Всего новостей: 2550207, выбрано 5 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Абашидзе Зураб в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 18 января 2017 > № 2058897 Зураб Абашидзе

Зураб Абашидзе: "Мы хотим максимально способствовать стабилизации ситуации на Южном Кавказе"

Как сообщили накануне в МИД России, новая встреча замминистра иностранных дел Григорий Карасина и спецпредставителя премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Россией Зураба Абашидзе состоится уже в феврале. Традиционным местом встречи станет Прага. В преддверии очередного раунда неформальных переговоров между двумя странами "Вестник Кавказа" побеседовал с Зурабом Абашидзе о ее повестке.

- Зураб Ираклиевич, какой будет повестка дня февральской встречи с Григорием Карасиным в Праге?

- Тематика наших переговоров уже устоялась, повестка дня будет стандартная. Традиционно мы обсуждаем развитие торгово-экономических связей, транспортные отношения, некоторые гуманитарные вопросы. Все это практические сферы нашего взаимодействия с Россией и связанная с ними проблематика, и на этот раз мы продолжим разговор вокруг этих проблем.

- Как Грузия оценивает эффективность формата встреч Карасин-Абашидзе?

- В первую очередь хотел бы отметить, что в основном формате переговоров – Женевских дискуссиях, где участвуют представители международных организаций – нет ни прогресса, ни какой-либо позитивной динамики, и нас это очень беспокоит. Несмотря на это, мы продолжаем двусторонний диалог, стараемся создать определенный фон для того, чтобы на некотором этапе продвинуться в отношении сложных проблем.

Что же касается нашего формата Карасин-Абашидзе, то здесь мы придерживаемся философии маленьких шагов. Опираясь на такую философию, мы продвинулись вперед в плане восстановления торговли с 2012 года: сейчас у нас каких-либо ограничений в торговле с Россией нет. Также восстановлены транспортные коммуникации. В 2016 году в Грузии побывало рекордное число российских туристов – около миллиона человек. И сейчас, в этот самый момент, российские туристы едут в Грузию и отдыхают здесь, думаю, этот год будет еще лучше для нашей туристической отрасли.

Таким образом, ситуация в наших отношениях противоречивая: есть определенные подвижки в конкретных направлениях, но в плане решения наиболее сложных вопросов, которые больше всего нас беспокоят, связанные с проблемами территориальной целостности и суверенитетом Грузии, подвижек нет.

- Намерены ли грузинские власти продолжить пражский формат в дальнейшем?

- Безусловно. Мы намерены продолжать диалог, в том числе по самым сложным вопросам. С нашей стороны есть и готовность к этому, и политическая воля, и мы надеемся, что с российской стороны тоже будет такая готовность. Нам уже удалось решить вопросы с теми семью гражданами Грузии, которые отбывали срок по обвинению в шпионаже на территории России, благодаря пражскому формату. Я хотел бы подчеркнуть, что для нас очень важно способствовать укреплению стабильности и мира в регионе, когда вокруг происходит столько тревожных событий и процессов. Мы хотим максимально способствовать стабилизации ситуации на Южном Кавказе.

Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 18 января 2017 > № 2058897 Зураб Абашидзе


Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 15 сентября 2016 > № 1900212 Зураб Абашидзе

Зураб Абашидзе: "Мы готовы решать конфликтные вопросы"

Официальный диалог между Россией и Грузией по экономическим и гуманитарным вопросам будет продолжен вскоре после завершения парламентских выборов в республике. Об этом, а также в целом о состоянии российско-грузинских контактов "Вестнику Кавказа" рассказал спецпредставитель премьер-министра Грузии по взаимодействию с Россией Зураб Абашидзе.

- Зураб Ираклиевич, в первую очередь, когда состоится ваша следующая встреча с замглавы МИД России Григорием Карасиным?

- Наиболее вероятно, что это произойдет в середине или же во второй половине октября.

- Какие вопросы предполагается обсуждать на новой встрече?

- Тематика наших встреч традиционно связана с торгово-экономическими связями, транспортными коммуникациями, туризмом и гуманитарными вопросами. Мы всегда беседуем по такой практической повестке дня, и на следующей встрече, я думаю, обсуждение будет вестись именно вокруг этих вопросов.

- На какой стадии, по вашей оценке, сейчас находятся отношения России и Грузии?

- По упомянутым выше направлениям – торговля, в определенной степени бизнес, транспортные коммуникации – отношения восстановлены. В этом году Грузию посетило значительное количество российских туристов, и до конца года, по прогнозам, их будет еще больше. Визовый режим с российской стороны облегчен, а для граждан России визы в Грузию не нужны с 2011 года. Это конкретные практические достижения нашего диалога. Что касается самых сложных вопросов, которые обсуждаются на Женевских консультациях, там никакого продвижения вперед нет. Несмотря на отсутствие прогресса, сам формат крайне важен, и в начале октября состоится очередная женевская встреча.

- Насколько за четыре года вашей работы со спецпредставителем по связям с Россией изменились отношения между обществами двух стран?

- Я думаю, что в целом градус напряженности спал, уменьшилась возможность возобновления военного конфликта, хотя, к сожалению, все еще происходят инциденты вблизи Абхазии и Цхинвальского региона (грузинское название Южной Осетии – прим. ред.). Эти казалось бы незначительные инциденты могут вызвать такие процессы, которые будет сложно остановить потом: регион у нас сложный, необходимо проявлять очень большую осторожность и бдительность. На это мы постоянно обращаем внимание и наших российских партнеров, и наших западных коллег. Нам нужно продвигаться вперед и решать вопросы, связанные с людьми, которые там живут.

- Стоит ли России ожидать каких-либо изменений в поведении Грузии после грядущих парламентских выборов в республике?

- У Грузии конструктивный, прагматичный подход, и мы готовы и дальше продолжить диалог, консультации, как в Женеве, так и в Праге, в нашем формате Карасин-Абашидзе. Более того, мы готовы предпринимать новые шаги, идти дальше и решать проблемы, связанные со всеми конфликтными вопросами, о которых я говорил. Конечно, дипломатических отношений нет, их восстановления не предвидится, но мы стараемся выйти из тупика и найти общие точки соприкосновения там, где это возможно.

Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 15 сентября 2016 > № 1900212 Зураб Абашидзе


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newsgeorgia.ru, 3 марта 2016 > № 1674336 Зураб Абашидзе

Абашидзе: Россия должна стать примером разрешения конфликтов

В настоящее время диалог между странами поддерживается в рамках Женевских дискуссий, а также регулярных встреч в Праге двух дипломатов - спецпредставителя грузинского премьера по урегулированию отношений с Россией Зураба Абашидзе и заместителя главы МИД России Григория Карасина.

О прогрессе, сложностях и перспективах двусторонних отношений между Грузией и Россией Абашидзе рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik.

Sputnik: Намечается Ваша очередная встреча с господином Карасиным, известна ли уже дата?

Зураб Абашидзе: Встреча состоится в середине марта, скорее всего 15-16 числа.

— Что планируется обсудить на этот раз?

— У нас есть свой мандат, довольно четкий, конкретный. По этой повестке дня мы и идем: торгово-экономические связи, транспортные дела и гуманитарные вопросы.

- Каких результатов ожидает грузинская сторона от предстоящей встречи?

— У нас такая философия: мы по этим конкретным направлениям стараемся идти маленькими шагами. У нас нет дипотношений и полноценных посольств, поэтому от одной встречи до следующей накапливается довольно много вопросов разного характера: организационные, технические, ну в том числе и политические, которые надо решать. Вопросы из тех областей, которые я вам поведал. Поэтому есть вопросы, которые нужно разрешить и пойти дальше.

- Затронете ли Вы тему грузинских граждан, осужденных в России за шпионаж?

— Да-да. У нас есть принципиальное согласие насчет этого. Мы довольно серьезно в этом плане продвинемся. Вообще, есть вроде бы обоюдное желание поскорее закрыть эту тему полностью. Мы со своей стороны сделаем все от нас зависящее, и я надеюсь, что в этом плане я приеду уже с конкретными результатами.

- Это означает освобождение всех заключенных?

— Да.

- Что насчет деталей: сколько их, когда они могут быть освобождены?

— Сроки от нас не зависят. Что касается количества, мы говорим несколько. Есть какие-то нюансы. Поскольку дело касается конкретных людей, это особенно не пиарится.

- Как известно, ожидается отмена Россией визового режима для грузинских граждан. Как проходят переговоры, и когда ждать отмены виз?

— Мы эту тему обсуждали на предыдущих встречах (с Карасиным), летом прошлого года нам было известно, что Россия собирается предпринять такой шаг. С нашей стороны это приветствовалось. Потом в конце 2015 года, в декабре месяце, президент России сказал, что стоит вопрос о полной отмене виз. Через некоторое время, конкретно 23 декабря, был задействован новый, облегченный режим выдачи виз грузинским гражданам. На самом деле, это значительно облегчает процедуру получения виз разного типа. Поскольку пока прошло еще немного времени, мы посмотрим, как эта новая система работает и поинтересуемся, что же дальше, на самом ли деле Россия на последующем этапе планирует отмену виз. Вы знаете, что Грузия еще в 2011 году начала снимать все визовые ограничения для российских граждан.

- Облегченный визовый режим коснулся граждан Грузии, у которых есть родные, близкие или знакомые в России. Что делать людям, желающим посетить Россию в туристических целях?

— Пока, насколько мне известно, о российских туристических визах для граждан Грузии речь не идет. Между тем, граждане России могут приезжать без проблем. Мы в прошлом году еще больше облегчили условия пребывания российских граждан здесь. Если раньше они могли три месяца находиться без визового требования, теперь они могут здесь находиться в течение года. Что касается туристических виз для наших граждан в Россию — пока этого нет.

- Может ли заявление главы МИД России Сергея Лаврова об угрозе в Панкисском ущелье Грузии затормозить процесс отмены визового режима?

— В Панкисском ущелье абсолютно ничего не происходит. Туда ездят туристы, там постоянно бывают наши официальные лица. Я там был несколько раз. Там ситуация такая, как и в других регионах, те же трудности. Да, на самом деле несколько человек оттуда уехали и, по разным сведениям, они находятся в Сирии, на Ближнем Востоке. У нас принят закон: если по возвращению будет установлено, что эти лица участвовали в каких-то террористических акциях и были членами террористических организаций, то против них будет возбуждено уголовное дело, и такой случай уже был. Так что, я думаю, не совсем правильно создавать из Панкисского ущелья какой-то миф об угрозе. Этого нет. Наши силовые структуры там полностью контролируют ситуацию. И не только силовые структуры, но и в целом правительство.

- Первые лица России неоднократно заявляли о готовности встречи с грузинскими коллегами. В Грузии от такой возможности не отказывались, но и не соглашались. Вообще, насколько целесообразна такая встреча на данном этапе грузино-российских отношений?

— Размышления общего плана, что такую встречу следовало бы провести мы слышали с российской стороны. И с нашей стороны мы подтверждали готовность, говорили, что это было бы целесообразно. Однако для того, чтобы встреча была результативной, чтобы продвинуться вперед хотя бы на небольшой шаг по тем вопросам, которые нас беспокоят — это вопросы, связанные с территориальной целостностью, конфликтными регионами — надо провести очень тщательную подготовительную работу и быть уверенными, что будет результат. У нас есть форматы — мы встречаемся и в Праге, и в Женеве, но встреча первых лиц, конечно, должна дать какой-то результат по самым сложным вопросам. Мы не настроены так, что на одной встрече все разрешится, безусловно, это нереалистично. Хотя готовность к тому, чтобы хоть как-то продвинуться вперед, должна там реализоваться.

- Стоит затрагивать вопрос восстановления дипломатических отношений?

— Сложно говорить об этом, пока нарушена территориальная целостность. Мы не говорим, что этого никогда не будет. Мы говорим, что, если начнется процесс урегулирования самых сложных вопросов, если наметится существенный прогресс, на каком-то этапе этот вопрос появится в повестке дня, но не в начале… Это логичный подход, и наши российские коллеги, в принципе, понимают нас в этом плане.

- В отношениях Грузии и России торговля — та сфера, которая относительно ровно развивается в последние годы. Что еще Грузия может предложить России и наоборот?

— В принципе, ограничения на наш экспорт остались небольшие. Торговля идет без особых проблем. Она снизилась с учетом трудностей, которые связаны с экономическим положением в России, и не только в России, но экспорт идет. И российский импорт в Грузии есть, даже наблюдается небольшое увеличение. Мы поставляем в Россию качественное вино — очень тщательно проверяется, так что, в принципе, фальсификация практически исключена. В прошлом году большое количество цитрусов было экспортировано в Россию. Работаем мы и по другим направлениям, у соответствующих ведомств есть контакты.

Что касается других бизнес-контактов, обсуждается вопрос проведения встречи на уровне торговых палат. Они могут состояться осенью в Тбилиси. Конкретно я пока не могу назвать дату, попозже, наверное, через несколько месяцев будем знать более конкретно… Сейчас над этим идет работа, они контактируют между собой.

Грузия может быть интересна для российского бизнеса в том плане, что у нас режим свободной торговли с Евросоюзом. Раньше на это смотрели с некоторым подозрением, сейчас выясняется, что ничего плохого в этом ни для кого нет. И для российского бизнеса грузинская площадка могла бы быть интересной для выхода на европейский рынок. Другие страны уже начали работать в этом плане. А для российского бизнеса, российских инвестиций, как и для других стран, у нас очень хорошие условия: инвестиционный климат и, в целом, хороший природный климат.

- Какой должен быть следующий шаг в процессе налаживания отношений с Россией?

— Мы говорим так, что, если у России есть желание и готовность к тому, чтобы продвинуться дальше, чтобы показать мировому сообществу пример разрешения конфликтных проблем с соседним государством, то мы на это готовы. С нашей стороны такая готовность есть, с российской стороны мы ее не видим. По практическим направлениям — торговля, экономика — в этом плане мы взаимодействуем, но по сложным вопросам, к сожалению, продвижения нет. А в Женеве, где обсуждаются проблемы безопасности, гуманитарные проблемы, там прогресса нет, а это самый важный формат.

Сам факт, что этот формат сохраняется, и там обсуждается поиск путей выхода из этого тупикового положения, очень важно. Однако нам хотелось бы видеть серьезное продвижение вперед. И прежде всего мы должны увидеть это в Женеве.

Мы готовы показать миру, что Россия — огромная страна и большой сосед — нашла общий язык и новые формулы.

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newsgeorgia.ru, 3 марта 2016 > № 1674336 Зураб Абашидзе


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newsgeorgia.ru, 7 августа 2015 > № 1452744 Зураб Абашидзе

Зураб Абашидзе: Улучшение отношений — это двустороннее движение

Об итогах пражских переговоров, основных проблемах для выхода из российско-грузинского политического кризиса, общих интересах в сфере экономики и безопасности, а также о влиянии украинского вопроса на отношения Москвы и Тбилиси читателям РСМД рассказал Зураб Абашидзе.

ТБИЛИСИ, 7 авг — Sputnik. 30 июля 2015 года Грузия присоединилась к санкциям Евросоюза против России со ссылкой на декларацию Еврокомиссии "О присоединении к ограничительным мерам из-за ситуации вокруг Крыма и Севастополя". Двумя неделями ранее в Праге состоялась встреча спецпредставителя премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Россией Зураба Абашидзе и заместителя главы МИД РФ Григория Карасина.

Об итогах пражских переговоров, основных проблемах для выхода из российско-грузинского политического кризиса, общих интересах в сфере экономики и безопасности, а также о влиянии украинского вопроса на отношения Москвы и Тбилиси читателям РСМД рассказал Зураб Абашидзе. Интервью подготовлено блогером РСМД Лейлой Мачавариани.

15 июля 2015 года в Праге состоялась Ваша очередная встреча с заместителем Министра иностранных дел Российской Федерации Григорием Карасиным. Каковы ее основные итоги?

Как известно, пражский формат двустороннего грузино-российского диалога был создан в 2012 году для рассмотрения практических вопросов в области торгово-экономических связей, транспортных коммуникаций и некоторых гуманитарных вопросов. По данной повестке грузинская и российская стороны сделали шаги для восстановления торговых связей, авиационного сообщения, автомобильных перевозок, включая пассажирские и грузовые. Отдельно были рассмотрены вопросы, связанные с грузинскими гражданами, которые обвинены в шпионаже и отбывают наказание в России. Из этого следует, что во время встреч речь идет о конкретных вопросах.

Встреча 15 июля 2015 года была сопряжена с серьезными сложностями, поскольку 10 июля в двух грузинских селах, которые находятся вблизи оккупационной линии, были установлены т.н. "пограничные" знаки в Цхинвальском регионе (Южной Осетии), что вызвало возмущение в грузинском обществе. В связи с этим были сделаны резкие заявления как со стороны отдельных государств, так и международных организаций.

В Тбилиси данный шаг оценили как грубое нарушение суверенитета и территориальной целостности Грузии, а также элементарных прав человека. При этом отмечалось, что подобные провокации могут привести к очень серьезным последствиям в регионе в целом.

В таком регионе как Южный Кавказ, нужно быть предельно осторожным, чтобы не спровоцировать неуправляемые процессы, что я упоминал на последней встрече в Праге.

Проблемы, связанные с Абхазией, с Цхинвальском регионом (Южной Осетией) — тема для обсуждения женевских международных консультаций, однако я никак не мог обойти стороной данный вопрос, который был наиболее острой темой встречи 15 июля.

Данная ситуация создала очень отрицательный фон для встречи: было много критики со стороны наших оппонентов, в том плане, что проводить встречу для обсуждения торгово-экономических и транспортных вопросов не правомерно, когда подобное происходит недалеко от столицы Грузии.

В Праге мною было сказано, что грузинская сторона использует все международные каналы и связи, чтобы донести информацию до стран-партнеров Грузии, до международных институтов. Грузия собирается задействовать все дипломатические возможности и никак не планирует смириться с этим положением.

В ходе встречи также были рассмотрены вопросы, связанные с нашей основной повесткой дня. После восстановления торговых связей в 2013-2014 годах торговля между Россией и Грузией развивалась позитивно: увеличился как экспорт, так и импорт. В 2014 году торговый оборот достиг порядка 850 млн долларов, грузинский экспорт в Россию составил порядка 275 млн долларов. В конце 2014 года наметился спад в силу экономических и финансовых проблем в России, которые наложили свой отпечаток на торговые связи. Значительно снизился экспорт грузинской продукции в Россию, в частности винной продукции на 48%. Другая картина в таких областях, как транспорт, автомобильное сообщение и грузоперевозки; количество российских туристов по сравнению с прошлым годом увеличилось на 12-13%.

Был обсужден вопрос, связанный с имплементацией межправительственного договора 2011 г. по таможенному мониторингу. Достигнута договорённость о проведении трёхсторонней встречи (Грузия, Россия, Швейцария) в августе-сентябре 2015 г. для вступления в силу этого договора.

Мы обсудили и темы организационно-технического характера: соответствующие грузинские ведомства заинтересованы в том, чтобы новые товары поступили на российский рынок. У некоторых грузинских компаний существуют трудности в получении лицензий, виз, разрешений, о чем мы и поговорили в Праге.

В свою очередь, российская сторона подтвердила, что рассматривается вопрос либерализации визового режима для определенных категорий граждан Грузии. В этом контексте хочу напомнить, что гражданам России для посещения Грузии виза не нужна. В этом плане в Грузии очень либеральный режим для соседей и других стран мира.

Встреча в Праге впервые прошла в расширенном формате с участием помощника Министра транспорта Российской Федерации и руководителя Агентства наземного транспорта Грузии. Не планируется ли в дальнейшем формат, предполагающий сотрудничество данных ведомств напрямую?

Прямые контакты между разными ведомствами существуют при содействии швейцарской стороны, взаимодействуют и соответствующие агентства министерства экономики.

Поскольку в основном на пражских встречах рассматриваются практические вопросы, участие в диалоге отдельных специалистов правомерно и логично. Эксперты более квалифицированно говорят о специфических проблемах, в том числе из области транспортного сообщения.

Несмотря на то, что отношения Грузии и России полностью не восстановлены, межстрановые контакты не прерываются. Какие, на Ваш взгляд, самые перспективные сферы для двустороннего развития?

Торгово-экономические связи — огромное направление, где может быть множество идей и предложений. Приведенный ранее показатель товарооборота между Россией и Грузией (850 млн долларов) достаточно хороший, но в действительности это очень скромная цифра. В 2015 году Россия с третьего места торговых партнеров Грузии перешла на пятое место.

В целом у грузинской стороны следующий подход: Грузия подписала в 2014 году Соглашение об ассоциации с Евросоюзом и в его рамках Договор о всеобъемлющей зоне свободной торговли (DSFTA) между Грузией и ЕС. Вместе с тем грузинская сторона считает возможным сохранить нормальные торговые связи со всеми соседними государствами и странами других регионов, и иметь, по возможности, комфортный торговый режим со всеми. Дверь в плане связей между предпринимателями и различными организациями приоткрыта. Насколько они качественно воспользуются этими возможностями, покажет будущее.

Представители России и Грузии, а также экспертное сообщество говорят о том, что, в первую очередь, необходимо развивать экономические контакты между государствами. Насколько вероятно, что в Грузии для российских инвесторов будет организован бизнес-форум на примере мероприятий, которые Грузия проводит для международных инвесторов?

Российские компании довольно комфортно чувствуют себя на грузинском рынке, около 200 российских компаний оперируют в Грузии. Кстати, когда у власти находилось Единое национальное движение (с 2004 по 2012 год), многие стратегические объекты в Грузии были приобретены российским компаниями. Нынешнее правительство также заинтересовано, чтобы российские инвесторы законно работали в Грузии.

Возвращаясь к начальной теме, стоит отметить, что если не будет соответствующего политического фона, развивать связи только в одном практическом направлении будет все сложнее. Есть проблемы, котрые сильно мешают всему.

Когда был начат пражский диалог, было сказано, что маленькими шагами и с конструктивными подходом будем идти вперед. Грузинская сторона сделала многое, чтобы создать конструктивный дух и попытаться найти решения многим сложнейшим проблемам в наших отношениях. Что касается российских действий, то нам непонятно, зачем России надо было подписывать т.н. новые интеграционные соглашения с Абхазией и Цхинвальским регионом (Южной Осетией). Российская сторона говорит, что ничего нового в данных т.н. соглашениях нет. Тогда непонятно зачем надо было портить неплохое начало. С другой стороны, когда мы смотрим на реальность, исходя из этих т.н. соглашений, мы видим, что там много нового, что очень серьезно меняет ситуацию в регионе в целом. В Тбилиси эти т.н. соглашения оценили как шаг в сторону де-факто аннексии грузинских регионов.

Год назад российские коллеги говорили, что процесс так называемой бордеризации[1] завершен, однако 10 июля вновь появились признаки того, что он начинается заново. Все это создает дополнительные острые проблемы для развития сложнейших грузино-российских отношений.

Украинский кризис значительно изменил матрицу внешнеполитических контактов России. Однако он не помешал процессу российско-грузинского политического урегулирования. В частности, один из форматов двустороннего диалога стала линия Карасин-Абашидзе. С чем связана такая в целом благожелательная позиция грузинских властей в такой непростой внешнеполитической обстановке?

Грузинская сторона старается пока не использовать такие термины, как "урегулирование" отношений, "благожелательный подход", так как все это пока не соответствует реальности. Когда страны не имеют межгосударственных отношений, дипломатических связей, говорить об урегулировании отношений не приходится. Речь идет о попытках выхода из тупикового положения. Когда мы говорим о тупике, подразумевается, что признав в 2008 году Абхазию и Цхинвальский регион (Южную Осетию) независимыми государствами, Россия создала заколдованный круг в правовом смысле, откуда никто не знает, как выйти. Россия обратно забрать свое решение не собирается, а Грузия с этим смириться никогда не сможет. Пока выхода из этого тупика не видно. В этой ситуации говорить о восстановлении дипотношений не приходится. Поэтому, к сожалению, мы используем другие термины для описания сегодняшнего состояния дел в наших взаимоотношениях. Вместе с тем следует помнить, что в Грузии действует Закон об оккупированных территориях.

С грузинской стороны есть желание шаг за шагом вывести ситуацию в нормальное русло, но, к сожалению, мы все время наталкиваемся на проблемы.

Россия и Грузия восстановили элементарный минимум, который должен существовать между соседними государствами, какими бы отношения не были. Трудно назвать страну, с которой Россия не имела бы в той или иной форме коммуникации, диалога или взаимодействия, тем более, когда речь идет о соседних государствах. Несмотря на известные огромные сложности, Украина имеет торговые связи с Россией, не прерваны дипотношения, из Киева в Москву летают регулярные рейсы. Данный минимум Грузия себе тоже позволила.

Касательно ситуации в Украине, Грузия однозначно поддерживает территориальную целостность и суверенитет Украины и старается оказать посильную помощь близкому нам народу.

Изменил ли украинский кризис восприятие южноосетинского и абхазского вопросов в Грузии?

У кого-то изменил, у кого-то укрепил ранее сложившееся видение. В общем, драматические события, которые развернулись в Украине, напоминают нам то, что происходило в 2008 году и ранее, в 1990-ые годы, в Грузии.

В начале лета 2015 года власти Грузии задержали двоюродного брата одного из лидеров "Исламского государства" в ходе спецоперации в Панкисском ущелье. Как известно, политический ислам — общая угроза как для России, так и для Грузии. Не планируется ли сотрудничество российских и грузинских спецслужб для совместной борьбы с данной проблемой?

Когда на горизонте такая огромная угроза, сам Бог велел думать об общих для всего цивилизованного мира усилиях против международного терроризма. В этом плане мы имеем и международные обязательства как члены ООН. Грузия активно участвует в миротворческих операциях в Афганистане, а также в Центральной Африканской республике под эгидой Евросоюза, то есть опыт у грузинских военных хороший. Во время сочинских Олимпийских игр с грузинской стороны были приняты некоторые меры для ужесточения мер безопасности. Это касалось и большего контроля на грузинской территории, и других дополнительных мер. Лично мое мнение таково: чтобы в той или иной форме налаживать сотрудничество в данном направлении, должен быть уровень доверия, а также необходимо иметь общую тенденцию решения основных проблем во взаимоотношениях.

Как Вы оцениваете роль публичной дипломатии в российско-грузинских взаимоотношениях? Имеет ли смысл укреплять и развивать российско-грузинские связи в неправительственном секторе?

Данные связи всегда осуществлялись. Не будучи чиновником, я тоже участвовал в разных встречах. В настоящее время они регулярно проходят, несколько недель назад я участвовал в двух семинарах. Грузинские и российские эксперты встречаются, организуют мероприятия при поддержке международных фондов.

Необходимо, чтобы эксперты и специалисты генерировали новые идеи, исключая излишнюю политизацию. Необходимо честное, профессиональное взаимодействие неправительственного сектора.

Можно ли ожидать изменения внешнеполитического курса Тбилиси после того, как нормализация двусторонних отношений с Россией не принесла желаемых результатов?

Об изменении европейского внешнеполитического курса Грузии речи быть не может, так как этот курс избран народом Грузии.

У нас есть четкое понимание того, что мы должны делать в вопросах внешней политики. Вместе с тем вывести из тупика взаимоотношения с Россией — предвыборное обещание коалиции "Грузинская мечта". Мы и стараемся это делать. Но улучшать отношения — это двустороннее движение.

[1] Установление заграждения (колючая проволоку и заборы) на "границе" между Цхинвльским регионом (Южной Осетией) и Грузией

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newsgeorgia.ru, 7 августа 2015 > № 1452744 Зураб Абашидзе


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 12 ноября 2012 > № 687123 Зураб Абашидзе

Представитель премьера Грузии по РФ: предлагаем Москве начать разговор

В Тбилиси уверены: пришло время налаживать диалог с Москвой. В интервью DW спецпредствавитель премьера Грузии по вопросам взаимоотношений с Россией Зураб Абашидзе рассказал о своем видении такого диалога.

Тбилиси настроен оптимистично на возобновление прямого диалога с Москвой. Свое желание налаживать двухсторонние отношения грузинские власти подчеркнули созданием нового поста специального представителя премьер-министра по вопросам урегулирования отношений с Москвой. Эту должность занял опытный дипломат 61-летний Зураб Абашидзе, который в 1993-2000 годах был послом Грузии в странах Бенелюкса, ЕС и НАТО, а в 2000-2004 годах послом в России.

DW: Каковы ваши ожидания от диалога нового правительства Грузии с Россией?

Зураб Абашидзе: Российско-грузинские отношения в тупике, особенно после войны 2008 года и признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Между странами нет дипломатических отношений. Официальный диалог осуществляется лишь через формат Женевских переговоров обсуждением вопросов по конфликтным регионам. Между тем существует масса других нерешенных проблем: вопросы региональной безопасности, торговли, гуманитарных отношений.

Россия является нашим приоритетом, и эта "холодная война" должна когда-то завершиться. Мы реалистично смотрим на вещи, понимая, что быстро нормализовать отношения не получится. И если диалог начнется, то это будет сложный разговор. Но желание такое: сохраняя женевский формат, создать новый канал коммуникаций, в рамках которых можно будет обсуждать всевозможные вопросы. Шаг за шагом создавать фактор доверия между сторонами и поэтапно выстраивать честные и прогнозируемые отношения.

- Российская сторона как-то отреагировала на ваше назначение?

- Пока мы слышали положительные реакции со стороны российских СМИ, политиков и экспертов, что тоже неплохой сигнал. Сейчас мы ждем ответа от официальной Москвы. Наша инициатива возобновления прямого диалога будет иметь значение в случае адекватной реакции с другой стороны. Если российская сторона по каким-то причинам сочтет диалог пока нецелесообразным, то и должность в некоторой степени теряет смысл. Мы настроены оптимистично, но особых иллюзий не питаем.

- Смогут ли в Москве воспринимать Тбилиси как равноправного партнера?

- Для нас вопрос так не стоит. Воспринимать нас как Китай или США никто не будет, наша весовая категория в мировых делах намного ниже. Ну и что? Конечно, Россия - огромная страна, может спокойно жить без Грузии и других стран. Грузия тоже выжила без российского газа, покровительства и рынка. Но речь же не о том, как выжить, а о том, как выстроить нормальные отношения с соседями.

Я не согласен с мнением, что мы - маленькая страна с маленьким рынком и нужны России меньше, чем она нам. У нас общие геополитические вопросы и проблемы региональной безопасности. И потом, если мы не важны, зачем держать военные базы в Абхазии и Южной Осетии, зачем нужна была война?

- В Сухуми и Цхинвали работают российские посольства, в Тбилиси - нет. Премьер Грузии подчеркнул, что восстановление дипотношений между странами находится в тесной связи с территориальной целостностью Грузии. Пойдет ли Тбилиси на открытие у себя дипмиссий России при сохранении российских посольств в Сухуми и Цхинвали?

- На данном этапе мы не рассматриваем вопрос восстановления дипотношений. Поскольку это станет легализацией с нашей стороны упомянутой вами реальности, созданной из-за признания Россией Абхазии и Южной Осетии. Сначала наладим диалог, и если он принесет позитивные результаты, займемся вопросом дипотношений. Не стоит забывать, что существуют "красные" линии как у России, так и у Грузии. Россия не готова пересматривать свое решение о признании. А для нас принципиальны вопросы территориальной целостности, суверенитета и свободы выбора в международных делах. Но пока мы дойдем до этих "красных" линий, у нас есть множество вопросов, - например, экономических, гуманитарных, - которые можно решать.

- Грузинские власти одновременно стремятся налаживать отношения с Россией и интегрироваться в НАТО. Совместимы ли эти два вектора?

- Для России НАТО - очень сильный раздражитель. Для нас НАТО - приоритет. Важно понять, сможет ли Москва услышать наши аргументы о том, почему мы хотим в НАТО, сможем ли мы сблизить наши позиции. Может у России есть аргумент, который нас убедит в необоснованности нашего стремления. Нужен честный разговор, и мы настроены на него.

- Наблюдается ли какой-либо прогресс по вопросу об открытии российского рынка для грузинской продукции?

- Когда Грузия дала зеленый свет вступлению России в ВТО, российские официальные лица на самом высоком уровне говорили, что такой шаг мог бы открыть новую страницу в наших отношениях. Думаю, для авторитета такой страны, важно, чтобы заявления выполнялись. Мяч на стороне России. Если у российской стороны не будет желания, то, безусловно, мы не сможем вернуть свой экспорт на российский рынок.

- Вы как-то сказали: "Нашей самой большой ошибкой после завоевания независимости была неправильная оценка фактора России. Это ошибка не только правительства, но и политической элиты, и общества в целом. Мы превратили конфронтацию с Россией в смертельный поединок с элементами театрализованного шоу". Оценивают ли сегодня грузинские власти российский фактор правильно?

- Да, более адекватно и реалистично. Но нужно также время, чтобы грузинское общество смогло воспринимать Россию не только негативно. Я с большим сожалением убеждаюсь в том, что новое поколение почти ничего не знает о России и не владеет русским языком. Когда я работал в Москве, то оптимистично полагал, что взаимная симпатия между народами столь велика, что политическая риторика не перейдет на бытовой уровень. Я ошибался. К сожалению, многое испорчено, но при разумной политике и поведении общества с обеих сторон можно потихонечку исправить отношения.

Автор: Беседовала Амалия Оганджанян

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 12 ноября 2012 > № 687123 Зураб Абашидзе


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter