за чей счет это делать. На федеральный бюджет рассчитывать в этом вопросе не стоит.

– Давно идут споры, кто же в итоге будет оператором фонда страхования инвестиций на фондовом рынке. Все-таки АСВ?

– Нет, АСВ не будет оператором. Мы остановились на том, что это будет Фонд по защите прав вкладчиков и акционеров.

Как вы знаете, фонд был создан указом президента в 1990-х годах, и государство внесло в него деньги. Сейчас обсуждается вопрос направления денег из него на страхование инвестиций на фондовом рынке.

Мы считаем, что решение очевидно, – под этим фондом стоит объединить как текущие функции, так и функции по выплате компенсаций инвесторам на фондовом рынке.

– Когда будут внесены поправки в закон об ОСАГО, которые касаются трехлетних полисов?

– Поправки разработаны, разосланы в ведомства, страховщикам и пока обсуждаются.

Сейчас законопроект пока совсем сырой, поэтому спешка в этом вопросе, скорее, навредит. Главный вопрос – в степени либерализации тарифа для второго-третьего года. Наше предложение, которое мы согласовали, – цена полиса определяется на сегодня, а страховая компания уже может дать скидку за второй-третий год, если хочет.

Беседовали Рита Шпилевская, Мари Месропян

Россия > Металлургия, горнодобыча > minfin.ru, 6 октября 2017 > № 2349994 Алексей Моисеев


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > newskaz.ru, 3 октября 2017 > № 2336940 Лязат Актаева

Можно ли не платить за медстрахование в Казахстане?

В Казахстане стартует медреформа. Нововведения ведомства Елжана Биртанова вызывают массу вопросов: какие обследования будут бесплатными, кто это решает, сколько и за что придется платить, что будет, если не платить. И вообще можно ли отказаться от обязательного полиса, чтобы купить добровольный?

Минздрав обязал казахстанцев ежемесячно оплачивать очередной полис (ОСМС), и люди задались вопросом: "А за что, собственно, надо платить деньги?", и главное: "Станет ли приятнее проводить время в больницах?"

Sputnik Казахстан собрал все самые частые претензии к Минздраву и попросил на них ответить вице-министра здравоохранения Лязат Актаеву и исполнительного директора АО "Страховая компания "Евразия" Шакира Иминова.

Если не пользуешься услугами госполиклиники, а ходишь в частную, зачем нужен полис ОСМС?

Актаева: Если человек не пользуется услугами государственной поликлиники, Фонд социального медицинского страхования (ФСМС) может возместить расходы, затраченные на лечение и обследование в коммерческой клинике согласно Закону РК "Об обязательном социальном медицинском страховании".

Иминов: Согласно закону, Фонд может возместить затраты пациента на частную клинику, не любой частной клиники, а только той, что прошла аккредитацию и включена в реестр медицинских организаций, осуществляющих деятельность в сфере обязательного медицинского страхования. То есть прежде чем обратиться в какую-либо частную клинику, уместно будет узнать, имеется ли у нее договор с ФСМС.

А можно ли выбрать по своему желанию лечебное учреждение или врача?

Актаева: Право выбора медицинской организации в системе обязательного медстрахования возникает у человека с момента приобретения полиса, то есть с начала перечисления обязательных взносов. Порядок определен в приказе министра здравоохранения и социального развития Республики Казахстан от 28 апреля 2015 года №281 "Об утверждении Правил оказания первичной медико-санитарной помощи и Правил прикрепления граждан к организациям первичной медико-санитарной помощи". Таким образом, можно выбирать по своему желанию лечебное учреждение или врача, в порядке, предусмотренном Правилами.

Иминов: Повторюсь, обязательным условием для этого является включение лечебного учреждения в реестр медицинских организаций, осуществляющих деятельность в сфере обязательного медицинского страхования. Для того чтобы лечиться по ОСМС у частнопрактикующего врача, надо убедиться, что он включен в такой реестр. После этого вы можете подать ему соответствующее заявление. Но здесь есть два очень важных момента – во-первых, клиника должна иметь возможность принять нового пациента (плановая загрузка определяется нормативами), в противном случае обслуживание будет проводиться на платной основе.

А во-вторых, при обращении за медицинской помощью и ее получении не только пациент имеет право на выбор, но и врач должен быть согласен, и еще все должно быть по согласованию с администрацией.

Все ли обследования будут бесплатными благодаря ОСМС?

Иминов: Сейчас все пациенты имеют право на следующие бесплатные медицинские услуги в соответствии с перечнем, утверждаемым правительством РК: экстренная помощь (скорая помощь), амбулаторная помощь в поликлинике (обследования и лечение), стационарная медицинская помощь при обострении хронических и острых заболеваний, при отравлениях, травмах, плановая госпитализация и т.д. Учтите, что вы также имеете право на бесплатное получение лекарств, если заболевание является редким или приводящим к инвалидности. За другие услуги и лекарства придется заплатить.

Вообще, полный перечень случаев, при которых положена бесплатная медицинская помощь, включен в базовую программу обязательного медицинского страхования. Чтобы свериться с этим списком, можно обратиться в ФМС.

Актаева: Более точные обследования, осуществляемые в системе ОСМС, будут определены в перечне медицинской помощи в системе. Проект постановления разработан и внесен на рассмотрение в канцелярию премьер-министра. После утверждения перечень медицинской помощи в системе обязательного социального медицинского страхования будет официально опубликован в информационно-правовой системе нормативных правовых актов Республики Казахстан "Әділет".

Иминов: Но, если вам предлагают на платной основе провести операцию либо обследование, то правильным будет узнать у лечащего врача, входит ли данная медицинская услуга в программу государственных гарантий, то есть должна ли она предоставляться бесплатно. Лечащий врач также должен разъяснить возможность получить другую, подходящую для вас медицинскую услугу бесплатно. Только после получения всей необходимой информации пациент может сделать выбор либо в пользу бесплатного, либо в пользу платного лечения.

Для получения данной информации также можно обратиться в ФМС.

В бесплатной помощи откажут в ряде случаев. Например, если застрахованный выразил желание пройти лечение в более комфортных условиях, чем стандартные (в отдельной палате с телевизором и т.д.). Для этих целей разработано добровольное медицинское страхование с расширенным спектром услуг. Не покрывает полис ОСМС и оздоровление в санаториях. При этом пациент всегда вправе обратиться в ФМС как к арбитру, если считает, что его лечение малоэффективно и не приносит желаемых результатов, если врач ему что-то "недоназначил" или его "недообследовал". По желанию пациента, вне зависимости от назначений врача, можно провести любые дополнительные процедуры, но уже за собственные средства.

Все казахстанцы будут отчислять взносы, разные по суммам – кто-то больше, кто-то меньше, будет ли от этого зависеть объем предоставляемых услуг?

Актаева: Основные принципы модели медицинского страхования: солидарность, всеобщий охват и социальная справедливость как при сборе средств – "от каждого по платежеспособности", так и получении медицинской помощи – "каждому по потребностям".

Данная система не является накопительной и не предусматривает персонифицированное распределение средств. Солидарное финансирование – это ежемесячные взносы и отчисления в Фонд социального медицинского страхования со стороны работодателей, работников, самозанятых и государства, которое выступает основным плательщиком и вносит средства за социально-незащищенное население.

Базовым принципом системы является социальная справедливость, когда обеспечивается равный доступ всех застрахованных к единому пакету медицинских услуг, независимо от размера доходов и взносов, социального статуса, должности, места жительства. Таким образом, объем оказываемых услуг в рамках ОСМС не будет зависеть от перечисляемых процентов в Фонд, а будет определяться лечащим врачом в зависимости от необходимого пациенту лечения.

Иминов: Объем предоставляемых услуг не зависит от суммы взносов. На наш взгляд, ОСМС должно оказываться в равном объеме для всех, независимо от возраста, пола, социального статуса и места проживания застрахованного. Лекарственная и врачебная помощь предоставляется в одинаковых для всех объемах, если этого оказалось недостаточно, воспользуйтесь полисом добровольного страхования.

Имеет ли право человек отказаться от перечисления взносов, то есть отказаться от полиса?

Актаева: Одним из принципов медстрахования является соблюдение и исполнение законодательства Республики Казахстан об обязательном социальном медицинском страховании. Это значит, что уплата отчислений или взносов является обязательной.

Право на медицинскую помощь в системе медицинского страхования имеют лица, за которых осуществлялась уплата отчислений или взносов, а также освобожденные от уплаты взносов в фонд в соответствии с пунктом 7 статьи 28 Закона "Об обязательном социальном медицинском страховании".

Пациент может получить медицинскую помощь в системе медстрахования не более трех месяцев с момента прекращения уплаты отчислений. К тому же это право не освобождает от обязанности уплаты взносов в фонд за пропущенный период.

Лица, за которых не производилась уплата отчислений, для приобретения права на медицинскую помощь обязаны оплатить взносы в фонд, но не более двенадцати месяцев, предшествующих дате оплаты, в размере 5% от минимального размера заработной платы, установленного на текущий финансовый год.

Лицам, за которых не поступили отчисления в фонд либо которые не уплатили взносы в фонд, предоставляется гарантированный объем бесплатной медицинской помощи в соответствии с Кодексом Республики Казахстан "О здоровье народа и системе здравоохранения".

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > newskaz.ru, 3 октября 2017 > № 2336940 Лязат Актаева


Казахстан > Медицина. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 3 октября 2017 > № 2336939 Елена Бахмутова

В 2018 году взносы в фонд медстрахования должны достичь 680 млрд тенге

О работе «Фонда социального медицинского страхования» рассказала председатель правления Елена Бахмутова

По результатам подворового обхода, который проводило министерство труда и социальной защиты РК, из почти 2,7 млн человек около 1 млн человек считают себя занятыми, но работодатели не делают за них никаких отчислений. Поэтому необходимо решить эту проблему, после чего повысятся отчисления в Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ), Государственный фонд социального страхования (ГФСС) и ФСМС, рассказала в интервью центру деловой информации Kapital.kz председатель правления АО «Фонд социального медицинского страхования» (ФСМС) Елена Бахмутова.

— На сайте фонда размещены данные об отчислениях в рамках ОСМС. На 21 сентября сумма составила 9,6 млрд тенге. При этом поясняется, что 80% отчислений совершают работодатели.

— Пока отчисления делают три категории участников системы ОСМС. Работодатели отчисляют 1% от дохода наемных работников, но не выше 15 минимальных заработных плат (1 МЗП=24 459 тенге на 2017 год — ред.). Индивидуальные предприниматели платят за себя 5% от двух МЗП, физлица, которые работают по договорам гражданско-правового характера с юрлицами, отчисляют 5% из своего дохода. Обязанность по уплате возложена на налоговых агентов, то есть юрлиц. От этих трех категорий на 21 сентября поступило 9,6 млрд.тенге.

С будущего года к этим плательщикам должно присоединится государство, которое будет платить взносы за 14 льготных категорий граждан, это примерно 10 млн. человек. Ставка взносов начинается от 3,75% и доходит в 2022 году до 5% от среднемесячной зарплаты по стране. Кроме того, по закону со следующего года должны были платить и самозанятые, которые не входят в льготную категорию граждан, не являются наемными работникам и индивидуальными предпринимателями. Такие лица должны были платить взносы самостоятельно — в размере 1414 тенге или 5% от МЗП.

— С учетом этих категорий, какой прогноз у фонда по сборам в рамках ОСМС в следующем году?

— Согласно финансовой модели по консервативному прогнозу в 2018 году взносы и отчисления должны достичь 680 млрд тенге. Это в случае, если в действующий закон не будут внесены никакие изменения.

Из собранных средств должны быть созданы также и резервы фонда. Согласно принятому постановлению правительства, Фонд обязан иметь неснижаемый остаток на счете в виде денег в размере 1/12 от суммы годовых поступлений, но не менее 50 млрд тенге. Эта неснижаемая сумма должна быть постоянно на счете в Национальном банке на случай, если возникнут сбои с поступлениями, и придется заплатить за медицинские услуги, оказанные за месяц. Если проводить аналогию со страховыми организациями, то у них всех есть собственный капитал. У ФСМС его нет, поэтому необходимо создать такой резерв за счет активов. И второй резерв, тоже установлен для фонда правительством — 3% от активов, которые предназначены для непредвиденных ситуаций, например, на случай непрогнозируемого роста заболеваемости по ЧС. Предполагается, что резерв будет инвестироваться в финансовые инструменты, перечень которых установлен правительством. Это низкорисковые и достаточно высоколиквидные бумаги. Инвестированием, в рамках закона и договора о доверительном управлении, займется Национальный банк.

— У нас сложился замкнутый круг. С одной стороны в соцсетях недовольны введением отчислений по ОСМС, потому что качество медобслуживания никуда не годится. С другой стороны выступают чиновники, которые обещают из собранных денег повысить зарплаты докторам и тем самым поднять качество здравоохранения. И опять в ответ летят аргументы «сначала поднимите, потом мы будем платить». Как решить этот конфликт интересов, который отражается на показателях ФСМС?

— Нужно начинать действовать, а не рассуждать о том, с чего начинать. Есть статистика стран ОЭСР, где на государственное здравоохранение тратится не менее 6,5% от ВВП, а у нас 1,9% от ВВП. Другой пример, если у нас тратится 1,9% от ВВП на систему здравоохранения, то в Индии 1% и, согласитесь, на выходе мы имеем разный уровень медобслуживания. В США тратится 17%, включая частные расходы на медобслуживание, а у нас этот показатель составляет 3,4%. При этом частные расходы на медуслуги в Казахстане в два раза превысили допустимую норму, составив 40% от расходов на здравоохранение. Это характерно для стран с низким уровнем дохода, хотя мы относимся к государствам со средним уровнем дохода. В нашей стране люди вынуждены платить из своего кармана больше, чем в странах ОЭСР, где этот показатель составляет 20%.

— Опять же из-за качества услуг в городских поликлиниках.

— Есть госздравоохранение, которое гарантирует гражданам минимальный объем медпомощи. Люди приходят в поликлинику, а врача нет, потому что он перегружен, им приходится ждать. Нужно попасть к узким специалистам — опять очередь, снова нужно ждать. Тогда люди выбирают срочность, обращаются в частную клинику и платят из своего кармана. Конечно, есть вопросы и к качеству услуг, но ожидать, что после введения ОСМС оно мгновенно улучшится, неправильно. Нужно время, настойчивые действия, в том числе по аккредитации медорганизаций, развитию конкуренции, повышению уровня образования, переподготовки медработников, технического оснащения. Но при всем этом нужно правильно организовать систему здравоохранения, медицинские организации с точки зрения модели финансирования. У ФСМС есть очень хорошее преимущество — мы не обязаны содержать сеть медорганизаций, потому что в отличие государства и частных лиц не являемся их собственниками. Фонд только оплачивает фактически оказанные населению медуслуги, а окажет их бюджетная или коммерческая клиника, для нас неважно. Главное — довольные пациенты. Таким образом выстраивается рыночная среда. Это бросает серьезные вызовы самой системе здравоохранения, потому что медорагнизации уже не будут сидеть и ждать, что кто-то даст им деньги на содержание имеющихся персонала и помещения. Сейчас все обсуждения ведутся только о том, как население воспринимает введение ОСМС. Но на самом деле это структурная реформа, которая изменит и тарифообразование на медуслуги, которое должно не поощрять чрезмерные издержки, но в то же время должно покрывать их себестоимость при оптимальном бизнес процессе.

— То есть фонд не будет платить раздутым счетам частных клиник, и благодаря этому стоимость лечения может снизиться?

— Медорганизации могут оказывать услуги в рамках ГОБМП, в рамках ОСМС, ДМС и просто платно. Понятно, что тарифы в рамках ГОБМП и ОСМС станут едиными, то есть Фонд будет платить государственной поликлинике за оказанный объем медпомощи столько же, сколько частной клинике. Все заинтересованы в том, чтобы услуги, которые включены в пакет ОСМС, были переданы на конкурентный рынок. Хотя в абсолютном выражении цены вряд ли снизятся, так как инфляция и импортная составляющая достаточно высоки, сам инструмент тарифообразования будет препятствовать излишнему росту цен.

— Как фонд планирует повысить объем отчислений?

— Нужно решить вопрос с самозанятым населением. Мы хотим действовать через интеграцию с государственными базами данных. Корпорация «Правительство для граждан» выполняет функцию единого окна, через которое проходят пенсионные выплаты, взносы по фонд Государственного соцстрахования и по ОСМС. Казалось бы, что одни и те же работодатели должны делать отчисления за наемных работников в ЕНПФ, ГФСС и в ФСМС. Но, к сожалению, это не так. По информации ЕНПФ, в прошлом году пенсионные отчисления сделали за 5,6 млн. человек. На сайте ГФСС я нашла данные о том, что, по итогам июля этого года отчисления сделали 4,1 млн. человек. А на 15 сентября в ФСМС сделали взносы чуть меньше 4 млн. человек. Это ненормально, что за одного и того же работника работодатель сделал пенсионные отчисления, а отчисления за медицинское страхование не поступили. Интеграция баз данных поможет устранить эти разрывы, тогда уменьшится число, так называемых самозанятых.

— А расходы на содержание самого фонда медстрахования? Эксперты говорят, что 8 млрд. тенге, которые ежегодно будут на это уходить, большая сумма.

— Деятельность ФСМС должна финансироваться за счет комиссионного вознаграждения. Предельный размер вознаграждения утверждается постановлением правительства согласно закону. При обсуждении и согласовании проекта постановления проходят необходимые согласовательные процедуры с министерством национальной экономики, с министерством финансов, с министерством юстиции и с национальной палатой предпринимателей «Атамекен». Ставка комиссионного вознаграждения базируется на плане развития, проще говоря, смете. Для составления плана развития есть специальный приказ министерства национальной экономики. Этот приказ является обязательным для всех организаций с государственным участием, независимо от того, является эта организация АО или РГП.

— Какая сумма на содержание фонда заложена в смете?

— Ставка комиссионного вознаграждения на следующий год не утверждена, смета — то есть план развития, еще также не утвержден советом директоров.

Много говорилось об информационной системе фонда. Пока используем информационные системы министерства здравоохранения и корпорации «Правительство для граждан». Но фонду нужна своя информационная система, рассчитанная на 18 млн. граждан, которая потребует высокой степени защиты персональных данных. Создание такой системы планируется в рамках ГЧП.

— Сколько сотрудников работает в ФСМС?

— Совет директоров утвердил 819 штатных единиц — это при полном развертывании системы. Сейчас набран минимальный состав: 57 человек в центральном аппарате и 106 человек в филиалах. К расходам на зарплату персонала нужно добавить затраты на поддержание информационных систем, банковские услуги, обслуживание Национального банка.

— Какова ставка Нацбанка за инвестирование средств ФСМС?

— Стандартная. Нацбанк устанавливает ее на основании установленных им правил, как в случае с ЕНПФ, ГФСС.

— Кто мониторит расходы фонда?

— У нас три вида контроля. Государственный контроль осуществляют министерство здравоохранения, которому мы ежеквартально предоставляем 9 форм отчетности, они также доступны минфину и миннацэкономики. Кроме того, у фонда есть раздельный учет, который построен по МСФО. Есть баланс по активам, по собственным средствам, который аудируется независимой аудиторской организацией и публично размещается на нашем сайте. Там уже есть отчет за 2016 год, хотя деятельность велась только 1,5 месяца.

Мы также размещаем финансовую отчетность в депозитарии финансовой отчетности. Корпоративный контроль осуществляется через совет директоров, возглавляет его министр здравоохранения. В него входит вице-министр финансов, вице-министр нацэкономики, заместитель председателя Нацбанка, есть независимые директора. Совет директоров утверждает систему оплаты труда, штатную численность, внутренние документы фонда. Согласно стандартам корпоративного управления, в фонде действует политика и процедуры по управлению рисками, утверждены процедуры по информационный безопасности.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 3 октября 2017 > № 2336939 Елена Бахмутова


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 сентября 2017 > № 2329063 Роберт Енгибарян

Многоликая демократия: время переоценки ценностей

Роберт Енгибарян, Профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки России

Рожденная европейской и подтвержденная христианской цивилизациями форма участия индивидуума в политической организации государства по ходу развития человечества видоизменялась, потеряла одни черты и приобрела новые. Невозможно утверждать, что демократия как политическая форма выявления воли большинства электората безупречна. Если прежде она реализовывалась в сравнительно небольших греческих республиках и городах во Франции XVIII века, монокультурных и мононациональных социумах, то сегодня сложилась принципиально иная реальность.

Население нашей планеты стало намного больше, уже штурмуя восьмимиллиардный рубеж. C помощью современных средств коммуникаций, финансово-банковской системы и международного разделения труда оно стало более компактным и взаимосвязанным. Более того, несколько могущественных держав, обладающих атомными и авиакосмическими средствами, приобрели глобальные интересы и стали фактически непосредственными соседями любого государства вне зависимости от его местонахождения. Другой исключительно важный фактор: мир сегодня имеет тенденцию разделения преимущественно не по национально-расовому, а, скорее, по религиозно-культурному принципу. Одновременно одни социумы-государства остались в начале человеческой цивилизации, другие перешагнули в XXI век.

Для всего этого многоаспектно-противоречивого конгломерата государств, за редким исключением, есть одна общепризнанная форма политической организации общества, власти и государства - это демократия. Ведь абсолютное большинство, более чем 200 членов ООН, так или иначе объявляют себя именно демократическими, и эта форма, несмотря на свои значительные недостатки, и сегодня остается безальтернативной*. (*Это расхожая в политологии мысль, как правило, приписывается Уинстону Черчиллю. Возможно, до него  не раз об этом было сказано, но с учетом масштаба его фигуры и популярности упоминается именно его имя.) В чем причина ее многовековой привлекательности и фактической несменяемости?

Причина одна: ее универсальность и возможность с использованием одного-двух ее компонентов, например выборов, объявить себя демократическим государством. Тогда необходимо хотя бы выделить главные черты демократии из большого разнообразия форм ее проявления.

1. Демократия предполагает возможность участия всех достигших определенного возраста граждан (кроме круга лиц, ограниченных законом) в организации власти, как правило - высшего должностного лица страны, условно президента, высшей и местной власти.

2. Демократия - разветвленный механизм согласования противоречивых или не совпадающих интересов различных слоев общества, политических и общественных организаций и групп лиц.

3. Демократия предполагает принятие решений большинством голосов избирателей с соблюдением прав меньшинства.

Привлекательность демократии прежде всего надо искать в природе вечно стремящегося к свободе человека. Он не желает, чтобы над ним была установлена личная власть другого человека. Вместе с тем, участвуя в выборах, индивидуум сознательно соглашается на определенные ограничения своих естественных прав и свобод в пользу лица или круга лиц, уполномоченных от его имени осуществлять законодательную и исполнительную (судебную, если она выборная) власть. То есть человек предпочитает подчиняться больше закону, общепринятым правилам, чем другой личности, так как в этих условиях непосредственная подчиненность другому лицу становится опосредованной и не ущемляет его самоощущения личной свободы.

Одновременно многие участники выборного процесса не исключают, что с тем же успехом сами могли бы быть избраны, но повезло не им, а другому или обстоятельства сложились не в его пользу, значит, некий момент несправедливости, по мнению многих, так или иначе существует.

Соревновательность, индивидуальная конкуренция, наличие объективно не совпадающих интересов формируют будущую оппозицию. В странах западной цивилизации это непременный компонент действующей власти. В квазидемократиях или в авторитарных режимах это еще несостоявшийся или находящийся в процессе формирования институт.

Таким образом, демократия открывает огромный простор личной соревновательности и конкуренции людей, стоящих за ними политических партий и других групп интересов. Правда, этот процесс часто сопровождался насилием и борьбой, установлением диктатур и авторитарных режимов. Сегодня все больше и больше возможная реакция международного сообщества определенно удерживает недовольные результатами выборов стороны от противоправных действий.

Даже в такой классической демократической стране, как США, в процессе выборов 45-го президента общественно-политический накал страстей достиг такого сильного напряжения, что можно было ожидать чего угодно: гражданских и межрасовых столкновений, сепаратизма отдельных штатов и т. д.

Да и восьмилетний срок Президента Б.Обамы, проходивший под либерально-демократическими лозунгами, по сути, был направлен на пересмотр многих принципов, на которых традиционно зиждется Америка. Чего стоила только попытка Обамы радикально реформировать систему медицинского страхования, переложить многомиллиардные расходы на плечи работающих американцев для обеспечения медицинскими услугами более 50 млн. малоимущих и неработающих (в основном цветных и иммигрантов). При этом сохранить высочайший уровень военных расходов США (620 млрд. долл. в год), превосходящих Китай, Россию и другие восемь государств, имеющих наивысший ВВП, вместе взятых.

Хлынувшие в страну миллионные потоки мигрантов из Африки и азиатских стран создали для США огромные проблемы. Впервые в истории США новые иммигранты расово и религиозно значительно превосходили приезжих из Европы. Даже при самом благожелательном рассмотрении иммиграционной политики Обамы трудно было не заметить его приоритеты. Правда, он, в отличие от своего предшественника - демократа, либерала Билла Клинтона, не объявлял, что пора Америке освободиться от доминанты европейской культуры и признать ее мультикультурной страной, однако в реальных действиях преследовал именно эту цель. Кстати, такой синдром присущ почти всем либерал-демократам, направляющим свою критику и негатив именно против европейской культуры, христианства и европейской расы, призывая их «признать» свои «преступления» против черных и мусульман… Это более чем странная, если не сказать мазохистская, психология, попытка затмить ту религиозную роль, которую сыграла христианская культура в становлении современной цивилизации.

Как известно, главным путем легального и нелегального проникновения в США была и остается Мексика, быстро растущее население которой составляет более одной трети (137 млн.) живущих в США. Смягчает положение то, что мексиканцы, будучи христианами и исповедуя одни и те же ценности, тяжело, со скрипом, но в итоге интегрируются в высоко развитое общество США1.  Другая более серьезная проблема - не поддающееся ассимиляции исламское меньшинство. Несмотря на их небольшой процент (1,5-2%) от общей численности населения США, чернокожие граждане в знак протеста доминанте белых нередко принимают ислам, то есть дальнейший рост числа приверженцев этой религии в США будет происходить за счет внутренних ресурсов.

После объявления новоизбранным Президентом США Дональдом Трампом об ограничении приема приезжих из определенных исламских стран и ужесточении режима их пребывания в стране их число стало заметно меньше. Одновременно протестное движение афроамериканцев не только не утихает, но и принимает причудливые формы, как призывы к белому большинству признать свою вину за рабовладельческое прошлое страны, установив для черного населения бессрочные выплаты (которыми они и так пользуются шире, чем любая расово-этническая группа США) и другие льготы в области трудоустройства, образования, медицины и т. д. Дело доходит до требований, иногда не безуспешных, пересмотреть историю США и вычеркнуть те исторические события, которые «оскорбляют черных». Совсем недавно под их натиском в городе Чарлстоне был демонтирован 26-метровый памятник генералу Ли, командующему армией конфедералистов во время Гражданской войны (1861-1865 гг.)2.

США - страна жесткой демократии с четко разделенной властью и развитыми гражданскими институтами. Будучи культурно и расово расколотой, она смогла выдержать великое противостояние либерал-глобалистов и национально-ориентированных политических сил. Идеологическая борьба внутри демократии именно по линии либерал-глобализма и национал-демократии сегодня обострена во всем мире, где позиции последних, несмотря на их поражение в цивилизационной борьбе с исламистами, продолжают оставаться значительными.

Сегодня раскол между американцами с европейскими корнями, принадлежащими европейской культуре, с одной стороны, и чернокожими, выходцами из Азии и латиноамериканцами - с другой, увеличивается. А если всеобщие выборы с дальнейшей либерализацией полностью объективно и без жесткого централизованного регулирования пройдут в странах с не вполне состоявшейся демократией, многонациональным и многоконфессиональным составом,  неразвитыми гражданскими институтами, с непроведенным разделением властных ветвей, какой итог получится? Не рухнут ли, скажем, эти страны с таким большим количеством инонациональных и иноконфессиональных меньшинств?

Представим полномасштабную демократию наравне с Великобританией или Канадой, где Шотландия и Квебек несколько раз подряд проводят референдум о выходе (по-видимому, в конце концов, они добьются полной государственной самостоятельности). Не произойдет ли бесконечное дробление уже установившегося мирового сообщества? Ведь игнорировать основополагающее право личности и нации на самоопределение бесперспективно, да и невозможно. Но  тогда этот процесс остановить будет уже не в силах, особенно в странах высокого уровня демократии, то есть в основном в странах христианской цивилизации. Как поступить, ведь человеческое сообщество всегда будет в движении, и не всегда в позитивном направлении?

Несравненно сложно происходят межцивилизационные столкновения, где их глубина и масштаб совсем другой и ожесточение сторон* (*Как в конфликте Израиля, Палестины, Азербайджана, Арцаха и т. д.) намного больше и сильнее. Как видим по примеру Великобритании, Канады, с недавних времен Испании (сепаратизм Каталонии) и других стран, демократия в одних случаях может сама инициировать сепаратизм, открыв этим путь к дальнейшим ожесточенным столкновениям. Безусловно одно - демократия очень неодинакова в странах разных цивилизаций и субкультур и таит в себе синдром самоуничтожения…

Бесславный пример роспуска Советского Союза, последующие гражданские войны, анархия во многих постсоветских республиках, обнищание огромного количества населения и криминальное образование провластных групп олигархов во всех новообразованных суверенных «демократических» республиках еще крепко держится в нашей памяти.  Последующая массовая эмиграция населения, вывоз ценностей и капитала за рубеж нанесли - особенно России - тяжелейший и трудновосстановимый ущерб. Демократия - опасное оружие в неумелых руках политической элиты, не прошедшей испытания самоуправлением и обладанием собственностью народа. Это не призыв к автократии или тем более диктатуре. Они слишком краткосрочны и непременно рано или поздно заканчиваются крахом.

Таким образом, демократия с ее главным достижением - всеобщими, прямыми, равными выборами - в огромных многонациональных странах и странах с расколотой культурой, с внутренними противоречиями требует особого специфического применения. Вопрос в другом: кто, какой орган решит поступить именно так или иначе - монарх, президент, диктатор, парламент, толпа, народ - и что они решат? Проводить референдум, назначить всеобщие выборы? Получается замкнутый круг, ведь для проведения честных выборов нужны гражданское правовое общество и государство. Значит, критериям высокой «демократичной» (других слов не найти) демократии сегодня могут соответствовать считанные государства. Тогда, может, этот институт требует переосмысления, рационального совершенствования?

Мы привели в качестве примера США, где давно и успешно существуют институты наднационального гражданства и зрелого гражданско-правового общества. Какой вывод следует из сказанного? Демократия в своем главном компоненте - всеобщих свободных, прямых выборах - требует многоаспектного, исключительно осторожного применения. Ведь как мы уже говорили, первоначально они были рассчитаны для узких сообществ с участием ограниченного количества хорошо знающих не только друг друга людей, но и родословную каждого человека. Сегодня выборы проводятся в огромных обществах и государствах, в условиях архисложных национальных, религиозных, финансовых, региональных противоречий. При действительно свободном волеизъявлении 10 млн. очень не похожих друг на друга, имеющих разносторонние интересы избирателей мы можем получить дробление государств и обществ с предсказуемыми результатами.

Мир станет неуправляемым.

Какой вывод? Отказаться от одного из главных достижений нашей цивилизации - демократии с всеобщими выборами? Конечно, нет. Но придется учитывать сегодняшние реалии, и в первую очередь рост и разобщенность мирового населения. Ведь в современной истории впервые провозглашенные правила частично всеобщих выборов (без участия женщин) проходили фактически в мононациональной Франции, имеющей тогда не больше 24 млн. человек населения с 3-3,5-миллионным электоратом.

Сегодня абсолютно другая картина. И, так как при определенных условиях нынешний порядок всеобщих выборов чреват определенной разрушительной силой, не правильнее ли переходить к многоступенчатым выборам с принципом отбора делегатов для вышестоящего органа, начиная с местного, регионального и заканчивая масштабами страны? Что, как известно, не ново и в разное время применялось в разных странах. Постепенно множество избирателей, проходя выборные этапы, приобретут идентификацию. Коллегии выборщиков разных уровней, как в США, будут составлены из узнаваемых и имеющих определенную позицию людей с необходимыми знаниями и опытом, манипулировать которыми для партийных элит, профессиональных политменеджеров, средств массовой информации (они всегда будут определенно ангажированы) и других общественно-политических организаций будет очень нелегкой задачей. Этот процесс с каждым этапом уменьшит уровень бушующих страстей и снимет накал напряжения в обществе и от индифферентного приобретет идентификацию с конкретным лицом.

Необходимо разумно сократить число избирателей, в первую очередь повысить возрастную планку, установить более высокий избирательный ценз - 21-23 года. И наконец, всех более года неработающих избирателей* (*В первую очередь тех, которые отказались от предложенного им трудоустройства.) - разумеется, кроме пенсионеров - не допускать к выборам по принципу: кто не платит налоги - не участвует в политической жизни страны.

Недемократично? Очень даже демократично. Ведь любая всеобщность не представляет большую ценность. Избирательное право еще надо завоевывать. За какие заслуги из поколения в поколение неработающие (в США их число превышает 50 млн.), получающие государственную помощь и неоплачивающие налоги, совершившие криминальные действия граждане должны иметь избирательное право? За кого и за что они будут голосовать? Разумеется, за популистов, обещающих всем и все. Разве это демократия или неуправляемый, бесконтрольный процесс для политических авантюристов, бесчестных политиканов, защищающих всех и все непонятно от кого?

Многоступенчатая система выборов (возможно, даже открытых)** (**А почему мы должны опасаться, что правовое государство не может защитить жизнь и неприкосновенность  инакомыслящего. Человек правильно поступает не только по велению своей совести, но и с учетом мнения окружения. Почему не доверять ему и дать предпочтение тайному голосованию, беря под сомнение его честность. Наоборот, он должен публично отстаивать свою позицию, а не трусливо скрывать свое истинное лицо. ) приведет к минимуму манипулирования ими, снизит ангажированность профессиональных политменеджеров и политэлит, средств массовой информации, стремящихся любой ценой стать ведущей силой выборных процессов, повысит ответственность за конкретного выборщика.

Нетрудно заметить, в сегодняшних условиях цена голоса индивидуума фактически доходит до нуля. За небольшую плату или за какие-то мелочные блага огромное количество людей, притом не только в бедных странах, готовы отдать свои голоса «благодетелям» - и это широко применяемая практика. Без реформы всеобщих выборов мы будем сталкиваться с выплескиванием на политическую авансцену абсолютно неподготовленных политиков-популистов, все чаще отстаивающих не фундаментальные интересы и ценности общества, которое его скрепляют и объединяют, а те силы, которые бросают вызов им и ведут к широкой общественной дезинтеграции.

 1Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: ACT, Транзиткнига, 2004. С. 347-402.

 2Там же. С. 221-279.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 сентября 2017 > № 2329063 Роберт Енгибарян


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > kursiv.kz, 28 сентября 2017 > № 2328806 Елена Бахмутова

Елена Бахмутова, председатель правления ФСМС: «Система ОСМС стала спусковым крючком»

Салим САКЕНОВ

Не исключено, что в Казахстане в итоге будет отложен переход на систему обязательного социального медицинского страхования. Напомним, выступая на открытии парламентской сессии 4 сентября, президент Нурсултан Назарбаев поручил еще раз тщательно продумать вопрос о сроках перехода на эту систему, особо акцентировав внимание на необходимость решения проблемы с 2,7 млн граждан страны, которые сегодня отнесены к самозанятым. О том, что происходит в настоящее время с планами по внедрению ОСМС в эксклюзивном интервью «Къ» рассказала председатель правления Фонда социального медицинского страхования Елена Бахмутова.

– Елена Леонидовна, проблема, поднятая главой государства, появилась далеко не вчера. И до его выступления в обществе все же звучала информация о том, что на деле эти 2,7 млн самозанятых давно уже существовали. Или это не так?

– Я хотела бы сразу уточнить, так как уже звучит кое-где, что глава государства поручил отменить систему. Глава государства, думаю, вы слышали, не говорил об этом. Наоборот, он сказал, что к этой системе нужно двигаться, вопрос лишь в том, как быстро. И в первую очередь он говорил о людях, которые не платят налогов.

И именно медицинское страхование выявило, что есть довольно большая категория людей, которые, возможно, налоги не платят, но это не мешает им получать гарантированный объем бесплатной медицинской помощи, профинансированный из бюджета. И как-то ранее эту ситуацию никто особенно не замечал. Второй момент – есть граждане, которые считают себя работающими, но в пенсионный фонд они взносов не перечисляют. Я думаю, что все эти вопросы были известны, но концентрированно над ними не задумывались.

В рамках подготовки к ОСМС об этой проблеме, естественно, знали. Потому и готовились к выявлению людей, которые должны страховаться самостоятельно. Были проведены подворовые обходы министерством труда и социальной защиты населения совместно с местными исполнительными органами, выявились проблемы с базами данных: в них были уже выехавшие граждане, умершие и так далее. То есть, эту работу правительство вело. В результате и выявилась цифра граждан, которая оказалась весьма внушительной.

– Все же не очень понятно, почему проблема «всплыла» только сейчас. Цифра почти в 3 миллиона самозанятых звучала, о неплательщиках в ЕНПФ тоже давно говорится. Плюс – из 18 миллионов населения Казахстана в системе ОСМС – 10 миллионов граждан, относящихся к льготным категориям, за которых платит государство. Как вообще собирались выстраивать эту систему?

– Думаю, что вопрос не совсем по адресу. Моя задача, как менеджера, обеспечить запуск и функционирование Фонда. А это все же вопрос политики. Да, есть проблемы с охватом населения и в пенсионном фонде, в Государственном фонде социального страхования, они известны, их никто не скрывает, над их разрешением работают. Наверное, когда-то возникает последняя капля и наступает пора преодолеть проблему, а не загонять ее вглубь.

Вы знаете, что есть разное количество участников-плательщиков в разные фонды и в бюджет? Почему? Почему у нас за одно количество людей идут взносы в пенсионный фонд, за другое в ГФСС, за третье в ФСМС, есть еще плательщики подоходного налога, социального налога, налога на имущество и т. д. Когда-то же надо комплексно во всем этом разобраться. Вот глава государства сказал об этом публично – теперь будут разбираться все вместе. Система ОСМС и платежи в Фонд стали спусковым крючком для обсуждения всех этих проблем. Но не надо связывать это исключительно с медстрахованием.

По сути именно внедрение ОСМС подняло ряд многолетних вопросов. Поэтому фонду во избежание споров необходимо определить конкретное число потенциальных участников системы, причем, поименно по ИИН. Понятно, что потребуется задействовать имеющиеся базы данных государственных органов.

Как Фонд мы заинтересованы в том, чтобы была интеграция всех имеющихся баз данных, в том числе и данных налоговых органов. Я вижу, что по текущим платежам в Фонд есть разница между данными об отчислениях за наемных работников по ОСМС, пенсионным взносам, взносам в ГФСС. На мой взгляд, это показывает большой потенциал работ по интеграции с Комитетом госдоходов, который контролирует своевременность платежей, а также Госкорпорацией «Правительство для граждан», через которую поступают, как через одно окно, социальные платежи во все три внебюджетных фонда.

– А еще есть проблема увеличения нагрузки на фонд оплаты труда с внедрением ОСМС, о которой говорят работодатели. Как этот вопрос будет решаться?

– Если уж говорить о налоговой нагрузке, давайте разберемся в цифрах. Работодатели платили обязательные социальные платежи. Теперь им говорят, что в 2018–2019 годах эти социальные платежи, которые платили в ГФСС, уменьшатся на 1,5% (с 5% до 3,5%), но взамен 1,5% от доходов работников работодатели будут платить, как отчисления в фонд медстрахования. В чем проблема? Нагрузка остается точно такой же, как и была. Гипотетически, если сейчас отменятся платежи в фонд медстрахования, то автоматически восстановится прежний размер в фонд государственного социального страхования. Причем, такие платежи будут поступать в ГФСС и формировать резервы под будущие выплаты соцпособий, деньги под такие резервы будут храниться и управляться также, как и средства ФСМС, т. е. в Национальном банке по стандартным правилам. Для людей, для работодателей ничего не меняется. Почему некоторые усматривают в такой ситуации угрозу – мне, как финансисту, не до конца понятно.

– Но предполагается, что размеры выплат в фонд медстрахования должны же увеличиваться поэтапно, соответственно, и нагрузка на ФОТ будет расти. Поэтому и звучат возмущения – что в перспективе, причем, недалекой, эта нагрузка вырастет. Плюс отчисления с заработных плат самих работников – для многих даже 1% очень существенен. Потому и поднялась буря.

– В данном случае в 2018–2019 годах никакого увеличения не происходит. Что касается дальнейших лет, я думаю, это вопрос обсуждения.

Что касается заработных плат, то там установлен лимит дохода – в пределах 15-кратного МЗП. И потом, хотелось бы напомнить – закон-то был принят в ноябре 2015 года. А нынче уже сентябрь 2017. Почти два года прошло. Понятно, что никогда не поздно вернуться к этому вопросу. Но никто же не скрывал, что это все будет – прямая норма закона. Поскольку экономическая ситуация не так хороша, как хотелось бы, проектом Налогового кодекса решено, что на 2018–2019 годы дополнительной нагрузки на работодателей не будет. И платежи из фонда государственного социального страхования переориентируются в фонд медицинского страхования. Для понятных целей.

– Почему из системы оказались исключены страховые компании? Добровольное медицинское страхование (ДМС), хоть и прописано третьим пакетом, но оно, по сути, «за бортом» остается.

– Доводы о том, что ДМС исключается из этой системы, надуманы. На самом деле добровольное медицинское страхование имеет возможность развиваться, у него есть хорошие перспективы. И в профессиональных встречах со страховыми организациями мы нашли уже возможности, каким образом они будут интегрироваться в систему ОСМС. Более того, внедрение ОСМС позволит им дать дополнительный импульс для развития.

– Каким образом?

– Элементарно. Они будут, во-первых, координировать ту медицинскую помощь, которая оказывается их застрахованным гражданам. Тем самым, возможно, не покрывать дважды затраты одной и той же организации и за счет ОСМС, и за счет ДМС.

Далее – они могут делать ассистанс (от фр. assistance – помощь), и тем самым контролировать качество для своих же застрахованных граждан в тех организациях, которые работают и по ОСМС, и по ДМС. И они могут обеспечивать то, в чем так нуждаются застрахованные граждане – делать прикрепление и оказывать услуги в разных регионах, если там работают медицинские организации, которые работают в рамках ассистанса.

Кроме того, ДМС будут правильно выстраивать работу по тарифам. За счет ДМС можно оказывать дополнительный сервис застрахованным сверх пакета ОСМС. Это же рынок, поэтому ДМС может подстроиться и, по сути, использовать франшизу за счет ГОМБП и ОСМС. Есть и совсем революционные идеи – полностью передать администрирование платежей и оказание услуг страховым организациям, но давайте быть реалистами. ДМС должно вырасти в 27 раз, чтобы взять на себя платежи по системе ОСМС. Это невозможно ни в пятилетний, ни даже в десятилетний период. Это будет коллапс страхового рынка. Такого акционерного капитала сегодня на рынке не существует. И перестраховать такое количество рисков в столь короткое время проблематично и дорого.

– Да, за последние годы доля ДМС в медицине 2–3%, это очень мало.

– Конечно! 2,5% – это объем страховых премий по ДМС относительно государственных расходов на здравоохранение. Поэтому я и говорю, что, если передать администрирование ОСМС на страховой рынок, то нужно в 27 раз единовременно увеличить пропускную способность. Чтобы принять такой объем страховых премий, нужно иметь страховщиков с адекватной капитализацией, либо перестраховать риски. Такой бум на финансовом рынке несопоставим с финансовой устойчивостью.

– Но сейчас наоборот – многие склоняются к тому, что этот сегмент вообще свалится после ОСМС. Предполагается, что и многие компании откажутся от ДМС, поскольку их уже обязали платить за страховую медицину.

– Нет, этого не произойдет. Во-первых, премии по ДМС идут на вычеты при КПН. Платежи на ОСМС также идут на вычеты при КПН.

Кроме того, после наших встреч с работодателями, которые используют ДМС, осталось понимание, что они не намерены его сворачивать. И страховщики предлагают им разумные пакеты. По нашей оценке, и застрахованный, и страхователь, и страховщик могут получить свою выгоду за разумную плату. И ОСМС тоже может получить выгоду, потому что мы будем использовать наработанный годами опыт. Дальше время покажет, насколько глубоко ДМС может быть интегрировано с ОСМС.

Но, по крайней мере, сейчас надо задействовать те рычаги, о которых я уже говорила. Чтобы элементарно медицинская организация не предъявляла счет за посещение всем потенциальным источникам финансирования

– Вот предъявление счета на оплату – это больная тема, особенно для частной медицины. Частные организации сегодня жалуются на систему штрафов, и для многих это аргумент, чтобы не связываться с системой обязательного медстрахования.

– Это еще один аргумент, что систему надо совершенствовать и менять. Она же сама по себе не изменится.

– Но сейчас-то особых изменений и не предполагалось на первом этапе.

– Значит, надо ее дальше совершенствовать, чтобы сюда приходили частные медицинские организации. Но это должен делать кто-то. Для этого нужно действовать, а не рассуждать, что надо это делать. Должны быть люди, которые понимают проблемы. Министерство здравоохранения сейчас нацелено на дерегулирование, опять же – нужно оценить эффект от этого. Точно так же сейчас можно снять любые ограничения по равномерному финансированию в течение года. Но тогда получится, что годовая сумма денег будет потрачена за полгода. А оставшиеся полгода люди без медицинской помощи окажутся? Это уже вопрос управления. Да, наверное, так называемая «линейная шкала» – слишком топорный механизм для сдерживания расходов. Надо разработать более гибкий инструмент. Значит необходимо заниматься реальной работой, обсуждать с участниками рынка возможные механизмы. Они могут быть найдены только в процессе, в движении.

Понятно, что любая реформа не появляется сама по себе в готовом виде. Начинает внедряться, и дальше что-то корректируется, что-то усадку дает, потом создаются удобные тропинки, по которым движение идет. И это нормальный процесс. Внедрение ОСМС – структурная реформа. Безусловно, не следует торопиться, надо оценить плюсы и минусы, собственно, их и изучали. В настоящее время появился еще один входной негативный параметр – нужно тоже его досконально оценить, и, если риски приемлемы, значит двигаться дальше. Если неприемлемы – значит надо риски устранить системно.

– Была обозначена серьезная проблема – рост частных затрат граждан на медицину.

– Да, это очень серьёзная проблема. Минздрав много раз демонстрировал графики, они все как-то проходят мимо внимания. Есть в целом расходы на здравоохранение, включая частные расходы. Так вот, в общей структуре затрат на здравоохранение частные превысили допустимые величины – 39% от совокупных расходов. В странах ОЭСР 20% уже является «красным огоньком». Это говорит о том, что население вынуждено слишком много тратить из своего кармана. В том числе и потому, что уровень государственного здравоохранения не позволяет профинансировать требуемый уровень медицинских услуг.

Наверное, сразу напрашивается вывод – в госрасходах все неэффективно, много денег тратится зря. Давайте посмотрим – сколько. С 2,6% от ВВП в 2009 году госфинансирование опустилось до 1,9% от ВВП. Можно уповать на скрытые резервы для оптимизации. Согласна, они есть. Но когда на государственное здравоохранение тратится 1,9% от ВВП, вы глобально ситуацию не измените. И, к сожалению, когда министр говорит о том, что сейчас объективно дорогие технологии, больше расходов идет, этот довод не воспринимается. В США расходы на здравоохранение составляют 17%, в любой стране ОЭСР – минимум 6–8%. А мы хотим то же самое, но за 3,4% от ВВП, включая частные расходы?

Есть наболевший вопрос – частники предлагают пересмотреть тарифы. Да, это нужно. Но весь наш гарантированный объем бесплатной медицинской помощи, который сегодня существует – на него сколько денег нужно? И поскольку деньги ограничены, в результате получается, что пациент имеет право на посещение, но в пределах имеющихся денег. И человеку либо нужно ждать, когда до него дойдет очередь – в пределах выделенных средств, либо он идет и платно получает нужную ему медуслугу. Проблему можно решить либо, увеличив финансирование, либо лимитировав объем услуг.

– Получается, что врач тот же самый, в той же самой поликлинике – но уже за наличные деньги. А бесплатно – к нему очередь на несколько месяцев вперед. Почему?

– Потому что у него есть определенная нагрузка. Он может принять в пределах своей ставки лишь определённое количество людей. Если он принимает дополнительно – значит, он работает на три ставки, а не на одну. Ставки эти должны оплачиваться. А в бюджете заложена только одна ставка на этого врача.

Конечно, надо увеличить количество врачей, чтобы был не один, а три, например. Но тогда надо и увеличить расходы. А мы хотим за те же самые деньги получить эффективное и качественное лечение. Понятно, что и проблем внутренних и резервов, скрытых много. Они есть, и их нужно разрешать. Но кардинально изменить ситуацию, когда государство тратит на здравоохранение 1,9% ВВП – нельзя. И повысить тарифы нельзя, потому что для этого нужно дополнительное финансирование.

– И как к этому идти, какое решение?

– Решение – это реформа, серьезная структурная реформа, которая сейчас начата. Мы должны идти к тому, чтобы затраты людей из их собственного кармана замещались системой страхования. Чтобы люди тратили на здравоохранение приблизительно как в странах ОЭСР – не более 20%.

Если сейчас отложить решение этих вопросов в долгий ящик – появятся новые проблемы. А потом мы вернемся к тому, с чего начали. Можно сейчас свернуть ОСМС, и на этом все закончится. А можно продолжить движение вперед с разумной корректировкой, тогда качественные изменения в здравоохранении все же станут ощутимыми, конечно, не вдруг, но это обязательно произойдет.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > kursiv.kz, 28 сентября 2017 > № 2328806 Елена Бахмутова


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 22 сентября 2017 > № 2322270 Антон Котяков

Интервью заместителя Министра финансов Антона Котякова журналу "Финансы"

О расходах федерального бюджета на социальную сферу

Котяков Антон Олегович

Заместитель Министра

Более трети расходов федерального бюджета запланированы на социальную сферу: Интервью с заместителем Министра финансов Российской Федерации А.О. Котяковым.

— Антон Олегович, в новой должности заместителя министра Вы почти полгода. Расскажите, пожалуйста, о вверенной Вам сфере деятельности?

— В Министерстве финансов я курирую социальную сферу. При этом «социальная сфера» – в достаточно широком понимании этого слова. Так, в перечень курируемых направлений входят здравоохранение, образование, наука, социальная защита, культура, спорт, обязательное социальное страхование, оплата труда.

Для понимания направлений нашей деятельности хотелось бы отметить, что в сфере этих отраслей находятся 9 государственных программ и 3 отдельных бюджета бюджетной системы – бюджеты Пенсионного фонда, Фонда обязательного медицинского страхования и Фонда социального страхования.

Социальная сфера напрямую связана с гражданами, с их доходами, с услугами, которыми они пользуются каждый день, поэтому состояние ее финансирования очень чувствительно для общества.

Если говорить непосредственно о расходах, то общий объем расходов федерального бюджета по государственным программам социальной сферы составляет на 2018–2020 гг. около 2,5 трлн. руб. ежегодно, или около 15% всех расходов федерального бюджета. При этом с учетом бюджетных ассигнований на развитие пенсионной системы, расходы федерального бюджета на социальную сферу в указанный период превышают 35% от общей суммы расходов федерального бюджета.

При формировании федерального бюджета на 2018–2020 гг. мы исходили из следующих приоритетов:

– индексация всех социальных выплат, в том числе пенсий, в соответствии с законодательством Российской Федерации;

– обеспечение безусловного и своевременного выполнения всех социальных обязательств государства на федеральном уровне;

– реализация «майских» указов Президента Российской Федерации о повышении заработной платы для отдельных категорий бюджетного сектора.

— Отдельно хотелось бы остановиться на расходах, связанных с оплатой труда. Это, в первую очередь, расходы на реализацию «майских» указов в части доведения заработной платы отдельных категорий в процентном отношении к средней в регионе.

— Предельные объемы бюджетных ассигнований в части фонда оплаты труда отдельных категорий работников федеральных государственных учреждений сформированы с учетом реализации «майских» указов.

В 2018 г. они подходят к своему логическому завершению, в результате чего мы должны достигнуть конечных показателей «дорожных карт» и обеспечить безусловное исполнение «майских» указов. В связи с этим в 2018 г. дополнительно предполагается выделение порядка 118,7 млрд. руб. на повышение средней заработной платы отдельным работникам бюджетного сектора. При этом реализация соответствующих указов осуществляется одновременно с учетом привлечения необходимых ресурсов за счет внутренней оптимизации расходов и внебюджетных источников (платной деятельности).

На сегодняшний день отдельным главным распорядителям бюджетных средств (Минобрнауки России, Минздраву России, Минкультуры России и Минтруду России) уже предусмотрены бюджетные ассигнования для всех получателей средств на повышение оплаты труда в объеме оставшейся потребности с учетом вышеназванных подходов.

Соответствующие органы должны распределить доведенные им бюджетные ассигнования на повышение фонда оплаты труда между получателями средств, в том числе путем перераспределения бюджетных ассигнований между государственными программами Российской Федерации.

Указанное распределение средств на повышение фонда оплаты труда представляется в Минфин России в составе справочных материалов к возвратному распределению бюджетных ассигнований федерального бюджета по соответствующим государственным программам Российской Федерации.

— А что с теми, кто не подпадает под выполнение так называемых «майских» указов?

— Работникам бюджетной сферы, которым не повышается заработная плата по указам Президента РФ, индексация последний раз проводилась в 2013 году. При этом потребительские цены существенно выросли. Длительная неиндексация в условиях инфляции привела к снижению реальной заработной платы работников.

В основном речь идет о работниках государственных учреждений, судьях, прокурорских работниках, сотрудниках Следственного комитета, федеральных государственных служащих. Общая численность таких граждан – около 5,6 млн. человек.

Напомню, что повышение уровня реального содержания заработной платы входит в число законодательно установленных государственных гарантий по оплате труда.

Сейчас в соответствии с проектировками бюджета на 2018–2020 гг. предполагается увеличение оплаты труда для соответствующих категорий граждан с 1 января 2018 г. и в 2019–2020?гг. на прогнозный уровень инфляции.

Расходы на индексацию заработной платы составят около 72 млрд. руб., из них около 22?млрд. – для работников федеральных государственных учреждений, а для работников государственных учреждений субъектов Российской Федерации и муниципальных учреждений?– около 50 млрд. рублей.

— Вы сказали о трех внебюджетных фондах, которые имеют отдельные бюджеты. Как сформирован бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования и какую роль в расходах на здравоохранение он сегодня играет?

— Необходимо отметить, что около 65% расходов на здравоохранение финансируются из бюджета Федерального фонда ОМС. Общий объем расходов бюджета Фонда на 2018–2020 гг. прогнозируется в объеме 2,0–2,1 трлн. рублей.

Основными направлениями расходов бюджета Фонда ОМС являются предоставление субвенций субъектам РФ на реализацию базовой программы ОМС, а также оплата высокотехнологичной медицинской помощи, не включенной в базовую программу ОМС. При этом в 2018 г. размер субвенций субъектам РФ планируются с увеличением на 301,0 млрд. руб., или 20% к уровню 2017 г., что позволит:

– обеспечить достижение показателей уровня заработной платы отдельных категорий медицинских работников, определенных Указом Президента России от 7 мая 2012?г. № 597;

– проиндексировать заработную плату «неуказных» категорий медицинских работников с 1 января 2018 г. на прогнозный уровень инфляции;

– проиндексировать прочие расходы медицинских организаций (лекарственные препараты, медицинские изделия, коммунальные услуги и др.) на прогнозный уровень инфляции.

Если говорить об особенностях формирования доходов бюджета Федерального фонда ОМС в 2018–2020 гг., то их рост будет обеспечиваться за счет:

– увеличения поступления страховых взносов на ОМС работающего населения в результате ежегодного роста фонда оплаты труда по экономике, который является базой для начисления указанных страховых взносов, а также снижения задолженности плательщиков благодаря улучшению их администрирования Федеральной налоговой службой;

– индексации тарифа страховых взносов на ОМС неработающего населения, уплачиваемых из бюджетов субъектов РФ, в 2018?г. на 8,2%, что позволит увеличить доходы на 50 млрд. руб. к предыдущему году, и в 2020?г. на 4% (26,8 млрд. руб.).

— А как обстоят дела с другими внебюджетными фондами? Речь идет о Пенсионном фонде и Фонде социального страхования. В частности, насколько они сегодня сбалансированы?

— Доходы бюджета Пенсионного фонда сформированы за счет страховых взносов и межбюджетных трансфертов из федерального бюджета.

При этом в проектировках федерального бюджета и бюджета Пенсионного фонда предполагается продление тарифа страховых взносов на 22% в пределах облагаемой базы (сегодня это 876 тыс. руб.) и 10% сверх указанной базы, а также с учетом продления «моратория» на уплату взносов на накопительную пенсию.

Расходы бюджета Пенсионного фонда в бoльшей степени составляют расходы на выплату страховых пенсий. Проектировками федерального бюджета предусмотрена индексация страховых пенсий в соответствии с законодательством на фактический уровень инфляции.

Несмотря на рост фонда оплаты труда, производной от которой являются страховые взносы, Пенсионный фонд попрежнему испытывает серьезный дефицит в части системы обязательного пенсионного страхования. Поэтому на 2018–2020 гг. предусмотрено обеспечение сбалансированности бюджета Пенсионного фонда в рамках передачи межбюджетного трансферта на обязательное пенсионное страхование, объем которого составит около 700–800 млрд. рублей.

Кроме того, значительный объем средств ежегодно предусматривается на финансовое обеспечение расходных обязательств федерального бюджета, оператором которых является Пенсионный фонд. Это, в частности, расходы на предоставление материнского (семейного) капитала, осуществление ежемесячных денежных выплат, оплату присмотра и ухода за отдельными категориями граждан и т.д.

Что касается бюджета Фонда социального страхования, то сегодня он формируется из двух видов социального страхования.

Покрытие складывающегося дефицита бюджета Фонда социального страхования в 2018–2019 гг. планируется осуществлять за счет использования остатка средств на счетах бюджета ФСС, в 2020 г. – за счет привлечения трансферта из федерального бюджета на обеспечение сбалансированности бюджета Фонда социального страхования (до 53 млрд. руб., в зависимости от прогноза социальноэкономического развития).

Благодаря вышеперечисленным мерам обязательства Фонда социального страхования Российской Федерации в 2018–2020 гг. будут исполнены своевременно и в полном объеме.

— В последнее время много говорят о расширении применения критериев нуждаемости при предоставлении мер социальной поддержки. Что нужно сделать в этой сфере?

— Первое, что хотелось бы отметить, – у нас до сих пор нет законодательного определения или хотя бы общего толкования понятия «нуждаемость», не определены критерии, по которым гражданин может быть признан нуждающимся в социальной поддержке.

При предоставлении отдельных видов выплат или услуг, назначение которых производится с учетом доходов получателей, применяются различные подходы.

Например, в качестве критериев нуждаемости используются:

– величина прожиточного минимума (государственная социальная помощь малоимущим гражданам в соответствии с Федеральным законом «О государственной социальной помощи»);

– полуторная величина прожиточного минимума (социальные услуги в форме социального обслуживания на дому и в полустационарной форме в соответствии с Федеральным законом «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации»);

– средний доход в субъекте Российской Федерации (ежемесячная денежная выплата в связи с рождением третьего ребенка и последующих детей в субъектах Российской Федерации с неблагоприятной демографической ситуацией).

Органы государственной власти субъектов РФ в пределах своих полномочий осуществляют мероприятия, направленные на совершенствование региональных систем социальной поддержки, повышение их социальноэкономической и бюджетной эффективности. Однако эта работа не носит в целом системного, планомерного характера. Частично это связано и с нехваткой методических и информационных материалов.

Таким образом, в целях обеспечения единого подхода к реализации мер социальной поддержки с учетом нуждаемости необходимо:

– законодательно определить понятие «нуждаемость»;

– установить критерии нуждаемости, порядок оценки доходов и имущества семьи (одиноко проживающих граждан), а также круг лиц, относящихся к членам семьи;

– повысить уровень открытости соответствующих мер государственной поддержки с учетом информации о получателях, размещаемой в открытых источниках.

— Антон Олегович, расскажите, пожалуйста, об открытости данных о предоставляемых услугах учреждениями, в том числе учреждениями социальной сферы?

— Да, такая работа ведется. На официальном сайте bus.gov.ru с 1 сентября 2015 г. размещается информация о результатах независимой оценки качества оказания услуг организациями социальной сферы. Получатели социальных услуг – граждане.

На сайте создан раздел «Независимая система оценки качества», на котором размещается информация об учреждениях, в отношении которых проведена независимая оценка качества их работы. Например, вы можете посмотреть рейтинг вашей поликлиники по таким критериям, как: комфортность условий предоставления услуг, время ожидания предоставления услуги и т.п. Кроме того, после получения услуги вы можете оставить отзыв о работе поликлиники.

При этом наша задача – обеспечить простоту и удобство пользования указанным разделом, создать для граждан возможности сформировать свою позицию после ознакомления с результатами независимой оценки.

Хотел бы в целом сказать о том, что мы должны активнее внедрять современные методы оказания мер социальной поддержки граждан. Это возможно как за счет информатизации, так и использования определённых элементов безналичного расчета. Нами сейчас ведется определенная работа в этом направлении.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 22 сентября 2017 > № 2322270 Антон Котяков


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2316011 Толебай Рахыпбеков

Толебай Рахыпбеков: Откладывая ОСМС, мы потеряем здравоохранение

Сегодня в эпицентре дискуссии будущее всеобщего медицинского страхования в стране, будет ли отложен полномасштабный запуск реформы и какие последствия могут быть у такого решения? Председатель Совета Директоров АО «Медицинский университет Астана», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент НАН РК; PhD Толебай Рахыпбеков в интервью корреспонденту Zakon.kz поделился своим мнением.

- Сегодня одним из самых актуальных вопросов в здравоохранении является необходимость внедрения обязательного социального медицинского страхования. В 1996-1998 годах в Казахстане такой опыт уже был, как вы считаете, не повторится ли ситуация сейчас?

- Когда вводился ФОМС в 90-х годах, была сложная экономическая ситуация в стране. В то время долг по зарплате врачей и медсестер составлял 1,5-2 года. На всё здравоохранение в бюджете выделялось всего 49 миллиардов тенге. К банкротству ФОМС привели объективные обстоятельства. Например, акимы областей за страхование неработающего населения платили всего от 4 до 17% от запланированного. Администрировал страховые взносы сам ФОМС, отвечал за сбор, реализацию страховых полюсов. Были даже случаи, что в приемных покоях продавали страховые полисы, дешевле в 10 раз реальной стоимости лечения, это все – неправильный менеджмент. Сейчас в новом проекте, в законе, все эти риски учтены и проработаны. Фонд социального медстрахования будет определен в качестве единого плательщика услуг, ответственность за администрирование возложена на налоговые органы, поэтому система должна эффективно работать.

Поэтому неудачный опыт внедрения ФОМС в начале 90-х не может служить отрицанием новой системы обязательного социального медицинского страхования.

- В обществе активно обсуждается вопрос, что ОСМС - это новый вид налогообложения. Что вы думаете по этому поводу?

- Я помню, как все это начиналось. Была идея мотивировать людей к бережливому отношению к своему здоровью. Создали рабочую группу с участием иностранных экспертов и других лиц, обсуждали реально возможность введения сооплаты медицинских услуг. Но в конце концов, изучая опыт зарубежных государств, где уже была введена сооплата, пришли к выводу, что очень трудно администрировать подобные проекты, и это может вызвать некоторую социальную напряжённость в обществе. И было принято решение вводить обязательное социальное медицинское страхование, т.е. когда мы говорим о том, налог это или не налог, надо понимать, что это специальные деньги для здоровья самого народа, как бы они не назывались. Они направлены на социальную защиту народа. Что означает слово солидарная ответственность? Государство берет на себя часть расходов, часть покрывает пациент и часть работодатель. Поступают платежи из бюджета или другими способами, методы изъятия налогов бывают разные: корпоративный, подоходный налог, земельный, НДС, и т.д., или же оно берётся с фонда заработной платы. Название не имеет никакого значения, самое главное надо помнить, что финансирование здравоохранения является не финансированием лечебно-профилактических учреждений, а социальной защитой населения.

У казахского народа всегда существовала взаимопомощь, в особо трудных жизненных ситуациях люди складывались кто чем может, это называется «жылу», или были кассы взаимопомощи. В страховании самое главное – это закон больших чисел, таким образом здоровый платит за больного, богатый за бедного, и таким образом вот эти средства будут служить для социальной защиты всего народа.

Согласно 102-й Конвенции Международной Организации Труда, государство должно обеспечить социальную защиту своих граждан на случай болезни, травм и отравлений, беременности и родов. Это форма социальной защиты населения, и поэтому не имеет смысла спорить на эту тему.

Так как внедрение ОСМС необходимо для социальной защиты населения и для того, чтобы повысить мотивацию людей к ответственности за свое здоровье, а систему здравоохранения к улучшению качества медицинской помощи. Другой вопрос, что ФСМС должен быть прозрачным, чтобы в распределении ограниченных ресурсов участвовали как сторона пациентов, т.е застрахованных, так и страхователь, чем больше гражданское общество будет принимать участие, тем более прозрачным будет распределение.

- Национальная палата предпринимателей считает, что ОСМС невыгодно предпринимателям и ведет к дополнительным нагрузкам на бизнес, как вы на это смотрите?

- Я думаю, что президент сделал за многие годы столько важного для развития предпринимательства, и у нас низкие налоги для бизнеса. И я не представляю, как целевые взносы от заработной платы послужат тормозом к развитию предпринимательства, тем более эти целевые деньги направлены на здоровье каждого конкретного человека. И нужно правильно понять это, я думаю, и предприниматели не будут против.

- Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, говоря в начале сентября о системе ОСМС, заявил, что около 2,7 миллиона самозанятых граждан останутся "за бортом" медстрахования. Он призвал разобраться в сложившейся ситуации и принять совместное решение, каким вы видите это решение?

- Статус самозанятого населения конечно определен, но в преддверии подготовки к данной статье мы провели среди них исследование. Кто такой самозанятый человек? Например, беседа с таксистом, который работает через компанию и оплачивает этой компании 14-15 000 тенге, показала, что им (таксистам) пенсионные взносы не перечисляют, они налогов не платят, по их доходам сказать, что они еле выживают – невозможно, врачи получают намного меньше. Общение с людьми, которые например убираются в квартирах, ведут домашнее хозяйство, показало, что они тоже никуда не платят налоги. Министерство социальной защиты занимается вопросом безработицы сейчас очень активно. У них есть проект «Өрлеу», он распространяется на страну, очень хороший проект. Самозанятое население нужно структурировать, это не все 2,7 млн. человек. Среди них есть люди с хорошим доходом, есть претенденты на статус безработного, и как в любом обществе, есть тунеядцы. Этим контингентом надо заниматься, опрошенные готовы платить за медицинское страхование, при получении гарантий на предоставление качественной медицинской помощи. Из-за этого откладывать внедрение ОСМС не стоит. По ходу внедрения, до 2020 года надо будет разбираться, тем более есть поручение президента, и надо помнить, что никогда 100% сбора средств не будет.

К примеру, помогая своим детям старше 25 лет, мы их делаем инфантильными, неспособными к жизни, здоровыми инвалидами.

- Как вы считаете, действительно ли есть реальная необходимость откладывать переход к ОСМС?

- Как я уже сказал, самозанятое население не причина для откладывания, во-вторых я считаю, что внедрение ОСМС не должно быть затянуто, система уже начала работать, уже начали собирать взносы. У нас должно быть движение к 5,5% от ВВП и солидарной ответственности. Возникает вопрос, что делать с сегодняшними больными, они же 2 года не будут ждать качественной медицинской помощи? Начинающий врач получает 46 тысяч тенге, он будет 2 года ждать повышения заработной платы? Мы останемся без врачей. Они итак уходят в другие сферы. Сколько бы мы не готовили новые кадры, все время есть дефицит. Поэтому откладывать внедрение очень опасно для тех, кто сегодня болеет, для тех, кто преждевременно умирает.

- Какой вы представляете себе будущею систему здравоохранения?

- Если мы сегодня не повернемся лицом к персонифицированной медицине, мы отстанем от мира на 50 лет. Я приведу простой пример: всем известная голливудская кинозвезда Анжелина Джоли, сделав генетический анализ и обнаружив гены высокого риска развития рака молочной железы, сделала операцию по удалению молочной железы, вот что такое персонифицированная медицина.

Таким образом, на основе генотипа человека можно сделать персонифицированную карту профилактики еще в самом раннем возрасте. Вот на что в ближайшее время должно потратить средства государство.

И государство, я думаю, если пойдет на затраты по обеспечению регионов генетическими лабораториями, внедрению генетических паспортов, тогда на их основе будут разработаны индивидуальные программы предупреждения болезней. Я вижу систему здравоохранения будущего так: у каждого гражданина с рождения будет генетический паспорт, будет составлена индивидуальная программа профилактики заболеваний. А все это требует личной ответственности за здоровье здоровых, государства, гражданина и работодателя, а это невозможно без внедрения системы обязательного социального медицинского страхования.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2316011 Толебай Рахыпбеков


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 14 сентября 2017 > № 2316844 Игорь Колтунов

Большие возможности для маленьких пациентов: интервью с главврачом Морозовской больницы Игорем Колтуновым

Почему новый корпус перевернут, есть ли возможность управлять операционной дистанционно и сколько детей может вылечить крупнейшее детское медицинское учреждение Москвы. Ответы — в материале mos.ru.

В начале XX века в больнице, основанной купцом Викулой Морозовым, открылось несколько отделений на 340 коек. Сейчас отделений 35 и здесь могут принять более тысячи пациентов.

Морозовская детская городская клиническая больница, или, как ее называет главный врач, медицинская фабрика здоровья, — крупнейший клинико-диагностический комплекс Москвы, основанный 114 лет назад, в 1903 году. В нем работает круглосуточный детский многопрофильный стационар, не имеющий аналогов в России. Здесь принимает больных уникальная ежедневная круглосуточная дежурная бригада детских врачей-специалистов, есть центр детской онкологии, онкогематологическая лаборатория и отделение переливания крови.

В последние годы в больнице появилось 13 центров городской специализированной медицинской помощи для детей и подростков. В их числе центры детской ревматологии, детской эндокринологии, детского инсульта и детской онкологии.

В 2016 году врачи Морозовской больницы вылечили 106 822 пациента, а за первое полугодие 2017 года — 59 685. Открытие нового лечебного корпуса позволит увеличить эти цифры, а современное оборудование и новейшие технологии лечения помогут в лечении редких и тяжелых заболеваний.

На месте одноэтажных инфекционных корпусов 1930-х годов постройки, которые были в аварийном состоянии, появилось современное семиэтажное здание. Новый лечебный корпус рассчитан на 500 коек. В нем оборудуют отделения кардиохирургии, отоларингологии, гинекологии, экстренной и гнойной хирургии, челюстно-лицевой хирургии, травматологии и ортопедии, плановой хирургии и урологии, онкологии и гематологии, офтальмологии и микрохирургии глаза, трансплантации костного мозга, кардиоревматологии и пульмонологии, нейрохирургии и нейроонкологии.

Главный врач Морозовской больницы Игорь Колтунов рассказал mos.ru о том, почему корпус перевернут, есть ли возможность управлять операционной дистанционно и сколько детей может вылечить крупнейшее детское медицинское учреждение Москвы.

— Игорь Ефимович, как бы вы охарактеризовали Морозовскую больницу, ее место в системе здравоохранения Москвы и важность для москвичей?

— На сегодняшний день в Морозовскую больницу госпитализируются около 33,7 процента пациентов от общего числа госпитализаций в Москве, независимо от того, федеральное это учреждение или муниципальное. Например, при 250–260 тысячах (317 286 в 2016 году) госпитализаций в год 110 тысяч поступает к нам. Открытие нового корпуса — это абсолютная гарантия того, что москвичи получат качественную медицинскую помощь и достойные условия пребывания.

— Чем была вызвана необходимость строительства нового корпуса?

— В Москве давно не строились специализированные медицинские корпуса для детей. За это время технологии ушли вперед. Новый корпус — это не просто здание, которое приспосабливается к современному оборудованию. Он изначально соответствует всем необходимым требованиям. В нем не нужно заниматься перепланировкой, там уже все сделано по уму — так, как должно быть.

Его площадь — 72 тысячи квадратных метров. Чтобы вы понимали, площадь всей Морозовской больницы — 50 тысяч квадратных метров. Это своего рода больница в больнице. Благодаря вводу нового корпуса в Москве появится не многопрофильное, а полнопрофильное лечебное учреждение, где смогут лечить всё — начиная от онкологических заболеваний, заболеваний системы крови, кроветворения и заканчивая трансплантацией костного мозга.

— Что изменится в больнице после открытия нового корпуса?

— Пациенты будут получать медицинскую помощь в самых комфортных условиях. Если положено 11,5 метра на одного человека в палате, ему будет предоставлена именно такая площадь. Если положено, чтобы мама находилась в предоперационной, то она сможет быть там вместе с ребенком.

Также здесь созданы все условия для врачей. В одиннадцати операционных установили интегрированные системы. Всем оснащением — эндоскопическими приборами, видеосистемами, источниками данных, операционным столом и даже потолочным освещением можно будет управлять из одного центрального места в стерильной части операционной. Интеграция в единую информационную систему позволит проводить телеконференции и телесеминары.

Двенадцатая операционная оборудована универсальной двухпроекционной интегрированной системой рентгенографии сердца и сосудов. Она обеспечивает поддержку при лечении врожденного порока сердца и проведении исследований сосудов. Позволяет получить в два раза больше информации при одной инъекции контрастного вещества, что особенно важно в педиатрии. А еще обеспечивает низкую дозу рентгеновского облучения и высокое качество изображения.

— Здесь открылись новые отделения?

— Да. Открыли отделения трансплантации костного мозга и трансплантации органов и тканей с аппаратами для хранения трансплантата и стерильными боксами для проведения операций. У нас появилось отделение экстренной детской кардиохирургии, которого не было в Москве. В новом корпусе будет располагаться единственный в городе референс-центр орфанных (редких) и других заболеваний детей и подростков. Их всего два в России — один в Екатеринбурге, один в Москве.

Будут работать два операционных блока, отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, клинико-диагностическая лаборатория, отделение физиотерапии и лечебной физкультуры.

— Сколько пациентов смогут здесь лечиться?

— Сейчас мы лечим 110 тысяч детей в год. С открытием нового корпуса, я думаю, что выйдем на цифру в 140–150 тысяч пролеченных пациентов.

— Есть ли аналоги таких корпусов в России и мире?

— Нет. По размеру, оснащению и количеству специалистов аналогов такой детской больницы я не знаю.

— На что ориентировались при проектировании корпуса? Помог опыт зарубежных коллег?

— Я скажу вам честно, зарубежных специалистов не привлекали. Проект составлялся с учетом общемировых технологий. Медицинское задание писали сами с коллегами, а ориентировались на нужды наших пациентов.

Здание построено как бы вверх ногами — вся тяжелая техника стоит на шестом этаже, потому что, по требованию СанПиН, маленьких детей нельзя высоко поднимать: в случае чрезвычайных ситуаций их невозможно будет эвакуировать.

Корпус похож на вертикальный конвейер: изначально пациент поступает вниз, на первый этаж, потом постепенно в процессе лечения поднимается на последний. На шестом этаже получает высокотехнологичную медицинскую помощь в операционной, а после спускается вниз, выписывается и уезжает домой.

— Как вы отбираете специалистов и есть ли у больницы собственные программы обучения сотрудников?

— Морозовская больница получила собственную лицензию и аккредитацию на право оказания образовательной деятельности. В этом году к нам на учебу поступили около 60 ординаторов. Курс длится два года. В больнице есть научный совет и свои педагоги. Мы сами готовим себе кадры, а Департамент здравоохранения Москвы направляет наших специалистов за границу — в Израиль, Корею, Швейцарию и Германию — на обучение.

— В Морозовской больнице работают 11 главных внештатных специалистов Департамента здравоохранения города Москвы — это очень большая цифра. В чем секрет?

— Практически половина всех внештатных сотрудников Департамента здравоохранения работает у нас. Ответ прост: у нас самое полнопрофильное учреждение. А еще — единственные в городе отделения онкологии, онкогематологии, гематологии и городской клинический центр ревматологии.

Главные специалисты появились вследствие того, что в Морозовской больнице есть городские клинические центры, которые благодаря мультидисциплинарному подходу объединяют несколько отделений. Мы не лечим болезнь, мы лечим больного. Не какое-то отдельно взятое заболевание, а человека в целом.

— Легко ли попасть к вам на прием пациенту, что называется, с улицы?

— Для госпитализации к нам никаких направлений не нужно. Сегодня фонд ОМС (Московский городской фонд обязательного медицинского страхования) оплачивает любое обращение российского гражданина. При посещении больницы наличие полиса ОМС необязательно. Если он есть на руках, то это хорошо. Если нет, это не является препятствием для получения медицинской помощи.

Мы в Морозовской больнице можем выдавать временные полисы. Если пациент его забыл, то легко идентифицируем человека при помощи компьютерной программы. При себе достаточно иметь российский паспорт, больше ничего не надо.

— Чем отличается Морозовская больница от других медучреждений столицы?

— Особенности нашей больницы в том, что приемный покой работает круглые сутки семь дней в неделю. Палатные врачи выходят на работу каждый день — и в субботу, и в воскресенье, и в праздники. У дежурных врачей есть ночные смены. Выписка и поступление пациентов происходят также ежедневно. Кроме того, без выходных работают рентген, лаборатория и 16 специалистов узкой направленности, среди которых оториноларинголог, офтальмолог, уролог, гематолог, онколог, эндоскопист, рентгенолог, гинеколог и другие. Кстати, у нас есть единственное в городе отделение детской гинекологии.

— Какие перемены, которые происходят в столичном здравоохранении, вы бы отметили?

— Мы потихоньку движемся в сторону всех цивилизованных государств. Наши пациенты перестали ходить в специализированные школы, чем бы дети ни болели, — они ходят в обычные. Благодаря такому подходу общество становится добрее и относится к ним с пониманием. И конечно, Москва уделяет большое внимание детству.

Есть беспрецедентные вещи. Например, из городского бюджета выделили порядка 300 миллионов рублей на лекарственное обеспечение пациентов с орфанными заболеваниями и редкими генетическими отклонениями. Это те лекарства, без которых дети не могут жить — они умрут. И раньше они умирали. Тогда мы не имели возможности помочь таким пациентам, а сейчас делаем это и в результате получаем десятки спасенных жизней.

Более того, пациенты c генетическими заболеваниями доживают до совершеннолетия и уходят во взрослую жизнь. Такого тоже никогда не было. Раньше они не доживали до 18-летнего возраста.

— Новый корпус построили и запустили, а что дальше?

— Все старые корпуса будут реконструированы. Их переоборудуют и оснастят должным образом. Морозовская больница станет такой, не побоюсь этого слова, медицинской фабрикой здоровья.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 14 сентября 2017 > № 2316844 Игорь Колтунов


Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев

Даврон Мухамадиев: «Тема миграции в России слишком политизирована»

Беседовала Нигора Бухари-Заде

Проблемы мигрантов и беженцев всегда были в центре внимания Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФОККиКП). Доступность медицинских услуг является одним из основных компонентов успешной социальной адаптации приезжих, считает глава регионального представительства МФОККиКП в России Даврон Мухамадиев. Поэтому в России важным направлением деятельности этой организации в последние годы стали программы по доступу мигрантов к медицинской помощи, профилактике ВИЧ и других инфекционных заболеваний и улучшению системы медицинского страхования мигрантов.

Первого сентября миссия Даврона Мухамадиева в России подошла к концу. Он передал свои полномочия новому главе Кари Исомаа (Kari Isomaa), а сам отправился в Будапешт — помогать мигрантам теперь уже в Европе. «Гуманист по призванию», «человек, посвятивший себя облегчению страданий людей», «приходящий на помощь, когда другие помочь не могут» — так говорят о Давроне его друзья и коллеги. Таким экс-глава офиса МФОККиКП в Москве запомнился и многим работающим в России мигрантам, в решении проблем которых он принимал непосредственное участие.

В беседе с «Ферганой» перед отъездом из Москвы Даврон рассказал о том, почему в России иностранные работники стараются не обращаться в медучреждения; граждан каких стран обследуют на ВИЧ и туберкулез, а каких — нет; что делать трудовому мигранту, если ему отказывают в лечении, и о многом другом:

- Подытоживая 8-летний период вашего пребывания в России, можете ли вы сказать, какие изменения произошли за это время в сфере оказания медицинской помощи мигрантам?

- Вопросы здоровья мигрантов и их доступа к услугам официального здравоохранения для нас, Красного Креста, являются наиболее важными. Изменения в этих вопросах есть и, к большому сожалению, не только положительные. Из положительных изменений, в первую очередь — это то, что существенно повысилась грамотность или осведомленность мигрантов об их правах и обязанностях в сфере охраны здоровья. Например, по итогам наших исследований об отношении мигрантов к своему здоровью, мы были приятно удивлены, что более 80 процентов мигрантов знают о том, что такое туберкулез и ВИЧ, знают пути передачи, симптомы туберкулеза, а вот настороженность в отношении этих болезней пока страдает. То есть использование презервативов, регулярное флюорографическое обследование пока присутствует максимум в 45-50 процентах ответов, а значит — значительное число мигрантов все еще находятся в группе риска.

Вместе с тем, возросла политизация интерпретации вопросов здоровья мигрантов в прессе, что конечно не служит позитивным изменениям в этой сфере. Ведь чем больше дискриминирующей полемики будет в обществе и СМИ, тем больше мигрантов будут с опаской относиться к вопросам раннего обследования, диагностики и лечения.

В организационном плане, я бы с сожалением отметил решение о ликвидации ФМС. Да, в начале деятельности этой службы звучало очень много критики в ее адрес. Однако на наших глазах ФМС постепенно становилась более открытой структурой, активно выстраивающей диалог с гражданским обществом и международными организациями. Было создано и активно функционировало управление содействия интеграции, с руководством которого у нас сложились тесные рабочие, партнерские да и дружеские контакты. Удалось реализовать ряд интересных инновационных проектов, например, были созданы Общественные приемные Красного Креста при управлениях ФМС в Москве и Санкт-Петербурге. Ежегодно более 10 тысяч мигрантов имели возможность получить профессиональные консультации, в первую очередь, по вопросам здравоохранения.

Был очень интересным опыт сотрудничества в Оренбурге и Тамбове, где при нашей поддержке силами Российского Красного Креста в Центрах адаптации мигрантов проводились сессии по профилактике туберкулеза и ВИЧ, что оказалось очень востребованным. В один из визитов в этот центр я обнаружил, что аудитория наших слушателей заметно расширилась, так как мигранты центра (преимущественно мужчины) пригласили на эти сессии своих знакомых женщин — землячек, работавших в городе.

Именно при содействии ФМС мы получили доступ в один из крупнейших Центров временного содержания иностранных граждан в Сахарово, с которым сотрудничаем и по сей день. То есть в деятельности ФМС был достигнут баланс их контролирующих и интегрирующих функций. С передачей дел в МВД контролирующие функции заметно усилились, но пропала интегрирующая составляющая. Да, создано Агентство по делам национальностей, в ведение которого поручено ввести вопросы интеграции и адаптации, но у них нет реальных механизмов воздействия. И сразу виден негативный эффект. Больше стало рейдов МВД, облав, а интеграционный компонент так и не появился.

Для того чтобы выправить ситуацию, мы провели несколько семинаров и мастер-классов для СМИ на тему «Как правильно говорить о здоровье мигрантов» в различных регионах России, ведь именно СМИ формируют общественное мнение. После семинара журналисты даже самых одиозных изданий благодарили нас со словами: «Мы раньше и не думали, что эти наши фразы и высказывания так негативно влияют на обстановку в обществе».

- На одном из мероприятий по вопросам доступа мигрантов к лечению туберкулеза вы говорили, что Россия – единственная в СНГ страна, где действует механизм депортации по медицинским основаниям, который не решает проблемы предотвращения распространения ВИЧ, туберкулеза и других инфекционных заболеваний. Это позиция Красного Креста? Удалось ли вам донести свои аргументы до коллег в госорганах, принимающих решения?

- Да, к сожалению, норма депортации в связи с ВИЧ и туберкулезом осталась лишь в России, несмотря на то, что имеются научно обоснованные данные о том, что депортация не влияет на эпидемиологическую обстановку. К примеру, выявляют в ходе медицинского осмотра ВИЧ или туберкулез у иностранного гражданина. Как только диагноз подтвержден, медицинское учреждение обязано известить Роспотребнадзор, а тот в свою очередь выносит решение о так называемом «нежелательном пребывании на территории России». Срок подготовки такого решения — от 2 до 6 месяцев, так как оно готовится только в центральном аппарате Роспотребнадзора, независимо от того, где выявлено заболевание — на Сахалине или в Калининграде. Затем данное решение направляется для исполнения в МВД (раннее в ФМС) по месту регистрации мигранта. За эти полгода мигрант может вообще уехать в другой регион — туда, где найдет работу.

На наш вопрос, что сотрудники полиции делают с решением Роспотребнадзора, как ищут этого мигранта, они отвечают, что такой армии инспекторов у них нет, и они просто в базе данных закрывают указанному лицу въезд в Россию. Получается, что мигранту закрывают въезд только после его выезда, и все это время он из-за страха депортации не получает должного лечения, продолжает представлять угрозу, прежде всего, для своего собственного здоровья и здоровья своего близкого окружения.

По данным миграционного центра Москвы, в 2016 году за патентом обратились более 420 тысяч человек, почти 4 тысячам из них поставили подозрение на туберкулез. Все они были направлены на более углубленное обследование, но на этом этапе «пропали» около 3 тысяч человек, и до туберкулезных диспансеров дошли лишь около 1 тысячи. У 100 из них туберкулез был подтвержден, и только 20 пришли лечиться. Вот вам следствие депортации — когда мигранты, чтобы избежать высылки из страны, уходят в тень от официального здравоохранения.

Поэтому позиция Красного Креста — исходить из медицинских, эпидемиологических, а не политических критериев. Так мы и аргументируем нашу позицию в органах здравоохранения, и за эти несколько лет она часто встречала понимание в официальных органах, хотя, конечно, не все чиновники ее разделяют. Недавно в поддержку нашей позиции появился еще один аргумент.

Как вы знаете, для граждан стран ЕАЭС, в том числе Белоруссии, Армении и Кыргызстана, снято требование о прохождении полного медицинского осмотра, поскольку им не нужно получать патент. Мы тут же задали вопрос: «А как быть с туберкулезом и ВИЧ из этих стран? Чем туберкулезный больной из Таджикистана, Узбекистана, Молдовы отличается от киргизского или армянского больного?» На этот вопрос чиновники нам не отвечают. Получается, что выдворение по причине болезни грозит только мигрантам из стран, не входящих в ЕАЭС. Где логика?

- То есть нужно не депортировать, а принуждать к лечению?

- Скорее мотивировать а не принуждать. Мы считаем, что выгоднее лечить больного, независимо от его национальности и гражданства, там, где выявили туберкулез, чем потерять его и усложнять тем самым и без того сложную эпидемиологическую обстановку.

- Но от представителей госорганов в России иногда можно услышать, что лечение мигрантов ложится бременем на федеральный и местные бюджеты.

- При поверхностном рассмотрении все выглядит именно так. Но при более глубоком изучении вопроса очевидно, что от своевременного лечения больных экономический эффект будет гораздо выше, чем от постфактум, депортация мигрантов. Лечение одного больного неосложненной формой туберкулеза стоит до 100 тысяч рублей, а туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью — до 2 млн. Один больной за год может заразить до 20 человек. Наши исследования показали, что каждые 100 рублей, вложенные в лечение больного туберкулезом в текущем году, экономят для следующего бюджета 700 рублей — вот вам и экономический расклад.

Я помню, как бывший глава ФМС Константин Ромодановский на сессии Межпарламентской ассамблеи СНГ заявил, что патенты от мигрантов за год пополнили бюджет страны на 70 миллиардов рублей или 1 миллиард евро, а мэр Москвы Сергей Собянин с гордостью отмечал, что доходы от патентов превысили доходы от нефтяных компаний в бюджет Москвы. А если мигранты приносят такой доход российской экономике, почему они не могут иметь право на охрану своего здоровья?

- Некоторые чиновники предлагают депортировать мигрантов сразу после выявления у них туберкулеза или ВИЧ.

- Если мигрант будет знать, что при выявлении того же туберкулеза его тут же депортируют, то он вообще не пойдет получать патент, а сразу уйдет в тень. Кто от этого выиграет — экономика, здравоохранение?

С ВИЧ ситуация еще более сложная. По общему числу лиц с ВИЧ, числу новых случаев и темпам роста инфекции Россия занимает первое место в СНГ и Европе. В России почти 1 млн лиц живут с ВИЧ, а это 50 процентов всех ВИЧ-инфицированных во всех странах Европы. При этом, по официальным данным, с 1985 года по 2015 год, то есть за 30 лет, в Российской Федерации было выявлено всего порядка 24 тысяч ВИЧ-инфицированных иностранных граждан. В других странах СНГ, кроме Украины, ситуация с ВИЧ более благополучная, то есть мигранты, например, из Центральной Азии, прибывают в Россию здоровыми, тут подхватывают инфекцию и везут ее на родину. А их еще и депортируют.

Есть хороший прецедент, дающий надежду на то, что депортация для лиц с ВИЧ будет снята, и еще раз доказывающий, что депортация основывается не на медицинских, а скорее политических аспектах. Два года назад Конституционный суд России постановил не применять процедуру депортации (выдворения) к лицам, живущим с ВИЧ и имеющим близких родственников в России. Соответственно, определенная часть ВИЧ-инфицированных уже находится под защитой этой правовой нормы.

Отмечу, что в течении уже нескольких лет мы предлагаем государствам СНГ ввести единый медицинский документ для мигранта — что-то вроде медицинского паспорта, в котором была бы указана вся информация о его обследованиях и диагнозах. На заседаниях министров здравоохранения СНГ российская делегация приводит массу аргументов против, так как понимает, что мигранты в большинстве своем приезжают здоровые и чаще заболевают тут, в России, из-за стресса, тяжелых бытовых и материальных условий, отсутствия постоянного полового партнера. Видимо, кто-то заинтересован, чтобы россияне думали иначе — что все опасные болезни исходят от мигрантов.

- Мигранты нередко жалуются на отказ в предоставлении экстренной медицинской помощи со стороны отдельных врачей или медучреждений в России. Что в таком случае вы посоветуете делать пациенту или его близким?

- К сожалению, нарушений со стороны лечебных учреждений в плане оказания медицинской помощи иностранным гражданам, становится не меньше, а даже больше. Руководители больниц под любыми предлогами отказывают мигрантам в оказании медицинских услуг, в том числе и экстренной скорой помощи, грубо нарушая этим законодательство страны. Недавно к нам поступила информация, что больному с тяжелой формой почечной недостаточности было отказано в экстренной помощи: скорая трижды приезжала и отказывалась забрать больного, ссылаясь на то, что у него нет миграционной карты. Разве это функция врачей — проверять наличие миграционки? В другом случае больному, находившемуся на аппарате искусственной вентиляции легких, выставили счет на миллион рублей.

Когда к нам поступают такие обращения, нам приходится вмешиваться, и в достаточно настойчивой форме разъяснять нормы законодательства главным врачам, причем зачастую достаточно авторитетных лечебных учреждений (не буду детализировать, исходя из принципов врачебной этики). И после наших вмешательств, как правило, помощь начинают оказывать в полном объеме.

Я рекомендую всем приезжим иметь под рукой «Правила оказания медицинской помощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации», утвержденные постановлением правительства России от 6 марта 2013 года за №186, где в пункте 3 четко указано: «Медицинская помощь в экстренной форме при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента, оказывается иностранным гражданам медицинскими организациями бесплатно».

При этом в пункте 5 указанных «Правил», подчеркивается, что «скорая, в том числе скорая специализированная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства. Медицинскими организациями государственной и муниципальной систем здравоохранения указанная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам бесплатно».

А если все равно отказывают в помощи, нужно немедленно предавать огласке каждый такой случай.

- Я была свидетельницей того, как вы давали номер своего мобильного телефона мигрантам и просили их звонить в случае возникновения каких-либо проблем. Как у вас, регионального главы такой крупной международной организации, хватало времени на участие в судьбах отдельных людей?

- Для меня не является чем-то необычным и сверхъестественным, когда я лично, да и вся организация, принимаем участие в судьбе каждого нуждающегося. Ведь в этом и есть сущность Красного Креста. Мы стараемся помочь не каким-то абстрактным массам людей, а конкретному человеку, который оказался в тяжелой, порой безвыходной, ситуации. Это наш долг, наша обязанность, и я никогда не задумывался о том, нужно ли помочь тому или иному человеку, оставить ли свой номер телефона.

- Расскажите самый пронзительный случай, связанный с мигрантами, который вам запомнился.

- Случаев можно привести множество, но мне особенно запомнилась одна драматичная ситуация. Позвонили коллеги из узбекской диаспоры и сообщили, что гражданка Узбекистана лет 19-20 родила в роддоме города Люберцы. Ребенок родился тяжелым, находился в кювезе на аппарате искусственного дыхания. А женщине врачи сказали, что, пока не заплатишь, ребенка не отдадим и справку о рождении не выпишем. Молодая мама рыдала в трубку, очень переживала за малыша — что без денег за ним не будут ухаживать, прислала нам фото — ребеночек бледный, с дыхательной трубкой в носу.

Мы запросили подробную выписку и счет на 30 тысяч рублей, выставленный роддомом. Направили туда запрос, я лично позвонил главврачу — она что-то попыталась объяснить, а после наших аргументов сказала, что никаких денег с роженицы не требовали, мол, мамаша сама захотела платно лечиться. Нас заверили, что все мероприятия по выхаживанию младенца проведут в полном объеме. Каково было мое удивление, когда буквально через неделю позвонила радостная мама и прислала фото ребенка в своих объятиях при выписке — с розовыми щечками, крепенького. Когда видишь результаты своего труда и счастливые лица родных — это высшая награда для меня как для врача и сотрудника Красного Креста.

- Пару лет назад вы говорили о планах открыть поликлинику в Московской области, в которой будут лечиться мигранты. Эти планы остались нереализованными? А вообще, как вы считаете, нужно ли создавать какие-то специализированные медучреждения для мигрантов — не будет ли способствовать такой подход сегрегации общества на своих и чужих?

- Конечно, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы школы, больницы и другие заведения были отдельными для мигрантов. Идея медучреждения, о котором шла речь, заключалась в другом: создать клинику, которая будет обслуживать всех вне зависимости от цвета кожи, статуса и паспорта. У Общества Красного Полумесяца Ирана, например, по всему миру 22 такие клиники, и будем надеяться, что переговоры Российского Красного Креста с властями по этому вопросу будут успешными.

- Исходя из вашего опыта общения с мигрантами, как бы вы расположили страны Центральной Азии – Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан – по уровню домиграционной подготовки граждан? Из каких стран люди приезжают более подкованными, в частности, в медицинских вопросах?

- Что касается уровня домиграционной подготовки мигрантов, то думаю, что с учетом знания русского языка и других преференций киргизские мигранты более адаптированы. Затем идут Таджикистан и Узбекистан. Информированность в вопросах здоровья, как я уже отметил, несколько возросла, хотя она по-прежнему оставляет делать лучшего. Но центров подготовки мигрантов в странах-донорах не хватает.

Красный Крест всегда активно участвует в работе по информированию мигрантов. Хочу привести в пример нашу совместную с российским Фондом «СПИД Инфосвязь» инициативу. В рамках проекта помощи странам Центральной Азии и Кавказа в Таджикистане при участии российского финансирования создано и функционирует 2 центра домиграционной подготовки на базе отделений Общества Красного Полумесяца Таджикистана — в городе Душанбе и Курган-тюбе. Таких центров в каждой стране исхода мигрантов должно быть минимум 20 или 30.

- Сегодня о мигрантах в России чаще говорят, как об источнике проблем, угрозе безопасности и так далее. Реже можно услышать о миграции как о положительном явлении. Насколько такой подход соответствует действительности?

- Как я уже отметил, даже чиновники не скрывают экономическую выгоду от миграции. Другой вопрос в том, что тема миграции слишком политизирована: в угоду политической конъюнктуре ее то излишне драматизируют, то, наоборот, замалчивают. Если убрать эту политизацию, то оптимальные пути решения миграционных проблем очень быстро найдутся. Мы называем это политической волей — больше ничего не нужно.

- С какими чувствами вы покидаете Россию? Что вам дал опыт работы в этой стране?

- Завершая миссию в России, хочу обратиться со словами большой признательности ко всем коллегам, сотрудникам и добровольцам Российского Красного Креста, партнерам в государственных и общественных организациях. Я уезжаю из России с чувством удовлетворенности, что мой труд был востребованным, нужным для конкретных людей. К сожалению, за 8 лет моей работы было немало чрезвычайных ситуаций, которые потребовали от меня, от всей нашей команды огромной мобилизации усилий для оказания помощи пострадавшим, в частности, при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, масштабных наводнениях на Дальнем Востоке, в Сибири, на юге России и Северном Кавказе. Большой проверкой на прочность для Красного Креста стал многолетний кризис в Сирии и соседней Украины и связанные с этим массовые потоки вынужденно перемещенных лиц.

За эти годы на качественно новый уровень поднялся наш диалог с правительством России, что позволило развить наше сотрудничество в самых разных сферах — не только по российской проблематике, но и по глобальной гуманитарной повестке дня, в которой Россия является важным игроком. За период моей работы мы организовали 5 визитов нашего руководства: визит президента Федерации, 4 визита наших генеральных секретарей — нынешнего и предыдущего, в ходе которых был проведен ряд встреч на высшем уровне.

- Что для вас представляло самую большую сложность в работе здесь, и что помогало преодолевать трудности?

- В географическом плане в самом начале миссии мне непросто далось восприятие масштабов России и ее административного устройства. Для меня — уроженца Таджикистана, маленькой по сравнению с Россией страны, население которой меньше населения Москвы, и всю территорию можно пересечь на машине за сутки — сложность представлял механизм принятия решений и особенности социальной ситуации в каждом регионе.

За время своей работы я посетил 51 регион России, в ряде из них я был по несколько раз, что дало мне уникальную возможность ознакомиться с природой, культурой и особенностями каждого региона. Россия — уникальная во всех отношениях страна, и ее главное достояние — многонациональный состав, обилие культур, традиций и обычаев — важно и нужно сохранять и укреплять. Наверное, этот интерес к познанию этой необъятной страны и помогал мне преодолевать объективные трудности.

Еще со школьных времен мне очень нравилось стихотворение Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Но только когда попадаешь в Россию, живешь в этой стране, начинаешь понимать смысл этих строк. У меня здесь остается много друзей, коллег, поэтому мысленно я не покидаю Россию и уверен, что мы продолжим нашу работу на благо тех, кому наша помощь необходима.

- Спасибо за беседу. Удачи вам на новом месте.

СПРАВКА: Даврон Мухамадиев работает в Международном движении Красного Креста и Красного Полумесяца 25 лет. Выпускник Таджикского государственного медицинского института имени Абуали ибн Сино. С 1992 по 2005 год работал в Обществе Красного Полумесяца Таджикистана, где осуществлял координацию масштабных операций по оказанию гуманитарной помощи внутренне перемещенным лицам и беженцам в результате гражданской войны в Таджикистане и вооруженного конфликта в Афганистане. Затем руководил программами КК в Судане, странах Центральной Азии, Венгрии. В сентябре 2009 года был назначен руководителем программ, а затем — главой регионального представительства МФОККиКП в Москве. Доктор медицинских наук, член Нью-Йоркской Академии наук, лауреат Госпремии Таджикистана в области науки имени Исмоили Сомони.

Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев


Россия > Транспорт. Финансы, банки > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300930 Петр Шкуматов

Кто хочет стать миллиардером: страховщиков могут лишить техосмотра

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

К огромному числу дееспособных граждан относятся как к идиотам, которые сознательно будут ездить на неисправных автомобилях в ущерб собственной безопасности. Диагностические карты вообще должны быть отменены для автомобилей, находящихся в частной собственности и возрастом младше 10 лет. Внимание государства должно сосредоточиться на коммерческой технике

Госавтоинспекция МВД России прогнозирует резкий скачок аварийности в следующем году из-за старения автопарка. А Минэкономразвития предлагает штрафовать водителей за «липовые» диагностические карты. Отмечается, что четверть автомобилистов сегодня проходит технический осмотр (ТО) фиктивно, только на бумаге.

Идея такая: страховщикам, которые занимаются ТО на коммерческой основе, лишь бы полисы продать. А то, что люди ездят на старых, неисправных машинах — им все равно. Вот они и смотрят сквозь пальцы на нелегальную торговлю диагностическими картами, а потом у автохлама тормоза отказывают. Отсюда рост числа аварий.

Но мне кажется, что в действительности речь идет не о нашей с вами безопасности, а о попытке вернуть контроль над сверхприбыльным рынком технического осмотра.

Талон на продажу

Функция проверки технического состояния автомобилей была передана от ГИБДД Российскому союза автостраховщиков (РСА) в 2012 году. Напомню, что основной причиной тогда официально назывался высокий уровень коррупции в автоинспекции. Об этом говорил, в частности, Дмитрий Медведев. По самым минимальным оценкам, 80% автомобилистов покупали этот талончик, даже не заезжая на государственную станцию технического осмотра.

Это было настолько обычным делом, что, когда я решил пройти техосмотр по-честному, инспекторы смотрели на меня как на идиота. Или жадину, который не хочет поделиться сотней долларов. И «погоняли» меня тогда знатно, заставили даже лампочки в фарах заменить, хотя смысла в этом не было никакого.

Повторюсь, что «цена вопроса» (талон ТО с доставкой на дом) в то время равнялась $100. Давайте посчитаем, сколько денег инспекторы собирали с автомобилистов в год — получается, около $4 млрд. То есть, каждый год какие-то люди в погонах становились долларовыми миллиардерами, а мы, водители, вынуждены были унизительно «отстегивать».

Когда техосмотр был передан страховым компаниям, а государственный талон заменен диагностической картой, автомобилисты вздохнули с облегчением. Во-первых, техосмотр и диагностика стали одной процедурой. Каждый водитель периодически ездит на станцию техобслуживания (СТО) на диагностику, особенно перед зимой. Во-вторых, из-за того, что ТО стало возможно пройти на любой сертифицированной станции, стоимость диагностической карты быстро снизилась до одной тысячи рублей. Словом, рынок оздоровился.

Презумпция недоверия

Нельзя сказать, что после передачи техосмотра РСА коррупция была искоренена — нет, огромное количество водителей сегодня покупают диагностическую карту «в довесок» к полису ОСАГО (без нее страховку не сделать). Почему люди так поступают? Если человек владеет автомобилем, постоянно на нем ездит, то он его регулярно обслуживает и держит в исправном техническом состоянии.

То есть, никто не будет ждать, пока подойдет время продлить страховой полис, чтобы устранить какую-нибудь техническую неисправность — автомобилисты не враги сами себе. Таким образом, диагностическая карта как средство контроля — такая же бесполезная бумажка как и талон ТО, и отношение к ней соответствующее. Ее покупают просто чтобы сэкономить время, благо цена на черном рынке невелика.

Отмечу, что существующая «презумпция недоверия» к автомобилистам со стороны государства весьма оскорбительна. К огромному числу дееспособных граждан у нас относятся как к идиотам, которые сознательно будут ездить на неисправных автомобилях в ущерб собственной безопасности, если их не обязать предоставлять какие-то бумажки.

На мой взгляд, диагностические карты вообще должны быть отменены для автомобилей, находящихся в частной собственности и возрастом младше 10 лет. Внимание государства должно сосредоточиться на коммерческой технике. В цепочке, где автомобили принадлежат одним, управляются другими, а обслуживаются третьими, могут произойти сбои из-за халатности и безразличия. Тому пример — недавняя авария с фурой на трассе М4 из-за неисправности тормозов.

Однако что-то не слышно, чтобы ГИБДД желала плотнее заняться контролем коммерческого транспорта. Поэтому я и считаю, что нынешняя возня вокруг ТО не имеет отношения к реальной безопасности на дорогах. Просто нам опять хотят продавать талончики государственного образца, собирая $4 млрд ежегодного теневого оброка. Так как определить, кто хочет стать миллиардером? Просто посмотрите, кто ратует за возврат истории с техническим осмотром в дореформенное русло.

Россия > Транспорт. Финансы, банки > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300930 Петр Шкуматов


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2017 > № 2309187 Иван Ушачев

Комментарий. У нас нет долгосрочной стратегии развития села – мы решаем текущие задачи.

В последние два года развитие сельского хозяйства России демонстрирует несомненные успехи. Это не может не радовать. Вместе с тем специалисты отмечают, что полноценной долгосрочной стратегии развития сельского хозяйства и сельских территорий у нас пока нет, в отличие, к примеру, от США, стран ЕС, Канады и других. Мы решаем текущие задачи, а долгосрочная стратегия пока только разрабатывается. Более того, по некоторым направлениям наметился даже отход от первоначальных целей.

Об этом беседовали академик Российской академии наук, научный руководитель ВНИИ экономики сельского хозяйства Иван УШАЧЕВ и издатель портала «Крестьянские ведомости», доцент Тимирязевской академии, ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России Игорь АБАКУМОВ.

— Иван Григорьевич, складывается впечатление, что имеет место остановка в развитии агропромышленного комплекса. И это происходит не только по погодным причинам, но и по идеологическим. Агрохолдинги достигли, по-моему, пика своего развития. Куда дальше развиваться, толком никто не понимает. Денег становится все меньше, они все менее доступны. Как вы полагаете, должен ли быть какой-то стратегический план развития, как это существовало в советское время, как это существует, допустим, у наших так называемых партнеров – Соединенных Штатов Америки (там есть Farmbill, который принимается периодически). Это большой-большой документ, как развивать агропромышленный комплекс. У нас ведь такого ничего нет. Или вы меня сейчас разубеждать начнете?

— Нет, я думаю, что это хороший вопрос, очень правильный, и могу сказать, что актуальный. Он уже давно должен был быть задан, этот вопрос. Все дело в том, что сейчас такая обстановка в мире, которая категорически влияет на нашу внутреннюю аграрную политику даже не косвенно, а прямо. Естественно, возникают новые традиции. И, в общем-то, мы привыкли как можно быстрее и лучше заниматься текущими проблемами.

— Ну да, сиюминутными. Все эти сиюминутные решения…

— Да-да, латать, быстро зашивать возникающие дыры, накладывать латки и так далее, забывая о самом главном: побеждает тот, кто смотрит чуть-чуть вперед.

— Тот, кто в шахматы умеет играть.

— Да, все как в шахматах, правильное замечание. Так вот в связи с этим неслучайно президент поставил задачу перед экономическим блоком нашего правительства разработать стратегию социально-экономического развития страны до 2035 года. И вы знаете, что эту стратегию разрабатывают и Кудрин, и Титов, и Бабкин, и так далее; уже говорят, что в принципе она готова. Мы спрашиваем, почему ее нельзя обсудить сейчас, пока она готовится – нет, когда ее утвердят, тогда будут обсуждать. Я думаю: когда утвердят, то уже…

— Нечего будет обсуждать.

— Да. И я уверен, что в этой общей стратегии будет 3-4 страницы посвящено агропромышленному комплексу и на этом все закончится. Поэтому мы считаем, что крайне необходимо согласно закону о стратегическом планировании, который был принят уже два года тому назад, разработать отраслевую стратегию устойчивого социально-экономического развития агропромышленного комплекса нашей страны. И это крайне необходимо, потому что наш комплекс сейчас носит не просто отраслевой характер, а междисциплинарный, межотраслевой. И отсюда можно посмотреть, выделить тенденции у нашего комплекса на сегодняшний день – положительные, отрицательные – с тем чтобы построить вектор на будущее. Положительно то, что, как известно, в последние годы наш агропромышленный комплекс считается драйвером развития…

— На фоне остальной экономики, которая стагнирует.

— Да, потому что за 2015-2016 гг. у нас был рост 4,5%, а в промышленности – 2,3% и так далее. Это положительно.

— Я боюсь что-нибудь нарушить в радужных планах правительства, но мне кажется, что в связи с погодными условиями этих 4% роста в этом году не будет.

— Да, сейчас я как раз перейду к этому. К положительному все-таки нужно отнести то, что как-никак соотношение экспорта и импорта сократилось: сейчас мы экспортируем примерно на сумму 17 миллиардов долларов, а импорт с 43 миллиардов сократили до 25 – это, бесспорно, значимый результат. Но то, о чем вы спрашиваете… К огромному сожалению, существует большое количество отрицательных тенденций – именно тенденций, – которые не позволяют нам расти, развиваться. Одна из таких важнейших тенденций – недостаточность инвестиций.

— Деньги, о которых мы говорили.

— Деньги, да. То мы говорили, 5 лет они у нас падали, 4 года они у нас росли. В 2016 году выросли на 10,6%, но это не покрывает в любом случае тех нехваток инвестиций, которые были раньше. А в этом году за первый квартал, к сожалению, инвестиции сократились уже на 10%, в то время как по экономике на 0,4% выросли. Может быть, это в пределах статистической ошибки…

— Скорее всего, да.

— …но все же выросли, и это очень тревожный показатель. Потому что именно от инвестиционного фактора зависит технико-технологическое обновление всего агропромышленного комплекса.

— Комбайны, тракторы, технологии, семена, генетика и так далее.

— Все правильно. А у нас получается коэффициент обновления на сегодня – 4%. Это 25 лет нужно работать, для того чтобы заменить этот трактор.

— 4% — это очень мало.

— Более того, мы же импортируем огромное количество иностранной техники – 68% тракторов, 90% оборудования для животноводства – все это не отечественное.

— Для птицеводства особенно, для тепличного хозяйства.

— Да, и так далее. Это такой не очень приятный симптом, показатель.

— У меня иногда в голове такая шальная мысль крутится: если бы против нас действительно решили ввести санкции, нам бы запретили ввозить импортный скот, импортное инкубационное яйцо, оборудование для теплиц, оборудование для животноводства, запасные части к тракторам и комбайнам, тогда было бы веселее, я так думаю. Как вы считаете?

— Мне тоже так кажется.

— Поэтому для сельского хозяйства санкции, которые введены сейчас, скорее благо.

— Бесспорно, это слава богу. Сколько лет мы уже об этом говорим? Давным-давно надо приступить именно к проблеме импортозамещения. Хотя у нас тогда появился приоритетный проект про агропромышленному комплексу, это тоже было толчком, но нужно было еще раньше…

— Кому-то стало завидно, что такие деньги идут в агропромышленный комплекс, я так думаю.

— Наверное. Экономическому блоку прежде всего. Это очень неприятная такая тема…

— То есть тому же Кудрину, я правильно понимаю?

— Да.

— Который сейчас разрабатывает экономическую программу.

— Да, экономическую программу, экономическую стратегию. Очень тревожное состояние в связи с этим, это касается и финансового обеспечения агропромышленного комплекса: у нас нет инвестиций…

— Иван Григорьевич, у нас же ввели льготные кредиты, дешевые кредиты под 5%, везде об этом протрубили. Но беда в том, что фермеры как-то их не очень сильно берут. Во-первых, до них они не доходят, а во-вторых, все равно что брать — миллиард, миллион, стопа документов должна быть одинаковая. У фермера просто нет на это никаких сил, таких бухгалтерий, чтобы заполнить все правильно. А если он где-то ошибется, документы уже устаревают, ему надо все это делать заново. В конце концов он вот так руку поднимает вверх, резко опускает, произносит непечатные слова и далее говорит: «Не буду я брать кредит, я лучше займу у соседа».

— Действительно, мы очень рады тому, что наконец наше предложение установить процентную ставку не выше 5% дошло до тех, кто решил это сделать. Это нужно было сделать давным-давно. Но смотрите, что получается. Вы знаете, что этот механизм заработал у нас с нового, 2017 года?

— Да.

— На эти цели было выделено 25 миллиардов рублей. Этих денег хватило только на погашение ранее взятых кредитов. На следующий год выделено тоже 25 миллиардов рублей, которые должны обеспечить проценты будущего года. Получается, что другие фермеры не смогут взять льготный кредит. Что им остается делать? Единственное – брать коммерческий кредит. А коммерческий кредит вы знаете по какой коммерческой ставке.

— От 20%.

— Ну, если не от 20%, то до 20% — это точно. Я считаю, что это колоссальнейшая проблема.

— Смотрите, что пишут наши читатели: «Чтобы развивалось сельское хозяйство, нужно строить школы на селе». Разумно?

— Разумно.

— А как у нас сейчас сокращается количество школ на селе?

— Неимоверными темпами. Это следующая негативная тенденция.

— А можете ее назвать?

— Это социальная проблема села. У меня просто сердце разрывается. Сейчас скажу почему. Я сам только позавчера это узнал. Вы знаете, что у нас 26 миллионов проживает на селе?

— Третья часть условно.

— Из них 36% безработных, 39% — малоимущих, а 4% живут ниже МРОТ.

— То есть по бедности сельское население лидирует.

— Да, оно на первом месте. То есть бедность имеет сельское лицо в нашей стране, к огромному сожалению. К огромному сожалению, до сих пор и заработная плата у него остается на уровне 57% от общей по экономике страны.

— Иван Григорьевич, она «не остается», как вы говорите. Она такой и предусмотрена в государственном планировании.

— Получается, что так. После села по этому показателю идет только текстильная промышленность. Село находится на втором месте с конца.

— Но текстильная промышленность – это ведь тоже сельское хозяйство? Это лен, конопля, хлопок и так далее.

— Потому что она зависит, конечно, от сырья, бесспорно.

— Это сырье, это те же крестьяне.

— Да. Это очень тревожные показатели. Более того, идет сокращение программы развития сельских территорий. На 2020 год запланировало всего 16,1 миллиарда рублей – это в полтора раза меньше, чем выделяется средств на замену тротуаров в Москве. Это на все село нашей страны – 16,1 миллиарда рублей. Это как раз реальные цифры.

Более того, у нас, например, повысились цены и на дизель, и на автобензин.

— У нас солярка всегда дорожает перед посевной и перед уборочной – это закон жизни, закон жанра просто-напросто. Почему в Германии для сельского хозяйства солярку красят?

— Конечно, предусматривают специально.

— Она дешевая потому что: ее покрасили, ее нельзя заливать в баки собственных автомобилей…

— …потому что это только предназначено для села.

— Конечно.

— И, к сожалению, согласно последней сводке, которая у меня есть (вчера я только подсчитал), действительно на 13% повысилась цена и солярки, и автобензина. Правда, цена на минеральные удобрения немного снизилась за этот период, то есть за последние 5 месяцев. И когда вдруг я узнаю, что будет сокращение программы социального развития села – еще одно сокращение – то получается, она ликвидируется. Это недопустимо. Я считаю, что…

— Фактически программа закрыта, я так понимаю. Если у нее нет финансирования – то это документ без денег.

— Финансирование пока есть, но Минфин пытается резко снизить бюджетные средства на ее реализацию. На практике это значит, что ее надо почти прикрыть, что категорически невозможно.

— Иван Григорьевич, я помню времена – начало 1990-х гг. – когда фермеры стучали ведрами на Горбатом мосту у здания правительства, их принимали и премьеры, и заместители премьеров, и принимались какие-то решения. И было очень мощное аграрное лобби в парламенте. Была аграрная партия. Все это было. Это же нужно было развалить с какой целью? Для того чтобы всего этого не было, чтобы они больше не кричали, эти крестьяне. Кто сейчас выражает мнение крестьян, как вы полагаете?

— Мнение крестьян выражают… Ну, «Единая Россия», получается. Аграрной партии как таковой нет. Кстати, в программе «Единой России» записан лозунг, что в селе должна быть жизнь комфортна.

— Вот давайте о комфорте и поговорим.

— Вот как раз о комфорте. И получается…

— Сколько сейчас нужно ехать женщине из села, для того чтобы родить? Сколько ей нужно ехать до роддома?

— 87,5 километров.

— Это в среднем по стране.

— Да.

— Значит, где-то 20, где-то 100.

— Да. До школы 19 километров нужно доехать.

— То есть только на автобусе?

— Да, это так называемая оптимизация. Вот здесь я не понимаю: президент непосредственно давал указания тем министерствам, которые связаны с сельским хозяйством, выделить отдельной строкой ресурс для села. До сих пор это не сделано, а сделана так называемая оптимизация. Вот к чему она привела: 87 километров туда, 19 километров сюда, то же самое по медицинским учреждениям, по клубам и так далее. Это категорически недопустимо.

— Это называется политикой обезлюдивания деревни.

— Получается так.

— Люди же видят, что в городах жить комфортнее, они туда переезжают – бросают все и уезжают. Сейчас агрохолдинги жалуются, что нет рабочей силы, причем уже давно жалуются, лет 5.

— Более того, такая концепция существует даже среди некоторых ученых, что меня просто огорчает. По их мнению, нужно сосредоточить сельское хозяйство в специализированных зонах, более благоприятных зонах. А потом что делать с другими?

— А потом туда продовольствие втридорога возить… Мы уже нахлебались с этим в Москве, Иван Григорьевич. Московская область раньше кормила не полностью, но в основном кормила, Москву молоком и овощами. Сейчас молоко везут издалека, поскольку сельское хозяйство в 50-километровой зоне вокруг Москвы было фактически ликвидировано (а это было самое насыщенное, европейского уровня сельское хозяйство, туда дипломатов возили показывать образцовые хозяйства).

— Да, показывали.

— Так вот сейчас с территорий радиусом до 500 километров уже возят в Москву молоко. Раньше считалось, что 200 километров – это запредельно, а теперь отдаленность до 500 км уже устраивает. И оттуда везут молоко.

— Плюс демографическая ситуация по прогнозу не улучшается, а ухудшается: до 2030 года мы потеряем еще 5 миллионов человек. То есть если мы не освоим наши земли, то придут другие народы ее осваивать.

— Да, которые без земли.

— И тогда уже эта проблема из экономической превратится в политическую.

— В военную она превратится, Иван Григорьевич. Это будет уже военная проблема.

— И об этом мы ни в коем случае не должны забывать.

— Скажите, пожалуйста по пунктам – какова, на ваш взгляд, должна быть аграрная стратегия?

— Каковы могут быть ее направления? Прежде всего это научно-техническая, научно-технологическая политика совместно с наукой и образованием – это №1, без этого никуда. Что касается образования, даже смешно говорить: почему выделяются средства на одного студента в аграрном ВУЗе в 2 раза меньше, чем в другом ВУЗе? Чем хуже сельский студент, нежели городской? У меня в голове это не укладывается.

— Ну вот это и есть аграрная политика.

— Абсолютно верно. Поэтому №1 – это научно-техническая и технологическая политика совместно с наукой и образованием. Второе колоссальнейшее направление – то, о чем мы говорили – это социальное развитие села. Третье направление, которое мы должны категорически совершенствовать – земельные отношения. Потому что это одна из причин, почему нельзя получить кредиты, почему малые формы хозяйствования их не могут получить – это наши фермеры, владельцы личных подсобные хозяйства – потому что нет залога: земля не является предметом залога. Такого нет в мире в рыночных отношениях. Поэтому навести порядок в земельных отношениях – их огромное количество, это абсолютно отдельная тема для разговора.

Следующее: проблема размещения и специализации агропромышленного производства. Она теснейшим образом связана с земельными отношениями. Следующая проблема: экономический механизм – это основной рычаг. Это бюджетная политика, это кредиты, это налоговая политика, это страхование. Кстати, по страхованию – просто в голове не укладывается: 5% мы страхуем в растениеводстве сельскохозяйственных угодий. Более того, страховые возмещения составляют 15%, в то время как в ОСАГО, КАСКО — 73%. Почему у нас только 15%? Я считаю, что нужно закон по страхованию решительно менять, и пороговое значение должно быть минимум 50% возмещения, а для труднодоступных регионов, где природные условия наиболее сложные, до 70-80% должно быть возмещение. Это колоссальная проблема, касающаяся системы страхования. Мы постоянно об этом говорим и никак не можем продвинуться вперед.

Экономический механизм – это важнейшее направление, без которого невозможно расти. Это внешнеэкономическая деятельность, соотношение экспорта и импорта – отсюда наш Евразийский союз. И если мы пошли на интеграцию, то, наверное, нужно как-то продвигаться вперед. А если нет, то зачем мы интегрировались в этот союз? Наконец, последнее – это экологическая составляющая и проблема изменения климата. Если мы сами не примем меры, не оглядываясь на другие страны – а у нас огромнейшая страна – то для нас это тоже кончится плачевным образом. Мне кажется, такими должны быть основные направления. Если мы будем их совершенствовать, то, по нашему прогнозу, мы сможем обеспечить рост как минимум на 3% в год.

— Стабильно на этом уровне.

— Да, стабильно. Это, в общем-то, хорошая цифра, я все-таки надеюсь на это. А если будет развитие по инерционному варианту, то наше радужное настоящее может превратиться в темное будущее.

— Умные люди предлагают: «Надо надавить на Кудрина, чтобы он выдавил из себя свою аграрную программу, чтобы его опередить немножко». Это правильно, наверное.

— Да. Нам крайне необходимо разработать стратегию развития.

Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2017 > № 2309187 Иван Ушачев


Россия. ЦФО > Финансы, банки > minfin.ru, 7 сентября 2017 > № 2303194 Алексей Моисеев

Интервью заместителя Министра финансов Алексея Моисеева агентству "РИА Новости"

О главных темах Московского финансового форума, либерализации рынка ОСАГО

Моисеев Алексей Владимирович

Заместитель Министра

В системе обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) необходимо двигаться в сторону либерализации, при которой в первую очередь важно защитить именно автовладельца, считает заместитель министра финансов Алексей Моисеев. Накануне Московского финансового форума, который организует Минфин, в интервью РИА Новости Моисеев рассказал о том, какие инициативы по ОСАГО планируется обсудить в рамках форума, могут ли предложенные министерством изменения быть приняты уже в этом году и когда в РФ ожидается либерализация всех видов обязательного страхования.

Алексей Владимирович, 8 сентября ведущие российские экономисты, эксперты, а также представители власти соберутся на Московском финансовом форуме, который организует Минфин. Какие темы выносятся на обсуждение? Что в Минфине сейчас считают наиболее актуальным?

Поскольку Московский финансовый форум организован по инициативе Минфина России, центральная часть обсуждения будет посвящена теме развития экономики и бюджетной системы в новых условиях. За последнее время был принят ряд законов, связанных с новым бюджетным правилом. Эта тема как раз и будет в центре внимания на форуме.

Что касается моего блока работы, то мы выносим на обсуждение очередные инициативы по ОСАГО (в прошлом году был индивидуальный пенсионный капитал). Также будем говорить о том, что мы хотим распространить удачный опыт внедрения систем Track&Trace на изделия из драгметаллов, чтобы в первую очередь обеспечить защиту прав потребителей. Когда люди покупают ювелирное изделие, они должны быть уверены в том, что клеймо, которое на нем висит, не поддельное.

Какие инициативы по ОСАГО вы планируете обсудить?

Мы в нашей концепции говорим о том, что гражданин должен иметь страховой полис, к которому есть установленные требования. Если требования соблюдены, то формат полиса (сколько он будет стоить, как он выглядит и т.д.) — это уже вопрос рыночных отношений. Собственно, мы поэтапно к этому движемся. Во-первых, уже введен в действие электронный полис. Во-вторых, до начала либерализации тарифов введено право гражданина в течение так называемого "периода охлаждения" вернуть полис с возвратом денег без всяких материальных вычетов, если выяснилось, что страховая компания навязала ему какие-либо дополнительные услуги. При либерализации ОСАГО мы в первую очередь должны защитить гражданина.

А что вы конкретно предлагаете поменять в ОСАГО в рамках либерализации?

Достаточно революционное, на наш взгляд, предложение связано с тарификацией. Первый этап либерализации был реализован несколько лет назад, когда были введены конкретные ставки стоимости полиса ОСАГО, введен так называемый "коридор". Следующий шаг — либерализация коэффициентов. Предлагаем в первую очередь ликвидировать региональный коэффициент. Сколько в Москве ездит людей с номерами 33, 40, 69 регионов? Они фактически имеют постоянную регистрацию в другом регионе, но живут и работают в Москве. То же самое относится к Санкт-Петербургу и другим крупным городам. Поэтому говорить о том, что есть какая-то привязка автомобиля к месту регистрации, совершенно неправильно.

Предлагаем также убрать коэффициент мощности. Раньше считалось, что более мощные автомобили эксплуатируются наиболее агрессивно, чаще попадают в аварии. Статистика МВД этого не подтверждает, она показывает, что связи между мощностью и аварийностью нет. Вероятно, когда разрабатывался действующий закон об ОСАГО, коэффициенты были основаны на неких теоретических заключениях о том, от чего зависит стоимость полиса. Годы его использования и переход на масштабную машинную обработку данных привели к тому, что накопленная статистика не подтверждает того факта, что аварийность зависит от мощности. Мощные автомобили обычно оборудованы более надежными тормозами и прочими современными системами. У вас может быть автомобиль с мощностью 500 лошадиных сил, который при этом оборудован, например, двойными дисковыми тормозами, а может быть старый автомобиль 75 года выпуска, который имеет мощность 50 лошадиных сил, но при этом тормоза у него последний раз нормально работали 30 лет назад.

Появятся ли взамен какие-то новые коэффициенты, влияющие на стоимость полисов ОСАГО?

Мы хотим дать возможность страховым компаниям самостоятельно вводить дополнительные коэффициенты, связанные с манерой вождения. Страховые компании могут составлять некий профиль вождения. Человек, например, часто превышает скорость, часто ездит по обочине и так далее, в связи с этим имеет смысл ввести ему повышенный коэффициент. Мы сейчас работаем над тем, чтобы страховщики имели доступ к информации о манере вождения.

По большому счету, уже сейчас при расчете коэффициента "бонус-малус" происходит взаимодействие между МВД, страховыми компаниями и Российским союзом автостраховщиков. И даже когда мы говорим про европротокол, который оформляется без выезда сотрудника ДПС, страховая компания имеет возможность обратиться в органы ГИБДД за уточнением деталей аварии. Такое взаимодействие в целом налажено очень хорошо. Поэтому мы считаем, что при расчете КБМ должна учитываться в том числе статистика о манере вождения человека. Когда вводили ОСАГО, не было вообще никакой статистики. Накопленные с годами данные, в особенности статистика в электронном формате, дают нам возможность агрегировать и собирать информацию о манере вождения по разным субъектам России.

Big data — великая вещь. Big data именно по конкретному автомобилю, а не водителю. Big data — это возможность агрегировать и анализировать машинными методами большое количество различных данных. По сути, весь этот километрический анализ, который применяется к большим объемам собираемых данных, дает возможность выстраивать тарификацию. Теоретически здесь можно привязать любые, даже медицинские, показатели. Но мы даже подступаться к этому не хотим. В чем есть необходимость, так это в данных как эксплуатируется автомобиль. На мой взгляд, мы сейчас готовы использовать этот показатель. Эксплуатируется ли он с нарушениями ПДД или нет, какие нарушения — эпизодические, массовые или постоянные. Вот от этого и будет зависеть тариф ОСАГО.

ОСАГО страхует ответственность водителя с привязкой к конкретному автомобилю, сейчас мощность транспортного средства является показателем, который влияет на стоимость полиса. Почему было сделано именно так? Чем обосновывается такая норма? Если отказаться от этого коэффициента, оставлять только безаварийную езду, может ли быть полис ОСАГО "отвязан" от автомобиля и "привязан" к конкретному человеку?

Некоторое время назад эта идея обсуждалась, но мы отказались от мысли перейти на продажу полисов ОСАГО с привязкой к водителю, потому что человек может иметь разные истории в зависимости от того, на каком автомобиле он ездит. Говорят, что у нас нарушает не автомобиль, а человек. Не согласен. Нарушает автомобиль, потому что фиксируется у нас автомобиль, который, например, превысил скорость, заехал на обочину или проехал на красный свет. Очевидно, что мы не можем доказать, был ли за рулем владелец или какой-то другой человек, который допущен к управлению автомобилем. Есть даже такое понятие, как полис без ограничения, и многие им пользуются. Ничего плохого в этом нет, но владелец должен понимать, что автомобиль — это предмет повышенной опасности и в обязанности владельца автомобиля входит не допустить к управлению граждан без водительского удостоверения, пьяных, детей и так далее. Когда гражданин покупает полис без ограничения и дает широкому кругу людей на нем ездить, то он должен осознавать все риски. Это непосредственно его ответственность. Здесь, я считаю, все справедливо и должен быть "наказан" автомобиль. Ну а человек будет в следующий раз думать, кому его доверять или не доверять. Речь о том, чтобы отвязать ответственность от автомобиля и привязать ее к водителю сейчас не идет.

Кроме того, если мы говорим о юридических лицах, которые обладают парком автомобилей — их водители в рамках одного юридического лица сегодня работают на одной базе, завтра на другой. Привязывать машину к водителям не слишком удобно. И наконец, один и тот же водитель может управлять разными автомобилями с разными степенями опасности. Например, если сравнивать современный автомобиль и раритетный, очевидно, что степень их опасности по скоростным меркам разная.

Будет ли на выходе полное освобождение тарифов или же какие-то ограничения останутся? И какие функции останутся у ЦБ в части регулирования?

Коридор, который регулирует ЦБ, безусловно, останется. Просто внутри этого коридора компании смогут варьировать стоимость полиса по тарифам.

Оправданы ли опасения автовладельцев в том, что либерализация тарифов ОСАГО приведет к росту цен на полисы?

Очевидно, что для агрессивных водителей, которые были несколько раз пойманы пьяными за рулем, цены могут вырасти. Но для аккуратных и дисциплинированных водителей, я уверен, цены снизятся. В данной ситуации мы делаем тариф менее солидарным и более персонифицированным. Мы постоянно говорим о том, что нужно снижать тарифы, например, для пожилых людей. Пожилые люди, как правило, ездят аккуратно, пьяными за руль не садятся — вот они и получат снижение тарифа.

Точно так же как граждане опасаются, что при либерализации тарифы вырастут, страховые компании опасаются, что при либерализации (там ведь есть верхняя планка и нижняя) будет демпинг, и тарифы улетят, например, в 1000 рублей. Но рынок на то и рынок, чтобы это все урегулировать.

Страховщики в целом поддержали либерализацию ОСАГО, но выступили против введения ряда поправок, предложенных Минфином. Например, рынок пока против, чтобы на данном этапе исключались или вводились ряд коэффициентов, вводились многолетние договоры и полисы с разными страховыми суммами. Как протекают дискуссии с участниками рынка?

Есть точки зрения, что не стоит ничего трогать — как-нибудь отрегулируем ситуацию, а потом уже решим, как реформировать. Можно ждать сколько угодно и не реформировать. Но мы понимаем, что эта система в целом не рыночная. А если она не рыночная, то она порочна. И ждать в этом случае будет неправильно.

Я согласен обсуждать поэтапность введения всех этих мер, чтобы не было шоковых терапий. Но это не значит, что нужно стоять на месте. Мы должны сразу записать в переходных положениях законопроекта, в какой момент будут вводиться те или иные меры.

Вспомним ситуацию с электронным полисом. Сколько лет это откладывали и говорили, что "не время". Спасибо Игорю Ивановичу Шувалову, который поспособствовал его введению. И все довольны, ничего негативного не произошло. А ведь норма в законе существовала очень давно. Но она была с отложенным введением. И это отложенное введение каждый раз на год переносили. С европротоколом то же самое. Люди потихоньку втягиваются, привыкают. Но если говорить "не время, давайте подождем", ситуацию можно загнать в полный тупик, и ничего не будет меняться.

Когда планируется внесение документа в ГД? И когда документ уже вступит в силу?

Наш проект, который направлен на либерализацию, проходит сейчас межведомственное согласование. Осенью он уже будет внесен в Госдуму. Очень хотелось бы, чтобы он был принят в осеннюю сессию. Мы и проводим это обсуждение на МФФ, чтобы широкая общественность могла высказаться по поводу поправок. Если, конечно, мы увидим, что общество в широком смысле не готово к этому, будем рассматривать еще более поэтапное введение. Но мы убеждены в том, что нужно двигаться в направлении либерализации. Кроме того, это позиция правительства, которая выражена в виде утвержденных им же основных направлений развития страхового сектора.

Планирует ли Минфин увеличить предельные суммы страхового покрытия по ОСАГО?

На первом этапе либерализации планируем предложить гражданам возможность покупать ОСАГО с большим покрытием. В принципе, граждане уже сейчас для себя расширяют покрытие за счет того, что покупают полисы ДСАГО, дополнительно достраховывая свое авто. На рынке сложилась некая средняя цифра, на которую люди обычно достраховывают свой автомобиль — два миллиона рублей. Мы хотим дать гражданину возможность выбора и предлагаем ввести несколько видов полисов. Условно говоря — базовый, эконом-класс, бизнес и комфорт-класс. Существующие сейчас 400-500 тысяч рублей останутся, но можно будет увеличить ответственность, по нашим предложениям, до двух миллионов рублей. Повторюсь, это исключительно по желанию.

ОСАГО существует уже более 14 лет. И большую часть времени страховщики говорят об убыточности этого вида страхования, обвиняя в этом недобросовестных автоюристов. Так ли это на самом деле? И как с этим надо бороться?

Ситуация с убыточностью обострилась, когда "изобрели" злоупотребление правом. С моей точки зрения, это некий сговор, с участием в том числе и сотрудников страховых компаний. По сути, автоюристы ничего плохого не делают — они помогает гражданам защитить свои права. Условно говоря, если мне некогда или если я считаю, что страховая меня обидела, я нанимаю профессионального юриста, который будет защищать мои права в судебных разбирательствах со страховой компанией. Ничего плохого в деятельности этого человека нет. Но есть юридические компании, люди (более корректно мы их называем злоупотребителями права), действующие в сговоре с сотрудниками страховых компаний. Мы знаем, что таких случаев много. К сожалению, в некоторых регионах это носит масштабный характер. Предпринята масса шагов направленных на то, чтобы снизить легкость такого рода злоупотреблений без ущемления прав граждан.

Первое — это переход на претензионный срок 5-10 дней. Обязательный претензионный порядок был введен несколько лет назад. Например, сотрудник хамит, вы обижаетесь и подаете жалобу на сайте. Быстрее и эффективнее ваши права будут защищены, если вы подаете жалобу на сайте: жалоба поступает в центр претензий, и, как правило, компания, удостоверившись, что сотрудник неадекватен, быстро восстанавливает ваши права. Эта процедура значительно легче и быстрее, чем решение вопроса через суд.

Второе — натуральное возмещение. Его задача в том, чтобы машину починили и вернули в первоначальное состояние. С учетом того, что мы обязали компании использовать новые запчасти для ремонта, гражданам это выгодно: отдали машину, поставили запчасти, и можно ездить. Здесь выбивается почва из-под злоупотребителей правом, потому что, по большому счету, нечем злоупотреблять.

Страховщики борются против того, чтобы их кто-то дергал, в принципе они имеют на это полное право. А есть граждане, которые борются против того, чтобы страховые компании выводили на чистую воду людей, которые сами въезжают в забор, а потом говорят, что это кто-то другой. Действительно, такие тоже есть. К сожалению, есть регионы, где люди договариваются между собой и инициируют ДТП. Получается, в обществе автовладельцев говорят, что страховые компании им не доверяют, давайте с ними ругаться, а страховые компании в свою очередь считают, что граждане их нечистоплотно обманывают. Задача органов госрегулирования как раз найти баланс интересов. Баланс государственного регулирования должен быть где-то посередине. Зарегулировать каждую запятую отношений невозможно. Мы для того и отошли от госплана, чтобы строить рыночную экономику, которая основана на свободе договора. Вот почему важно перейти к такому понимаю ОСАГО как к обязанности страховать ответственность, но не как к обязанности купить некий полис, на котором что-то написано. Люди должны прийти в ту страховую компанию, которая с ними хорошо работает. Наша конечная цель — создать для людей такие условия на рынке автострахования, чтобы человек, обращаясь в страховую компанию, получал хорошее обслуживание, качественный продукт по справедливой, с точки зрения покупателя, цене, а в случае ДТП оставался доволен взаимодействием со своей страховой компанией.

Некоторые страховщики жалуются, что натуральная форма возмещения не работает, так как число СТОА, желающих взять на себя ответственность за качество и сроки ремонта, как это изложено в законе, крайне мало. Известно ли Минфину об этой проблеме, и каким образом ее следует решать?

Закон введен совсем недавно, и говорить о какой-то статистике слишком рано.

Еще год назад Минфин заявлял о том, что в 20-х годах все обязательные виды страхования в РФ буду либерализованы. Эта идея до сих пор актуальна? И каков план действий?

Что касается либерализации обязательных видов страхования, ничего нового мы не предлагаем. Все концептуальные вещи зафиксированы в стратегии развития страхового рынка, которая была утверждена правительством еще в 2013 году. В ней, в числе прочего, был заявлен отход от обязательных видов страхования и их полная либерализация к 2020 году. Раньше казалось, что 2020 год далеко. Оказалось, что с точки зрения потребителей страхового рынка, либерализация требует более плавного подхода. Возможно, мы будем просить правительство немного подвинуть эти сроки, чтобы не было резкого перехода. Поэтому полную либерализацию всех видов обязательного страхования (в частности, ОСАГО, ОСГОП и ОСОПО) мы ожидаем ближе к 2025 году.

"РИА Новости|Россия сегодня" выступает официальным информационным агентством Московского финансового форума 2017

Россия. ЦФО > Финансы, банки > minfin.ru, 7 сентября 2017 > № 2303194 Алексей Моисеев


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 31 августа 2017 > № 2291414 Аида Айдарханова

Как МСБ избежать убытков?

В Kompetenz рассказали, почему компаниям стоит выделять бюджет на страхование

Малый и средний бизнес (МСБ) всегда был более уязвимым по сравнению с крупным. Даже, казалось бы, незначительная форс-мажорная ситуация может привести к миллионным убыткам. Владельцам небольших предприятий в случае форс-мажора приходится покрывать ущерб самостоятельно, зачастую жертвуя семейным бюджетом. Почему не нужно экономить на страховании, какие сейчас существуют тенденции на страховом рынке и каких перемен стоит ждать на финансовом рынке в интервью «Капитал.kz» рассказала председатель правления страховой компании Kompetenz Аида Айдарханова.

— Сейчас комфортно работать в страховом бизнесе?

— В настоящее время на страховом рынке происходит много изменений, появляются новые законодательные инициативы. Например, повышаются барьеры для входа на страховой рынок. В марте 2017 года для вновь открываемых страховых компаний почти в четыре раза был увеличен уставный капитал, с 1,2 млрд тенге до 4,7 млрд тенге. Казахстанский рынок все чаще следует современным трендам, и страховщики в своей деятельности успешно используют опыт западных страховых компаний. Так, в скором времени будет внедрен электронный страховой полис. Поправки в законодательство, регулирующее рынок электронных полисов, планируется внести в следующем году. К тому же сейчас активно обсуждается вопрос по Европротоколу, обязательному страхованию имущества от природных катастроф, обязательному медицинскому страхованию. Но в целом, конечно же, самое ожидаемое нововведение для страховщиков — внедрение электронного полиса, который упростит порядок и сроки заключения договоров.

— Насколько для страховых компаний затратно внедрение электронного полиса?

— Основные затраты по введению электронного полиса связаны для страховой компании с необходимостью разработки и внедрения программного обеспечения, а именно с сайтом, который бы помогал клиентам заключать договор страхования в один, три клика. Процесс работы сайта должен полностью соответствовать и быть синхронизированным с процессом приобретения полиса в режиме онлайн. Думаю, все расходы на внедрение электронных полисов будут в рамках бюджета страховщиков, кстати, расходы страховых компаний могут даже сократиться. За счет электронных полисов оптимизируются затраты страховщиков на агентов, которые сейчас занимают ощутимую долю расходов.

— По вашим оценкам, в 2018 году уже можно будет приобрести полис через электронный канал?

— Как отмечают в Нацбанке, законопроект, регулирующий работу рынка электронных полисов, должен вступить в силу в следующем году. Ориентир — январь 2018 года. Конечно, в первое время мы думаем, что массового спроса на приобретение электронных полисов страхования наблюдаться не будем. Поэтому страховым компаниям уже сегодня необходимо проводить обучение специалистов колл-центров и агентов для того, чтобы они могли разъяснить все преимущества онлайн-страхования и качественно проконсультировать клиентов.

— Как вы думаете, почему регулятор все-таки увеличил планку по уставному капиталу?

— Регулятор периодически говорит о том, что сейчас на рынке слишком много профучастников. Поэтому в последнее время мы наблюдаем тенденцию консолидации. Еще недавно на рынке была 31 компания, сейчас их не больше 25.

Если же говорить о том, что может значительно изменить ситуацию на рынке — это слияние «Казкоммерц-Полиса» и «Халык-Казахинстраха», так на рынке появится мегакрупный игрок, который во многом сможет определять и диктовать условия, которые придется принимать всем другим профучастникам. А небольшим страховым компаниям конкурировать с крупными игроками станет еще труднее.

— Как вы считаете, возможно, не стоило повышать планку по уставному капиталу, чтобы на рынке сложилась адекватная конкуренция?

— На рынке и так сложилась оптимальная конкуренция. В Казахстане очень небольшое проникновение страхования — 0,7% от ВВП. В России этот показатель составляет более 2%, в странах Запада — порядка 10%. Такое положение дел в РК связано с низкой страховой культурой.

— Что изменилось на страховом рынке после вступления Казахстана в ЕАЭС?

— Евразийский союз дал толчок для наращивания оборотов по перестрахованию стран ЕАЭС в РК. В основном в Казахстан передаются те риски, которые сложно оценить внутри стран ЕАЭС. Если же говорить о нашей компании, у нас объем входящих премий по перестрахованию из России, Республики Беларусь, Кыргызстана не превышает 1%. Большую же часть рисков Kompetenz перестраховывает у перестраховщиков с высоким рейтингом «А+», «АА+», если говорить о странах — в основном это Германия.

— Давайте поговорим о маржинальности. Как ваша компания закрыла первое полугодие?

— Как и в прошлом году, в этом мы продолжаем наращивать прибыль. За январь-июль мы заработали более 443 414 тыс. тенге.

— Куда в основном инвестируется прибыль?

— Последние несколько лет мы оставляем прибыль внутри компании, за счет этого появляется дополнительная возможность докапитализации.

— Намерены ли вы докапитализироваться в 2017 году?

— Наша компания последние два года наращивала собственный капитал. До конца года мы планируем докапитализироваться на сумму порядка 500 млн тенге. Это заложено в нашей стратегии.

— Давайте поговорим о прибыльности страхового бизнеса в целом. Есть мнение, что страховщики в основном зарабатывают за счет своей инвестиционной деятельности, а не страховой. Можете прокомментировать это мнение.

— Мировой тренд таков, что наибольшая часть дохода страховщиков формируется за счет инвестиционной деятельности, а не за счет страховой. В Казахстане тренд пока противоположный, компании по общему страхованию в основном зарабатывают за счет страховой деятельности. Но в настоящее время тенденция перестраивается, доля дохода от инвестиций прирастает.

— Как обстоят дела в вашей компании?

— Сейчас 50% дохода Kompetenz приходится на страховую деятельность, остальные — на инвестиционную. У нас в планах сохранить этот паритет до конца года.

— Насколько мне известно, страховщики в основном инвестируют в депозиты. Вы также делаете упор на вклады?

— У страховщиков очень много нормативов по инвестированию, объем вложений в одного эмитента не должен превышать 10% от портфеля. Если же говорить про инвестиционный портфель нашей компании, у нас на депозиты приходится порядка 17%. Не исключено, что на рынке есть страховщики, у которых доля вложений во вклады превышает 17%. Но это связано исключительно с тем, что в Казахстане не развит рынок ценных бумаг, у эмитентов недостаточно инструментов для вложений.

— У вас превалируют вложения в акции или облигации?

— В облигации, это наименее рискованный инструмент. Мы отдаем предпочтение казахстанским эмитентам: это и банки, и производственные компании.

— На чем вы намерены сконцентрироваться в будущем?

— Согласно нашей стратегии, которая была одобрена в конце 2016 года, ближайшие три года мы намерены сосредоточиться на малом и среднем бизнесе. Последние 3 года доля розничного бизнеса у нас в портфеле не превышала 70%, корпоративный бизнес — 20%, МСБ — 10%. В последующие 3 года мы намерены снизить долю премий от физических лиц до порядка 30%, доля «корпоратов» останется на том же уровне — 20%. Долю МСБ планируется довести до 50%. Наш интерес к МСБ связан с тем, что у этой ниши огромный потенциал роста, уровень проникновения страхования в малом и среднем бизнесе не превышает 20%. Это очень низкий показатель. Тем более президент в своих выступлениях постоянно подчеркивает, что в Казахстане нужно развивать МСБ, создавать благоприятные условия для его работы. Малый бизнес менее защищен, чем крупный. Если у субъектов МСБ возникает какое-либо повреждение имущества в результате пожара, наводнения, то предприниматель остается один на один со своей бедой, несет убытки. К тому же нужно иметь в виду, что большинство предпринимателей, занятых в МСБ, закредитованы, вовлечены в госпрограммы. Наша компания предлагает владельцам магазинчиков, ларьков, небольших организаций застраховать пул рисков за оптимальные страховые взносы. Если предприниматель не может оплатить всю стоимость годовой страховки одномоментно, то оплату можно произвести траншами. К примеру, если годовая стоимость полиса составляет 60 тыс. тенге, то в течение года можно вносить эту сумму постепенно по 15 тыс. тенге. Это очень удобно. После приобретения одного полиса мы можем предоставить скидки на другие виды страховок: на полис автоКАСКО, полис, обеспечивающий страхование гражданско-правовой ответственности автовладельца, на медицинскую страховку и другие продукты.

Опыт показывает, что лучше застраховать риски, выделить бюджет на страхование, чем нести миллионные убытки. Вспомните, в апреле 2015 года сгорел дотла ТЦ «Адем-1». В результате был нанесен ущерб 800 бутикам. В мае 2016 года загорелось кафе «Коровабар», огонь молниеносно перекинулся на супермаркет «Юбилейный», а позже и на квартиры, находившиеся в том же доме, что и магазин. В августе прошлого года были охвачены пламенем рынки «Алмалы» и «Ожар». В ноябре 2016 года горело здание комплекса Almaty Towers. Из всех упомянутых объектов были застрахованы только супермаркет «Юбилейный» и комплекс Almaty Towers.

— Стали ли предприниматели менее скептически относиться к страхованию в последнее время?

— МСБ стал пересматривать свое отношение к страхованию, например, это касается сферы торговли. К сожалению, это связано с многочисленными пожарами, которые участились. К тому же полисы становятся еще более доступными, чем ранее. Например, стоимость полиса по страхованию имущества составляет 0,06−0,07% от цены имущества. Несложно просчитать, что даже при стоимости имущества в 1 млрд тенге страховка обойдется в 600 тыс. в год. Эту сумму в 600 тыс. тенге можно заплатить двумя или тремя траншами.

— По вашему мнению, как будет развиваться страховой рынок в 2018 году?

— Мы думаем, что страховой рынок будет развиваться не по массе, а в качественном аспекте. Также мы ждем внедрения электронного полиса по самому массовому виду — обязательному страхованию ГПО автовладельцев и развития онлайн-страхования. Еще возможно внесение изменений в законодательство в части регулирования деятельности страховых агентов, обсуждается вопрос соблюдения принципа «один агент — один страховщик».

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 31 августа 2017 > № 2291414 Аида Айдарханова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter