Всего новостей: 2553164, выбрано 6 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Абромавичус Айварас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Абромавичус Айварас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Украина > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444280 Айварас Абромавичус

Есть сто один способ, как госслужбы или силовики могут украсть бизнес на Украине

112.ua, Украина

— Гордон: В эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость — экс-министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус. Добрый вечер. Вы были одним из представителей «спецназа реформ» — команды иностранных реформаторов, которым доверили высокие государственные должности в Украине. Что Вы прежде всего хотели сделать в Украине?

— Абромавичус: Своими действиями я и мои коллеги хотели донести обществу, что можно страной управлять совсем по-другому: прозрачно, честно, профессионально и прогрессивно, потому что отставание от соседних стран, даже Восточной Европы, было колоссальным, и вызовы были очень большими.

— Вы пришли во власть богатым человеком. Хорошо приходить во власть богатым, не зависеть от зарплаты, а просто работать на страну?

— Есть очень много преимуществ людей из частного сектора, которые приходят в государственный сектор. Тот же самый Майкл Блумберг, мэр Нью-Йорка, говорит, что городом, министерством, страной нужно управлять, как корпорацией: по привлечению талантов, по удержанию талантов, по мотивации людей, по фокусированию на задачах и целях, а не на процессе. Поэтому я абсолютно уверен, что в этом есть преимущество, но очень важно, как формировалась твоя личность. Моя личность формировалась в течение шести лет в Эстонии и семи лет жизни в Стокгольме. Я в 17 лет попал в скандинавскую среду и с 1999 года веду бизнес со шведами, мыслю по-скандинавски. Считаю, что если бы у нас государственные органы, бизнес были бы более «скандинавизированы», то, конечно, мы жили бы в другой стране.

— Вы свободный человек внутри?

— Я всегда был свободным человеком. И таким всегда буду.

— Вашим коллегам по правительству, людям, которые Вас окружали в государственном секторе, этой внутренней свободы и раскрепощенности не хватало?

— Это зависит от конкретных людей. Девушки из Грузии были очень свободны, знали, что делают и куда идут. Были менее стабильные эмоционально коллеги, которым труднее было. В основном люди были свободны, и никто не собирался по команде делать то, что идет вразрез с их ценностями.

— Вам не кажется, что советская власть из Украины ушла, а «совок» в голове и в сердце у многих остался?

— В руководящем персонале — конечно. Но дает надежду на будущее средняя прослойка, которую я нашел в министерстве. Это люди, которые готовы работать по любым правилам. Изменения в стране возможны, когда будет правильная команда сверху, потому что в стране со слабыми институтами на ранней стадии развития, к сожалению, личности решают все.

— От политической воли первого лица многое зависит?

— В этой стране все зависит. И это плохо. Потому что, прежде всего, здесь должно быть верховенство права, когда мы не ждем и не пытаемся прогнозировать, кто будет следующим руководителем ведомства, а работаем по правилам. Поэтому мы еще находимся в той ситуации, где не превалирует верховенство права.

— Вы были министром, и спустя ровно 500 дней сами подали в отставку. Почему?

— Я считаю, что когда мы пришли работать, обещано было одно. Была поддержка, руководители страны публично высказывались, что работаем по-другому, что министры сами себе назначают заместителей и ключевых сотрудников. В принципе, по этой формулировке и двигались достаточно долгое время и отбивались от всяких «ходунов», которые навязывали свои…

— А ходили?

— Конечно. Это просто в голове у людей: как это, я забрался на политический олимп, стал депутатом, главой фракции, и что, значит, своих не приведу и не поуправляю государственными предприятиями?! Мы это всячески обходили, просто катились через такие запросы, но в конце концов ситуация вышла из-под контроля в тот момент, когда в мое ведомство, в мое управление перешел «Нафтогаз». Это был декабрь 2015 года, и я помню, положил руку на мое плечо министр топлива и энергетики Демчишин и говорит: «Ты думаешь, что это твоя победа? Твои проблемы начинаются как раз с этого момента».

— Почему ни у кого из «варягов» не получилось?

— Я не согласен с категорическим утверждением, что не получилось. В моем ведомстве с нуля сделали реформу ProZorro. Я расчистил путь для Нефедова, Стародубцева, остальных — уволил двух сумасшедших злодеев, которые мешали этому, которые числились в штате, зарабатывали деньги на закрывании глаз по тендерам. Я сделал все возможное, чтобы ребятам дать работать, и из совкового госплана сделал современнейшее, прогрессивнейшее министерство. Уволил 700 людей (ровно половину), а 240 новых, прогрессивных, молодых — привел. К ключевому персоналу было три ключевых требования: ты не был на госслужбе до Майдана; ты получил образование на Западе или работал в западных компаниях; никаких связей с олигархатом или ярко выраженного российского connection. Люди пришли. Я сделал из своего министерства самого привлекательного работодателя на тот момент в Киеве. Все рвались, тысячами. И в итоге имеем первый наблюдательный совет за всю историю Украины в НАК «Нафтогазе». Всех трех независимых директоров назначил я. В Швеции 45 госкомпаний — 345 независимых директоров. И по дерегуляции много чего сделано: разного вида лицензии, сертификаты отменены.

— А хорошие ребята пришли?

— Конечно. Там плохих нет. За всех отвечаю. Восемнадцать департаментов и пять замов (ключевые люди) — 80% новых людей. Но трагедия страны, что такие ребята сейчас в лучшем случае сидят на скамейке запасных, им дают второстепенные задачи. В Литве, Эстонии, Швеции такие ребята востребованы перед выборами, во время выборов и после выборов. Их вытаскивают из частного бизнеса, чтобы они работали на государство. У нас говорят: вы не востребованы на данном этапе развития страны.

— Скажите, наверху идет саботаж реформ?

— Я думаю, наверху нет храбрости идти такими темпами, какими мы должны идти, и наверху преобладает мнение, что можно сделать чуть-чуть, а чуть-чуть сачковать. Но так это не работает. Поэтому я во время своей отставки сказал, что сейчас, в зависимости от следующих кадровых решений, мы или в двух шагах от прорыва, или в двух шагах от провала. Но Украина, как всегда, выбрала средний путь: вместо революционного прорыва она выбрала средний путь эволюционного развития. Но нам, к сожалению, догонять и догонять, поэтому мы должны шагать очень большими темпами, которыми мы сейчас не шагаем.

— Что на высших этажах власти Украины не так, как на Западе?

— Там все не так. Страна управляется неправильным подходом: превалирует мнение, что нужно страной, министерствами, отдельными ведомствами управлять по принципу «твердой руки». Это прошлый век. Такие люди нас тянут в 20-й век, а не в 22-й. Структура управления в самых успешных компаниях, самых успешных странах совсем другая. Никакой вертикали, а плоская, горизонтальная структура, где ты нанимаешь самых умных людей и не говоришь, что им делать, а они тебе говорят, что делать. Поэтому люди наверху должны быть открыты к новым знаниям. Мы должны перейти от «я знаю все» до «я хочу научиться всему». В нашей стране надо как можно дальше «попросить» от принятия решений людей с седыми волосами.

— Почему дураки оказываются наверху?

— Я не согласен. Наверху на самом деле очень умные люди. Просто у них набор ценностей неправильный: они выросли совсем в другой системе, они не верят в независимость вещей.

— Существует ли в Украине стратегическое, политическое и экономическое планирование?

— Нет, конечно. У каждого правильного чиновника есть стратегия, и чтоб никто не сказал, что у него нет стратегии, он обязательно напишет с какими-то консультантами толстую стратегию. Она лежит. Никто ее не читает, но он говорит: у меня стратегия есть. Но в реальности мы смотрим не на 3-5 лет, а до следующей сессии ВР, до следующего заседания Кабмина. Вот наш горизонт планирования.

— Сколько Вы, как министр, получали?

— Я получал на 99,9% меньше, чем я получал до этого. Моя базовая зарплата в Украине, в шведской компании, составляла 30 тыс. долл. плюс достаточно серьезные бонусы потом. А я пришел на 300 долл. работать и считал, что деньги не самое важное. Девятнадцать лет до этого я провел в инвестиционной среде, заработал достаточно серьезные деньги, но у меня была миссия, была цель, и я, конечно, не ожидал серьезных денег, хотя всем нам сказали, что в течение шести месяцев будет прозрачный фонд заработной платы, где будут платить по 5 тыс. долл., потому что, считаю, в Украине за такую должность должны платить премию. Но не платили. Я смог изменить ситуацию в государственных компаниях, потому что считал, что мы слишком бедные, чтобы платить низкие зарплаты. Поэтому мы сгруппировали все государственные компании в четыре категории. В самой большой категории было 8 компаний, и там назначили зарплаты руководителям в размере до 1,5 млн долл. в год. Из них 25% — это фиксированная заработная плата, 75% — зависит от результата.

— Как складывались Ваши отношения с президентом?

— До того, как я пришел, я ездил по миру и рассказывал, что происходит в Восточной Европе. Это был мой бизнес: поднимать деньги и дальше их инвестировать. Ближний Восток — самые большие фонды в мире, Северная Америка, континентальная Европа. Когда я увидел, какие люди пришли после Майдана во власть, я сказал: «Это команда мечты». Я придерживался этой мысли первые несколько месяцев, считал, что Яценюк — самый одаренный политик во всем восточно-европейском пространстве: умный, быстро схватывающий и т. д. Президент сам по себе достаточно умный. Вначале я чувствовал очень сильную поддержку. Например, ездили в Париж, и президент у философа Бернарда Леви дома в присутствии Ротшильдов и владельцев СМИ с бокалом шампанского в начале своей речи говорит: «Вы знаете, какие люди у меня работают? Такие, как Айварас, лучший финансист Восточной Европы. Я ему говорю, хватит работать на себя, работай на страну. И он сказал: да». Сильная такая речь была, но трагедия всей этой ситуации была в том, что по возвращении домой я этой поддержки не чувствовал уже в большинстве случаев.

— С Яценюком Вам легко работалось?

— Это все так менялось. Сначала — великолепнейше. Но потом его энтузиазм пропал, он стал труднее доступен. Считаю, что он сделал несколько серьезных, мощных вещей, но свой ум не направил в правильное русло, хотя мог сделать еще больше.

— Кто лучший премьер — Яценюк или Гройсман?

— Мне трудно судить, я с Гройсманом не работал. Но считаю, что Гройсман больше опирается на советы, больше прислушивается к другим. И такой стиль управления мне более близок. Я всегда готов поменять свое мнение по какому-то вопросу, если умные люди меня переубедят. Я не имел никакого понятия, что такое государственные закупки, но я нанял людей, которые знали все о государственных закупках. И я им сказал, что я верю, что то, что они будут предлагать, будет самым лучшим.

— В чем суть Вашего конфликта с Игорем Кононенко?

— То, чем занимались депутаты от БПП, и то, чем занимался лично Кононенко — несовместимо с процессом реформ, несовместимо с прозрачным процессом принятия решений. Они ходили, лоббировали своих людей. И после того как «Нафтогаз» перешел ко мне, Пасишник принес полный комплект документов, написал, что он в команде Кононенко, что это согласовано наверху, «подавай быстрее, не ждем, пока сменится правительство». В преддверии этого всего была крайне неприятная ситуация, когда у меня была государственная охрана, и охрану сняли, оповестив об этом в течение шести часов. Это было как раз в тот момент, когда я в серьезных масштабах боролся с серьезнейшими схемами по «Укрнафте» и дисконту продажи нефти (закрыл «Укрресурсы», которые 14 лет существовали и финансировали политические партии). Охранники из «Альфы» СБУ пришли ко мне и сказали, что такого не было за 25 лет независимости, и это значит что-то плохое, ты должен вывезти семью за границу. Это был такой прессинг, очень неприятно, но я семью никуда не вывозил. А проблемы только шли по нарастающей.

— Вы понимали, что Вы наступаете на чужие деньги?

— Я понимал, но при этом могу честно сказать, что в первые дни, когда мы начали работать, собрали всех министров и других людей из «спецназа реформ», и нам досконально показали, где, сколько и по какой схеме воруют в наших ведомствах, то есть посылали сигнал, что «мы этого не будем толерировать». Поэтому мы подумали, что команда «фас», и побежали полным темпом. Но в какой-то момент оказалось, что команда «фас» была ложной, мы, может, не так это все поняли.

— Вас обманули?

— Я считаю, что мы в какой-то критический момент были очень нужны. Но все-таки люди не совсем те, которые были представлены на Майдане, были представлены во власти. Поэтому для того, чтобы власть заручилась поддержкой гражданского общества и иностранных партнеров, добавили таких, как я, Яресько, Пивоварский. Показали, что, мол, у нас совсем другие люди сейчас работают, и у нас очень сложная ситуация: военная, финансовая и т. д. Но когда эта ситуация была стабилизирована, когда она была уже разрешена, заручились поддержкой, тогда сказали: ребята, дальше будут работать большие мальчики.

— Недавно суд обязал Вас опровергнуть заявление о давлении на вас со стороны Кононенко. Вы уже опровергли?

— Нет. Полный текст решения я увидел буквально пару дней назад. Там написано, что я должен опровергнуть таким же самым способом, как и сделал заявление. Это значит, что я должен восстановиться как министр экономического развития и торговли Украины, сделать это все через канал YouTube министерства и сказать, что не Кононенко, не мешал и т. д. Возможно, Игорь Витальевич хотел, чтобы я восстановился в должности министра? Так сказали бы прямо — я бы рассмотрел эту возможность.

— Кого Вы видите следующим президентом Украины?

— Я хотел бы видеть совсем других людей, которые сейчас не являются фаворитами, потому что считаю, что страна нуждается в моральном лидере, и считаю, что ни один из политиков, которые уже более пяти лет в украинской политике, не может называться моральным лидером. Поэтому дела в стране будут обстоять достаточно грустным образом и развитие будет идти невысокими темпами до тех пор, пока такой моральный лидер не скажет: «Иду, готов». И вокруг него не образуется мощная команда.

— Вы видите сегодня таких молодых ребят, за которыми могли бы пойти и за них проголосовать?

— Такие, конечно, есть. Они, может быть, еще не на 100% раскручены. К сожалению, у нас СМИ принадлежат крупному капиталу, финансирование политических кампаний и партий происходит за счет крупного капитала, и мне в голову не приходит, как этот умный крупный капитал не понимает, что пирог вырастет, если совсем другие люди придут и совсем другими методами будут управлять страной. У очень многих бизнесов уже очень правильная отлаженная система корпоративного управления — там очень продвинутые люди управляют этими бизнесами. Это и у Ахметова, и у Пинчука, и у Живаго. Но то ли они боятся, то ли еще не созрели намекнуть существующим лидерам, которых они финансировали в разное время в разном объеме: будет амнистия, просто уйдите в сторону, дальше управлять страной будем по-другому.

— Мы уже прошли экономическое дно или на него еще не опустились?

— Я абсолютно уверен, что дно пройдено полтора года назад. Сейчас рост, который далеко нас не удовлетворяет, но это классическая ситуация — ранняя стадия экономического роста, когда многие бизнесы, предприниматели, банки еще лежат полумертвыми и им требуется искусственное дыхание, но вскоре они начнут вставать, зарабатывать. Есть отложенный спрос по разным категориям, поэтому мне это напоминает ситуацию после финансового кризиса 2008 года, когда еще в 2010-м никто не верил в Европе, что будет рост. Заложены фундаменты, макроэкономическая ситуация наступила, а дальше будет рост вне зависимости от политической ситуации.

— В 2004 году, при президенте Леониде Кучме, рост ВВП был 12,5%. Сколько нам еще нужно лет, чтобы дойти до такого уровня?

— Это невозможно посчитать. 10% роста — это неконтролируемый рост. Это перегрев. Никто не хочет расти 10-12% в год. 5-7% с таргетированием инфляции, чтобы не было каких-то искажений в экономике. И этого можно достичь, сделав несколько принципиальных вещей.

— Какие пять шагов необходимо сделать для прорыва украинской экономики?

— В украинских судах нет никакого правосудия. И это знают и обычные люди, и местные инвесторы, и иностранные инвесторы, и послы, и посольства, которые коммуницируют обратно в свои страны о прогрессе в нашей стране. Поэтому все пять шагов — это верховенство права. При этом важна и жесткая люстрация, и жесткая амнистия, и важнейшая реформа государственного управления, госслужбы, и земельная реформа, и дальнейшая приватизация. И мы не будем меняться, если не будет правильных подходов в образовательной системе.

— Почему в Украину не идут инвесторы?

— Это не из-за войны или других очевидных вещей. Это суды, неуважение прав собственности. Есть сто один способ, как какие-то государственные службы, силовики могут украсть бизнес в нашей стране.

— Украина очень коррупционная страна?

— Да.

— Воруют много?

— Думаю, что да.

— Сколько процентов от бюджета уходит в карманы?

— Я не имею таких данных, но очень большие деньги. Когда мы много обсуждаем «план Маршалла» для Украины, то я согласен, что нужна поддержка, что нужна новая цель для Украины, но у нас есть возможности для внутреннего «плана Маршалла»: меньше воровать с железной дороги, из ГФС, из других ведомств, и у нас соберется очень большое количество денег.

— Как сделать так, чтобы не воровали?

— Все начинается сверху. Если будет моральный лидер, авторитет, который сменит правила игры, поменяет сильнейшим образом оплату труда чиновников, судей, прокуроров, если будет политическая воля первого лица… Но должна быть не только морковка, но и палка — нужны посадки.

— Нужно ли Украине набирать кредиты МВФ?

— Мы видим, что Украине уже дают деньги на открытых рынках — рынках еврооблигаций, в том числе и за проделанные работы. То есть инвесторы с фиксированной доходностью достаточно прагматично смотрят, в том числе и из-за того, что сейчас есть колоссальная ликвидность. В мире сейчас очень много денег, гоняются даже за очень маленькой доходностью, поэтому 7,35% украинской доходности — очень серьезная доходность. Но я считаю, что МВФ — это, прежде всего, не деньги на кредиты, на финансирование бюджетного дефицита, а это вспомогательный инструмент нам с вами, всем реформаторам, людям в правительстве и парламенте, которые желают изменений. Но мы не получим этих денег, если не сделаем а-б-с. Как только этого инструмента не будет — будет откат назад.

— Кредиты МВФ здесь разворовывают?

— Прямой связи нет. Просто он идет в общий котел, доходов-налогов, и там уже есть возможность неэффективного использования средств.

— Важна ли для Украины приватизация государственных компаний?

— Важна. Это доказано во всем мире, что любое предприятие в частных руках всегда будет более эффективным, нежели в государственных, особенно если эта страна пребывает в ранней стадии развития, как Украина, с очень плохим набором ценностей у чиновников, с безнаказанностью и т. д. У нас есть 3 354 предприятия, в основном они маленькие. Пару тысяч предприятий (у них доход 300 тыс. долл. в месяц) нужно как можно быстрее отдать в частные руки малому и среднему украинскому бизнесу. А в самые крупные за руку привести инвесторов мирового уровня и сказать, чтоб они инвестировали и платили налоги.

— Украинская надежда — агробизнес?

— Конечно же, нет. Украинский аграрный бизнес очень прогрессивен в последнее время, много новейших технологий. Но ни в коем случае ни в одной стране нельзя опираться на агробизнес. Я вообще не верю в так называемые точки роста. Верю в одинаковые правила для бизнеса и, как Рейган сказал, девять самых страшных слов по-английски: я из правительства, чем я могу помочь? (англ. I аm from the government, how can I help?). Поэтому я считаю, что правительство должно предоставить инфраструктуру, а предприниматели сами придумают, куда инвестировать.

— Нужно ли Украине продавать землю?

— Обязательно. Нет ни у кого никакого особенного пути. Этот инструмент используют только те, кто хотят плохого для нашей страны. Смотрим на лучшие, передовые практики стран Балтии, Польши и делаем так же. Мы не хотим остаться в клубе отсталых стран, которые запрещают конституционное право каждого человека распоряжаться своей собственностью.

— Какие в Украине для прорыва экономики должны быть налоги?

— Самая правильная вещь уже сделана: ЕСВ уменьшен с 41% на 22%. Считаю, что можно поработать над налогом на вывод капитала, сделать эстонскую модель, где 0% прибыли. То есть ты не делишься с государством своей прибылью до того, как ты положил это в карман в виде дивидендов. Пусть это работает дальше на экономику. Но самое важное в налоговой среде — это как в эстонской фискальной службе: мы здесь не для того, чтобы собирать налоги, а мы здесь, чтобы обслуживать бизнесы. Мы должны перейти от карательной культуры к обслуживающей.

— Что должно произойти, чтобы у украинцев появились деньги?

— Экономический рост начинается. Я думаю, украинцы должны быть более предприимчивыми. Зарплаты будут большими, в том числе, если наша бизнес-атмосфера, бизнес- культура, скандинавизируется, германизируется. Мы знаем, что компании с иностранным капиталом — в основном без конвертов, без коррупции, с уважением к человеку.

— Вы много лет занимаетесь инвестированием. Во что?

— Я прославился тем, что вместе с коллегами управлял лично фондом, который инвестирует и в Центральную Азию, и в Кавказ, и в Центральную Европу. У нас был фонд, который за 10 лет (2000-2010) сделал доход инвесторам 1 545%. Из 90 тыс. фондов в мире эта доходность была номер один. Мы инвестировали и в коммерческую недвижимость, и в банковский сектор, и в энергетику.

— Самые выгодные инвестиции во что?

— В Украине сейчас инвестиции в аграрный сектор дают самую лучшую отдачу, но там существуют и самые большие риски. Менталитет людей в селе еще советский: если что-то лежит, и никто за этим не присматривает, то они это забирают себе. Это еще, конечно же, IT и все, что связано с экспортом в ЕС. Ты создаешь промышленные мощности в Украине и уже без тарифов экспортируешь в ЕС.

— В какой валюте и где украинцам лучше всего хранить деньги?

— Нужно всегда диверсифицировать. Но нужно смотреть, какие у тебя расходы. Я всегда держу немаленький объем в национальной валюте, потому что я зарабатываю в национальной валюте и трачу в национальной валюте.

— То есть доллар, евро, гривна в пропорции 33-33-33?

— Я бы сказал, что так.

— В банках Вы советуете хранить деньги?

— Я никогда не хранил большое количество денег ни в каком другом месте, кроме банков. Но нужно банки выбирать с умом. Никогда не гоняться за высокой ставкой вкладов, потому что чаще всего это плохо кончается.

— У криптовалют будущего нет?

— Это интересная тема, но я не понимаю ее, поэтому я никому никогда ее не мог бы рекомендовать, потому что сами специалисты по криптовалютам не определились: это способ вложения или способ передачи денег из точки А в точку Б. Считаю, что там нужно быть осторожным и, возможно, инвестировать 1% от своих сбережений.

— Сколько языков Вы знаете?

— Хорошо знаю четыре языка. Два — средне, и еще на одном могу общаться.

— Есть ли у Вас крыша на Западе?

— У меня есть квартира в Вильнюсе.

— Запад с потерей Украиной Крыма согласился уже, на Ваш взгляд?

— Далеко не весь Запад с этим согласился. Я бы сказал, что этот вопрос все-таки не закрыт.

— Запад от Украины устал?

— Запад устал от некоторых действий лидеров Украины. Но как от страны, конечно, не устал.

— Несколько лет Вы провели в России. ФСБ Вас вербовать пыталась?

— Нет.

— Западные санкции Россию подтачивают, или они недостаточны?

— Конечно, им это очень неудобно и невыгодно, потому что мир живет в атмосфере очень низких процентных ставок, и Россия в этот момент не имеет возможности воспользоваться этим.

— Литовская экономика развивается динамичнее украинской?

— Конечно. 3,5% — в этом году и 3,7% — в следующем.

— Есть ли у Вас политические амбиции в Литве?

— Я не хочу отвечать на этот вопрос.

— Где Вам было комфортнее — в бизнесе или в политике?

— Я не считаю, что я был в политике. Я считаю, что я был в технократическом правительстве, и мне эта работа очень нравилась.

— Вы были чемпионом Советского Союза по баскетболу в составе детской сборной Литвы. Ваш любимый баскетболист — кто?

— Майкл Джордан.

— Вы собираете коллекцию живописи. Какой живописи отдаете предпочтение?

— Современной живописи. Много всякого фальсификата, поэтому я люблю общение с автором произведения, и если я не знаю автора, у меня нет возможности с ним познакомиться, то таких произведений у меня очень мало.

— У Вас более 100 полотен. Вы когда-нибудь пытались их выставлять?

— У меня были две галереи. Одна была в Крыму, в Гурзуфе, и летом она работала, я проводил там пленэры. И была здесь в Киеве. Но от этого бизнес не сделаешь, поэтому пришлось закрыть.

— Ваша жена из Донецка. Чем она занимается?

— Она руководитель сельхозбизнеса, который я веду уже десять лет со своими шведскими партнерами. Она управляет 500 людьми, 35 тыс. га уже на протяжении последних семи лет.

— Все-таки агробизнесом имеет смысл заниматься?

— Мы прошли через очень большие сложности. Как оказалось, как я в правительстве управлял, так и в бизнесе выкинули всех людей, которые знали хоть что-то о сельском хозяйстве, поставили людей с другим подходом (айтишников, финансистов, людей с открытым взглядом на новые вещи), и дела пошли в гору.

— Чему научила Вас жизнь в разных странах?

— Главный принцип — на все смотреть очень открыто, быть любопытным и быть честным. Честность у меня всегда будет брать верх над компетентностью или профессионализмом, потому что с нечестным человеком я работать не могу.

— Украина, по ощущениям, Ваша страна?

— Да, абсолютно. Я приехал сюда на пять лет, и детей отдали во французскую школу, ожидая, что следующий пункт будет Швейцария. Мы планировали, что будем жить в Женеве, я больше буду работать с клиентской базой Западной Европы, а не заниматься инвестициями в Восточную Европу. Но нам так здесь понравилось, что мы здесь остались и живем уже девять лет.

— И Киев — Ваш город?

— Абсолютно мой город. Я живу на Крещатике и считаю Киев одним из самых красивейших городов Европы, очень комфортным для жизни. Украинский менталитет, киевский менталитет для приезжих из других стран очень комфортен. Он приветлив.

— У Вас очень красивый рабочий кабинет.

— Я считаю, что атмосфера, в которой люди проводят время, очень сильно влияет на принятие решений. Если людей ставить в старое НКВДешное здание Кабмина, то такого результата и ожидай. Нужно и АП, и ВР, и Кабмину обязательно переместиться в совсем новые здания. Так сделали в Грузии и в Германии. Эти здания, в которых сидят наши руководители, ничего общего с современностью не имеют.

— Когда Вы лежите на диванчике в своем кабинет и смотрите на старый Киев, Вам умные мысли в голову приходят?

— Да. Прежде всего, я вижу очень большой потенциал. Я вижу неправильно припаркованные машины на тротуарах. Я вижу полный хаос, как крыши сделаны. Я знаю, как это должно выглядеть в цивилизованном мире. Но я на это смотрю с надеждой, что можно все-таки сделать из Киева конфетку.

— Скажите, хорошо в Украине будет?

— Обязательно.

— Я Вам благодарен за этот ответ и благодарен за то, что у нас есть такие люди, благодаря которым у нас есть надежда. Спасибо.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444280 Айварас Абромавичус


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2016 > № 1647854 Айварас Абромавичус

Скандальная отставка

Отставка одного из важных легионеров в украинском правительстве — министра экономического развития и торговли Украины Айвараса Абромавичуса — жесткий удар по международному имиджу Украины.

УНИАН, Украина

В среду, 3 февраля, министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус заявил о своей отставке, подчеркнув, что ключевой причиной его ухода с поста министра стал конфликт с заместителем главы фракции Блока Петра Порошенко Игорем Кононенко. «Как представитель политической силы, которая выдвинула меня на пост министра, в последнее время он сделал очень много для того, чтобы заблокировать мою работу и работу моей команды», — сказал министр.

В частности, по его словам, Кононенко активно лоббировал своих людей на должность гендиректора госхолдинга «Укртрансхимаммиак», подконтрольные ему люди лоббировали назначения в госкомпании «Держзовнишинформ», на предприятиях порошковой металлургии, в Национальном агентстве по аккредитации Украины. «Кульминацией этого кадрового произвола и стремления полностью подчинить себе потоки стало желание иметь «собственного» замминистра в Минэкономики, который отвечал бы за «Нафтогаз» и другие государственные предприятия. Кандидат просто принес полный пакет документов для назначения и заявил: «Я хочу стать вашим замом. Я в команде Кононенко, и мою кандидатуру уже согласовали наверху». После этого мне поступил звонок с АПУ (Администрации президента Украины — прим. ред.) с настойчивой рекомендацией взять этого человека, а также еще одного — на должность заместителя по обороне. На что я ответил: «Я частью этого дерибана не буду», и попросил, чтобы меня уволили. В конце концов, Кононенко заявил, что желает заслушать мой отчет на фракции и рассмотреть вопрос о моей отставке. Я решил, что облегчу задачу Кононенко и его команде и подам заявление об отставке», — сказал министр. Абромавичус сообщил, что «ни я, ни моя команда не готовы служить прикрытием для обновления старых и создания новых схем в интересах отдельных политических и бизнес-игроков… Мы с командой готовы уходить незамедлительно. Я прошу Раду проголосовать за отставку уже завтра», — сказал он. И, вслед за министром, заявления об отставке подали его заместители — Юлия Клименко, Наталья Микольская и Максим Нефедов.

Вместе с тем, Игорь Кононенко открестился от обвинений министра, а заявление Абромавичуса назвал попыткой переложить ответственность за неудачи в работе министерства «с больной головы на здоровую». Подчеркнул, что не общался с министром относительно каких-либо назначений «ни вербально, ни письменно, и никакого человека к нему не присылал». Впрочем, Национальной антикоррупционное бюро Украины все же открыло по заявлению министра уголовное производство. «Сведения внесены в Единый государственный реестр досудебных расследований по предварительной правовой квалификации правонарушения по статье 364 (ч.2) УК Украины «Злоупотребление властью или служебным положением», — говорится в сообщении НАБУ. Детективы бюро начали проверку фактов о возможном вмешательстве в работу министерства со стороны первого заместителя лидера фракции «БПП» Игоря Кононенко и некоторых других народных депутатов.

«Черная метка» Запада

Заявление Айвараса Абромавичуса вызвало небывалый ажиотаж как в украинском обществе, так и за рубежом. Как гром среди ясного неба прозвучало совместное заявление девяти послов на Украине (Канады, Франции, Германии, Италии, Литвы, Швеции, Швейцарии, Великобритании и Соединенных Штатов Америки): «Мы глубоко разочарованы отставкой министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса, который достиг настоящих результатов в проведении реформ на Украине. В течение прошлого года господин Абромавичус и его профессиональная команда добились важных сдвигов во внедрении жестких, но необходимых экономических реформ, призванных стабилизировать украинскую экономику, искоренении хронической коррупции, приведении Украины в соответствие с требованиями программы МВФ и содействии формированию более открытой и прозрачной власти».

«Важно, чтобы украинские лидеры отбросили свои мелочные разногласия, навсегда оставили в прошлом корыстные интересы, которые тормозили развитие страны в течение десятилетий, и активизировали проведение необходимых реформ», — подчеркнули дипломаты. Комиссар Европейского Союза по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем также сообщила, что расстроена отставкой Абромавичуса: «Он сделал важную работу в борьбе с коррупцией». «Мы очень обеспокоены тем, что люди, которые были направлены на изменение системы, чтобы проводить реформы и дойти в этом процессе до точки невозврата, покидают свои посты», — заявил глава Представительства ЕС на Украине Ян Томбинский. «Решение Айвараса Абромавичуса уйти в отставку с должности министра экономического развития и торговли — серьезный удар для реформы на Украине. Совместное заявление послов 9 стран относительно отставки Абромавичуса четко дает понять, что Запад обеспокоен», — отметил эксперт вашингтонского Института Брукингса, бывший посол США на Украине Стивен Пайфер. В целом, западные партнеры Украины назвали отставку Абромавичуса сигналом, который «не вдохновляет». В то же время, дипломаты настаивают, что реформы в стране должны продолжаться. Грубо говоря, десятки «звоночков» Запада украинской власти о том, что коррупция, несмотря на «решительную» борьбу с ней на Украине, никуда не делась и это заметно даже за океаном, превратились в один четкий сигнал — прекратите, наконец, подковерные игры, и займитесь работой. Иначе ни политической, ни финансовой поддержки от международного сообщества ждать не стоит. И жизни по-новому не получится.

Борьба Европы и «совка»

Ситуация вокруг отставки Абромавичуса означает, что «в борьбе с коррупцией нам еще нужно сделать очень много», считает бывший министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко. Он отметил, что «уже прозвучали предложения о сложении мандатов определенных известных лиц». «Это настоящая борьба нового европейского стиля с совковым, и она продолжается. И то, что произошло сегодня, это тому свидетельство», — добавил он. По словам дипломата, если консультации, которые сейчас проходят на высшем уровне, завершатся тем, что министр Абромавичус уйдет, — это будет означать, что «условия для нормального экономического развития Украины пока отсутствуют». Вместе с тем, по словам Огрызко, у него есть ощущение, «что не все еще потеряно». Система, за которую критиковали режим Януковича, благополучно пережила крах его режима.

В свою очередь, директор экспертно-аналитического центра «Институт социально-политического проектирования «Диалог» Андрей Миселюк отмечает, что сегодняшний скандал вскрывает две серьезные проблемы переформатирования правительства, главной из которых является давление команды президента на членов правительства. «Система, за которую критиковали режим Януковича, благополучно пережила крах его режима и действует в настоящее время», — отметил он.

Другими словами, представители центров влияния, одним из которых является президентская фракция в парламенте, диктуют государственным менеджерам, как работать, и не дают им действовать эффективно. «Тот же Кононенко еще в прошлом году заявлял, что для министров сначала должен быть прописан функционал, и потом уже под него подобраны кандидаты. А получается, что, не дожидаясь принципа основополагающих действий министров и руководителей крупных государственных предприятий, Кононенко фактически уже пытается назначить на такие должности своих людей. Поэтому очевидно, что у процесса переформатирования Кабмина есть системные сложности», — считает Миселюк. «Нынешний скандал говорит о том, что переформатирование правительства будет сопровождаться достаточно серьезными скандалами», — резюмировал эксперт.

Такое мнение разделяет и политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. По его словам, сейчас происходит борьба разных групп влияния в президентской команде. Условно, бизнес-крыло, в которое входит Игорь Кононенко, и технократическое крыло, отстаивающее министров-технократов в Кабмине (Яресько, Павленко, Абромавичуса), ведут серьезную кулуарную «войну» относительно формирования нового правительства. Политолог напоминает, что до того момента, как отставка будет принята Верховной радой, она неокончательна. «Скорее всего, за этой заявкой на отставку стоит предупреждение, чтобы снизить градус разного рода бизнес и партийно-корыстных аппетитов при формировании нового правительства», — отметил он. Это подтверждает и тот факт, что президент Петр Порошенко, который, впрочем, отреагировал на ситуацию только вечером, считает, что Айварас Абромавичус должен оставаться на посту министра экономического развития и торговли и продолжать реформы. «Считаю, что Айварас должно оставаться министром и продолжать реформы. Он пошел думать», — отметил глава государства после встречи с министром.

«Все, что сегодня озвучил Айварас Абрамавичус, должно расследовать Национальное антикоррупционное бюро как новосозданный независимый орган. Игорь Кононенко обратился в НАБУ и заявил, что готов сотрудничать с ним. Об этом сообщило руководство этого органа», — заявил Порошенко. «Чем скорее общество получит ответы на поставленные вопросы, тем лучше», — добавил президент. Вместе с тем, всерьез задуматься о происходящем стоит всему нынешнему украинскому политическому бомонду. Пока внутриполитические договорняки и распределение мест для посадки «на потоки» обсуждаются только внутри украинского общества, власть не особо боится потерять лицо. Как только скандал выходит за порог украинской «избы», лицо уже потеряно. Именно это и произошло сегодня. Поскольку заявления послов и дипломатов — это не отдельная «обеспокоенность» судьбой отдельного министра. Такие заявления — сигнал, что доверие к государству Украина — на нуле.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2016 > № 1647854 Айварас Абромавичус


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2016 > № 1646978 Айварас Абромавичус

Хлопнувший дверью министр советует Украине сменить премьера

Алессандра Прентис, Наталия Зинец, Reuters, Великобритания

КИЕВ — Подавший в отставку из-за политического давления министр экономики Айварас Абромавичус сказал, что Украину может вывести из кризиса правительство технократов, во главе которого он видит нынешнюю министра финансов Наталию Яресько.

«Я думаю, мы в двух шагах или от прорыва, или от провала… У нас есть возможность для полной перезагрузки, большего успеха с другим премьер-министром, который является технократом», — сказал Абромавичус в интервью Рейтер.

Измотанная войной украинская экономика упала более чем на 10 процентов в 2015 году после сокращения на 6,8 процента годом ранее. В обществе растет недовольство темпом реформ, обещанных прозападным правительством, которое пришло к власти после изгнания президента Виктора Януковича.

«Я предложил кандидатуру Наталии Яресько рассмотреть как один из вариантов (на пост премьер-министра), дать ей полную свободу выбора всех министров… пусть сама назначает, кого хочет, и двигаемся дальше, желательно из людей, которые не были раньше в правительстве», — сказал Абромавичус.

Бывший партнер шведской инвесткомпании East Capital вошел в постреволюционное правительство в декабре 2014 года после парламентских выборов, на которых первыми пришли партии премьер-министра Арсения Яценюка и президента страны Петра Порошенко. Они составили основу правящей коалиции, но разногласия между ними постоянно подогревают дискуссию о скорой смене или переформатировании Кабинета, поводом для чего может стать предстоящий отчет правительства в парламенте в середине февраля.

Два дня назад Абромавичус сделал громкое заявление об отставке, обвинив соратников президента в политическом давлении, коррупции и блокировании реформ.

Публичное заявление министра углубило кризис в верхах украинской власти и привело к новой волне нестабильности на валютном рынке, где курс национальной денежной единицы уже обесценился в три раза к доллару за предыдущие два года.

Порошенко предложил министру продолжить работу, а Яценюк публично пообещал защитить правительство от «грязной политической реальности». Послы западных стран в совместном заявлении выразили глубокое разочарование отставкой «настоящего реформатора».

В четверг Яценюк провел внеочередное заседание Кабинета, на котором попытался уговорить Абромавичуса и других четырех министров, ранее заявивших о желании уйти.

Абромавичус, в отличие от остальных, не изменил своего решения.

«Система не работает… Я считаю, что надо поменять не только персоналии, но и саму структуру», — сказал он.

«У нас кризис доверия, кризис ценностей, поэтому давайте привлекать больше людей, которые не были раньше в правительстве», — добавил Абромавичус.

ЗАЛОГ УСПЕХА

Международный валютный фонд, финансовая поддержка которого помогла Украине удержаться на плаву в предыдущие два года и на продолжение кредитования которого рассчитывает Киев, накануне выразил озабоченность решением Абромавичуса уйти в отставку. Борьба с коррупцией — одно из ключевых требований, выдвинутых украинской власти западными партнерами, в частности фондом, пообещавшим поддержать реформы кредитом на сумму 17,5 миллиарда долларов за четыре года.

Абромавичус сказал, что на встрече с Порошенко в среду после объявления о намерении уйти обсуждал причины своей отставки и надеется, что президент предпримет меры, необходимые для обуздания коррупции, препятствующей развитию страны, в частности последует совету, который давал предыдущему генеральному прокурору — «посади троих своих друзей в тюрьму, и будешь очень успешным».

«Поскольку президент сказал это тогда генпрокурору, возможно, он так и думает, что дружба дружбой… но политика политикой, страна и ее народ — это прежде всего», — сказал Абромавичус.

Он добавил, что сигналом реальных изменений может стать отставка генерального прокурора Виктора Шокина, давно требуемая общественностью и значительной частью депутатов парламента из-за отсутствия результативных антикоррупционных расследований.

Другим сигналом мог бы стать уход из политики одного из лидеров президентской парламентской фракции и бизнес-партнера Порошенко Игоря Коненко, которого министр обвинил в коррупции.

«Я хотел бы… использовать эту возможность для, чтобы добиться значительного прогресса, не микроскопического, сделать большие шаги, которые будут гарантировать быстрый прогресс», — сказал Абромавичус.

Кононенко отрицает какое-либо вмешательство в деятельность министерства. Проверить обвинения взялось Национальное антикоррупционное бюро, созданное несколько месяцев назад под давлением западных кредиторов для расследования коррупции в верхах.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2016 > № 1646978 Айварас Абромавичус


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2016 > № 1646562 Айварас Абромавичус

Отставка Абромавичуса — холодный душ для Порошенко

Чем может завершиться коррупционный скандал в окружении президента Украины.

Сергей Руденко, Deutsche Welle, Германия

Министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус заявил о намерении подать в отставку. Причина — невозможность работать из-за давления со стороны окружения президента страны, в частности — Игоря Кононенко, народного депутата и бизнес-партнера Петра Порошенко. От того, чем закончится эта история, будет зависеть не только судьба Кононенко и Порошенко, а также будущее их политической силы. На кону — вопрос доверия украинцев и Запада к нынешней власти.

Скажи мне, кто твой друг

Игорь Кононенко — давний соратник и бизнес-партнер Петра Порошенко. Правда, широкой публике о нем стало известно только после его прихода в публичную политику — в 2014 году он был избран в Верховную раду, где стал одним из лидеров «Блока Петра Порошенко» (БПП). Правда, все это время его имя фигурировало в скандальной хронике в связи с попытками влиять на распределение ресурсов на уровне министерств и ведомств.

То, о чем так долго шептались в кулуарах, предал огласке «варяг» в нынешнем правительстве — Айварас Абромавичус. Он заявил об отставке из-за давления со стороны Кононенко и попыток последнего контролировать министерство путем кадровых назначений и контроля за финансами государственных компаний. Обвиняемый, конечно, сей факт отрицает, но это и не удивительно.

В защиту Абромавичуса выступили девять послов иностранных государств, работающих в Украине. Сам Порошенко сказал, что хотел бы, чтобы он остался в правительстве. Но вот о возможном уходе Кононенко из БПП и сложении им депутатского мандата президент и словом не обмолвился. Мол, виновен Кононенко или нет, должно решить Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ).

Таким образом президент Украины пытается сохранить хорошую мину при плохой игре. Хотя ситуация однозначно требует от Порошенко жестких решений, прежде всего, по отношению к своим соратникам. В ином случае он становится соучастником их коррупционных действий, если они, конечно же, будут подтверждены расследованием НАБУ.

Поражение «варягов»

Демарш Абромавичуса в очередной раз продемонстрировал, что иностранные специалисты, на которых делал ставку Петр Порошенко, так и не сумели адаптироваться к существующей системе управления в Украине. Первым из правительства ушел экс-замминистра экономического развития, гражданин Германии Саша Боровик, затем в отставку подал (правда, парламент ее так и не принял) министр здравоохранения, грузин Александр Квиташвили. Они, как и литовец Абромавичус, были не в состоянии разрушить систему, построенную в украинской власти их предшественниками. Но и существовать в ней они не захотели.

Эксперимент с рекрутированием в правительство «варягов», к сожалению, провалился. Почему? Да потому, что в существующих схемах заработка украинских чиновников нет места реформаторам-романтикам. Окружающий мир оказался жестким, неспособным к быстрому реформированию и коррумпированным. Боровик, Абромавичус, Яресько, Квиташвили, другие грузинские политики шли в украинскую власть с надеждой применить свои знания и опыт. Но те оказались никому не нужны.

История с Абромавичусом ставит под сомнение желание правящей верхушки реформировать страну. Коррупция, серые схемы, попытки ручного управления экономикой, «телефонное право» после побега из страны Януковича никуда не делись. Дело Кононенко — хороший повод для нынешней украинской власти продемонстрировать и украинцам, и Западу свое желание что-то изменить в стране. И, прежде всего, доказать, что время «неприкасаемых» уже прошло.

Основная линия конфликта

Конфликт Абромавичуса и Кононенко разворачивается на фоне продолжающегося противостояния между командами Яценюка и Порошенко. Месяц назад — после обвинений в коррупции с президентской стороны — депутатский мандат вынужден был сложить соратник премьера Николай Мартыненко. Теперь подобного шага ждут и от Игоря Кононенко.

Все это происходит накануне отчета правительства о своей работе, который должен быть представлен 16 февраля, и анонсированного переформатирования кабмина. При этом главная интрига заключается в том, останется ли Арсений Яценюк в кресле премьер-министра. От этого зависит будущее парламентской коалиции и возможных досрочных выборов в Верховную раду. В течение следующих двух недель, надеюсь, мы получим ответ на этот вопрос.

Сейчас очевидно одно: две команды — Порошенко и Яценюка — входят в жесткий клинч. Нечто подобное Украина уже переживала в 2005 году. Тогда, после победы «оранжевой революции», конфликтовали две стороны — президента Виктора Ющенко и премьер-министра Юлии Тимошенко. Не последнюю роль в этом противостоянии играл и тогдашний секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Петр Порошенко. Этот конфликт завершился печально — отставкой Порошенко и правительства. Чем завершится нынешняя схватка — неизвестно. Но очевидно, пожалуй, одно: история никого и ничему не учит. И, прежде всего, Петра Порошенко.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2016 > № 1646562 Айварас Абромавичус


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2016 > № 1641113 Айварас Абромавичус

Министр Абромавичус решил подать в отставку из-за конфликта с Кононенко

Министр подчеркнул, что ключевой причиной его ухода с поста министра стал конфликт с заместителем главы фракции Блока Петра Порошенко Игорем Кононенко.

УНИАН, Украина

Министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус (Aivaras Abromavičius) принял решение подать в отставку и призвал парламент проголосовать по этому вопросу уже завтра.

Об этом он сказал в ходе брифинга в Киеве.

«Мы с командой готовы уходить незамедлительно. Я прошу Раду проголосовать за отставку уже завтра», — сказал Абромавичус.

Министр подчеркнул, что ключевой причиной его ухода с поста министра стал конфликт с заместителем главы фракции Блока Петра Порошенко Игорем Кононенко.

«Причина [отставки] — резкая активизация блокировки любых системных и важных реформ. Это уже не просто отсутствие поддержки или политической воли. Это активные действия, направленные на то, чтобы парализовать нашу реформаторскую работу: от неожиданного снятия охраны министра и его семьи до навязывания, под все большим давлением, сомнительных лиц в мою команду и на ключевые должности в госпредприятиях», — сказал министр.

Он подчеркнул, что такие действия он рассматривает как «настойчивую попытку установить контроль за денежными потоками на госпредприятиях, особенно — НАК “Нафтогаз” и оборонной промышленности».

«И я отказываюсь работать в такой системе. Ни я, ни моя команда не готовы служить прикрытием для обновления старых и создания новых схем в интересах отдельных политических и бизнес-игроков», — подчеркнул Абромавичус.

Он напомнил, что пришел в правительство 14 месяцев назад, чтобы одной командой проводить реформы и оправдать доверие, оказанное народом Украины. «Когда я принимал решение прийти в правительство, руководство страны заверило меня в том, что создается технократическое правительство, что министры смогут формировать свою команду самостоятельно и будут получать абсолютную политическую поддержку реформ, — сказал министр. — В результате, в Минэкономразвития пришли работать люди западного образца — молодые, с зарубежным образованием, прогрессивным мышлением, с принципами и ценностями, с искренним желанием менять страну. Мы пришли заниматься дерегуляцией, реформой госпредприятий, реформой госзакупок. Мы пришли создавать условия для экономического роста, для развития украинского бизнеса и привлечения иностранных инвесторов».

Абромавичус обратил внимание, что с помощью единомышленников в правительстве, парламенте, в бизнесе сделано многое. «Мы выполнили главную задачу — добились макроэкономической стабилизации и создали возможность для экономического роста. Есть системная реформа госзакупок, которая на пилотном этапе сэкономила 50 миллионов гривен, а с 2016 года может экономить 50 миллиардов гривен ежегодно. Реформа госпредприятий, где мы перекрываем кислород ворюгам всех мастей за счет повышения прозрачности, стандартов управления и профессионального менеджмента, уже принесла свои плоды — убытки госпредприятий снизились на 100 миллиардов гривен по сравнению с 2014 годом. В процессе — дерегуляция. Мы сняли более 100 регуляторных барьеров для бизнеса, создали экспертный ресурс BRDO. Сэкономили 2,4 миллиарда гривен путем отмены олигархического дисконта 15% при продаже нефти. И многое другое, о чем мы уже говорили», — подчеркнул министр.

Вместе с тем, чем более радикальными были реформы, сказал министр, тем сильнее было давление на министерство.

«Мы научились справляться с сопротивлением старой системы, но оказалось, что некоторые из новых “доброжелателей” хуже старых. У меня и моей команды нет желания быть ширмой для откровенной коррупции или подконтрольными марионетками для тех, кто хочет в стиле старой власти установить контроль за государственными деньгами. Я не хочу ездить в Давос, встречаться с иностранными инвесторами и партнерами и рассказывать им о наших успехах, в то время, как за моей спиной решаются какие-то вопросы в интересах отдельных людей, — сказал министр. — Эти отдельные люди имеют имена. И одно имя я все-таки хочу назвать. Это Игорь Кононенко. Как представитель политической силы, которая выдвинула меня на пост министра, в последнее время он сделал очень много для того, чтобы заблокировать мою работу и работу моей команды. Сначала подконтрольные Кононенко депутаты от “БПП” разработали постановление о моей отставке и подали ее через фракцию “Видродження” Верховной Рады. Через несколько месяцев она собрала аж 18 голосов».

Абромавичус сообщил, что Кононенко активно лоббировал своих людей на должность гендиректора госхолдинга «Укртрансхимаммиак», подконтрольные ему люди лоббировали назначения в госкомпании «Держзовнишинформ», на предприятиях порошковой металлургии, в Национальном агентстве по аккредитации Украины.

«Кульминацией этого кадрового произвола и стремления полностью подчинить себе потоки стало желание иметь “собственного” замминистра в Минэкономики, который отвечал бы за “Нафтогаз” и другие государственные предприятия. Кандидат просто принес полный пакет документов для назначения и заявил: “Я хочу стать вашим замом. Я в команде Кононенко, и мою кандидатуру уже согласовали наверху”. После этого мне поступил звонок с АПУ (Администрации президента Украины — УНИАН) с настойчивой рекомендацией взять этого человека, а также еще одного — на должность заместителя по обороне. На что я ответил: “Я частью этого дерибана не буду”, и попросил, чтобы меня уволили. В конце концов, Кононенко заявил, что желает заслушать мой отчет на фракции и рассмотреть вопрос о моей отставке. Я решил, что облегчу задачу Кононенко и его команде и подам заявление об отставке», — сказал министр.

Абрмавичус выразил благодарность команде Минэкономразвития, всем партнерам, международным организациям, бизнес-сообществу и единомышленникам в правительстве и Верховной Раде. «Я был бы рад продолжить работу над реформами в экономике в одной команде с этими людьми. Но при этих обстоятельствах будет честнее отойти в сторону и заняться тем, где действительно можно приносить результат, — сказал Абромавичус. — Я — патриот Украины. Здесь живу я, моя семья. Мы успели сделать много, но точка невозврата еще не пройдена. Силы зла хотят отмотать все назад. Надо избавиться от “смотрящих”, которые доят украинскую экономику. Таких людей не должно быть в украинской политике и в государственном управлении», — резюмировал министр.

Как сообщал УНИАН, Айварас Абромавичус был назначен на должность министра в декабре 2014 года. До своего назначения он имел 18-летний опыт работы в инвестиционных компаниях со штаб-квартирами в Стокгольме и других европейских столицах.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2016 > № 1641113 Айварас Абромавичус


Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 24 сентября 2015 > № 1502185 Айварас Абромавичус

Глава МЭРТ: Переговоры с IT-сектором привели к консенсусу. Продолжение – за "круглым столом" с правоохранителями

Блиц-интервью с главой Минэкономразвития Айварасом Абромавичусом

Вопрос: Господин министр, в течение сегодняшнего для проходили встречи представителей власти с участниками IT-сектора, протестующими против участившегося вмешательства правоохранителей в их работу. Каковы основные результаты этих переговоров?

Ответ: Сегодня утром мы в Минэкономразвития встретились с представителями IT. Было 28 участников. Выслушали проблематику создавшейся ситуации, что касается обысков, проверок. И, как и было анонсировано, после обеда в три часа встретились с министром внутренних дел Арсеном Аваковым и его коллегами, которые как раз курируют похожее направление и могут содействовать в решении проблем.

Сразу могу сказать: МВД осуждает как изъятие серверов, что не всегда законом позволяется, так и какие-то неправомерные действия со стороны правоохранительных органов, идущие вразрез уголовно-процессуальному кодексу (УПК).

Что решили, послушав жалобы бизнеса и предложения по решению проблем? – На уровне замминистров экономики и МВД, отдельных руководителей служб (приглашаем также СБУ, налоговую милицию и прокуратуру) готовы встретиться буквально в предстоящий понедельник в рабочей группе. А сразу после этого, во вторник-среду, на уровне министров и руководителей этих правоохранительных органов (СБУ, прокуратура и налоговая милиция) мы встречаемся опять с представителями бизнеса IT и предлагаем конкретику.

Что МВД, что СБУ – готовы встречаться и обсуждать как конкретные кейсы, так и общую ситуацию и меры защиты бизнеса. Все, в принципе, на стороне бизнеса.

МВД также подтвердило идею подписания меморандума о сотрудничестве с IT-индустрией, а также более широкого привлечения бизнес-омбудсмена.

Вопрос: Какие основные жалобы бизнеса вы услышали?

Ответ: На что жаловался утром бизнес, в основном: первое – надуманные обвинения, второе – непропорциональность действий. Приходят люди, которые хотят, наверное, $10-50 тыс. взятку, и причиняют ущерб, совсем несопоставимый с их злобными желаниями. Еще примеры непропорциональности: вместо запроса документов – обыск, вместо копирования информации – изъятие серверов, документации, другого дорогостоящего оборудования.

Третье – отсутствие ответственности за свои действия со стороны силовиков. Некоторые из них, конечно же, не осознают, какой вред, в том числе репутационный, наносится этим конкретным компаниям. работающим на глобальный рынок.

Четвертое – отсутствие компетенции. Как я сказал, есть люди полностью квалифицированные, но их недостаточно, если хотим решать проблемы сектора.

Пятое – намеренное или осознанное несоблюдение процедуры УПК. Эта наша проблема очень глубокая, общая: законы пишем хорошие, на уровне министров, замов и других, находящихся Киеве, вроде бы есть политическая воля и намерения эти законы соблюдать, но уже в средней прослойке на местах никому нет интереса. Сами как хотят, так и интерпретируют, как хотят действуют, к сожалению, часто не соблюдая эти законы.

Вопрос: Каковы предложения участников рынка?

Ответ: Ключевые предложения IT-бизнеса, которые мы поддерживаем, были:

-- еще изменить законодательство (мы уже это делали по закону 1580 по упрощению условий ведения бизнеса – дерегуляции) в части, касающейся изъятия серверов: лучше копируйте, сколько хотите, но не прекращайте деятельность компании, как это происходит после изъятия серверов.

-- введение финансовой ответственности проверяющих инспекторов и силовиков. Нужно посмотреть, как это происходит в мире: если есть такой опыт в Польше, Швеции, так давайте просто поступим так, как это делается там.

-- максимально публичное расследование. Просим правоохранительные органы, чтобы было больше огласки. Полностью уверен, что некоторые из этих проверок не имеют каких-либо темных намерений. Тогда выходите публично, рассказывайте, что конкретно, какие конвертационные центры или еще что-то пытаетесь прикрыть. Народ вас поймет, это вам поможет создать позитивный имидж.

Что нам еще говорила IT-индустрия? Что они готовы подписать некий кодекс поведения, кодекс этики, который бы в итоге вылился в меморандум о сотрудничестве с МВД, где сама индустрия помогала бы выявлять недобросовестных участников бизнеса. Потому что, как мы знаем, не всегда бывает белое и черное. Я полностью уверен, что большинство участников IT-индустрии работают по закону, но, к сожалению, есть некоторые, из-за которых страдают все остальные, и их, в том числе, сама индустрия должна выявлять. И сама индустрия это предложила.

Что касается МВД, они также согласились, что усилят подразделения по борьбе с кибер-преступностью внутри министерства с целью повысить профессионализм при проведении проверок. Они открыты к предложениям отрасли о проведении тренингов и обучения персонала. Это то, что IT-отрасль нам предложила. Участники рынка говорят, что непосредственно в отделе по борьбе с кибер-преступностью – профессионалы, но, к сожалению, часто не они приходят в компании, а люди, у которых нет никаких навыков и знаний в IT- сфере. Изымая дорогостоящее оборудование, они не знают, что это такое и каковы последствия эти действия несут. Поэтому индустрия и предлагает, что готова сама оплачивать такие курсы.

Думаю, что исходя из позитивного общественного восприятия реформы патрульной полиции, тренинг которой осуществлялся за грантовые деньги с помощью наших международных партнеров, есть возможность и здесь привлечь донорские деньги и техническую помощь по тренингу сотрудников МВД.

Итак, подытоживаю. Во вторник-среду на следующей неделе – "круглый стол" с участием министров, руководителей спецслужб. Обучение силовиков. И, наверное, нужно посмотреть, какие еще конкретно проверки силовиков, касающиеся IT-сектора, можно было бы поставить под мораторий, так как далеко не все потенциальные нарушения нужно пресекать. Лучше сфокусироваться на каких-то конкретных - финансирование терроризма, конвертационные центры, и, наверное, на этом можно остановиться.

Поэтому нашли консенсус, будем с этим работать, готовы к сотрудничеству и обязательному решению проблем как IT-сектора, так и всех других отраслей. У всех проблемы достаточно схожие.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 24 сентября 2015 > № 1502185 Айварас Абромавичус


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter