Всего новостей: 2550207, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Абзианидзе Давид в отраслях: Алкогольвсе
Абзианидзе Давид в отраслях: Алкогольвсе
Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 29 сентября 2016 > № 1919080 Давид Абзианидзе

Бизнес столетней выдержки, или Семейная история

Недавно на одном из сайтов встретился интересный материал, в котором перечисляются пять потерянных брендов Алматы – АХБК, ковровая фабрика, производственное объединение по переработке пластмасс Кызыл-ту, машиностроительный завод и АДК. Большинство из них в 90-е годы постигла печальная участь – производства остановились, а тысячи людей остались без работы. После развала СССР такая картина наблюдалась во всех республиках бывшего союза и практически во всех городах. Не исключением был и Тбилиси.

Марина ТЮЛЕНЕВА,

Алматы – Тбилиси

Столица Грузии в советские времена славилась винодельческой отраслью, которая в период перестройки и борьбы с алкоголизмом, а затем массовой приватизации была полностью уничтожена. То, что осталось от винзаводов, нередко приватизировали случайные люди, оборудование перепродавалось, мастера-виноделы с огромным опытом оставались не у дел, известные бренды переставали существовать. В непростой ситуации оказался тогда и Тбилисский коньячный завод, продукция которого была своеобразной визитной карточкой Грузии – в СССР «Грузинский коньяк» был известен практически повсюду.

В отличие от предприятий, которые не смогли благополучно перейти на рыночную экономику и просто перестали существовать, Тбилисскому коньячному заводу повезло – в 1994 году его приватизировал Элгуджа Бубутеишвили. Химик и строитель, за плечами которого богатый опыт руководства крупными предприятиями и желание возродить производство, вернув при этом заводу забытое имя его основателя – известного грузинского предпринимателя, мецената и государственного деятеля еще царской России Давида Сараджишвили.

Все это новому хозяину завода и его сыну Зурабу удалось сделать. Бережно сохранив французскую технологию, сегодня завод производит 1,2 миллиона литров коньяка в год и экспортирует свою продукцию в 21 страну мира. Годовой оборот компании составляет на сегодняшний день порядка 30 миллионов долларов. Коньяк «Сараджишвили» и «Грузинский коньяк» знаком и казахстанским потребителям.

Перед праздником сбора винограда Ртвели, который отмечается в Грузии в сентябре и октябре, руководители завода гостеприимно встретили группу казахстанских журналистов.

Ученик Камю, или окно в Европу

Коньячный завод Сараджишвили – предприятие с богатой историей, которая стала уже частью истории самой Грузии. Этот коньячный завод был первым на территории Российской империи. Основал его Давид Сараджишвили в 1884 году. Продукция завода получала золотые медали на международных выставках в Париже, Брюсселе, Чикаго и других городов мира. В 1911 году завод приобрел статус официального поставщика двора Его Императорского Величества. Именно тогда слава о коньяках Сараджишвили вышла за пределы Российской империи.

С чего все началось, как в Грузии 19-го века появился коньячный завод – рассказал нам Давид Абзианидзе, директор по качеству и главный технолог компании JSC Sarajishvili, доктор технических наук и Действительный член Международной академии винограда и вина, проработавший на предприятии 33 года.

– Все началось с одной очень правильной инвестиции, которую сделала еще во второй половине 19 века состоятельная тифлисская семья Сараджишвили, вложив немалые средства в образование сына Давида. О европейском образовании в Грузии тогда еще не знали. Виноделие здесь существовало на кустарном уровне, не было даже стекольной промышленности и вина разливали в глиняные кувшины. Но зато в Грузии был прекрасный виноград – свыше 500 сортов. Из него готовили в основном сухое вино и крепкий напиток – чачу.

После окончания гимназии в Тбилиси Давида отправили в Санкт-Петербуржский университет. Проучившись там два года, он перевелся на учебу в Германию, в центр Европы, где в Мюнхене стал доктором химии и затем в Хайдельберге – доктором философии. Здесь он познакомился с широчайшим ассортиментом крепких напитков – коньяком, виски, бренди, джином, различными абсентами. Тогда Давид понял, что это очень выгодный бизнес для Грузии, и решил заняться этим делом на родине. Надо сказать, что он думал о своей стране прежде всего с государственной точки зрения. Он начал изучать производство этих напитков и открыл для себя очень интересную вещь: из всего огромного ассортимента крепких напитков только единственный – коньяк – является виноградным продуктом, и решил, что именно его производство и нужно развивать в Грузии.

Но оказалось, что производство коньяка – это французская тема и абсолютно закрытая. До сих пор считается, что коньяк можно готовить только в одном департаменте Франции и всего из трех сортов винограда – Фоль Бланж, Коломбар и Уньи Блан. Никакой другой продукт больше не может быть коньяком. Весь мир об этом знал и принимал это как должное. Давид Сараджишвили в силу своего неординарного мышления и присущего ему азарта решил разрушить этот стереотип. Он задался вопросом, что же такого особенного должно быть в этих трех сортах винограда, чтобы только из них можно было производить коньяк, неужели этих качеств нет в пятистах сортах винограда, произрастающих в Грузии.

Он бросает все свои дела, едет во Францию, там проходит полный курс виноделия. Далось ему это легко, помогло знание языков, в том числе и французского, и образование химика, полученное в Германии. Давид подружился и очень сблизился с Жаном Батистом Камю – основателем известной коньячной компании во Франции, которая и сегодня входит в пятерку лучших коньячных компаний мира. Два с половиной года он был в самом процессе коньячного производства. В 1880 году у него скончался отец, из-за этого печального события Давид вынужден был покинуть Францию и возвратиться в Грузию.

Давид Сараджишвили уже тогда был большим человеком – советником российского императора по коммерции и использовал это для осуществления своей идеи. В то время Камю и многие другие французские производители искали пути на российский рынок. Сараджишвили помог Камю зайти со своей продукцией в Россию. А Камю в свою очередь помог ему за 4 года – с 1880 по 1884 год – выстроить французский коньячный завод в центре Тбилиси.

В 1887 году под контролем известного французского технолога Жердона, которого прислал Камю, была выпущена первая очень качественная продукция из местного винограда. Жердон наладил производство на заводе и обучил персонал. Кроме того, Сараджишвили финансировал обучение своих технологов во Франции. Таким образом, в центре Грузии появился настоящий французский коньячный завод с прекрасным французским оборудованием и с обученными технологами, который стал производить коньяк, ничем не уступающий французскому, но у которого было преимущество – он был значительно дешевле.

– Выходит, что Давид Сараджишвили был прав, когда засомневался, что коньяк можно делать только из трех сортов винограда?

– На самом деле в Грузии оказались сорта винограда не хуже французских. Сараджишвили районировал Грузию: в ней очень разные почвенно-климатические зоны, соответственно, в разных зонах получается разный виноград, разный виноматериал и разные спирты, а это очень хорошо для разнообразия конечного продукта. Надо сказать, на нашем заводе до сих пор хранится уникальная коллекция спиртов, среди которых есть и спирт, выкуренный самим Давидом Сараджишвили еще в 1893 году. А всего за годы существования Тбилисского коньячного заводы была собрана огромная коллекция спиртов – 3 миллиона литров, которые выдерживаются в 16 тысячах дубовых бочек. Все эти спирты, выкуренные в разные годы, мы и сегодня используем для купажа элитных сортов коньяка «Сараджишвили».

Кстати, в 2003 году к 155-летию Давида Сараджишвили мы выпустили лимитированную серию коньяка «Сараджишвили Юбилейный», созданную путем купажа двух видов спирта, и в среднем получили коньяк столетней выдержки. Каждая бутылка была пронумерована и выполнена из чешского хрусталя. Конечно, это был очень дорогой коньяк. Но помимо того, что он высочайшего качества, у него была лирическая нагрузка – Сараджишвили на свое 155-летие сам себе сделал подарок.

Сейчас же основная наша продукция – это линейка коньяков из спиртов выдержки от 3 до 30 лет.

Так вот в России появился конкурент французскому коньяку – «Кавказский натуральный коньяк», именно так было написано на этикетке. Тогда еще французы не успели запатентовать название «Коньяк», первый декрет французского правительства, запрещающий применение этого слова производителям вне Франции, был издан только в 1909 году.

– Как же сейчас называется продукция завода?..

– Сейчас для продажи на постсоветском пространстве – в Казахстане, Украине, Беларуси мы пишем на этикетках «Коньяк». На экспорт же могут отправляться бутылки с надписью Georgian wine brandy. Под термином бренди продается огромное количество не очень качественных напитков, и так называть нашу продукцию жалко. Тогда наши маркетологи нашли хорошее решение – мы не пишем ни коньяк, ни бренди, а лишь ставим логотип компании, и признанную во всем мире французскую аббревиатуру, обозначающую выдержку коньяка, например, VS, VSOP, XO. Благодаря этому всем становится ясно, что на самом деле находится в бутылке.

– На сегодняшний день заводу более 130 лет. Трудности, которые завод пережил после развала СССР, скорее всего не единственные в его истории…

– Да, непростых периодов в его истории было немало. В 1911 году скончался Давид Сараджишвили, прямых наследников у него не было, его дела продолжили жена и главный технолог Вахтанг Титишвили. Фирма продолжала работать очень активно. Но в 1914 году началасьПервая мировая война и в Российской империи вышел строжайший закон, предписывающий ликвидацию заводов, производящих алкоголь. На самом деле так и случилось, многие компании были ликвидированы. Но соратники Сараджишвили продолжали получать виноград, готовить вино, выкуривать спирты, купажировать коньяк, но – они ничего не продавали. Они думали прагматически: действие закона не могло длиться бесконечно и хотели быть готовыми к моменту его отмены. К сожалению, так не получилось – вскоре началась революция, затем в 1921 году Грузию ввели в состав Советского Союза. В результате советское государство получило готовую отрасль в виде коньячного завода Сараджишвили с обученными кадрами, французским оборудованием, который имел немалые запасы коньячных спиртов и готовой продукции. Надо отметить, что никого из сотрудников завода не тронули. Завод был национализирован, все сотрудники работали, и грузинский коньяк в советское время добился больших успехов.

Конечно, завод был небольшим, мощностей со временем стало не хватать, приходилось арендовать складские помещения для хранения коньячного спирта по всему городу. И вот в 1939 году началось строительство уже нынешнего завода, который был запущен в 1954 году. Строительство шло долго, так как была война, потом послевоенное восстановление экономики, когда было не до коньяка. На новом заводе, который действует и по сей день, были собраны все спирты, и сегодня у нас здесь находится уникальнейшая коллекция коньячных спиртов.

90-е годы для Грузии были очень страшными для виноделия. Но благодаря семье Бубутеишвили наш завод не только сохранился, но и развился. 10 лет исполнительным директором компании JSC Sarajishvili является сын Элгуджи Бубутеишвили – Зураб.

Из прошлого в будущее

Не всегда наследники продолжают бизнес родителей. Но перед Зурабом Бубутеишвили вопрос быть или не быть, а точнее, принять на себя управление компанией или нет, не стоял.

– Нас в семье трое: сестра на год старше меня и младший брат. В то время брат был еще маленьким, а я был как бы в центре и начал работать здесь с 1998 года, с 20 лет. До 2006 года, пока не закрылся рынок России, компанией руководил отец. С закрытием российского рынка компания испытывала большие трудности и надо было полностью перестраивать ее работу. Тогда так получилось, что во главе компании встал я. Никаких сомнений – работать здесь или нет у меня не было. В то время мне было 28 лет. Конечно, со стороны отца это был большой риск и мне брать на себя такие обязательства было нелегко, но другого выхода не было. Компания нуждалась в кардинальной маркетинговой перестройке. Без конфликтов с сотрудниками, проработавшими здесь много лет, не обошлось. Не все верили, что у нас что-то получится.

Завод в советское время выпускал известные марки коньяка. А с закрытием российского рынка нам нужно было придумать другие названия, с которыми можно было выйти на европейский рынок, на Америку, Китай… Тогда у нас появились новые марки – Сараджишвили VS, VSOP, XO. Технологию производства мы, конечно же, сохранили неизменной. Также мы сохранили и все спирты, которые были выкурены начиная с 1893 года. В то же время мы поняли, что, производя только коньяк, сохранить компанию невозможно, и тогда мы начали разливать другие крепкие напитки, например, водку. В бизнес по производству водки мы зашли в 2010 году и в 2011 году, мы стали на рынке Грузии вторыми игроками по этому напитку.

За эти годы было построено очень серьезное предприятие. Мы создали в Грузии свою дегустационную компанию, открыли свои офисы во всех крупных городах Грузии. Кроме продажи своей продукции мы занимаемся дистрибуцией других известных грузинских продуктов, например, мы продаем шампанское Багратиони, различные соки, а также украинскую водку. Но основная наша деятельность – это производство коньяка. На заводе работают две линии розлива производительностью 3 тысячи бутылок в час каждая.

– Какое место занимает ваша компания по экспорту коньяков на казахстанский рынок?

– В Казахстане мы вторые. Первое место у нашего основного конкурента – армянского бренда Арарат. У них очень низкая цена, поэтому они первые по объему экспорта в Казахстан. Наши коньяки на полках Астаны процентов на 40 дороже. Мы, конечно же, хотим стать первыми, но не за счет демпинга цен. Сейчас наше основное направление – это выпуск дорогих коньяков, и у нас есть все предпосылки для того, чтобы позиционировать себя как компанию, выпускающую премиальные напитки.

Вообще Казахстан по объему экспорта занимает первое место в нашей компании.

В Казахстане у нас очень хороший и серьезный партнер – компания «Алком-Плюс». В прошлом году мы поставили в Казахстан примерно 200 тысяч литров, из-за девальвации объемы немного упали. В лучшие годы поставляли по 250 тысяч литров. Сейчас мы поставляем в вашу страну две линии коньяков – «Сараджишвили» и «Грузинский коньяк».

– Понятно, что технология производства коньяка – это константа, которой ваша компания придерживалась всегда. Но вот изменилось ли что-то за последние годы в самой организации производства?

– Мы сторонники замкнутого цикла производства, а потому в 2014 году у нас появились собственные виноградники, которые сейчас занимают площадь в 120 га. До недавнего времени коньячные спирты выкуривались на арендованных заводах, но в этом году компания построила свой завод в Кахетии, в местечке Греми, где установлено французское оборудование.

– Какой вы видите свою компанию в будущем?

– В этом году мы разработали амбициозный стратегический план развития компании до 2025 года. Мы собираемся увеличить площадь виноградников до 300 га, увеличить продажи коньяка до 4 миллионов литров в год, производить другие крепкие напитки, выйти на новые рынки сбыта. К тому же, планируем освоить на своем производстве новую технологию, которая раньше использовалась грузинским народом для производства лечебного напитка из перегородок грецкого ореха. Она заключается в том, что из грецких орехов вынимаются перегородки и настаиваются на спиртах. Полученный напиток значительно повышает иммунитет.

Но главное в наших планах – продолжать развивать производство элитных коньяков трех линеек – классической, винтажной и Юник-лайн. Для купажа классических коньяков VS, VSOP и ХО мы используем спирты, выдержанные от 3 до 30 лет. Недавно мы начали производство коньяков винтажной линии, здесь мы будем использовать спирты, выкуренные начиная с 1940 года по 1980 год. Пока мы сделали только три вида винтажного коньяка, купажированные спиртами 1941, 1945 и 1955 годов. Конечно, это дорогие напитки. Сейчас самый ценный коньяк от Сараджишвили стоит около $ 1,5 тысячи.

В линии Юник лайн у нас будет самый старый коньяк, купажированный на сто процентов из спирта, выкуренного в 1893 году еще при жизни самого Давида Сараджишвили. В год мы будем делать всего 10 таких бутылок. И каждый год этот коньяк будет все старше, а значит, ценнее. Бутылка самого дорогого коньяка будет стоить примерно $ 40 тысяч. У нас есть еще один уникальный напиток – сделанный из спиртов трех регионов Грузии, выкуренных в 19, 20 и 21 веках.

Конечно, продавать элитную продукцию в супермаркетах не совсем правильно. Поэтому мы планируем создать сеть своих бутиков Сараджишвили.

Возродить бренд, строго следовать столетним технологиям и при этом быть открытыми к инновациям, наверное, не очень просто. И профессионализм тут не самое главное. История завода Сараджишвили – это, по сути, история двух семей, одна из которых еще в позапрошлом веке дала импульс новому тогда делу, а вторая подхватила его в непростое время века прошлого. Виноград – душа Грузии. Здесь так было и будет всегда.

P.S. В этом году компания JSC Sarajishvili второй раз стала спонсором благотворительного грузинского вечера клуба Ротари Алматы, средства от которого пошли на обустройство реабилитационного центра для детей и подростков с синдромом Дауна.

Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 29 сентября 2016 > № 1919080 Давид Абзианидзе


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter