Всего новостей: 2551234, выбрано 1 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Александров Сергей в отраслях: СМИ, ИТвсе
Александров Сергей в отраслях: СМИ, ИТвсе
США. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 30 апреля 2016 > № 1746405 Сергей Александров

В апреле американская аэрокосмическая компания SpaceX совершила прорыв в космонавтике: впервые посадила многоразовую ракету на платформу, плавающую в океане. А может ли Россия похвастать чем-то еще, кроме успешного старта обычной, в общем-то, ракеты-носителя с космодрома «Восточный»? Или, кроме «Бурана» из прошлого века, никаких подобных технологий нет? Ситуацию для «Росбалта» прокомментировал Сергей Александров, инженер-конструктор космических аппаратов и историк космонавтики.

— Американцы запустили и успешно посадили многоразовую ракетную ступень еще 4 месяца назад, в ноябре прошлого года. Кроме того, в это же время еще одна многоразовая ракета другой американской фирмы трижды слетала на высоту более 100 км и вернулась на Землю. Кстати, эта фирма уже поднимала свои ступени в воздух 10 лет назад. А вообще экспериментальные аппараты подобного типа впервые начали испытываться в США еще в начале 90-х.

Это результат долгой работы, которая осуществлялась не столько частными фирмами, сколько в рамках американской государственной программы по освоению космоса. Подобную технику они использовали еще в 1960-х во время высадки на Луну.

К сожалению, у нас по этой части сейчас нет практически ничего. Хотя, идеи такие высказывались, в частности, в Военно-космической академии им. Можайского еще в конце 1950-х. Затем в начале 1970-х в Куйбышеве (ныне Самара) разрабатывался проект «Подъем», в рамках которого тоже предполагалось создание многоразовой первой ступени — правда, не на ракетных, а на турбореактивных двигателях. Но от реализации такой идеи отказались.

— А почему?

— У российских специалистов с некоторых пор возникло отторжение именно такого способа посадки космических ракет — в том числе потому, что это действительно сложно. Но самое главное — на всех уровнях руководства нашей ракетно-космической отрасли, начиная с самого верха, и, по крайней мере, до начальников отделений на предприятиях, существует глубокой неприятие самой идеи многоразовых ракетных носителей. За редчайшим исключением, которые можно пересчитать буквально по пальцам одной руки. Почему? Я этого пока внятно объяснить не могу. Может быть, они боятся, что не справятся, или просто это нежелание делать что-то принципиально новое…

Попытка создать такую систему в Государственном космическом научно-производственном центре им. Хруничева, предпринятая в последние годы, была прекращена, хотя занимались этим именно те, кто в свое время сделал «Буран», то есть носители того уникального опыта, который у нас пока еще сохранился.

Единственное, на что пока еще есть надежда — энтузиазм миасского Государственного ракетного центра им. Макеева, где разрабатывают ракету-носитель с вертикальной посадкой и многоразовой первой ступенью «Россиянка». У них есть желание работать, но, к сожалению, нет необходимого опыта, поскольку они занимались и занимаются только ракетами, стартующими с подводных лодок.

— А еще американцы решили создать и запустить первый в истории межзвездный зонд, который за всего 20 лет должен доставить к ближайшей звездной системе Альфа Центавра наноробота с солнечным парусом размером всего в несколько атомов, который будет приводиться в движение световым лучом. Есть ли у нас подобные революционные начинания?

— Это не революционное начинание, а очередная реинкарнация проекта, начатого в США еще примерно 35 лет назад. Отличие есть, но суть та же. Тогда предполагалось сделать солнечный парус достаточно большого размера, а вся начинка аппарата должна была выполняться из пленочных микросхем, размазанных по поверхности паруса.

И, как и 35 лет назад, с этим ничего не получится. Причин две. Во-первых, из-за оптики, поскольку лазерный луч — это не просто некий прямой стержень, он имеет слишком сложные свойства для решения данной задачи. Кроме того, никто не даст создать такую установку, потому что она, мягко говоря, имеет двойное назначение, а конкретно — может использоваться и в военных целях. Мощность ее была бы совершенно чудовищной.

— Кто может запретить такой многообещающий проект?

— Правительство, причем не только США, а любой космической державы. Никакое государство не заинтересовано, чтобы настолько разрушительное оружие оказалось в частных руках.

— А само государство разве не может этим заняться?

— Но ведь не занимается же.

— А у нас есть подобные разработки?

— Нет, потому что даже близко не имеется таких наработок в элементной базе. Американцы опережают нас по электронным компонентам в космической отрасли, беспилотным аппаратам и их надежности. А также твердотопливным двигателям большой мощности. Но это как раз тот случай, когда гоняться за ними совершенно не нужно.

Со своей стороны, мы все еще опережаем их в технологиях для пилотируемых полетов, несмотря на работу МКС. А также по жидкостным ракетным двигателям — все-таки мы им их продаем, а не наоборот. Самое смешное в этой истории, что все необходимые технологии у НАСА есть, но они давно положены на полку, и для того чтобы их восстановить, нужно много лет и много денег.

— Почему был забыт лунный проект НАСА? По какой причине в 60-х годах у американцев были ракеты, двигатели и технологии, которые позволяли им летать на Луну, высаживаться там и возвращаться обратно, а спустя полвека они вынуждены пользоваться нашими двигателями и носителями, не в силах создать свои даже для полетов на орбиту Земли?

— Потому что это были немножко другие двигатели и технологии. У американцев были прекрасные двигатели для нескольких уникальных полетов. А когда нужна серия, экономически эффективная в эксплуатации — все, увы, провисает. Отдельные изделия подобного рода американцы сделали замечательные, а массовые — не смогли. Зато в России создали двигатели, которые можно выпускать большой серией.

— То есть этот факт не доказывает то, что американцы, на самом деле, на Луне не были?

— Ни в малейшей степени.

— А что, если не секрет, произошло с нашими «челноками»? После первого и единственного полета «Бурана» в 1988 году ничего подобного уже не делается. Проект многоразового корабля «Клипер» не осуществлен. И что дальше?

— Ситуация предельно простая. В руководстве нашей страны есть четкое понимание, что космос зачем-то нужен. Но, к сожалению, нет ни малейшего понимания — зачем. Соответственно, нет тех задач, для решения которых необходим «челнок». Точнее, задачи-то эти, может быть, и есть, но они не приняты к действию, как жизненно важные для государства. Поэтому, не выделяются и ресурсы на создание «челнока».

— У американцев такие же резоны, из-за которых они затормозили свои проекты по «шаттлам»?

— В какой-то степени да. Потому что таких задач, как были, для таких «шаттлов» у них сейчас тоже нет. Но зато есть другие задачи, и другие «челноки». Например, маленький беспилотный военный «челнок», который летает на орбите более года, спокойно садится на космодром и летит снова. И что он там, на орбите, делает, неизвестно. В США есть и государственная программа создания многоразового ракетного носителя, пока легкого, но, как говорится, лиха беда начало. Кстати, в рамках этого проекта предполагается посадка крылатой ступени на аэродром.

— С точки зрения ряда специалистов, ценность многоразовых ракет пока вообще представляется сомнительной. Скажем, единственная в мире испытанная и использованная многоразовая транспортная космическая система, американский челнок «Спейс шаттл», эксплуатировалась почти 30 лет, однако была гораздо сложнее, дороже и тяжелее одноразовой. В результате запуск груза на «Шаттле» обходится в 10 раз дороже, чем на обычной ракете…

— «Шаттл» имеет сложную и печальную историю. Дело в том, что проект принимался в ситуации, когда нужно было принять вообще хоть какой-нибудь проект, иначе вставал вопрос — а будет ли вообще у них НАСА как федеральное космическое агентство. И был утвержден, к сожалению, не наилучший возможный вариант, а тот, в реализуемости которого удалось убедить конгресс. Кроме того, тогда же были реализованы технические решения, которые еще более усугубили положение дел, и в результате называть этот проект «многоразовым» теперь можно лишь с большой натяжкой.

После гибели шаттла «Колумбия» в 2003 году стоимость межполетного обслуживания многоразового корабля возросла настолько, что на последнем этапе проекта обходилась в половину стоимости создания нового «челнока». Но это не принципиальный недостаток многоразовых кораблей, а конкретные «тараканы» конкретной реализации.

— Как считается, одной из причин остановки работ по программе «Энергия-Буран» стало то, что необходимых полезных нагрузок для нашего «челнока» тогда просто не нашлось. И эта ракета так же стала не нужна, поскольку оказалась гораздо дороже того же «Протона».

— Здесь проблемы были не в том, что не оказалось полезных нагрузок, а в том, что не стало страны, которая делала эту систему.

— Однако у «Роскосмоса», например, есть варианты многоразового использования первых ступеней ракеты «Ангара». Макеты подобных систем неоднократно показывали на авиакосмических салонах в Жуковском — в виде крылатого варианта и варианта с вертолетным «подхватом»…

— Вопрос тут в реализации. Теоретически это возможно, на практике же у нас никто никогда ничего в воздухе не подхватывал. В отличие от американцев, у которых технология подхвата в воздухе, например, капсул с фотопленкой была отработана. Поэтому уважаемые авторы данного проекта могут сколько угодно бить себя пяткой в грудь, ссылаться на мнение вертолетчиков, которые готовы пообещать им все, что угодно, но пусть они хоть что-нибудь реально подхватят и посадят. Тогда и поговорим дальше.

История с крылатыми ступенями тоже очень сложна, но она еще не закончена. На самом деле реанимировать этот проект можно, хотя это и маловероятно. Сначала предполагалось сделать систему «Байкал» — проект многоразового ускорителя первой ступени ракеты-носителя «Ангара» просто на базе ступеней «Ангары», как они есть (основная идея проекта состоит в том, чтобы выполнивший задачу ракетный ускоритель, отделившись от носителя, автоматически возвращался к месту старта и приземлялся на самолетную взлетно-посадочную полосу как крылатый беспилотный летательный аппарат — прим. «Росбалт»). И показано это было в Жуковском не сейчас, а в 1999 году. Но потом тема заглохла и возникла другая — под названием «Многоразовая космическая система первого этапа». В ней осталась та же аэродинамика, но полностью поменялась конструкция и сама философия проекта. В частности, предполагалось использовать два типа блоков — многоразовый и одноразовый. Причем на первой ступени в качестве топлива использовался метан, а на второй — водород.

Идея была в том, как ни странно, чтобы обеспечить максимальную надежность и гарантированность доставки груза. Во-первых, за счет возможности резервирования и перестановки двигателей с одной ступени на другую, во-вторых, благодаря возможности их осмотра после полета для выявления неисправностей. Несколько лет назад такая система была принята к разработке, был создан эскизный проект, и на том все благополучно закончилось. Реальной причиной прекращения работ опять же стало глухое сопротивление в космической отрасли: кроме небольшого числа энтузиастов, никто просто не захотел этим заниматься.

Беседовал Владимир Воскресенский

США. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 30 апреля 2016 > № 1746405 Сергей Александров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter