Всего новостей: 2578141, выбрано 37160 за 0.125 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Абхазия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 августа 2018 > № 2695992 Максим Гвинджия

Максим Гвинджия: Клинтон обзывалась и кричала на тех, кто мог нас признать

В 2006-2011 годах, когда проходила большая часть работы по международному признанию Абхазии, заместителем министра иностранных дел, а затем и главой МИД республики был Максим Гвинджия. В интервью РИА Новости он рассказал, как шел этот процесс, почему некоторые страны отказались признавать Абхазию, а также о том, платила ли кому-то Россия за налаживание отношений с республикой.

— Как начиналась работа по международному признанию Абхазии?

— В какой-то момент стало понятно, что нам нет смысла искать понимание в этом западном лагере. Они никогда нас не примут, потому что у них остаются штампы и стереотипы, примерно такие: "мы вас не любим, потому что вы друзья с Россией". Тогда мне пришла такая мысль, почему мы не занимаемся поиском друзей? Почему мы все время тратим на людей, которые понять нас не хотят? И дружить с нами не хотят? Тогда началась активная лоббистская работа просто на энтузиазме. Которая в конце привела к такому результату (частичному признанию — ред). Уже в 2006-2007 годах я начал ее потихонечку воплощать. Тогда, в 2007 году, мы начали работу с Венесуэлой. И в 2009 году эта работа дала результат. Первый мой визит в Венесуэлу был в 2009 году.

— А как она началась? Как вообще можно начать работу с такой далекой страной?

— С энтузиазма. Со знакомых, со старых друзей, которые познакомили, вот так, вот так, вот так. Потихонечку мы вышли на людей, которые работают в правительстве. Я вышел на моего бывшего коллегу, нынешнего президента Венесуэлы Николаса Мадуро (в 2006-2013 годах был министром иностранных дел в правительстве Уго Чавеса — ред.)

— Что это за друзья такие?

— Где-то учились вместе, дружили. Я учился в Горловке на Украине в институте иностранных языков. Потом у меня была подготовка в США, в Австрии, в Таиланде.

— Российский МИД вам как-то помогал?

— МИД России всегда оказывал большую поддержку. Это было очень хорошее, тесное взаимодействие. Если мы куда-нибудь ехали, всегда на уровне посольств чем могли всегда нам помогали. Но очень часто мы пытались скромничать и особо не надоедали. Позиция России по Абхазии обычно такая: "Мы признали. Если вы хотите, признавайте. Мы наше дело сделали. Признаете — хорошо. Не признаете — мы не собираемся никого упрашивать". Правильная позиция. Все, что можно сделать, сделать должны мы сами. Если чего-то нет, то потому что мы еще сами этого не сделали.

Нам потом уже помогал и венесуэльский МИД, и никарагуанский МИД, и российский. Когда мы после Венесуэлы и Никарагуа начали обращаться в другие страны Латинской Америки.

Конечно, Даниэль Ортега произвел на меня очень сильное впечатление. Чавес — просто потрясающий человек был. Я считаю, что он был одним из выдающихся политиков, из которого всегда пытались представить какого-то шута — опять-таки западная пропаганда. На самом деле был очень интересный, глубокий, очень умный, настоящий лидер своего народа. Он действительно произвел на меня очень сильное впечатление.

— Вам приходилось показывать президентам какое-то досье, доказывающее состоятельность Абхазии как государства?

— Естественно, у нас были подготовлены буклеты, информационные бюллетени об истории конфликта, о том, что произошло. Почему Латинская Америка? Еще один важный аспект — Конвенция Монтевидео. Это конвенция, подписанная в 1933 году. В ней содержатся четыре основных принципа государственности — постоянная территория, население, умение вступать в международные отношения и собственное правительство. Так как это было в Монтевидео, Уругвае, они придают (конвенции) очень большое значение. Потому что многие страны — подписанты этой конвенции.

Я помню, что договорился о признании с одной страной, не скажу с какой. Министр иностранных дел, премьер-министр потом пришел, в кабинете у него сидели. Пили кофе и какой-то экзотический сок. Вроде все — завтра подписываем соглашение об установлении дипломатических отношений. Признание, в общем. Выхожу я только из этого дворца — посол США заезжает. И там кричит, орет. Прихожу на следующий день, уже знаю, что произошло. Извини, говорят. И посол был, и Хиллари Клинтон позвонила, кричала, плохими словами обзывалась. И сказали они, что если мы признаем Абхазию, то США закроет все свои программы: "Мы уйдем из вашей страны, мы перестанем вас финансировать, мы вообще разорвем с вами все отношения, вообще вам конец — забудьте про США". Я им ответил: "Если США из-за Абхазии будет отказываться от своих интересов в латиноамериканских странах, в одной за другой, тогда я буду самый опасный человек на свете. Не надо никаких войн". Представьте себе абсурд этой ситуации.

Они (американцы — ред.) начали реально давить на людей, используя шантаж, угрозы. Они могут угрожать кому угодно и чем угодно. У них вообще методы не ограничиваются никакими рамками. Например, президенту еще одной страны лично Хиллари позвонила, отругала, кричала в телефон. Потом организовали неожиданно экономическую конференцию в Нью-Йорке, прислали за президентом самолет, привезли в Нью-Йорк. Я не знаю, что там с ним сделали, но после этого он даже боялся отвечать на мои и-мейлы.

Кульминация нашей внешней политики — визит наших президентов в Латинскую Америку. На своем самолете, с творческим коллективом, с напитками. Мы устраивали приемы от имени президентов, вино лилось рекой. Было турне президента Абхазии — посадка на Кубе, потом Никарагуа, Венесуэла. Недельное турне. Тогда были встречи между президентами, подписаны все соглашения эти большие. Это был визит на государственном уровне — с караулом, с гимном, с кортежами.

И Чавес, кстати, пришел на эту встречу очень подготовленным. Он знал практически все тонкости того, что происходит в Абхазии, в Южной Осетии. Человек потратил ночь, изучил, подготовился к встрече. Он не отнесся к этому так: "А, я получил в России деньги, должен был признать кого-то, не знаю, кого. Приехали — ага, ребята, это вы? Ну хорошо". Не было такого. И по дороге из аэропорта в его резиденцию везде были плакаты — Чавеса и нашего президента, Чавеса и Кокойты. Это было очень классно. Это первый в истории Абхазии визит нашего лидера за океан, так далеко с официальным визитом.

— Ну а толк-то был какой-то?

— Конечно. Были подписаны хорошие соглашения, очень хорошие. Об экономике. Торговые. Экономическое сотрудничество.

— Они действуют?

— Их просто надо использовать, чтобы они действовали. Они сейчас не действуют.

Самолет был из Абу-Даби, бизнес-джет Boeing-737 высшего класса. Ему был присвоен код №1, как президентскому борту. Летели из Сочи. Мы оплатили компании сумму за аренду этого самолета, а американцы арестовали эти деньги, представляете? Я был должен потом одним людям деньги за аренду самолета на неделю. Получилось около 700 тысяч долларов.

Дело в том, что любые долларовые транзакции проходят через Манхэттен. Во всем мире. Абхазский национальный банк оплачивал этой компании в долларах эту сумму. А в долларовом платеже указывается, за что это оплачивается. У нас банки ведут расчеты в долларах, мы продолжаем это делать до сих пор. Я уверен, что проблема была как раз в президенте Абхазии. Но повод был — Куба. То, что мы приземлились на Кубе. Ну и что? Мы просто приземлились на дозаправку. Я ругался с американцами очень долго, вел полемику, чтобы они вернули эти деньги. Они говорили: извини, мы не можем, у нас Министерство финансового мониторинга, так как вы летели на Кубу, пришлось арестовать, потому что вы нарушили санкции. Короче, они подставили меня нереально. Была нанята в США юридическая местная компания в Нью-Йорке, ей было заплачено 10 тысяч, чтобы начать дело в суде. Вот тогда деньги вернулись сразу. Пришлось очень долго ждать, чтобы эти деньги вернулись, некрасиво вышло перед всеми. Пришлось ждать, пришлось людям объяснять и "кормить их завтраками".

— И долго ждать пришлось?

— Полгода или даже больше. Американцы не стыдятся ничего. И потом, когда я слышу от западных СМИ, что Россия давит на другие страны, я говорю: что вы знаете о давлении? Я вам расскажу. Когда-нибудь Россия делала такое по Косово, например? Когда вы всем лагерем дружно признали Косово. Россия кому-то звонила, делала такое же, что делали вы?

Они запустили такую информацию, и многие это поддержали и даже в России об этом говорили, что якобы Россия заплатила два миллиарда долларов Венесуэле за признание. И Никарагуа. Да никто не платил. И вообще, если была какая-то финансовая помощь со стороны России, то по другой программе. Это не касалось признания.

Пустили такую утку, что Россия платит 50 миллионов долларов, в карман чисто, в виде взятки, за признание. И везде, куда я приезжал по вопросу признания, выходил из самолета — на меня смотрели как на мешок с 50 миллионами долларов. Ждали, когда я достану их из кармана, и заплачу. Я говорю: это абсолютно даже не обсуждается.

— Но все-таки если признание и кредиты совпадали по времени, то возникало ощущение, что одно с другим связано…

— Многие страны после признания получили кредиты. А Венесуэла получила кредит от России в 2008 году. Это был сентябрь. Даже Медведев полетел в Венесуэлу. И военный флот туда пришел, и прилетели стратегические бомбардировщики. Но тогда же Венесуэла не признала Абхазию.

Или вот пример Сирии. Асад приехал в Сочи в 2008 году. Тоже не признал Абхазию. Наши (дипломаты) очень активно вели работу очень много лет. Мы принимали беженцев из Сирии — наших соотечественников. Оказывали им большую гуманитарную помощь. Вели переговоры с сирийским руководством. Мы совместно смогли добиться признания со стороны Сирии. Я не понимаю, почему Сирия не сделала этого еще раньше.

Так что определенно нет (давления со стороны России — ред.).

И многие другие страны — союзники России. Многие из них получали кредиты, большие очень — они не признавали. Кредиты получили очень много стран в то время. Я следил за этим, где-то записывал даже. В сентябре, октябре, ноябре (2008 года — ред.). Это была обычная ситуация. Просто тогда на это обращали внимание. И сейчас многие страны получают кредиты от России.

— Вы составляли список тех, кто получал кредиты в расчете на то, что будет проще с ними договориться?

— Конечно, это в какой-то степени связано. Если Россия признала Абхазию и Южную Осетию, а я получил у России кредит, мои отношения с Россией хорошие, мы встречаемся с президентом: "Да, спасибо вам за кредит, естественно, давайте покоординируем наши внешнеполитические взгляды". Для России очень важно было, чтобы союзники поддержали ее признание Абхазии и Южной Осетии. Весь мир был против России. И я уверен, что если Россия говорила со своими союзниками, то она говорила: "Послушайте, поддержите нас". Но не было такого, что вот вам деньги, а вы нас поддержите. "Мы союзники? Мы дружим? Берете у нас кредит? Пожалуйста, поддержите". — "Нет, мы не можем вас поддержать, у нас такая же проблема в таком-то регионе". — "Ну не можете и не можете, и что". От этого же кредит не зависел никак.

— Вам все страны удалось объехать в Латинской Америке?

— Да, абсолютно все. Признали два (государства региона — ред.), с другими остались очень хорошие отношения и перспективы для сотрудничества. То, что у нас нет активного экономического сотрудничества с Латинской Америкой и со всем миром — это вина, прежде всего, нас самих. Никто нас не ограничивает в этом.

— На чем вы путешествовали по Латинской Америке? У вас самолет был свой?

— Нет, обычным эконом-классом летал. Откуда? У меня ограниченные были средства. Я приезжал, нас обычно было три-четыре человека, группа друзей, проверенных людей. Встреча заранее оговаривалась, и при поддержке друзей, при поддержке всех, кого только можно. Цеплялись за любую возможность. Предупреждали: мы приезжаем, мы хотим встретиться.

— Как вас принимали?

— Естественно, со всеми почестями, с протоколом. Как VIP-гостя. Ну и что, что они не признали нашу страну? Принять-то они должны меня.

Многие спрашивают: каково это — быть дипломатом непризнанной страны? Да никаково. Точно так же, как быть дипломатом признанной страны, только немного труднее. А еще и интереснее.

Сейчас МИД активно продолжает работу. Но МИДу нужны ресурсы. Я тогда действовал с очень ограниченными ресурсами. Полмира эконом-классом пролетел. Я даже недостаточно сделал, можно было еще больше. Не хватило знаний, опыта, опять-таки ресурсов. Иногда надо было и самолет снять частный, чтоб полететь на какой-то остров, быть более мобильным. Для этого нужны свободные деньги. А я этого не смог сделать. Бывает, что есть встреча, которая может состояться именно завтра, и надо завтра быть там. Рейсов нет, билетов нет — ничего нет. Только бери частный самолет и лети. Было много таких. Это южная часть Латинской Америки. Кордильеры эти перелетать туда-сюда.

— На каком языке вели переговоры?

— На испанском, в основном. Через переводчика.

— Получается, латиноамериканцы, начиная с вами переговоры, не думали о последствиях, о недовольстве США?

— Они не думали, что Америка будет так жестко реагировать. Это происходило и в Латинской Америке, и в Океании. Везде. Звонит посол Франции на Вануату: "Как вы можете дружить с Абхазией, которая совершила геноцид грузин? Грузины — наши братья, они будущие члены НАТО. Вы портите нам всю картину".

— Вануату все-таки отозвала признание?

— Да нет, осталось это все. Просто они перевели это в такую плоскость. Признание есть, конечно. Его можно развивать, там полно возможностей. В Океании много чего можно сделать.

Министр иностранных дел Грузии, грузинские делегации начали экстренно совершать визиты в Тихоокеанский регион. И тоже занимались очень грязными делами — платили взятки, создавали какие-то ситуации, чтобы парализовать работу наших людей.

— Взятки большие?

— Сто пятьдесят тысяч долларов.

— Кому их заплатили?

— Знаю я все подробности, естественно. Он потом признался. Подходы Запада и союзников не ограничены никакими моральными и этическими нормами. Они могут сделать все, что угодно. Они не стесняются ничего.

— Почему тогда им не удалось додавить Науру?

— Все зависит от лидера. Я помню тех людей, которые тогда занимали посты в Науру. Такая у них была позиция. Они решили, и все. Очевидно, что они тоже получили кредит от России. Они не были заинтересованы портить отношения с Россией. Кстати, другие страны в регионе тоже смотрели на Россию очень с большой надеждой. Но (признали — ред.) только благодаря этому кредиту? Нет, я не думаю, что так. Они целенаправленно продолжали.

Они могли бы получить кредит, провести какие-то протокольные мероприятия и забыть об этом. И мы бы больше никогда не увидели делегацию из Науру здесь. А у нас практически каждый год на все выборы приезжает представительная делегация, мы общаемся постоянно. Наша первая делегация недавно туда ездила. Я не думаю, что у Науру только такая мотивация, чтобы с нами дружить.

Вы знаете, что в Латинской Америке только Венесуэла и Никарагуа признали Абхазию. Но самое главное, что остальные страны абсолютно позитивно относятся к Абхазии. У нас нет признания на бумаге, но сохранились очень хорошие отношения. И в плане торговли, и открытия других перспектив нам ничего не мешает.

Не надо приезжать и требовать признания от какой-то страны. Можно договориться о признании наших паспортов или торговых документов. Торговать — это всем интересно. Можно искать друзей везде, и не обязательно в тех странах, где открыто антиамериканская позиция.

— С кем сейчас торгуете?

— Мы торгуем со всеми. Но по морю из-за логистики весь груз идет через Турцию. Из Турции большой товарооборот.

— Из Турции товары идут напрямую в Сухум, не через Россию?

— Да-да, напрямую. Турция признает Абхазию экономически. И этого достаточно на этот момент. Пока так.

— А паспорта ваши кто признал?

— Вы знаете, паспорт необязательно признавать. Можно просто вбить в систему МВД в той или иной стране. Многие граждане уже въезжали с абхазскими паспортами, и я, кстати, это делал тоже, в те страны, в которые нас не признали. Например, в Египет можно, но это тоже от случая к случаю. Паспорт является удостоверением личности. Но необязательно нужно признавать страну, чтобы человек с этим паспортом (мог въезжать в другие государства — ред.)…

Никого не интересует эта Грузия, Абхазия, конфликт. Никому это не нужно. Ну, непризнанная страна — прекрасно, это еще интереснее. Многим инвесторам это даже более привлекательно: ага, на Черном море, непризнанная страна? Так мы можем сделать здесь вообще рай. И финансовый. Что-то типа финансовых каникул.

Я мог бы сделать очень много хороших дел по большим международным контрактам. И это было тогда. Касаясь Латинской Америки — минеральных ресурсов. И в Океании. Они все заинтересованы в том, чтобы развивать свои внешнеторговые связи. Мы как Абхазия им можем предложить. Я не знаю, как можно иметь по соседству такой огромный рынок, как российский, на который не так легко зайти, и имея беспошлинную торговлю с Россией, как можно оставаться в этом товарообороте, который у нас сегодня. Он очень маленький, его можно увеличить. Мы можем предложить другим странам абхазскую площадку для того, чтобы торговать с Россией.

— А среди ближайших союзников России была такая работа по возможному признанию? Я имею в виду страны СНГ, ОДКБ.

— Была, конечно. С Белоруссией была, с другими странами. Помню, какое тогда давление было на Белоруссию. Со стороны Евросоюза в 2008 году. Белоруссии тогда предложили от Евросоюза деньги, сказали: дадим деньги, признаете — не дадим. Сразу все проблемы со стороны Европы к Белоруссии решились.

Мы с пониманием относимся к этому. Не надо давить на Белоруссию. Ну, не смогли признать. Но торговать с ними есть смысл. Дружить можно. Культурное общение, экономическое. Никто не запрещает.

— А с другими странами?

— Со всеми абсолютно. С Арменией. Вы знаете, у нас здесь огромная армянская диаспора. С Арменией у нас очень тесные отношения на всех уровнях. Но, естественно, Армения не может нас признать: у Армении одна дверь, и ключи от этой двери у Грузии.

Я уверен, что, конечно же, будет признание. Куда оно денется? А даже если его и не будет, ну и что? Надо использовать любую ситуацию в свою пользу. Это суть настоящей политики.

Мы ведем переговоры со всеми, практически со всем миром. Кроме Северной Кореи. Трудно туда добраться все-таки, мы еще не добрались.

Даже в США у нас есть контакты. Даже сразу после 2008 года, когда все это было горячее. Тогда было около шести конгрессменов, с которыми можно было встречаться, вести работу. Я даже готовил тогда их визит сюда. Не получилось. Тоже причины какие-то были нелепые — опять-таки отсутствие ресурсов.

Если я их сюда вез, я должен был понести определенные затраты: пригласить, сделать все красиво. То есть дело не в каких-то объективных, политических причинах, а дело в мелочах. Но у меня никогда не было больших ресурсов. Внешняя политика — это дорогая штука.

Абхазия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 августа 2018 > № 2695992 Максим Гвинджия


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 августа 2018 > № 2695991 Эльмар Мамедъяров

Эльмар Мамедъяров: Каспий должен объединять нас, а не ограничивать

На этой неделе в Казахстане пройдет саммит глав прикаспийских государств, в ходе которого, как ожидается, будет подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. Документ разрабатывался на протяжении более 20 лет. О трудностях переговоров, о некоторых аспектах конвенции, а также о деталях самого саммита корреспонденту РИА Новости Вугару Гасанову рассказал глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров.

— Как Азербайджан оценивает предстоящий каспийский саммит в Казахстане? Будет ли подписан проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря?

— Сразу скажу, что огромная работа, проведившаяся на протяжении многих лет, дала свои результаты, что позволило выйти на согласование проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Это создало все необходимые предпосылки для ее подписания на V саммите глав прикаспийских государств в Казахстане.

— Были ли у Баку какие-либо особые замечания по тексту Конвенции? Велись ли обсуждения по этому поводу с другими прикаспийскими странами, в частности с Россией?

— Замечания по тексту Конвенции были у всех стран. Это совершенно обычная международная практика разработки такого рода правоустанавливающих документов. Как известно, в 1996 году была создана специальная рабочая группа на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, в рамках этого формата состоялась 51 встреча. Естественно, на протяжении всего времени, пока велось согласование позиций сторон, между участниками осуществлялись контакты, в том числе и ставшие традиционными азербайджано-российские консультации по каспийской проблематике.

— Насколько нам известно, по проекту конвенции, страны согласились на военное неприсутствие третьих стран на Каспии. Насколько проблематично будет исполнение этого пункта, учитывая процессы, происходящие в регионе, и заинтересованность третьих стран в присутствии на Каспии?

— Стороны, подписывающие такого рода документ, тем самым закрепляют отраженные в нем права и берут на себя вытекающие из него обязательства. Исходя из универсального принципа pacta sunt servanda, нам следует твердо придерживаться тех положений, которые устанавливаются в конвенции. Неприсутствие на Каспии вооруженных сил неприбрежных стран является одним из таких согласованных пунктов. В целом же документ провозглашает, что Каспий является зоной мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества. Он есть и должен оставаться тем мостом, который соединяет наши страны, не ограничивая, а расширяя их возможности, обеспечивая каждой из них оптимальные условия для развития национальной экономики. Прикаспийские страны уже давно успешно пользуются своими правами и в рамках международного сотрудничества создали эффективно действующую инфраструктуру по эксплуатации принадлежащих им ресурсов. Сложился соответствующий этому инвестиционный климат. Успехи наших стран обуславливают их позитивное отношение к дальнейшему развитию сотрудничества на Каспии, опираясь на имеющиеся механизмы мер доверия и партерского взаимодействия во благо всех и каждого.

— Планируются ли в рамках саммита двусторонние переговоры президента Азербайджана с лидерами прикаспийских государств, в том числе с президентом России? Какова основная повестка встреч?

— Опыт предыдущих прикаспийских саммитов показывает, что они становятся также площадкой проведения двусторонних встреч глав государств. В то же самое время совершенно очевидно, что основное внимание на встречах в этом пятистороннем формате уделяется именно каспийской проблематике, организации нашего сотрудничества на Каспии, в том числе по вопросам безопасности, транспорта, экономического сотрудничества и защиты биоресурсов.

— На какой стадии находится урегулирование карабахской проблемы, есть ли вероятность подвижек? Как оцениваете контакты с армянским коллегой?

— Переговорный процесс по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ идет уже долгие годы. Как установлено в документе о ее мандате, Минская группа руководствуется в своей деятельности соответствующими нормами и принципами международного права, резолюциями Совета Безопасности ООН и положениями Хельсинкского Заключительного акта. Международное сообщество поддерживает суверенитет и территориальную целостность Азербайджана в рамках международно признанных границ. Урегулирование конфликта должно основываться именно на этих ключевых положениях. Хотел бы вновь напомнить, что принятые на этот счет резолюции Совета Безопасности ООН 822 (1993), 853 (1993), 874 (1993), 884 (1993) настоятельно требуют незамедлительного, полного и безоговорочного вывода оккупационных сил с захваченных ими территорий Азербайджанской Республики. Общеизвестно, что резолюции Совбеза ООН не имеют срока давности и подлежат исполнению.

Поэтапная модель урегулирования, предложенная сопредседателями Минской группы, давно всем известна. В совместных заявлениях глав России, США и Франции неоднократно высказывалась позиция о неприемлемости статус-кво, основанного на факте оккупации. Увы, до сих пор мы не смогли положить ей конец. Для продвижения же процесса урегулирования нам необходимо обеспечить интенсификацию субстантивных переговоров на основе существующего формата и в рамках имеющейся повестки дня.

— Согласно заявлению Минской группы ОБСЕ, в ближайшее время должна состояться очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении. Известна ли дата и место встречи?

— Прошедшая в Брюсселе встреча стала первым содержательным контактом с моим новым армянским визави. Как я уже отметил, мы нацелены на результат и готовы к продолжению интенсивного субстантивного диалога в этом направлении. Места же и даты этих встреч являются техническими моментами, обговариваемыми по соответствующим каналам.

— Россия считается основным модератором процесса карабахского урегулирования. Планируется ли встреча глав МИД в формате "Москва — Баку — Ереван"?

— Повторюсь, Азербайджан открыт диалогу. Но это должны быть содержательные и ответственные переговоры, ориентированные на результат — скорейшее начало процесса деоккупации территорий Азербайджана. Именно вокруг этого образовался тот гордиев узел, который следует наконец-то разрубить, после чего решение всех производных проблем, носящих в большей степени технический характер, приобретет совершенно иной характер и не будет сопряжено с такими трудностями.

— Как идет процесс по новому соглашению ЕС — Азербайджан? Будет ли оно подписано в 2018 году?

— Диалог между Азербайджаном и ЕС ведется давно на основе равноправия и взаимовыгодного сотрудничества сторон. Состоявшиеся на днях в Брюсселе контакты с руководством Евросоюза продемонстрировали верность и оправданность подобного подхода. Процесс развивается в правильном направлении и выведет нас на подписание "большого соглашения" двух равноправных партнеров — Азербайджана и Евросоюза.

— Возможен ли безвизовый режим Баку со странами ЕС?

— Азербайджан уже имеет с ЕС действующий механизм упрощенной выдачи виз. Взаимодействие в этой сфере успешно развивается и достигнет того уровня, который будет отвечать интересам обеих сторон.

— Будет ли Азербайджан и дальше проводить сбалансированную внешнюю политику, или будет сделан выбор в пользу какого-либо конкретного политического, экономического блока?

— Внешнеполитический курс Азербайджана исходит не из принципа "или — или", а имеет сбалансированный, мультивекторальный и инклюзивный характер. Уверены, что следование этим курсом продолжит приносить свои плоды и будет служить благу нашего народа и региона в целом.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 августа 2018 > № 2695991 Эльмар Мамедъяров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 6 августа 2018 > № 2694347

Восемь последствий роста НДС

Александр Полянский

В конце прошлой недели президент подписал закон об увеличении НДС до 20 процентов. «Сноб» называет семь отрицательных и одно положительное последствие увеличения налога на добавленную стоимость

C 2019 года налог на добавленную стоимость увеличивается на 2 процентных пункта — с нынешних 18 до 20 процентов. Правительство за счет роста НДС, а также увеличения пенсионного возраста планирует профинансировать новые национальные проекты, сформулированные в новом «майском» указе президента 2018 года.

Налог повышается с 1 января 2019 года, но готовиться к этому событию рынок начинает уже сейчас.

1. Цены на товары и услуги вырастут — и не на 2 процента

Льготный десятипроцентный НДС сохранен на товары первой необходимости, рост же цен на все остальные произойдет автоматически — просто потому, что увеличится заложенный в цене налог. «На фоне продолжающегося падения реальных доходов населения это будет ощутимо», — считает Давид Капианидзе, руководитель налоговой практики BMS Law Firm.

Руководитель проектов консалтинговой компании «НЭО Центр» Максим Никиточкин подчеркивает, что рост цен будет связан не только с увеличением НДС как таковым, но и с тем, что этот рост «разблокирует» инфляцию, разбудит «бычьи» настроения по отношению к ней, а этого рынок ждет давно. «В последние два года инфляция активно сдерживалась, — поясняет он, — только небольшое число компаний поднимало цены на свою продукцию, а сейчас настал "подходящий" момент, когда компании могут повысить цены на волне роста НДС, переложив ответственность в глазах потребителей с себя на правительство».

Увеличение цен произойдет как в b2с, так и в b2b-секторе. Гендиректор компании «ГудПрайс», специализирующейся на контрактном производстве, Алексей Филиппов рассматривает варианты развития ситуации на примере своей отрасли — производства товаров для красоты и здоровья. «Конечный покупатель для нас — ретейлеры и оптовые компании, — говорит он. — Ценообразование в b2b-сегменте зачастую не такое, как в b2c, и получить маржинальность в 10–15 процентов — большой успех в переговорном процессе».

По его мнению, компании, бизнес которых позволит перейти на упрощенную систему налогообложения, сделают это. Например, так могут поступить производители или поставщики тары и упаковки. Для прочих не останется другого выбора, кроме как начать переговоры со своими клиентами о повышении цен.

Таким образом, стоимость товаров для потребителей вырастет двумя волнами: сначала «собственное» увеличение цен в ретейле, а потом увеличение в ответ на рост стоимости продукции поставщиков.

Рост цен начнется уже в этом августе, чтобы постепенно адаптировать потребителя к новой реальности.

2. Ухудшится финансовое состояние предприятий, и вы можете попасть под сокращение

«633,5 миллиарда рублей, которые Минфин планирует дополнительно собрать в 2019 году за счет увеличения НДС, — это порядка 5,8 процента от всей прибыли всех предприятий, за исключением малых, использующих “безэндээсное” налогообложение», — говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Повышение НДС приведет к росту общих издержек предприятий и падению рентабельности. Она, по словам Исаева, и так уменьшается не один год. К тому же, чем выше НДС, тем больше оборотных средств отвлекается в процессе производства.

Максим Никиточкин, напротив, считает, что не нужно сгущать краски. И приводит пример: компания А, перерабатывающая полипропилен, имеет выручку 520 миллионов рублей с НДС, платит НДС 22,5 миллиона рублей, ее чистая прибыль — 14 миллионов рублей (денежный поток 22 миллиона рублей). При увеличении ставки НДС с 18 до 20 процентов и сохранении уровня «эндээсной» выручки, платеж по НДС вырастет на 2 миллиона рублей — до 24,5 миллиона, чистая прибыль снизится до 12 миллионов рублей, денежный поток — до 20 миллионов. «Рентабельность по чистой прибыли снизится с 3,6 до 3,3 процента, что несущественно», — заключает он.

Однако большинство экспертов считает, что удар будет сильным и приведет к снижению объемов производства. И сокращению персонала. Дело в том, что оборудование можно «заморозить» до лучших времен, а вот персонал «заморозить» нельзя, поясняет Алексей Филиппов.

3. Придется вновь отвыкать от российского и привыкать к импортному

Рост НДС — удар по импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве. Особенно негативно он скажется на «сложной» промышленности — производстве продукции с высокой добавленной стоимостью.

Допустим, говорит Алексей Филиппов, в качестве корпоративной стратегии избирается повышение цен на 2 процента. Мы имеем себестоимость продукции 100 рублей при наценке в 10–15 рублей, с которых производитель платит зарплаты, аренду, отчисления, налог на прибыль и так далее. «Прирост стоимости на 2 рубля снизит прибыльность компании не на 2 процента, а на 20! Это очень сильный удар по программам развития и разрыв отношений с некоторыми партнерами».

Правительство утверждает, что компенсирует снижение рентабельности за счет увеличения госзаказа на здравоохранение, образование, цифровизацию и развитие инфраструктуры. Привлекательность же создания продукции, не связанной с этими направлениями, снизится.

Баланс затрат и выгод сместится в пользу поставки импортных товаров, а не производства товаров в России. Нам вновь придется привыкать к импорту.

4. Увеличится финансовый порог для открытия новых проектов

По оценкам экспертов, инфляция вырастет с нынешних рекордно низких для новейшей экономической истории России менее чем 4 процентов до 6 уже этой осенью. И, вероятно, будет расти дальше.

В ответ на это ЦБ ужесточит денежно-кредитную политику — он уже отказывается от снижения ключевой ставки. При «разгоне» инфляции Банк России перейдет к ее повышению, что увеличит стоимость денег для бизнеса. Сокращение ставок по кредитам для бизнеса уже остановилось, теперь они могут начать увеличиваться.

Маржинальность новых проектов должна закладываться на более высоком уровне, чем сейчас — учитывать опережающий рост инфляции.

5. Наша платежеспособность в лучшем случае окажется прежней

Предприятиям будет труднее повышать зарплату: во-первых, из-за роста налога сократится прибыль, во-вторых, вырастет прямое налогообложение зарплат. «После повышения НДС бизнес будет вынужден перечислять государству порядка 80% от той суммы, которую сотрудник получает на руки (включая НДФЛ и страховые отчисления)», — говорит Никита Исаев.

Евгений Михайленко из Ассоциации экспертов системного менеджмента «МихиКо» подтверждает это: «Чтобы работник получил на руки очищенную от всех налогов зарплату, например, в 100 рублей, работодателю нужно заплатить более 179,52 рубля. 114,9 рубля — начисленная зарплата с учетом НДФЛ, к ней прибавляем 34,7 рубля — выплаты в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. С получившихся 149,6 рубля платится 20-процентный НДС».

6. Мы будем меньше тратить на увлечения и досуг

Цены на товары повседневного спроса: продукты питания, медицинские товары — вырастут, но потребление их, по понятным причинам, сократится незначительно. А так как доходы, скорее всего, не вырастут, мы будем меньше тратить на товары, не относящиеся к повседневному спросу, например, на книги, театры, фитнес и прочее.

7. Кредит взять вряд ли удастся

С одной стороны, вырастет нужда в потребительских кредитах из-за того, что больше денег понадобится на стандартную потребительскую корзину. С другой — ЦБ как минимум не будет смягчать денежно-кредитную политику, а как максимум ужесточит ее, чтобы восстановить контроль над инфляцией. И потребует у банков увеличить проценты по кредитам и ужесточить требования к заемщикам.

8. Квадратный метр, скорее всего, подорожает

Сейчас на рынке России нет НДС на продажу квартир. Поэтому, по словам аналитика риелторской компании «Этажи» Александра Иванова, «увеличение ставки налога на добавленную стоимость на процессе купли-продажи жилья значительно не отразится, вернее, не отразится сразу».

Наиболее вероятное развитие событий: подорожают квадратные метры в новых строительных проектах и в новостройках, которые еще не достроены, а затем и на вторичном рынке.

Это единственное позитивное для вас последствие увеличения НДС. Если только вы продавцы, а не покупатели жилья.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 6 августа 2018 > № 2694347


Саудовская Аравия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 августа 2018 > № 2694330 Дмитрий Фроловский

Испытание переменами. Сможет ли Саудовская Аравия выдержать реформы

Дмитрий Фроловский

Безусловно, королевство не застраховано от массовых протестов и социально-экономических кризисов. Но едва ли они приведут к каким-то серьезным переменам внутри страны. Важнейшим фактором стабильности Саудовской Аравии остаются ее союзнические отношения с США. И даже если реформы провалятся, а социальное недовольство перерастет в полноценные стычки между населением и властями, Эр-Рияд не останется без внешней поддержки

Саудовская Аравия пользуется репутацией одного из самых богатых и стабильных государств Ближнего Востока, но на деле масштабы социально-экономических проблем королевства выходят далеко за пределы нефтяной зависимости. Массовая бедность, высокий уровень безработицы среди молодежи, противостояние суннитской и шиитской общин – все это создает серьезные сомнения в том, насколько устойчив и долговечен саудовский режим. Молодой наследный принц Мухаммед бин Салман (или коротко МБС) обещает радикальные реформы, но попытка модернизировать закостеневшее королевство связана с немалыми рисками. Перемены, которые неизбежно кому-то покажутся слишком быстрыми, а кому-то слишком медленными, могут выпустить наружу давно копившееся социальное недовольство.

Саудовская молодежь

Главные сторонники перемен – это молодое поколение саудовцев, потому что сейчас положение большинства из них далеко не завидное. За последние десятилетия королевство пережило настоящий бум рождаемости: население выросло с пяти миллионов в 1960-х годах почти до 30 миллионов сегодня, причем более 60% – это люди моложе 30 лет. Уровень безработицы среди саудовской молодежи составляет 32,6%, и ожидается, что этот угрожающий показатель в лучшем случае останется неизменным, а то и незначительно вырастет к 2030 году.

В королевстве не ведется достоверных социологических исследований, но социальные сети могут многое рассказать о настроениях среди молодых людей. Запущенная в 2013 году в Саудовской Аравии твиттер-кампания #??????_??????_?????? («мне не хватает зарплаты») за короткое время набрала миллионы репостов и получила большой отклик внутри страны. Перспективы исправить это положение пока не просматриваются, потому что молодое поколение саудовцев, несмотря на недовольство собственной зарплатой, предпочитает изучать в вузах культуру и религию, а не более практичные дисциплины, из-за чего еще больше отдаляется от реалий современного рынка труда.

Если раньше власти королевства могли полагаться на субсидии, бесплатное образование и здравоохранение как основные инструменты поддержания стабильности, то теперь падение доходов от продажи нефти заставляет сокращать социальные расходы. Саудовское руководство осознает опасность нынешнего момента, поэтому МБС так рьяно взялся за реформы.

Когда общаешься с саудовской молодежью, в голове невольно начинает звучать песня Scorpions «Wind of Change» – настолько сильно в Саудовской Аравии чувствуется жажда перемен. Очень многие молодые саудовцы получили образование на Западе, говорят на английском языке лучше, чем на арабском, и открыто симпатизируют западным ценностям. Они жаждут перемен, хотят быть более открытыми внешнему миру, готовы пересмотреть жесткие религиозные нормы общественной морали и измучены повсеместной коррупцией. Поэтому прошлогодние аресты политиков и бизнесменов, пусть и с заточением в пятизвездочных отелях вместо тюремных камер, были восприняты с энтузиазмом как знак того, что система наконец-то начинает меняться. Поддержка действий МБС превратилась в королевстве практически в молодежную субкультуру.

Впрочем, высокие ожидания связаны и с серьезными рисками. Запустив реформы, МБС отрезал себе дорогу назад, и от успеха его программы «Видение-2030» будет зависеть отношение населения ко всей правящей династии Саудов. Пока что масштабные планы и многочисленные обещания МБС вызывают скорее скепсис из-за своей чрезмерной амбициозности.

Ситуация усугубляется тем, что саудовский политический истеблишмент остается весьма консервативным. Внешним наблюдателям местные политики во всеуслышание заявляют о наступлении новой эры открытости, но внутри мало что меняется – ваххабитские каноны вместе с бедуинскими нравами никуда не исчезают.

Бедность и приезжие

Еще один источник социального напряжения – бедность. Любой, кому довелось побывать в этой стране, видел, что бедных в Саудовской Аравии куда больше, чем ожидаешь от богатого нефтяного королевства. Стоит немного отъехать от городского центра Эр-Рияда в сторону южных окраин, как сразу замечаешь резкий контраст между роскошными торговыми центрами и нищими трущобами, о которых не принято говорить вслух.

Бедных коренных саудовцев, с ежемесячным уровнем дохода около $480 на человека, насчитывается от двух до трех миллионов человек. Большинство среди них составляют женщины, люди с ограниченными возможностями, которых немало из-за распространенности близкородственных браков, и жители сельских районов. Впрочем, их низкий, по местным стандартам, уровень жизни все равно остается недостижимой мечтой для очень многих.

По официальной статистике, около трети населения и половину рабочей силы в Саудовской Аравии составляют мигранты. Большинство из них зарабатывает в несколько раз меньше прожиточного минимума, и многим приходится жить на улице. Нередки случаи, когда женщины, приехавшие с семьей из других стран, остаются без мужа и вынуждены жить в подворотнях вместе с детьми.

Еще один источник пополнения числа бездомных – массовые побеги иностранных рабочих, часто связанные с побоями на работе. По данным за 2015 год, от местных работодателей в среднем в день сбегали около 880 человек. За 2017 год было выявлено более 670 тысяч случаев нарушения миграционного законодательства. Сбежав, человек, как правило, оказывается на улице, пополняя ряды местных попрошаек.

Тем не менее это еще не означает, что саудовских бездомных мигрантов можно автоматически записывать в революционеры. Уровень жизни в королевстве все равно существенно выше, чем в тех странах, откуда приезжают иностранные рабочие. Многим из них нелегальное положение в Саудовской Аравии кажется более привлекательным, чем возвращение на родину. Соответственно, большинство мигрантов намного лояльнее саудовским властям, чем коренные саудовцы, и вряд ли отважатся на политический протест.

Религиозная разобщенность

Особое место в жизни Саудовской Аравии занимает суннитско-шиитское противостояние. По данным многих исследований, саудовские шииты получают более низкую зарплату, чаще оказываются без работы, а их карьерные перспективы жестко ограничены. Шииты составляют всего 10–15% населения страны, но большинство живет в восточной провинции Эш-Шаркия, где сосредоточены основные нефтяные запасы.

В свое время арест и казнь шиитского проповедника Нимра Бакр аль-Нимра, уроженца города эль-Авамии в провинции Эш-Шаркия, привели к массовым акциям протеста, не на шутку напугавшим саудовские власти. Проповедник резко критиковал политику Эр-Рияда во время вторжения в Бахрейн и призывал саудовских шиитов к отделению.

То, что МБС с большевистской решительностью взялся за борьбу с религиозными консерваторами и даже пытается реформировать ваххабизм, дает надежду, что со временем это улучшит положение и шиитов. Например, саудовские власти могли бы признать джафаритский мазхаб – школу шиитского права – и разрешить назначать шиитов в Совет улемов, высший религиозный орган, где сегодня представлены все четыре правовые школы суннитского ислама, но нет ни одного шиита.

Впрочем, пока послаблений для саудовских шиитов ждать не приходится. В условиях блокады Катара, регионального противостояния с Ираном и нескончаемой войны в Йемене местные политики по-прежнему предпочитают искать внутренних врагов и решать шиитский вопрос с помощью репрессий и агрессивной пропаганды.

Каждую пятницу саудовцы продолжают слушать проповеди о «враждебности персов». С Ираном связана и агитация против местных шиитов, которая стала неотъемлемой частью саудовской политики. После исламской революции 1979 года в Иране в Эр-Рияде начали всерьез опасаться ее распространения на другие страны и запустили активную кампанию по дискредитации шиитского направления ислама.

Поэтому о возможных шиитских волнениях в Саудовской Аравии говорить не приходится. Жестокость, с которой армия Эр-Рияда в свое время подавила шиитские демонстрации в Бахрейне, и репрессии против религиозных активистов внутри королевства показывают, что власти всерьез озабочены проблемой и любой ценой не допустят расползания протестных настроений. Шиитских проповедников, критикующих власть, пропаганда и дальше будет представлять шпионами Ирана и «пятой колонной», спонсируемой враждебным Катаром.

Перспективы выживания

Как показывает саудовская история, политический режим в Эр-Рияде обладает высокой устойчивостью и способен преодолевать тяжелые кризисы. Саудовскую монархию уже не первое десятилетие критикуют за излишний консерватизм и отсутствие реформ, но королевство благополучно пережило многих из этих критиков. Несмотря на мрачные пророчества, иностранные инвесторы со всего мира продолжают делать долгосрочные вложения в Саудовскую Аравию, рассчитывая окупаемость на десятилетия вперед.

Безусловно, королевство не застраховано от массовых протестов и социально-экономических кризисов. Но едва ли они приведут к каким-то серьезным переменам внутри страны. Важнейшим фактором стабильности Саудовской Аравии остаются ее союзнические отношения с США. И даже если реформы МБС провалятся, а социальное недовольство перерастет в полноценные стычки между населением и властями, Эр-Рияд не останется без внешней поддержки. А это значит, что нынешний саудовский режим продолжит свое существование в более или менее привычном консервативном формате.

Саудовская Аравия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 августа 2018 > № 2694330 Дмитрий Фроловский


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 6 августа 2018 > № 2694327

В Шымкенте разработают программу по развитию женского предпринимательства

Помощь будет заключаться в обучении востребованным профессиям и предоставлении льготных кредитов

Поддержать женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации с детьми на руках и без постоянного дохода, намерен аким Шымкента Габидулла Абдрахимов. Помощь будет заключаться в массовом обучении востребованным профессиям и предоставлении льготных кредитов на открытие своего дела. Об этом центру деловой информации Kapital.kz сообщили в пресс-службе акимата.

«Нередко ко мне на прием приходят многодетные женщины, мужья которых не работают и не содержат семью, либо вовсе бросили их на произвол судьбы. Они в отчаянии, и их можно понять: случайные заработки не дают возможность нормально растить детей. Они готовы трудиться ради своей семьи, и наша задача — поддержать их, помочь встать на ноги», — заявил Габидулла Абдрахимов на аппаратном совещании акимата Шымкента, поручив в месячный срок разработать программу по развитию женского малого предпринимательства.

Основу программы, по словам акима, должны составить краткосрочные курсы по востребованным специальностям — парикмахера, массажиста, повара или швеи — с последующей помощью в открытии собственного дела. У женщин появится свой небольшой бизнес и постоянный доход.

По данным Центра занятости Шымкента, в настоящее время в городе зарегистрировано около 10 тысяч женщин, нуждающихся в постоянной работе.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 6 августа 2018 > № 2694327


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > interfax.com.ua, 6 августа 2018 > № 2694307 Светлана Панаиотиди

Госуполномоченный АМКУ: "Предмет закупки будет формироваться по принципу "один препарат - один лот"

Эксклюзивное интервью государственного уполномоченного АМКУ, члена постоянно действующей административной коллегии по рассмотрению жалоб о нарушении законодательства в сфере публичных закупок Светланы Панаиотиди

- Как АМКУ планирует урегулировать ситуацию с бюджетными закупками лекарственных средств?

- АМКУ дал рекомендации МОЗ и МЭРТ относительно порядка формирования предмета закупки. Речь идет о том, чтобы закупки проводились по принципу: один МНН (международное непатентованное название – ИФ) – один лот. Недавно прошла рабочая встреча, на которой в очень широком кругу представителей фармрынка, мы обсуждали совместный проект Методических рекомендаций МОЗ и МЭРТ, которые были разработаны в исполнение рекомендаций АМКУ. Я ожидаю, что их принятие внесет достаточно существенные и позитивные изменения в региональных закупках лекарственных средств.

- Можно ли ожидать, что новые Методические рекомендации будут направлены против участия в закупках дистрибьюторов, которые могли объединить в один лот разные препараты, разные дозировки и формы выпуска?

- Ни в коем случае. При подготовке рекомендаций мы учли, в том числе, предложения дистрибьюторов. Как бы странно не звучало, дистрибьюторы при закупках тоже подают жалобы на объединение в один лот большого количества лекарственных средств. Мы считаем, что изменения позволят участвовать в торгах и конкурировать всем, кто и сейчас участвует в торгах. Наверное, вряд ли все 100% производителей будут выходить на торги, но активные будут, и будут конкурировать друг с другом и с дистрибьюторами. Я ожидаю, что изменения приведут к снижению стоимости в региональных закупках - к ним я отношу все закупки, которые осуществляются не через международные организации: департаменты охраны здоровья, институты, медучреждения и т.д. На самом деле только централизованные закупки, которые осуществляет Минздрав через международные организации за средства госбюджета, формируются по принципу "один МНН – один лот", остальные, в большинстве своем региональные, в настоящее время объединяют все в один лот, даже лекарства c наркотиками, хотя для торговли ими требуется специальная лицензия. Все это очень сокращает количество потенциальных участников торгов.

Отдельным пунктом так же не рекомендуется устанавливать в тендерной документации требование гарантийного письма от производителя, в котором указано название конкретного участника, номер процедуры, объем, и "как бы" гарантию поставки. Они широко применяются в действующей практике закупок и еще больше сужают круг потенциальных участников. Производитель ведь может кому-то дать такое письмо, а кому-то нет. А по сути, письмо никоим образом не гарантирует заказчику поставку продукции, гарантировать поставку ему будет победитель торгов, заключая договор и принимая на себя обязательства.

Если проанализировать некоторые закупки лекарственных средств в системе ProZorro, то можно увидеть, что есть закупщики, которые все закупают полотово, без искусственного объединения. Например, так начал проводить закупки Национальный институт рака - и по некоторым препаратам цена падает в два раза, в торгах участвуют пять участников, а не два, к чему все уже привыкли. Я вижу, что желающих принимать участие становится все больше, и думаю, что изменив подход, мы расширим конкуренцию и снизим цены.

- Почему было принято решение об изменении подхода к формированию лота?

- Накопилась критическая масса проблем, которые получили широкий резонанс. В конце прошлого года в АМКУ начали поступать много жалоб. Жалобы по тендерам как раз касались объединения большого количества препаратов в один лот, того, что компании, даже предложив более низкую цену, не могу выйти на торги, если у них, например, в ассортименте только один онко-препарат, а объединенный лот должен включать 20 наименований разных нозологий. Если мы говорим о дорогостоящих препаратах, то экономия может составить до 20%. Это действительно большие деньги, на которые можно купить больше лекарств.

- И все-таки, такой подход не сделает бюджетные закупки невыполнимыми для дистрибьюторов?

- У дистрибьюторов все равно будет возможность принимать участие в торгах. И они не откажутся от тендеров, поскольку все равно покупают лекарственные средства и заинтересованы их реализовать.

- Они же не будут работать себе в убыток?

- Ни в коем случае. Я не верю, что кто-то в этой стране будет работать себе в ущерб. Но давайте смотреть на торги не с точки зрения субъекта хозяйствования, а с точки зрения государства: государство хочет купить лекарства дешевле.

- Участники закупок рассказывали, что в первое время работы системы ProZorro цены упали, торги стали прозрачными и все стало хорошо. Но примерно через полгода все поняли, как работает ProZorro, и начались системные нарушения, связанные с тем, что условия торгов были прописаны под одного поставщика. Как с этим бороться?

- Наши новые рекомендации - это как раз и есть способ борьбы с этим. Но я бы хотела озвучить наш принцип: если кто-то из участников видит, что тендерная документация прописана под кого-то конкретно, необходимо подавать жалобу. Всегда нужно пользоваться своим правом оспаривания условий тендерной документации, аргументировать, почему они дискриминационные. Я вам точно могу сказать, что если мы определяем, что условия дискриминационные, мы обязываем заказчика внести изменения в тендерную документацию. Внесет он изменения или нет, это уже его выбор и ответственность, к сожалению, у нас нет механизма влияния за невыполнение решений коллегии (Коллегия АМКУ – отдельный орган, уполномоченный рассматривать жалобы по тендерам). Есть единичные случаи, когда заказчик злостно не выполняет наши решения, но в большинстве случаев преимущественно наблюдается уважение к органу обжалования АМКУ и заказчики с большой ответственностью относятся к рекомендациям. К сожалению, у нас пока мало кто привык отстаивать свои права - есть активные жалобщики, но есть и те, которым это не нужно. Но возможность цивилизованно отстоять свои права на самом деле стимулирует прозрачность закупок.

Сейчас вся информация о закупке есть в системе, можно собрать аналитику, поэтому я точно убеждена, что система ProZorro - это к лучшему. То, что будет сопротивление, будут попытки обойти систему, это понятно. Всегда кто-то будет говорить, что система сложная, неудобная, что они так не привили. Но должен быть более прозрачный, более экономный для государства механизм закупки лекарственных средств. Это социальный товар.

- То есть вы уверены, что новые рекомендации будут полезны для бюджета?

- На 100%. Я уверена, что учреждения здравоохранения в какой-то момент времени поймут, что такой механизм позволяет им экономить и больше закупать, и, как следствие, лечить большее количество людей.

- Нужно ли ожидать, что на рынке уменьшиться количество игроков?

- Наверняка, основные участники останутся на рынке. Очевидно, что никто не исчезнет, возможно, появятся новые. Иногда компании заявляют об уходе с рынка из-за каких-то проблем, но пока никто не ушел. Это я говорю обо всех участниках – и производителях и дистрибьюторах. Лекарства нужны постоянно, население не становится здоровее, поэтому никто никуда не уходит. Если же будут появляться новые схемы, будем с ними бороться.

- Ранее на местах выступали против принципа "один препарат – один лот", мол, очень много бумажной работы, документов, а в клиниках этим некому заниматься…

- У больших закупщиков, в том числе у местных департаментов здравоохранения, клиник всегда есть какой-то человек, который занимается тендерами. Закупать эффективно и результативно должен человек, который в этом компетентен и который будет добросовестно делать эту работу не в качестве дополнительной нагрузки. Если для торгов будет определен отдельный человек, не будет никаких жалоб и проблем с подписанием договоров или формулировкой условий закупки. Если просчитать экономию и возможность закупать больше лекарств, то можно найти второго человека, который будет заниматься этим направлением. А когда клиники будут автономизированы, будет возможность и зарабатывать и выделять необходимое количество людей.

- Давайте вернемся к методическим рекомендациям. Что это будет за документ?

- Это общий приказ Минздрава и МЭРТ об утверждении методических рекомендаций. Он будет рекомендовать закупать лекарства по принципу "один препарат – один лот". Приказ будет подписан и.о. министра здравоохранения Уляной Супрун и министром экономического развития и торговли Степаном Кубивым. Я буду делать максимально для того, чтобы этот документ вышел уже в ближайшее время.

- То есть это будут не обязательные для выполнения требования, а только рекомендации?

- Пока это будут методические рекомендации. Но, как правило, закупщики побаиваются, что в случае проверки их спросят, почему они не учли рекомендации и почему в учреждениях, которые закупают полотово, препарат получился дешевле. В настоящее время такие закупки уже проводят, например, Днепропетровская ОДА, Национальный институт рака и др.

- Гослекслужба обнародовала проект нового порядка получения сертификата GMP, который вызвал широкую дискуссию. АМКУ и участники рынка высказали к нему ряд серьезных замечаний. Однако Гослекслужба не согласилось с критикой, заявив, что это был просто рабочий документ. Удалось ли достичь взаимопонимания в вопросе усовершенствования порядка получения сертификата GMP?

- Гослекслужба просто у себя на сайте обнародовала проект нового порядка, а не для общественного обсуждения. И поскольку участники рынка неоднократно высказывали замечания к действующим процедурам, мы созвали рабочую встречу, чтобы проанализировать обнародованный документ и понять мнение участников рынка. В ходе этой встречи мы поняли, что данный проект не только не решает существующие проблемы - непрозрачная ситуация по срокам, дополнительные экспертизы, привлечение экспертов и т.дю, но и создает новые.

Я предложила Гослекслужбе и Минздраву обнародовать этот документа в порядке, предусмотренном для общественного обсуждения и провести полноценное обсуждение. Сейчас ожидаю реакцию от Минздрава относительно официальной публикации этого проекта, и если она будет, АМКУ сможет вносить свои предложения и замечания. В порядке инициативы они были направлены и в адрес Гослекслужбы, и МОЗ. Если официального обнародования проекта в ближайшее время не будет, то я вижу только одно решение – предложить Кабмину дать какие-то рекомендации Гослекслужбе по регулированию проблем с получением сертификата GMP.

- В чем заключается главный вопрос к Гослекслужбе в отношении этого документа?

В проекте остаются те же проблемы, которые есть сегодня, только все полномочия по сертификации передаются госпредприятию "УФИЯ". Порядок остается непрозрачным.

На самом деле, это очень важный вопрос, так как от этого зависит доступ лекарств на рынок, поэтому я, как государственный уполномоченный, отвечающий за фармацевтический рынок, обязана принять участие в его решении. И если я вижу, что создаются какие-то административные барьеры для производителей, отечественных или иностранных, я буду бороться за создание прозрачных правил игры. Чтобы производители понимали, что нужно делать, каким образом привлекаются эксперты, в какие сроки и т.д.

- По вашему мнению, готовы ли госорганы, Гослекслужба предоставить такие прозрачные правила игры?

- Я надеюсь, что все госорганы, в том числе Гослекслужба, АМКУ и Минздрав нацелены на то, чтобы создать в государстве прозрачные условия. И такая позиция должна быть у всех госучреждений.

- Гослекслужба сейчас отвечает на ваши письма?

- Мне показалось, что Гослекслужбе не понравилось, что я "залезла на их территорию", но, надеюсь, это просто трудности перевода и коммуникаций. Со стороны АМКУ была просто инициатива помочь в подготовке эффективного нормативно-правового акта, тем более, что это в рамках наших полномочий, равно как и обязанность, чтобы нормативно-правовые акты органов власти не вредили конкуренции или не создавали барьеры для входа на рынок.

- А Минздрав, что говорит?

- Минздрав пока молчит, но после завершения отпускного периода я будут инициировать встречу, чтобы понять, на какой стадии находится процесс и будут ли вноситься изменения или останется старый порядок. Даже если будет принята тактика "ничего не менять", АМКУ будет вносить предложения по изменениям. У нас есть поддержка всего рынка, всех ведущих ассоциаций и производителей, причем, как иностранных, так и отечественных. Все участники рынка идут на встречу, обращают внимание, вносят предложения, инициируют обсуждения. Откровенно говоря, я не вижу оснований, почему этот вопрос не решается. Я не медик, не фармацевт, я – юрист, и как юрист и госуполномоченный я вижу, что влияет на сроки выхода лекарственных средств на рынок и на их стоимость.

- Вы могли бы прокомментировать некоторые корпоративные кейсы, например, расследование в отношении компаний "Санофи", "Сервье" и их дистрибьюторов?

- Я люблю говорить о победах. Относительно "Сервье" вы знаете, что АМКУ выиграл в Верховном суде дело по иску фармдистрибьютора БаДМ. Это было дело о согласованных действиях с компанией "Сервье", оно касалось как раз контракта фармпроизводителя с дистрибьютором, в котором была совокупность условий, ведущих к антиконкурентным согласованным действиям. Это так называемые известные фармацевтические дела. Теперь по этому делу БАдМ должен заплатить суммарно почти 1,8 млн грн - 902 тыс. штрафа и почти столько же будет начислено пени. Дистрибьютор отказался заплатить штраф и пеню добровольно и это придется делать в принудительном порядке, что продлит срок взыскания денег в бюджет.

У меня в расследовании есть еще несколько аналогичных дел. Вот как раз 2 августа было вынесено решение по антиконкурентным согласованным действиям между "Рош Украина" и дистрибьюторами - БаДМ, "Бизнес-центр Фармация" и "Альба Украина", которая уже в стадии прекращения. Еще есть несколько дел, которые завершаются и вскоре будут вынесены на рассмотрение АМКУ.

По компании "Санофи" мы судимся сейчас в первой инстанции. Для меня очень важно, чтобы мы это решение отстояли в суде, потому что это решение, которое может изменить правила игры на рынке. "Санофи" - специфический кейс, поскольку, на мой взгляд, договор между "Санофи" и дистрибьютором был прописан таким образом, что способствовал вытеснению и недопущению с рынка генериков. На самом деле по некоторым препаратам компании патентная защита истекла 20 лет назад, но условия продажи были таковы, что стимулировали дистрибьютора закупать именно оригинальный препарат. Мы сейчас говорим о бонусах, скидках, о том, что должно способствовать снижению стоимости лекарственного средства для конечного потребителя, но на самом деле оседает между производителем и дистрибьютором как дополнительная маржа. Посмотрим, что скажет суд. Это важный кейс, я вижу влияние этих дел на ситуацию на рынке. Когда рынок меняется в лучшую сторону, это хорошо. Раньше это была удобная тихая гавань, где все живут по каким-то установленными самими же участниками рынка правилам игры, которые иногда называли "правилами делового оборота на фармрынке", говорили что "мы так привыкли". На самом деле, ретро-бонусы появились примерно в 2008 году, не так уж давно. Они не являются плохими или хорошими, вопрос в том, как их используют, для чего и к чему это приводит.

- Если объяснять простым языком, получается, что фармпроизводитель выплачивал бонусы дистрибьютору за то, что дистрибьютор представлял на рынке оригинальный препарата, а не генерик?

- Что касается "Санофи", то да. Что же касается "Сервье", ретробонусов, то речь шла о том, что производитель и дистрибьюторы договорились, кто из них и на каком рынке представляет товар. Только он и больше никто. Такие договоренности в соответствии с нашим законодательством являются антиконкурентыми. Только сейчас, после наших расследований, от этих практик начинают отходить. Многие считают, что они вправе нарушать, если не наступает наказание, но когда за нарушением следует наказание, компании начинают работать более дисциплинированно. Более того, рынок меняется еще и потому, что участники начинают обращаться за рекомендационными разъяснениями по контрактам, чтобы понять, может это привести к нарушению конкуренции или нет.

- Есть ли основания предполагать наличие сговора между дистрибьюторами?

- Если бы у меня были обращения относительно горизонтальной договоренности, мы бы уже начинали расследование. И сразу же возникнет вопрос: по каким препаратам?

- Разве можно такие контракты производителя с дистрибьюторами реализовывать без подобных договоренностей?

- Это вертикальные договоренности, крупные дистрибьюторы реализовывают приблизительно те же препараты. Например, у меня есть заявление народного депутата о сговоре между двумя дистрибьюторами по программе "Доступные лекарства", я сейчас это исследую. Участникам рынка направлены требования, некоторым это очень не понравилось, но мы проанализируем в любом случае, необходимо иметь безупречные доказательства того, что они согласовывают какое-то поведение на рынке относительно какого-то либо каких-то препаратов.

- Кейс с "Санофи" и ее дистрибьюторами может привести к каким-то изменениям на фармрынке?

- Изменения уже происходят. Дистрибьюторы начинают думать над условиями контракта и их последствиями. Сейчас, после наших расследований и публикаций о них, я вижу, что они меняют ситуацию. Поэтому я планирую вынести совместные рекомендации всему рынку - и дистрибьюторам, и производителям.

- Когда это может быть?

- У меня еще три расследования. Думаю, до конца года мы их вынесем на комитет, поэтому рекомендации могут появиться в следующем году. Слушание дела - не очень быстрый процесс, может длиться несколько месяцев.

В следующем году ситуация с закупками лекарств может серьезно измениться. Будут рекомендации относительно внедрения принципа "один препарат – один лот", будут судебные решения по делам, будут разъяснения компаниям о применении наших рекомендаций. В своей совокупности это приведет к снижению стоимости единицы лекарственного средства, которое будет покупать государство, и того, что будет идти на так называемый внутренний рынок, в аптечный сегмент.

- Как ваше расследование восприняли дистрибьюторы?

- Ненормально, равно как и производители.

- На вас пытались давить?

- Давление было. Я не буду говорить как, в каких обстоятельствах, и кто давил, но было очень сильное сопротивление с разных сторон. Поэтому я очень ждала и вынесения решения комитетом и судебных решений.

- Насколько суды поддерживают вашу позицию?

- По всем делам каждый ответчик подает отдельный иск. По иску БАдМа по контракту с "Сервье" мы выиграли Верховный суд, по иску "Сервье" мы выиграли апелляцию, будет Верховный суд и, надеюсь, он нас поддержит.

По "Санофи" ситуация интересная – "Оптима" и "БАдМ" выиграли первую инстанцию за одно заседание. Это очень сильно меня удивило, потому что там дела очень объемные, их нужно долго изучать. Но суд принял такое решение - принимаем. Мы подали апелляцию. Я не могу представить ситуацию, в которой мы не будем судиться. Судебные разбирательства, скорее всего, продляться долго, но я надеюсь, что в следующем году будет финал. В любом случае, я готова судиться и в Верховном Суде. Я туда хожу сама и защищаю свои расследования.

- А ваши оппоненты готовы?

- У них сильные наемные юристы, которые, безусловно, отстаивают свою позицию. Для этих фармкомпаний это, в том числе, репутационные дела, потому что они проходят комплаенс и для них важно, чтобы не было оговорок о штрафах, расследованиях, поэтому они будут нанимать лучших и сильных юристов. От нас в суды будут ходить исполнители, участвовавшие в расследовании дел, юристы и я.

- Когда АМКУ доберется до отечественных производителей? Или к ним нет замечаний?

- У меня в работе есть расследование против одной отечественной компании, в ближайшее время мы будем выносить его на комитет. У отечественных компаний несколько другие практики, и их также нужно исследовать, насколько они конкурентны.

Есть дело о злоупотреблении монопольным положением одной отечественной компании. В ближайшее время оно будет вынесено на рассмотрение комитета, я завершила расследование.

- Когда оно будет вынесено?

- Полагаю, осенью.

- Вы принимаете участие в работе по созданию национального закупочного агентства?

- Да. Мне предлагали принять участие в конкурсе на главу этого агентства, когда он будет объявлен, но согласиться я не смогу. Во-первых, здесь у меня контракт с государством на семь лет, и у меня очень ограниченный перечень оснований, по которым я могу уволиться, да и процедура моего увольнения сложная, так же, как и назначения.

А во-вторых, эти три года были непростыми. Ко второму такому кейсу, боюсь, я уже не готова. Здесь - это год за два, а то и три. Если говорить о работе в Коллегии по обжалованию госзакупок, например, то бывают дни, когда мы принимаем сто решений по жалобам суммарно миллиардов на пять, например. Это очень большая ответственность и большая моральная и физическая нагрузка. Короткие сроки, большое количество жалоб, огромный массив документов. А ведь есть еще моя работа как государственного уполномоченного, отвечающего за фармацевтические рынки: расследования, сговоры, антиконкурентные действия органов власти.

Человеку, который придет возглавлять Национальное закупочное агентство, нужно иметь крепкие нервы, и нужно быть сильным, чтобы противостоять внешнему давлению, поскольку в некоторых случаях нужно будет очень радикально все менять.

Если говорить о назначении министра здравоохранения, то ведь всегда была борьба за одну вещь - за закупки. Никого ранее не интересовали изменения, реформы. Когда обсуждали, кто будет министром здравоохранения, всегда обсуждали, кто будет закупать. Я лично считаю, что Минздрав не должен закупать, потому что это внутренний конфликт интересов. Поэтому то, что сейчас этого напрямую не делается, хорошо.

- И все-таки - будет создано это агентство или нет?

- Я думаю, будет создано, даже надеюсь, что в ближайшее время.

- Участники рынка говорят, что нам не были нужны международные закупки, что все можно закупать через систему ProZorro...

- Все можно, наверное. Но давайте сделаем срез того, что было до международных закупок, до 2014 года, когда завалили закупки, и сколько времени пришлось все это разгребать. И кто ответил за это? Никто.

Сейчас международные закупки догнали все сроки, вошли в нормальный ритм, несмотря на сопротивление и информационные войны. Вот это важно. Весь наработанный международными закупками опыт должен быть передан Национальному агентству. Это очень сильный вызов, давление на него со всех сторон будет огромное. Агентство должно будет собрать хороших экспертов, будут анализировать все, что касается эффективности препарата, людей, которые смогут сформировать разумную номенклатуру и корректно собрать потребность. Во главе агентства должен стоять хороший менеджер, который будет принимать трудные решения. Об этом неудобно говорить, но если в стране на закупку лекарств есть сумма, а лекарства нужно купить на 2Х, то чья-то потребность не будет удовлетворена. Поэтому решения закупочного агентства должны быть очень взвешенными и обоснованными. Нужна и команда и поддержка. Надеюсь, это будет.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > interfax.com.ua, 6 августа 2018 > № 2694307 Светлана Панаиотиди


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 августа 2018 > № 2694290 Георгий Бовт

Все душат и душат

Георгий Бовт о том, когда «санкционеры» отменят свои санкции против России

Санкции, санкции, еще раз санкции и ничего, кроме санкций. Так сейчас выглядят отношения с Америкой. Саммит в Хельсинки давал слабую надежу, что будет остановлена дальнейшая их деградация. Однако он прошел столь «удачно», что станет только хуже. Большая часть истеблишмента в США восприняла его итоги резко враждебно: якобы Трамп все «слил» Путину, подставил разведсообщество США, дав понять, что верит российскому президенту, утверждающему, что никакого вмешательства в выборы в Америке в 2016 году не было, больше, чем родным спецслужбам. Поднялась информационная истерика, Трамп был вынужден отменить приглашение Путину приехать в Вашингтон этой осенью, перенеся новый саммит на время, когда закончится «охота на ведьм» и расследование дела о «вмешательстве» и «о сговоре с русскими».

Пытаясь перехватить политическую инициативу у Конгресса, одновременно несколько высокопоставленных представителей администрации (советник по нацбезопасности Джон Болтон, глава Национальной разведки Дэн Коутс, глава АНБ Пол Накасоне и др.) собрали брифинг в Белом доме, где завили о якобы новых попытках коварных русских влиять на политические процессы в Америке. Но, мол, они начеку и враг не пролезет ни через один IP-адрес или «фейковый аккаунт» в Facebook.

Тем временем группа сенаторов не теряла времени даром и внесла законопроект о новых санкциях против России. Потому что, мол, предыдущий закон – от 2 августа 2017 года – не работает, его «саботирует администрация». В случае его принятия санкционный режим заметно ужесточится.

Текста законопроекта еще нет на сайте Конгресса, его инициаторы — сенаторы республиканец Линдси Грэм и демократ Роберт Менендес — анонсировали основные пункты билля, охарактеризовав его как «адский». Что предлагается?

Прежде всего, запрет на покупку новых российских государственных долговых обязательств. Весной от санкций против ОФЗ Минфин США воздержался, а сейчас в Конгрессе решили, что пора. Доля иностранных держателей ОФЗ за последние месяцы сократилась с более 33% до примерно 28%. Принятие санкций против новых выпусков, по мнению разных экспертов, приведет к девальвации рубля на 5-7%, в случае более жесткого варианта, предусматривающего полный запрет на обращение ОФЗ иностранными держателями – от 15%. Это неприятно, но катастрофой не станет. Мы и не такие девальвации видели. Несколько лет назад мы вполне обходились почти без иностранных держателей: в 2012 году они имели на руках лишь менее 4% таких облигаций.

Зато российские власти успешнее отчитаются о выполнении социальных обязательств (они ведь в рублях). Сенаторы США, получается, косвенно работают на «план Путина» и поспособствуют выполнению его очередного «майского указа». Также российские власти, заранее готовясь к усилению санкций, за последний год резко сократили объем владения ЦБ американскими treasures – с более чем $100 млрд долл. до примерно $15 млрд. Судя по всему, скоро ЦБ полностью от них избавится во избежание ареста активов. Который еще недавно казался невозможным, а теперь ничего невозможного в плане «плохих новостей» в российско-американских отношениях уже нет.

Будет введен запрет на финансирование новых российских нефтегазовых проектов (судя по всему, тех, что с госучастием). Запрещено будет передавать нефтегазодобывающие технологии.

В краткосрочном плане это не нанесет большого вреда. Повышение уровня добычи нефти в последние годы в России было обеспечено более ранними инвестициями в новые месторождения, что позволит сохранить нынешний уровень примерно до начала 20-х годов. За последние пять лет добыча нефти в России выросла на 6% —до примерно 550 млн т. Однако если не вкладываться в разработку теперь, то уже с 2020 года начнется спад нефтедобычи, который достигнет 10% к 2030 году. Предотвращение такого сценария зависит от развития отечественных технологий. Или приобретения китайских. Как и китайских инвестиций.

С высокой вероятностью новые санкции затронут газопроводы «Северный поток-2» и «Южный поток», хотя практическое их применение будет во многом зависеть от поведения Турции (у которой отношения с США в последнее время испортились), а также Германии и всего ЕС.

Во втором случае возможны увязки с обязательствами покупать определенное количество американского СПГ вместо российского трубопроводного газа. В долгосрочном плане США возьмут курс на вытеснение России с европейского газового рынка.

Почему-то у нас не обратили внимание на то, что новый законопроект (в анонсе это положение было) предусматривает запрет на российские поставки урана для американских АЭС. Эта мера предлагалась в качестве «контрсанкционной» в думском законопроекте, который был внесен 6 апреля по инициативе всех четырех фракций и лично спикера Вячеслава Володина. Но потом от этой идеи отказались, поняв, что она нанесет больший вред самим российским экспортерам.

В окончательном варианте данный проект был существенно выхолощен. Однако теперь американские сенаторы воспользуются «подсказкой».

Поставлять уран на американский рынок Россия начала еще в 90-х на основе соглашения ВОУ-НОУ, предусматривавшего переработку российского высокообогащенного урана (ВОУ), используемого в ядерных боеголовках, в низкообогащенный уран (НОУ). Сейчас «дочка» «Росатома» компания Tenex занимает примерно 20% американского рынка (в США 99 ядерных реакторов на АЭС), заключив 25 контрактов на $6,5 млрд с американскими компаниями до 2028 года. Квота на рынке в 20% для Tenex действует на основе межправительственного соглашения до 2020 года. Американские компании-производители топлива для АЭС еще в начале нынешнего года лоббировали идею ограничение зарубежных поставок урана в пользу своих. Это укладывается в политику Трампа «покупай американское». Так что российский уран, вопреки распространенным у нас представлениям, вполне заменим – американским производством, а также за счет поставок из Казахстана, Узбекистана, Германии, Франции, Китая (он активно развивает соответствующие технологи в последнее время), Бразилии и даже Японии.

Также упомянутый законопроект предусматривает обязательное раскрытие бенефициаров покупок дорогой недвижимости в США россиянами. Так что «криминального чтива» в духе «расследований Навального» (которому, возможно, эту информацию кто-то сливал) прибавится.

Другим важным моментом станет предоставление Госдепартаменту права определять Россию как страну-спонсора международного терроризма на основании «вредоносной активности в интернете», для выявления которой при Госдепе будет создано спецподразделение по «цифровой экономике». Предусматривается создание объединенного центра по борьбе с «гибридными угрозами». Что выльется, скорее всего, в войну России и Америки в киберпространстве.

Законопроект Линдси Грэма и Ко. может быть принят еще до промежуточных выборов в Конгресс 6 ноября. Для многих (прежде всего демократов) тема «русского вмешательства» станет той лошадью, на которой они поскачут на выборы. Больше особо не на чем. Экономическая политика Трампа выглядит пока неуязвимой: рост ВВП составляет 4%, безработица сократилась до многолетних минимумов, особенно среди испаноязычных, которые являются традиционной электоральной базой демократов. Затормозить принятие закона о санкциях в этом году может разве что напряженный график работы Конгресса, а также лоббистские усилия администрации.

Российской экономике придется жить в условиях жестких санкций еще долго, возможно, не одно десятилетие.

Если этому давлению не будет противопоставлена эффективная политика, направленная на стимулирование экономического роста на основе внутренних ресурсов и раскрепощения предпринимательской активности (начиная с 2014 года правительство в этом преуспело лишь в не очень значительной мере), нас ждет постепенное «сжатие» импорта, введение валютных ограничений, дальнейшее «закручивание гаек» в интернете, который становится чуть ли не главным «полем битвы» с Америкой. Если Google, YouTube или Facebook активно включатся в борьбу с российским «вредоносным контентом», перенастраивая определенным образом свои алгоритмы, то рано или поздно они получат ответный удар от Роскомнадзора, который вспомнит о персональных данных россиян, которые надо хранить непременно на родной российской земле и нигде больше.

При этом сами санкции даже на фоне увеличения экономического ущерба от них по-прежнему будут больше работать на политическую консолидацию режима, чем на его подтачивание. Россияне уже привыкли жить в условиях санкций, российская экономика, хотя и не достигла впечатляющих результатов роста, к ним приспособилась. Реализовано, например, более тысячи проектов по импортозамещению, которые в противном случае вряд ли состоялись бы.

«Ко всему-то наш человек привыкает», — констатировал в свое время Достоевский. Вот и сейчас уже половина россиян «не ощущают влияния санкций в отношении страны на свою повседневную жизнь», тем более что она во много «параллельна» официальной экономике. 37% считают влияние на российскую экономику негативным, а 30% — позитивным (данные Фонда «Общественное мнение» на конец весны). Доля считающих, что санкции не влияют на нашу жизнь, повышается с 2014 года: тогда таких было 34%, в 2016 году уже 40%.

По мере ужесточения санкций и доведения их до предела (пока только непонятно, где он), они будут не повышать, а утрачивать свою эффективность в плане стимулирования «сдержанности» в поведении Москвы на международной арене.

Потому что если тебя всерьез уже собираются отключать от долларовых транзакций, технологий, ограничивать объемы экспорта энергоносителей, то страна-каратель тем самым утрачивает рычаги давления, а не приобретает новые.

Какой смысл о чем-то договариваться Москве по Украине или Сирии, если за этого не будет никакого «поощрения»: ведь отмена или ослабление санкций зависит от Конгресса США, а мы помним, сколько прожила поправка Джексона-Вэника, привязанная в свое время к требованию свободной эмиграции из СССР евреев. Уже все, кто хотел, уехали и даже некоторые вернулись обратно, а она все жила.

У России становится все меньше смысла, чтобы сотрудничать в США по каким-либо международным вопросам, проще сколотить «всемирный интернационал международных хулиганов» и гадить Америке где только можно.

Попытки отрезать от современных технологий будут провоцировать активизацию промышленного шпионажа и банального воровства, пренебрежение правами интеллектуальной собственности. К чему в таких условиях чрезмерная «законопослушность»? Если мы чуть ли не официально объявлены «исчадием ада», то чего уж стесняться.

Ровно так же попытки исключить страну из мировой финансовой системы будут толкать ее на всевозможные формы «финансового хулиганства», на работу против стабильности мировой финансовой системы на основе общих правил игры. Ибо их ведь все равно нет. В конечном счете это может ударить по самим санкционерам. Отказ или сокращение внешнеторговых операций в долларах со стороны России в долгосрочном плане может ударить по самой Америке, привести к изменению правил в мировой торговле – в том случае, если этому примеру последуют другие страны, воспользовавшись услугами, например, Китая, который собирается сделать юань одной из резервных мировых валют.

Санкции оказались не способны изменить поведение, по большому счету ни КНДР (максимум, чего от нее добились, так это изменения риторики), ни Ирана, ни Кубы, ни Венесуэлы, ни теперь России.

Какая-либо корректировка курса происходит лишь в обмен на ослабление «удавки», а не ее затягивание. Однако специфика антироссийских ограничений, введенных США, состоит в том, что там не предусмотрено реалистичного варианта смягчения или отмены санкций. Они введены как бы «навсегда». И это не «переговорная позиция», а месть за «плохое поведение».

Бесконечная эскалация санкционного давления со временем увеличивает издержки для экономики «карателей». Максимальный урон для российской экономики от санкций, по данным МВФ, составил примерно 1,5 % сокращения роста ВВП. Ущерб для Запада, в силу больших масштабов его экономики, менее заметен. Однако, к примеру, Европе придется покупать больше американского СПГ, который не менее чем на треть дороже российского трубопроводного газа (для нее самой оценка ущерба от собственных санкций и российских контрсанкций привел к потере 0,3% ВВП). По подсчетам австрийского Института экономических исследований, сохранение антироссийских санкций доведет уже в ближайшей перспективе ущерб европейскому бизнесу до €90-100 млрд и потерю 2 млн рабочих мест (400 тысяч – только в Германии). Для американской экономики ущерб куда менее значителен, но, к примеру, теперь американские финансовые организация вынуждены, как минимум, нанимать дополнительный персонал и тратить ресурсы на compliance. Американские энергетические компании потерял миллиарды долларов упущенной выгоды от разработки проектов России. Так, ExxonMobil вынуждена выйти из СП с «Роснефтью», включая сворачивание разработки 3-миллирадного нефтедобывающего проекта в Карском море.

Можно, конечно, еще сильнее расширить НАТО, приняв в него не только Черногорию, но рано или поздно Грузию и Украину, хоть с Донбассом, хоть без. Однако принципиальный вопрос при этом остается безответным: готовы ли страны НАТО готовы воевать за Украину, Грузию, да даже и Прибалтику после того, как они увлеченно загонят в угол своими военными приготовлениями Москву?

К тому же в представлении многих политиков в России, если конфронтации с Западом и Америкой неизбежна (а многие исходят из того, что она вероятна), то лучше пойти на нее еще до того, как США и развернут свою глобальную систему ПРО, с помощью которой попытаются блокировать ответный российский удар массированного возмездия.

Кроме того, живущая в условиях нарастающего санкционного давления, в условиях роста изоляции от Запада Россия видится многим представителям отечественного политического класса если не как более сильная страна, то точно как более управляемая.

Санкции будут работать и дальше на укрепление антизападных настроений, на отрыв стран от западных традиций, общественных и культурных моделей поведения. Российское общество, с точки зрения той же Америки, станет еще более неуязвимым для распространения на него культурологического американского влияния.

Нынешняя ситуация вовсе не похожа на ту, что складывалась в поздние годы «холодной войны», когда многие слушали «вражьи голоса», стремясь узнать у них скрываемую советскими властями правду. Теперь мало кто ищет такой правды в западных источниках, а если и наталкивается на альтернативную отечественной информационную картину, то заведомо считает ее «пропагандой» и «проявлением двойных стандартов», что часто ровно так и есть.

Запад сделал российском обществу «прививку» от себя самого.

В будущем, когда санкционерам захочется вновь поиметь какие-либо рычаги влияния на подвергнутые ограничениям страны и взаимодействовать с ними, включая Россию, то им самим придется искать формы и поводы для ослабления санкционного давления. Сделать это будет не так уж просто.

У нынешней санкционной политики США вообще не просматривается никакой «стратегии выхода».

И это не только наши проблемы, но и их тоже. Впрочем, выходом из всякого политического тупика вполне может стать военная конфронтация. Тогда «диалог» переходит на иной уровень, что снимает многие проблемы уровня предыдущего. В зависимости от исхода такого противостояния.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 августа 2018 > № 2694290 Георгий Бовт


Молдавия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 6 августа 2018 > № 2694261 Юрий Сигов

Единством сыт не будешь

Станет ли впервые в истории одно из постсоветских государств частью другого?

Юрий Сигов, Вашингтон

Почти 27 лет минуло с того момента, когда на территории бывшего СССР образовались новые независимые государства. Какая-то часть из них все эти годы реально сражалась за собственное существование, кто-то довольно успешно прошел этап государственного становления и постепенно окреп и экономически, и политически. А кому-то до сих пор требуется неслабая внешняя помощь, чтобы попросту оставаться на карте мира в тех границах, которые были начертаны еще в советские времена.Тем не менее все эти государства объединяет на данный момент вот что: ни одно из них не исчезло именно как самостоятельное независимое образование. Ни одно из этих государств не потеряло свой суверенитет, как и ни одно из них не было присоединено или поглощено другой, соседней или просто более сильной страной.Да, есть целый набор так называемых «непризнанных» стран и территорий на постсоветском пространстве, которые по тем или иным причинам откололись от своих постсоветских образований. Но хотя они и не признаются в полном объеме так называемым «международным сообществом» (хотя по большому счету, да какое кому до этого самого сообщества дело, если речь идет о судьбах миллионов людей, оказавшихся натуральными заложниками грязнючей политики и политиканства?), тем не менее ни к кому даже очень внешне привлекательному присоединиться по крайней мере пока явно не стремятся.И вот теперь в этом процессе «сохранения государственной самостоятельности» может произойти настоящий «прорыв». Если таковым можно назвать стремление одной из бывших советских республик стать частью соседнего государства. Причем речь идет здесь вовсе не о «собирании своих бывших земель Россией», а о постепенном, медленно-ползучем процессе втягивания территории, и главное - властных структур республики Молдова в состав единой Румынии.

О чем спор-то, и кто этот весь процесс замутил?

В этом году отмечается довольно любопытная дата, о которой мало кто в мире знает, и еще меньше людей, которым до этого есть вообще какое-либо дело.

А между тем исполнилось сто лет со дня объединения Молдовы и Румынии, которое впервые случилось еще в 1918 году. Правда, одни считают, что тогда Румыния «просто» оккупировала Бессарабию (то есть нынешнюю Молдову). А другие уверены, будто никакой Молдовы никогда и не было – это одна Румыния, один народ, который говорит на одном языке и верит в одни и те же идеалы.

И хотя никаких массовых празднований в той же Молдове по этому поводу не было (да и не могло быть), сам по себе факт, когда одно из постсоветских государств постепенно «внутренне размывается» и исчезает по отдельным положениям в составе другого государства - налицо. Помимо всего прочего, Молдова - одно из трех государств в мире, где руководство и все правящие персонажи страны – это граждане другого государства (а именно Румынии). Они не только имеют румынские паспорта, но и всячески проталкивают идею исчезновения своего собственного государства и вхождения его на правах одной из провинций в состав другого.

Замечу, что подобный процесс, так сказать, двусторонний. Все эти годы после распада СССР Румыния (вне зависимости от того, кто там находился у власти, какая политическая партия и кто конкретно возглавлял правительство) проводила политику включения Молдовы в состав своей страны. И с молдавской стороны, по крайней мере верховная власть республики, также содействовала постепенному «вползанию» республики в состав соседнего государства.

Более 820 тысяч граждан Молдовы уже имеют румынские паспорта (правда, почти миллион - российские), в Румынии учатся тысячи молдавских студентов (причем за деньги румынского правительства). А через механизмы Евросоюза Румыния содержит на территории Молдовы более двухсот различных неправительственных организаций. Единственной целью которых (вне зависимости от того, что они при этом официально декларируют) является включение Молдовы в состав Румынии.

Между тем вот что очень любопытно. Несмотря на мощнейший «пропагандистский напор» со стороны Румынии и стоящих за ней структур ЕС сторонников вхождения в состав Румынии в Молдове никогда не было больше 10 процентов населения. Однако за последние пять лет это число выросло, по разным оценкам, до уже четверти всего молдавского населения. И по самым скромным подсчетам, если в Молдове у власти будет находиться та же публика, что сегодня, к 2020 году желающих стать «полноправными румынами» среди граждан Молдовы будет уже треть населения.

Почему же так происходит? Ни для кого не секрет, что с самого момента появления Молдовы на карте мира после распада СССР сама идея существования этого государства казалась даже местному населению натуральным абсурдом, не говоря уже об отношении к этому ближайших географических соседях республики. Молдова всегда ведь была частью одного из более сильных и влиятельных соседей, и самой при населении чуть больше 3 миллионов человек идти в самостоятельное «независимое плавание» ей казалось сущим самоубийством.

Даже при условии, что за все эти независимые годы Молдовы она сохранилась в своих нынешних границах, имеет флаг, гимн, президента и парламент (о них – отдельный разговор) и даже несколько десятков посольств, общее ощущение именно государственности в Молдове крайне размыто и непрочно. Власть в республике сразу же после объявления независимости захватили, как и во многих других постсоветских странах, местные олигархи. Они же поделили всю имевшуюся в республике собственность, а у обыкновенных граждан осталось, по сути дела, всего два варианта выбора – и оба связанных с эмиграцией.

Основная масса молдован нынче уехала либо в Россию, либо в страны ЕС (в первую очередь в Румынию, Италию, Испанию и Португалию). А те, кто остается в республике, либо живет за счет денежных переводов родни из-за границы, либо ждет не дождется, когда же в республике поменяется власть. Так зачем вам ее менять, когда можно просто вступить в состав Румынии- говорят им сторонники объединения, намекая и на доступ к «европейским пенсиям», и получение более высоких зарплат, и на свободу передвижения. При которой куда захочешь поехать батрачить - от Лондона до Лиссабона- туда и рванешь?

Если нет перемен в жизни, значит, точно будет хорошо в составе другого государства. Или так только кажется?

Еще одним важным стимулом для рядовых, оставшихся в республике граждан Молдовы является возможность побороть коррупцию под надзором европейских чиновников. То, что это - полная чушь, никто даже не задумывается. Но положение в так называемой «борьбе с коррупцией» в Молдове таково, что народ на самом деле верит в сказки про то, что кто-то посторонний из «цивилизованной Европы» придет и наведет у них в республике порядок. А если быть к тому моменту в составе Румынии, то всех местных коррупционеров точно пересажают.

Здесь, правда, стоит вспомнить (куда же без этого?) о сравнительно недавней истории, в которой судьбы Молдовы решались весьма специфическим образом. Как известно, СССР присоединил к себе большую часть нынешней Молдовы в 1940 году. А с 22 июня 1941 года Румыния официально не признает эту территорию советской. Когда же СССР развалился, румынское руководство прямо объявило, что их страна и Молдова – это два румынских государства, с единым народом и языком, и просто веление времени, чтобы они как можно скорее объединились.

С учетом же того, что та же Россия вообще бросила Молдову на произвол судьбы и занималась только сохранением своего присутствия в русско-язычном анклаве Приднестровья, Румыния постепенно стала претворять в жизнь план присоединения Молдовы. Для начала путем раздачи своих паспортов в республике, а затем и провозглашением отдельных регионов Молдовы «румынскими».

Но проблема вся в том, что даже при всей той «объединительной пропаганде», которая все последние годы мощнейшим образом ведется в Молдове, больше половины населения республики по-любому ни в какую Румынию входить не намерены. А все потому, что этнический состав Молдовы - отнюдь не чисто румынский, а очень даже пестрый. Здесь не только компактно проживают русские, украинцы, гагаузы и многие другие народы, кто ни за какие «ЕС-коврижки» не станет румыном, но и при продолжении навязывания процесса объединения двух стран в самой Молдове неизбежно начнется парад суверенитетов.

Ведь целый ряд регионов Молдовы (а не только фактически независимое от Кишинева с 1992 года Приднестровье) могут объявить о самоопределении и либо провозгласить собственную независимость (а что, та же Гагаузия при населении в 50 тысяч человек почему не может стать независимым государством, если это может сделать Южная Осетия при населении в 25 тысяч?)

Или судьба Приднестровья. Оно просто проголосует за вхождение в состав России (есть же не связанный с основной частью страны Калиниград, так что мешает сделать еще один «российский анклав» на территории Молдовы? А ведь на эту территорию претендует еще и Украина, которая, кстати, имеет все права потребовать для себя и сохранение Буковины, входившей в состав Украинской ССР, а сейчас также оспариваемой Румынией как часть своей «бывшей провинции, незаконно оккупированной Советами?) Так что тогда в этой самой Молдове при разделе ее территорий начнется?

Вся эта искусственно сотканная территория просто прекратит свое существование. Что в составе Румынии, что, будучи независимой - и это вполне реальный сценарий

Здесь надо упомянуть о том, что Россия ни за что не уйдет из Приднестровья, сколько бы там и в каком составе не заседали по этому поводу в Евросоюзе. А Украина вместе с Северной Буковиной и Южной Бессарабией, которые входят в ее состав, ни за что не согласится с какими-то объединительными «румынскими затеями». А ведь и в самой Румынии на сегодняшний день проживает столько представителей других народов, что может так статься, что Бухаресту будет вообще не до объединения Молдовы, а дай Бог сохранить свою собственную территорию.

К примеру, в той же Трансильвании, которая по результатам Второй мировой войны отошла от Венгрии, проживает около 3 миллионов венгров. А они имеют венгерские паспорта и вовсе не горят желанием жить в составе «расширяющейся Румынии». Если их «немножко подтолкнут к независимости» из Будапешта, то мало никому не покажется. Ведь если включат в состав Румынии Молдову, то та же Тран-сильвания может попросить «политического убежища» у Венгрии, и что тогда начнется?

А ведь у румын есть очень серьезные территориальные споры с соседями в Болгарии и Сербии. Там тоже проживают национальные меньшинства, которым также захочется независимости. И кто им в этом сможет помешать? И важно еще и то, что Румыния - далеко не самая, мягко говоря, процветающая страна Евросоюза. Да и в само объединение европейских государств она была включена вместе с Болгарией на очень урезанных правах и с целым рядом ограничений как «проводящее глубокие реформы государство».

В этой связи понятно, что жить там для простого гражданина той же Молдовы (или в составе этой страны) получше, чем у себя на родине. Но ничуть не лучше, чем напрямую отправиться работать в Италию или Португалию и уж тем более в Россию (в Москве, к примеру, многие водители трамваев и троллейбусов - приехавшие из Молдовы). И совсем не ясно, зачем для этого входить в состав другого государства, тем более, если тебя туда тянут насильно. Да к тому же ты ни к Румынии, ни к ее языку и культуре не имеешь никакого отношения.

Все вполне логично складывается насчет верхнего эшелона чиновников Молдовы, которым невероятно лестно имитировать собственную якобы независимость, называть себя премьерами, министрами, послами, гордыми представителями республики в международных организациях. А ведь при румынском варианте «объединения» всей этой блат лавочке придет неизбежно конец. Так зачем же это нужно молдавским политикам? Ведь они и с румынскими паспортами в кармане могут тем не менее оставаться официально представителями независимой и суверенной Молдовы – почему бы и нет?

Есть теоретически и еще один вариант развития событий - это смена правящих ныне в Молдове политических элит. Но кто сменит эту публику и на кого конкретно? Все верхние этажи молдавской власти давно заняты так называемыми «успешными бизнесменами» и теми, кто смог растащить по карманам бывшее советское промышленное и иное наследство СССР. Эти люди фактически и правят страной (а вовсе не парламент или премьер-министр). И сделать что-то по-иному - значит устраивать придется в республике самую настоящую социальную революцию.

Та же «верхняя власть» в Молдове для собственного населения давно уже стала настоящим посмешищем. Ведь в какой еще стране парламент запрещает президенту страны выезжать с визитами за границу, отменяет его распоряжения и делает все, чтобы именно главу государства фактически считали беспомощной марионеткой внешних сил? Устраивать же силовую смену власти вмешательством извне (а это на самом деле никому и не нужно) просто некому.

Самая активная же часть населения Молдовы (особенно молодежь) из республики уезжает в поисках лучшей жизни, старикам все давно до лампочки, а большей части оставшегося населения республики не особо принципиально, будут ли они числится в составе Румынии или их страна распадется на несколько мини-государств. Которым, так или иначе, придется присоединиться к кому-то более сильному и влиятельному.

Надежды же на то, что появятся в республике какие-то новые честные и принципиальные политики, заботящиеся о народе, - та же самая утопия, которой травят свои надежды практически во всех постсоветских республиках. Судьбой Молдовы (если она действительно намерена сохраниться как независимое государство, а не в качестве румынской провинции) находится в руках именно граждан этой республики. Но если им на самом деле все равно, что будет с их землей дальше, значит, республику ожидают не просто очень большие потрясения, но и, вполне возможно, полный распад и исчезновение с карты региона как независимого государства.

Молдавия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 6 августа 2018 > № 2694261 Юрий Сигов


Россия > Недвижимость, строительство. Экология > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2694083 Владимир Якушев, Дмитрий Кобылкин

Брифинг Владимира Якушева и Дмитрия Кобылкина по завершении заседания.

Из стенограммы:

В.Якушев: Состоялось обсуждение проекта «Жильё и городская среда» на площадке президиума по национальным проектам.

Проект очень непростой, потому что завязан на большом количестве макроэкономических показателей – мы понимаем, что это спрос и предложение. Поэтому было очень много консультаций, разных площадок. Очень много высказано мнений, которые нам приходилось постоянно отражать в паспорте проекта. И конечно, ещё рано ставить точку: мы получили сегодня ряд поручений и будем дорабатывать все эти вещи.

В рамках национального проекта у нас четыре федеральных проекта. Первый – «Ипотека», второй – «Жильё», третий – «Городская среда» и четвёртый – «Снос аварийного фонда». По всем четырём проектам предстоит достаточно серьёзная, большая работа. Все эти проекты корреспондируются с проектами, которые будут реализовывать субъекты Федерации. Сейчас пойдёт очень большой блок работы, связанной с тем, чтобы федеральные паспорта корреспондировались с региональными паспортами национальных проектов.

Поэтому можно сказать, что сегодня прошёл только очередной этап работы. Впереди ещё достаточно большая работа – субъекты Федерации будут увязывать все эти мероприятия с муниципалитетами. И в течение августа всю эту большую работу нам придётся провести.

Что касается финансового наполнения данных программ, это тоже всегда вопрос достаточно сложный. Как правило, отраслевые министерства запрашивают цифры побольше у Министерства финансов. Мы их стараемся обосновать. И естественно, там, где нет обосновывающих документов, получаем отказ. Начинаем, как правило, с очень больших параметров, потом постепенно эти позиции сближаются.

И нужно сказать, что сегодня на площадку у Дмитрия Анатольевича мы уже вышли с минимальными разногласиями. Только по одному федеральному проекту – это снос аварийного фонда. Я думаю, что в процессе дополнительных дискуссий в том числе и эти разногласия тоже будут сняты.

Д.Кобылкин: Министерство природных ресурсов Российской Федерации по указу Президента презентовало сегодня национальный проект «Экология», который состоит из 10 федеральных проектов. Мы презентовали сегодня Председателю Правительства четыре важных направления – «Воздух», «Вода», «Отходы» и «Биоразнообразие».

За всю историю Российской Федерации столько внимания, конечно, экологии не уделялось никогда. Это очень сложные проекты. Мы сегодня говорили о мероприятиях, которые нам предстоит осуществить до 2024 года, для того чтобы во многих промышленных городах – они перечислены в указе Президента – сделать воздух гораздо чище, чем он сегодня есть, очистить многие реки России, уникальные озёра – Байкал, Телецкое, многие другие.

Это проект о том, как мы планируем создать практически новую отрасль экономики – управление отходами. Сегодня практически нет такой территории в Российской Федерации, которую бы не беспокоил вопрос, связанный с нашими твёрдыми бытовыми отходами. И сегодня как раз эта тема прозвучала. В ближайшее время мы будем создавать специального интегратора – компанию, которая будет взаимодействовать с региональными операторами, выстроит отношения с субъектами Федерации и через которую будут идти экологические сборы. И благодаря этой компании мы будем создавать этот новый вид промышленности в Российской Федерации. Проект очень сложный, но убеждён, что мы с ним справимся.

Вопрос: Вопрос Владимиру Владимировичу. Поясните, пожалуйста: какой объём финансирования нацпроекта сейчас обсуждался?

В.Якушев: Давайте цифры пока не будем называть, потому что идёт обсуждение.

Вопрос: Дмитрий Николаевич, известно, во сколько оценивается проект «Экология» до 2024 года?

Д.Кобылкин: Мы также сейчас находимся на стадии согласования финансирования. Очень большой объём финансирования – внебюджетные источники, которые мы тоже уточняем. Это и деньги предприятий, наших промышленников, которые заложены в их бизнес-планы для улучшения экологической обстановки вокруг их промышленных центров. Поэтому пока цифры называть рано.

Вопрос: Вы сказали о создании интегратора. На какой базе он должен быть создан?

Д.Кобылкин: Это будет новая компания, которая будет создана или указом Президента, или федеральным законом.

Вопрос: Есть уже понимание, какие у неё будут источники финансирования? Есть ли кандидаты, кто мог бы возглавить её? И как она будет взаимодействовать с Минприроды?

Д.Кобылкин: Могу сказать, что возглавлять её будут профессионалы, это точно. То, что мы делаем, делается впервые, и у нас нет специалистов такого уровня по большому счёту. Их нам предстоит ещё найти. Эта компания создаётся для того, чтобы мы могли помочь нашим регионам воплотить указ Президента в жизнь. Это очень сложная реформа, нам всем придётся участвовать в этом. И мы хотим сделать её максимально открытой, информационно открытой.

Россия > Недвижимость, строительство. Экология > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2694083 Владимир Якушев, Дмитрий Кобылкин


Россия > Экология. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693781 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам.

О национальных проектах «Жильё и городская среда» и «Экология».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы продолжаем проработку предложений по национальным проектам, которые готовятся в рамках выполнения майского Указа Президента №204. Сегодня обсудим две темы – по жилью и городской среде и по экологии.

Начнём с проекта «Жильё и городская среда». Этой сферой мы традиционно много занимаемся. Это одна из тех отраслей, от которой напрямую зависит позитивная динамика смежных секторов промышленности, сферы услуг и, конечно, комфортная жизнь миллионов семей.

Задачи, поставленные в указе, очень масштабны. Нужно добиться того, чтобы ежегодно 5 миллионов семей улучшали свои жилищные условия. Предстоит существенно увеличить объём ввода жилья. И сделать это в условиях перехода на новую модель финансирования жилищного строительства. Законодательная база для этих целей создана. Важно синхронизировать систему банковского регулирования с этими новыми подходами, обеспечив бесперебойное финансирование отрасли.

Нельзя забывать и про ещё один важнейший ресурс – я имею в виду землю. Значительный резерв для развития национального проекта можно найти в повышении эффективности её использования как на федеральном, так и на региональном уровне. Необходимо на системной основе этим вопросом заниматься.

Но нужно, конечно, не только строить больше. Важно поддерживать спрос. А значит, как минимум необходимо добиться дальнейшего снижения ставок по ипотечным займам. У нас здесь в целом результаты неплохие. Но есть и другие возможности для того, чтобы сделать ипотеку ещё доступнее. Нужно развивать рынок ипотечных ценных бумаг. Здесь, понятно, одну из ведущих ролей должен играть Банк России.

У нас уже действует механизм расселения аварийного жилья, но нам нужно двигаться дальше, создавать новые инструменты, чтобы обеспечить устойчивое сокращение непригодного для проживания жилья и заместить его новыми, современными домами и квартирами.

Ещё один важный момент – это доверие людей. Чтобы они не опасались вкладывать деньги в недвижимость, понимали, что их деньги не пропадут из-за каких-то мошенников. Нередко это сбережения не только конкретной семьи, но и родителей, близких родственников. Поэтому нужно модернизировать и саму строительную отрасль, снижать долю устаревших технологий, максимально внедрять передовые решения – и в проектировании, и в материалах. И, конечно, уменьшать административную нагрузку на бизнес.

Но комфорт нужен людям не только в пределах нескольких десятков квадратных метров своей квартиры. Удобно должно быть и в общественных пространствах – на набережных, центральных площадях, в городских парках, на стадионах. Чтобы рядом с домом были благоустроенные дворы и скверы, детские и спортивные площадки. Люди сами должны принимать решение, в какой городской среде они хотят жить и как они хотят проводить своё свободное время.

Мы эту работу тоже начали. У нас есть предложения по этому поводу, которые подготовлены Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Подробнее доложит министр.

Коротко скажу, что в рамках национального проекта предполагается реализовать четыре федеральных проекта. Они охватывают все ключевые направления – от развития ипотеки до сокращения аварийного жилья.

Второй национальный проект, предложения по которому мы обсудим, направлен на то, чтобы кардинально улучшить экологическую обстановку в нашей стране. Сейчас во многих регионах, скажем прямо, она оставляет желать лучшего, часто негативно влияет на жизнь и здоровье людей, прежде всего в крупных городах, и, конечно, может помешать достижению показателей, которые мы запланировали в рамках национального проекта «Здравоохранение». Напомню, мы в начале июля его обсуждали на президиуме.

Проект «Экология» позволит комплексно подойти к решению проблем окружающей среды, сократить объёмы вредных выбросов на крупных предприятиях, ликвидировать целый ряд свалок и особо опасных загрязнённых зон. Но не только.

По сути, мы начинаем создание новой индустрии, которая занимается переработкой твёрдых бытовых отходов, их обращением и последующей утилизацией. Конечно, к этому нужно подключать бизнес, а также сформировать запрос на профильных специалистов, оборудование, комплектующие и различные исследования.

Также мы ожидаем улучшений в других сферах. Например, для туризма – благодаря планируемым работам по развитию профильной инфраструктуры в национальных парках, по оздоровлению уникальных озёр, таких как Байкал или Телецкое озеро. Мы на заседании Правительства в пятницу уже приняли решение выделить первый транш денег, чтобы привести в порядок часть береговой линии этого озера.

У нас есть предложения по национальному проекту, которые подготовило Министерство природных ресурсов и экологии. Подробнее доложит Министр природных ресурсов. В проект включены 10 федеральных проектов, которые охватывают многие сферы этой работы.

Давайте перейдём к обсуждению двух этих вопросов.

Россия > Экология. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693781 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Экология > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693780 Дмитрий Медведев, Алексей Гордеев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о развитии особо охраняемых природных территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с темы, которая связана с охраной окружающей среды.

Напомню, прошлый год у нас был Годом экологии, мы разработали целый комплекс мер в рамках его проведения. В том числе приняли решение создать более 11 новых национальных парков по всей стране.

Некоторые из них появились в прошлом году, ряд парков был создан в этом году, и сейчас я подписал постановление Правительства о создании национального парка «Ленские столбы» в Республике Саха (Якутия).

Это будет огромная территория площадью более 1,2 млн га с уникальным природным фондом. Знаменитые Ленские столбы были включены в Список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО в 2012 году. На территории будущего парка есть растения, которые не встречаются больше нигде в мире. Это место обитания редких животных, редких птиц, среди которых многие занесены в Красную книгу. Разумеется, мы должны сделать всё возможное, чтобы сохранить уникальную природу этих мест.

На этой неделе у меня запланирована поездка на Дальний Восток, где я собираюсь провести заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. В том числе будем обсуждать темы, связанные с экологическим туризмом.

Алексей Васильевич (обращаясь к А.Гордееву), чуть подробнее о новом парке расскажите. И что ещё планируется делать для особо охраняемых природных территорий?

А.Гордеев: Национальный парк действительно уникальный. Несколько цифр назову. На его территории обитает 38 видов крупных млекопитающих, гнездится более 100 видов птиц, ряд видов занесены в Красную книгу. Сами Ленские столбы являются геологическими обнажениями кембрийского периода, то есть им порядка 500 млн лет.

Данный природный комплекс входит в мировой список геологических объектов, подлежащих охране. Можно ещё добавить, что созданный национальный парк – 55-й в заповедной системе Российской Федерации. На территории нашей страны действует также 105 заповедников и 58 заказников, которые суммарно занимают (достаточно интересная цифра) 11% территории Российской Федерации. То есть у нас в стране много миллионов гектаров особо охраняется государством.

Дмитрий Анатольевич, сегодня на заседании президиума мы Вам будем докладывать о национальном проекте «Экология». В рамках этого проекта существует отдельный федеральный проект «Сохранение биологического разнообразия». К 2024 году планируется создание не менее 24 новых особо охраняемых природных территорий и увеличение численности редких животных на 3,5 тысячи особей.

Это большая, серьёзная работа. Мы к ней готовы и сегодня Вам доложим о плане мероприятий на ближайшие шесть лет.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте займёмся этой темой и некоторыми другими.

Россия. ДФО > Экология > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693780 Дмитрий Медведев, Алексей Гордеев


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > kremlin.ru, 6 августа 2018 > № 2693779 Александр Моор

Встреча с врио главы Тюменской области Александром Моором.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Тюменской области Александром Моором. Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития региона. Глава государства, в частности, подробно интересовался процессом строительства крупного медицинского центра в области.

В.Путин: Александр Викторович, как ваш медицинский город?

А.Моор: Наш медицинский город, я Вам отдельно презентацию покажу, развивается, строим.

В.Путин: Вы его строите с 2007 года?

А.Моор: С 2007 года, двигаемся.

(Демонстрирует презентацию.)

Здесь у нас и федеральные, и областные деньги. Это все здания, расположенные на едином земельном участке, комплексно связанные единой инфраструктурой.

Часть из них уже построена: шесть объектов построены в разные годы, в том числе федеральный центр нейрохирургии, который за федеральные деньги построен; областная больница, которую мы модернизировали; медсанчасть «Нефтяник», в которой в этом году закончен комплексный капитальный ремонт и завезено новое оборудование (там делаем роботизированные операции); радиологический центр, морфологический центр…

В.Путин: У вас шесть объектов построено и ещё два строятся?

А.Моор: Да. У нас в этом же проекте реализуется частный проект – центр «Мать и дитя». И мы построили три дома, где будет предоставляться жильё для работников: врачей и среднего медицинского персонала. Вот, соответственно, строящийся центр «Мать и дитя» и дома, уже заканчивается работа, вводим в эксплуатацию и будем людям предоставлять.

И, соответственно, у нас есть два объекта, которыми мы должны закончить проект, – это онкологический центр и областная детская больница. По областной детской больнице мы сейчас активно работаем с Минздравом с включением в национальный проект, а по онкологическому центру – история вопроса имеет четырёхлетнее движение.

Я бы просил Вас о помощи. В 2014 году вместе с Минздравом и Минфином отрабатывалось кредитование по этому проекту через Международный банк реконструкции и развития.

Мы прошли все этапы, была полностью согласована концепция, потом в силу объективных причин она не состоялась. И после Вашего Послания Федеральному Собранию Минфин сам на нас вышел, поскольку стоит задача по онкологии, а наш проект в высокой степени готовности.

В.Путин: Источники надо поискать… Объект надо заканчивать – это совершенно точно.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > kremlin.ru, 6 августа 2018 > № 2693779 Александр Моор


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 5 августа 2018 > № 2700135 Ирина Ярославцева

Этнический фестиваль «Музыки мира» пройдет в Шереметевском дворце 11 и 12 августа уже в третий раз. Артисты из Петербурга, Москвы, Тывы, Башкортостана, Карелии и других регионов исполнят традиционную музыку в этно-рок, этно-джазовом и этно-электронном звучании.

Художественный руководитель мероприятия Ирина Ярославцева рассказала, почему нужно обязательно посетить фестиваль и кого хочет слышать широкая публика.

— Музей театрального и музыкального искусства уже три года организует Этнический фестиваль «Музыки мира». Что вы как инициатор затеи поняли для себя за это время?

— Я убедилась, что мы начали очень правильную историю. В Петербурге много талантливых музыкантов, залы филармонии и театров переполнены. Но нам хотелось показать, что наша необъятная страна богата и другой, неклассической музыкальной культурой. А кто, если не мы, должны говорить об этом? Ведь Музей театрального и музыкального искусства хранит в Шереметевском дворце одну из самых крупных коллекций музыкальных инструментов, и более двух третей из 3,5 тысяч экспонатов — это инструменты разных народов всего мира. Мы поставили себе задачу показать, как сегодня звучат эти удивительные экзотические инструменты, и нам это удалось. Я сужу и по весьма восторженным откликам публики, и по тому, как изменилось отношение к этномузыке в самом музее, где прежде звучала в основном классика. Сотрудники музея открыли для себя целый мир, и теперь хочется поделиться им с как можно большим кругом людей. В этом году наш круг уже расширился: состав участников фестиваля «Музыки мира» определили сами слушатели. Мы провели открытый интернет-конкурс среди молодых этноисполнителей России и даже стран ближнего зарубежья, а победителей выбирало не только профессиональное жюри, но и все пользователи соцсетей, которые просто ставили лайки.

Как сын Шнурова разыгрывает публику

— Какие условия были на конкурсе?

— Непростые. Во-первых, владение теми или иными национальным инструментом.

— Но ведь в современной этнике часто достаточно компьютерных сэмплов с экзотическими флейтами или вокалом, а в фолк-роке вообще прекрасно обходятся гитарами и барабанами.

— Нам принципиально важно, чтобы в составе группы были мастера, играющие на традиционных инструментах своего региона. Но при этом они должны продемонстрировать авторский взгляд на народную музыку.

— То есть фольклорный вокальный ансамбль, который поет деревенские песни «как это было на самом деле», на конкурс «Музыки мира» заявиться не может?

— Лучше бы, конечно, певцы еще и играли на чем-нибудь, как это водится в тех же деревнях. Но главное, и это второе обязательное условие конкурса и фестиваля, чтобы ансамбль «переводил» этнографический материал на тот или иной современный музыкальный язык. Мы устраиваем праздник для самой широкой публики и хотим, чтобы она легко понимала то, что мы говорим о глубинных национальных истоках той или иной культуры. Поэтому у нас кантеле и йоухикко, дудук и дарбука, дошпулуур и быызанчы будут звучать в сплаве с саксофоном, компьютером, рок-гитарами и ударной установкой.

— Как вы восприняли результаты конкурса? Не секрет, что экспертное сообщество и широкая публика, как правило, кардинально расходятся во мнениях о хорошей музыке, живописи или кино.

— У нас, как выяснилось, действует другое правило: экспертное жюри и посетители соцсетей абсолютно сошлись во мнениях о первой и второй премии. Тувинская группа Khoomei Beat и «Сойма» из Великого Новгорода вышли в общие фавориты без малейших разногласий. Небольшие расхождения мы увидели в распределении второго и третьего мест: публике больше понравились петербуржцы «Ветер всем» и Ingervala, а профессиональное жюри с чуть большей охотой голосовало за белорусскую «Альтанку». Конкурс доказал, что наши заинтересованные слушатели чувствуют качественную музыку тонко и безошибочно. Своей публике нужно доверять. Так мы и делаем.

— Нет ли ощущения, что этномузыка, как и классический джаз, искусство для сравнительно небольшого круга ценителей и знатоков?

— Но что такое музыка для всех? Ее просто не бывает. Сколько людей — столько мироощущений, языков, музык. Каждому свое. При этом, каждый день видя друг друга на улице, встречаясь глазами, мы не осознаем, что Петербург — очень многонациональный город, у нас живут люди более 130 национальностей. И за каждым из них — целая культура, узнавать которую как минимум интересно и полезно. На фестиваль приезжают представители разных регионов России со своим драгоценным национальным наследием, и делиться их творчеством — настоящее наслаждение. А петербуржцам не нужно ехать за тысячи километров на Восток, Юг или Север своей страны, чтобы погрузиться в невероятную экзотику. Можно просто прийти в Шереметевский дворец, сделать пару-тройку открытий и стать богаче.

— Как на этот раз будет устроен фестиваль?

— В этом году наш фестиваль впервые раскинется сразу на трех площадках. Гости сначала попадут в парадный двор Шереметевского дворца, где будут стоять национальные юрты. Тут вам и материальная культура башкир или народов Русского севера, и тут же — нематериальная: песни, танцы, игры и сказания. Во дворе мы устроим большую ярмарку — представление народных ремесел и, главное, этнических инструментов, которые создают современные мастера. Александр Теплов, Илья Доброхотов, Иван Белоусов, Павел Щелков покажут свои гусли, балалайки, нюккельхарпы или кельтские арфы, сыграют, расскажут об истории музыкальных инструментов.

В Музее музыки каждый час с 14:00 до 17:00 будут проходить интерактивные экскурсии, в ходе которых можно будет поиграть на копиях музейных инструментов, а в концертном зале состоятся встречи с музыкантами — хедлайнерами фестиваля. Специальные гости праздника — гусляр-экспериментатор Ольга Глазова и алтайская мастерица горлового пения Чейнеш Байтушкина. Пропускать редкий случай не только послушать, но и лично пообщаться с уникальными музыкантами, не советую.

Из личного опыта прошлых фестивалей особенно рекомендую поучаствовать в коллективной импровизации на ханг-драмах и прочей перкуссии, 11 августа — в Белом зале Шереметевского дворца, а 12 августа — прямо на траве. На хангах и глюкофонах можно издавать прекрасные звуки, даже не зная нотной грамоты и не умея играть ни на чем: ни с чем не сравнимый воодушевляющий опыт. Ну, а с 17:00 и в субботу, и в воскресенье мы все плавно перейдем в Фонтанный сад, где на большой опен-эйр сцене пройдут концертные марафоны: от карельской группы Sattuma до московского этноджазового суперпроекта Seven Eight Band и башкирских звезд «Аргымак».

«Ради чего мы должны хавать пропаганду?»

— В Фонтанном саду мы привыкли посещать концерты, кинопоказы и фестивали Музея Анны Ахматовой. А теперь там и вы обустроились

— Мы очень дружим с коллегами. Более того, вместе с Ахматовским музеем и Театром «На Литейном» мы разрабатываем амбициозный проект целого культурного кластера под брендом «Шереметевский квартал». Мы объединим творческие усилия в создании единого интересного пространства: первые результаты петербуржцы увидят зимой или весной следующего года.

— Фестиваль три года собирает по всей стране этногруппы. Насколько это сложно?

— Наша сложность не в количестве хороших музыкальных проектов, а в их дислокации. Есть великолепные коллективы, которые живут так далеко, что нам просто не хватает средств, чтобы их привезти. Комитет по культуре неизменно поддерживает фестиваль, однако добраться до Петербурга из Якутии, Ханты-Мансийска, кавказских регионов дороже, чем из Европы. Мы ищем партнеров, может быть, слишком скромно и негромко, и на будущий год планируем посвятить фестиваль странам балтийского региона. Хотя в России еще столько интереснейшей музыки.

— На сколько лет фестивалю хватит интересной российской музыки, как думаете?

— Лет на девять. А потом появятся новые чудесные группы, и мы продолжим работать.

Ольга Комок

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 5 августа 2018 > № 2700135 Ирина Ярославцева


Абхазия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2695989 Адгур Ардзинба:

Адгур Ардзинба: Абхазии все тяжелее бороться за туриста

Десять лет назад Абхазия восстановила полный контроль над своей территорией, вытеснив грузинские войска из Кодорского ущелья. Вскоре Абхазия и Южная Осетия были признаны Россией. Это открыло путь для масштабного сотрудничества этих республик с РФ в экономической сфере. Министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба рассказал об успехах Сухума за последние годы, а также о том, сможет ли когда-нибудь республика жить без дотаций из российского бюджета.

- Как бы вы оценили развитие экономики Абхазии за последние 10 лет?

— Как известно, в тяжелое послевоенное время до 2000 года Абхазия фактически находилась в состоянии блокады. Страны СНГ по инициативе Грузии ввели экономические ограничения в отношении Абхазии, которые поддержало, в том числе, и тогдашнее руководство Российской Федерации. С приходом к власти нового президента России отношение к Абхазии стало меняться. С этого времени после снятия блокады началось восстановление Абхазии, в котором большую роль и поддержку оказывала Россия. Между нашими странами стали выстраиваться прочные стратегические отношения, основанные на традициях дружбы между нашими народами.

Экономика Абхазии развивалась медленно, потому что остро ощущался недостаток финансовых средств и трудовых ресурсов. В условиях практически полностью уничтоженной во время войны 1992-1993 годов инфраструктуры ожидать резкого скачка не приходилось. Все изменилось в 2008 году, когда волевым решением руководство Российской Федерации во главе с президентом Дмитрием Медведевым признало независимость Республики Абхазия. В соответствии с заключенными договоренностями Россия стала оказывать ежегодную финансовую помощь нашей республике, которая направлялась на восстановление инфраструктуры и социальных объектов. Благодаря этому и нашим собственным внутренним возможностям, потихонечку стала развиваться и экономика. С каждым годом стал возрастать туристический поток в республику, который преимущественно состоит из граждан России. Государство и предприниматели начали восстанавливать и агропромышленный комплекс. Именно туризм и агропромышленный комплекс являются основными локомотивами и движущей силой экономики Абхазии.

- Есть ли перспективы у Абхазии жить когда-нибудь без дотаций России? Какой процент в бюджете Абхазии сейчас составляют трансферты из России?

— Вскоре после международного признания мы подписали с РФ Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Для более эффективной финансовой помощи из России была создана "Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия", которая формировалась Межправительственной комиссией и принималась на три года. В первые годы ее реализации уклон делался в сторону социальных объектов и инфраструктуры. В дальнейшем, уже при президентстве Рауля Джумковича Хаджимба, в программу стали включаться и объекты реального сектора экономики, которые должны приносить прибыль.

В 2015 году Рауль Джумкович поставил перед государством цель увеличить собственные доходы бюджета. И уже к 2016 году рост собственной доходной части государственного бюджета увеличился почти в два раза. Это стало возможным благодаря повышению эффективности налогового и таможенного администрирования, выведению из тени налогооблагаемой базы, оздоровлению сферы налоговых правоотношений. Поэтому в перспективе мы надеемся выйти на приемлемый уровень самофинансирования. Сейчас за счет российской финансовой помощи формируется около 50% госбюджета, тогда как, например, еще в 2013 году ее доля составляла около 75%.

- Каков сейчас размер бюджета Абхазии, за счет каких отраслей он формируется? Есть ли какая-то динамика в развитии отдельных отраслей экономики Абхазии?

— Основная бюджетообразующая отрасль — это, конечно, туризм и все, что с ним связано. Абхазия позиционирует себя как курортная страна и постепенно увеличивает качество предоставляемых туристических услуг. В условиях глобальной конкуренции бороться за туриста становится все тяжелее. Тем не менее, нам есть что предложить гостям, и ежегодно увеличивающееся число людей, приезжающих в Абхазию на отдых, подтверждает это. Если сравнивать с тем, что было десять лет назад, то эта сфера существенно развилась.

Признание дало нам возможность развивать международную торговлю, в первую очередь, с субъектами Российской Федерации. За прошедшее время подписаны десятки соглашений с регионами России, которые наполнились реальными делами. Каждый год растут показатели внешнеэкономической деятельности. За десять лет объем внешней торговли увеличился в разы. Экспорт товаров из Абхазии, 70% которого приходится на Российскую Федерацию, с 2014 года по 2016 год вырос на 89%. Абхазия входит в пятерку стран-лидеров по поставкам винодельческой продукции на российский рынок, которые в 2017 году покрыли 75% всего экспорта. Только за 2017 и 2016 годы из Абхазии в Россию было экспортировано винодельческой продукции на сумму 2,7 и 2,5 миллиарда рублей соответственно.

В 2017 году исполнение основных параметров государственного бюджета республики составило чуть больше 10 миллиардов рублей, на 2018 год запланировано 9,5 миллиарда рублей. Небольшое уменьшение связано с особенностями "Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия", которая реализуется в течение трех лет.

- Какие главные успехи абхазской экономики вы видите за последние 10 лет?

— Как я говорил выше, за этот период времени рост наблюдается повсеместно. По данным Управления государственной статистики из года в год стабильно растет объем валового внутреннего продукта. Помимо развития туристической отрасли и строительства новых объектов размещения, в последние годы появляется много новых предприятий и в сельскохозяйственной отрасли. Что особенно важно, увеличивается число экспортоориентированных предприятий.

Благодаря программе льготного кредитования среднего и крупного бизнеса, реализованной совместно с ООО "Инвестиционное агентство" удалось создать восемь крупных по меркам Абхазии проектов с общим объемом инвестиций более одного миллиарда рублей. Это предприятия по выращиванию и переработке фруктов и овощей, хлебобулочных и макаронных изделий, мясоперерабатывающий завод, гостиничные комплексы и другие. От этой масштабной программы мы ожидаем в перспективе создание более 400 рабочих мест и налоговые поступления более 150 миллионов рублей в год.

Несмотря на положительную тенденцию развития практически во всех отраслях, очевидно, что уровень жизни населения пока еще неудовлетворительный. Сегодня уровень жизни в Абхазии значительно ниже той же Российской Федерации. Если брать ВВП на душу населения, то у нас этот показатель примерно в 4 раза меньше, чем в России. Есть к чему стремиться.

- Насколько защищены, по вашей оценке, иностранные инвестиции в Абхазии? В прессе появлялись сообщения о рейдерских захватах цехов, построенных российскими инвесторами. Готовятся ли какие-то новые законопроекты по защите иностранных инвестиций?

— В области безопасности иностранных инвестиций государство в лице власти выступает в роли гаранта. Также на территории Абхазии действует абхазо-российский информационно-координационный центр при МВД.

Что касается поддержки и поощрения инвестиций в Абхазию, то у нас одни из лучших правовых условий для привлечения инвестора. Два года назад было создано Государственное инвестиционное агентство, которое призвано оказывать поддержку инвесторам с самого момента зарождения идеи о создании бизнеса на территории республики. Госинвестагентство уже успешно ведет около десятка крупных инвестиционных проектов по всей Абхазии.

В соответствии с законом "Об инвестиционной деятельности" для крупных инвесторов существует ряд преференций и послаблений. Например, инвестпроекты, соответствующие определенным законом требованиям, могут быть освобождены полностью или частично от налога на прибыль и налога на имущество. Это так называемые "налоговые каникулы", предоставляемые государством на срок до 8 лет.

Для инвесторов также действует программа поддержки экспортоориентированных предприятий, в рамках которой предусмотрены меры финансовой поддержки, направленные на возмещение организациям-экспортерам затрат, связанных с производством и продвижением продукции.

- Какова судьба российского комплексного плана по вложениям 10,8 миллиарда рублей в инфраструктуру Абхазии в 2013-16 годах? Имел ли он эффект? Довольны ли вы им? Все ли удалось воплотить? Был ли он продолжен в каком-то виде? Если да, то в каком объеме?

— Как я уже сказал ранее, инвестпрограмма направлена в первую очередь на восстановление объектов социальной сферы, дорог и объектов инфраструктуры. Значительная часть средств за этот период была направлена на восстановление и модернизацию энергетического хозяйства республики, которое находится в критическом состоянии. Также в программу были включены и объекты реального сектора экономики, в основном сельскохозяйственной направленности.

Это, безусловно, большое подспорье для нашего государства. Благодаря российской помощи мы восстанавливаем больницы, образовательные учреждения, объекты культуры. Все мероприятия, предусмотренные программой, выполнялись в срок, либо корректировались абхазо-российской межправительственной комиссией. За годы ее реализации уже выработался четкий подход, обеспечивающий прозрачность осуществления всех мероприятий.

Сейчас в реализации следующая программа, рассчитанная до 2019 года, и уже ведется работа по разработке программы на следующие три года. Это уже зарекомендовавший себя механизм поддержки Республики Абхазия, который за прошедшие годы продемонстрировал свою эффективность.

Абхазия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2695989 Адгур Ардзинба:


Египет > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694207

В египетском Луксоре рабочие во время ремонта дороги обнаружили под землей новую статую Сфинкса, об этом заявил глава управления по делам памятников древности провинции Мухаммед Абдель Азиз.

Чиновник отметил, что статуя имеет аналогичную знаменитому Сфинксу в Гизе форму льва с человеческим лицом.

Специалисты пока не торопятся извлекать древний памятник из земли, чтобы не повредить его из-за резких климатических изменений.

Создать Сфинкса в Гизе распорядился Хефрен, четвертый фараон Четвертой династии Древнего царства (ок 2500 г. до н.э). Высеченная из скалы статуя льва с человеческим лицом до сих пор остается крупнейшей в мире.

Считается, что Хефрен приказал придать собственные черты лицу этого чудовища (сфинкс в переводе с арабского — "отец страха"). Все последующие фараоны, по мнению историков, считали своим долгом, не трогая основу Сфинкса, "обновлять" только его голову, стремясь, как и Хефрен, добиться максимального сходства с собой.

Египет > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694207


Испания > Армия, полиция > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694196

Один из самых известных боевиков баскской террористической организации ЭТА Санти Потрос, приговоренный испанским судом почти к трем тысячам годам заключения, вышел из тюрьмы, отсидев в общей сложности 31 год.

Утром в воскресенье Санти Потрос (настоящее имя Сантьяго Арроспиде Сарасола) покинул тюрьму Топас (Саламанка). Кадры, как Санти Потрос покидает тюрьму, показало государственное телевидение Испании.

Санти Потрос причастен к организации 40 терактов, в том числе одних из самых кровавых в истории страны, — в июне 1987 года в супермаркете Hipercor в Барселоне, в результате которого погиб 21 человек, и в 1986 году на площади Доминиканской Республики в Мадриде, тогда погибли 12 сотрудников Гражданской гвардии.

В 1987 году Потрос был арестован во Франции и отсидел там 13 лет за хранение оружия и взрывчатки. В 2000 году его экстрадировали в Испанию, где его приговорили почти к трем тысячам годам заключения по одиннадцати преступлениям.

Однако в 2006 году Национальный суд принял решение объединить в одно все дела, по которым был осужден террорист, и постановил, что максимальный срок наказания может составить 30 лет, то есть Потрос должен был выйти на свободу в 2030 году. Позже срок сократили до 2025 года, после отмены Европейским судом по правам человека "доктрины Парот", согласно которой террористы и другие осужденные на долгий срок не могли рассчитывать на досрочный выход из тюрьмы в Испании. Кроме того, в 2008 году ЕС ввел нормы, согласно которым сроки отбывания наказания в странах — членах ЕС суммируются.

Потрос вышел на свободу в декабре 2014 года, однако в январе 2015 года был арестован по новым обвинениям — теракту в Мадриде в 1986 году и в Барселоне в 1987 году.

В общей сложности 70-летний Потрос провел за решеткой 31 год: 13 лет во Франции и 18 — в Испании. Первое преступление он совершил в июне 1980 года — убийство полицейского в Памплоне.

Ассоциация жертв терроризма (AVT) осудила освобождение террориста.

Террористическая группировка ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna — "Страна Басков и свобода") была основана 31 июля 1959 года, во времена диктатуры Франсиско Франко, ее целью провозглашалось создание независимого государства — Euskal Herria (баскские земли, включают испанскую и французскую Страну Басков). Жертвами за всю историю существования, по официальным данным, стали 829 человек. Организации жертв терроризма заявляют, что в результате действий террористов погибли более 850 человек. В 2011 году ЭТА объявила "бессрочное и всеобщее перемирие". В ответ на это правительство Испании потребовало ее самороспуска.

Весной 2018 года ЭТА объявила о роспуске всех своих структур и полном прекращении деятельности. Однако в заявлении она извинилась лишь перед теми своими жертвами, которые "не принимали прямого участия в конфликте". Таким образом, ЭТА разграничила своих жертв, отказавшись просить прощения у родственников сотрудников правоохранительных органов и политиков, которые погибли в терактах.

Испания > Армия, полиция > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694196


Индия > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694189

Индийская организация космических исследований (ISRO) приняла решение отложить отправку к Луне автоматической экспедиции "Чандраян-2" с небольшим луноходом на борту на 2019 год, передает телеканал NDTV.

"Дата старта перенесена на 2019 год", — цитирует NDTV слова директора Спутникового центра ISRO доктора М.Аннадураи.

Телеканал напоминает, что это уже второй перенос запуска миссии "Чандраян-2". Первоначально предполагалось, что пуск состоится в апреле 2018 года, однако в марте выяснилось, что он был перенесен на октябрь. Причиной новой отсрочки, как отмечается, стали "технические затруднения".

Проект "Чандраян-2" является продолжением индийской лунной программы, начатой аппаратом "Чандраян-1", который был запущен к Луне в октябре 2008 года. Этот аппарат проработал на лунной орбите 312 дней, а также отправил на ее поверхность ударный зонд. В рамках миссии "Чандраян-2" ISRO продолжит изучение минералогического и элементарного состава лунной поверхности.

Изначально задумывалось, что эта миссия будет осуществляться при участии России, которая будет отвечать за посадочный модуль, но в 2013 году было принято решение, что все составные части будут индийскими.

Индия > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694189


Россия. Египет > Агропром > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694186

Египет значительно увеличил экспорт сельхозпродукции в Россию и продолжает наращивать объемы поставок на фоне сохраняющихся контрсанкций, заявил РИА Новости замглавы комитета египетского парламента по сельскому хозяйству Хишам аль-Хасри.

Четыре года назад, 6 августа 2014 года президент России Владимир Путин запретил импорт в Россию некоторых видов сельхозпродукции, сырья и продовольствия из стран, которые применили антироссийские санкции: США, государств ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. Под запрет попали мясо, колбасы, рыба и морепродукты, овощи, фрукты, молочная продукция.

"Мы стремимся воспользоваться контрсанкциями, которые Россия ввела против стран Европейского союза, так как российский рынок — важнейший для Египта наряду с китайским", — сказал собеседник агентства.

Первого августа египетские власти опубликовали данные по экспорту сельхозпродукции за период с сентября 2017 по май 2018 года, согласно которым Россия стала главным покупателем египетских овощей и фруктов, опередив Саудовскую Аравию и страны Евросоюза. За этот период Египет поставил в Россию сельхозпродукции на сумму более 307 миллионов долларов.

В то же время, по мнению египетского депутата, поставки сельхозпродукции в Россию по итогам 2018 года могут вырасти на 25% по сравнению с 2017-м. "Совет по экспорту сельхозпродукции предметно занимается российским рынком с целью увеличения поставок. Очевидно, что спрос на овощи и фрукты в России растет", — сказал аль-Хасри.

По его словам, египетские производители значительно увеличили поставки винограда и мандаринов, "по которым конкуренция на российском рынке не такая высокая, как в случае с апельсинами, поступающими в Россию из разных стран".

Парламентарий также сообщил, что в ходе предстоящей сессии египетские депутаты намерены обсудить ряд законов, направленных на увеличение сельскохозяйственного экспорта.

Надим Зуауи, Маргарита Кислова.

Россия. Египет > Агропром > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694186


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 августа 2018 > № 2694135 Нино Бурджанадзе

Бурджанадзе: Саакашвили сказал, что у России много танков, но все ржавые

Интервью Нино Бурджанадзе ИА REGNUM

ИА REGNUM : В среду 8 августа исполняется десятая годовщина начала военной схватки между Россией и Грузией. Вы ушли из правительства Саакашвили еще до начала событий, но были хорошо осведомлены о происходившем. Зачем открыли огонь по Цхинвали, а затем — по российским миротворцам?

Десятая годовщина трагических событий в Цхинвальском регионе. Это трагедия потери человеческих жизней с обеих сторон, как среди военных, так и среди мирного населения. Это также трагедия для грузинской государственности и для российско-грузинских отношений в целом. Отзвуки тех событий влияют на наши отношения по сей день. Приходится констатировать, что за истекшие десять лет правительство Грузии ничего не сделало для того, чтобы смягчить эту трагедию и вывести отношения с Россией из тупика.

Сама я много раз говорила о том, что втянувший Грузию в эту войну Саакашвили должен ответить за это. Правительство Грузии выдвинуло против Саакашвили обвинение в коррупции. Но не это главное. У нас к нему куда более серьезные претензии, нежели его пристрастие к дорогим пиджакам. Саакашвили надо судить именно за его роль в тех событиях десятилетней давности.

Требуется серьезное расследование тех событий, ибо мы доселе не знаем, что побудило Саакашвили отдать те безумные приказы. Он называл это восстановлением конституционного строя, а на самом деле он развязал войну. Я настаиваю на том, что шагом к улучшению грузино-российских и грузино-осетинских отношений должно быть наше независимое расследование. К сожалению, этого не произошло.

Я могу отметить, что в первые часы конфликта Саакашвили был убежден, что Россия не вмешается. Видимо, он считал, что Москва побоится его заокеанских патронов и останется в стороне. Более того, Саакашвили полагал, что его небольшая, но оснащенная по стандартам НАТО армия сумеет победить Россию, если та выставит войска против него. Я лично как-то беседовала с ним на тему возможного столкновения с Россией. Он сказал тогда, что у России есть много танков, но все они ржавые. Я пыталась ему возражать, но он не услышал меня, к сожалению.

ИА REGNUM : После того, как пагубность этой войны стала очевидна, были ли попытки со стороны правительства Саакашвили сменить политический курс?

После войны никто не ждал диалога со стороны Саакашвили. Его тогда интересовало только спасение собственного правительства, а никак не судьба государства. Помню, как вскоре после войны грузинская делегация посетила США, где шла тогда предвыборная гонка. Мы общались как с республиканцами, так и с демократами. Представители Саакашвили говорили только о том, что им требуется финансовая помощь, чтобы их не скинул народ. Их интересовало только сохранение власти, а страна — ничего не значила.

К сожалению, новое грузинское правительство, опирающееся на Иванишвили, тоже не вступило в конструктивный диалог с Россией. И это моя главная претензия к ним. Они могли открыть новую страницу, но новая власть не сделала этого по очень простой причине. Они страдают болезненной зависимостью от Запада и США. Если точнее, то они просто боятся американского посольства. Не то чтобы их кто-то вынуждал не вести диалога с Россией, но они опасаются ярлыка «пророссийские» и т. д. Они уже столько лет у власти и не начали прямого диалога ни с Россией, ни с Южной Осетией. На мой взгляд, это просто преступление против интересов грузинского народа.

ИА REGNUM : В прошлом году более миллиона россиян посетили Грузию. Однако Россия до сих пор не отменила визы для граждан Грузии, желающих посетить Россию. Что это за странности, чем они объясняются?

У нас все рады российским туристам. Туризм может внести свою лепту в улучшение российско-грузинских отношений. К нам приезжает все больше и больше туристов из России. Этому способствует, среди прочего, безвизовый режим для россиян с нашей стороны. А вот гражданам Грузии требуются визы для посещения России, что очень осложняет весь процесс и вредит нашим отношениям. Я неоднократно говорила об этом в Москве. Два года назад президент Путин ясно высказался, что визовый режим с Грузией следует отменить. Скажу с сожалением, что некоторые люди в Грузии испугались, что это приведет к сближению с Россией и не понравится вышеупомянутым патронам. Назначенный на переговоры с Россией Зураб Абашидзе высказался в том духе, что, мол, это не наш интерес и мы не просили Россию и что это дело России… Тем не менее я убеждена, что отмена визового режима была бы мудрым шагом.

ИА REGNUM : Прошло десять лет. Грузия так и не вступила в НАТО. Нужно ли ей это членство в Североатлантическом альянсе?

Все серьезные политики в Грузии понимают, что разговоры о членстве в НАТО — это не более, чем разговоры. Было время, до 2008 года, когда это было возможно. Но сейчас картина другая. Грузия в общепринятых границах включает Абхазию и Южную Осетию, а там расположены две российские военных базы. Да и нужно ли это самой Грузии? Мне очевидно, что вступление в НАТО не только нереально, но и вредно. Ведь получается, что ради вступления в НАТО придется отказаться де-факто от Абхазии и ЮО. Для меня основа политики Грузии в ее внеблоковом статусе. Это должно быть закреплено в Конституции.

В этом контексте замечу, что имевшие место у нас учения с представителями НАТО в непосредственной близости российских баз — это никому не нужные действия, просто приводящие к раздражению российской стороны. Нам нужно думать о восстановлении отношений с Россией, а не участвовать в таких маневрах, которые никому не приносят пользы.

ИА REGNUM : Вы часто говорите о судьбе грузинских беженцев 1993 года. Как сложилась их судьба? Какие перспективы у них? Какая часть беженцев хотела бы вернуться в свои дома?

Сегодня насчитывается более трехсот тысяч грузинских беженцев из Абхазии и еще десятки тысяч из так называемой Южной Осетии. Эти люди находятся в трагическом положении, ибо потеряли все в своей жизни. Их изгнали из их домов, лишили крова и будущего. Большая часть беженцев не может даже посетить могил предков. Но они хранят память о том, как они жили столетия в дружбе и с абхазами, и с осетинами.

Хочется верить, что в Грузии придут к власти такие люди, которые смогут вести честный и дружественный диалог как с Россией, так и с абхазами и осетинами — чтобы мы снова могли жить вместе в мире. Не сомневаюсь, что большая часть беженцев мечтает вернуться и жить в мире с соседями.

ИА REGNUM : Чем Вы объясняете то, что нынешнее грузинское правительство не сделало ничего существенно позитивного для улучшения отношений с Россией?

Хочу напомнить, что Бидзина Иванишвили обещал еще в 2012 году, что он восстановит справедливость во всем, что касается войны и незаконных действий президента, а также нормализует отношения с Россией. Он не сделал ни того, ни другого, и более того: назначил (по сути) на пост президента человека, который просто опозорил Грузию. Президент России обратился к нему с предложением о встрече. В ответ наш президент сказал, что он должен сперва посоветоваться с западными партнерами. Это позорное пренебрежение нашим суверенитетом и позорная реакция на протянутую руку со стороны соседа.

Риторика несколько изменилась, но содержание — неособенно. Дело в том, что господин Иванишвили пришел к власти не для того, чтобы сделать что-то для Грузии. Ему важно не попасть в какой-нибудь санкционный список и не допустить того, чтобы его капиталы в США были заморожены. Поэтому все свои решения он сверяет с мнением американского посла.

Не забывайте, что Иванишвили сам был премьер-министром и мог еще тогда запросить встречу с президентом России или с премьер-министром. Но он не сделал ничего для восстановления добрососедских отношений. Все это из-за боязни неблагосклонности американцев.

ИА REGNUM : В Грузии заметны признаки кризиса нынешней власти. Какие перспективы на выборах в 2020? Какие планы у Вас?

В Грузии сегодня не кризис власти, а практически отсутствие нормально функционирующей власти. Ни одно решение не принимается без неофициального лидера страны Бидзины Иванишвили. Это самая неэффективная власть у нас. Они все действуют в интересах одного олигарха, который считает, что «купил» страну и полностью ориентируется на своих партнеров за пределами Грузии.

После прихода к власти Иванишвили мог бы покончить с дискредитировавшим себя национальным движением. Вместо этого он объявил политику сотрудничества с ними. Ему было выгодно иметь слабую и непопулярную оппозицию. Однако теперь ситуация поменялась, и я не исключаю, что в 2020 он попытается передать власть Саакашвили снова. Кстати, сам Саакашвили объявил о своем скором возвращении. Но даже если это будет не сам Саакашвили, а кто-то из его соратников, наподобие Бокерии, это будет угрозой самому существованию моей страны. Поэтому я буду бороться. И я сделаю все, чтобы этого не произошло.

 Авигдор Эскин

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 августа 2018 > № 2694135 Нино Бурджанадзе


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 августа 2018 > № 2695988 Анатолий Бибилов

Анатолий Бибилов: войны в 2008 году избежать было невозможно

Приближается десятая годовщина войны августа 2008 года. О том, как началось наступление Грузии на ночной Цхинвал и о работе грузинских спецслужб сегодня, о достижениях Южной Осетии за прошедшие десять лет и о предстоящих соглашениях с Дамаском, о перспективах бизнес-контактов с сирийскими партнерами и росте собственных доходов республики в интервью РИА Новости рассказал югоосетинский президент Анатолий Бибилов.

- В августе 2008 года вы были заместителем командира батальона миротворцев. Как вы узнали, что началась война, началось наступление грузинских войск?

— Я узнал об этом ровно в то же самое время, как об этом узнал народ республики Южная Осетия. Все жители Цхинвала узнали об этом во время начала массированного обстрела столицы.

А если по большому счету, то начало войны все-таки пришлось на 1989 год. А в 2008 году наступил апогей всех событий, которые происходили с тех времен. В 2008 году уже 1 августа снайперы начали уничтожать обычных людей.

Вечером 7 августа я находился в воинской части миротворческих сил. Оттуда я поехал на улицу Победы к своему другу. К нему приехал в гости наш общий друг — десантник. Это было как раз прямо перед началом — когда все успокоилось. Это было начало одиннадцатого. Мы посидели, поговорили, в это время начался обстрел. Затем на минут 10-15 утихло, я поехал в воинскую часть.

- Вы сразу поняли, что это война?

— Даже после объявления Грузии о том, что не будет применяться сила, не будет даже реакции на провокации, определенное подобие успокоения было, но и тревога сохранялась.

- Вы помните, какие мысли проносились у вас в голове, когда начался обстрел?

— В первую очередь уже в мозгу были мысли о том, какие действия мы должны совершить, чтобы остановить наступление, что мы можем сделать. И для этого ко мне подошли люди из одного из подразделений и попросили меня что-нибудь организовать. Они не знали, что делать. Подошли Гена Чочиев и Алан Котаев, мы поехали через село Тбет и увидели, что техника со стороны Хетагурово уже шла в эту сторону. Конечно, уже шел обстрел. Нас самих обстреливали. Мины ложились прямо за нами. Помню, я еще водителю Котаеву говорю, прибавь скорости, разрывы сзади. Мы видели, что техника идет — это было 8-го утром. Я уже тогда понял и моим попутчикам сказал, что здесь делать нечего, надо уже возвращаться в город и организовывать оборону города. Другого варианта и других каких-то представлений у меня лично не было.

К сожалению, на подступах к городу погибли омоновцы. Я им тогда говорил — надо в город отойти. Но они выполняли приказ и, надо отдать должное этим героическим ребятам, они не отошли от этого приказа ни на секунду, но и сложили головы. Уже в городе я получил непосредственно приказ от Казбека Фриева (начальника североосетинского батальона Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ), и мы уже организовали оборону в районе привокзальной площади, напротив гостиницы. Заняли вторые этажи в корпусах и встречали противника, который через некоторое время уже поднимался.

Единственное, о чем переживал — за детей и за семью, которая находилась недалеко. Они были у моего тестя в подвале. И тревога, конечно, была.

- За несколько дней до конфликта детей эвакуировали из Цхинвала. Почему вы решили оставить своих в городе?

— Такой ведь организованной массовой эвакуации не было. Призыва к эвакуации не было. Я такого не помню. Если бы я знал, что идет организованная эвакуация, тогда я, может быть, воспользовался бы.

- Как вы считаете, можно ли было избежать той войны? Или она все равно должна было рано или поздно случиться?

— Наверное, нет. Ее невозможно было избежать. Ее можно было бы избежать, если бы не было того же Саакашвили. Саакашвили не был сторонником переговоров. Он не был сторонником решения вопросов политическим путем. У Саакашвили была четкая установка (он сам ее себе дал или кто-то ему ее дал), что вопрос надо решить точно также, как он решил в Аджарии. Дескать, я пришел, я хороший парень, я сильный и все. Но после прихода к власти Саакашвили стало понятно, что при его риторике, его агрессивных высказываниях, его эмоциональности переговорный процесс подходит к концу. Никаких иллюзий не было. Другое дело, что мы, конечно же, не ожидали такой массированной огневой подготовки. В принципе ни один здравомыслящий человек не мог ожидать, что в полночь начнут бомбить город. Кто мог такое ожидать. Такое только НАТО сделало в Югославии.

- Что изменилось в республике за прошедшие 10 лет?

— Первое и самое главное изменение — люди начали жить спокойно. Люди не боятся, что сейчас начнутся обстрелы. Люди не находятся в постоянной боевой готовности для того, чтобы совершить рывок по лестнице и оказаться в подвале, в укрытии. Это самое главное достижение. Ведь для любого человека главное — это мир и спокойствие. Это спокойствие сегодня есть в Республике Южная Осетия.

Во-вторых, идет восстановление республики и экономики. Это тоже очень важно, потому что у людей, которые потеряли свой кров, есть свое место. Конечно, сделать еще многое надо. Но эта работа проводится.

Расширяется и улучшается инфраструктура республики. Политические процессы, которые проходят в РЮО, абсолютно демократичны. Это уже достижение югоосетинского общества. Улучшается система здравоохранения. Это и фельдшерско-акушерские пункты в приграничных зонах, это и новый хирургический комплекс, это и новый родильный дом, который строится, это и медицинский кластер, который мы стоим вокруг нашей соматической больницы.

В экономике есть успешные проекты, которые реализуются в сфере садоводства, выпуска базальтового волокна. Это и строительство детских садов, школ, дорог. Все это положительно влияет и на жизнь людей, и на имидж республики.

- Бывал здесь в республике после признания Россией. Сейчас бросаются в глаза перемены — отреставрированы университет, театр, здание правительства. Почему сейчас пошло дело? Какие-то новые деньги появились в республике?

— Конечно, если больше денег, то и больше возможностей. Но я считаю, что в первую очередь должна быть эффективность использования финансовых средств, которые поступают в РЮО. Если мы используем эффективно эти финансовые средства, и если мы заботимся и о собственном бюджете, а не только о тех деньгах, которые РФ выделяет нам в помощь, то и больше сделать можно.

Без определенного планирования, без видения результата все идет в разброс. Невозможно достичь результатов, когда перекопали весь город, и никто ничего не делает. Неграмотный подход к решению этих проблем приводит к всплеску социальной напряженности, недовольству людей.

- Насколько сейчас РЮО зависит от денег из России, какая доля бюджета формируется за счет российских дотаций? Сколько республика зарабатывает сама? Как-то это соотношение изменилось с вашим приходом к власти?

— Если сравнивать собственную часть бюджета РЮО с показателями прошлых лет, то, когда я был председателем парламента, мы принимали бюджет на 2017 год. Тогда собственные доходы республики составляли 700 миллионов рублей. Сегодня они составляют 1 миллиард и почти 250 миллионов рублей.

- За счет чего выросли доходы республики?

Абхазия и Южная Осетия надежно защищены, считают в Госдуме

— В первую очередь — это администрирование доходов. Мы понимаем, что для администрирования доходов есть потолок, но без этого планировать дальнейшие шаги в экономическом плане и других отраслях не представляется возможным. Если у тебя нет четкой финансовой дисциплины, четкого администрирования налоговых и неналоговых доходов, то планировать ты физически не можешь.

Мы исходили из того, что мы должны понять, какие возможности есть у государства. В этом вопросе мы навели порядок, и благодаря этому мы ежегодно выделяем 2% от собственных средств для поддержки малого и среднего предпринимательства. Деньги маленькие на данный момент.

На 2018 год бюджет составлял почти 1 миллиард. Из этого миллиарда мы отправили 2% (20 миллионов) на поддержку предпринимательства. Под 5% годовых мы им выдаем маленькие ссуды, кредиты, которые они используют для того, чтобы решить свои вопросы, что будет содействовать развитию их маленького и среднего бизнеса. Если бы мы не ввели администрирование и не навели порядок в собственных доходах, то такой возможности у нас не было бы. В следующем году, я думаю, у нас поддержка для малых и средних предпринимателей составит около 30 миллионов. Мы понимаем, конечно, что крупных корпораций в Южной Осетии не может быть физически.

- Вы говорите, навели порядок. Расскажите подробнее, о чем идет речь.

— Акцизные сборы увеличились, налоги, которые не платили многие ГУПы, налоги, которые не платили предприниматели. Югоосетинский оператор связи "Остелеком" начал платить доход государству, с 2005 года они не платили. Банки начали платить. Доля государства в национальном банке была увеличена.

- Есть ли у Южной Осетии какая-то финансово-экономическая стратегия развития?

— Долгосрочные проекты нам делать тяжело. Потому что на долгосрочные проекты нужны свободные деньги. Но в среднесрочной перспективе деньги есть, и мы вкладываем их.

- Создается впечатление, что в последний год активизировалась дипломатическая деятельность Южной Осетии. Глава МИД активно совершает зарубежные визиты. Вы посетили с визитами ДНР, Республику Сербскую, Сирию. Какова сейчас внешнеполитическая стратегия Южной Осетии?

Эксперт: признание Сирией Абхазии и Южной Осетии – знаковое событие

— Есть независимое государство Республика Южная Осетия, у которого должна быть внешняя политика. Все знают, что я абсолютный сторонник вхождения РЮО в состав РФ. В то же время многие путают мою активность во внешнеполитической сфере и желание войти в состав РФ. Я всегда пытаюсь объяснить: ребята, мы не можем сидеть и ждать, когда мы войдем в состав РФ. Нам надо делать шаги. И шаги, которые мы делаем, абсолютно перспективны для объединения осетинского народа.

Если мы сегодня независимое государство, то мы должны продвигать политику в направлении более широкого признания республики, политику по повышению ее узнаваемости. У нас есть стратегический партнер — РФ. Мы, конечно же, будем в РФ — в этом я не сомневаюсь, потому что я глубоко убежден, что стратегическая цель осетинского народа в целом, определившаяся еще в 1920-х годах, когда нас разделили, заключается в том, что мы хотим быть в одном географическом и политическом пространстве.

Если мы этого не сделаем, я очень боюсь, что получится, как с русскими и украинцами. Да, они все славяне, один народ, но мы видим, что творится.

Я очень боюсь, что лет через 100-150 мы будем говорить "северные осетины — они вообще не осетины", или они будут говорить "а, южные осетины — они не осетины". Не дай Бог, чтобы мы завтра начали говорить, какая часть Осетии выше или ниже. Чтобы этого не было, мы должны развиваться вместе, хотим мы этого или нет. Если этого объединения не будет, то мы получим то, что, к сожалению, получили другие разделенные народы. Мне действительно страшно.

- Стоит ли в обозримом будущем ожидать признаний Южной Осетии со стороны еще каких-то стран?

— Почему нет. Мы ведем активную работу. Такой активности внешнеполитической деятельности не было в течение прошедших десяти лет. И, конечно, мы будем дальше продолжать эту политику. И мы будем взаимодействовать с нашим главным стратегическим партнером — Россией — и теми государствами, которые нас признали. Мы будем через них продвигать РЮО и показывать миру, что здесь живет народ воинственный, у которого в крови есть военная суть, но народ, который хочет жить в мире с соседями и мировым сообществом. Мы должны искать и находить тех друзей, которые нас понимают, и их становится все больше и больше. Ведь мы видим, что кулуарно все говорят, что Россия не нападала на Грузию, что Грузия напала на Южную Осетию, что РФ спасла Южную Осетию. Если говорят в кулуарах, значит, скоро начнут говорить открыто. Но пока политической воли некоторым не хватает громко заявить о признании РЮО, потому что над ними пока висит политическая дубинка. Сказал — получил по башке. Дядя Сэм за всем наблюдает.

- Если говорить о государствах, над которыми не висит дубинка, на ум приходит Иран, который исторически связан с осетинским этносом, хотя бы в языковом аспекте. Во время вашего визита в Сирию президент Башар Асад не изъявлял желания стать посредником в налаживании связей между Цхинвалом и Тегераном?

— Мы заявили (с Асадом — ред.), что будем продвигать интересы друг друга в третьих странах. Сирия — в арабских странах, Южная Осетия, по возможности, в тех странах, с которыми у нас дружеские связи. Иран это будет или какое-то арабское государство, или африканское, или латиноамериканское, или еще какое, мы будем это делать.

- О чем вы говорили с Асадом?

— Многие вопросы обсуждались. Обсуждали перспективы развития отношений Южной Осетии и САР. Много говорили о возможностях, которые есть у нас и у них в сфере организации совместных предприятий, в сфере организации бизнеса в САР. Обсуждали жизненные вопросы, решение которых необходимо и им, и нам. В том числе говорили и о развитии нашей взаимной банковской сферы.

- Ожидаются какие-то соглашения, может быть, в банковской сфере?

— В ближайшее время будут подписаны соглашения между нашими торгово-промышленными палатами. Это определено. По линии МИД прорабатываются дата и место встречи для подписания соглашения. Есть желание бизнесменов Сирии приехать в Южную Осетию и есть желание югоосетинского бизнеса посетить САР. Но для этого в первую очередь нужно открыть торгово-промышленную палату.

- Башар Асад не хочет посетить Южную Осетию?

— Конечно, хочет. Более того, мы договорились, что встретимся обязательно в Республике Южная Осетия. Но когда — это нам предстоит еще определить.

- А когда планируется открыть посольства РЮО в Сирии и САР в Южной Осетии?

— МИД работает над этим. Это не заставит себя долго ждать.

- Кого из иностранных лидеров вы ждете 26 августа на годовщину признания независимости республики?

— Наверное, будет глава Республики Сербской. Мы бы очень хотели, чтобы был лидер Науру. Должны быть лидеры ДНР, ЛНР. Мы надеемся, что будут.

- От Сирии будет посол в РФ Рияд Хаддад?

— Да, обязательно.

- Президент России не приедет?

— Посмотрим.

- В этом году в Южной Осетии пройдут впервые выборы в парламент по смешанной системе. Почему было принято решение о переходе на смешанную систему? Вы не боитесь, что в парламенте окажутся случайные, далекие от политики люди?

— Обычно есть запрос общества. Если есть запрос, то против общества идти смысла нет. Если общество хочет, чтобы правом баллотироваться обладали не только представители партий, но и люди, не состоящие в партиях, почему нет. Я с этим согласен. Что касается лишних людей, то народ Южной Осетии слишком политически грамотен, чтобы различать случайных и неслучайных. Здесь все друг друга знают — и тех, кто балабольством занимается, и тех, кто реальными делами занимается. Поэтому я не вижу угрозы того, что в парламент могут попасть люди, далекие от политики или от жизни в РЮО. Думаю, что случайных людей в парламенте не будет. Народ их не допустит.

- На фоне активного стремления Грузии в НАТО и учений этой страны с альянсом не требуется ли Южной Осетии усиление военного присутствия России?

— Мы не можем влиять на то, вступит Грузия в НАТО или нет. Это личное дело грузинского общества. Это внешняя политика Грузии. Вряд ли кто-то изменит ту "натофилию", которая есть в Грузии. И та русофобия, которая есть у руководства, а не у народа Грузии, не позволит этому народу, по-доброму настроенному к РФ, высказаться против вхождения в НАТО. Напрягает ли нас это? Да. Поэтому мы сегодня выстраиваем общий контур безопасности с РФ. Поэтому у нас проходят совместные учения по взаимодействию с 4-й военной базой Минобороны РФ. Поэтому сегодня выстраиваем рубежы Южной Осетии по международным нормам. Мы все делаем для того, чтобы у Грузии не было иллюзий в отношении решения вопроса Южной Осетии силовым путем.

- Как себя ведут грузинские спецслужбы на территории Южной Осетии? Нет ли попыток дестабилизировать ситуацию в республике?

— Работа грузинских спецслужб будет, на то они и спецслужбы. Конечно, мы видим определенные шаги, которые они предпринимают. Мы видим их определенные действия. Они на сегодняшний день абсолютно контролируемы. Мы знаем тех агентов влияния, которые у них есть. Многие из них об этом даже не подозревают, но мы их знаем. И говорить о том, что сегодня ведется какая-то экстраординарная работа по расшатыванию ситуации в Южной Осетии, не стоит. У них этой возможности нет, потому что политика Грузии неприемлема для 98% жителей Южной Осетии. 1,5%-2% только остаются. Это и есть агенты влияния. Это абсолютно не то количество людей, которое может нас напрягать в работе грузинских спецслужб. Шаги, которые они делают, известны. И мы соответственно реагируем. Для них слишком большая роскошь — не работать в Южной Осетии.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 августа 2018 > № 2695988 Анатолий Бибилов


Финляндия > Авиапром, автопром. Транспорт. Электроэнергетика > yle.fi, 4 августа 2018 > № 2694223

В столичном аэропорту Малми вместо привычного рева мотора на взлете слышно скромное гудение. Это исторический момент для финской авиации: в небо взмывает первый в Финляндии электрический самолет.

– Это первый шаг в будущее для самого экологичного вида транспорта в Финляндии, – радуется председатель общества любителей электросамолетов Янне Васама.

В обществе уверены, что в будущем авиационные электромоторы серьезно сократят вредные выборы в атмосферу и оживят воздушное сообщение с небольшими финскими аэропортами.

– Из Лаппеенранты в Турку или Ювяскюля, или из Куопио в Тампере – такие рейсы вернутся. Электросамолеты станут тому причиной по причинам экологичности и экономической выгоды. Две крупнейших статьи расхода самолета – это топливо и техобслуживание. Для электросамолетов эти расходы составляют десятую часть от обычного, – объясняет Васама.

Компания Finavia, которой принадлежит большиснтво аэровокзалов Финляндии, более осторожна в своих оценках, но и там верят в будущее электросамолетов.

– У нас уже сейчас имеется обширная маршрутная сеть. Но электросамолеты наверняка создадут новые возможности прежде всего для коротких перелетов в несколько сот километров. Это может быть вполне конкурентоспособный вариант, – говорит генеральный директор Finavia Киммо Мяки. – В следующем десятилетии мы наверняка увидим коммерческие варианты использования электро- и гибридных технологий.

Пока, правда, технологии не достигли необходимого для коммерциализации уровня. Поднявшаяся в воздух модель с трудом доберется даже до Тампере.

– Аккумуляторы уже такого качества, что можно создать работающий самолет. однако время в полете будет ограничено. На этой модели это максимум час, – поясняет летчик-испытатель Юсси Фриск, управлявший электросамолетом во время его первого полета.

Финляндия > Авиапром, автопром. Транспорт. Электроэнергетика > yle.fi, 4 августа 2018 > № 2694223


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 4 августа 2018 > № 2693778 Ольга Голодец

Президенту представлен проект музейного и театрально-образовательного комплексов в Севастополе.

Заместитель Председателя Правительства Ольга Голодец и губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников рассказали Владимиру Путину о ходе работы над проектом музейного и театрально-образовательного комплексов в городе Севастополе.

О.Голодец: Владимир Владимирович, здесь мы представим Вам, насколько мы продвинулись по Вашему поручению о создании нового культурного центра.

Мне сразу хочется сказать, напомнить, что территория Крыма и Севастополя – совершенно особая для Российской земли и для российской культуры. По числу выдающихся людей, писателей, художников, которые здесь жили и творили, могут сравниться с Крымом и Севастополем только Санкт-Петербург и Москва. Здесь творили все. Здесь начинал Толстой писать свои «Севастопольские рассказы», вернулся в Петербург знаменитым. Здесь были Пушкин, Васнецов, Репин, Суриков – практически все.

Сегодня речь идёт о том, что мы должны вернуть «столичность» культурному пространству Крыма и Севастополя на совершенно новом уровне. Это очень важно, потому что поток туристов у нас растёт день ото дня. С момента открытия Крымского моста через него проехало уже 1,5 миллиона туристов. И за семь месяцев мы видим туристический приток на Крымскую землю на 26 процентов.

Мы понимаем, что сегодня наше культурное пространство должно сделать новый качественный скачок, новое качественное изменение. Доминантой нового культурного прорыва будет Театр оперы и балета, потому что любая столица начинается с театра оперы и балета.

Театр оперы и балета будет дополнен хореографическим училищем, где будут учиться 250 детей. Что очень важно, Севастополь сумел подобрать земли, и они уже оформлены, готовы к передаче. Сейчас это выглядит таким образом. (Смотрят фотоматериалы.)

В.Путин: Печальное зрелище.

О.Голодец: Это мягко сказано – печальное. То есть не только в культуру несколько десятков лет средства не вкладывались.

В.Путин: Там ещё интернат для училища.

О.Голодец: Да, это училище с интернатом.

В.Путин: Здесь Театр оперы и балета. А где будут жить артисты, труппа?

О.Голодец: У нас есть специальный жилой комплекс, где будут жить все сотрудники, которые будут работать в культурном центре.

В.Путин: Хочу понять: театр есть, а это что? Какой-то многофункциональный киноконцертный комплекс?

О.Голодец: Это именно киноконцертный комплекс. Это совсем другая структура. В нашем представлении это для показа кино, шоу. Это другая по техническим и технологическим параметрам площадка. Здесь будет располагаться большой художественный комплекс, и к созданию этого комплекса, как и во всех других городах, подключены сотрудники Эрмитажа, Третьяковской галереи и Русского музея.

Художественный комплекс, предполагается, будет состоять из двух блоков. Один, центральный, – это выставочный комплекс и постоянная экспозиция шедевров мирового искусства, которые находятся сегодня в этих музеях. И один из комплексов по просьбе севастопольцев, по просьбе жителей Крыма будет тематически посвящён обороне Севастополя. Жители очень просят, чтобы ведущая картина, которая стала символом обороны Севастополя (она находится в Русском музее), экспонировалась здесь, потому что это действительно ярчайший символ обороны.

Мы сейчас находимся на стадии геологических изысканий. Здесь очень важно внимательно подойти к архитектуре проекта, сделать её тщательно, добротно.

В.Путин: Конкурс надо объявить.

О.Голодец: Да, с участием жителей города, чтобы они тоже подробно высказали свои пожелания как к содержательному наполнению культурного центра, так и к архитектурному облику.

В.Путин: А когда Вы предполагаете конкурс провести? Когда будут готовы проекты?

О.Голодец: Я надеюсь, что мы до конца этого года точно получим проекты, но мы уже ведём геологические изыскания. То есть к тому моменту, когда будут проекты, у нас уже будут заготовки, геологические изыскания, мы сможем начать стройку.

В.Путин: Ладно. Но нужно теперь уже экономическое обоснование, проектную стоимость, документацию готовить.

О.Голодец: Да.

В.Путин: Хорошо.

Мы говорили по поводу самого места. Оно, действительно, достойно будет такого грандиозного комплекса. Это первая линия так называемая? Или там что-то будет?..

Д.Овсянников: От уреза воды – от 500 метров до километра. А общая протяжённость береговой линии, которая будет задействована в новом городском пространстве, – 13 километров. Объекты создадут новое городское пространство. Это будет парковое пространство, открытая зона. Фактически это будет центральный парк города Севастополя.

И мне задали Ваши помощники вопрос, адрес Театра оперы и балета будет: улица Капитанская, 5. Мы полностью подготовили земельные участки, они находятся все в проектировании, сложностей сейчас нет. Были привлечены зарубежные эксперты, прежде всего архитекторы, с тем чтобы вписать эти объекты в архитектурный облик, чтобы они были увязаны в одном стиле. Всё, по сути дела, на хорошем ходу, к концу года мы должны получить проекты каждого из объектов. Ольга Юрьевна как куратор всё это контролирует. С начала следующего года сможем приступить к строительству. Это будет красивый парк. Вот здесь показан.

В.Путин: Давайте не будем затягивать, ладно?

О.Голодец: Да.

В.Путин: То есть это прямо на первой линии, да?

Д.Овсянников: Да. Даже предусмотрены выходы.

В.Путин: Нормально?

Реплика: Да. Должны сделать современно, насущно и полезно.

Д.Овсянников: Конечно, это предварительный облик.

О.Голодец: Да, да, это предварительный.

В.Путин: Красиво.

Д.Овсянников: Киноконцертный зал. Зала свыше 800 мест в городе нет, а город остро нуждается в зале на полторы-две тысячи мест.

В.Путин: Вы говорите, вы не планировали концертный зал?

О.Голодец: Нет, он изначально был. Это особенность была.

Д.Овсянников: Изначально закладывался.

В.Путин: Музейный комплекс нужно, конечно, обязательно проработать, посоветоваться и с [директором Эрмитажа Михаилом] Пиотровским, и с [директором Русского музея Владимиром] Гусевым.

О.Голодец: Они участвуют в определении концепции.

В.Путин: С Третьяковкой обязательно надо.

Хорошо. Спасибо большое.

О.Голодец: Спасибо.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 4 августа 2018 > № 2693778 Ольга Голодец


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 3 августа 2018 > № 2705749 Владимир Якушев

Интервью главы Минстроя России Владимира Якушева "Строительной газете"

Глава Минстроя России Владимир Якушев о реформе долевого строительства, городской среде и разнице между работой губернатора и министра

Владимир Якушев возглавляет федеральное Министерство строительства и ЖКХ с мая этого года. Тогда, комментируя свое назначение, он сказал, что ведомство ему досталось непростое. Самыми сложными направлениями новый министр назвал проблему обманутых дольщиков, законодательные изменения в сфере долевого строительства, расселение аварийного жилья, реформы в сфере ЖКХ и повышение доступности жилья. Спустя два месяца после прихода в Минстрой, войдя в курс дела, Владимир ЯКУШЕВ дал «Строительной газете» свое первое большое интервью.

«СГ»: Владимир Владимирович, за последнее время ваша жизнь сильно изменилась: еще весной вы были губернатором области, сейчас — федеральный министр. Работать на федеральном уровне сложнее?

Владимир Якушев: Разница, конечно, достаточно серьезная. Затраты времени, связанные с законотворчеством, в министерстве в два-три раза больше. Законотворческий блок гораздо шире и разнообразнее, ведь министерство и само является инициатором законодательных новаций. На уровне региона этот блок состоял по большей части из работы над приведением регионального законодательства в соответствие с федеральным и формирования законодательных инициатив. Кроме того, в регионе 80% времени уходило на социальную сферу, и мне, кстати, очень нравилось заниматься образованием и здравоохранением. Сейчас моя работа более узкоспециализированная — вопросы строительства и ЖКХ. График работы с учетом совещаний в правительстве очень плотный, поэтому домой возвращаюсь после полуночи, а в 7 часов снова на работе. Цейтнот. Всего два раза в неделю нахожу время на спорт, хотя раньше тренировался чаще. Но, не буду скрывать, испытываю удовольствие от того, что стал менее публичным. Долгое время я был персоной № 1 в регионе, практически 24 часа на виду, а сейчас могу «затеряться» в Москве и позволить себе как обычный человек походить по городу.

«СГ»: Кстати, а какое место в работе руководителя субъекта Федерации занимают вопросы жилищного строительства и ЖКХ?

В.Я.: Одно из самых важных. Тюменская область активно развивается. Регион имеет большую инвестиционную программу по дорожному и жилищному строительству, сносу аварийного жилья. Появилась и новая интересная программа — обеспечение жильем работников бюджетной сферы. Работал я и над изменением внешнего облика тюменских городов. Мы один из тех регионов, в котором удалось навести порядок с точечной застройкой, города перестали уродовать. В области, в одной из первых в стране, стали комплексно осваиваться бывшие промплощадки. При этом мы старались развивать не только областную столицу, но и другие муниципалитеты. И в рамках этой работы я как губернатор много взаимодействовал как раз с Минстроем России, в том числе по процедурным вопросам, по ценообразованию, по реформам в ЖКХ, концессиям и городской среде. Теперь всеми этими вопросами мне предстоит заниматься уже в масштабах всей страны.

«СГ»: Как известно, региональные минстрои не подчиняются федеральному ведомству. Как вы считаете, нужна ли Минстрою России «властная вертикаль»?

В.Я.: Не стоит забывать, что с полномочиями передается и ответственность. Зачем лично мне из Москвы контролировать ситуацию в 85 субъектах? В регионе есть губернатор, который в рамках своих полномочий за все отвечает. Я предпочитаю работать в режиме диалога — обсуждать, вырабатывать совместные решения и делить ответственность поровну. Командная работа! Этот вариант мне больше нравится.

Административное «насаждение», работа из-под палки ни к чему хорошему не приводят. А когда люди объединяются вокруг какой-то идеи, то эффект гораздо больше. Мне нужны союзники. Тем более что большинство губернаторов я хорошо знаю, а они меня.

«СГ»: Сегодня одна из самых горячих тем — реформа долевого строительства. С одной стороны, есть желание защитить интересы покупателей. С другой стороны, замена бесплатных денег дольщиков на платные ресурсы банков может привести к удорожанию стройки и повышению цен. Нет ли здесь противоречия?

В.Я.: Все изменения в законодательстве о долевом строительстве, в первую очередь, направлены на защиту прав и законных интересов дольщиков. Но регламентация строительной отрасли направлена и на поддержание необходимых условий и возможности динамичной работы застройщиков. Ведь необходимым условием их эффективной работы является возвращение доверия покупателей к строительным компаниям и, как следствие, увеличение спроса на новое жилье.

Да, новый механизм предполагает некоторые издержки. Да, остались открытыми некоторые вопросы. Как раз для этого Минстрой и инициировал цикл консультаций и встреч с участием представителей профильных контролирующих ведомств, строительного бизнеса и банковской сферы по обсуждению новелл законодательства о долевом строительстве. Аналогичные площадки, на мой взгляд, обязательно должны заработать и на местах, в регионах. И в случае, если в процессе таких дискуссий обнаружатся пробелы, они будут дополнительно урегулированы уже в осеннюю сессию либо Госдумой, либо специальными постановлениями правительства, либо приказами Минстроя.

Важно не потерять в этот переходный период хороших, добросовестных застройщиков. Для этого мы и будем проводить со всеми заинтересованными сторонами встречи, как говорится, «глаза в глаза». Не секрет, что банки сейчас пытаются толковать новый закон в своих интересах. Будем их поправлять. Задача министерства — выступить буфером между застройщиком, банковским сообществом и контролирующим органом. На днях мы отправили разъяснение в ЦБ о том, как, на наш взгляд, должно происходить банковское сопровождение, чтобы это было выгодно не только банкам. Навести порядок, не убив отрасль, — это самое главное. Застройщиков в обиду не дам!

Относительно стоимости жилья могу сказать, что паника по поводу ее возможного роста представляется мне во многом искусственной. Если застройщики сделают цены выше платежеспособного спроса, то жилье у них просто не будут покупать. Придется учитывать ситуацию на рынке.

Факторами поддержки спроса — наряду с защитой прав покупателей — остаются развитие рынка ипотечного кредитования и снижение ставки, которая уже сейчас находится на довольно комфортном уровне. В настоящее время россияне экономически активны, их покупательская способность не сократилась.

«СГ»: Еще одна проблема — девелоперы, стремясь выжать максимум из имеющихся участков, строят все более высокие дома. Средняя этажность жилищного строительства и плотность застройки растет практически во всех крупных городах. В то же время урбанисты и психологи утверждают, что для жителей полезнее и приятнее дома в 5-7 этажей. Как совместить интересы бизнеса и человека?

В.Я.: Согласно исследованию международной организации «Концепция компактного города», среднеэтажная застройка способствует формированию уникального характера жилого района, создает у жителей ощущение защищенности и способствует развитию отношений между соседями. Оптимальное расстояние до улицы — около 25 метров, поэтому уже на уровне 6-го этажа контакт с окружающим пространством начинает пропадать. И практика показывает, что проекты, где создана комфортная среда, пользуются большим спросом, именно за них покупатели голосуют рублем. Застройщики, которые будут работать по-старому и строить бетонные коробки, не смогут выжить в новых экономических условиях.

«СГ»: Что лучше — иметь собственное жилье или арендовать его?

В.Я.: В России около 27 миллионов человек хотели бы улучшить жилищные условия, выявило исследование ДОМ.РФ. Из них порядка семи миллионов готовы арендовать недвижимость, если будут созданы подходящие условия, 4,7 млн рассматривают аренду как долгосрочное решение квартирного вопроса. Но чтобы этот потенциальный спрос стал реальным, необходим ряд условий: создание прозрачного рынка арендного жилья, где права арендатора защищены, где есть уверенность в том, что его завтра не выгонят на улицу и т.д. Такой рынок нельзя создать мгновенно: это требует долгой и планомерной работы. Сейчас ДОМ.РФ реализует пилотную программу строительства современных арендных домов. Первые результаты показали высокую востребованность такого формата. «Доходные дома» могут появиться в крупных городах, где идет конкуренция за человеческий капитал. Отдельное направление — арендное жилье в местах реализации крупных инвестпроектов, где идет создание инфраструктурных объектов, промышленных предприятий. Там есть запрос на привлечение специалистов, которых необходимо обеспечить жильем.

«СГ»: Еще одна тема, которая волнует всех, — ЖКХ. В последние годы был взят курс на привлечение в отрасль частных инвестиций через концессии. Насколько эффективным оказался этот механизм?

В.Я.: Напомню, что еще пять лет назад ситуацию в сфере ЖКХ россияне считали наиболее острой проблемой для страны. Год назад в 2017 году этот вопрос спустился на 10-ю позицию, то есть ситуация начала меняться. В частности потому, что были созданы необходимые условия для активного привлечения в отрасль частных инвестиций. И мы продолжаем системную работу в этой сфере, анализируем уже действующие концессии и требуем расторжения фиктивных соглашений. Ведь необходимо понимать специфику работы этого института. На территории России огромное количество малых городов и сельских поселений — в работе с такими территориями концессионный механизм не является для бизнеса привлекательным и эффективным. Это говорит о том, что необходимо разрабатывать и применять также иные механизмы, способные вывести модернизацию сферы ЖКХ на новый уровень.

«СГ»: Как, на ваш взгляд, работает система капитального ремонта многоквартирных домов? Нуждается ли что-то в ней в улучшении?

В.Я.: Давайте вспомним, что послужило толчком к созданию этой системы. Быстрое увеличение доли ветхого и аварийного жилья в нашей стране. Почему так произошло? В первую очередь из-за того, что проведение капремонтов лежало на плечах регионов, которые должны были изыскивать средства в своем, как правило, очень скудном бюджете. Поэтому решили перейти на механизм софинансирования, привлечь средства собственников жилья. В 2014 году региональные программы капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах стартовали по всей стране, и сегодня это один из самых масштабных проектов модернизации жилищного фонда, который когда-либо проводился в России. Он рассчитан на 30 лет и направлен на обеспечение безопасности проживания населения, снижение уровня износа жилищного фонда, сокращение количества аварийного жилья. Однако мы объективно смотрим на ситуацию и констатируем, что в системе капремонта очевидна следующая проблема: в эту сферу неохотно идут крупные строительные организации. К сожалению, такая ситуация фиксируется практически в каждом регионе страны. Необходимо сформировать пул проверенных, компетентных подрядчиков, которые будут заниматься капитальным ремонтом на постоянной основе. Роль министерства здесь — создать такие правовые условия, чтобы формирование этого пула произошло максимально быстро.

«СГ»: Расселение аварийного жилья. За последние пять лет в этой области достигнуты заметные успехи. Но процесс старения жилья — процесс непрерывный, а значит, нужны постоянно действующие механизмы расселения «аварийки». Каким вы видите решение этой проблемы?

В.Я.: В настоящее время существуют две концепции, поэтому сейчас — на стадии разработки — особенно важно получить комментарии субъектов Федерации. Ведь нести персональную ответственность за реализацию программы будут главы регионов, а это значит, что они должны быть полностью погружены во все аспекты еще до вступления новых документов в силу. Проект разослан во все субъекты РФ, и мы уже начали получать отклики на него.

«СГ»: Сравнительно недавно в России началась реализация приоритетного проекта по формированию комфортной городской среды. Как он был воспринят в регионах? Стоит ли сохранить федеральное финансирование проекта?

В.Я.: Назову несколько цифр. Общий бюджет проекта в прошлом году составил 57,4 млрд рублей. Деньги распределились следующим образом: 25,6 млрд рублей выделено из федерального бюджета, 20,8 млрд рублей — это средства регионов, 10,1 млрд рублей — муниципалитетов и еще 940 млн рублей инвестировал бизнес. Это позволило обустроить более 23 тысяч объектов (103% от плановых показателей) — дворов и общественных пространств в городах, в которых живет почти 86 млн человек. Так или иначе, проект затронул больше половины населения страны! Во всех муниципалитетах, в которых проживает более тысячи человек, а это не только города, но и сельские поселения, разработаны пятилетние программы благоустройства, на федеральном и региональном уровнях сформировано новое законодательство в сфере благоустройства. Например, в Иркутске благоустроили парковую зону на островах Юность и Конный — теперь там круглый год можно комфортно отдыхать, кататься на велосипедах или коньках. В Тарусе сделали удивительный сад искусств, в Химках установили энергоэффективные фонари и оснастили детские площадки системами видеонаблюдения.

Важно и то, что в эту работу вовлекается все больше неравнодушных людей, участие жителей стало принципиальным условием проекта. В ряде мегаполисов ранее были созданы инструменты привлечения горожан к обсуждению решений, и мы использовали их опыт. Минстрой России совместно с Агентством стратегических инициатив разработал целевую модель вовлечения граждан в реализацию проектов благоустройства — и мы сделали ее обязательной для применения всеми регионами и муниципалитетами. Более того, в этом году мы пошли дальше — впервые было проведено рейтинговое голосование по проектам благоустройства, в котором приняло участие более 18 млн человек. По итогам было определено 1545 проектов благоустройства общественных пространств, из них 68% предложено гражданами.

«СГ»: Еще одна важная реформа, начатая Минстроем в последние годы, — это реформа ценообразования в строительстве. Удастся ли запустить новый механизм осенью этого года, как планируется?

В.Я.: Напомню, что задача совершенствования системы ценообразования поставлена президентом и правительством страны. Необходимо создать единую базу государственных сметных нормативов, применяемых при проектировании и строительстве, и сметных цен строительных ресурсов, определяемых на основе результатов государственного мониторинга цен производителей. Это нужно для того, чтобы исключить использование при осуществлении бюджетных инвестиций в объекты капстроительства цен посредников. В сентябре 2017 года была введена в эксплуатацию Федеральная государственная информационная система ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС). Это инструмент, с помощью которого ценообразование становится более открытым и прозрачным. Система ориентирована на заказчиков объектов, строительство которых осуществляется с привлечением бюджетных средств. Информация, которая содержится в ФГИС ЦС, единая для всех субъектов РФ. Ранее планировалось, что цены будут размещены в системе в декабре 2017 года, но сведения о стоимости строительных ресурсов оказались недостаточно информативными, по некоторым регионам информация вовсе отсутствовала. Поэтому в настоящее время мы продолжаем работу — в правительство внесен пакет проектов федеральных законов, направленных на совершенствование процедуры мониторинга цен строительных ресурсов, в части установления мер ответственности за нарушение порядка предоставления информации, необходимой для определения сметных цен строительных ресурсов. Мы уверены, что объективная информация о стоимости строительных ресурсов позволит точнее определять стоимость объектов и даст экономию расходов бюджетов на капитальное строительство более чем в 7%. А процесс инвестиций в капитальное строительство за счет средств компаний с государственным участием и государственных корпораций, а также региональных операторов капитального ремонта многоквартирных домов, станет более прозрачным и контролируемым.

«СГ»: Важным направлением в работе Минстроя является техническое регулирование. Что планируется сделать в этой сфере?

В.Я.: Государство фактически не принимало участие в разработке нормативно-технических документов с 90-х годов, этим занимались участники рынка на свои средства. И эта работа не была системной. Между тем, любая система нормативных документов должна развиваться, так происходит во всем мире — нормы регулярно перерабатываются и обновляются, ведь появляются новые материалы и технологии, научные разработки, методы анализа и контроля. У нас же в техническом нормировании образовался дефицит, что приводило к технологическому отставанию отрасли. Поэтому была проведена инвентаризация действовавших документов, выявлены те, которые нуждаются в пересмотре, изменении и актуализации, определены сферы, где требовалась разработка новых сводов правил. Согласно госзаданию, утвержденному правительством, к концу 2018 года должно появиться почти 400 новых документов.

Разработан проект федерального закона, которым предлагается внести изменения в 184-ФЗ «О техническом регулировании», ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» и другие. Законопроект направлен на обеспечение взаимной согласованности нормативно-технических документов (своды правил, федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности, санитарные нормы и правила) в строительной сфере. Это большой документ, где, в частности, говорится, что Минстрой России утверждает обязательные для применения требования безопасности к зданиям и сооружениям. Документ проходит доработку с учетом мнения экспертов.

Особо хочу отметить, что началась работа по широкому внедрению технологий информационного моделирования в строительстве BIM. В целом, реформирование системы технического регулирования в строительстве позволит к 2025 году создать современную нормативную базу, необходимую для полноценного функционирования и развития отрасли.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 3 августа 2018 > № 2705749 Владимир Якушев


Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ > rosreestr.ru, 3 августа 2018 > № 2705530

IX Международная конференция «Защита персональных данных» состоится 8 ноября 2018 года в Москве.

В конференции, которая проводится по инициативе и при поддержке Роскомнадзора, традиционно примут участие представители федеральных органов исполнительной власти, производители и разработчики систем защиты персональных данных, руководители подразделений компаний в области информационной безопасности, специалисты кредитно-финансовых структур, телекоммуникационных компаний и других сфер экономики.

Ожидается участие представителей уполномоченных органов сфере защиты персональных данных зарубежных государств.

На обсуждение будут вынесены вопросы:

- совершенствование защиты персональных данных в условиях цифровизации информационного общества;

- основные тенденции развития международного правового регулирования защиты персональных данных на примере GDPR: сравнительный аспект и итоги правоприменения;

- «большие данные»: правовые режимы, технологии, методология обработки, модели регулирования;

- технологические особенности сети Интернет: услуги без границ. Проблемы национального и личностного суверенитета;

- межгосударственные соглашения по передаче персональных данных в контексте требований национального законодательства;

- социальные сети: инновационное поле развития бизнеса или новая среда угроз неприкосновенности частной жизни;

- комплексные подходы к построению системы защиты персональных данных в различных сферах жизнедеятельности.

Место проведения конференции: МИА «Россия сегодня», Зубовский бульвар, д. 4, стр. 1.

Сайт форума: http://zpd-forum.com.

Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ > rosreestr.ru, 3 августа 2018 > № 2705530


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 3 августа 2018 > № 2703429 Ольга Заводянская

Центр языкового тестирования ТПП РФ готов работать в технопарках.

27 июня 2018 президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации»

Ранее Федеральный закон был принят Государственной Думой 5 июня и одобрен Советом Федерации 20 июня.

Как сообщается на официальном сайте Кремля, в Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» вносятся отдельные изменения, касающиеся промышленных технопарков и применения к ним и управляющим компаниям промышленных технопарков мер стимулирования деятельности в сфере промышленности. В рамках деловой программы ВЭФ, который пройдет во Владивостоке с 11-13 сентября 2018 г. включены вопросы поддержки Территории опережающего социально-экономического развития (ТОР), на которые планируется активнее привлекать зарубежных инвесторов с передовыми технологиями.

О возможностях Центра языкового тестирования и содействия миграционной политике АНО ДПО «МИМОП» ТПП РФ в создании на базе системы ТПП механизма проведения тестирования иностранных резидентов технопарков, зон свободной торговли, территорий опережающего развития, комментирует директор центра Ольга Заводянская.

Сегодня только в новой Москве насчитывается 20 перспективных площадок под технопарки. Очевидно, что при поставленных правительством страны задачах на цифровизацию экономики, эта тенденция будет только расти.

Привлечение на площадки технопарков иностранных резидентов, резидентов из стран партнеров по ЕАЭС ставит перед руководством технопарков, в том числе и выстраивание системы тестирования и сдачи экзаменов по русскому языку непосредственно на территории самих технопарков.

И здесь территориальные ТПП и Центр языкового тестирования готовы открыть свои центры на базе технопарков.

Уже сегодня МИМОП совместно с региональными и муниципальными ТПП создал сеть уникальных тестирующих центров, нами заключены соглашения о проведении тестирования с 55 территориальными ТПП.

В 25 региональных и муниципальных ТПП РФ уже приступили к фактическому оказанию услуг.

Специалисты нашего центра осуществляют тестирование по всем уровням: иностранные работники (патент, разрешение на работу), разрешение на временное пребывание, вид на жительство, гражданство РФ. Таким образом, имея большой опыт, наработки, опираясь на систему ТПП в регионах, мы готовы непосредственно на территории технопарков проводить тестирование с выдачей соответствующих документов.

Несомненно, такая оперативная и удобная для иностранных резидентов форма тестирования будет способствовать привлечению новых компаний и успешной работе тех, кто уже пришел на территорию технопарков. Для самих технопарков – это также станет одной из новых опций, которые будут способствовать успешной деятельности по привлечению новых резидентов.

Стоит отметить, что Центром языкового тестирования и содействия миграционной политики МИМОП ТПП РФ в 2015 г. был заключен договор с Государственным институтом русского языка им. А.С. Пушкина по оказанию услуг по тестированию и методическому обеспечению тестирования с целью определения уровня владения иностранными гражданами русским языком, объемом знаний по истории России и основам законодательства Российской Федерации в соответствии с требованиями к минимальному уровню знаний, необходимых для сдачи экзамена для получения разрешения на работу или патента, разрешения на временное проживание, вида на жительство в РФ, гражданства РФ с выдачей сертификатов государственного образца.

Эксперт: Ольга Заводянская

Источник: http://www.iimba.ru/news/tsentr-yazykovogo-testirovaniya-tpp-rf-gotov-rabotat-v-tekhnoparkakh/

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 3 августа 2018 > № 2703429 Ольга Заводянская


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 3 августа 2018 > № 2700130 Константин Жуков

Краевед, историк и писатель Константин Жуков является автором книг «Петербург без мундира», «История Невского края», «История Москвы в датах», «Дом академиков. История и судьбы», множества статей в периодике и цикла радиопередач «История Невского края». В 2012 году писатель был удостоен диплома Анциферовской премии в номинации «Лучшие популярные работы» за «Историю Невского края (с древнейших времен до конца XVIII века)». В этой книге в популярной форме изложены научные факты и итоги археологических изысканий. Константин Жуков был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он рассказывал о «петербургских индейцах».

Корреспондент «Росбалта» побеседовал с краеведом об истории малых народов в России и за рубежом и о том, как современным петербуржцам поможет это знание.

— Константин Сергеевич, почему вы занялись столь древней историей Невского края? Актуально ли это сегодня?

— Краеведением я увлекся довольно рано — примерно в 10 лет. Просто мне это всегда было интересно, тем более что речь идет об истории Петербурга, моего родного города. А что касается отношения к сегодняшнему дню, то я уверен, что на многие вопросы современности история предлагает свои ответы и пути решения.

Например, «петербургские индейцы», как я условно называю вожан и ижор. Как известно, их история трагична, потому что эти народы почти исчезли, и это не может не вызывать сожаления. Разнообразия в нашем мире становится все меньше.

Исторический урок существования этих народов заключается в том, что империя — будь она советской или любой другой — стремится к нивелированию всего, что не подходит под ее формат. Имперская толерантность простирается до тех границ, где подчиненные народы остаются вассалами. Как только они проявляются самостоятельность, империя тут же их давит, уравнивая и подводя под удобный, единый для всех уровень. Именно это случилось с петербургскими индейцами, после чего они практически перестали существовать на планете Земля.

«Массовая музыка безобиднее академической»

Эти народы оказались не совсем удобны, и в первую очередь — для советской империи. Они были родственны враждебным, как считалось, Финляндии и Эстонии, поэтому воспринимались как пятая колонна внутри СССР. Их культурная самостоятельность была прекращена и подавлена. У них был один путь — скрываться и ассимилироваться.

— Неужели речь идет о полном уничтожении этих народов?

— Можно только преклоняться перед людьми, которые и в советские годы, и сейчас изучают их язык и сохраняют традиции. Например, профессор Тартусского университета (Эстония) Пауль Аристэ, лингвист, до самой своей смерти в 1990 году занимался изучением водского языка. Он записывал водские песни и сказки, ежегодно ездил на Сойкинский полуостров близ Усть-Луги. Он сделал немало для водской культуры. И даже составил словарь водского языка.

Есть совсем уникальные люди, как например, Мехмет Муслимов, который, как можно понять по его имени, совсем не вожанин и не ижор, но много лет кропотливо занимается изучением водского и ижорского языков и сейчас преподает их самим представителям этих народов. Есть и еще замечательные люди — Никита Дьячков, создатель и хранитель Ижорского музея в деревне Вистино Ленобласти, Марина Ильина — хранитель Водского музея в деревне Лужицы Ленобласти и другие энтузиасты, перед которыми я просто снимаю шляпу и низко им кланяюсь.

— Что вас привело к исследованию темы петербургских индейцев? Где корни этого увлечения?

— По образованию я филолог, хотя в школьные годы увлекался историей и даже хотел поступать на исторический факультет Ленинградского университета. Но влияние моего любимого учителя Владимира Натановича Шацева и его пример привели меня в Герценовский институт, на факультет русского языка и литературы. И это мне многое дало.

В свободное от учебы время я и мои сокурсники работали вожатыми и воспитателями в одном из пионерских лагерей. Мы старались организовать нашу деятельность как большую увлекательную игру. Сейчас бы это, наверное, назвали исторической реконструкцией. Наш пионерлагерь «Заря» стал Городом мастеров. Отряды были разновозрастными и назывались цехами, совет дружины — магистрат, директор лагеря — бургомистр. У каждого отряда был свой штандарт. В общем, средневековый город был проработан в деталях. Мы даже устраивали государственный переворот и факельные шествия.

Советской власти все это не очень нравилось. Несколько раз нас пытались закрыть. Но, слава богу, все обошлось. Это очень мне помогло в дальнейшей жизни. Мне нравилось быть учителем.

«Гуманитарии — это психотерапевты, без которых мы обречены на коллективный невроз»

— И как разворачивались события после института?

— После Герценовского я полтора года прослужил в армии. И уверенно могу сказать, что в этом опыте не было ничего хорошего. Армия калечит людей, приучает их к миру абсурда — к тому, что они обязаны выполнять распоряжения, какими бы идиотскими они ни были.

А после армии я с удовольствием проработал в своей родной школе три года. Но потом наступили довольно тяжелые времена: с началом лихих 1990-х мне пришлось поменять работу.

— Когда же вы нашли время для своих исторических исследований?

— Дело в том, что я не сразу расстался с преподавательской деятельностью — какое-то время я еще вел факультативный курс «Санкт-Петербург в русской литературе». Во многом это и подвигло меня к более глубокому изучению петербургской мифологии. И я понял, что без исторической науки здесь не обойтись. Позже я решил написать учебник по истории города, причем начать с древнейших времен. В моей истории дата 1703 год была бы не началом, а вехой. Так я написал «Историю Невского края» (2010 год), в которой дошел до конца XVIII века. Получился не совсем учебник, а скорее — книга для учителя. Она имела определенный успех: была довольно быстро раскуплена и удостоена Анциферовского диплома.

Надо сказать, что я писал эту книгу довольно долго, и еще несколько лет она лежала у меня в столе. Учитывая, что после издания книги произошло несколько исторических открытий, например, раскопки на Охтинском мысу, мое творение немного устарело. Думаю, что теперь надо выпустить исправленное и дополненное издание.

— Интересно, тема допетровского времени на берегах Невы заинтересовала еще каких-то исследователей?

— Конечно! Можно, к примеру, вспомнить книгу Александра Шарымова, который свел воедино многие забытые и полузабытые сведения, касающиеся периода, предшествовавшего основанию города. В 1990-е Глеб Лебедев переиздал созданный еще в XIX веке труд Андреаса Гиппинга «Нева и Ниеншанц».

«Талант симулировать невозможно»

Как ни странно, миф о том, что Санкт-Петербург основан в 1703 году на пустынных болотах, уходит корнями еще в петровскую эпоху. Петр Первый сам целенаправленно его и насаждал. Уже при жизни он получил облик демиурга, создавшего новую Россию. Все, что было в допетровское время, как бы не существовало. Мы в этой парадигме и продолжаем существовать. Для многих Петр Великий — культурный герой, до которого здесь ничего не было.

— Не кажется ли вам, что объективно малым народам в любом случае суждено раствориться в более крупных и сильных?

— Судьба этносов в современном мире любопытна. С одной стороны, идет глобализация: Европа объединилась, весь мир говорит по-английски. С другой стороны, в той же Европе возрождаются прежде умиравшие и погибавшие этнические образования. Например, бретонцы, кельты, валлийцы, которые изучают свои языки и фольклор.

Таким образом, возникли две тенденции — объединительные и выделяющие региональные своеобразия. К сожалению, у нас этого не происходит, но я не теряю надежду.

— А нужно ли это тем, кто сейчас живет в Санкт-Петербурге и соседних регионах?

— Уверен, что это необходимо, чтобы понять, кто мы. С советского периода, и даже со значительно более давних времен, мы привыкли идентифицировать себя с какими-то гигантскими просторами. Мы все были так называемый советский народ, и эта странная этническая общность по-прежнему влияет на тех, кто живет в России. На самом деле, нормальный человек не может считать своим пространством какие-то гигантские территории. Свое — это что-то компактное, близкое. Наступит время, когда эта имперская идентичность уступит место региональной. И в этом мне видится любовь к родному дому, если хотите — настоящий, подлинный патриотизм.

Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 3 августа 2018 > № 2700130 Константин Жуков


Китай. США. Франция > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698797 Дирк Алборн

Не поезд и не самолет: что нужно знать о Hyperloop

Владимир Смеркис

сооснователь и партнер Tokenbox

Hyperloop Transportation Technologies заключила соглашение на строительство первой скоростной системы в Китае. Гендиректор компании Дирк Алборн рассказал о ходе работ в разных регионах, возможном приходе проекта в Россию и о том, что главная трудность отнюдь не в технологии

Компания Hyperloop Transportation Technologies (HyperloopTT) подписала коммерческое соглашение на строительство скоростной системы Hyperloop в Гуйчжоуской экономической зоне на юго-западе Китая. Об этом говорится в релизе компании.

Идея скоростного вакуумного поезда, приводимого в движение линейным электродвигателем, была предложена Илоном Маском пять лет назад. Маск заявил, что сам не планирует воплощать в жизнь этот проект, но замысел был подхвачен энтузиастами. Для реализации идеи и была создана компания HyperloopTT во главе с Дирком Алборном, сооснователем JumpStartFund. В настоящее время существуют несколько действующих полигонов системы в разных странах мира. Вот что генеральный директор HyperloopTT Дирк Алборн рассказал о соглашении, заключенном в Китае, о ходе строительства скоростных линий в других регионах мира и сложностях, стоящих перед проектом.

Первый пассажир

О чем вам удалось договориться в Китае?

Мы подписали соглашение с инвестиционной группой, занимающейся транспортными коммуникациями и туризмом в округе Тунжэнь. Это наше первое соглашение с Китаем, двенадцатое в истории Hyperloop TT и третий договор о коммерческом сотрудничестве — после Арабских Эмиратов и Украины.

Предметом договора стало строительство первой линии Hyperloop в провинции Гуйчжоу. Это одна из активно развиваемых китайским правительством областей: за последние пять лет в нее вложено уже более $100 млрд. Фактически это дорога на Тибет. Там мы начнем со строительства первых десяти километров, которые в дальнейшем соединятся с более длинной линией. Проект будет на 50% дотироваться из госбюджета КНР, вторую половину финансирования дадут частные партнерства.

Стараемся разжечь побольше искр по всему миру, запустить побольше проектов. Надо ковать железо, пока горячо.

Мы также регистрируем свою собственную компанию в Китае, чтобы объединить и развивать все наши проекты в этом регионе. Hyperloop будет играть важную роль в развитии проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

Таким образом, теперь ваша компания представлена в пяти странах: Франции, Испании, ОАЭ, Украине и Китае?

Стран даже больше, просто все зависит от того, на какой стадии сотрудничества мы находимся. Мы плотно и уже довольно давно работаем с несколькими правительствами. В Индонезии и Индии проводятся технико-экономические исследования. Мы работаем со Словакией, Чехией. В США это Кливленд и Чикаго. Во Франции наша площадка в Тулузе. В Бразилии мы создали центр инноваций. В Южной Корее лицензируем нашу технологию и отдаем ее местному правительству, которое заявило о желании построить Hyperloop у себя, а мы консультируем их по проекту. Стараемся разжечь побольше искр по всему миру, запустить побольше проектов. Надо ковать железо, пока горячо.

Сколько времени нужно, чтобы построить десятикилометровый трек?

Первые пять километров будут построены уже до конца 2020 года. Самое сложное — не строительство, а получение всех разрешений. В Тулузе нам пришлось потратить год только на то, чтобы уладить все формальности.

Тулуза стала городом, который компания Hyperloop TT выбрала для строительства прототипа грузовой и пассажирской системы в 2018 году. На какой стадии этот проект?

В Тулузе мы работаем со множеством разным компаний, наших партнеров и экспертов по технологиям будущего. У нас есть возможность как следует протестировать все новые технологии, включая магнитную левитацию, в нашей научно-исследовательской и опытно-конструкторской лаборатории. Мы строим «Версию №1», это будет полностью функциональная система, и самое главное, что мы сможем испытать ее на месте. Думаю, в течение полутора месяцев первая транспортная капсула будет готова и отправится на испытания в Тулузу.

Выходит, что капсулу собирают в другом месте?

Для оптимизации капсулу собирают в Испании, затем она будет перевезена в Тулузу, где мы проведем комплексные испытания уже всей системы целиком. Наш выбор пал на Тулузу как на европейский центр аэрокосмических технологий, сосредоточенных в так называемой Аэрокосмической долине (Aerospace Valley). Там создана удивительная экосистема для коллективов, работающих в этом секторе. Мы уже запустили инновационные проекты с 15 компаниями. Для нас важно, что там работают высококвалифицированные люди, среди которых мы находим лучших специалистов.

Что будет с капсулой по окончании всех испытаний?

Она поедет в Абу-Даби и будет запущена на нашей первой в мире коммерческой линии. Для этого мы строим там первый участок тоннеля длиной в десять километров. В этом нам помогает компания Aldar, одна из крупнейших строительных компаний в ОАЭ. Но самый важный момент, конечно, касается регуляции. Мы должны начать работать над стандартами регуляции и сертификации в разных странах: в Эмиратах, Китае, на Украине.

Почему отдаете первенство пассажирской линии, а не системе перевозки грузов?

Дело в том, что на самом деле нет особой потребности в сверхскоростной грузоперевозке. Люди всегда важнее. Грузы важны с точки зрения бизнеса, транспортных схем, но пока большинство товаров из Китая все еще транспортируются морем. Но в перспективе, конечно, наш проект может ускорить транспортировку с нескольких недель до считаных часов.

Вы готовы стать первым пассажиром поезда Hyperloop?

Ну конечно, я же столько работал над этим!

Технологии и жизнь

Вы упомянули, что нужно уладить все юридические формальности до начала эксплуатации. Каковы основные препятствия?

Так как мы стремимся сделать коммерческую систему, нам нужно проработать целый комплекс мер. Для этого мы сотрудничаем с Munich Re, одной из лучших страховых компаний в мире. Есть отчет по рискам, где говорится, что они могут застраховать нашу систему, и теперь мы двигаемся дальше — разрабатываем стандарты с институтами безопасности.

Сложность в том, что раньше-то никакого Hyperloop не было. Это ведь и не поезд, и не самолет. Поэтому для него приходится создавать совершенно новое юридическое поле, работать вплотную как со страховщиками, так и со специалистами по безопасности. И поскольку в каждой стране стандарты разные, мы создаем пилотные проекты, чтобы потом соотнести их с местным законодательством. Честно признаюсь, никогда не знаешь, что случится завтра, вдруг правительство в стране поменяется?

Кроме юридических рисков, какие есть еще препятствия, которые могут помешать повсеместному внедрению вашей системы? Есть ли технологические проблемы?

Главное препятствие — все же регулирование. Нам надо доказывать и подтверждать каждую цифру, каждый показатель. И дело не в скорости, а в эффективности. Даже крупнейшие страны мира не всегда могут похвастаться хорошей инфраструктурой, потому что ее дорого строить и дорого обслуживать. Чтобы построить нормальное метро, приходится использовать деньги налогоплательщиков. А нужно создавать прибыльные бизнес-проекты — то, что само себя окупает. Вот такой подход я считаю правильным.

Правда ли, что в США участок земли может стоить дороже, чем строительство на нем транспортной системы Hyperloop?

Все зависит от того, где этот участок. В Нью-Йорке уж точно будет дорого. Настоящая проблема при приобретении земли в Америке — это законы, регулирующие этот процесс. Например, простая ситуация: мне нужен вот этот кусок земли, и я готов заплатить за него столько-то денег. В Америке это не работает. Если земля кому-то принадлежит, то хозяин может ее не отдать. За 2000 километров, нужных для реализации инфраструктурного проекта, надо буквально бороться.

Буквально месяц назад вы подписали соглашение с украинским Министерством инфраструктуры на создание в стране транспорта пятого поколения. Как обстоят дела с этим проектом?

У них большие проблемы с инфраструктурой. Но они очень хотят совершить некий технологический прыжок, который поможет им развить и улучшить транспортную систему в целом, построить нечто совсем новое. Они связались с нами, а это как раз наш бизнес — делиться с правительствами разных стран технологией.

То есть вы не будете строить там свою систему, а просто поделитесь своей технологией?

Наша бизнес-модель в том и заключается, что мы — поставщики технологии. Мы лицензируем ее желающим. Мы работаем с властями в том числе и потому, что хотим создать для проекта нормативную базу. На Украине все еще находится на очень ранней стадии. Мы подписали базовое соглашение, проводим консультации, а с их стороны уже определена территория, на которой будет построена линия. Я пока не знаю, где именно.

Не так давно вы посетили экономический форум в Санкт-Петербурге (ПМЭФ), общались с Владимиром Путиным. Значит ли это, что Hyperloop в скором времени может появиться и в России?

Конечно. Я считаю, что Россия вообще идеальное место для внедрения нашей технологии, учитывая, какие непростые вызовы сейчас России приходится принимать. И наше соглашение с Китаем также пойдет на пользу вашей стране и нашему сотрудничеству.

Вы говорили, что ваша компания — один из ярких примеров распределенной команды, которая работает из самых разных уголков мира. Как вы управляете такой командой?

Когда наш проект только начинался, я еще работал в некоммерческом бизнес-инкубаторе, спонсируемом NASA. Мы искали новые способы ведения бизнеса. Сегодня буквально все можно сделать онлайн. Купить продукты, найти себе спутника жизни. В Америке можно даже развестись в интернете. Но когда речь заходит о бизнесе, приходится выходить в офлайн, искать людей, искать решение проблемы — и через полгода обнаружить, что ты не смог решить эту проблему. А если найти в интернете одного, двух, сотню людей, объединенных идеей, можно построить рабочую платформу, собирать мнения этих людей, улучшать свой бизнес.

Эффективнее работать с лучшим инженером в Москве, чем с посредственностями, которые живут на соседней улице.

Когда Илон Маск сказал, что слишком занят проектом SpaceX, чтобы самому воплощать в жизнь идею Hyperloop, мы поняли: вот она, идеальная возможность попробовать нашу командную модель. Мы запустили платформу, кинули клич, получили более 200 заявок, привлекли людей, которые захотели быть частью проекта. Это было в 2013-м. Сегодня с нами работает более 800 человек, разбросанных по всему миру. В основном они работают с нами за долю в компании.

С нами сотрудничают около 50 компаний, некоторые из них — крупнейшие в своей области. Например, Oerlikon Leybold Vacuum — одни из лучших в мире специалистов по работе с вакуумным оборудованием. Нам не приходится изобретать велосипед заново, мы можем приглашать лучшие умы в мире! В штате у нас работает около 60 человек, которые управляют распределенной командой. Это очень удобно, признаюсь. Например, эффективнее работать с лучшим дизайнером Токио или гениальным инженером в Москве, чем с посредственностями, которые живут на соседней улице. Или вот гений из NASA — зачем он нужен нам на 40 часов в неделю? Нам хватит и часа его времени. Это еще и экономит нам кучу денег, и средства мы вкладываем именно в строительство, а не в исследования.

Охота за «хайпом»

Как определить, какая технология «выстрелит» завтра?

Допустим, необязательно определять эту технологию, достаточно просто начать ею пользоваться. Оценить, каковы преимущества, которые она может дать, и начать поддерживать и развивать ее самому.

Все получается и случается, только если приложить известные усилия. Например, есть несколько компаний, которые занимаются технологией Hyperloop, но мы были первыми. Сейчас есть шесть или семь других компаний, но небольших. А в течение двух лет мы были единственными, и если бы мы не проделали всю работу в течение этих двух лет, другие бы скорее всего даже не появились. Так что дело не в том, чтобы найти успешную технологию, которая «выстрелит». Важно выйти первым и сказать: это технология, в которую я верю. Ваша вера и будет толкать ее вперед.

Например, искусственный интеллект. Да, сейчас мы еще на раннем этапе развития этой технологии, пока машины только обучаются. Но возможность упростить огромное количество рабочих процессов, заменить труд двадцати человек одним компьютером — это удивительно и прекрасно. И чем больше мы пользуемся технологией, тем лучше она становится.

Вы используете в своей работе блокчейн-технологии?

Конечно. Если бы мы знали о блокчейне на старте проекта, возможно, использовали бы его вместо опционов для акционеров. Сейчас мы как раз ищем способы применить его в Hyperloop, но с регуляцией пока нет ясности. У нас уже такая большая компания, что приходится относиться к таким вещам с большой осторожностью. Мы не хотим проводить ICO (хотя многие постоянно говорят мне об этом!), но уже используем саму технологию блокчейн, чтобы улучшить нашу работу. Например, в управлении данными о пассажирах, оптимизации маршрутов, интермодальности.

А вы сами владеете биткоинами или эфиром?

Конечно. Покупаю сам, участвую в некоторых ICO. Неcколько криптопроектов делаю сам, лично. Но пока не могу сказать какие — секрет.

Что мешает более эффективно использовать криптовалюты?

Криптовалюты — это лишь одно из приложений блокчейна. Я думаю, что все снова упирается в регуляцию. Это как интернет: можно загрузить пиратский фильм, но это будет незаконно. Правительства, вот кто будет пользоваться возможностями этой технологии в полной мере. Возьмем, например, Америку. Помните историю с русскими хакерами? Если бы все было на блокчейне, подобные проблемы даже не могли бы возникнуть. Все бы было гораздо безопаснее, гораздо прозрачнее: голосование, земельный кадастр, налоги, системы поставок.

Но готово ли общество к полной прозрачности?

Думаю, да. Но к ней не готовы многие люди во власти. Помню одну историю, когда американские военные хотели помочь местным солдатам в Африке, но деньги до солдат даже не дошли. Ведь у них не было банковских счетов, но был генерал, который все деньги забирал себе. Полтора десятка лет американцы пытались наладить процесс, чтобы деньги шли напрямую солдатам.

Приватность (privacy) — это категория, которая появилась совсем недавно. Раньше ты что-то делал, и вся деревня об этом знала. Теперь у нас есть право решать, хотим ли мы делиться своей частной информацией или нет. Но на государственном уровне право знать должно быть у всех. Куда идут миллионы? Что значит «засекреченная информация»? Всегда будут люди, подобные африканским генералам, которые будут тянуть процесс назад. Но сильные лидеры смогут пройти через эти препятствия.

Получить визу в Россию — целая история. С паспортом болельщика весь процесс у меня занял две минуты.

В целом, технология, обеспечивающая прозрачность, значительно упростит работу властей, а нам — жизнь. Возьмем то же строительство. Есть поставщики, у которых есть определенные сроки, но они их не соблюдают. Дорога, которая должна была быть готова через два года, не готова и через пять лет. И вы не понимаете почему. С использованием смарт-контрактов все гораздо проще: если опаздываешь — не получаешь деньги. Думаю, что этот принцип сначала подхватят небольшие страны, за ними последуют страны побольше. Те же Украина, Эстония — то, что они делают в плане электронного государственного управления, это важный шаг вперед.

Признаюсь, каждый раз, когда мне надо ехать в Россию, получить визу — это целая история, которая длится несколько недель. Я даже собирался отказаться от билетов на чемпионат мира, потому что опасался из-за графика поездок не успеть оформить визу. Но оказалось, что надо сделать паспорт болельщика — и все. Я прилетел на матч полуфинала. С паспортом болельщика весь процесс у меня занял две минуты. Две минуты! Так что блокчейн еще в самом начале пути, но мы точно увидим его эволюцию, и это будет очень интересно.

Китай. США. Франция > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698797 Дирк Алборн


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698795 Михаил Андронов

Накопить на солнце. Как потребители станут хозяевами электроэнергии

Михаил Андронов

Президент компании «РУСЭНЕРГОСБЫТ»

Накопители позволят смещать процесс потребления, запасаясь электричеством ночью по более выгодной цене. Также именно использование накопителей позволит снизить зависимость возобновляемых источников энергии, использующихся в мире не одно десятилетие, от солнечных и ветреных дней и сделать альтернативную энергию доступной и стабильной

Что думают большинство людей, когда слышат слово «электроэнергия»? Счетчики, счета, ТЭС, трубы, загрязнение воздуха. Возможно, многим вспомнятся ветряки, ГЭС и т.п. Но что если представить на секунду мир, где энергия не просто доступна и чиста, но ею еще и можно управлять? 10 лет назад это было фантастикой, а сегодня отрасль стремительно развивается именно в этом направлении.

Электричество всегда отличалось от других товаров. Им нельзя было запастись впрок — производство и потребление происходили одномоментно. Так, не существовало возможности взять и, например, унести домой несколько МВтч. Спрос на электроэнергию не эластичен — он не зависит от предложения на рынке — отсюда и ажиотаж в дневной период, и избыток в ночные часы.

Накопители позволят смещать процесс потребления, запасаясь электричеством ночью по более выгодной цене. Также, именно применение накопителей позволит снизить зависимость возобновляемых источников энергии, использующихся в мире не одно десятилетие, от солнечных и ветреных дней и сделать альтернативную энергию доступной и стабильной.

Как это работает?

Накопитель энергии — это, по сути, большой аккумулятор, подобный тем, что устанавливают в автомобили. Другой аналог — бесперебойные источники питания, которые позволяют сотрудникам компаний в случае отключения электричества завершить важную работу, используя накопленную энергию. Промышленные накопители работают в гораздо более крупном масштабе.

Проведем параллель с повседневной жизнью. Накопители действуют по принципу складов продукции, с которых в магазины доставляют самые востребованные в какой-то момент товары. Аналогичным образом накопительные станции хранят энергию, и поставляют её в сеть в периоды наибольшего спроса.

Как это помогает?

Такие решения снижают нагрузку на сеть, сглаживают пики потребления и позволяют при существующих мощностях обслуживать больше потребителей. Помимо этого, накопители решают одну из главных проблем возобновляемой энергетики. Солнечные и ветряные электростанции напрямую зависят от погодных условий. Нет ветра / облачная погода — нет энергии. С накопителями периоды «затишья» постепенно уйдут в прошлое, а значит, даже когда мир полностью откажется от ископаемых источников энергии, как уже планирует сделать ряд стран ЕС, рядовому потребителю больше не нужно будет бояться пасмурных и безветренных дней.

Самый яркий пример такого эффекта — комплекс Hornsdale на юге Австралии, включающий в себя ветряную электростанцию мощностью 300 МВт/ч, и накопительную станцию, или, как ее называют сами владельцы, «самый большой в мире литий-ионный аккумулятор» на 129 МВт/ч. В случае необходимости накопительная станция способна самостоятельно обеспечивать энергией до 30 000 жилых домов.

Кроме того, изменится и потребитель. По мере распространения и удешевления накопителей, большее развитие получит распределенная генерация, при которой потребитель устанавливает солнечную панель и накопитель непосредственно у себя дома. Подобные решения уже широко применяются в ряде стран, например в Японии.

Такая модель снижает зависимость потребителя от централизованных энергосетей и превращает его из простого пользователя еще и в производителя, или prosumer’а, который сможет не только покупать энергию, но и продавать ее обратно в сеть, получая деньги за свои киловатты.

Как это развивается и почему не применялось раньше?

Широкое распространение накопители получают по мере снижения стоимости литий-ионных аккумуляторов. За последние несколько лет цена упала на 40%. Проще говоря, использовать системы хранения энергии стало выгодно. В США уже начали появляться накопители для разных областей применения, например Powerwall от Tesla, хорошо зарекомендовавшие себя во время ликвидации последствий урагана в Пуэрто-Рико в 2017 году. Свои решения также представили корейская LG, немецкая Sonnen, американская Pika и др. Китай, известный крупными инвестициями в возобновляемую энергетику, также вкладывает в технологию крупные средства в рамках государственной программы помощи малоимущим.

В России о применении накопителей в основной деятельности пока задумываются только самые передовые компании. Всерьез начала внедрение этих решений только РЖД, подписав на ПМЭФ-2018 соглашение о сотрудничестве с итальянским концерном ENEL, мировым лидером в «зеленой» энергетике. Ранее компания использовала подобные системы для рекуперации энергии, например при торможении поездов, однако сейчас она изучает варианты внедрения накопителей по всей инфраструктуре железнодорожной сети для того, чтобы снять ограничения по пропускной способности, выровнять график потребления, сократить интервалы движения поездов и т.п. В случае успешного применения накопителей на железных дорогах, распространение технологии в другие секторы и отрасли не заставит себя долго ждать.

Например, в отдаленных регионах России, где нет централизованного энергоснабжения, в большинстве мест используются дизельные электростанции. За счет высоких транспортных затрат, цена на электроэнергию составляет 40-45 рублей за кВт/ч. При дальнейшем снижении стоимости аккумуляторов, применение накопителей в связке с ветряными и солнечными установками имеет перспективы и может существенно снизить плату за электричество в будущем.

Конечно, время, когда каждый владелец электромобиля и домашнего накопителя сможет продавать излишек энергии из своих агрегатов в сеть, наступит не сразу. Однако уже сейчас очевидно, в каком направлении индустрия будет развиваться. Накопители, а вместе с ними и оборудование для генерации энергии, неизбежно будут становиться все более доступными, а значит, все больше людей смогут позволить себе «отключиться» от сетей и стать хозяевами своей энергии.

Возобновляемые источники, умные сети, промышленные накопители — эксперты видят энергетику будущего именно в этих новых решениях. У человечества есть технологии и оборудование, осталось лишь внедрить их в инфраструктуру и наблюдать за тем, как меняется повседневная жизнь людей.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698795 Михаил Андронов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698794

Лучше депозита: почему граждане не покупают «народные облигации»

Сергей Королев

начальник отдела по работе с клиентами ИК «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент»

Государство пытается выманить россиян, засидевшихся в банковских депозитах, в «народные облигации». Теперь банков, которые продают ОФЗ, станет на два больше. Как это поможет?

Минфин расширяет перечень банков, которые смогу продавать облигации федерального займа (ОФЗ), — в список операторов, помимо Сбербанка и ВТБ, войдут также Почта Банк и Промсвязьбанк. Расширение списка банков-агентов по продаже ОФЗ выглядит вполне логичным шагом со стороны Минфина. Первый пробный этап продаж в прошлом году прошел успешно и показал, что ОФЗ имеют все шансы завоевать интерес розничных инвесторов. Обкатав модель продаж, познакомив кого-то с новым, а кого-то с давно забытым старым инструментом, государство расширяет круг каналов, чтобы увеличить объем заимствований. И это только начало — в ближайшие несколько лет ОФЗ скорее всего будут представлены практически во всех банках и брокерских компаниях России.

Своими действиями ведомство намерено убить сразу двух зайцев: привлечь среднесрочные и длинные деньги розничных инвесторов на отечественный долговой рынок и одновременно снизить зависимость рынка от нерезидентов. Местные покупатели станут хоть и небольшой, но поддержкой отечественного рынка в случае введения санкций на отечественный долг, а также на фоне общей тенденции оттока средств из развивающихся рынков из-за ястребиной политики Федеральной резервной системы (ФРС) США. Об увеличении покупок нерезидентами вряд ли можно пока рассуждать, так как санкционная политика Америки по отношению к России вполне может ужесточиться, а повышение долларовых ставок идет как по часам.

Первые результаты

Пока дела с «народными облигациями» идут с переменным успехом. Из-за совокупности негативных обстоятельств Минфин не смог выполнить план по размещению государственного долга во втором квартале, не собрав примерно 52% от плановой суммы (от 450 млрд рублей).

Годом ранее размещения прошли достаточно хорошо — за 2017 год Минфин разместил ОФЗ для населения на 45 млрд рублей. Основными покупатели, вопреки ожиданиям, стали обеспеченные инвесторы — средняя сумма инвестиций составила 1,7 млн рублей. При таких показателях инструмент, кстати говоря, вряд ли можно назвать «народным»: минимальная сумма покупки бумаги составляет 30 000 рублей, притом что средняя заработная плата по России находится на уровне в 37 000 рублей. Максимальная сумма покупки была равна 15 млн рублей в рамках одного выпуска.

Ключевым фактором, привлекающим инвесторов, стала доходность, которая по первым выпускам превышала 9%. В это время ставки по вкладам находились на несколько процентов ниже — в районе 6%. Срок обращений бумаг — три года, купон выплачивается раз в шесть месяц, что является дополнительным преимуществом перед классическим банковским вкладом. И самое важное — в случае острой необходимости получить назад свои деньги государство гарантирует возврат денежных средств инвестора по первому требованию. Важный момент: если инвестор продает ценные бумаги меньше чем через год, то он теряет весь накопленный процент.

Как привлечь граждан

Государство позиционирует ОФЗ для населения как максимально простой и прозрачный продукт, доступный большинству вкладчиков. Чтобы привлечь граждан, на данном этапе разрабатывается механизм освобождения от комиссий банков-агентов, которые составляют около 1%.

При высоких ставках купона и низких комиссионных издержках на приобретение инструмент, вероятно, рано или поздно привлечет частных инвесторов. В последние годы программами повышения финансовой грамотности косвенно или напрямую занимаются Банк России, Министерство финансов, Сбербанк, ВТБ, а также другие участники финансового рынка. В таких условиях уровень знаний населения повышается, по крайней мере относительно простых финансовых инструментов. Постепенное расширение банков-агентов по реализации ОФЗ станет дополнительным драйвером для повышения интереса к инструментам фондового рынка.

Главным же аргументом для вкладчика при выборе инструмента — депозит или ОФЗ — станет доходность и гарантии надежности. Для популяризации ОФЗ механизм по приобретению ценных бумаг должен стать максимально прозрачным и понятным, а издержки минимальными. В случае выполнения этих условий, ОФЗ имеют все шансы завоевать популярность среди розничных инвесторов. Если же сделать его максимально простым, такие облигации в итоге никогда не станут по-настоящему «народными».

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698794


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698793 Тагир Яппаров

Не убийцы, а партнеры: как выживают ИТ-компании в цифровом мире

Тагир Яппаров

Председатель совета директоров группы компаний «Аплана»

Кэптивные ИТ-компании крупных корпораций — «Сбербанк-Технологии», «Лукойл-Информ», ИТСК и др. — породили новые рынки для традиционных ИТ-компаний. Чтобы заработать на нем, участникам открытого рынка придется освоить новые механизмы взаимодействия с холдингами и организациями

Крупнейшие корпорации существенно расширяют бизнес дочерних ИТ-компаний. На первый взгляд, они превращаются в прямых конкурентов для традиционных сервис-провайдеров, действующих в сфере информационных технологий. Но не будем торопиться с выводами.

У опытных проектных компаний обнаруживается как минимум несколько траекторий дальнейшего развития, одна из них — глубокая специализация в сегменте управляемых сервисов (Managed Services, то есть услуги провайдера по размещению информационных систем заказчика в собственном дата-центре). Другой, не менее эффективный путь развития для интегратора — миграция в сферу облачных сервисов.

Наблюдается тенденция перехода от широкого предложения интеграционных услуг к четкой и рыночно обоснованной специализации по таким направлениям, как разработка уникального программного обеспечения, предоставление управляемых сервисов или эффективных облачных решений. Этот переход во многом определяет сценарий дальнейшего развития проектного бизнеса в сфере ИТ. Правда, далеко не всем интеграторам удалось вовремя распознать и правильно интерпретировать происходящие в отрасли изменения. В результате о некоторых крупных проектных компаниях российского рынка информационных технологий (например, «Астерос» и «Микротест») сегодня приходится говорить в прошедшем времени.

Но вернемся к гипотетическим конкурентам независимых поставщиков ИТ — стремительно наращивающим мускулатуру дочерним технологическим компаниям ведущих корпоративных заказчиков, как в случае с «Сибинтеком» (дочерняя ИТ-компания «Роснефти»). Размер, конечно, имеет значение. Однако если присмотреться, легко обнаружить, что, как правило, дочерние ИТ-компании отраслевых гигантов не имеют стратегий выхода на внешний для себя рынок информационных технологий. Ведь создаваемые и внедряемые ими решения — залог будущей конкурентоспособности основного бизнеса: банковского, добывающего, перерабатывающего, розничного. А таким товаром широко не торгуют.

Аналогичным образом ведут себя и компании новой волны, с самого начала сделавшие ставку на «цифру». Трудно себе представить, что Uber начнет продавать всем желающим свою внутреннюю систему управления. Напротив, компания продолжит оттачивать и развивать базовые технологии исключительно для себя. Хотя бы потому, что совершенствование собственных информационных систем позволит Uber заработать куда больше, чем торговля созданной платформой. Да и акционеры не позволят.

Главное же, что тенденция к наращиванию собственных технологических компетенций ведущими корпоративными заказчиками в действительности не сокращает, а как раз увеличивает объем рынка для независимых поставщиков.

Да, компания «Сбербанк-Технологии» сегодня контролирует до двух третей внутреннего заказа на ИТ со стороны «Сбербанка». Но при этом общий объем платежеспособного спроса на рынке ИТ со стороны «Сбербанка» в целом увеличился, что стало результатом наращивания внутренних инвестиций в цифровую трансформацию. Так что «внешним» сервис-провайдерам требуется лишь демонстрировать стабильно высокое качество оказываемых услуг и оправдывать ожидания контрагентов, чтобы рассчитывать на совокупный рост числа проектов и их бюджетов.

Конечно, компаниям приходится быстро меняться, учитывая качественные изменения в структуре спроса. Но попутно увеличиваются и масштабы проектов, связанных с трансформационными процессами. Наши клиенты стремятся стать полностью цифровыми. И это уже не отдельные «проекты в области автоматизации», а долговременные стратегические инвестиции.

Подобные примеры обнаруживаются и в сегменте ИТ-решений, направленных на повышение эффективности органов власти. Я хорошо помню бурные споры, предметом которых были функции и задачи ведомственных вычислительных центров, таких как ГНИВЦ Федеральной налоговой службы (ФНС) и подобные структуры других ведомств. Многие независимые проектные компании считали эти структуры своими прямыми конкурентами, получающими эксклюзивный доступ к существенной части рыночного «пирога». Но нельзя забывать о том, что государственные органы имеют дело с весьма чувствительными массивами данных и процессами администрирования, доступ к которым нуждается в четком регулировании и контроле.

В итоге компромисс был найден. Ведомственные вычислительные центры постепенно начали превращаться в инновационно-внедренческие структуры, принимая на себя роль системных архитекторов и супервайзеров. В их же ведении находятся критически важные массивы данных и процессы их обработки. При этом рыночные игроки получают возможность эффективного взаимодействия с такими квалифицированными генподрядчиками в рамках проектов, нацеленных на цифровизацию государственного управления. Как следствие, формируются единые тщательно спроектированные информационные системы, исключающие эффект «зоопарка решений».

Очень важный кейс — многолетний опыт взаимодействия вышеупомянутых ФНС и АО «ГНИВЦ» с независимыми игроками ИТ-рынка при разработке информационной системы АИС «Налог-3». Она решает задачи, поставленные Правительством РФ по обеспечению создания единой базы и открытости налоговых органов для налогоплательщика. В ходе ее реализации было привлечено более 20 крупных ИТ-компаний. При этом ИТ-бюджет ФНС на 2017 год составил более 17,6 млрд рублей. Часть этой суммы достается независимым игрокам рынка. В ней заинтересованы даже крупные независимые ИТ-компании.

Возникает новый протокол делового взаимодействия: кэптивные («внутренние») ИТ-компании («Сбербанк-Технологии», «Лукойл-Информ», ИТСК и др.) не только четко определяют зону исключительного технологического развития, в которую закрыт доступ извне, но и выстраивают прозрачные интерфейсы для взаимодействия с участниками открытого рынка. И пусть сторонним поставщикам не позволено преодолеть незримую границу, за которой формируется цифровое ядро деятельности конечного заказчика. Куда важнее, что собственным технологическим командам крупнейших холдингов или ведомств все равно требуются качественно упакованные и легко интегрируемые платформы, сервисы, решения и программные продукты.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698793 Тагир Яппаров


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698787

Своя кухня: как изнутри выглядят акселераторы ВТБ, McDonald's и Райффайзенбанка

Екатерина Петрова

Заместитель директора по акселерационным программам РВК, директор корпоративного акселератора GenerationS

Чему учит опыт создателей корпоративных акселераторов и как добиться успеха как у западных игроков?

Современные технологии не только создают возможности для развития бизнеса, так и ужесточают конкуренцию. Крупные международные корпорации стремятся быть первыми в конкурентной борьбе за клиентов и создают собственные стартап-акселераторы. Успешный опыт есть, например, у McDonald's, который продал проект RedBox за $150 млн. Компания Niantic, известная созданием культовой игры с элементами дополненной реальности Pokémon Go, начинала свой путь как внутренний стартап Google. Amazon способствовал развитию более сотни стартапов, в числе которых Kindle, Echo и Fireproducts.

По оценке Gust, на корпоративный капитал уже в 2016 году приходилось 52% от всего объема вложений в стартапы. А В 2017 году по данным Global Corporate Venturing, корпорации проинвестировали в «открытые инновации» рекордные $100 млрд. Тренд на работу с инновациями пришел и в Россию: ВТБ, МТС, QIWI планируют запустить собственные корпоративные акселераторы. К опыту присматриваются и агробизнес, металлургия, энергетика и машиностроение. Как избежать ошибок и повторить успех западных игроков?

Призрачные цели

Создание собственного акселератора — это не та задача, с которой компания должна начинать работу с инновационной средой. Все стартапы разные, находятся на разных стадиях развития и могут требовать различных инструментов поддержки. Одним необходимы прямые инвестиции, другим — площадка для тестирования продукта, третьим — отраслевая экспертиза. В этой ситуации может возникнуть проблема, что хороший продукт найден, а платформы для его интеграции в компании не оказалось.

Перед началом поиска нужно определиться с инновационной стратегией и проблемами, которые необходимо решить с помощью технологий. Принимая решение о сотрудничестве, всегда стоит трезво оценить, насколько четко партнер может обозначить свои инновационные приоритеты и предложить ресурсы поддержки.

Пробелы в команде

Стартап-акселератор сам по себе сложный инструмент, так еще и компетентных специалистов не хватает даже внутри индустрии. Гиганты типа Microsoft пользуются услугами независимых экспертов — для проведения Microsoft Kinect Accelerator, например, был привлечен один из ведущих бизнес-акселераторов Techstars, команда которого работала также с Qualcomm и Barclays.

В условиях «кадрового дефицита» в России за создание корпоративного акселератора нередко берутся сотрудники, далекие от инноваций. Тогда акселератор рискует превратиться в инструмент маркетинга или PR, что осложняет работу команды, которая должна решать задачи инновационной повестки.

Если такая команда собралась и у руководителя проекта достаточно компетенций, может возникнуть другая проблема — в ситуации, когда остальная компания не вовлечена в процесс, корпоративный акселератор и все проекты могут оказаться в вакууме. А без вводных от разных подразделений стартап не будет понимать, что нужно для доработки проекта, а представители корпораций будут считать, что проект недостаточно «выращен», чтобы продолжать с ним работу.

Чтобы акселератор был успешным, в работу с инновациями должны включаться подразделения, отвечающие как за технические, так и за экономические и маркетинговые процессы. Перед началом работы ответьте себе на следующие вопросы.

— Кто возглавит процесс создания и будет администрировать работу стартап-акселератора?

— Какие подразделения будут заинтересованы в привлекаемых технологических стартапах?

— Какое подразделение возьмет на себя роль, связанную с инкорпорированием и интеграцией технологий?

— Есть ли в корпорации специалисты, которые смогут определить, релевантны ли найденные технологии для бизнеса?

— Кто будет сопровождать проекты, прошедшие программу акселерации, и работать над их дальнейшим развитием внутри корпорации?

Погружение сотрудников в работу с высокотехнологичными проектами является одним из бонусов от организации корпоративного акселератора. Рядовые сотрудники, даже не работающие с проектами напрямую, соприкасаются с культурой стартапов: учатся создавать минимально жизнеспособный продукт (MVP), набирать пользовательскую базу или использовать agile-инструменты.

В качестве примера можно привести корпоративный акселератор фармкомпании Bayer для цифровых стартапов в области здравоохранения и сельского хозяйства G4A (Grants4Apps). Работа акселератора имеет свою структуру. На первом этапе работ со стартапами их подхватывает бизнес-партнер IT-отдела. Именно такие люди являются проводниками стартапов в мире бизнес-подразделений. Кроме того, в компании существует сообщество сотрудников, которые работают с цифровыми технологиями, и идеи стартапов обсуждаются внутри сообщества.

Неготовность делиться информацией

Есть кейсы, когда компания четко понимает цели и задачи, собрала команду, нашла нужный проект. Но когда приходит время для проведения пилотных испытаний, оказывается, что бизнес не готов делиться внутренними процессами и аналитикой. Такие сложности могут возникать в компаниях, бизнес которых тесно связан с законодательством в области защиты персональных данных. В 2015 году ВТБ заинтересовался стартапом по распознаванию лиц, но из-за того, что во время пилотирования разработки стартап работал с «ненастоящей» базой, результаты оказались неточными и внедрение проекта пришлось отложить на несколько месяцев. В подобных случаях, если подписание NDA (соглашение о неразглашении конфиденциальной информации) затягивается, у разработчиков могут закончиться инвестиции, измениться видение проекта или на горизонте появится другой клиент.

Еще до запуска акселератора нужно определить круг информации, которую вы готовы предоставить для пилотирования разработок. Здесь важно не забывать, что стартап — это живой, постоянно меняющийся организм, чаще всего имеющий гибкие решения, и чем больше команды будут погружены в процессы, тем больше их разработки будут адаптированы под задачи бизнеса в результате.

Экономия на инфраструктуре

Для развития стартапов нужна хорошая экспертная база: доступ к потенциальным источникам разработок и менторам, способным поддержать развитие проекта. Стартап-акселераторы нарабатывают такую инфраструктуру годами. Корпорациям же нужно пошагово выстраивать ее с нуля, что потребует серьезных вложений. Если компания запускает акселератор, скаутинг или инкорпорирование самостоятельно, то ее первые попытки могут не принести желаемого результата. Например, акселератор Райффайзенбанка в первый год своей работы собрал около 400 заявок от предпринимателей со всего мира. Со второго года работы количество превысило 600.

Нужно быть готовым к тому, что формирование инфраструктуры акселератора потребует инвестиций, которые в будущем могут кратно окупиться за счет качества проектов и обратной связи от отраслевых экспертов. В случае если корпорация не готова к выстраиванию партнерской сети, она может передать этот процесс операторам, которые организуют взаимодействие. GenerationS за пять лет вложил более 300 млн рублей в развитие инфраструктуры, в которую сейчас входят десятки вузов, региональных технопарков и сотни экспертов в разных областях знаний.

Приступая к работе, важно помнить, что каждый шаг при работе с корпоративным акселератором требует существенных ресурсов и четкости приоритетов. Важно не замыкать эту деятельность исключительно на приоритетах корпораций и не забывать о целях, которые преследуют стартапы. Им нужно протестировать и запустить бизнес-модель, начать развивать бизнес, получить необходимые для этого инструменты поддержки и в конечном счете — прибыль. Корпорации нужно то же самое, только в намного большем размере.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698787


Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698786 Вячеслав Кантор

«Надо жестко отстаивать свои интересы». Правила бизнеса Вячеслава Кантора

Анастасия Куц Forbes Contributor, Алексей Пастушин Forbes Staff

Совладелец производителя минеральных удобрений «Акрон» Вячеслав Кантор о взаимоотношениях с подчиненными, любви к детям и искусству

Половину своей жизни выпускник Московского авиационного института и будущий миллиардер Вячеслав Кантор F 29 занимался наукой. Одним из его проектов был солнечный отражатель, который, по задумке создателей, должен был освещать Землю даже ночью. «Солнце светит ночью» — так называлась посвященная этому проекту статья в газете «Правда», которую Кантор опубликовал в 1981 году вместе с Жоресом Алферовым. Научная карьера Кантора закончилась в середине 1980-х, когда его уволили из лаборатории по проектированию межорбитальных космических аппаратов в МАИ из-за скандала о продаже западным странам секретных разработок.

Покинув стены лаборатории, Кантор занялся частным бизнесом. В 1989 году он возглавил советско-американскую компанию «Интелмас», которая вскоре была привлечена к мониторингу одного из крупнейших химических предприятий СССР — «Азота» в Великом Новгороде — и успешно его приватизировала. На его базе Кантор построил химический холдинг «Акрон», который и привел его в список богатейших предпринимателей России. Сам же Кантор предпочитает утверждать, что его основное занятие — общественная деятельность. Он создал и возглавил Европейский еврейский фонд, кроме того Кантор — президент московского Музея искусства авангарда. Forbes вспомнил наиболее яркие высказывания бизнесмена.

Мы пришли в бизнес бедными как церковные мыши. У нас не было ни политической поддержки, ни опыта коммерческой деятельности... Был только жизненный опыт, опыт выживания в извращенной бюрократической среде. Он оказался полезным.

Я очень любил брать высокий риск, но только не криминальный. Этим я отличался от многих своих коллег: я никогда не брал то, чего нельзя брать по закону. И даже несмотря на то, что очень многое было можно, я себя ограничивал. Потому что надо мной довлел страх, что все вернется. Но мне некуда было отступать, мне нечего было терять. Поэтому я принимал высокие риски, и мы очень быстро развивались.

Самое ценное — это человеческий ресурс, который у России всегда был.

Евреи всегда хвалят правительство. Это же один из принципов выживания.

Мы евреями являемся только в России, во всем остальном мире мы русские, и мы никогда этого не изменим.

Мы должны заботиться (я говорю это без иронии) о стране, в которой находимся. Потому что если мы этого не сделаем, она тогда о нас позаботится. Мы должны быть лояльными к той земле, на которой мы зарабатываем деньги.

Вот что такое правильно ощущать себя российским бизнесменом: все время жить с оглядкой, что ты живешь не в среде, где только надо брать, — надо и давать.

Детям чем меньше передашь, тем они здоровее будут.

Я опираюсь на исторический опыт. В Талмуде сказано: нет ничего вреднее, чем золото родителей, для детей. Это очень важная тема.

Я очень поддерживаю, когда меня критикуют в глаза.

Заходим мы в зал Серова, а там висят две его работы на одну и ту же тему, и тот мой приятель говорит, что одна из них продается и даже есть некая конкуренция. Вы можете себе представить, как устроен бизнесмен. Когда что-то никому не нужно, то и ему тоже. Но когда появляется конкуренция — другое дело.

У меня нет желания хвастаться коллекцией, я считаю, что ничем сакраментальным хвастаться нельзя, поскольку это то, что обращено только к тебе.

Надо жестко отстаивать свои интересы, но цивилизованно. Наш мир — не благодушная любовь к коллегам, а колоссальный опыт войны, который показал, что лучше существовать в сбалансированной ситуации и бороться с общими проблемами и конкурировать, не переходя определенные рамки.

Менеджмент компании мне ближе, чем многие из моих родственников, потому что мы проводим с этими людьми жизнь.

Если в семье родился лидер, способный взять на себя важные функции, честь ему и слава. Кому же, как не своему сыну или дочери доверить это?

Мы-то воспитанники уличного капитализма, мы все этапы прошли от копеечных сделок до крупных. А знаете, как это развращает, когда рождаешься с золотой ложкой во рту?

Первые десять лет своей карьеры я занимался строительством спутников. И горжусь тем, что по моим разработкам один из спутников летал. Так что эта моя мечта была реализована, но надо было семью кормить.

Увлекаюсь кунг-фу, занятие занимает час. С лошадьми так не получается: надо доехать, почистить, заседлать, поездить, расседлать, почистить, поставить в стойло сухую лошадь. Это три часа. У меня нет столько времени,

Чем больше мы удаляемся от катастрофы, которую называем Второй мировой войной, тем больше базовые ценности уступают место прагматичным. И в некоторых плохо помнящих историю головах возникает идея, что можно с помощью насилия решать свои экономические проблемы.

У еврейского народа есть талмудическое правило. Закон страны — закон. Я этот принцип исповедую, я в нем живу и работаю во многих странах, для меня нормативная база в любой стране — это закон из законов, я никому из своих сотрудников не позволяю никаких никогда компромиссов.

Все, чем я занимаюсь в этой жизни, это для души. Это желание созидать. Я в этом смысле счастливый человек. Я даже детей рожаю для души.

Даже в ситуации, когда, казалось бы, безнадежный проект, надо всегда стараться добиваться, используя все возможности. Потому что если там решат, что ты сделал достаточно усилий, то фортуна к тебе повернется.

При подготовке статьи использовались материалы «Коммерсанта», «Ведомостей», РИА «Новости», Forbes, «Эксперта»

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698786 Вячеслав Кантор


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698785 Юрий Лобунов

Пенсионные варианты. Что скрывает государство

Юрий Лобунов

аналитик консалтинговой компании Gulf State Analytics

Повышения пенсионного возраста можно избежать — конкретные варианты того, как это сделать, уже предлагал Международный валютный фонд. Вот только правительству России предъявлять эти расчеты широкой общественности невыгодно

Сторонники повышения пенсионного возраста озвучивают общественности весьма обобщенные аргументы в пользу реформы. Это вызывает, в свою очередь, обвинения в отсутствие у властей прогнозных расчетов. Между тем такие расчеты на самом деле были проведены, а у пенсионной реформы есть три вполне конкретные альтернативы, представленные МВФ.

Не секретный секрет

Проблемы Пенсионного фонда России (ПФР), ради которого все затевается, — явление временное. Устойчивость пенсионной системы зависит не только от такого неизбежного и слабо поддающегося корректировке фактора, как динамика демографических процессов, но и от законов, принимаемых депутатами. Эти выводы содержатся в анализе макроэкономических эффектов задуманной пенсионной реформы.

Нужно напомнить, что повышение пенсионного возраста в России еще с 90-х годов прошлого века рекомендовал Международный валютный фонд (МВФ). Власти страны согласились на предложенную пенсионную реформу в 2012 году, а в 2015-м повышение пенсионного возраста — пока на стадии «прощупывания» готовности общества к этой мере — появилось в документе (с. 33), подписанном председателем правительства.

МВФ весьма серьезно проанализировал предстоящие изменения в пенсионном обеспечении россиян. И вполне вероятно, правительство России не предъявляет широкой общественности эти расчеты, разве что из идеологических соображений и возможных репутационных издержек. Открыто сослаться на рекомендации МВФ на фоне патриотической риторики власти — далеко не лучший способ получить массовую поддержку. Второй причиной избегания обсуждения расчетов может быть небезальтернативность повышения пенсионного возраста. Повышению пенсионного возраста существуют как минимум три альтернативы.

Есть и еще одно веское основание исключить ссылку на расчеты. Дело в том, что данные международных аналитиков из авторитетной организации зачастую противоречат цифрам, озвучиваемым российскими политиками. Но в отличие от российских властей МВФ открыто публикует важные для России и россиян документы, и с анализом пенсионной проблемы может ознакомиться каждый желающий. Все расчеты изложены в «Докладе МВФ по стране №08/308», опубликованном в 2008 году.

Игра на страхе

20 июля 2018 года президент России Владимир Путин, рассуждая о пенсионном возрасте, сообщил: «В 1970 году, по-моему, на одного пенсионера приходилось 3,7 работающих граждан (пусть вас не смущают десятые доли в отношении людей, это статистические данные). Сегодня уже на одного пенсионера — два работающих».

Впрочем, стратегия запугивания общественности демографической ямой и тяготами содержания старшего поколения не нова. В далеком 2001 году Валентина Матвиенко, занимавшая в те времена пост вице-премьера правительства России, утверждала, что ситуация гораздо хуже: на одного пенсионера приходится 1,8 работающих, а через 10-15 лет количество пенсионеров будет равно количеству работающего населения. В 2006 году Центр развития информационного общества сообщал, что на одного пенсионера приходится 1,7 работающего, а к 2015-му соотношение изменится до один к одному. В 2012 году Минэкономразвития рассчитало, что на одного пенсионера уже приходится лишь 1,18 работающего, а к 2015 году соотношение упадет до 1,23.

Однако прежние мрачные прогнозы не оправдались, а по данным МВФ, ситуация оказывается гораздо лучше: в 2008 году доля населения старше пенсионного возраста составляла 20%, а ее увеличение до 30% предсказывалось к 2050 году. Следствием же старения населения, той самой проблемой, которую предлагается решить с помощью увеличения возраста выхода на пенсию, является прогнозируемое падение коэффициента замещения доходов. Коэффициент снизится примерно с 26% в 2007 году до 17% в 2027-м, но это временное явление, так как затем отношение средних пенсий к средним зарплатам начнет расти и достигнет к 2050 году уровня в 22%.

Кстати, одной из причин ожидаемого падения коэффициента замещения доходов аналитики МВФ назвали отрицательную реальную норму прибыли ПФР при управлении накоплениями. Проще говоря, его инвестирование собранных с работающего населения денег приносило не прибыли, а убытки.

Три пути обхода

Предпочтительной политикой стабилизации коэффициента замещения МВФ назвал постепенное повышение пенсионного возраста. Однако указывает и альтернативное решение — увеличение федерального трансферта в Пенсионный фонд на сумму в пределах 3% ВВП примерно на период до 2030 года.

Где взять такие деньги? Международный валютный фонд указывает возможные источники, которые стали бы альтернативой изъятию денег из карманов пенсионеров. Причем имитационные расчеты предусматривают рост коэффициента замещения доходов на 8 процентных пунктов — до 30%.

Самый очевидный способ решения временной пенсионной проблемы — увеличение госдолга до 60% ВВП к концу 2030-х годов. «Такой уровень долга, как представляется, является экономически приемлемым», — констатируют специалисты МВФ, но указывают на «неразрешимую проблему», которая не позволит решить пенсионную проблему: долговое финансирование будет несовместимо с лимитом заимствований, установленным в бюджетном кодексе. То есть препятствием являются не объективно неустранимые причины, а лишь прописанные депутатами условные требования.

Второе решение, которое позволит оставить пенсионеров в покое, да еще и добавить им пенсии, — плавное повышение НДС на 9 п. п. к 2030 году с последующим снижением. Причем точкой отсчета МВФ считает не 18%, а 12% — именно такова эффективная ставка НДС. То есть шесть из девяти процентных пунктов повышения можно получить путем расширения налоговой базы, а законодательно НДС поднимется на 3%.

Третий вариант финансирования — постепенное сокращение государственного потребления на 4 п. п. к 2030 году.

Аналитики МВФ рассматривали каждый путь финансирования повышения пенсий как единственный. Если же применить все три варианта, но с меньшим размахом, то их минусы станут менее значительными. Например, немного вырастет госдолг, слегка повысится НДС (что уже сделано), чуть меньше станет мегапроектов, финансируемых государством. Результатом же такой политики может быть сохранение нынешнего пенсионного возраста при росте пенсий и коэффициента замещения доходов.

Однако и правительство, и депутатский корпус не стали вникать в предложенные МВФ альтернативы, а приняли наипервейшее и наипростешее указание — для решения временной проблемы навсегда поднять пенсионный возраст.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698785 Юрий Лобунов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Легпром > worldbank.org, 3 августа 2018 > № 2698706

Игрушки ручной работы приносят заработок и надежду молодым людям с ограниченными возможностями в Казахстане

Ляззат Салыкова, молодая женщина, прикованная к инвалидному креслу, большую часть своей жизни не выходила из дома. Она была окружена любящей семьей и заботой, но все чаще ощущала желание вести самостоятельную жизнь, ту, которая бы приносила ей истинный смысл.

Когда Ляззат исполнилось тридцать лет, она решила начать новую жизнь и найти свою первую работу.

Прошло семь лет, Ляззат сменила несколько рабочих мест, получила несколько дипломов, и сегодня является руководителем неправительственной организации в своем родном городе, Капшагае. Ее организация защищает права молодых людей с ограниченными возможностями.

Один из ее последних проектов, клуб по изготовлению мягких игрушек, оказывает большое влияние на жизнь молодых людей с ограниченными возможностями. Клуб стал не только источником дохода и научил их новым навыкам, но и подарил им новых друзей и чувство, что их жизнь тоже может быть полноценной.

Клуб по изготовлению мягких игрушек начинался как волонтерский проект, однако сегодня он превратился в небольшое, но процветающее местное предприятие в Капшагае. Здесь работает более 10 молодых людей с ограниченными возможностями. Изготавливаемые ими игрушки продаются по всему Казахстану. И это, по их словам, только начало.

Инициативная группа под руководством Ляззат выиграла грант Программы развития молодежного корпуса в Казахстане, реализуемой при поддержке Министерства образования и науки и Всемирного банка. Целью программы является поддержка уязвимых групп молодежи в разработке и реализации проектов местных сообществ. Участники проекта получили более 3 000 долларов США для создания клуба по изготовлению мягких игрушек. Клуб был создан всего лишь за месяц, но уже тогда к нему присоединились более 10 добровольцев.

«Нас называют людьми с ограниченными возможностями, а мы называем себя людьми с безграничными возможностями, - говорит Ляззат. – Этот проект открыл новые возможности для многих из нас. Он стал вторым домом и обогатил нашу жизнь. Научиться вязать было нелегко – движения руками многим из нас даются с трудом, но в этом клубе мы поддерживаем друг друга и помогаем идти вперед».

При помощи ресурсов, которые проект получил через Программу развития молодежного корпуса, инициативная группа смогла организовать курсы по дизайну и вязанию для молодых людей. Кроме того, мастера прошли обучение по навыкам ведения бизнеса, бюджетирования и другим важным навыкам предпринимательства. За первые пять месяцев участники проекта произвели более 100 игрушек и предметов детской одежды, которые были подарены родильным домам и онкологическим центрам.

«Клуб изменил все для меня, - говорит Айнура, 25-летний член клуба. – Раньше я все время сидела дома. Спала до трех часов дня, потому что у меня не было причины просыпаться. Делать было нечего. С моим диагнозом (эпилепсия) я не смогла найти работу после окончания средней школы, поэтому мои родители полностью меня обеспечивали. Но это очень сложно, когда нечего делать. Теперь, когда у меня есть работа, я стала более организованной: я просыпаюсь рано и хожу на работу каждый день. Я занимаюсь всей документацией клуба и выполняю другие обязанности. Мы реализуем интересные проекты, и я думаю, что у нас большие перспективы».

«Предоставление людям возможностей для реализации в жизни – очень важная задача, и этот проект – яркий пример того, как молодые люди с ограниченными возможностями могут раскрыть свой потенциал, когда у них появляется возможность», - говорит Лилия Бурунчук, Региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии.

Добившись первого успеха, клуб открыл свой Интернет-магазин, начал участвовать в городских ярмарках и активно выступать на региональных конкурсах. Это дало превосходные результаты: интерес к их продукции растет, местный акимат приглашает их на все городские ярмарки, и они получают примерно по 80–100 заказов в месяц. Средняя стоимость игрушки, изготовленной из экологически чистых материалов, от 15 до 30 долларов США.

Мастера клуба планируют дальше расширять бизнес: следующим этапом будет открытие цеха по производству трикотажных изделий, при этом на работу будут приниматься тоже молодые люди с ограниченными возможностями. В планах - производить качественную одежду в Капшагае и продавать ее по всей стране.

За этим предприятием стоит еще одна большая мечта.

«Мы хотим создать фонд стипендий для людей с ограниченными возможностями, - говорит Ляззат. – Хотя у молодых людей с ограниченными возможностями есть определенные возможности на образование, их не достаточно. Мы хотели бы, чтобы больше молодых людей имели возможность получить высшее образование. Мне самой повезло иметь возможность получить два высших образования, и я точно знаю, что образование может открыть двери. Я хочу, чтобы у каждого молодого человека с ограниченными возможностями в Казахстане была такая возможность».

Программа развития молодежного корпуса стремится вовлечь больше молодежи, особенно из уязвимых групп населения, в деятельность их местных сообществ и помочь им получить необходимый опыт. С 2017 года более 2 000 молодых людей, не имеющих постоянной работы и не получающих образование, приняли участие в различных социальных и предпринимательских инициативах. Предполагается, что к 2020 году Программа предоставит возможности более чем 8 500 молодым людям по всему Казахстану.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Легпром > worldbank.org, 3 августа 2018 > № 2698706


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 3 августа 2018 > № 2696303

Вузы подготовят технологических предпринимателей

Анна Устинова

АО "РВК" (Российская венчурная компания) подписало лицензионные соглашения с более чем 30 вузами из свыше 20 российских городов по включению курса "Инновационная экономика и технологическое предпринимательство" в учебную программу 2018/2019 г. Студенты третьего-четвертого курсов бакалавриата научатся процессу формирования стартапа, попробуют разобраться в процессе коммерциализации НИОКР, смогут освоить методы формирования команды проекта, разработки плана мероприятий по выведению высокотехнологичного продукта на рынок.

Как уточнили корреспонденту ComNews в пресс-службе РВК, к программе подключились вузы из следующих городов: Калининград, Петербург, Великий Новгород, Обнинск, Москва, Ростов-на-Дону, Архангельск, Ставрополь, Саров, Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Самара, Пермь, Трехгорный, Магнитогорск, Озерск, Сургут, Новосибирск, Томск, Кемерово, Иркутск, Владивосток и Душанбе (Таджикистан). Российские технические и естественно-научные вузы, которые готовят специалистов в области авиации, медицины, электротехники, ядерных технологий (см. полный список в досье ComNews), запустят курс "Инновационная экономика и технологическое предпринимательство" с нового учебного года.

В рамках этой программы студентов будут учить создавать стартап, разбираться в процессе коммерциализации НИОКР, создавать свою команду для проекта, разрабатывать план по выведению высокотехнологичного продукта на рынок.

Программа обучения предназначена для студентов третьего-четвертого курсов бакалавриата. Она может быть как обязательным предметом, так и факультативным. Учебный курс рассчитан на один семестр.

Учебный курс "Инновационная экономика и технологическое предпринимательство" разработан РВК совместно с экономическим факультетом МГУ им. М.В. Ломоносова и Университетом ИТМО.

Как отмечают в РВК, чтобы обучение на курсе носило прикладной характер, при выборе преподавателей приоритет отдается специалистам, имеющим опыт работы в бизнесе. Обучение методологии преподавания курса уже прошли более 50 потенциальных преподавателей.

В пресс-службе РВК уточнили ComNews, что право использования университетами учебного курса "Инновационная экономика и технологическое предпринимательство" РВК передала вузам на безвозмездной основе.

"Мы будем работать над массовым распространением курса по всей России, но это не значит, что мы просто передаем методичку в вузы и забываем об этом. Качество преподавания не менее важно, чем количество студентов или количество проектов. Поэтому мы планируем поддерживать сообщество преподавателей, стимулировать дальнейшее улучшение курса. Совершенно необходимо, чтобы методика преподавания постоянно обновлялась и улучшалась, поскольку и сама сфера технологического предпринимательства находится в постоянном изменении под влиянием новых технологий", - отметил директор по развитию инновационной экосистемы РВК Алексей Гусев.

По мнению преподавателя курса, директора Стартап-центра Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королёва Александра Грецкова, с введением подобных курсов повысится не только качество, но и темпы развития пространства для создания инноваций. "Это в свою очередь приведет к внедрению модели "открытых инноваций" и развитию трансфера технологий, а также увеличению числа компаний, находящихся в инновационном поясе Самарского университета. По его словам, чтобы технологический проект добился результатов и "взлетел", одних инженерных знаний, порой, недостаточно. Для этого необходимо понимать бизнес-процессы, уметь просчитывать финансовую модель и т.д.

По словам Александра Грецкова, ситуация на рынке такова, что чрезвычайно мало людей имеют универсальные компетенции в предпринимательской деятельности, опыт работы со стартапами различных уровней и направленностей. Поэтому он считает, что подготовка специалистов в области инновационной экономики и технологического предпринимательства очень важна и позволяет создавать активную предпринимательскую среду и экосистему в целом. "На рынке стартапов мало универсальных кадров, которые имели бы навыки управления, unit-экономики, грамотного позиционирования на рынке продуктов и услуг, знания своей целевой аудиторией", - добавляет Александр Грецков.

"В Московском Политехе курс будет читаться в рамках факультативной дисциплины на факультете машиностроения. С 2019 г. планируется внедрение курса в рамках факультатива для всех технических направлений, - рассказывает и.о. декана факультета технологического предпринимательства Московского политехнического университета Иван Юрин. - Курс органично дополнит дисциплину "Проектная деятельность", читаемую всем направлениям подготовки бакалавриата, и станет еще одним важным звеном формирования проактивного, предпринимательского мышления у студентов. Обе дисциплины в комплексе позволят формировать воронку отбора проектных идей и подготовки команд, действующую в течение четырех лет подготовки".

Планируется, что к 2020 г. количество вузов-операторов достигнет 100, а обучение на курсе пройдет около 50 тыс. студентов.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын придерживается позиции, что сама идея - "денег не давать, а обучить" - в теории хорошая и популярная, но "дедушка-миллионер - эффективнее".

Для аналитика остается неясной система набора преподавателей, "имеющих опыт бизнеса". "В вузах таких сотрудников, как правило, нет, поскольку текущий уровень зарплат не способствует уходу из бизнеса в вузы. Значит, этих преподавателей будут приглашать. Но заставить приглашенного преподавателя обучать по заранее составленной программе невозможно. Ни владелец мастерской по компьютерной покраске автомобилей - который возглавляет сейчас департамент инноваций в мэрии одного из городов-миллионников, - ни топ-менеджер какого-нибудь оператора не смогут выкроить время на то, чтобы "пройти обучение методологии преподавания курса", с содержанием которого они могут вообще быть не согласны. Значит, речь идет о подготовке обычных преподавателей экономических факультетов, которых гоняют на очередную переподготовку", - рассуждает Леонид Делицын.

Аналитик "Финама" задается вопросом, много ли сможет охватить один курс, пусть даже годовой или полугодовой, притом что никто не отменит студентам других предметов. "Ни Билл Гейтс, ни Стив Джобс, ни Марк Цукерберг таких курсов не проходили и, скорее всего, пройти их не смогли бы. Удачливые предприниматели зачастую не способны выдержать и обычную пятилетнюю университетскую программу, не говоря уже о дополнительных курсах", - считает Леонид Делицын. Он уверен, что существуют тысячи полезных методик - управленческих, финансовых, кадровых, некоторые из них вполне могут оказаться полезными предпринимателю. "Однако, во-первых, никогда не знаешь, какие именно из них пригодятся, а во-вторых, может оказаться, что пригодится одна из тридцати", - замечает он.

РЭУ им. Г.В. Плеханова, с которым РВК пока не подписывала соглашения, также готов включиться в программу. "РЭУ им. Г.В. Плеханова как ведущий экономический вуз подготовки кадров для цифровой экономики готов присоединиться к программе РВК и запустить совместный курс по инновационной экономике и технологическому предпринимательству", - заявила директор Института управления и социально-экономического проектирования РЭУ им. Г.В. Плеханова Надежда Сурова.

В РЭУ уже реализуются первые в России совместные с предприятиями программы высшего и дополнительного образования по подготовке технологических предпринимателей и специалистов по разработке приложений и платформ с использованием технологии блокчейна, в сфере программирования, смарт-контрактов, ICO, а также в области правового регулирования проектов цифровой экономики, такие как программа магистратуры "Технологическое предпринимательство и блокчейн-технологии", программы профессиональной переподготовки "Блокчейн для предпринимателей", а также образовательная программа "Блокчейн-программирование". Как поясняет Надежда Сурова, в процессе обучения по последней программе предприниматели создают бизнес-план своего проекта, формируют "белую книгу", пишут смарт-контракты и выходят на питч-сессию с инвесторами или на собственное ICO. Также университет разработал и запустил пилотные проекты как "песочницы" блокчейн-проектов в энергетике, медицине, образовании.

У Московского физико-технического института (МФТИ) тоже пока нет договоренностей с РВК по этой программе. "Пока с РВК у нас есть программы "Венчурные инвестиции и технологическое предпринимательство" и "Управление проектами в сфере технологий искусственного интеллекта", - уточнили в вузе.

Отвечая на вопрос о необходимости подобных программ, в Фонде развития интернет-инициатив (ФРИИ) сказали, что для "технологического рывка" нужно очень много людей - и предпринимателей, и управленцев, и разработчиков (в разработке цифровых продуктов задействованы представители не менее 10 профессиональных областей). "По самой грубой оценке, за 10 лет нам нужно удвоить число таких специалистов в России (это примерно равняется 2 млн человек). Эта задача под силу лишь системе образования, которая уже сейчас обеспечивает 77% от общего притока кадров в сфере ИТ", - отметили в пресс-службе ФРИИ.

По расчетам ФРИИ, в зависимости от темпов цифровизации экономики нехватка ИТ-кадров к 2027 г. составит от 1,1 млн человек, при текущих темпах развития, до 1,8 млн человек - при ускоренной цифровизации отраслей, что подразумевает рост аудитории ИТ-кадров до числа, сопоставимого со странами - лидерами цифровизации (США, Великобритания, Германия).

"Ежегодная невосполнимая нехватка кадров составляет от 99 тыс. до 168,2 тыс. человек. Для ее "закрытия" силами образовательной системы необходимо повысить ежегодное число выпускников в 1,6-2,76 раза. Это будет непросто, учитывая влияние, которое оказывает на российское образование и рынок труда "демографическая яма": так, к 2027 г. объем наиболее активного трудоспособного населения в возрасте 20-29 лет снизится на 29%", - делятся цифрами в фонде.

Как уточняют во ФРИИ, вышеуказанные цифры относятся к ИТ-кадрам разных профессий (разработчики ПО, тестировщики, аналитики, дизайнеры, маркетологи, администраторы и пр.). И доля предпринимателей среди них сравнительно невелика: как добавляют в фонде, вряд ли она превышает 1% от всего числа ИТ-кадров в России.

"Но в этой сфере - ИТ-предпринимательства - ощущается, по нашему мнению, нехватка не людей, а компетенций. Даже тем, кто создает стартапы, зачастую не хватает таких компетенций, как инициативность, ориентация на результат, коммуникации и умение вести диалог, умение действовать в канве проектного подхода. Большинство стартапов проваливаются не из-за технологических трудностей, а из-за нехватки этих так называемых софт-компетенций", - рассказывает представитель ФРИИ.

ФРИИ положительно оценивает начинание РВК, однако одного проекта в этой сфере недостаточно. "Необходимо внедрить в системе профессионального образования целый ряд разнообразных форматов, нацеленных на вовлечение студентов в тему ИТ и предпринимательства, получение первичного опыта реализации и отдельных задач, и проектов, и даже коммерческих цифровых продуктов. Необходимо обеспечить взаимосвязь студентов и вузов с работодателями. Поэтому мы ощущаем необходимость в создании не отдельных образовательных продуктов, а целой экосистемы образования в сфере ИТ и технологического предпринимательства", - поясняют во ФРИИ.

В свою очередь ФРИИ в 2015 г. запустил курс "Интернет-предпринимательство" в вузах. Он основан на проектном подходе и "перевернутом классе" и охватывает весь процесс создания интернет-проекта - от поиска идеи до выведения продукта на рынок и представления его инвесторам. Результат прохождения данного учебного курса - подготовка студентами собственного интернет-стартапа и его презентация инвесторам.

Курс тиражируется в вузах России через обучение преподавателей вузов, которые ведут занятия через интерактивную интернет-платформу. Все материалы по курсу, доступ к платформе и обучение преподавателей ФРИИ предоставляет университетам, преподавателям и студентам на безвозмездной основе. С момента создания курса сотрудники ФРИИ обучили 529 преподавателей, а со 134 вузами заключены соглашения о сотрудничестве и внедрении курса.

Аналитик ИК "Фридом Финанс" Анастасия Соснова отмечает, что подготовка специалистов в области инновационной экономики и технологического предпринимательства является данью сегодняшнему времени. "Но дело не в том, что в России ощущается нехватка кадров, которые могут создавать стартапы, а в том, что многие стартапы закрываются спустя несколько лет с момента создания. Поэтому важно научить потенциальных стартаперов более тщательно подходить к проблемам стартапов и понимать спрос. Предполагаю, что в программу также может быть включено изучение опыта успешных бизнес-моделей", - рассуждает аналитик "Фридом Финанса".

Досье ComNews

"Инновационная экономика и технологическое предпринимательство" стартует с сентября в следующих вузах: Балтийский федеральный университет им. И. Канта (БФУ имени И. Канта), Петербургский политехнический университет Петра Великого (СПбПУ Петра Великого), Петербургский государственный электротехнический университет "ЛЭТИ" им. В.И. Ульянова (Ленина), Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (Университет ИТМО), Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого, Московский государственный университет (МГУ им. М.В. Ломоносова), Московский политехнический университет (Московский Политех), Московский институт электронной техники (МИЭТ), Национальный исследовательский университет "МЭИ" (Московский энергетический институт), Московский авиационный институт (МАИ), Национальный исследовательский ядерный университет "Московский инженерно-физический институт" (НИЯУ МИФИ), Озерский технологический институт - филиал НИЯУ МИФИ, ИАТЭ (Обнинский институт атомной энергетики) НИЯУ МИФИ, НИЯУ МИФИ СарФТИ (Саровский физико-технический институт), Трехгорный технологический институт - филиал НИЯУ МИФИ (ТТИ НИЯУ МИФИ), Донской государственный технический университет (ДГТУ), Южный федеральный университет (ЮФУ), Северный (Арктический) федеральный университет им. М.В. Ломоносова (САФУ), Северо-Кавказский федеральный университет (СКФУ), Ставропольский государственный аграрный университет (СтГАУ), Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева (НГТУ им. Р.Е. Алексеева), Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (ННГУ), Ульяновский государственный университет (УлГУ), Казанский (Приволжский) федеральный университет (КФУ), Самарский государственный медицинский университет (СамГМУ), Самарский государственный технический университет (СамГТУ), Самарский национальный исследовательский университет им. академика С.П. Королева, Пермский национальный исследовательский университет (ПГНИУ), Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова (МГТУ им. Г.И. Носова), Сургутский государственный университет (СурГУ), Новосибирский национальный исследовательский государственный университет (НГУ), Научно-исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ), НИ Томский государственный университет (ТГУ), Кемеровский государственный университет (КемГУ), Иркутский национальный исследовательский технический университет (ИРНИТУ), Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ) и Программа развития ООН Таджикистан.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 3 августа 2018 > № 2696303


Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2696081 Сара Перри

Сара Перри: русский роман показал, каких высот может достичь литература

Британская писательница Сара Перри мечтала о литературном поприще едва ли не с детства. Ее первый роман "После меня хоть потоп" издатели отвергали долгое время, но в 2014 году случился настоящий прорыв — критики с восторгом приняли дебютантку и с нетерпением ждали выхода второй книги. Викторианский антураж "Змея в Эссексе" покорил англоязычных читателей, и в 2017 году роман появился на русском языке в издательстве "Фантом Пресс". Перри приехала в Россию, чтобы принять участие в семинаре "Британская литература сегодня", который прошел в музее-усадьбе "Ясная Поляна". В интервью РИА Новости автор рассказала о том, почему литературная критика необходима молодым писателям, как "Один день Ивана Денисовича" стал ее любимым произведением Солженицына, и чего она боялась, приступая к написанию третьего романа. Беседовала Валерия Высокосова.

— Сара, вы впервые в Москве? Успели осмотреться?

— Да, мне здесь очень нравится. Я люблю оказываться в таких городах, о которых я много читала, увидеть все воочию, понаблюдать за людьми — как они одеваются, где обедают, улыбаются ли друг другу… В Москве мне все улыбаются!

— На русский язык пока переведен только один ваш роман — "Змей в Эссексе". Главная героиня, Кора Сиборн, — очень сильная женщина, которая пытается найти свой собственный путь в этом мире. Разумеется, у нее есть и свои слабости, но она справляется. Как вы создавали этот персонаж?

— В Викторианскую эпоху женщины были очень независимыми, умными, трудолюбивыми, они интересовались политикой, медициной, искусством, но проблема в том, что их такими не изображают. В романах того времени они вечно лежат в полуобмороке на диване или вынашивают детей. Я решила написать других викторианских женщин, но не хотела, чтобы Кора получилась почти святой. Она эгоистична, временами глупая, она доставляет окружающим множество проблем и причиняет им боль… Чаще всего мне интересно исследовать какую-то эпоху, я создаю мир, а потом в нем появляются персонажи.

— А что вы думаете о ней сейчас, спустя два года после публикации романа?

— Все это время я пишу другую книгу, поэтому образ Коры постепенно растворяется. Сейчас я думаю о ней как о старом друге, которого не видела уже очень давно. Мне очень приятно, когда люди говорят о Коре, причем говорят с теплотой, но для меня она уже далека. Надеюсь, "Змей в Эссексе" в скором времени превратиться в сериал, и Кора оживет на экране. Интересно, какие эмоции это во мне вызовет.

— Когда планируется премьера?

— Ох, не знаю, это очень долгий процесс. Сейчас идет работа над сценарием. Мне присылают эпизоды, я их читаю. На телевидении все иначе, героям нужно давать больше пространства. Например, в романе есть фрагменты, где Кора сидит и размышляет — я могу описать ее мысли, но смотреть на задумчиво сидящего человека в фильме не очень-то интересно. При этом сценаристка старается сохранить дух книги.

— На самом деле, все женские персонажи в вашем романе — сильные женщины, не только Кора Сиборн, но и Марта, которая стремится помочь беднякам, и Стелла, которая сражается со своей болезнью. С кем из них вы чувствуете особую связь?

— Кажется, со всеми! Конечно, это прозвучит эгоистично, но в каждом герое есть что-то от автора, я чувствую эту связь не только с женскими, но и с мужскими персонажами.

— Мне кажется, сейчас в литературе господствует большой многостраничный роман. Писатели стараются создать мир, в котором читатели проживают с героями целую жизнь. Вам же удалось уместить законченную и очень интересную историю в четыреста страниц. Как вы с этим справились?

— Просто я ненавижу длинные романы, серьезно. Я отказываюсь их читать. Я очень нетерпеливая, всегда стремлюсь поскорее узнать, что же там дальше. Когда я закончила роман и передала его агенту, она заметила, что стоило бы сделать его чуточку длиннее. А мне кажется, что читатель прекрасно понимает, что я хотела ему донести, и не нуждается в дополнительных подробностях. Но такой уж я человек: быстро думаю, быстро говорю, не могу усидеть на месте, расписывая пейзаж на пятьдесят страниц. Моя следующая книга будет еще короче.

— Вы говорите, что не любите длинные романы. А как же Диккенс, например?

— Я люблю Диккенса, но только его короткие книги. Моя самая любимая — "Тяжелые времена". Она очень забавная, но при этом печальная. И события, которые в ней описываются, в целом смахивают на то, что сейчас происходит в Великобритании с бизнесом. Конечно, "Холодный дом" мне тоже нравится. Это лучший роман Диккенса.

— Кстати, во всех ваших автобиографических справках упоминается, что вы выросли в окружении классической литературы. Какая из книг произвела на вас наибольшее впечатление?

— Больше всего на меня повлияла "Джейн Эйр", которую я прочитала в восемь лет. Я выросла в очень религиозной семье, у нас дома не было телевизора, мы не ходили в кино и постоянно читали Библию. К трем годам я уже прекрасно читала. Я нашла эту книгу у одной из своих сестер. На обложке была девушка, внутри тоже нашлись картинки — дом в огне и другие… Я подумала, что это детская книжка. Разумеется, проза Шарлотты Бронте местами сложная, поэтому я поняла не все, но мне очень понравилось. Кажется, мне всегда хотелось писать, но после этого романа я была уверена, что на свете нет другого занятия, которое наполнит мою жизнь смыслом. А в десять лет я прочитала "Тэсс из рода Д'Эрбервиллей" — и плакала, плакала, плакала. Когда тебе так мало лет, ты представить себе не можешь, что существует несчастливый финал.

— После вы перечитывали эти книги?

— Да, "Джейн Эйр" я читала еще раз пять. Думаю, любимые романы вырастают вместе с читателем. У Бронте есть очень сюрреалистичные моменты, странные. Например, когда Джейн сбегает от Рочестера, узнав правду о его жене, она слышит его голос. Это натолкнуло меня на мысль о том, каким дерзким автором была Шарлотта Бронте. Она писала в довольно реалистичной манере — о бедности и других несправедливостях, но разбавила повествование сверхъестественными элементами.

— "Невероятный дебют", "талантливая драматическая история" — так критики описывали ваш первый роман "After me comes the flood" ("После меня хоть потоп"). Вы удивились, узнав об этом? Что вы почувствовали?

— Для своего первого романа я никак не могла найти издателя, мне постоянно отказывали. Никому не нужна была такая проза — странная, несколько старомодная, я писала о грехе, покаянии и милосердии… Книга увидела свет лишь потому, что мой агент сама решила стать издателем. Я всю жизнь мечтала стать писателем, и вот, я написала роман, до которого никому не было дела. В день публикации я открыла интернет и увидела огромную статью в газете "Гардиан", которая пестрела всеми этими замечательными эпитетами. После этого появилось множество рецензий, о романе написали даже в Китае и Новой Зеландии! "Змея в Эссексе" тоже приняли тепло. Теперь я волнуюсь, что третий роман провалится, потому что я исчерпала всю свою удачу (смеется).

— Некоторые из рецензентов увидели в вашем творчестве отсылки к Чехову, например. Действительно ли они там есть?

— Да, они часто пишут "Чехов, Кафка, Диккенс". Эти авторы очень разные. Так происходит, мне кажется, потому, что я читаю много разной литературы, и именно этот совет я даю молодым писателям. Сейчас я, например, читаю "Воскресение" Льва Толстого. С этой книгой мало кто знаком, а ведь это потрясающая история.

— Вы же сами публикуете литературные обзоры в разных изданиях. Бытует мнение, что литературная критика сейчас никому не нужна. Что вы думаете по этому поводу?

— Нет, с этим я категорически не согласна. И яркий тому пример — мой первый роман. Я думаю, что критики могут очень сильно повлиять на мнение аудитории. Люди, конечно, любят говорить, что критика — это всего лишь мнение, которое может высказать любой человек. Но читателям нужны критики, которые могут объяснить, в какой традиции работает автор, что он пытается донести аудитории. Лично я зачастую даже не говорю, понравилось ли мне произведение, я объясняю то, как написан роман. Академическая критика — очень важная дисциплина.

— Вы, конечно, знаете, что в этом году Нобелевский комитет по литературе принял решение не вручать премию в своей категории из-за кризиса внутри академии. Правильное ли это решение, на ваш взгляд?

— Думаю, им было необходимо сделать что-то. Академия ведь довольно тесная структура, и поведение мужчины, который имеет к ней отношение, было ужасным, и продолжалось это довольно долго. Членам комитета пришлось решать, что является более важным — моральный долг, который подразумевает, что люди не могут вести себя так и при этом избежать наказания, или привлечение внимания к литературе. По-моему, они сделали правильно. У них появилась возможность сделать передышку, осознать, что что-то пошло не так, не только с этим человеком, но и вообще внутри академии. Конечно, это непросто: мы привыкли видеть, как награду получают Дорис Лессинг или Светлана Алексиевич, но есть вещи гораздо важнее.

— При этом в Швеции учредили новую награду, как альтернативу Нобелевской премии. Есть ли у нее шанс стать столь же почитаемой?

— Вполне. Новые награды появляются постоянно. Это просто возможность привлечь внимание к авторам, поддержать их финансово — обычно молодым писателям не хватает денег. К тому же, людям очень нравится узнавать из новостей, что кто-то получил награду.

— Вы уже упоминали, что читаете Толстого. А кто еще из русских авторов вам нравится?

— Самым важным русским автором для меня является Александр Солженицын. У нас его мало кто читает сейчас. Когда мне было 15 лет, я выиграла в школе приз, и мне предложили выбрать книгу любого писателя, которую я хочу получить в подарок. Не знаю, откуда я услышала о повести "Один день Ивана Денисовича", но попросила ее. Это печальная, но, вместе с тем, очень жизнеутверждающая повесть. Одна из моих любимых книг — "Раковый корпус", поскольку Солженицыну удалось показать, что семейные узы, любовь, внимание друг к другу могут возникнуть в любых обстоятельствах. Еще мне очень нравится поэзия Анны Ахматовой. Современных российских писателей я, к сожалению, почти не знаю, поскольку их довольно сложно найти в английском переводе. Русский роман — символ того, каких высот может достичь литература.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Есть один давно забытый готический роман "Мельмот Скиталец", который написал Чарльз Метьюрин. Вы читали его? Конечно, нет, никто не читал. Я познакомилась с этим произведением около десяти лет назад — и оно очень страшное. Мне всегда хотелось создать монстра, вроде Франкенштейна или Дракулы, но женского пола. Так вот, в моей книге будет Мельмот Свидетель. Идея в том, что по свету две тысячи лет блуждает женщина, которая следит за всеми, знает все ваши пороки. Она невероятно одинока и ищет столь же отчаявшихся людей. Героиня романа, несчастная женщина, узнает эту легенду, и ей начинает казаться, что кто-то ее преследует. Книга выйдет в октябре.

— Вам было страшно писать этот роман?

— Очень. Не все время, конечно, но бывало. Помню, я мучилась от бессонницы, и в полумраке мне показалось, что кресло в углу комнаты — Мельмот. Пришлось мужу отпаивать меня чаем.

Валерия Высокосова

Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2696081 Сара Перри


Россия > Образование, наука > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2696080 Наталия Новикова

Наталия Новикова: "Споры бактерий способны пережить полет на Марс"

В середине июля российские ученые в рамках очередного заседания международного Комитета по космическим исследованиям (КОСПАР), прошедшего в Пасадене в США, объявили о способности микроорганизмов длительное время выживать в космосе. Такие данные были получены в результате экспериментов, проведенных российскими учеными и космонавтами на борту Международной космической станции (МКС). В ходе исследований выяснилось, что споры бактерий и микроскопических грибов могут оставаться жизнеспособными после 31-месячного пребывания в открытом космосе. При этом у некоторых из них возрастает агрессивность и устойчивость к антибиотикам.

Насколько "космические микробы" опасны для человечества, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу рассказала доктор биологических наук, заведующая лабораторией микробиологии, среды обитания и противомикробной защиты Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН Наталия Новикова.

— Расскажите о проведенном на МКС эксперименте? Действительно ли микроорганизмы способны жить в космосе так долго?

— Начать следует с того, что КОСПАР, с учетом необходимости детального исследования планет в их неизменном виде, еще в прошлом веке была выработана политика планетарной защиты для всех участников межпланетных проектов. Комитетом впервые было введено такое понятие, как "планетарный карантин".

Мы не имеем права заносить на другие планеты земную жизнь, в первую очередь микроорганизмы, чтобы не нарушить их эволюционное развитие и чтобы правильно дать ответ на вопрос о наличии там жизни. Также мы не имеем права без соблюдения карантинных мероприятий привозить на Землю инопланетное вещество или возвращать микроорганизмы, побывавшие на других планетах, которые непредсказуемым образом могут трансформироваться в этих, отличных от земных, условиях. Стратегия планетарной защиты — требования по качеству и объему санитарно-гигиенических и других мероприятий при подготовке к полетам на то или иное небесное тело, по требованиям КОСПАР, зависит от биологического интереса к планете, а именно от того, пролетная ли она или орбитальная, производится ли посадка, а затем возвращение на Землю. Но все вопросы о том, как должен обеспечиваться планетарный карантин, можно обсуждать только после того, как мы выясним, могут ли вообще земные микроорганизмы, которые неизбежно присутствуют на поверхности космических кораблей, выживать в условиях космического пространства.

Именно для выяснения этого вопроса в Институте медико-биологических проблем Российской академии наук была разработана программа и аппаратура для проведения космического эксперимента "Биориск". Конкретной целью исследования стала оценка возможности длительного, сравнимого с полетом на Марс, выживания микроорганизмов на поверхностях используемых в космической технике материалов в условиях открытого космического пространства. В качестве микроорганизмов были отобраны широко распространенные на Земле споры бактерий (Bacillus) и микроскопических грибов (Aspergillus, Penicillium, Cladosporium), проявившие устойчивость к многократному чередованию воздействий высоких и низких температур. Контейнеры с образцами материалов и микроорганизмами были размещены на внешней стороне российского сегмента МКС. После 18 месяцев, что по времени достаточно для полета на Марс и возвращения на Землю, были получены уникальные данные. Впервые установлен факт длительного выживания земных микроорганизмов в условиях открытого космического пространства, что указывает на возможность их переноса на внешних оболочках космических кораблей при межпланетных полетах. Более того, у вышеуказанных штаммов микроорганизмов отмечено сохранение высокой биологической активности.

Способностью к той или иной форме покоя, обеспечивающей выживаемость в условиях, несовместимых с активной жизнедеятельностью, обладают не только микро-, но и более развитые организмы. Такая степень устойчивости к неблагоприятным факторам позволяет предполагать значительную вероятность переноса живой материи через космическое пространство.

Во второй серии эксперимента впервые в мире было показано, что при длительном пребывании (31 месяц) в экстремальных условиях космического пространства сохраняют свою жизнеспособность не только споры, но и покоящиеся формы других организмов — семена высших растений, личинки комара, яйца низших ракообразных. Полученные данные имеют не только естественно-научный интерес, но и неоценимое практическое значение для обоснования требований и разработки мероприятий планетарного карантина при реализации межпланетных космических полетов.

— Какие изменения произошли у выживших видов после того, как они некоторое время находились в космосе?

— В результате проведения сравнительных электронно-микроскопических исследований у послеполетных штаммов бактерий и грибов был обнаружен ряд особенностей в ультраструктуре клеток. Так, наиболее существенные изменения в жизнеспособности спор были выявлены у бацилл. После окончания эксперимента у них отмечалось нестандартное деление клетки, оно служит косвенным показателем того, что после пребывания в условиях открытого космоса происходит нарушение функционирования группы генов, отвечающих за процессы деления клетки. В обычных условиях бациллы делятся так: с помощью септ (разделяющей стенки. — Прим. ред.) из одной клетки образуется две, но у вернувшихся из космоса бактерий отмечалось образование множественности септ. Исследования ультраструктуры грибов также выявили ряд изменений, по-видимому, связанных с активизацией защитно-приспособительных механизмов к экстремальным условиям открытого космического пространства. Так, у штаммов аспергиллов наблюдалось утолщение клеточных покровов за счет развития пигментированного защитного слоя.

Происходили и другие удивительные вещи. Например, у "полетных" штаммов возрастала устойчивость к антибиотикам и дезинфицирующим средствам, к ультрафиолету. В ходе другого эксперимента — Expose-R2, который проводился Европейским космическим агентством на внешней оболочке российского сегмента МКС и в котором мы принимали участие, дополнительно к параметрам, исследуемым в эксперименте "Биориск", испытывалось воздействие ультрафиолета. Под его влиянием хорошо выживали аспергиллы. Вместе с тем, известна высокая устойчивость данных грибов к этому фактору в обычных, земных условиях.

Возможность существовать при высоких значениях радиационного воздействия у микроорганизмов широко известна. Некоторые из них выдерживают до одного миллиона рад, живые микроорганизмы находят даже в водных контурах ядерных реакторов. Я не думаю, что космическая среда по этому параметру будет препятствием для их межпланетного переноса.

В свое время с целью установить, как микроорганизмы переживут космический полет и какие изменения претерпят, планировался эксперимент "Биофобос" на борту космического аппарата "Фобос-Грунт". К сожалению, полет закончился неудачно. В рамках исследования планировалась отправка микроорганизмов в специальной капсуле на спутник Марса Фобос и их возвращение обратно. На этапе возвращения капсулы на Землю были предусмотрены различные меры карантина.

— Сообщалось, что у выживших в рамках эксперимента "Биориск" штаммов наблюдалось усиление агрессивной активности и увеличение устойчивости к препаратам с антимикробной активностью. Вернувшиеся из космоса микроорганизмы могут быть опасны для земной биосферы и человека?

— Обнаруженная нуклеазная активность — активность ДНК и РНК — характеризует уровень потенциала патогенности микроорганизмов. То есть речь идет о том, что вернувшиеся из космоса микроорганизмы стали более патогенны, чем тот же самый штамм, который был до полета. Космические факторы усилили его активность, но мы должны понимать, что никаких патогенных микроорганизмов мы в эксперименте не использовали, мы работали только с бациллами, то есть микроорганизмами окружающей среды, прежде всего почвы. Они набрали патогенный потенциал, но это не значит, что они сами стали патогенными, просто косвенно уровень потенциала патогенности стал повыше, хотя сам микроорганизм при этом не стал патогенным для человека.

— МКС летает внутри магнитосферы Земли, которая защищает ее, а значит, и микроорганизмы на ее поверхности от солнечной и космической радиации. Планируется ли испытать их выживаемость на спутнике "Бион", который через несколько лет отправится на высоту 1000 километров над Землей — за пределы радиационных поясов?

— Да, мы планируем такой эксперимент. Кроме того, сейчас в нашем институте начинается изучение гипомагнитного поля, то есть условий, когда на живой организм не воздействует магнитное поле Земли, ведь при межпланетных полетах космический корабль выйдет за геомагнитное поле планеты. Этот вопрос пока досконально никто не изучал, но это очень важно — как влияет уменьшение воздействия магнитного поля на рост живого организма, на развитие, на приобретение различных признаков, на реакцию микроорганизмов. Для такого исследования у нас в институте будут создаваться специальные установки.

— Помимо опыта "Биориск", на МКС проходило исследование "Тест" — космонавты брали пробы с внешней стороны станции и нашли различные микроорганизмы на ее поверхности.

— Да, действительно, пробы отбирались семь раз. В 45 процентах взятых проб были обнаружены жизнеспособные споры бацилл различных видов, а в одной из них — споры микроскопического гриба. Также были найдены нуклеиновые компоненты (ДНК и РНК), то есть маркеры наличия микроорганизмов, что, с одной стороны, косвенно подтверждает теорию происхождения жизни на Земле — теорию панспермии, согласно которой "ядра жизни" могут разноситься с планеты на планету по всей Вселенной, а с другой — свидетельствует о возможности рассеивания форм жизни из биосферы Земли в космическое пространство. Таким образом, то, что на внешней поверхности МКС есть микроорганизмы, можно утверждать без сомнений. Сначала мы полагали, что они попадают наружу при сбросе воздуха через специальные клапаны из внутреннего объема МКС, но их находили и в тех зонах, где это невозможно. Но во всех случаях их обнаруживали не на открытой поверхности, а в местах, куда не попадают лучи солнечного ультрафиолета.

— Какие следующие шаги планируется предпринять по изучению выживаемости микроорганизмов в космосе?

— Сейчас в рамках проекта "Бумеранг" — повторение миссии "Фобос-Грунт" — планируется провести новый эксперимент с отправкой к Марсу и возвращением на Землю капсулы с микроорганизмами.

Кроме того, в следующем году мы намерены провести на МКС еще одну серию эксперимента "Биориск". На этот раз мы собираемся исследовать ассоциации микроорганизмов в том числе с элементами их привычной среды обитания, например, с почвой. Таким образом, если нам удастся отправить капсулу к спутнику Марса, то мы в нее поместим те же штаммы бактерий, которые проверим к тому времени на МКС и сможем сравнить результаты.

— Россия и Европа в 2020 году планируют отправить к Марсу совместную миссию — космический аппарат "ЭкзоМарс". Как конкретно полученные на МКС результаты скажутся на стерилизации космического аппарата?

— Как известно, в рамках проекта "ЭкзоМарс-2020" российская сторона разрабатывает десантный модуль, а Европейское космическое агентство — марсоход. При этом российская сторона отвечает за выполнение требований планетарной защиты на разных этапах создания космического аппарата: при изготовлении составных частей десантного модуля, его интеграции с перелетным модулем и марсоходом, при проведении технологических испытаний, при подготовке к старту на космодроме Байконур. С этой целью разрабатывается большой комплекс мероприятий, касающихся снижения биологического загрязнения на всех этапах выполнения работ: проведения тепловой, радиационной и ультрафиолетовой обработки, включая газовую стерилизацию отдельных элементов, блоков и приборов.

С помощью эксперимента "Биориск" мы доказали, что лучше всего в космосе выживают спорообразующие бациллы. Это значит, что главным образом поверхность "ЭкзоМарса" будет нормироваться по количеству бактерий рода Bacillus. Бороться, главным образом, мы будем именно с ними.

— Будет ли за стерильностью следить какая-то международная организация или комиссия?

— Конечно, этим будет заниматься КОСПАР. Именно он разработал стратегию планетарного карантина, имеет в своей структуре так называемую "космическую полицию", которую возглавляет профессор Ричард Кминек. Он с вверенной ему службой будет проверять приборы миссии "ЭкзоМарс". Составляются акты каждого прибора, и если он не соответствует требованиям по максимально допустимым уровням содержания споровых форм бактерий, то проходит повторную дезинфекционную обработку.

Дмитрий Строговец

Россия > Образование, наука > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2696080 Наталия Новикова


Россия. Весь мир > Рыба. Транспорт. Армия, полиция > fishnews.ru, 3 августа 2018 > № 2694777 Владимир Григорьев

Для пограничников нет различий между транспортными и рыболовными судами.

4 июня российский транспорт (порт приписки Лимасол), взятый по бербоут-чартеру российской компанией «Арктик Шиппинг», следовал для работы в исключительную экономическую зону РФ. За сутки капитан судна подал информацию в погрануправление на прохождение контрольной точки и получил отказ.

Руководство ВАРПЭ сразу обратилось за разъяснениями в Федеральное агентство по рыболовству. И на совещании 9 июня сотрудники погрануправления прояснили свою позицию. Несмотря на то что судно взято в бербоут-чартер и идет под российским флагом, ему не разрешили работать в российской экономической зоне и перевозить рыбу, поскольку конечный собственник судна зарегистрирован на Кипре. Согласно части 4 статьи 16 ФЗ «О рыболовстве…», промышленное рыболовство в российских водах могут осуществлять только российские собственники.

Второй случай произошел 19 июля. Норвежский рефрижератор Silver Copenhagen, взятый по бербоут-чартеру, загрузился продукцией российских рыбаков в районе архипелага Шпицберген и привез ее в российский порт. И также был арестован пограничниками по тем же причинам, что и ранее задержанный транспорт. В определении пограничников сказано, что судно перевозило рыбопродукцию и проходило через исключительную экономическую зону РФ, а значит, фактически занималось рыболовством. И поскольку это судно принадлежит иностранному собственнику, имеет иностранный порт приписки, то соответственно нарушает части 3 и 4 статьи 16 российского закона «О рыболовстве…». Норвежский рефрижератор с момента ареста стоит в мурманском порту, а владельцы ждут суда.

Ситуация выглядит серьезно, особенно если учесть, что транспортов, которые есть в России, не хватает для работы в российской зоне. Не говоря уже о дальних районах промысла. В нашей стране есть примерно 10 рефрижераторных судов малого тоннажа от 200 до 3000 тонн, и все работают на Баренцевом море. Но ведь отечественные рыбодобывающие суда работают и в Африке, и в Гренландии, и на Фарерских островах. В этих дальних районах промысла, поскольку у нас нет достаточного количества своего транспортного флота, все компании используют для перевозки иностранные суда. В связи с последними событиями рыбаки не смогут поставить эту продукцию в Россию и будут вынуждены продать ее по любой цене иностранным покупателям. Мы будем ловить рыбу, которая не будет поступать на территорию Российской Федерации, потому что ее просто нечем будет доставить.

Вопрос обсуждался на заседании межведомственной рабочей группы с участием представителей Росрыболовства и Пограничной службы ФСБ России, но пока не решен. Среди возможных вариантов, которые предлагают рыбаки, – введение переходного периода или полугодовой отсрочки для бербоут-чартерных судов. Это позволит рыбодобытчикам решить проблему с доставкой продукции исключительно российским транспортом или отказаться от поставок на российский берег из дальних промысловых районов.

Когда писали закон о рыболовстве, в нем перечислили все, что подразумевается под рыболовством и что делает рыболовное судно. Рыболовное судно ищет, ловит, перегружает или самостоятельно транспортирует свой груз в порт. В отличие от рыбодобывающего, транспортное судно рыбу не ловит, но перегружает и доставляет. И нельзя к транспортникам предъявлять требования, как к рыбакам. Если пограничное управление ФСБ России перекроет возможность работы транспортных судов, зафрахтованных российскими компаниями по бербоут-чартеру, то это парализует поставку рыбопродукции на территорию Российской Федерации. И если мы начинаем войну с иностранными транспортами, у которых, кстати, есть разрешение на работу в российской зоне, то автоматически попадаем под такую же ответную реакцию. Сейчас арестовали в России норвежский Silver Copenhagen, а завтра в норвежском порту могут арестовать любой российский транспорт, который везет экспортную российскую рыбу через экономическую зону Норвегии. Ущерб для российской рыбной отрасли и экономики будет колоссальный.

Владимир Григорьев, председатель правления НО «Союз рыбопромышленников Севера», вице-президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ).

Fishnews

Россия. Весь мир > Рыба. Транспорт. Армия, полиция > fishnews.ru, 3 августа 2018 > № 2694777 Владимир Григорьев


Россия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694681 Дмитрий Рылько

России в текущем сельхозгоду может потребоваться импорт пшена - эксперт

Резкое сокращение посевных площадей под просом, которое наблюдается в РФ второй год подряд, может привести к дефициту пшена и даже его импорту в текущем сельхозгоду (июль 2018-июнь 2019 гг.), считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.

"На просяном поле у нас полный провал, возможно, в этом сезоне придется импортировать пшено", - заявил Д.Рылько "Интерфаксу".

По его словам, наиболее вероятный поставщик - Украина. "Может быть и Польша, но пока нет уверенности в урожае проса в этой стране в текущем году", - сказал он.

Д.Рылько сообщил, что посевы проса, которые традиционно занимали в России 400-450 тыс. га и более, в прошлом году снизились до 277 тыс. га, в этом году - до 259 тыс. га. В прошлом году урожай составил всего 316 тыс. тонн против 630 тыс. тонн годом ранее.

Недавно эксперты ИКАР побывали в Волгоградской и Саратовской областях, являющихся крупными производителями проса. "Наша агроэкспедиция показала, что посевы находятся в плачевном состоянии", - сказал глава ИКАР.

"Трудно сказать, что привело к такому резкому сокращению площадей. Похоже, крестьяне не сориентировались на рынке или им помешала засуха, - заявил он. - Но то, что любителям пшенной каши и владельцам канареек и попугайчиков в этом году придется серьезно потратиться на крупу, очевидно".

По данным ИКАР, средняя цена пшена в опте к 30 июля достигла максимума за последние 7 лет и составила 31,1 рубля за 1 кг.

По данным компании "ПроЗерно", за неделю - с 20 по 27 июля - оптовая цена на пшено выросла сразу на 965 рублей, до 29 200 рублей за тонну. В июне этого года средняя цена составила 27 200 рублей. В июле 2017 года она была всего 10 тыс. рублей за тонну.

"Рекордным по росту цен на пшено был 2011 год, когда эта крупа подорожала до 50 рублей за килограмм. Вот к этой цифре цена может тянуться и в этом сезоне", - отметил Д.Рылько. Тот резкий рост цен связан с последствиями сильнейшей засухи 2010 года, когда Россия собрала всего 143 тыс. тонн проса, а общий урожай зерновых и зернобобовых культур составил 60,96 млн тонн.

Источник: Финмаркет

Россия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694681 Дмитрий Рылько


Белоруссия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694625 Василий Ядловский

В Беларуси планируется собрать в текущем году порядка 7 млн тонн зерна.

"В амбарном весе (т.е. после доработки – ИФ) мы ожидаем около 7 млн тонн (с кукурузой на зерно – ИФ)", - заявил заместитель начальника главного управления – начальник управления растениеводства министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Василий Ядловский, отвечая на вопрос агентства "Интерфакс-Запад".

В.Ядловский отметил, что в прошлом году сбор составил 7,7 млн тон (в амбарном весе, с кукурузой на зерно - ИФ).

Представитель Минсельхозпрода также сообщил, что в текущем году потребности республики в продовольственном зерне составляют 850 тыс. тонн. "Опасений, что мы не выполним этот госзаказ, быть не может. Будем обеспечены продовольственным зерном", - подчеркнул он.

"Основной объем, 5 млн тонн зерна, пойдет на фуражные цели", - добавил В.Ядловский.

Как сообщалось, сельхозорганизации Беларуси по состоянию на утро 3 августа намолотили 3 млн 64,9 тыс. тонн зерна, убраны 1 млн 78,3 тыс. га, или 50,4% всех площадей.

Как сообщалось, в 2018 году во всех категориях хозяйств Беларуси планировалось собрать 9 млн тонн зерна в весе после доработки, в том числе в сельхозорганизациях - 8,3 млн тонн. В то же время, засуха в июне привела к гибели около 5% посевов сельхозкультур, еще около 15% было повреждено.

В середине июля вице-премьер Беларуси Михаил Русый сообщил, что по новому прогнозу валовой сбор зерна в республике в весе после доработки (с учетом кукурузы) составит 7,8 млн тонн.

В 2017 году, по данным Национального статистического комитета, в весе после доработки в стране было произведено 7,99 млн тонн зерна.

Белоруссия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694625 Василий Ядловский


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > yle.fi, 3 августа 2018 > № 2693624

Город Сортавала, перешедший после войны Советскому союзу, называют музеем финской архитектуры под открытым небом. Особенно много в нем сохранилось старинных деревянных домов.

Новый проект открывает жителям и гостям города финскую сторону его истории с помощью настенной живописи. Один из героев – главный врач городской больницы Густав Винтер.

– Этот человек сделал многое для города, и, рисуя его портрет, мы отдаем дань и говорим «спасибо» за те добрые дела, которые он сделал – говорит автор мурала, 33-летняя художница Ольга Квашина.

Работы выполнены художницей с помощью группы добровольцев, а средства на их создание собирались с помощью краудфандинга.

Во дворе местного отделения прокуратуры можно увидеть исторические гербы и печати города, а у бывшего магазина «Сортавальского Акционерного Общества по торговле железными и строительными материалами» нарисован портрет архитектора Уно Уллберга и другие спроектированные им здания.

– Цель этого проекта – сделать город более привлекательным для молодежи и туристов. Одна из задач – это, конечно, рассказать ту интересную историю, которая есть у города Сортавала, – объясняет заместитель директора по культуре муниципального района Екатерина Кулиева.

Два из восьми построенных Уно Уллбергом зданий используются в задуманных архитектором целях: бывший Общественный банк Северных стран стал Почтамтом, где работает также «Почта банк», а в помещениях Финляндского банка теперь расположено отделение российского Центробанка.

Каждый художественный объект снабжен QR-кодом, который заключает в себе ссылку на сайт городского альманаха, где можно найти подробную историческую справку (например, про архитектора Уллберга). Альманах называется «Сердоболь» – такое название носила Сортавала в русском языке до 1918 года.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > yle.fi, 3 августа 2018 > № 2693624


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 3 августа 2018 > № 2693275 Дмитрий Рачков

Д. Рачков: "Мы добьёмся того, чтобы алюминий занял достойное место"

Д. Рачков: Журнал "Строительство" пообщался о перспективах алюминиевой продукции с генеральным директором компании "Татпроф" Дмитрием Рачковым.

Дмитрий Сергеевич, какова реальная доля алюминия на стройках России сегодня и в каких изделиях?

Если смотреть на мировые значения потребления алюминия в различных отраслях промышленности, то наиболее ёмким и развивающимся сегментом является транспорт и автомобилестроение (около 26% потребления всех конечных продуктов из алюминия в мире). Если смотреть на структуру потребления алюминиевых продуктов в России и странах СНГ, то наибольшей долей (более 20%) обладает строительная отрасль.

Российский рынок «крылатого» металла занимает порядка 1,6 млн тонн в год. И если брать в расчет текущие темпы роста потребления алюминия, то, по оценкам аналитиков, к 2020 году мы вполне можем достичь цифры в 2 млн тонн.

Традиционно высокое потребление алюминия в строительстве коммерческих объектов в последнее время уступает место объектам массового жилищного строительства и спортивных сооружений в связи с государственной поддержкой этих направлений. Кроме этого, алюминий более активно применяется при строительстве сложных объектов, где алюминий может проявить все свои лучшие качества и характеристики.

Более того, в последнее время при снижении темпов строительства в целом, доля применения продуктов с содержанием алюминия растёт. Это говорит о том, что мы планомерно движемся к поставленной цели — четырехкратное увеличение потребления алюминия на душу населения в стране.

Какие СП, СНиПы, ГОСТы необходимо разработать и принять, чтобы легализовать алюминий на российских стройках? Как продвигается эта работа?

С момента создания Алюминиевой Ассоциации вопрос актуализации и наполнения нормативной базы является актуальным, приоритетным и важным. Причём важность этого вопроса высока не только для строительной отрасли, но и для многих других. Перечень стандартов, которые должны быть актуализированы или разработаны в самое ближайшее время насчитывает более сотни нормативных документов, а общее их число много больше. Именно в силу важности этого направления для дальнейшей работы Ассоциации в 2017 году было принято решение о создании отдельного комитета по стандартизации и нормированию.

При разработке и актуализации решаются такие основные задачи как — учёт изменившихся технологий производства материалов или работ, появление новых механизмов и принципов, систематизация терминов и определений, выработка и описание существующих в практике методик проектирования, расчётов и проведения испытаний.

Кроме того, запланирована разработка стандартов для продуктов, которые имеют специфику применения, и поэтому не могут в полной мере быть описаны в рамках существующей нормативной базы. Также важными характеристиками алюминиевых продуктов является долговечность и оценка жизненного цикла проекта при применении различных типов материалов. Сегодня это практически не учитывается, что может оказать негативное влияние в долгосрочной перспективе.

Работа эта объемная, кропотливая и непростая, однако за прошедшее время мы выработали подходы к решению таких задач, поэтому с каждым новым нормативом работа продвигается успешнее.

Назовите самые интересные инновационные решения из алюминия для российской стройки и оцените возможности их внедрения.

Если говорить о продуктах с применением алюминия, которые на сегодня только набирают популярность, то можно отметить такие продукты как алюминиевые многослойные сэндвич-панели с облицовкой алюминиевым листом, фальцевые кровли, алюминиевая черепица, пешеходные и транспортные мосты. Эти продукты на сегодня только набирают популярность. Одновременно с этим, можно отметить и продукты, которые уже являются востребованными в массовом строительстве. Я говорю и про теплое алюминиевое окно, специально разработанное участниками Ассоциации для массового применения в жилых и общественных объектах, и про системы навесного фасада, и про облицовочные элементы фасадов с различными типами покрытий. Кроме того, в алюминий широко применяется в отделке помещений и дизайне интерьера — это и внутренние перегородки для зонирования пространства, и системы навесных потолков, элементы мебели и декора.

Современные дизайнеры и архитекторы всегда находятся в творческом поиске при решении своих задач, переосмысливают традиционные подходы и формируют новые тренды. И поэтому особенно приятно, что алюминий в последнее время становится материалом таких творческих экспериментов.

Как развивается программа «Народное окно»? Кто ее участники и какие трудности в ее внедрении? Может ли алюминиевое окно стать реальным конкурентом окнам из ПВХ?

Сегодня заметно растет интерес застройщиков к алюминию. Алюминий благодаря своим механическим и техническим свойствам занимает всё большую долю относительно других материалов в производстве оконных конструкций. Известно, что он долговечен и морозоустойчив, экологичен и не выделяет вредных веществ при нагревании, в отличие то того самого пластикового аналога. По эстетике ничуть не уступает конкурентам. Известно, что в период всего срока эксплуатации алюминиевые окна неизменно сохраняют свои прочностные характеристики и геометрическую форму, что позволяет значительно сократить затраты на обслуживание и ремонт и увеличить срок их эксплуатации — более 80 лет.

На каких строящихся ныне объектах применяются изделия и конструкции из алюминия?

Традиционным направлением применения алюминиевых продуктов является жилищное и коммерческое строительство. Нормой жизни сегодня является остекление балконов и лоджий жилых зданий, витражи и витрины торговых центров, атриумы и стеклянные кровли также всё чаще можно встретить в современных ТРЦ. Большую популярность алюминиевые конструкции получили при строительстве спортивных объектов за широкий диапазон возможностей его применения и практически полное отсутствие ограничений в части формы из-за его пластичности. Это и объекты Универсиады 2013 года, и практически все объекты олимпиады 2014. Недавно был успешно завершен очередной грандиозный государственный проект — Чемпионат мира по футболу, в рамках подготовки к которому также было построено большое число объектов, на подавляющем большинстве из которых применялись различные алюминиевые продукты. Кроме того, алюминиевые продукты всё чаще используются при строительстве объектов транспортной инфраструктуры — это терминалы аэропортов, здания вокзалов и станций, вестибюли метро.

Как современные методы ценообразования в строительстве влияют на применение алюминия? Поможет ли в его продвижении переход на ресурсный метод?

В вопросе формирования сметной стоимости разрабатываемых проектов действительно есть определенные сложности, которые ограничивают применение различных материалов, в частности продуктов из алюминия. И в большей степени это, на мой взгляд, зависит не от метода формирования сметной стоимости, а от расценок, которые разработчики должны применять при выполнении сметных расчётов. Вне зависимости от того, какой метод ценообразования используется — базисно-индексный, ресурсный или какой-то другой, основная проблема для алюминиевых продуктов состоит в том, что заложенные в расчёты расценки не отражают ситуации с применяемыми сегодня технологиями, типами конструкций и методы выполнения работ. Например, заложенные в основу единичных расценок технологии, были подробно описаны несколько десятилетий назад, и с тех пор, к сожалению, по существу не пересматривались. Тогда как для ряда других материалов ситуация выглядит иначе.

В результате, мы имеем ситуацию, что расценки на однотипные по сути работы могут отличаться друг от друга в несколько раз. При этом пока чаще не в пользу алюминиевых продуктов. Поэтому одним из приоритетных направлений работы Алюминиевой Ассоциации является наведение порядка и актуализации информации в том числе и в государственных подходах к ценообразованию. В результате этой работы мы добьёмся того, чтобы алюминий как материал занял достойное место, как в отечественном строительстве, так и в экономике страны в целом.

В следующем году в России запускается новый проект - Международная специализированная выставка "Алюминий-Экспо" (Москва, ЦВК "Экспоцентр", 14 - 17 мая 2019 г.), которая соберет на отдельной площадке ключевых участников алюминиевого рынка. Свои производственные возможности и достижения в Москве представят российские и зарубежные компании, занимающиеся производством, переработкой и поставками алюминия, производители высокомаржинальной алюминиевой продукции, дистрибьюторы оборудования, разработчики технологий и решений смогут представить свои достижения широкому кругу конкретных потребителей из различных отраслей промышленности.

"Алюминий-Экспо" - совместный проект Металл-Экспо (Россия) и Мессе Дюссельдорф (Германия) при активном участии Алюминиевой Ассоциации (Россия). Основная цель выставки - стимулирование роста внутрироссийского потребления алюминиевой продукции, а также внедрение лучших практик применения алюминиевых сплавов в различных отраслях промышленности, строительстве и транспортном машиностроении.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 3 августа 2018 > № 2693275 Дмитрий Рачков


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 3 августа 2018 > № 2693115 Роман Труба

Директор ГБР: Давление на Бюро неизбежно – слишком серьезные полномочия

Эксклюзивное интервью директора Государственного бюро расследований Романа Трубы информационному агентству "Интерфакс-Украина"

О неформальных проверках кандидатов на руководящие должности в Бюро, почти детективной истории с помещениями, поддержке и информационных атаках, законодательных "дырах", неизбежности быть субъектом недовольства и основаниях утверждать, что уже через месяц новый правоохранительный орган будет открывать дела в отношении своих же коллег, судей и высокопоставленных чиновников страны.

Внешняя комиссия отобрала 27 кандидатов на руководящие должности в Бюро, к некоторым из них у общественности есть претензии репутационного и финансового характера. Вы говорили, что уже обратились к директору НАБУ на предмет проверок этих людей. Есть ли результаты?

Законодательство предусматривает, что в обязательном порядке после рекомендаций конкурсной комиссии проходит спецпроверка. Есть целый ряд уполномоченных органов, которым я обязан направить запросы на ее проведение.

Но также я обязан проанализировать информацию в СМИ о кандидатах. Поэтому еще до объявления победителей конкурса я обратился к общественности, в том числе, к совету общественного контроля при ГБР, с просьбой провести аналитику по будущим победителям, несмотря на то, кто ими станет.

То есть, спецпроверка в некоторой мере может быть формальной - уполномоченные органы, как то: Минюст, Минздрав, МВД - проводят ее строго в рамках своей компетенции. Информация же в СМИ более обширна; те, кто проводят спецпроверку, не могут дать ответы на все интересующие общественность вопросы.

Большинство информации по победителям конкурса носит имущественный характер, поэтому я обратился к директору НАБУ провести соответствующие проверки. Антикоррупционное бюро и другие антикоррупционные органы могут подтвердить эту информацию или опровергнуть.

Рассчитываю на объективность и полноту данных с их стороны. Эта информация в обязательном порядке будет взята мною во внимание при принятии решения о назначении того или иного кандидата на должность. Пока результатов проверок еще нет.

Более того, мы проанализируем – и уже начали это делать – как комиссия проверяла соответствие кандидатов квалификационным требованиям. Например, собеседования с победителями конкурса – а это, прошу обратить внимание, ключевые должности – длились 9-10 минут. С одним победителем – 7 минут. Какое интервью вы, как журналист, сможете записать за это время? А это – не просто интервью. Это, например, выбор руководителей следственных управлений – они будут отвечать за качество проведенных расследований, в которых будут фигурировать наивысшие государственные чиновники. Это выбор директоров территориальных управлений. И действительно кто-то думает, что можно оценить победителя за 7 минут?

Многие говорили, что результаты голосования – это фарс. Так вот, я считаю, что фарс – такие собеседования.

Хочу подчеркнуть, что представления на назначения кандидатов, определенных внешней комиссией, носят только рекомендационный характер. Не будет ни одной формальной проверки! При назначении на должности я буду руководствоваться всем массивом собранной информации.

Внешняя комиссия уже предоставила Вам информацию о кандидатах? Вы говорили, что пока у Вас есть только их фамилии.

К сожалению, со стороны внешней комиссии отсутствует коммуникация. Я с прошлого года говорю о том, что полномочия внешней комиссии слишком широкие. В Украине ни одна комиссия не избирает такое количество руководящего состава, как это делает внешняя комиссия ГБР – это 170 руководящих должностей: от руководителя хозяйственного сектора до Директора ГБР. Все это неправильно. После определения победителей ситуация стала очевидной.

Они предоставили мне только фамилии, имена и отчества претендентов на руководящие должности в Бюро. И ничего более. Я не могу идентифицировать людей, которых они мне рекомендуют назначить. Например, если я прошу назначить сцецпроверку, то я должен предоставить необходимый пакет документов и заявление кандидата о согласии на ее проведение.

Я обратился к внешней комиссии с требованием предоставить мне более обширную информацию, к сожалению, до сих пор от них ничего не получил. Ничего этого нам не дали, хотя такие материалы у комиссии есть. Почему так – вопрос остается открытым. Но предприму все меры, чтобы как можно быстрее назначить спецпроверку и другие проверки по каждому кандидату.

Как долго будут длиться проверки, и могут ли они отсрочить старт работы ГБР, намеченный на сентябрь этого года?

Ни одна проверка не должна повлиять на начало работы ГБР. Есть четкий срок, в который уполномоченные органы обязаны предоставить информацию – не более 2-3 недель. Я буду просить об оперативности в этом плане.

По факту проверки уже начались?

Нет. Мы сейчас выясняем контактные данные людей, которые стали победителями в конкурсе на руководящие должности, вызываем их в Бюро, собираем документы. Я не могу начать проверки без согласования с каждым кандидатом. Если бы внешняя комиссия отреагировала на мои обращения, оперативно предоставила нам эти данные, проверки уже были бы запущены.

Кандидаты уже ходят к Вам?

На этой неделе мы начинаем такие встречи с кандидатами.

Можем говорить о конкретных людях, к которым претензии у общественности?

Я лично пока не изучил документы победителей, т.к. мне нужна системная картина – с подтверждением или опровержением предоставленной информации. Пока нет результатов проверок, я не буду делать выводы и вешать ярлыки. Но, повторюсь, сделаю все, чтобы проверки не были формальными. Мое решение по каждому из кандидатов будет взвешенное, с учетом всей информации.

К примеру, относительно членов семьи некоторых кандидатов есть информация, что они фигурируют в уголовных производствах. Будет ли правильно согласиться с предложенной кандидатурой? Я понимаю всю ответственность, которая лежит на мне, как на руководителе Бюро, и приложу все усилия, чтобы не дискредитировать новый правоохранительный орган.

То есть, к затягиванию начала работы ГБР это не приведет?

С уверенностью могу сказать, что именно это не отсрочит запуск работы. Потому что работают другие комиссии, избирающие других сотрудников.

Важно, чтобы спецпроверки завершились в течение августа, и к сентябрю было видение по каждому из кандидатов.

Сомнительно, что к сентябрю этот процесс завершится. Или можно начинать работу без руководящего состава Бюро?

Впереди еще месяц, и я приложу максимум усилий, чтобы в сентябре ГБР начало работу.

Внутренние комиссии, которые создаются директором, оперативно проводят отбор на 674 должности. Согласитесь, это впечатляющая цифра. Мы выбираем не только следователей, но и всех госслужащих Бюро.

Конкурсная комиссия №1, которая отбирает сотрудников центрального аппарата, уже передала мне первый пакет документов с рекомендациями о назначении победителей конкурсов. Мы планируем на следующей неделе сделать первые назначения по результатам конкурсного отбора.

Речь идет о госслужащих – главных специалистах и специалистах центрального аппарата Бюро. Это не руководящие должности и не следователи. В отношении их не требуется спецпроверка, и они смогут приступить к работе.

А как проходит конкурс по отбору следователей? Без них Бюро точно не сможет работать.

31 июля комиссия определила 75 победителей на должности следователей. Это те кандидаты, которые работают следователями в прокуратуре и других правоохранительных органах.

Закон четко установил квоты для следователей ГБР: 51% не должны работать следователями правоохранительных органов в течение последнего года, 49% – это действующие следователи прокуратуры и других правоохранительных органов. Всего мы объявили конкурс на 152 должности следователей центрального аппарата и на 231 должность – для семи территориальных управлений. То есть на 383 должности.

Спецпроверку они тоже должны пройти?

Да, такая же схема проверок и назначения, как и для претендентов на руководящие должности. Только от этой комиссии нет препятствий, у меня есть полная информация по кандидатам, и я могу незамедлительно назначить спецпроверки.

Также уже запущена процедура назначения проверок для заместителей директоров территориальных органов, которых также отобрала и передала документы внутренняя комиссия ГБР. Кстати, эти кандидаты тоже пройдут проверку НАБУ. В данном случае важен объективный подход ко всем ключевым должностям.

Готовы ли те, кто приходят на работу в ГБР, к новому формату и новым подходам в работе? Ведь те же следователи – люди из ныне действующей правоохранительной системы.

Конкурс – это механизм, который дает возможность выбрать лучших из лучших. Конкурс имеет несколько этапов, и в совокупности они дают возможность выбирать. Наиболее важные этапы конкурса – проведение психофизиологического исследования, то есть, прохождение так называемого полиграфа и собеседование.

Поскольку я смотрел несколько собеседований, которые проводит внутренняя комиссия, вижу профессиональный подход. К тому же, мы попросили Консультативную миссию Европейского Союза быть наблюдателем во время этих конкурсов, и представители Миссии отслеживают все этапы.

Думаете, можно изменить мышление следователей со стажем?

В чем-то это стереотипная оценка. Не на всех следователях, не всех прокурорах стоит печать системы. Есть много профессиональных и при этом честных людей. Важны условия, которые мы создадим для этих людей в новом правоохранительном органе. Я делаю акцент на смене подходов и принципов работы. Когда мы это сделаем – будет результат и доверие общества.

В одиночку это сделать невозможно. Чувствуете ли Вы поддержку коллег из правоохранительных органов, общественности, политикума?

Пока что больше ощущается сопротивление. Потому что намного легче жить в той среде, к которой привык, и ничего не менять.

С сентября правоохранительные органы потеряют много полномочий, они перейдут к ГБР. И это не сотни, это тысячи уголовных производств.

Многие представители правоохранительных органов этих изменений не хотят, но изменения необратимы, другого варианта быть не может.

Что касается тех, кто поддерживает нас, такие люди тоже есть, хоть их и немного. Они не создают препятствий, морально и делом помогают созданию ГБР.

О ком идет речь?

Если говорить о материально-техническом обеспечении – это правительство, местная власть. Они откликаются на мои запросы на предмет предоставления помещений для Бюро.

Есть коммуникация с Генеральной прокуратурой Украины. Мы уже начали сотрудничество в плане работы наших следователей с Единым реестром досудебных расследований, так как это процесс не одномоментный. И я четко могу утверждать, что в сентябре наши следователи смогут работать в системе ЕРДР.

Также мы общаемся с Генпрокуратурой о видении структуры процессуальных руководителей, они уже проводят отбор таких руководителей. Все это свидетельствует о поддержке.

С генпрокурором общаетесь, нет противоречий?

Со стороны генпрокурора есть поддержка и понимание.

С главным военным прокурором, периодически нелестно высказывающимся в Ваш адрес, так или иначе Вам тоже придется коммуницировать…

Коммуницировать мне необходимо не только с заместителем генпрокурора, но и со всеми руководителями правоохранительной системы Украины.

А насчет нелестных слов, то отвечу так: "На обиженных воду возят". Не думаю, что этот вопрос настолько важен, чтобы выделять время для обсуждения.

Что касается самого процесса коммуникации, то тут важны два условия: интеллект и ценности - именно с такими людьми я пытаюсь общаться. Это касается моей команды, с которой мы делаем без преувеличения подвиг: в течение короткого периода времени создаем правоохранительный орган с нуля.

Недавно общался с нашими международными партнерами. Они удивлены, как можно такой небольшой командой создавать новый правоохранительный орган и находиться уже практически на завершающем этапе проведения конкурсов.

С экспертами, учеными я общаюсь и привлекаю их к формированию ГБР еще с ноября прошлого года. Слышу также критиков, оппонентов, общественных активистов, народных депутатов, контактирую с ними. И все эти разговоры проходят здесь, в этом небольшом кабинете в помещении Кабмина, где мы временно находимся, а не в ресторанах и лаунж-барах.

А от кого чувствуете сопротивление, кто препятствует запуску работы Бюро?

К сожалению, есть политическое сопротивление, хотя мы еще и не начали работу. А именно блокирование народными депутатами принятия крайне важного закона для ГБР.

Можно говорить и об информационных атаках, которые начались после того, как я озвучил, что проверки в отношении 27 кандидатов на руководящие должности в Бюро не будут формальными. Два-три сайта по очереди опубликовали негативную, неправдивую информацию обо мне, и тут же, на этих же ресурсах, появляется информация позитивного характера, связанная с одним из кандидатов. Ну, это как-то примитивно, у меня это вызывает улыбку.

Понимаю, что отсутствие давления как такового в принципе невозможно, ГБР – это правоохранительный орган с очень серьезными полномочиями.

С учетом того, что в подследственности ГБР будут дела в отношении правоохранителей, можно ли будет избежать конфликтных ситуаций, "межусобных войн" и открытых противостояний?

Одно из полномочий Бюро – расследование дел в отношении всех правоохранителей. Недовольными будут не только субъекты уголовных производств, но и в целом правоохранительные органы. Избежать этого, будем откровенны, мы не сможем. Если недовольства никакого не будет, это будет свидетельствовать только об одном – что мы плохо работаем, а у нас совсем другие цели.

Но могу гарантировать, что не буду политизировать отношения с правоохранительными органами и давать другую оценку, кроме юридической, в рамках расследования конкретного производства. Я не буду вешать никаких ярлыков ни на сотрудников, ни на правоохранительные органы. Только профессиональные отношения: если сотрудник виновен, вне зависимости от того, где он работает, он должен нести ответственность.

Вы говорили, что методы работы ГБР будут похожими на стандарты ФБР. В чем конкретно это будет выражаться?

Технологии. Инновации. Аналитика. На мой взгляд, это самые главные критерии, которые есть в работе ФБР и которые я буду пытаться сделать основными принципами в работе ГБР.

Сил и средств для этого достаточно будет?

Могу точно сказать, что этой цели я не достигну в сентябре 2018 года, но это реально сделать за 3-4 года. Это та работа, которая не делается здесь и сейчас, немедленно, это процесс с определенными этапами. И при верных принципах и подходах на каждом из этапов мы сможем достичь успеха.

Уверен, что я не один нацелен на такой результат. Вижу и общаюсь с людьми, которые понимают необходимость создания ГБР как нового органа с выверенными принципами и подходами в работе. Уверен, что в нашей стране сейчас происходят бесповоротные изменения, которые обязательно приведут к позитивному результату.

Вы действительно верите в это?

Я уверен, что так и будет. Да, это сложно. Но все это надо пытаться делать. Если у человека есть большое желание, у него есть хорошая команда, то будет и результат.

И у Вас есть такая команда?

В настоящее время моя команда – это 17 человек, те люди, с которыми мы начали работу. Мы проводим самые большие в истории Украины конкурсы на должности в Бюро, решаем административные задачи, отстаиваем законодательное урегулирование работы ГБР.

К слову, о законодательном урегулировании. Насколько важно для полноценной работы Бюро принятие законопроекта, который депутаты так и не приняли перед каникулами? Речь только о технических моментах?

И да, и нет. Эти законодательные изменения жизненно важны для ГБР. Мы начнем работу в сентябре, но это будут только следственные подразделения. Было бы намного эффективнее, если бы начали свою работу вместе с оперативными сотрудниками, потому что за результат расследования уголовного производства отвечают не только следователи - ответственность солидарная у оперативного сотрудника и следователя. Только в этой синергии можно достичь верного результата.

К сожалению, мы начнем работу без оперативных подразделений. И это только потому, что законодатель, принимая закон, забыл вписать одно словосочетание – "оперативный сотрудник". Поэтому мы не можем начать конкурс по набору оперативников.

Следующий момент – упорядочивание технических полномочий оперативных служб. В законе о ГБР определены структурные подразделения, которые проводят оперативно-техническую деятельность, но нормы не везде коррелируются с положениями закона об оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, хотим уточнить список субъектов, которые подследственны ГБР, потому что из этого списка выпали несколько важных государственных органов, чьи сотрудники не являются субъектами нашей подследственности.

Также необходимо уточнить размещение наших территориальных управлений. В настоящее время подобраны областные центры, в которых инфраструктура усложняет работу подразделений, чьи полномочия будут распространяться на несколько областей.

Самый важный вопрос – это вопрос внешней комиссии. Она формируется из представителей от политических институтов – Верховной Рады, президента и Кабинета министров – и проводит конкурс на 170 должностей руководящего состава ГБР. Это неправильно. Мы хотим изменений с передачей этих полномочий внутренним комиссиям. Внутренние комиссии формируем мы сами из тех людей, которые действительно заинтересованы в достижении практических результатов, без затягивания.

К тому же следует понимать, что комиссия – это постоянно действующий орган, он не создается только для определения победителей конкурса на 27 руководящих должностей. А внешняя комиссия состоит из людей, у которых есть своя работа и свои интересы, они не могут посвящать все свое время ГБР.

Как обстоят дела с помещениями для ГБР? Будут ли решены вопросы с помещениями и материально-техническим обеспечением своевременно?

Это один из самых болезненных вопросов. Мы уже больше восьми месяцев не можем определиться с помещением и переехать, это практически детективная история.

Первое помещение, которое мы нашли, и этому нам содействовало правительство, было помещение по ул.Симона Петлюры. Несмотря на то, что оно не отвечает техническим требованиями, у нас нет другого варианта, кроме как начать расследование первых уголовных производств именно в его стенах.

А совсем недавно выяснилось, что на это помещение наложен арест, поэтому мы сейчас занимаемся решением юридического вопроса.

Но есть и позитивные сдвиги: пару недель назад мы подписали договор на аренду части помещения, где будет находиться центральный аппарат. Сейчас мы изучаем вопрос разработки технической документации для проведения ремонта и будем пытаться как можно быстрее начать этот ремонт, чтобы к концу года заехать в центральный офис.

Где находится это помещение?

Это помещение в здании "Пресса Украины" на проспекте Победы. Когда мы переедем в это помещение, то в здании по ул.Петлюры будет находиться киевское территориальное управление.

А пока там ремонт, то в помещении на Петлюры и центральный аппарат будет работать?

Да, как-то так.

Планируем на следующей неделе уже первые назначения. И эти люди начнут свою работу в этом помещении.

Его состояние действительно плохое, не приспособлено для работы следователей, но другого варианта у нас нет, должны начинать работу. Так что первые несколько месяцев будем там.

Будут ли передаваться дела из ГПУ в ГБР? Или расследования Бюро начнутся "с чистого листа"?

Расследовать дела будут те следователи, которые этим и занимались изначально.

Законодатель выделил время, на протяжении которого у следователей прокуратуры есть возможность завершить досудебное расследование – это два года.

На самом деле, за этот период можно завершить расследование любого по сложности, многоэпизодного уголовного дела.

Если мы будем видеть, что к окончанию этого периода невозможно завершить расследование, я буду говорить об этом генпрокурору и будем искать пути решения этого вопроса.

Завершать дела других следователей было бы неправильно, основная категория дел так или иначе имеют отношение с событиям на Майдане в 2014 году, много сложных дел, по которым необходимо еще расследование. Передать их новым следователям ГБР означало бы поставить их на длительную паузу, так как новым следователям необходимо много времени для изучения томов материалов. Мы не можем терять время. Уверен, что руководство Генеральной прокуратуры не пойдет на этот шаг.

То есть, ГБР будет расследовать только дела, которые само будет открывать?

Да, и считаю, что это правильно.

У нас очень широкая подследственность. Это не десятки и не сотни, а тысячи уголовных производств. Мы не сможем начать работу, если нас завалят таким количеством дел. Каждый следователь, который начинал производство, проводил следствие, должен отвечать за качество и результат расследования.

А мы будем отвечать за те производства, которые начнем сами.

Вы планируете начать работу в сентябре, фактически через месяц. Это будет синхронный старт центрального аппарата и региональных управлений?

Да, мы начинаем работу центрального аппарата и всех семи теруправлений. Это должно быть одновременно, иначе центральный аппарат может быть завален большим количеством уголовных производств из регионов и не сможет эффективно обеспечить работу на местах.

С помещениями теруправлений вопросы решены?

Это вопрос я не перекладывал на руководителей теруправлений, работу по поиску помещений начал еще в марте. У большинства управлений уже есть помещения, мы сейчас на этапе составления договоров аренды и в ближайшее время начнем ремонты.Самая большая проблема у нас с помещением в Краматорске, но, уверен, до сентября проблему решим.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 3 августа 2018 > № 2693115 Роман Труба


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692772 Иван Сакаль

Agrofusion построит завод по сушке овощей

Компания "Agrofusion" объявила о запуске нового проекта — строительстве завода по сушке овощей. Об этом в интервью Agravery.com сообщил финансовый директор группы компаний "Agrofusion" Иван Сакаль.

"Сейчас мы реализуем инвестпроект по строительству завода по сушке овощей. Идет активная стадия начала строительства, если все будет хорошо, планируем завершить объект осенью 2019". — сообщил Сакаль.

Также он добавил, что некоторые чиновники анонсировали строительство нового завода по переработке томатов, но пока это только планы.

"Сейчас мы только разрабатываем перспективный план возможного строительства завода в Чаплинке Херсонской области, объемом переработки 250 тысяч тонн томатов, или модернизацию действующих заводов. Пока проект на начальной стадии переговоров с финансовыми партнерами и организациями. Это все кропотливый процесс и обсуждать сроки и формат завода рано", — отметил финдиректор "Agrofusion".

В планах у "Agrofusion" до 2020 года увеличить площади под органические томаты до 330 га.

Как сообщало Delo.ua, компания Agrofusion намерена в текущем году запустить фабрику по производству томатного порошка в Снегиревке в Николаевской области. В июне 2018 года она получила долгосрочный кредит от Международной финансовой корпорации (IFC) в размере $17 млн.

СПРАВКА

Agrofusion Group основана в 2007 году бизнесменом Сергеем Сипко, который ранее был совладельцем компании "Сандора". Компания объединяет три завода, 20 тыс. га орошаемых земель и два тепличных комплекса по выращиваю рассады.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692772 Иван Сакаль


Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692752 Дмитрий Рылько

России в текущем сельхозгоду может потребоваться импорт пшена - эксперт

Резкое сокращение посевных площадей под просом, которое наблюдается в РФ второй год подряд, может привести к дефициту пшена и даже его импорту в текущем сельхозгоду (июль 2018-июнь 2019 гг.), считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.

"На просяном поле у нас полный провал, возможюно, в этом сезоне придется импортировать пшено", - заявил Д.Рылько.

По его словам, наиболее вероятный поставщик - Украина. "Может быть и Польша, но пока нет уверенности в урожае проса в этой стране в текущем году", - сказал он.

Д.Рылько сообщил, что посевы проса, которые традиционно занимали в России 400-450 тыс. га и более, в прошлом году снизились до 277 тыс. га, в этом году - до 259 тыс. га. В прошлом году урожай составил всего 316 тыс. тонн против 630 тыс. тонн годом ранее.

Недавно эксперты ИКАР побывали в Волгоградской и Саратовской областях, являющихся крупными производителями проса. "Наша агроэкспедиция показала, что посевы находятся в плачевном состоянии", - сказал глава ИКАР.

"Трудно сказать, что привело к такому резкому сокращению площадей. Похоже, крестьяне не сориентировались на рынке или им помешала засуха, - заявил он. - Но то, что любителям пшенной каши и владельцам канареек и попугайчиков в этом году придется серьезно потратиться на крупу, очевидно".

По данным ИКАР, средняя цена пшена в опте к 30 июля достигла максимума за последние 7 лет и составила 31,1 рубля за 1 кг.

По данным компании "ПроЗерно", за неделю - с 20 по 27 июля - оптовая цена на пшено выросла сразу на 965 рублей, до 29 200 рублей за тонну. В июне этого года средняя цена составила 27 200 рублей. В июле 2017 года она была всего 10 тыс. рублей за тонну.

"Рекордным по росту цен на пшено был 2011 год, когда эта крупа подорожала до 50 рублей за килограмм. Вот к этой цифре цена может тянуться и в этом сезоне", - отметил Д.Рылько. Тот резкий рост цен связан с последствиями сильнейшей засухи 2010 года, когда Россия собрала всего 143 тыс. тонн проса, а общий урожай зерновых и зернобобовых культур составил 60,96 млн тонн.

Финмаркет

Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692752 Дмитрий Рылько


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2018 > № 2692746 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: проекты федеральных законов, бюджетные ассигнования.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Есть предложение освободить от ответственности всех налоговых агентов, которые самостоятельно до обнаружения налоговой инспекцией факта неперечисления (или неполного перечисления) платежей уплатили налоги и соответствующие пени. Сейчас, если такая компания, такой налоговый агент погасил всю задолженность, но не представил уточнённую декларацию, его штрафуют задним числом. Это неправильно и несправедливо, поскольку фактически все обязательства перед государством были исполнены. Теперь мы эту коллизию устраняем.

Ещё один вопрос касается повышения безопасности на дорогах. Речь идёт о техническом осмотре. Подготовлен пакет законопроектов, который поможет бороться с выдачей так называемых серых диагностических карт состояния автомобиля. По сути, конечно, это просто фальшивки. Зачастую их выдают компании, которые вообще ничем подобным не занимаются, ничего не осматривают. Понятно, что в итоге повышается риск для всех участников движения – и для водителей, и для пассажиров, и для пешеходов. Чтобы эту практику прекратить, предлагается откорректировать нормы закона о техосмотре транспортных средств и внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс.

Что там меняется?

Во-первых, процедура техосмотра будет фиксироваться на фото и видео, а диагностическая карта должна оформляться как полноценный электронный документ, который подписан электронной подписью.

Во-вторых, вводится перечень новых требований к месту, где проводятся техосмотры. В том числе мы должны учитывать пропускную способность таких пунктов.

В-третьих, за правонарушения при проведении техосмотра все участники – водители, эксперты, компании-операторы – будут нести административную или уголовную ответственность. Кроме того, для водителей, которые управляют автомобилем без нормально оформленной диагностической карты, возрастает размер штрафа. Технического эксперта, если он делает что-то противоправное – выдаёт такого рода разрешения или без должных оснований, или с нарушениями, – могут дисквалифицировать. Операторы же будут нести административную ответственность за нарушение порядка ведения реестра. А за проведение техосмотра без аккредитации оператор будет нести уголовную ответственность. Контролировать соблюдение правил будет Министерство внутренних дел.

Мы также выделяем ряду регионов деньги из резервного фонда на строительство школ и детских садов. Сегодня на эти цели распределяется более чем 1 млрд рублей в рамках госпрограммы «Развитие образования».

Кроме того, из резервов Правительства мы выделим ещё почти 450 млн рублей Северной Осетии на строительство детских садов. Хотя проблему с местами в детских садах для детей в возрасте от трёх до семи лет мы практически закрыли, ряд территорий всё-таки остаётся с определёнными проблемами. Республика пока отстаёт по этому показателю. Рассчитываем, что с этой государственной поддержкой в следующем году там будут открыты ещё три новых детских сада.

Ещё 104,5 млн рублей из резервного фонда Правительства направляется на оздоровление Телецкого озера. Деньги пойдут на благоустройство набережных в двух сёлах Республики Алтай. В нормальное состояние будет приведено определённое количество километров береговой линии. Эти набережные важны и для жителей, и для туристов.

Но это лишь первый этап. Предстоит ещё много работы. Вопросы, которые касаются оздоровления Телецкого озера – а это действительно жемчужина и Республики Алтай, и вообще всей нашей страны, – мы будем решать в рамках национального проекта «Экология». Поговорим об этом подробнее в понедельник на заседании президиума Совета по стратегическому развитию.

Я на совещании давал поручение компенсировать часть затрат сельхозпроизводителей в связи с ростом цен на горюче-смазочные материалы. Мы говорили об этом на селекторе. Сегодня обсудим выделение 5 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Деньги поступят в бюджеты регионов, и это позволит закупить не менее 90 тыс. т дизельного топлива в этом году. Необходимо перечислить деньги как можно скорее, поскольку уборочная кампания уже идёт, аграрии этих денег ждут. Обращаю на это внимание Министерства сельского хозяйства и Министерства финансов.

Мы рассмотрим вопрос о выделении денег Якутии для ликвидации последствий паводка, который случился в мае. Речь идёт о 1,5 тыс. домов и более чем 3 тыс. приусадебных участков. Размыты дороги, пострадала инфраструктура, и есть целый ряд других проблем.

Ещё один вопрос – о дотациях регионам для стимулирования их налогового потенциала. Общий объём средств превысит 30 млрд рублей. Они будут распределены между регионами, которые в прошлом году обеспечили положительный прирост поступлений по налогу на прибыль. Напомню, это своего рода премия, поощрение за улучшение бюджетных показателей, за результативную работу. И одновременно – стимул к дальнейшему увеличению собственных доходов, увеличению доходной базы регионов. Такого рода дотации в этом году получат 63 региона, у которых есть определённая позитивная динамика. Они смогут этими деньгами распорядиться по собственному усмотрению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2018 > № 2692746 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 августа 2018 > № 2692745 Сергей Носов

Рабочая встреча с врио губернатора Магаданской области Сергеем Носовым.

Владимир Путин обсудил с временно исполняющим обязанности губернатора Магаданской области Сергеем Носовым вопросы социально-экономического развития региона.

В.Путин: Сергей Константинович, как у вас дела?

С.Носов: Нормально. Регион большой, приходится перемещаться по региону для того, чтобы не просто познакомиться со статистикой, а в некоторых вещах убедиться, самостоятельно посмотреть. Очень ценно здесь общение с людьми, которое происходит на местах. Оно ценно и важно ещё и для того, чтобы, с одной стороны, услышать то, что наболело, накипело, а с другой стороны – объяснить, что мы собираемся делать исходя из тех поручений, которые Вы дали, исходя из трендов и приоритетов развития Дальнего Востока. Думаю, следующий шаг будет не просто убедить на словах, но и показать на деле, что мы собираемся заниматься этим серьёзно.

В.Путин: Вы сказали о своем собственном перемещении. Но это проблема и для жителей: расстояния огромные. У вас своя малая авиация есть? Как организована эта работа?

С.Носов: Вы знаете, многие направления выживали, субсидировались и так далее. Собственной авиации нет, но я считаю, что для Магаданской области, наверное, как и для всего Дальнего Востока, с такой территорией, она жизненно необходима. Потому что одно дело – дороги (здесь ещё многое предстоит делать и на федеральных трассах, и на региональных трассах), это большого количества времени требует. А вот перемещение самолётами – я на себе это испытал: или ехать пять часов автомобилем по грунтовой дороге, или всё-таки полтора часа или час лёту на самолётах малой авиации.

В.Путин: У вас компании есть местные?

С.Носов: Местной компании нет – есть компания, которая работает на несколько регионов, «Сила» называется. Я с ними общался, встречался, тоже сделал определённые выводы.

Хотел к Вам обратиться, кстати, за поддержкой, с идеями, основанными на экономии бюджета. Если позволите, я бы их огласил.

В.Путин: Да, хорошо, сейчас посмотрим.

С.Носов: Но в целом что хочу сказать: есть положительная динамика. Допустим, за 2017 год по отношению к 2016-му индекс производства увеличился на 6,9 процента, увеличились на 4,7 процента инвестиции в основной капитал, в действующие предприятия. Рост внутреннего регионального продукта, индекс на 3 процента увеличился. Реальная начисленная зарплата увеличилась тоже на 5 процентов. Это та положительная динамика, от которой можно отталкиваться. И, кстати, она получилась благодаря тем усилиям, которые были предприняты в предыдущие годы, и благодаря Вашим поручениям.

Одно из важнейших решений, обеспечивающих, в общем-то, эту позитивную динамику, внушающую оптимизм, – это то, что было принято решение по выравниванию тарифов. Очень сложная ситуация, я понимаю, но эта вынужденная мера всё-таки еще раз продемонстрировала правильность решений, которые были сделаны. Хотя не все негативные тенденции на данный момент удалось преодолеть. В частности, продолжился отток населения, и в 2017 году численность населения Магаданской области уменьшилась на 1 процент примерно. Но есть над чем работать.

В.Путин: Но темпы сократились?

С.Носов: Темпы сократились. Я ещё раз хочу сказать, что усилия, которые были предприняты, дали положительный результат.

Но мы ставку делаем, очень активно сейчас работаем, готовимся к выполнению майского Указа, 204-го. Сейчас в рамках рабочей группы по подготовке к Госсовету идёт активная работа. Мы оцифровали на данный момент все мероприятия, которые, по нашему мнению, обеспечат выполнение параметров Указа. Мы согласовываем сейчас эти вещи с федеральными министерствами, прежде всего мероприятия, их количество, необходимость, целесообразность. И в течение месяца мы закончим эту работу, Владимир Владимирович, и будем готовы Вам доложить на Госсовете в рамках Восточного экономического форума. Эта работа сейчас идёт.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 августа 2018 > № 2692745 Сергей Носов


Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 3 августа 2018 > № 2692635 Джеймс Браун

Что будет со сближением России и Японии после премьерства Абэ

Джеймс Браун

Годы премьерства Синдзо Абэ благодаря его личной и семейной симпатии к России создали реальную возможность навсегда трансформировать отношения между двумя странами. Но теперь, когда правление Абэ подходит к концу, двусторонние отношения, скорее всего, вернутся к прежней холодности и регулярным кризисам. Кажется, российская сторона полностью оценит возможности, которые открывало премьерство Абэ только тогда, когда оно уже закончится

Многолетнее премьерство Синдзо Абэ в Японии оказалось на редкость позитивным для России. Абэ сделал улучшение связей с Москвой приоритетом своей внешней политики, заявив, что «отношения между Японией и Россией имеют наибольший потенциал по сравнению с любыми другими двусторонними отношениями».

В рамках «нового подхода» к России Абэ предложил план экономического сотрудничества и создал новую должность министра по делам сотрудничества с Россией в области экономики. Также Абэ семь раз посетил Россию после возвращения к власти в декабре 2012 года. Под его руководством Япония дистанцировалась от антироссийских шагов Запада и не критиковала Москву ни за Украину, ни за Скрипалей, ни за малайзийский «боинг». Санкции, введенные Японией против России, были минимальными и принимались под сильным давлением Запада.

Однако чем дальше, тем более актуальным становится вопрос, что стоит за этим сближением: долгосрочный сдвиг в японской внешней политике или личные пристрастия премьера Абэ? Потому что срок полномочий Абэ не безграничен: он и так занимает пост премьера второй раз и почти шесть лет подряд, что большая редкость для Японии, где премьеры обычно меняются ежегодно. В сентябре пройдут выборы президента правящей Либерально-демократической партии (ЛДП). Скорее всего, Абэ их выиграет, но серия коррупционных скандалов серьезно подорвала его популярность, и в любом случае уже в 2021 году ему наверняка придется уйти.

Конечно, у стремления Японии улучшить отношения с Россией есть объективные, никак не связанные с личностью Абэ причины. Во-первых, японское правительство хочет диверсифицировать свой импорт энергоносителей, потому что сейчас на Ближний Восток приходится целых 87% импортируемой Японией нефти и 22,5% сжиженного природного газа. Во-вторых, Япония стремится сохранять дружеские отношения с Россией, чтобы Москва оставалась нейтральной и не поддерживала Пекин в случае возможного обострения между Японией и Китаем.

Этих причин достаточно, чтобы любой разумный японский лидер старался избежать ненужной конфронтации с Россией. Но их явно мало для того, чтобы объяснить то огромное внимание, которое нынешнее правительство Японии уделяет отношениям с Россией, и большое количество встреч (всего 21) между Абэ и Путиным. Поэтому трудно отрицать личный вклад Абэ в нынешнее сближение.

Это личное

У особого отношения Абэ к России есть две главные причины. Во-первых, по сравнению с большинством его послевоенных предшественников Абэ – необычайно амбициозный японский лидер, который намерен использовать свой срок полномочий, чтобы пересмотреть место Японии в мире. За годы премьерства Абэ пытался решить все самые сложные внешнеполитические проблемы: разобраться с конституционной поправкой о вооруженных силах, урегулировать с Южной Кореей вопрос так называемых женщин для утешения, выработать стабильный компромисс с Китаем по спорным островам Сэнкаку.

К этому списку можно добавить и территориальный спор с Россией из-за Южных Курил, который уже больше 70 лет мешает странам заключить мирный договор. Если Абэ сможет урегулировать спор и подписать мирный договор, то войдет в историю как один из самых выдающихся японских премьеров. Для такого амбициозного политика, как Абэ, это очень привлекательная цель.

Во-вторых, помимо исторических амбиций, у Абэ есть еще и семейные связи с Россией. Его отец Синтаро Абэ был министром иностранных дел Японии в 1982–1986 годах и генеральным секретарем правящей ЛДП с 1987 по 1989 год. На этих постах он активно добивался прорыва в отношениях с Москвой и даже после того, как ушел из политики из-за финансового скандала, продолжал работать над этим вопросом.

В январе 1990 года во время поездки в Москву Синтаро Абэ заявил: «Горбачевская эра – это шанс для японско-советского мирного договора. Даже если это будет стоить мне жизни, я хочу добиться этого». Это были не просто слова – Синтаро Абэ тогда умирал от рака. В апреле 1991 года Синтаро Абэ покинул больницу, чтобы встретиться с Горбачевым и сделать последнюю попытку урегулировать спор двух стран. Но это не помогло, через три недели Синтаро Абэ умер, а мирный договор не заключен до сих пор.

Эта семейная история сильно влияет на подход нынешнего премьера Синдзо Абэ к России. Он часто говорит, что хочет завершить работу своего отца, и в интервью в мае 2018 года заявил, что благодаря своему отцу позитивно относится к России и русским: «Когда я слышу слова «Россия» или «русские люди», то первое, что приходит на ум, – это образ очень терпеливого и чрезвычайно волевого народа. Первый опыт личного общения с русскими у меня был, когда я посетил вашу страну вместе с моим отцом. ...Накануне той поездки он сказал мне, что русские ценят дружбу и искренность, а еще они обязательно держат свое слово».

В политике Синдзо Абэ в отношении России также заметно влияние его отца. Так же, как его отец подчеркивал важность личных связей с Горбачевым, Синдзо Абэ пытается выстроить личные доверительные отношения с Путиным, которого он описывает как человека, «который держит слово». Kак и отец, Абэ избегает громких требований о возвращении четырех спорных островов, предпочитая постепенное развитие сотрудничества в самых разных областях (экономике, политике, культуре) для прогресса в разрешении территориального спора. Даже план экономического сотрудничества из восьми пунктов, который Абэ представил в 2016 году, заимствован непосредственно у его отца, который в свое время тоже предложил Горбачеву свой собственный план сотрудничества из восьми пунктов.

После Абэ

Маловероятно, что следующий премьер Японии будет придавать отношениям с Россией такое же огромное значение, как Абэ. Таких склонностей не заметно ни у одного из трех наиболее вероятных кандидатов на премьерский пост.

Фаворитом считается Сигэру Исиба, который проиграл Абэ выборы на пост президента ЛДП в 2012 году, хотя набрал больше голосов в первом туре голосования. Исиба по-прежнему популярен в японском обществе, а по некоторым недавним опросам, даже популярнее, чем Абэ.

Исиба – бывший министр обороны и известен как большой любитель всего военного. Если он станет премьером, то, скорее всего, сделает главным приоритетом углубление военного союза с США. Исиба активно поддерживает идею развертывания дополнительных систем американской ПРО в Японии, включая вызывающие особое возражение комплексы, такие как спорный комплекс Aegis Ashore. Исиба также позитивно относится к ядерному оружию. Он заявлял, что Япония должна сохранить способность разрабатывать свое ядерное оружие и подумать о том, чтобы США развернули свои ядерные ракеты на японской территории.

На российском направлении Исиба критиковал политику Абэ, уверяя, что экономическое сотрудничество не приведет к прогрессу в разрешении территориального спора. Также у Исибы нет особой личной привязанности к России. Тем не менее в начале 2000-х годов, когда Исиба был генеральным директором Японского агентства обороны, говорили, что он проработал две ночи без сна, чтобы успеть собрать пластиковую модель российского авианосца «Адмирал Кузнецов» к приезду тогда еще министра обороны РФ Сергея Иванова.

Второй вероятный кандидат на премьерский пост – это бывший министр иностранных дел Фумио Кисида. Он не так харизматичен и популярен у избирателей, как Исиба, но зато возглавляет одну из основных фракций ЛДП. Влияние всех этих фракций сейчас стало куда слабее, чем раньше, но они продолжают играть важную роль в выборе президента партии.

Фракция Кисиды называется Кочикай и в целом известна как группа, поддерживающая мягкую внешнюю политику в отношении стран, с которыми у Японии традиционно сложные отношения – сюда входит Китай, Корея, Россия. Несмотря на это, сам Кисида не проявляет большого энтузиазма по поводу отношений с Россией. На посту министра иностранных дел (2012–2017) Кисида реализовывал внешнюю политику премьера Абэ, но не демонстрировал личного интереса к отношениям с Россией. Например, он много раз встречался с Сергеем Лавровым, но незаметно, чтобы между ними наладились теплые отношения.

Сейчас Кисида решил не выставлять свою кандидатуру против Абэ на выборах президента ЛДП. Скорее всего, в обмен он надеется на то, что в 2012 году Абэ назовет его своим преемником. Но такое преемничество совсем не означает, что Кисида будет продолжать пророссийскую политику Абэ.

Третий претендент – это Синдзиро Коидзуми. Ему всего 37 лет, и у него мало политического опыта. Сейчас он занимает пост первого зама генерального секретаря ЛДП и еще никогда не был министром. Тем не менее его шансы стать премьером в будущем очень высоки, потому что он сын Дзюнъитиро Коидзуми, популярного японского премьера в 2001–2006 годах. Синдзиро Коидзуми, как и его отец, полагается на эффектную внешность и ораторские таланты.

Политические взгляды Синдзиро Коидзуми тоже близки к взглядам его отца. Во-первых, он позитивно относится к Соединенным Штатам. Получил степень магистра в Колумбийском университете в Нью-Йорке и год проработал в Центре стратегических и международных исследований (CSIS), одном из ведущих аналитических центров в Вашингтоне. Как и отец, Коидзуми придерживается консервативных взглядов на историю и регулярно посещает скандально известный храм Ясукуни, который ассоциируется с японским милитаризмом из-за того, что там поклоняются душам погибших за Японскую империю, включая 14 военных преступников класса «А».

Что касается России, то Коидзуми-отец во время своего премьерства занял жесткую позицию и прекратил мягкую политику своего предшественника Ёсиро Мори, которого называли другом России. Дзюнъитиро Коидзуми также отказался от поиска компромисса в территориальном споре, а в 2004 году он осмотрел острова с борта корабля, хотя и не покидал японские воды. Таким образом, если младший Коидзуми станет премьер-министром и добросовестно последует примеру своего отца, вполне вероятно, что нынешняя позитивная динамика в отношениях между Японией и Россией закончится.

Упущенная возможность

Российские дипломаты могут гордиться тем, каких успехов им удалось добиться в отношениях с Японией за последние годы. Они действительно смогли использовать личный интерес Абэ к России для радикального улучшения двусторонних отношений. Однако за эти годы Москва так и не смогла предложить Токио реалистичный компромисс по территориальному спору. Присутствие российских военных на Курильских островах, наоборот, расширяется.

А в том, что касается совместных экономических проектов на спорных островах, которые Абэ сделал главным пунктом своей политики в отношении России, российское руководство говорит, что любые проекты должны проводиться в соответствии с российским законодательством, а не в рамках специальной правовой базы, как это предлагает Абэ.

В краткосрочной перспективе отношения России с Японией выглядят хорошо, но маловероятно, что такая ситуация сохранится надолго. Вероятные преемники Абэ не просто не разделяют его интереса к России – они будут исходить из его негативного опыта, когда дружественный подход, предложения экономического сотрудничества и отказ от критики России не принесли Японии никаких реальных выгод. Поэтому, скорее всего, они придут к выводу, что российское руководство уважает только силу и что Японии нужно проводить более жесткую политику.

Годы премьерства Синдзо Абэ создали реальную возможность навсегда трансформировать отношения между Россией и Японией. Но теперь, когда правление Абэ подходит к концу, двусторонние отношения, скорее всего, вернутся к прежней холодности и регулярным кризисам. Кажется, российская сторона полностью оценит премьерство Абэ только тогда, когда оно уже закончится.

Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 3 августа 2018 > № 2692635 Джеймс Браун


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692632 Айман Турсынкан

Сможет ли Казахстан хотя бы частично решить проблему зависимости от импорта?

Страна, обладающая богатыми природными ресурсами, наверное, может позволить себе завозить все необходимые товары из-за рубежа. Но тем самым она подвергает себя импортозависимости, лишается экономической самостоятельности и, соответственно, не может претендовать на статус развитой. Ведь чтобы получить такой статус, нужно иметь не столько деньги, сколько высокий уровень жизни населения и большой запас производственного капитала – недаром подобные страны называют индустриально развитыми.

В этой связи у наших граждан часто возникает вопрос: а что вообще производит сегодня Казахстан, и достаточно ли этого, чтобы попасть в «топ-30»? Да, на прилавках наших магазинов появляется все больше недорогих и качественных отечественных товаров, и это не может не радовать население, которому в условиях снижения реальных доходов уже не до импортного шика. Однако то, какими темпами это происходит и в каких объемах, порождает серьезные сомнения в том, что в обозримой перспективе мы сможем покрывать хотя бы минимальные свои потребности, не говоря уже производстве какой-то сложной технологической продукции...

Проанализировать производственный потенциал Казахстана мы попросили директора форсайт-агентства EXIMAR Айман Турсынкан.

– Простейшей задачей для любого государства является обеспечение своих граждан товарами первой необходимости за счет собственного производства. Чем в этом плане может похвастать Казахстан?

– Базовыми перерабатывающими отраслями Казахстана являются ресурсоемкие производства, связанные с наличием основного сырья, – металлообработка, тяжелое машиностроение, приборостроение, производство строительных материалов и кабельной электротехнической продукции, химическое минеральное производство, текстильная, целлюлозная промышленность, пищевая индустрия.

Из готовой продукции экспортными являются:

– в металлообработке – производство строительных металлоконструкций, рельсовое производство, емкостное оборудование, метизы, арматурная продукция, шарикоподшипниковая продукция;

– в машиностроении – локомотивы, вагоны, тракторы, навесная сельхозтехника, грузовой и коммерческий транспорт, легковые автомобили (сборка), буровое проходческое оборудование, турбинное оборудование для гидротехнических сооружений, высоковольтное электротехническое оборудование;

– в приборостроении – метрическое оборудование, насосная продукция, черная и белая техника, печатные материнские платы, ИКТ-аппаратура, сервера и средства связи;

– в кабельно-проводниковом производстве – медные и алюминиевые провода, включая оптоволокно для передачи данных;

– в строительных материалах – цемент, сухие строительные смеси, лакокрасочная продукция, клеевая продукция, сэндвич панели, готовые двери и окна, железобетонные конструкции для технологии быстровозводимых зданий, каменная продукция (брусчатка, гравий, сникерс и пр.).

– В химической отрасли сильными позициями остаются секторы, связанные с металлургией,– производство серы, а также с минералами – агрохимия. Новым и быстро развивающимся направлением является фармация, в том числе на основе извлекаемых при мясопереработке эндокринных материалов.

– В текстиле, несмотря на разрушение ключевых комбинатов советского периода, развивается производство готовой одежды, в кожевенном производстве восстанавливается производство обуви.

– В переработке сельхозпродукции торгующими на экспорт секторами является мукомольное производство, макаронные изделия, мясопереработка, производство напитков и соков.

В целом общий объем валового производства в обрабатывающей промышленности Казахстана составил в 2017 году 5,8 трлн. тенге, или 11% от ВВП страны методом производства. За десять последних лет в денежном выражении он вырос в три раза, однако при этом с 2000 года его доля в ВВП страны сократилась с 16% до 11%. А доля полностью готовой продукции в казахстанском экспорте уменьшилась за этот же период с 68% до 3%.

– В чем причина такого сокращения?

– Имеет место тенденция к замыканию на внутреннем рынке сбыта – импортозамещение, а не экспортная ориентация перерабатывающей промышленности. При этом в силу недостаточно скоординированной работы по регулированию торговой политики и развитию производств во всех отраслях (от аграрной до тяжелого машиностроения) ситуация с торгово-экономическими соглашениями негативно повлияла на выпуск продукции массового потребления. Казахстан не расширил рынки сбыта, а, напротив, уступил внутренний рынок под экспансию стран – торговых партнеров. Отсутствие четкого торгового регулирования по ввозным пошлинам с необходимыми изъятиями из соглашений Таможенного союза и ВТО привело к тому, что производителям в РК стало выгоднее продавать на внешние рынки сырье и полуфабрикаты, чем готовые изделия.

Простой пример. Ввозная пошлина на муку из Казахстана в Китай составляет 37%, ввозная пошлина на готовые продукты питания из КНР в РК – 5%. Ввозная пошлина на любое сырье в Китай – 0%, а на готовую продукцию – вплоть до 140%. Возмещения по НДС среди казахстанских производителей адресно получают только крупные горнодобывающие и нефтегазовые компании, и лишь в малой степени – производители готовой к употреблению продукции.

Огромное влияние на торговый баланс и соответственно на доступ к рынкам сбыта оказывают так называемые нетарифные меры регулирования – технические стандарты и сертификация, квотирование объемов поставок. А с этим в правительстве РК беда – нет координации и согласования между ведомствами по комплексной политике.

В первую очередь это касается как раз таки производства товаров народного потребления – FMCG (быстро оборачиваемые потребительские товары). Мы зависим от импорта одежды на 99%, продуктов питания – на 40%, бытовых товаров, за исключением мебели, – на 100%. Хотя все это можно производить и у нас.

– Что этому мешает?

– По теории индекса сложности экономики на основе базовых индустрий, с опорой на сырьевые и иные ресурсы, вдоль цепочки добавления стоимости и поставок происходит развитие смежных отраслей и секторов в зависимости от размера базовой индустрии. В Казахстане состоявшимся классическим примером усложнения было развитие тяжелого машиностроения (проходческое и буровое оборудование) и геодезического инжиниринга в рамках поставок для нефтегазовой отрасли. Развитие химических отраслей происходило вокруг металлургии. Текущее развитие машиностроения идет в ногу с АПК.

Для сравнения. В Южной Корее на трансформацию экономики от рисовых плантаций до самых передовых в мире технологий потребовалось менее 30 лет. Тогда как Казахстан за 28 лет независимости, напротив, утратил диверсифицированную сложную экономику советского времени, упростив свою экспортную корзину до предела.

В числе основных причин этого можно назвать следующие: во-первых, кризис банковской системы с сокращением доступа бизнеса к финансированию, неразвитость альтернативных банковским займам инструментов финансирования;

во-вторых, нестимулирующий характер налогообложения, увеличивающий нагрузку на массового плательщика и не препятствующий выводу капитала из страны в результате агрессивной налоговой политики крупных корпораций, включая национальные;

в-третьих, замкнутость и розничный характер экономической модели, ставящий бизнес любого размера в полную зависимость от покупательской способности массового потребителя внутри страны.

– Какие товары потенциально мог бы производить Казахстан? И что может стать к этому толчком?

– Имея все необходимые сырьевые ресурсы и развитый человеческий капитал, Казахстан мог бы производить все – от белья до гражданских самолетов. Но нужны не госпрограммы развития отраслей, такие, как ФИИР, достаточно решить только три вопроса: адекватная торговая политика, налоговое стимулирование, доступ к финансовым средствам с широким развитием лизинга и торгово-экспортного финансирования.

Все средства, которые правительство тратит на прямое субсидирование, нужно было направлять на инфраструктуру и создание нормальных условий для ведения бизнеса. Точечно обеспечивая мерами господдержки и финансированием малоуспешных игроков, правительство добилось лишь повторение дефолтов одних и тех же «участников» ФИИР. При этом была обойдена стороной основная масса производителей, работающих в приоритетных отраслях.

Что касается готовой продукции, то наиболее перспективные для нас ниши – это пищевая индустрия, производство продукции для телекоммуникационного сектора, приборостроение и машиностроение. Интересным направлением становится массовый рынок альтернативной энергетики – от малогабаритных мусоросжигающих установок до солнечных панелей, которые можно изготавливать полностью из казахстанских комплектующих и сырья.

Идей по отраслям для каждого региона много. Согласно результатам опроса представителей бизнеса, 48% всех субъектов МСБ хотят работать в легкой промышленности, производстве оборудования и строительных материалов.

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ:

Айдар Алибаев, председатель Союза потребителей финансовых услуг «Финпотребсоюз»:

«Начинать придется с нуля»

– Я не отношусь к категории экспертов, специализирующихся на подобных вопросах, но чисто как обыватель, покупатель, гражданин могу уверенно констатировать: к сожалению, то, что сегодня производит Казахстан, неспособно покрыть даже минимальные потребности населения. Ну, выпускаем мы какие-то отдельные виды пищевой продукции – молочной, мясной, мучной… Но если говорить о продукции второго, третьего, четвертого переделов, то ее исключительно мало.

За последние годы мы пережили громадье планов, прямо-таки «наполеоновских», касающихся строительства всевозможных предприятий. Но, увы, все они так и остались на уровне воткнутой в землю лопаты. А тем, кто реально хочет развивать производство, всячески мешают это делать. К примеру, один мой знакомый несколько лет назад занялся овоще водством, а другой (кстати, иностранец) вложил деньги в создание небольшой птицефабрики. Однако как только их бизнес начал приносить доход, он сразу же подвергся рейдерскому захвату…

При этом мы растеряли то, что имели. Взять, к примеру, кондитерскую фабрику «Рахат», продукцию которой хоть немного, но знали в мире, – сейчас она нам уже не принадлежит… Вряд ли у нас есть другие национальные продукты, которые известны за рубежом. Мы даже стали с завистью смотреть на наших соседей-киргизов, которые в условиях полного отсутствия каких-либо ископаемых сумели, по крайней мере, одеть себя и всю Центральную Азию.

В этом смысле мне, конечно же, очень хотелось бы похвастать каким-нибудь казахстанским брендом, но таковых у нас практически нет. А говорить о серьезных технологически продвинутых промышленных изделиях вообще не приходится…

В наследство от СССР Казахстан получил три преимущества: хорошую промышленную инфраструктуру, высокий кадрово-интеллектуальный потенциал и природные богатства. Если бы мы толково и эффективно распорядились этим наследием, то могли бы вывести республику на очень серьезные позиции по экономическому развитию и соответственно качеству жизни. К сожалению, безалаберное управление этими ресурсами на протяжении более двух десятков лет привело к тому, что мы фактически лишились их. Кто-то возразит: мол, все эти заводы, фабрики, цеха и без того устарели бы. Но посмотрите на Узбекистан, который умудряется многое производить как раз таки на «старом» советском оборудовании…

А вспомните, какое место в советском обществе занимал инженер – он был чуть ли не его основой. Сейчас же эта профессия превратилась в какой-то реликт. У нас полно юристов, экономистов, менеджеров, маркетологов, но практически нет квалифицированных «технарей». Даже при решении простейших задач в той же строительной сфере доходит до абсурда – не могут найти толковых сварщиков, сантехников, электриков. Такие специалисты сегодня на вес золота.

То есть, прежде чем что-то выпускать, мы должны сначала подготовить собственные кадры и возродить техническую и технологическую базу. А значит, начинать придется фактически с нуля. К тому же рынок ВТО, членом которого является Казахстан, уже перенасыщен любыми видами товаров, и пробиться туда со своей продукцией очень сложно. Поэтому не может быть даже речи о том, чтобы замахиваться на что-то технически сложное.

Да, в свое время наши чиновники кричали и о собственных самолетах-вертолетах, и о планшетах-компьютерах, но время показало, что это были лишь безответственные заявления с единственной целью – удержаться в кресле. А реально все это можно делать только силами зарубежных специалистов и на зарубежном оборудовании. Но это, во-первых, очень дорого, а, во-вторых, никто к нам уже и не приедет по причине отсутствия адекватного налогового законодательства, гарантий сохранности личной собственности и нормального бизнес-климата.

Соответственно начинать нужно хотя бы с того, чтобы удовлетворять элементарные потребности населения в еде, одежде, бытовых предметах, простейших строительных материалах…

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692632 Айман Турсынкан


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692628 Данияр Ашимбаев

Правительство РК: есть ли толк от реорганизаций и новых назначений?

Этой осенью (а, возможно, и раньше – на фоне требований граждан) традиционно ожидается новая волна перестановок в верхних эшелонах власти. В частности, весьма высока вероятность отставки сразу нескольких министров. Но вряд ли эти ротации смогут повлиять на качество работы самих министерств, если учесть, что в сложившейся системе государственного управления персоналии играют далеко не определяющую роль... О том, почему в стране падает авторитет министра и как можно с этим бороться, мы беседуем с политологом Данияром Ашимбаевым.

Ограниченное управление

– Многое ли зависит от министра в нынешних условиях?

– По идее, аппараты министерств должны напрямую подчиняться ответственным секретарям, которые назначаются и освобождаются от должности президентом страны по согласованию с премьером. Но это лишь формальность. На самом деле министры давно научились обходить данную норму. В результате наши «бессменные» ответсеки, которые должны обеспечивать преемственность в работе аппаратов и проводить госзакупки, меняются даже чаще, чем сами министры. Точных цифр у меня нет, но в среднем примерное соотношение – один к одному. Это первое.

Второе. Многие предприятия квазигосударственного сектора, которые отвечают за функционирование отраслей (нефтегазовые, транспортные и т.д.), министерствам напрямую не подчиняются. Они находятся в фонде «Самрук-Казына», и только от авторитета самого министра зависит, сможет ли он добиться от них того или иного решения.

В-третьих, у нас существуют ограничения по командному принципу работы, но опять-таки формально. Вот уже много лет мы боремся с тем, чтобы министры не таскали за собой свои команды (заместителей, финансистов, советников и т.д.), поскольку это сильно влияет на уровень непотизма в системе. Но, с другой стороны, командный принцип работы обеспечивает более высокую степень управляемости, поскольку министрам легче контролировать деятельность аппарата, когда за те или иные участки «отвечают» проверенные кадры. А потому они эти ограничения просто игнорируют, причем открыто…

К примеру, недавно был арестован вице-министр энергетики Гани Садибеков, который работал с Канатом Бозумбаевым в акиматах Жамбылской и Павлодарской областей, а затем перешел вместе с ним в министерство. Это говорит о том, что министры спокойно продолжают назначать своими заместителями людей с предыдущих мест работы. Тот же Умирзак Шукеев сейчас активно заполняет все ключевые позиции в Минсельхозе своими кадрами из «Самрук-Казына», хотя многие из них в аграрной сфере никогда не работали.

В-четвертых, нельзя забывать, что большинство наших министерств возникло в результате многочисленных реорганизаций, когда в один аппарат сливались сразу несколько подразделений и самых разных полномочий. Зачастую даже сами министры не знают, что входит в их компетенцию, не говоря уже о том, чтобы эффективно управлять этой сборной солянкой.

Чем больше – тем хуже

– Раз уж мы заговорили о реорганизации министерств, объясните, почему все реформы правительства сводятся именно к ней? Эта наша фишка? Какой вообще толк от бесконечных пертурбаций?

– Все просто. Допустим, не понравилось новому назначенцу название его министерства, вот он и решил сменить его на другое. Ведь каждому новому руководителю хочется что-то передвинуть, переделать, переименовать в своем ведомстве. Хотя в данном случае это уже не просто переименование, а полноценное преобразование со всеми вытекающими из этого последствиями…

Чем это чревато, можно увидеть на примере Комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей, который был образован при Министерстве национальной экономики путем слияния сразу трех агентств. Заметьте, проблемы последних никуда не делись, они просто сконцентрировались в объединенном комитете. Однако если раньше их решали три ответсека, девять замов и энное количество начальников управлений, то сейчас за них отвечают всего три зама и несколько управлений. То есть объемы работы сохранились, а уровень компетенции резко снизился.

– Разве у каждой сферы не должен быть свой прямой куратор? Может, из-за несоблюдения этого принципа и возник весь этот беспорядок?

– Давайте посмотрим. Сферу молодежной политики можно отнести и к Министерству труда, и к Министерству образования, и к министерству, отвечающему за политические реформы. Финансовая полиция может существовать как самостоятельно, так и при МВД (как раньше ОБХСС), и при КНБ, а может вообще уйти в Минфин. Оборонную промышленность можно прикрепить как к Министерству обороны, так и к Министерству индустрии. Бюджет может верстаться как в Минфине, так и в Минэкономики.

Иначе говоря, любой департамент способен прижиться в любом ведомстве. Все зависит от того, кто лучше пролоббирует. К примеру, в марте его для себя отбил один министр, в октябре – другой, зимой – третий, а летом пришел новый министр, которому не понравились эти полномочия, и он сам начал от них избавляться.

Если провести соответствующий анализ, то выяснится, что почти в каждом министерстве собрано по три, четыре, а то и больше кочующих подразделений. Разумеется, они и дальше продолжат скитаться из ведомства в ведомство, нигде подолгу не задерживаясь и не успевая даже привыкнуть к новым полномочиям. Мне кажется, этот процесс обречен быть вечным. У нас даже квартала не было, когда бы что-нибудь да не реорганизовывалось. Если вы заглянете в базу постановлений правительства, то увидите, что функции отдельных министерств менялись чуть ли не по 10-15 раз за год.

Я этой проблемой занимаюсь много лет и до сих пор не могу найти данные по отдельным ведомствам. Порой доходит до абсурда. К примеру, в 1990-м создали Госкомиссию по ЧС, но в указе это прописать забыли. И вот в таком виде она проработала целых пять лет – вплоть до преобразования в комитет в 1995 году. И это, поверьте мне, не самый вопиющий случай в нашей аппаратной истории.

– А чем опасны столь частые реорганизации?

– Любая реорганизация парализует работу ведомства, как минимум, на два месяца – пока выйдет указ президента, потом постановление правительства о полномочиях нового министерства, затем в соответствии с ними надо будет утвердить новую структуру, штатную численность и штатное расписание, после этого начнутся кадровые назначения и переоформление бюджетных программ... То есть, само министерство как бы существует, однако профильными вопросами оно долгое время не занимается. А если учесть, что у нас любят преобразовывать, перетасовывать и переименовывать, то неудивительно, что солидную часть времени министерства проводят в замороженном состоянии.

Если проследить историю наших министерств, то выяснится, что только два из них остаются с неизменными названиями – это Министерство финансов (с 1920-го) и Министерство иностранных дел (с 1944-го). Все остальные реорганизовывались многократно… Покойный Нурболат Масанов однажды подарил мне справочник, где были указаны все министерства США, созданные за 200 лет существования этого государства. Их список – с именами министров – уместился всего на пяти-шести страницах. А у нас в этот объем можно втиснуть лишь двухгодичный период реорганизаций правительства. Если же мы начнем готовить полный справочник всех преобразований, то эта работа может занять, как минимум, год…

Лучшая защита – инерция

– Как часто министры подвергаются внешнему прессингу?

– Каждая сфера находится под влиянием определенных кланов, с которыми министрам приходится постоянно искать компромисс. Взять те же силовые структуры или субъекты квазигосударственного сектора, которые не подпадают под прямое регулирование, но с которыми нужно договариваться. В обмен на передачу определенных полномочий они, к примеру, могут потребовать назначить своих людей на должности руководителей соответствующих подразделений. Самое интересное, что министры потом меняются, а договоренности или, проще говоря, хвосты, остаются...

То есть, какой бы сильный руководитель ни пришел на должность министра, безболезненно изменить положение дел он уже не сможет, потому как сам встроен в «пищевую цепочку», либо наличие определенных интересов будет блокировать все его попытки провести реформу. Так как уничтожить такое слияние с криминалом не удается, остается брать под контроль его доходную часть.

Вспомните, сколько силовиков из разных ведомств было арестовано в рамках «Хоргосского дела». Причем до сих пор есть вопросы по формулировке тех или иных приговоров. Это говорит о том, что в подобные схемы вовлекается большое количество ведомств, групп и чиновников, от которых зависит общая ситуация в госаппарате.

Усилившаяся борьба с коррупцией и клановые войны начисто выбили из госаппарата настрой на принятие решений. Ведь понятно, что любое из них таит в себе массу интересов и может нести коррупционную составляющую. Поэтому очень многие чиновники просто стараются ничего не делать. Вообще! Получается, что людей, которые могут принимать решения, у нас полно, но тех, кто берет на себя ответственность за них – единицы.

Как правило, самые критикуемые чиновники – это как раз те, у кого есть этот настрой, кто умеет заставить людей работать и добиваться результатов. Однако все их инициативы оборачиваются информационными войнами. Такой вот парадокс. А потому в массе своей аппарат без политических санкций на высшем уровне даже по маленькому решению ничего сделать не в состоянии.

Конечно, каждое министерство следует рассматривать в индивидуальном порядке, но у всех у них одинаковый набор проблем – как я уже говорил, связаны они с кадровым составом, реорганизацией, личной компетенцией министров, зависимостью от теневых структур управления и даже серого бизнеса. Последнее особенно касается силовых ведомств...

– Можно ли в наших условиях добиться идеальной структуры правительства? Если да, то какой вы ее видите?

- Думаю, что какой-то идеальной структуры добиться невозможно. Казахстан ищет ее с 1991 года, то есть с момента обретения независимости, но судя по тому, что с приходом каждого нового премьера, вице-премьера или министра появляется очередной указ о реорганизации правительства, поиски еще продолжаются. Этот как раз тот случай, когда процесс идет ради процесса, а не ради какого-то результата.

Сформулировать некоторые представления об идеале, конечно, можно. Но у каждого министра, вице-премьера, премьера и работника АП будет свое мнение по этому поводу, и все пойдет по новому кругу. Единственный способ остановить этот процесс – усложнить процедуру реорганизации самих министерств. Как это сделать? Необходимо внести в Конституцию список министерств, как это было в СССР (хотя и соблюдалось не очень строго) или в США.

Можно еще попробовать ввести норму о том, чтобы процедура преобразования министерств проходила одобрение в парламенте. Но ведь и ее превратят в простую формальность. За примерами далеко ходить не надо. Согласно последним конституционным изменениям, парламент должен утверждать кандидатуры вице-премьеров и отдельных министров. Однако при назначении вице-премьеров Умирзака Шукеева, Аскара Жумагалиева, Ерболата Досаева эта процедура почему-то не использовалась. Я склонен считать, что о ней попросту забыли, иначе какой смысл игнорировать то, что сами же инициировали.

Нашему госаппарату присуща очень сильная инерция. Вот создали министерства, все расселись по своим кабинетам, настроили процесс – и никому нет дела ни до конкурентоспособности, ни до прорывных проектов, ни до госпрограмм… К тому же от последних одни лишь проблемы в виде многочисленных уголовных дел. Никто не хочет подставляться, все боятся получить по башке за то, что хотят провести реформы по «улучшению жизни»…

В таких условиях единственным вариантом остается частая смена руководителей, которые хотя бы первое время будут стараться достичь каких-то хороших результатов, чтобы показать президенту и обществу, что они достойны высоких постов. Если же министр проработал 3-4-5 лет, то смысла в его дальнейшем пребывании на этой должности уже нет, потому как он явно ничего не хочет и ни к чему не стремится.

Менять можно всех!

– Сейчас все находятся в ожидании кадровых перестановок. Как считаете, каких министров или министерств это коснется?

– Наших министров можно разделить на две группы. Первые просто исполняют обязанности, но при этом не могут или не хотят добиваться каких-то результатов и совершать прорывы в своей деятельности. Вот их можно смело менять. Другие вроде пытаются что-то делать, но в силу этого оказываются под градом критики. Скорее всего, последних и коснутся перестановки.

Хотя есть сферы, к примеру, то же образование, где приход нового министра лишь усугубит положение. Дело в том, что каждый очередной глава ведомства пытается реализовать свое видение решения проблем. В результате новые реформы накладываются на старые, которые уже прописаны в указах, законах, программах, и их нельзя отменить. Что из этого получилось, мы все прекрасно видим. Что с этим делать – не знает никто.

А вообще, практически всех министров можно поменять. Но вопрос в том, будет ли от этого эффект? Лично у меня на сей счет есть большие сомнения.

К примеру, в том же МВД есть подразделения, которые буквально вопиют о проблемах. Но способен ли новый министр решить их? Будет ли он работать лучше, чем предшественник? Ведь проблема не в конкретном человеке, а в самой системе, которая уже достигла предела своих возможностей. Она вышла на свой потолок – 15 процентов раскрываемости преступлений – и уже физически не сможет прыгнуть выше. Хотя понятно, что это очень низкий показатель. В советское время он, бывало, достигал 90 процентов...

Отставка Касымова и психологически, и политически, возможно, уже назрела, но давайте посмотрим на список потенциальных его сменщиков. Это либо люди из самого МВД, у которых такие же показатели, как и у системы в целом, либо люди со стороны, которым нужно время, чтобы вникнуть в процесс. Причем похожая ситуация наблюдается и во всех остальных сферах. Хотя есть, конечно, исключения из правила, когда министры-непрофессионалы достигали хороших результатов. К примеру, Ерболат Досаев, попав в Минздрав, сумел провести там неплохую реорганизацию.

Понятно, что также назрели отставки многих других руководителей, в том числе председателя Нацбанка и самого главы правительства. Смысла в их пребывании на этих должностях фактически уже нет. Но если на кресло премьера еще найдутся претенденты, то по работе финрегулятора мы видим, что добиться хоть каких-то результатов сложно. Слишком много в этой системе интересов.

Простые тому примеры. Недавно Нацбанк отстранил руководство Нефтяной страховой компании, однако ни та, ни другая из сторон никак это не прокомментировали. Рейтинговые агентства понижают рейтинги нашим банкам – снова тишина. Ситуация в пенсионной системе уже изуверская, но ответственные чиновники продолжают придерживаться политики молчания. И при всем при этом они считаются «эффективными управленцами» и «гениальными стратегами»...

В нашем случае, конечно, как в том анекдоте, надо менять всю систему. Правда, людей, способных что-то изменить, причем не в интересах каких-то групп, а в интересах дела, в стране практически не осталось.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692628 Данияр Ашимбаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter