Всего новостей: 2574070, выбрано 20946 за 0.124 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 августа 2018 > № 2701008 Андрей Травников

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Новосибирской области Андреем Травниковым.

Обсуждался, в частности, ход выполнения в регионе программы по строительству новых общеобразовательных учреждений.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вы уже погрузились во все сложности работы на посту руководителя региона, высшего должностного лица в Новосибирской области. У нас впереди начало занятий в школе. По всей стране в рамках указа Президента и программы, которая существует, проводится работа по созданию новых школьных мест. Что у вас?

А.Травников: Подготовку к началу учебного года ведём, ремонтируем школы, строим новые. Самая острая проблема – это дефицит мест в среднеобразовательных школах. У нас в среднем по региону 23% школ, где дети учатся во вторую смену. Очень острая ситуация в самом Новосибирске, в столице, – там в 70% школ дети учатся во вторую смену. Некоторые школы, если ничего не предпринимать, уже к следующему 1 сентября будут вынуждены открывать третью смену. Правительство Российской Федерации запустило два года назад проект по созданию новых мест в общеобразовательных школах – проект очень ожидаемый, важный. Мы за последние три года в регионе построили более 12 школ, бóльшая часть из них в Новосибирске. В этом году к 1 сентября введём три школы. Конечно же, темпы необходимо увеличивать. Мы надеемся в том числе на участие в новом национальном проекте. Огромное спасибо за решение Правительства о выделении в этом году средств из резервного фонда. Мы получили 500 млн рублей, часть этой суммы будет направлена на строительство новой школы в одном из микрорайонов на окраине Новосибирска, где действительно в следующем году мы ожидаем прибавку детишек и можно получить ситуацию с третьей сменой.

Мы при работе над новым майским указом Президента, от 7 мая этого года, уже примерно для себя определяем целевые ориентиры, мероприятия, затраты, необходимые для достижения показателей, которые поставил перед нами глава государства. Понимаем, что в течение ближайших трёх лет нам нужно построить не менее 17 новых школ, и мы готовы к этому. Многие застройщики, не дожидаясь открытия бюджетного финансирования, начинают строительство социальных объектов.

Мы стараемся включать школы в федеральные или региональные программы, поэтому, Дмитрий Анатольевич, прошу и Министерство просвещения, и Правительство в этом помочь региону.

Д.Медведев: Действительно, с учётом довольно сложной ситуации переход ещё в третью смену – этого абсолютно допускать нельзя. Потому что у нас количество регионов, где есть третья смена, весьма ограниченно, и это связано с определёнными проблемами 1990-х годов, в частности, на Кавказе эта проблема в ряде республик стоит в полный рост. Но если у вас сейчас ничего подобного нет, то, конечно, нужно сделать всё, чтобы появлялись новые школы. Хорошо, что вы три вводите прямо сейчас, к новому учебному году. Будем стараться обязательно поддерживать вас в рамках национального проекта, связанного со строительством новых школ и созданием новых учебных мест, выделяя соответствующее финансирование. Надеюсь, что вы будете этим у себя достаточно успешно заниматься, имея в виду, что строительство нового жилья должно сопровождаться и строительством новых социальных учреждений, включая общеобразовательные школы и детские сады.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 августа 2018 > № 2701008 Андрей Травников


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700677 Алексей Фирсов

Левиафан и сеть. Государство как страж интернета

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

До сегодняшнего дня попытки государства влиять на общественное мнение через социальные сети были безуспешны. Вмешательство силовых структур интерпретируется всеми сторонами процесса как симптом полной утраты контроля

Государство пытается решить нетривиальную задачу: втиснуть обратно в тюбик выдавленную из него зубную пасту. Субстанция расползается, не хочет идти вспять. Дело не ладится, и происходит срыв — удар по тюбику кулаком.

Это метафора. В действительности задача государства — усилить контроль за социальными сетями, которые продолжают доказывать свою эффективность в качестве инструмента массовой мобилизации. Последний пример — Армения. И хотя в России управленческая система сохраняет стабильность, именно скорость и внезапность изменений учат не доверять первичным ощущениям и даже аналитическим запискам экспертов.

Выпустить хорошо подготовленную команду на поле публичной сетевой дискуссии, создать надежную структуру «адвокатов бренда» власти пока не удалось. Убедительные, харизматичные и при этом лояльные эксперты в сетевых полемиках не появились. Какие-то фигуры неуверенно мнутся у порога, но дальше не идут, а троллинг оппонентов дискредитировал себя как жанр. Вопрос, кстати, не в том, что в лагере лоялистов есть острый дефицит серьезных фигур. Такие люди, безусловно, найдутся. Однако в сетевом пространстве они сталкиваются с фатальным ограничением: сама структура и стилистика сообществ не ориентированы на поддержку официальных позиций. Поэтому их носители безнадежно провисают в пустоте искусственного трафика.

Отчасти проблему можно было бы решить как через расширение границ экспертного пула, так и его допустимой идеологической маневренности, однако этого не произойдет, потому что свежий призыв экспертов надо сформировать и поддержать как минимум на федеральных каналах — ключевом инструменте публичной легитимации. Но позиции там надежно удерживаются старой гвардией, собранной вокруг ведущих еженедельных программ, которые в своей риторике ориентированы на анонимно-массовый сегмент («охлос»). А поскольку за управление телеканалами и за сетевые проекты в администрации президента отвечают разные структуры, то совершить перезагрузку не получается, хотя ее актуальность совершенно очевидна. Ближайший пример — информационная драма с пенсионной реформой.

При впечатляющих ресурсах, затраченных на сетевые проекты, пока нет ни одного яркого и успешного кейса, который можно привести в оправдание этих затрат.

Гипотетически еще можно вообразить себе создание некой буферной зоны публичных дискуссий, на которой происходит реальная полемика и даже легкий флирт с оппозиционной мыслью, но при этом сохраняется набор фигур, ценностей и инициатив, которые должны оставаться вне критики. Эксперимент был бы интересен, однако провести его в действующем контексте очень сложно. Во-первых, надо брать ответственность за то, чтобы установить ширину допустимого коридора. Во-вторых, фигур, согласных играть по правилам, немного, да и те периодически срываются.

Поэтому мы имеем дело с парадоксальной ситуацией: при впечатляющих ресурсах, затраченных на сетевые проекты, ни на федеральном, ни на региональном уровне пока нет ни одного яркого и успешного кейса, который можно привести в оправдание этих затрат. Возможно, по-другому обстоит дело с топовыми телеграм-каналами, часть которых аккуратно используется в качестве политтехнологического инструмента, например, для осаживания элит или подготовки общественного мнения к новым поворотам (разумеется, классический пример — «Незыгарь»). Однако каналы — это отдельная история, которая скорее подходит под категорию неинституциализированных медиа.

В последнее время soft power политтехнологов получила весомую поддержку. В регулирование сетевой сферы включились силовики. Энтузиазм и размах такого включения, впрочем, вызвал оторопь не только в обществе, но и в тех его сегментах, которые силовые структуры вызвались защищать. Открытие уголовных дел за участие в виртуальных группах, репосты и просто лайки стало приобретать капитальный размах. С разных сторон — от держателя сетевых платформ Mail.ru, которая находится под контролем абсолютно лояльного Алишера Усманова, до РПЦ и даже до вполне статусных государственных фигур — зазвучали призывы сбавить подобную активность силовых интервенций. Возникло ощущение искусственной невротизации процесса: как будто действия государства утрачивают единую скоординированность и все игроки начинают импульсивно действовать в меру своего понимания ситуации. А понимание это (крайне тревожный факт) перестало быть спущенным сверху «продуктом».

Может случиться так, что, сражаясь с виртуальными декорациями, власть пропустит более серьезную угрозу.

В отношении части сетевого сообщества такая силовая регулировка может оказаться успешной, если понимать под успехом формирование новой социальной фобии. По крайней мере жесткий прессинг вызовет здесь чувство растерянности и неустойчивости. Рационально вроде понятно, что силовые воздействия нацелены на группу, которую удается связать с понятием экстремизма. Однако сам факт того, что разрыв между виртуальным и физическим миром в сознании спецслужб преодолен, что сетевые истории обретают прямые последствия внутри физического мира, а именно в виде настойчивого звонка в дверь, выпотрошенного компьютера, допроса и тюремной камеры — сам этот факт будет оказывать для части пользователей сдерживающий характер. Тем более что граница между зонами дозволенного и запрещенного не освоена ни одной из сторон, и каждый участник вынужден интерпретировать свои действия из сложившихся прецедентов. А это значит, что появятся как юзеры, которые будут под воздействием страха проявлять повышенную осторожность, так и те, кто начнет стремиться к героизации свой биографии.

Получается интересная вещь. Используя силовые акции для контроля сетевого пространства, власть сама затемняет для себя эту сферу: провоцирует создание условных подпольев, скрытых кодов, отказов от известных и понятных символик в пользу внутреннего языка закрытых сообществ. У интернета масса возможностей уходить от контроля. Если принять распространенную гипотезу, что злополучная группа «Наше величие» была изначально срежиссирована, то аналогичные сообщества будут создаваться теперь с повышенной осторожностью, но при этом уж точно не исчезнут. Социальная сеть как изначально открытая, прозрачная среда (а значит, подверженная просмотру и анализу), начинает закрываться и сворачиваться вокруг своих внутренних, часто спрятанных центров. Легкими, но бессмысленными жертвами оказываются как раз те, кто воспринимает происходящее как игру, как виртуальную модель, где все понарошку, и поэтому легко попасться на провокацию. Силовые действия начинают восприниматься как психоз, как неумение справиться с ситуацией, как бессмысленная ярость циклопов.

Какова здесь оптимальная стратегия для власти (и для какой именно ее части) — вопрос открытый и вряд ли имеющий простое решение. Вообще сам по себе факт отождествления сетевого участника с физическим лицом вне сетевой игры — спорный момент. Субъект интернет-коммуникаций часто ведет себя по-другому, опирается на другие мотивы, чем в физической жизни. То, что в реальности часто воспринимается как жест одобрения или согласия, в интернете может носить характер демонстрации — «вот, смотри» — без какой-либо оценочной акцентуации. Лайк далеко не всегда носит характер полного согласия, репост может быть формой демонстрации, а не продвижения. Важно осознать, что пользователь, попав в сетевую волну, часто теряет свою субъектность, становится просто элементом сети, живущим по ее законам. Может случиться так, что, сражаясь с виртуальными декорациями, власть пропустит более серьезную угрозу. Это пустота позитивных смыслов. Такая пустота может быть заполнена чем угодно, и никакие внешние методы контроля здесь не будут эффективны.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700677 Алексей Фирсов


Россия > Медицина > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700675 Дмитрий Морозов

Таблетка первенства. Почему в России так мало собственных лекарств

Дмитрий Морозов

генеральный директор компании BIOCAD

Распад СССР отбросил отечественную фармацевтическую отрасль далеко назад. Становление новой российской фармы начиналось с самого простого — с создания воспроизведенных препаратов

Количественное преобладание воспроизведенных препаратов (дженериков) и биоаналогов над оригинальными разработками — это общемировая тенденция, обусловленная как экономическими и социальными факторами, так и перспективами развития фармы вообще. Преобладание воспроизведенных препаратов на фармрынке — это одна из основ его функционирования. В разные годы можно было наблюдать лишь изменение соотношения количества дженериков и оригинальных препаратов, но глобально пропорции не менялись: инновационных препаратов всегда было меньше.

Сразу оговорюсь, что под инновационным препаратом мы будем понимать принципиально новую молекулу, не описанную ранее химическую структуру или же модифицированное до неузнаваемости изначально известное химическое соединение. Если речь идет о пептидах, полипептидах, крупноразмерных белках, то в инновационном препарате они кардинально отличаются по аминокислотной последовательности или другим ключевым характеристикам химической структуры от имеющихся на рынке предложений. Обязательным условием для отнесения лекарства к инновационным является наличие патента на него.

Инновационные препараты, действующие на принципиально новую мишень, относятся к категории first-in-class («первый в своем классе»). Создание с нуля до выведения в продажу first-in-class препарата сопряжено с высоким риском неудачи, требует длительного времени, от 7 до 12 лет и огромных инвестиций — от $2 млрд. Для того, чтобы вложения «отбить», нужно продавать максимальный объем нового препарата по максимальной цене — и здесь-то кроется подводный камень.

Уже в течение 10 лет, с кризиса 2008-2009 годов, главные потребители лекарств, госбюджеты разных стран, жестко экономят, переориентируясь с дорогих современных эффективных лекарств на более дешевые дженерики и биоаналоги. Так же ведут себя и потребители — физические лица. В результате срок возврата инвестиций увеличивается. Это привело к тому, что крупные фармкомпании, изначально специализировавшиеся на выпуске первых в классе препаратов, массово разворачиваются в сторону воспроизведенных препаратов, создавая в своих недрах целые подразделения, занятые разработкой и выпуском аналогов. Кроме того, все большую долю в продуктовом портфеле крупнейших компаний занимают так называемые «следующие в классе» препараты (next-in-class).

Это лекарства, в основе которых лежат новые молекулы, но действующие на известные мишени. То есть механизм их действия понятен, мишени четко заданы. На создание такого лекарства уходит значительно меньше времени (в среднем 5-7 лет) и денег — здесь счет идет на десятки миллионов долларов. И ведь это тоже инновационный препарат, собственная разработка компании, просто более простая и дешевая.

Развитие мирового фармацевтического рынка определяется концептуальными и технологическими трендами, в числе которых персонализация медицины, переход на цифровое здравоохранение и пациентоориентированная модель лечения, активное использование биотехнологических и генных препаратов, биоинженерии. Это новый этап развития, на который современная наука только-только вступает, поэтому обширной «кормовой» базы в виде запатентованных веществ и препаратов здесь пока нет, она еще только нарабатывается.

Это видно и по статистике: принципиально новых молекул в последние пару лет появляется очень мало. Основные движения в патентном праве сейчас связаны с попытками так или иначе использовать имеющийся арсенал разработок — поиграть с формой введения лекарства, концентрацией действующего вещества или составом сопутствующих веществ. Это дает возможность продлить жизнь оригинальных препаратов на рынке и выиграть время для доведения до ума принципиально новых лекарств следующего поколения. Эту тенденцию в полной мере отражает статистика главной мировой инновационной фармацевтической площадки — США. В 2017 году американским FDA одобрены 80 дженериков, 5 биоаналогов, 46 оригинальных препаратов, но только 15 из них first-in-class. Причем 2017-й был в этом плане годом-рекордсменом: в предыдущие лета зарегистрированных first-in-class-препаратов было меньше.

Начать с чистого листа

Российская фарма находится в несколько иной ситуации. Так исторически сложилось, что «кормовой базы» в виде оригинальных препаратов предыдущего поколения у нас нет. Распад СССР обеспечил отечественной фарме катастрофическое устаревание материально-технической базы, отток квалифицированных кадров, распад НИИ, обнуление государственного финансирования НИОКР и вынужденный отказ от исследовательской деятельности. Становление новой российской фармы начиналось с самого простого — с создания воспроизведенных препаратов, next-in-class.

Отечественные компании, поставившие перед собой цель развиваться в области собственных разработок, в кратчайшие сроки учились копировать и создавать биоаналоги и дженерики. Это важная работа как для становления R&D-центров компании (они получают необходимый опыт и осваивают передовые технологии), так и для потребителей (они получают востребованные эффективные лекарства по доступным ценам). Ну а с ходу, с нуля начинать творить собственные инновационные препараты, first-in-class, объективно невозможно, это все равно что посадить только-только освоившего арифметику первоклассника считать интегралы или доказывать теорему Максвелла.

Благодаря стартовавшей в 2011 году государственной программе «Фарма-2020» те игроки, которые были вовлечены в процесс разработки инновационных препаратов, познакомились с современными методами исследований, модернизировали технологическую и научную базу, привели производственные процессы в соответствие с мировыми стандартами.

На данный момент фармацевтическая отрасль в России сформировалась и является самодостаточной. В стране успешно работают компании, способные производить собственные инновационные препараты мирового уровня, активно выходят на рынок новые российские игроки, которые производят субстанции и сырье. По данным Роспатента, медицина сегодня является одной из сфер, в которой выдается наибольшее количество патентов: в 2017 году ведомство зарегистрировало 429 таких документов.

Основная проблема сегодняшней российской фармы — переход от разработки и производства воспроизведенных препаратов к оригинальным. Это непростая задача, но она имеет решение. Во-первых, необходимо изменить вектор стратегии развития отрасли в целом и отдельных компаний в частности, создать условия для того, чтобы у них были время и возможность сформировать базовую технологическую платформу для рывка вперед. Это дело не одного года — инновационные разработки требуют качественной перестройки мышления, прежде всего в части ориентированности не на процесс, а на результат. Единственный способ ускорить эти изменения — это формирование соответствующей корпоративной культуры в отечественных фармацевтических компаниях, ориентация отрасли на перспективные потребности рынка, а не на сиюминутные выгоды.

Первым шагом в этом направлении может стать изменение системного подхода к планированию R&D. Нужно отталкиваться от стандартов лечения: спрогнозировать, какое заболевание какими лекарствами в перспективе пяти-семи лет может лечиться, что из этого будет нужно государству. И уже исходя из этого государство сможет выстраивать стратегию поддержки фармацевтических компаний, а те будут уверены в том, что их высокобюджетные инновационные разработки окажутся востребованы рынком. Именно так мы сможем создать стройную систему российской фармы, ориентированной на обеспечение страны продукцией собственного производства, и уйти от сложившейся практики поддержки и стимулирования отдельных, пусть и перспективных очагов роста.

Высокий уровень собственных разработок в области инновационных лекарств позволяет российским фармацевтическим компаниям доминировать на отечественном рынке. Следующим шагом в развитии, исходя из общей логики, должен быть выход на международный уровень. Однако здесь российские компании сталкиваются с трудностями финансового характера. Освоение зарубежных рынков требует огромных затрат, которые в основном связаны с обязательными доклиническими и клиническими испытаниями препаратов в целевых странах. Молодая российская фарма пока еще не в состоянии самостоятельно их осилить. На данном этапе экспорт инновационных фармацевтических технологий возможен только при активной поддержке и содействии государства. Ну а пока эти механизмы обсуждаются и прорабатываются, отечественные фармкомпании не стоят на месте, а разрабатывают и выводят на рынок новые эффективные препараты, нужные российским пациентам.

Россия > Медицина > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700675 Дмитрий Морозов


Китай. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700671 Алексей Гривач

Вредные иллюзии. Почему Европе не нужен американский газ

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

Сейчас сжиженный газ стремительно утекает с европейского рынка. За 7 месяцев поставки сократились на 10%, а из США было поставлено всего 380 млн кубометров. Из России больше поставляется за один летний день, а зимой столько же за полдня. Однако Еврокомиссия, чтобы сделать видимость уступки Трампу, направит еще несколько сотен миллионов евро бюджетных денег на новые терминалы

Стратегия агрессивного маркетинга по продвижению американского сжиженного природного газа на мировые рынки порождает все больше абсурда. Не успел рынок оправиться от итогов встречи президента США Дональда Трампа с председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, на которой гость из Брюсселя пообещал, что Евросоюз построит больше терминалов для приема американского СПГ, хотя на сегодняшний день действующие терминалы в Евросоюзе загружены всего на четверть, как появился новый сюжет из той же серии.

Последние новости пришли из Китая — Пекин рассматривает возможность введения 25-процентной пошлины на СПГ из США в качестве ответной меры на торговые барьеры, введенные американской администрацией. На неискушенный взгляд это может казаться логичной мерой. Вашингтон недвусмысленно давал понять, что для смягчения дефицита торгового баланса в двусторонних отношениях ждет от Китая увеличения импорта американских товаров и прежде всего закупок СПГ. А заградительная пошлина, которая сделает поставки газа из США неконкурентоспособными на китайском рынке, серьезная угроза.

Однако на деле Китай проводит у себя политику «чистого неба», интенсивно переводя коммунальных потребителей с угля на чистые энергоносители, и последние полтора года демонстрирует взрывной рост спроса на газ, который удовлетворяется за счет массированного импорта СПГ, так как собственная добыча и поставщики газа в Средней Азии не готовы оперативно наращивать предложение, а с контрактом на закупку российского газа Китай в свое время затянул и начнет его получать только в конце 2019 года. То есть, по сути, в среднесрочной перспективе нет страны в мире, которая была бы заинтересована в увеличении предложения сжиженного газа, в том числе со стороны США, больше чем КНР.

С другой стороны, китайская пошлина, по большому счету, ничего не изменит. За первые пять месяцев 2018 года на рынок Поднебесной было поставлено около 1,7 млрд кубометров газа из Соединенных Штатов, примерно 14% от общего экспорта американского СПГ и 6% от китайского импорта сжиженного газа. Не так мало, но и не так много. И среди прямых покупателей или акционеров СПГ-проектов нет китайских компаний, что связано с общей взаимной настороженностью в сфере купли-продажи стратегических активов. Кроме того, не стоит забывать, что для экспорта газа в страны, с которыми у США нет соглашения о свободной торговле, нужно получать специальное разрешение Департамента по энергетике, который вовсе не спешит выдавать новые разрешения новым СПГ-проектам. А строящиеся мощности по сжижению в Соединенных Штатах в основном уже законтрактованы на 20-25 лет транснациональными нефтегазовыми корпорациями и крупными национальными компаниями-импортерами, среди которых, как уже отмечалось, нет китайских покупателей.

Но главное, рынок устроен таким образом, что в условиях устойчивого спроса Китай может купить дополнительные объемы, например, новогвинейского СПГ, произведенного американской корпорацией ExxonMobil и предназначенного изначально Японии, а японцы, в свою очередь, получат необходимый им газ с американского терминала из портфеля Shell или Total, которые могли бы поставить его напрямую в Китай, но из-за пошлины такая сделка экономически непривлекательна.

По той же самой причине не имеет смысла обещание Юнкера Трампу построить новые терминалы для приема СПГ в ЕС. Сейчас сжиженный газ стремительно утекает с европейского рынка. За первые семь месяцев поставки сократились на 10%, а из Соединенных Штатов было поставлено всего 380 млн кубометров. Из России больше поставляется за один летний день, а зимой столько же за полдня. А получается, что поставщики американского СПГ не хотят поставлять в Европу, европейские покупатели не хотят его покупать, но Еврокомиссия, чтобы сделать видимость уступки Трампу, направит еще несколько сотен миллионов евро бюджетных денег на никому не нужные терминалы. Ну а газ придет по расписанию. Из России.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700671 Алексей Гривач


Туркмения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 13 августа 2018 > № 2700372 Юрий Сигов

В туркменском зазеркалье

Чем больше страна закрывается от внешнего мира, тем больше разных небылиц и откровенного вранья о ней распространяется

Юрий Сигов, Вашингтон

Нынешний до безобразия глобализированный мир, кажется, уже не оставил ничего святого, добропорядочного и мало-мальски уважаемого. Все кругом обо всем - и все знают, стоит кому-то где-то и что-то сказать- тут же десяток раз перевранные слова разлетаются по всему свету со скоростью звука. А уж если кому захочется поехать-посмотреть даже самый дальний уголок нашей планеты - так кликни в Интернете на один из сотен сайтов - и будет тебе все на информационном блюдечке с электронной каемочкой.Но вот ведь незадача. Сохраняются на карте нашей планеты по-прежнему всего несколько стран, о которых информации либо вовсе не найдешь никакой, либо вся она - слово от слова натуральное вранье и ложь несусветная. Причем проблема не столько в тех, кто пишет и информирует (якобы) о той или иной стране, никогда там не бывав и понятия ни о чем не имея. Но, как ни странно, подобному положению дел явно способствуют и власти самой такой страны. Потому как чем больше они по жизни «информационно окапываются», тем больше небылиц и стопроцентной лжи об этих государствах сообщается.

В конце 80-х годов мне довелось одним из первых в тогдашнем СССР посетить Южно-Африканскую Республику. Так вот главным посылом приглашения в ту поездку (а тогда у СССР с ЮАР вообще не было никаких отношений) был изложенный мне тогдашним министром иностранных дел страны Питером Ботой. А именно: в ЮАР из-за санкций никто не приезжает, но зато все про нас только и пишут: мы - расисты, убиваем черных, эксплуатируем рабский труд местного населения и так далее. Вот и посмотрите своими глазами - соответствует ли что-то тому, что вы о нас можете сегодня узнать из обычных западных газет и телепередач.

На сегодня же к таким «черным информационным дырам» можно смело отнести примерно с десяток стран, в том числе - одну на постсоветском пространстве и расположенную в Центральной Азии. Поскольку мне в ней доводилось бывать не раз в уже ее независимые времена, то до сих пор поражает полнейшая ахинея и вранье, которую об этой республике распространяют все без исключения мировые СМИ - от российских до американских. Хотя вряд ли кто-то в этом виноват больше, чем само правительство независимого, нейтрального и ни к кому не присоединяющегося Туркменистана.

Да нет там никакого железного занавеса. Просто посторонним тамошние власти не особенно рады

Если сравнить Туркменистан с любой соседней республикой Центральной Азии, то его так называемый внешний имидж на самом деле хуже некуда. Чего только с 1992 года о Туркменистане за время его независимого развития не писалось. И про прошлого президента-самодура, отменявшего балет и оперу, и возводившего золотые памятники себе любимому везде, где только для этого находили подходящее место. И про его сменщика не менее «лестные» пассажи можно встретить чуть ли не в любой, даже самой «демократически» ориентированной газете или журнале что в Европе, что в Америке.

В Туркменистане нет никаких зарубежных корреспондентов, туда не пускают (без особой надобности) журналистов-одиночек, которые, даже просочившись в виде туристов, так или иначе, остаются на туркменской территории под негласным контролем. Само же туркменское руководство совершенно не горит желанием каким-то образом тот имидж, который создан вокруг республики, якобы прячущейся за железным занавесом, менять.

Почему так происходит? Дело в том, что основа государственной политики Туркменистана что при прежнем президенте, что при нынешнем - это привлечение иностранных инвестиций и технологий. Потому как они могут помочь стране (а точнее - ее верхнему руководству) зарабатывать еще больше на продаже за рубежом природных ископаемых, и прежде всего природного газа. Разного же рода «побочные продукты» типа туризма и даже просто обычных поездок тех же бизнесменов из-за границы не просто не приветствуются властями, а по-максимуму пресекаются.

К тому же в Туркменистане все, что связано так или иначе с заграницей и иностранцами как таковыми, находится под полным контролем государства. Выдача паспортов, гражданства, обмен валюты, любые контакты с приезжими в Ашхабаде немцами или китайцами жестко регламентируется для любого туркменского гражданина, включая и вполне с виду лояльных сотрудников госаппарата или спецслужб. Но что тут такого невероятного? Такова система, и никто ее в ближайшее время вроде как менять не намеревается.

Что же касается экономического положения в стране, то здесь опять-таки почти на сто процентов имеющаяся у той же западной и российской прессы по этому поводу информация - это перетертые через сто базарных посиделок слухи. Почему? Потому что толком никто ведь ничего достоверно не знает о реальном состоянии туркменской экономики, ее реальных доходах от контрактов по газу с теми же Китаем и Ираном. И уж тем более никому неведомо по поводу того, сколько и каких денежных знаков вывез сам туркменский президент и его родственники за границу «на крайний случай».

Так вот в этой ситуации любые ссылки на любые (подчеркиваю это слово) западные издания, пишущие о том, что Туркменистан якобы переживает тяжелейший со времени обретения независимости экономический кризис - не более чем высосанная из пальца псевдоинформация. А уж ссылаться при этом на британские и немецкие издания, которые, в свою очередь, цитируют так называемых экспертов, никогда в Туркменистане не бывавших и понятия не имеющих, что там на самом деле происходит - так и вовсе смысла никакого не имеет.

К примеру, те же британские издания таинственно сообщают, что якобы правительство Туркменистана препятствует выезду своих граждан моложе 40 лет за границу. Но это полный бред. Ездят туркмены - что молодые, что постарше (особенно много их сейчас в Турции - самой близкой родственной по языку стране, и в той же Сирии, хотя там и идет война, и в Иордании, и все больше в Азербайджане).

Конечно, Туркменистан мог бы теоретически озолотиться на тех газовых богатствах, которые ему достались от бывшего Советского Союза. И вместо роскошных мраморных дворцов в Ашхабаде обеспечить вполне приличный уровень жизни каждому своему гражданину. Но при чем здесь именно Туркменистан? Точно так же можно говорить и о России, и о Казахстане, и об Азербайджане. Нефть и газ, конечно же, могли бы, но пока не смогли помочь жить лучше всем рядовым гражданам. Но это ведь отнюдь не означает, что Туркменистан по этой причине - самый «такой-сякой» во всей Центральной Азии.

Кто газ покупает, тому и продаем. А от России будем подальше - иначе быстро станем ее регионом

Ни для кого не секрет, что основа независимости любой из постсоветских стран - это как можно дальше «отпочковаться» от России и всего того, что некогда объединяло эти республики в единое государство. И Туркменистан в этом плане - не исключение. Отношений с Россией Ашхабад практически не поддерживает (кроме церемониальных с расшаркиванием визитов то руководства аппарата СНГ, то членов парламентов - как правило, за наградами, щедро раздариваемыми туркменским президентом российской властной верхушке). А то, что не поставляет через Россию свой газ в Европу - так посчитали, что лучше (пусть и менее финансово выгодно) продавать его Китаю.

Китай не планирует каким-то образом политически контролировать Туркменистан. Китайцы сами трубы проложили, да и контракты с Пекином подписаны долгосрочные (да, с определенными финансовыми потерями для Ашхабада, но все лучше, как считают там, чем иметь дело с Москвой или с вечно находящимся под санкциями американцев Ираном).

Богатеет ли туркменская верхушка при таком скрытом от посторонних лиц газовом сотрудничестве с Китаем? Естественно. А что - российские власти от продажи нефти и газа «коллективному Западу» не становятся почти поголовно миллионерами? А в Азербайджане? Подобная ситуация наблюдается ведь везде, где есть избыток природных ресурсов (возьмите те же африканские государства) - и где первые лица прежде всего стремятся накопленные от подобной торговли средства разместить в банках на личных счетах «комфортных для жизни стран» - по типу Германии, Швейцарии, Люксембурга или Великобритании.

Любимое занятие так называемых зарубежных экспертов по Туркменистану -критиковать Ашхабад за высокий уровень коррупции. Интересно только, а у них в странах нет ли чего-то подобного? В том числе - и среди тамошних первых лиц? Полиция, пишут, в Туркменистане сплошь продажная и штрафует всех подряд, чтобы хотя бы как-то «подкормиться». Ну, точно так же себя ведет полиция-милиция в любой постсоветской стране - да и не только там.

Или в той же Америке принят закон, который уже два года запрещает закупку хлопка из Узбекистана и Туркменистана (в списке еще Бангладеш и Мали), мотивируя это тем, что на хлопковых полях этих двух республик используется детский труд. Многочисленные правозащитники засыпают своих конгрессменов письмами-протестами, в которых рассказывается об ужасах полевых работ 10-летних детишек, которые вместо школьных уроков пашут по 12 часов под раскаленным солнцем, убирая «белое золото» с полей.

Ради любопытства поинтересовался: а бывал ли хотя бы один из этих «экспертов-критиков» в Туркменистане? Откуда у них столь детальная «информация», будто там чуть ли не средневековое рабство и принудительный детский труд? И выяснилось, что ни один из них не только не был никогда в республике, но и всю информацию черпают эти люди от туркменских диссидентов, проживающих в Скандинавии. А те им что-то рассказывают, ссылаясь на таинственные телефонные звонки из Ашхабада и Дошогуза от неназванных родственников и знакомых.

Туркменистан ко всем нейтрален. У него нет союзников и друзей, а есть только «добрые соседи»

Еще одна дежурная тема тех, кто пишет о Туркменистане, - это якобы невозможность получить туда визу. И отказать могут в ней без объяснения причин (так точно, правда, поступают и правительства еще как минимум 50 стран мира, но волнует этот вопрос именно тех, кто по каким-то причинам не был допущен в Туркменистан), и ждать ее долго, и стоит она недешево. Ну, так не езжайте туда- чего же столько желающих попасть именно в Туркменистан, куда не пускают, или куда не попасть столь же свободно, как на те же Сейшелы или Маврикий, где визу вообще никто не спрашивает?

Особенно удивляют, если не сказать жестче, рассуждения о том, что происходит в Туркменистане, российских экспертов, которые не только никогда не бывали в Туркменистане, но регулярно пользуются все теми же «западного разлива» слухами о республике, считая себя тем не менее вполне информированными. Опять идут ссылки на анонимных ашхабадцев, которые стоят часами в очередях за хлебом, не имеют возможности отправить детей в школу, потому что все стало очень дорого. И в больницах нет якобы никаких лекарств, что грозит туркменскому народу самой настоящей демографической катастрофой.

Меня, к примеру, весьма умиляет и постоянное муссирование иностранными СМИ стремление президента Туркменистана Г. Бердымухамедова что-то «замутить» вместе с народом, станцевать, спеть, выйти на берег Каспия вместе со своим внуком в национальной одежде. Интересно, а что тут такого «диктаторского» или так уж необычного по сравнению с другими лидерами постсоветских стран? А что делает в этом же «разрезе» президент Белоруссии вместе с сыном? А президент России делал в ходе чемпионата мира по футболу? А что делают все остальные? Так чем туркменский-то президент так уж «возмутителен» в своем подобном поведении?

Я бы не стал так уж огульно критиковать и простой туркменский народ, который якобы от раздражения подобной ситуацией (хлеба вроде как нет, а президент на яхте по волнам Каспийского моря гоняет!) места себе не находит. Раздражены своими властями, по моим наблюдениям, все абсолютно в той или иной степени народы постсоветских стран, а вовсе не только Туркменистана. Другие вопросы: как подобное раздражение властями контролируется, каким образом снимается, и насколько некий средний уровень снабжения и комфорта жизни именно первыми лицами государств обеспечивается для рядовых своих подданных.

При этом почему-то считается, что если Туркменистан наладит отношения с Россией (а почему не с США?), то экономическая ситуация в республике якобы сразу же станет поприличнее. Не думаю, что нынешний туркменский президент пойдет на какое-либо реальное сближение с Москвой, потому как его она просто «проглотит». И при всей своей псевдонезависимости Туркменистан де-факто станет просто еще одним регионом Российской Федерации. Оно Г. Бердымухамедову надо?

В то же время совершенно непонятно - причем никому - ни американцам, ни российским властям- что же делается реально на афганско-туркменской границе? При той полной информационной закупорке, которая существует вокруг любых вопросов, связанных с безопасностью и внешней политикой Туркменистана, понять, насколько на самом деле велика угроза тех же исламистов из Афганистана, просто нельзя. Верить же сообщениям никому неизвестных анонимных источников или тех, «кому кто-то позвонил из Ашхабада» насчет полчищ талибов, уже перешедших туркменскую границу, я бы точно не стал.

Очень сомнительно и то, что будет с двумя газовыми проектами, в которых Туркменистан вроде бы участвует - и в то же время не пойми что с этого может получить (да и получит ли что-то вовсе). Речь идет и о Транскаспийском газопроводе (который ни Иран, ни Россия Ашхабаду на самом деле построить при любой внешней помощи не позволят), и о газопроводе ТАПИ, по которому туркменский газ планируется экспортировать в Индию и Пакистан через территорию вечно воюющего и раздираемого междоусобицами Афганистана.

И уж совсем нелепо выглядят предсказания что западных, что российских «экспертов» насчет якобы подготовленного пути «почетного бегства» Г. Бердымухамедова из Ашхабада, если талибы вторгнутся в Туркменистан, либо сам туркменский народ «сбросит ненавистную тиранию». Подобные прогнозы - натуральная маниловщина тех, кто понятия не имеет, что и как функционирует в республике и насколько первое лицо там «в теме» по всем тем вопросам, где хотя бы минимально могла бы возникнуть угроза и его личным интересам, и его ближайшего окружения.

Поэтому, если называть вещи своими именами, то о том, что на самом деле происходит в Туркменистане, как живет его верхушка и что дальше светит рядовым гражданам, доподлинно неизвестно никому. И уж тем более тем, кто в Туркменистане никогда не был, но числится «экспертом» по этой стране и периодически высказывает о ней свое мнение. Хотя сохранению такого «специфического имиджа» фактически напрямую как раз и содействует само руководство Туркменистана, по-прежнему держащее республику в максимальной информационной заморозке.

Туркмения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 13 августа 2018 > № 2700372 Юрий Сигов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 августа 2018 > № 2700363 Андрей Перцев

Большой Error. Почему возникло дело Анны Павликовой и другие посадки за мемы

Андрей Перцев

Дела против псевдоэкстремистов – это не новый большой террор, а системный сбой, непредвиденные последствия плохо продуманных решений. Антиэкстремистские законы задумывались как тонкие инструменты для устрашения отдельных несогласных. Но в условиях российской силовой системы с ее палочной отчетностью программа дала сбой и стала генерировать саморазрушительные ошибки

За последние несколько недель борьба российских властей с экстремизмом вышла на новый уровень: силовики начали массово возбуждать дела по экстремистским статьям УК не против оппозиционных активистов, а против простых граждан, обывателей. Самым громким, но далеко не единственным случаем стал арест 18-летней Анны Павликовой (на момент ареста она была несовершеннолетней), которую Мосгорсуд оставил в СИЗО, несмотря на юный возраст и болезнь. Анну Павликову, 19-летнюю Марию Дубовик и еще несколько человек обвиняют в организации экстремистского сообщества – движения «Новое величие».

При этом никто не скрывает, что это сообщество, по сути, создали сами силовики. В телеграм-чат, где общались политизированные (и не очень) молодые люди, вступил агент ФСБ, предложил участникам собираться офлайн, снял помещение и вызвался написать устав. Обычных людей, которые просто критиковали власть в соцсетях, спровоцировали собраться вместе, поддержать написанный провокаторами устав, а потом арестовали. Система заработала, и теперь почти детей упорно держат в тюрьме как опасных экстремистов. В такой ситуации любой понимает: на этом месте могу оказаться я сам, или мои дети, или кто угодно, позволивший себе сказать что-то критическое о российской власти.

Дело «Нового величия» далеко не единственное. В Алтайском крае возбуждено уже несколько уголовных дел за публикацию мемов во «ВКонтакте». Марию Мотузную обвинили в оскорблении чувств верующих и в разжигании расовой розни. Под первую часть попала картинка, где Иисус спрашивает у патриарха Кирилла, сколько времени (картинка еще 2012 года, когда на слуху был скандал с дорогими часами патриарха). Под вторую, расовую часть – картинка с черным и надписью «Черная бухгалтерия».

Позже стало известно еще о трех подобных делах, и во всех случаях в мемах, которые публиковали «новые экстремисты», не было ничего необычного, такие картинки можно найти почти у любого человека с профилем в соцсетях. Некоторые из арестованных даже никогда не были на митингах, политика занимала в их жизни мало места. Это простые обыватели разных возрастов и профессий, но для дела против них не понадобилось даже провокаций – тыкнули в первые попавшиеся мемы, и вот он – экстремизм. В деле против тувинской активистки Оюмаы Донгак силовики поступили еще проще – ее арестовали за репост исторической статьи о Германии, где было фото со свастикой.

Первое впечатление, которое производят все эти дела, – государство «сознательно и демонстративно» вышло на новый виток репрессий. Если раньше преследовали реальных активистов-оппозиционеров, которые выходили на улицы и пытались создавать партии, то теперь переключились на вполне добропорядочных обывателей. Людей провоцируют и буквально сажают за анекдоты, как в советские времена. Посаженных показательно мучают в СИЗО, игнорируя возраст, болезни, здравый смысл. Машина подавления отлажена, и государство это наглядно демонстрирует.

Такой взгляд подразумевает, что российская вертикаль власти – это что-то чрезвычайно цельное и продуманное. Что система не ошибается, что она идеально отлажена, может централизованно вырабатывать новые правила, а потом эффективно заставлять их соблюдать. В России немало зачарованных мнимой силой, расчетливостью и темным могуществом Кремля. Но многочисленные посадки за мемы скорее свидетельствуют об обратном – российская система власти плохо управляема и не может предсказать возможные последствия собственных решений.

Дела против псевдоэкстремистов – это не новый большой террор, а системный сбой, непредвиденные последствия плохо продуманных решений. Антиэкстремистские законы (и особенно закон об оскорблении чувств верующих, возникший в ответ на акцию Pussy Riot в храме Христа Спасителя) задумывались как тонкие инструменты для устрашения отдельных несогласных. Применять их должны были ограниченно, в отдельных случаях.

Но российская правоохранительная система устроена так, что плохо подходит для тонких инструментов. Силовики должны обеспечивать показатели по раскрываемости преступлений и возбуждению уголовных дел по статьям УК. Если есть статья, то по ней должны быть и дела – иначе зачем она нужна? Под статью люди найдутся. К тому же экстремистские статьи не требуют особых усилий для раскрытия преступлений: зашел наугад на пару-тройку страниц в соцсетях, и вот тебе экстремизм – разжигание розни (национальной или социальной), оскорбление верующих. Статьи УК до того размыты, что под оскорбление и разжигание попадает почти любая ирония: смеешься – значит оскорбляешь.

Для силовиков борьба с мнимым экстремизмом стала отличным средством для получения палочек за раскрытие тяжких преступлений, и они это быстро поняли. Жестокость по отношению к Анне Павликовой только выглядит намеренным проявлением некоего особенного садизма. Силовики просто не могут выпустить «экстремиста» из СИЗО, они так работают и по-другому работать не могут.

Кремль писал одну программу, но при внедрении в систему она дала сбой. Теперь эта ошибка генерируется постоянно. Власть не планировала карать обывателя, держать его в постоянном страхе. Наоборот, она всегда старалась показательно отличать активиста от обычного гражданина. Жесткие задержания на акциях «Стратегии-31», суд над Сергеем Мохнаткиным, «болотное дело» – все годы путинского правления власть демонстрировала гражданам, что будет пресекать любой активизм, наглядно показывала, чего делать не надо, – выходить на улицы и чего-то требовать.

Принимались и соответствующие законы: об оскорблении чувств верующих, ужесточение наказаний за несогласованные акции и за нарушения на согласованных. Но власть старалась сохранять четкую грань: вышел на улицу, вступил в оппозиционное движение, устроил протестную акцию – активист; сидишь спокойно дома (пусть и поругивая власть) – обыватель.

Репосты забавных мемов не превращали да и до сих пор не превращают обывателя в активиста. Но теперь обычного гражданина в оппозиционера превращают силовики. Из-за этой ошибки обыватель покидает зону комфорта – он видит, что преследовать могут лично его или его детей, что законы написаны несправедливо, что силовики пользуются ими в своих интересах. Неизбежно у него возникают вопросы к власти: как вообще можно сажать людей за смешные картинки, когда на коррупционных процессах чиновники часто отделываются условным сроком?

Система начинает выдавать сбои и в других сферах, она все чаще действует неуместно, применяет определенные программы там, где они работать не будут. Оторванные от реальности пропагандистские оправдания пенсионной реформы, которые только усиливают недовольство. Заявления чиновников об изъятии «сверхприбыли» у компаний для реализации нового майского указа Владимира Путина – акции уже обвалились, хотя Путин идею пока не одобрил. Несовпадение поставленных целей и полученных результатов происходит все чаще. Элементы вертикали работают разрозненно, без общей программы и общих взглядов на инструменты работы, в планы постоянно вносятся тактические изменения, которые разрушают стратегию. Вместо слаженной работы система генерирует саморазрушительные ошибки.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 августа 2018 > № 2700363 Андрей Перцев


Россия > СМИ, ИТ. Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 августа 2018 > № 2699773 Михаил Осеевский

Встреча Дмитрия Медведева с президентом ПАО «Ростелеком» Михаилом Осеевским.

Рассматривались вопросы обеспечения медицинских и образовательных учреждений высокоскоростным доступом к сети Интернет.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Михаил Эдуардович, хочу Вас проинформировать: я подписал распоряжение Правительства о выделении в рамках перераспределения бюджетных ассигнований с 2020 на 2019 год 5 млрд рублей, которые предусмотрены для Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, для того чтобы в рамках этого финансирования при участии вашей компании была обеспечена процедура подключения медицинских учреждений к информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

То есть, иными словами, процесс подключения медицинских учреждений к широкополосному доступу в интернет продолжится. Как ваши успехи на этом направлении? Тем более что это поручение Президента, это действительно очень важное направление оказания медицинских услуг.

М.Осеевский: Действительно, Дмитрий Анатольевич, хорошая новость, спасибо за это решение. Оно позволит «Ростелекому» как исполнителю этой программы завершить все фактические работы уже в этом, 2018 году, и только расчёты пройдут уже в следующем году.

Мы в прошлом году подключили более 3 тыс. медицинских учреждений, и сейчас в работе более 6 тыс. И в целом вся региональная инфраструктура Российской Федерации будет подключена к высокоскоростному интернету. Это даёт нам возможность сделать следующие шаги по развитию цифровых технологий.

Я в первую очередь здесь отметил бы необходимость создания в каждом регионе централизованных архивов хранения медицинских изображений (это томограммы, ангиограммы, рентгенограммы). Мы видим, что в тех регионах, где такие проекты уже работают, реально повышается эффективность использования дорогостоящего оборудования, когда в районных больницах проходят обследование, а затем в центральных клинических больницах регионов или федеральных органов высококвалифицированные специалисты уже определяют диагноз.

Уже сегодня в облачных хранилищах «Ростелекома» более 6 млн таких изображений. Мы также считаем необходимым обеспечить на базе созданной инфраструктуры возможность ведения электронного документооборота для врачей, в первую очередь ведения электронных карт больных. Мы такие технологии имеем, но хотели бы просить Правительство рассмотреть наше предложение по их развёртыванию по всей стране.

Мы также провели анализ и считаем возможным на базе созданной инфраструктуры в ближайшие три-четыре года обеспечить подключение школ к высокоскоростному интернету. У нас более 50 тыс. школ нуждаются в такого рода технологиях. Это позволит сделать серьёзные шаги по цифровизации образования, вести в электронном виде журнал учёта посещаемости и успеваемости, прямо на уроке демонстрировать современный электронный контент из федеральной библиотеки, демонстрировать материалы самих учащихся. Поэтому просили бы Правительство и эту инициативу рассмотреть.

Д.Медведев: Если возвращаться к теме медицинских услуг и консультаций, которые ведутся в том числе с использованием доступа к высокоскоростному интернету, то это действительно очень важное направление с учётом масштабов нашей страны и того, что медицинская помощь определённым образом выстроена в регионах – и в районных больницах, и в областных клинических центрах, – и в конечном счёте в федеральных центрах, которые тоже у нас есть по всей территории страны. И внедрение этих технологий будет весьма и весьма продуктивным.

Нужно обратить внимание на вопросы защиты этих баз данных от несанкционированного вмешательства, потому что это чувствительные темы, это всё связано со здоровьем людей. И я надеюсь, что ваша компания, я имею в виду ту деятельность, которой вы занимаетесь, тоже будет этому уделять внимание.

Что касается школ, то мы проводили подключение их к сети Интернет приблизительно 10–11 лет назад. Я когда-то специально эту инициативу формулировал, и мы её продвигали. Тогда у нас было чуть больше 50 тыс. школ по всей территории страны, сейчас их меньше. И тогда мы это сделали, но, правда, это не высокие скорости, это подключение, которое велось тогда по телефонным линиям. Всё это уже вчерашний день. Поэтому, конечно, школы все тоже должны быть подключены к высокоскоростному интернету. Только в этом случае можно получать качественный образовательный продукт и использовать различные возможности в ходе уроков.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 августа 2018 > № 2699773 Михаил Осеевский


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 августа 2018 > № 2699738 Глеб Никитин

Встреча с врио главы Нижегородской области Глебом Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Нижегородской области Глебом Никитиным. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

Г.Никитин: Хотел кратко доложить об итогах работы, об итогах первого полугодия. В общем и целом динамично развиваемся и по некоторым показателям показываем очень хорошую динамику по сравнению с прошлым полугодием. Хотел на основных показателях остановиться.

Во-первых, это, собственно, оценка ВРП. Рост 103 процента, и мы прогнозируем по итогам года тоже 103 процента. Это выше, чем среднероссийский прогноз.

В.Путин: За счёт чего, Глеб Сергеевич?

Г.Никитин: За счёт роста промышленности, повышения производительности труда, за счёт, собственно, общеэкономических тенденций, которые меняются.

В.Путин: Вы не выделяете какое–то одно направление, которое «выстрелило»?

Г.Никитин: Есть некоторые вещи, например, в том числе чемпионат мира, который тоже дал, безусловно, импульс экономике и стимул. Хотелось бы думать, что наши совместные усилия – и Правительства Российской Федерации, и правительства Нижегородской области – дают свои плоды.

Заработная плата выросла на шесть процентов в реальном исчислении. Хотел особый акцент сделать на инвестициях в основной капитал: 105 процентов по итогам полугодия. В прошлом году было два процента по итогам года, а в 2016–м было падение.

В.Путин: Производительность труда насколько выросла?

Г.Никитин: Производительность труда выросла на 12 процентов.

По поводу инвестиций в основной капитал хотел сказать, что это очень важный показатель. Мы по рейтингу АСИ по итогам 2017 года на 70–м месте.

В.Путин: Послушайте, у вас такое соотношение между ростом производительности труда и ростом заработных плат, то есть производительность труда росла в два раза быстрее, чем темп роста заработной платы?

Г.Никитин: У нас выработка, отгрузка в реальных секторах экономики выросла на 12 процентов по итогам полугодия.

В.Путин: Это хорошо.

Г.Никитин: Но, ещё раз говорю, очень важен, конечно, прирост инвестиций. Очень надеюсь, что этот показатель – пять процентов – показывает, что мы в правильном направлении двигаемся, потому что 70–е место – это всё–таки недостойно Нижегородской области.

Мы провели уже две бизнес–миссии АСИ, составили дорожную карту. Я создал корпорацию развития Нижегородской области – единый институт развития.

В.Путин: Вместе с Агентством?

Г.Никитин: Нет, это рекомендация АСИ. У них есть типовые дорожные карты, целевые модели работы с инвесторами, и там, естественно, есть единый институт развития.

Мы его создали, разработали с ними дорожные карты. Надеюсь здесь на серьёзный рывок по итогам 2018 года, потому что этим удовлетвориться просто невозможно.

Что касается производительности труда, то здесь, вообще, за этот период абсолютно реально есть чем похвастаться. Конечно, этот показатель – он «агрегат» и не на сто процентов определяется нашими усилиями, но Вы в декабре поддержали создание проектного офиса совместно с «Росатомом» по повышению производительности труда, причём во всех секторах.

Мы начали с промышленности. Сейчас у нас в пилотной зоне уже сто организаций большинства секторов экономики. Это социальная сфера, даже социальные учреждения, в других регионах этого нет, школы, медицинские учреждения, несколько министерств. В принципе это модель выхода на так называемое эффективное правительство, программа «Эффективная губерния».

Минэкономразвития, которое курирует национальный проект, реально считает нас лидерами в этом вопросе. Мы входим в пилотную зону, там семь регионов, делимся сейчас опытом по работе этого проектного офиса.

Есть конкретные результаты в проектах. По ста этим организациям – где–то 350 проектов, но они постоянно растут, потому что в каждой организации ведётся несколько процессов.

И по промышленности, например, по проектам, которые внедряются с февраля, от 1,5 до 10 раз рост производительность труда. Это реально впечатляет.

Причём мы в пилотную зону выбирали только те организации – что тоже влияет, соответственно, и на следующий показатель, – где есть потенциал роста сбыта, чтобы не увольнять и не сокращать людей.

Дальше промышленное производство, наша традиционная сфера. Обработка – 90 процентов, и мы серьёзно на промышленность ориентируемся. Здесь тоже 103,4 процента в первом полугодии 2018 года по сравнению с 2017–м, поэтому идём положительно.

Следующий момент, на котором хотел остановиться, – это жилищное строительство, очень важная тема.

В.Путин: Хорошие темпы в промышленности…

Г.Никитин: Да, согласен, глубоко удовлетворён этим фактом.

Жилищное строительство. Здесь у нас произошел рост на 4,6 процента, то есть это больше, чем среднероссийский уровень, 103,8 процента. Мы планируем по итогам года ввести 1 миллион 350 тысяч квадратных метров жилья.

Но здесь хотел бы отметить, чтобы просто было понимание по перспективам национального проекта: чтобы выйти на те показатели, которые есть в национальном проекте, нам надо выйти к 2024 году на 1 миллион 950 тысяч. То есть сейчас мы с Минстроем очень активно работаем по национальному проекту, и предложения свои даём, и будем на этот показатель выходить.

Дальше – потребительский рынок. Хотел бы отметить 4,5 процента рост по итогам полугодия, а в стране – 2,4. И я, конечно, связываю это во многом с чемпионатом мира. То есть мы считаем, что рост розничного оборота как минимум на шесть миллиардов рублей был обеспечен за счёт чемпионата мира.

Не могу удержаться, чтобы ещё раз Вам огромное спасибо не сказать за то, что Вы дали возможность Нижнему Новгороду провести чемпионат мира. Совершенно фантастический праздник, и отношение людей абсолютно удивительное. Поменялись люди, болеть стали по–другому. В общем, это отдельный разговор, если можно, потом подробнее доложу.

Дальше очень важный момент, на котором Вы тоже всё время делаете акцент, – это экспорт. В среднем по стране несырьевой, неэнергетический экспорт – это где–то 40 процентов, у нас – 70 процентов.

И что касается динамики, то по итогам прошлого и этого года она впечатляет, «низкую базу», видимо, отыгрываем, когда было падение в своё время. Сейчас рост составил 60 процентов по экспорту в целом и 52 процента по несырьевому, неэнергетическому.

Естественно, сказываются плотные контакты с РЭЦ, Минпромторгом. Мы тоже активно внедрились в этот национальный проект и тоже видим себя в пилотной зоне. По большинству таких проектов реального сектора видим себя одними из лидеров и опорным регионом для реализации Вашего Указа.

Здесь то, во что это выливается, собственно, для людей, для граждан. (Демонстрируется слайд.) Не могу сказать, что сильно впечатляющая цифра. Реальный рост денежных доходов населения – 0,8 процента. По прошлому году было падение, то есть мы вышли в плюс. Но в действующих ценах вообще рост 4,4 процента, если говорить не про реальный, а про номинальный уровень.

Очень важно посмотреть на зарплату. Зарплата действительно в номинале – рост девять процентов, реальная заработная плата выросла на 5,8, то есть на шесть процентов. Причём в социальной сфере, здравоохранении, образовании, в спортивных организациях она выросла больше: по статистике тут 10, а то и 20,3 процента.

В.Путин: В каком сегменте вы видите рост – у начальства, у среднего персонала?

Г.Никитин: Безусловно, необходимо на это всё время обращать внимание. Но мы строго следуем Указам 2012 года, у нас новый есть Указ, но мы и старому следуем. Там есть по всем категориям персонала показатели, которые мы выдерживаем.

Дальше. Когда мы встречались, Вы говорили, и я Вам подтверждал важность профицитного бюджета и сокращения государственного долга.

Мы сейчас по действующему бюджету, бюджетному плану планируем сократить на 400 миллионов в абсолютном значении долг и на четыре процента долговую нагрузку – с 64 до 60 процентов.

Вообще, Владимир Владимирович, хотел обратить внимание, мы таким образом снижаем заимствования и направляем средства на погашение долга. А с 2009 по 2016 год мы в среднем по году заимствовали 8,8 миллиарда рублей, то есть от пяти до 12 миллиардов в год.

Естественно, это позволяло софинансировать и финансировать большие проекты, вкладываться в «социалку», инвестировать в развитие. Но есть обратная сторона медали. Сейчас из–за этого мы тратим на обслуживание долга пять миллиардов рублей.

Поэтому мы сейчас создаём себе базу, опережающими темпами снижая долговую нагрузку, потому что по соглашению с Минфином у нас чуть больше на самом деле, 62 процента лимит.

Если потребуется для реализации национальных проектов в результате обсуждения итоговых значений, может быть, к лимитам Минфина приблизимся. Этим процессом будем гибко управлять, для того чтобы конкретные задачи решать.

По общим показателям, на которые мы планируем выйти по итогам года, включая сельское хозяйство, мы везде либо на среднероссийском уровне, либо выше.

Работаем плотно по национальным проектам со всеми министерствами. Параллельно ещё до Указа, после Послания интегрировали все Ваши задачи в проект стратегии, который начали разрабатывать с января.

Сейчас идёт активнейшее обсуждение, мы сделали открытый портал, чтобы можно было собирать предложения жителей. Проводим стратегические отраслевые сессии и территориальные с районами. Сейчас уже 39 прошло, две тысячи предложений собрано.

Параллельно сейчас будем интегрировать с теми решениями, которые Правительство будет принимать по национальным проектам. Уверен, что со всеми задачи должны справиться.

Теперь от итогов к неким идеям и проблемам. У нас достаточно стабильный миграционный отток. По Нижнему Новгороду за два года около четырёх тысяч человек. Конечно, много разных причин: близость к Москве, транспортная доступность, но основная причина…

Есть такая, я считаю, убедительная и интересная урбанистическая концепция «третьего места». То есть «первое место» – это дом, «второе» – это учёба и работа, «третье место» – это общественное пространство, культурное пространство, выставочное, то есть там, где люди социализируются. И у нас с этим есть проблемы.

Слава богу, в своё время начат проект «Комфортная городская среда», мы активно участвуем: создали институт развития городской среды, специальный институт, который разрабатывает проекты общественных пространств.

Четыре наших города оказались среди 80 победителей конкурса, который сейчас только что Минстрой проводил, по малым и историческим городам. Это второй результат по стране, то есть мы достаточно неплохо здесь выглядим.

И сейчас, естественно, будем продолжать работу в рамках национального проекта «Жильё и городская среда». Но сейчас там отсутствует тема, связанная с комплексным развитием исторических центров.

То есть у нас есть отдельное общественное пространство, где–то дворовые территории, где–то восстанавливаются и строятся какие–то объекты, но комплексного развития центров городов нет.

Я с Вами говорил в декабре, Вы поддержали, сказали, что это важная тема для развития городов, и мы с тех пор с Минэкономразвития, Дом.рф и «Стрелкой» разработали концепцию восстановления исторических центров.

Владимир Владимирович, я направил свои предложения в Правительство, думаю, что было бы неплохо включить в федеральный проект «Жильё и городская среда» отдельный проект восстановления нескольких – такого пояса – российских городов и центров, чтобы они стали центром притяжения для туризма. Надо тот потенциал, который чемпионат мира по футболу создал, использовать и развивать.

Дальше как раз про чемпионат мира, то, что я хотел сказать: 355 тысяч человек посетило, 150 [тысяч] иностранных граждан. И в результате мы видим, что где–то на 600 тысяч по итогам 2018 года общий туристический поток в наш регион произойдёт.

Что ещё не хватает для того, чтобы не было миграционного оттока и чтобы был туризм? Очень важен культурно-образовательный центр, потому что у нас нет нормальных современных культурно-образовательных пространств, нет даже конгрессно-выставочного центра, нет нормальных театрально-концертных площадок, негде размещать даже собственные музейные хранилища, которые есть у наших музеев, нет соответствующих помещений.

Мы разработали концепцию создания в Нижнем Новгороде культурно-образовательного центра, даже идеальные места подобрали. Тоже рассчитываем здесь на Вашу поддержку.

Владимир Владимирович, и хотел отдельно отметить комплексную работу, которую мы проводим, потому что нельзя ограничиваться областным центром, Нижним Новгородом.

В части туризма мы развиваем сейчас кластер Арзамас – Саров – Дивеево. То есть это Дивеевская обитель и Саровская обитель. Огромную работу проводит попечительский совет по возрождению обителей, огромную.

Но они концентрируются на привлечении средств жертвователей и развитие монастырей и обителей. Мы хотели бы создать туристический кластер, который включает в себя развитие транспортно-логистической сети, создание центра размещения туристов в Арзамасе, мультимодальный железнодорожный и автобусный маршрут, которые везёт туристов из Арзамаса в Дивеево.

Полагаю, что здесь тоже необходима какая–то синхронизация с федеральным центром, потому что мы планируем за счёт регионального бюджета пока по той программе, которую мы создали, где–то более двух миллиардов рублей, 2,5 миллиарда рублей вложить. Но некоторые объекты просто невозможно реализовать за счёт регионального бюджета, поэтому будем просить по этому поводу поддержку.

Владимир Владимирович, в рамках национальных проектов будем развивать социальную сферу, естественно, материально-техническую базу социальной сферы, это будем делать системно. Но есть некоторые вопросы, которые могут быть решены быстро, связанные с оборудованием нашего реабилитационного центра, а также с развитием системы «поездов здоровья», которые мы уже запустили.

Два «поезда здоровья» сейчас запустили – огромный спрос и положительные отзывы, тысячи человек на госпитализацию, на дообследование, выявлены онкологические заболевания на ранней стадии.

Хотели бы эту тему развить, подготовили на Ваше имя обращение. Будем признательны, если Вы сможете принять положительное решение по этим учреждениям.

В.Путин: Хорошо.

Глеб Сергеевич, почти год Вы работали в должности исполняющего обязанности губернатора. Как сами оцениваете, что в течение этого года Вам удалось, где чувствуете, что получили удовлетворение от достижения поставленных Вами же перед собой задач?

И на что нужно было бы обратить дополнительное внимание, больше приложить усилий – из того, что Вы считаете важным, и пока ещё в этих сферах не достигнуты нужные результаты?

Г.Никитин: Владимир Владимирович, что касается результатов, то все серьёзные точки, которые я для себя ставил, пройдены в графике. Очень серьёзно концентрировались на достойнейшем проведении чемпионата мира, там тоже требовалось множество усилий.

В.Путин: Конечно.

Г.Никитин: И они все были предприняты. Мне кажется, результат неплохой.

Некоторые вещи я Вам доложил, которыми я действительно, если хотите, горжусь. Например, тем, как мы справились с производительностью труда, как мы организовали эту работу.

Есть ещё один очень важный момент, о котором я не рассказал и которым в принципе горжусь, – это создание HR–портала, управления жизненным циклом карьеры государственного служащего.

Мы сделали такой портал, он называется «Команда правительства», на нём уже зарегистрировано 10 тысяч пользователей, которые прошли анкетирование.

Мы туда предлагаем зайти всем муниципальным служащим, всем государственным служащим и людям, которые хотят попасть в управленческий резерв. Эта система мне нравится.

На что хотелось бы обратить более серьёзное внимание? Это на самом деле на развитие материально-технической базы социальной сферы и вообще социальной сферы как таковой. Не хочу говорить таких слов, как «оптимизация», на самом деле в первую очередь это развитие.

Вы об этом говорили и в Послании, и в Указе, то есть это справедливость, адресность при осуществлении социальной поддержки, это повышение качества медицинского обслуживания – постоянно люди жалуются на проблемы в медицинских учреждениях. В первую очередь, конечно, это, в моём представлении, накопленный недоремонт, то есть здания, сооружения.

В.Путин: Давайте посмотрим.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 августа 2018 > № 2699738 Глеб Никитин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2018 > № 2699319 Константин Эггерт

Война будет проиграна: почему путинская элита боится санкций больше советской

Константин Эггерт, Обозреватель, Украина

9 августа 2018 года — особый день календаря. Именно в этот четверг даже аудитории ВГТРК и Первого канала должно было стать ясно — международные, прежде всего американские, санкции не просто действуют на Россию, но действуют мощно. Иначе публикация в газете «КоммерсантЪ» сенатского законопроекта о санкциях против российских физических лиц и компаний (судьба которого далеко не ясна) не вызвала бы обвала рубля.

К статье в Ъ подоспело и заявление Государственного департамента о скором вступлении в силу еще одной серии санкций против России, на этот раз в соответствии с американским законом 1991 года, призванным наказывать тех, кто применяет химическое и биологическое оружие. Ранее этот закон применялся против двух стран — Сирии и Северной Кореи. Россия теперь третья в этом непочетном списке.

Официальный представитель Госдепа Хизер Нойерт объяснила: Вашингтон убедился (с помощью британских союзников), что отравление Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Великобритании было покушением, осуществленным российскими государственными структурами. Поэтому Москве выписывают первую дозу горького лекарства. Это санкции, главная цель которых — прекратить поставки в Россию любых технологий двойного назначения, то есть тех, которые можно использовать как в мирных, так и в военных целях. Обычно заявки на такие поставки рассматриваются индивидуально. Теперь Америка фактически ввела тотальный запрет на них. Исключение составляют поставки технологий и материалов для Международной космической станции.

Самое интересное будет дальше. В соответствии с американским законом, государство, попавшее под такие санкции, должно допустить международных, в том числе американских, инспекторов на свою территорию. Те проверят объекты, на которых может производиться химоружие. Затем это же государство (в данном случае Российская Федерация) должно дать юридические гарантии, что больше не будет его, химоружие, использовать. Ясно, что никаких инспекторов Кремль никуда не пустит и никаких обещаний давать не станет. А это, в соответствии с тем же законодательным актом, означает последствия — новые санкции еще через 90 дней. Они могут включать в себя полный запрет на выдачу кредитов российским госбанкам, прекращение торговли, понижение уровня дипломатических отношений (то есть отзыв посла из Москвы). В качестве «вишенки на торте» — угроза закрытия воздушного пространства США для государственных авиакомпаний провинившейся страны. В данном случае для «Аэрофлота». Правда, в Государственном департаменте сказали, что таких планов пока нет. Сегодня нет. А завтра могут появиться.

Твиттер Дональда Трампа в день обнародования новых санкционных планов Госдепартамента молчал. Что не так уж и странно. На фоне продолжающегося расследования специального прокурора Роберта Мюллера и начавшегося судебного слушания по делу Пола Манафорта высказываться на российские темы президенту США как-то не с руки. Помощи Кремлю ждать неоткуда.

Решение Вашингтона отбрасывает российско-американские отношения прямиком в семидесятые-восьмидесятые годы, когда запрет на поставки технологий двойного назначения действовал очень строго. Одной из главных задач первого главного управления КГБ (предшественника Службы внешней разведки) была именно охота за технологиями и материалами, которые невозможно было получить легально.

Новые санкции, как и те, которые могут последовать ближе к концу года, важны не только сами по себе. В сущности, применение закона о наказании стран, использующих химическое и биологическое оружие, открывает возможность внести Россию в официальный список государств — спонсоров терроризма. Это не фантазия, а предложение сенатора-демократа Боба Менендеса. Он входит в число соавторов совместно подготовленного демократами и республиканцами законопроекта о санкциях против российских физических и юридических лиц за вмешательство в американские выборы. На будущем сенатском торте ядовитых вишенок еще больше. В числе самых крупных — запрет на любые операции с российским госдолгом вкупе с наказанием тех, в том числе и не американских, инвестиционных и пенсионных фондов, которые все же рискнут его купить. Кроме того, предлагается ограничить доступ российских госбанков к долларам и расчетам в них. Американским спецслужбам сенаторы хотят приказать представить доклад о состояниях и зарубежных активах высшего российского руководства, включая президента. Будут окончательно заморожены любые инвестиции в российскую энергетику. По собственному опыту работы в энергетической отрасли знаю — без западных технологий и инвесторов нефтегазовый сектор в России окажется при смерти. То же можно сказать и о российской авиапромышленности. Даже эта, первая волна санкций, может лишить, например, КБ Сухого американских двигателей Pratt & Witney.

Ну, а «дело Скрипалей» и вытекающие из него четверговые санкции Госдепа если и не приведут к включению России в список государств, поддерживающих терроризм (это все же пока не очень вероятно), то фон для дискуссий на Капитолии создают крайне неблагоприятный.

Чем может ответить Вашингтону Москва? В сфере экономики выбор невелик. Можно свернуть поставки американцам ракетных двигателей РД-180 для их космической программы. Можно закрыть для американских авиакомпаний пролетные коридоры над Россией (в случае если «Аэрофлоту» запретят летать в Америку). Можно ввести санкции на продовольствие (скажем, запретить ввоз калифорнийского вина). Все эти меры, конечно, ударят по США, но одновременно нанесут урон и России. Разве что кроме винной блокады.

Еще можно прервать все контакты в сфере разоружения. В условиях, когда Дональд Трамп думает о модернизации американского ядерного потенциала и создания космических войск, это даст карт-бланш Пентагону на реализацию любых планов. Есть еще вариант продолжить войну консульств и закрыть американские представительства в Екатеринбурге и Владивостоке. Вашингтон в ответ закроет российские консульства в Хьюстоне и Нью-Йорке. Вот, собственно, и все.

Как человеку, хорошо помнящему последний этап холодной войны, мне особенно интересно вот что. Нынешняя Россия играет в мировой экономике ту же роль, что и Советский Союз, — поставщика сырья и вооружений. В этом смысле разница, скажем, с брежневской эпохой небольшая. Но она становится драматической, если посмотреть на сегодняшнюю российскую элиту. Невозможно себе представить директиву конгресса ЦРУ и ФБР собрать и обнародовать всю информацию об активах самого Леонида Ильича, Михаила Андреевича Суслова, Юрия Владимировича Андропова и «других официальных лиц», как писали в партийных коммюнике. Это было невозможно в силу отсутствия таких активов. Старцы из Политбюро ЦК КПСС с их ЗИЛами, дачами в Архангельском и санаториями в Сочи были лично неуязвимы. Они даже верили в социализм и были, по-своему, настоящими политиками. Ведь они ставили перед собой две главные задачи — хранить верность марксистской идеологии и управлять Советским Союзом. Нынешняя российская элита, в большинстве своем, ни во что не верит. Как сказал мне много лет назад один из бывших членов нынешней правящей корпорации, «если президент приказал бы мне стать иудеем, я бы стал». Если бы в интересах выживания завсегдатаям «Кафе Пушкинъ» и Московского яхт-клуба нужно было выйти на гей-прайд, то они бы вышли. Просто страна другая. В ней для поддержания статуса и доступа к бюджету нужно ходить в церковь и публично клясть Запад, где, к слову, живет твоя семья.

Однако, что еще важнее, в отличие от Политбюро, эта элита не только правит Россией, но и владеет ей. «Тысяча лучших семей России», используя выражение из другой эпохи, намертво впаяна в глобальную экономику, потому что живет на ренту от продажи нефти, газа, золота и цветных металлов на мировых рынках. Их семьи и дети уже не могут жить без пентхаусов в Майами, личных самолетов, «феррари» и шопинга в Selfridges. Их не загонишь в Архангельское и не пересадишь на «Чайки». И в этом главная разница с эпохой холодной войны. Парадоксальным образом Политбюро было сильнее перед лицом американского давления.

«Войну санкций» можно сравнить с забегом на длинную дистанцию. В нем побеждает тот, кто объективно сильнее и терпеливее. А это, как ни крути, Соединенные Штаты.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2018 > № 2699319 Константин Эггерт


Казахстан. Россия. СНГ. ОДКБ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699224 Владимир Путин, Нурсултан Назарбаев

Встреча с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым. Лидеры двух стран провели отдельную беседу по завершении Пятого каспийского саммита.

Н.Назарбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Во-первых, большое спасибо за Ваше активное участие вместе с делегацией на этой важной для всех нас встрече [Пятом каспийском саммите].

Мы знаем, какое активное участие в отдельной беседе с разными членами прикаспийских стран Вы принимали. Это повлияло на то, что мы сегодня вышли на хорошее, историческое решение, впервые принята Конвенция, и эта тема закрыта в основном. Теперь для сотрудничества прикаспийских стран, для решения дальнейших дел открыта дорога.

Наши двусторонние отношения развиваются по всем направлениям. У нас будет ещё межрегиональная встреча в Петропавловске в этом году, ещё встреча, по-моему, в Душанбе – СНГ. На всех этих встречах мы отдельно обговариваем двусторонние отношения, встречаемся – это помогает решать все вопросы.

Но из всех тех, которые нам надо обсудить, это, конечно, вопрос генсека ОДКБ, который стал сейчас проблемой.

Между нашими странами – я Вам благодарен, что на космодроме все вопросы решаются. Подписанный договор о программе «Байтерек» идёт своим чередом, сейчас инвесторы появляются, ещё одну пусковую установку вместе будем делать.

Военно-техническое сотрудничество. Вчера наши министры обороны встретились, у нас новый министр обороны, они тоже все вопросы обговорили.

Так что экономическая связь в рамках ЕАЭС и двусторонняя развиваются по восходящей, за что я благодарен Вам и Правительству России.

В.Путин: Нурсултан Абишевич! Хотел бы, прежде всего, поздравить Вас с результатами работы саммита глав государств прикаспийских стран и сказать одну вещь: безусловно, это событие войдёт в историю, как состоявшееся именно в Казахстане.

Это большое событие, к которому мы шли два десятилетия: долго спорили, искали решение, и, наконец, решение найдено. Безусловно, это будет способствовать развитию нашего сотрудничества в прикаспийском регионе.

Что касается наших более широких отношений в рамках ОДКБ, ЕАЭС, то здесь очень большая повестка дня, большая программа. Есть и вопросы проблемного характера, об одной из этих проблем сейчас только Вы упомянули применительно к ОДКБ.

Но что касается двусторонних отношений, то товарооборот растёт, крупные проекты, о которых мы говорим и которые поддерживаем, развиваются: это и «Байтерек», и другие программы, это сотрудничество в сфере энергетики и транспорта.

В общем, здесь очень много интересных начинаний. Уверен, что все эти наши программы будут успешно развиваться, и мы будем добиваться хороших результатов.

Хочу Вас поблагодарить за то внимание, которое Вы лично уделяете развитию российско-казахстанских отношений.

Н.Назарбаев: Спасибо.

Казахстан. Россия. СНГ. ОДКБ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699224 Владимир Путин, Нурсултан Назарбаев


Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699223 Владимир Путин, Хасан Рухани

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

На полях саммита «каспийской пятерки» состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Обсуждались пути урегулирования наиболее острых мировых кризисов, особенно в ближневосточном регионе.

В.Путин: Господин Президент, очень рад возможности на полях прикаспийского саммита встретиться с Вами и обменяться мнениями по самому различному кругу вопросов.

У нас большой объем сотрудничества, много вопросов и по Каспию, и по урегулированию очень острых кризисов, в том числе сирийского кризиса. Хотел бы Вас проинформировать о том, как у нас идут контакты с нашими партнерами по этой сложной проблеме.

И хотя наши коллеги находятся в постоянном контакте друг с другом, все-таки личные встречи на таком уровне крайне важны.

Х.Рухани (как переведено): Уважаемый господин Владимир Путин, Президент Российской Федерации!

Очень рад возможности встретиться с Вами на полях саммита прикаспийских государств. И очень рад тому факту, что с каждым годом наши двусторонние отношения развиваются только в позитивном поле.

Недавно Иран официально усиливал свое сотрудничество с Евразийским экономическим союзом, так что это новое событие может способствовать развитию торговли между нашими странами.

И другая сфера нашего взаимодействия – двустороннее сотрудничество в борьбе с терроризмом и установление стабильности в регионе.

Наша общая задача – это установление стабильности и мира во всем регионе и обеспечение безопасности стран в этом регионе. Весь мир стал свидетелем того, что при помощи Ирана и России сирийская армия смогла сыграть очень важную роль в деле борьбы с терроризмом внутри своей страны.

И я должен подчеркнуть, что сегодня все меры, которые предпринимают Россия, Иран и Турция, помогают установлению мира и безопасности в Сирийской Арабской Республике

В последние годы у нас два больших успеха. Первый – это сотрудничество Ирана, России и еще других стран по достижению договоренностей в рамках ядерной сделки.

И второй успех заключается в сотрудничестве между Ираном, Россией и Турцией для установления мира и безопасности в Сирии.

Мы настроены на то, чтобы устранять любые препятствия и разрешать любые глобальные кризисы только в рамках диалога и переговоров.

Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699223 Владимир Путин, Хасан Рухани


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин

Заявление Владимира Путина по итогам Пятого каспийского саммита.

Глава Российского государства сделал заявление для прессы по итогам Пятого каспийского саммита.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Сегодня состоялось без преувеличения очень большое, важное, знаковое событие для наших государств – подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. Это международный договор, который содержит детальный и объёмный свод правил и обязательств по использованию и сохранению нашего общего достояния – Каспийского моря. Таким образом многоплановое взаимодействие государств «каспийской пятёрки» получило современную юридическую основу на многие годы вперёд.

Принципиально важно, что Конвенция закрепляет за пятью государствами исключительные и суверенные права на Каспийское море, ответственное освоение и использование его недр и других ресурсов, надёжно гарантирует решение всех актуальных вопросов на принципах консенсуса и взаимного учёта интересов, обеспечивает по-настоящему мирный статус Каспийского моря, неприсутствие на Каспии вооружённых сил нерегиональных государств.

Мы много лет двигались к этому – чтобы разработать и принять этот стратегический, основополагающий документ. Проделана действительно масштабная переговорная работа с участием многих ведомств наших государств, с привлечением экспертных деловых кругов.

Достигнутый успех – а это, безусловно, успех – в значительной степени стал возможен благодаря высокому уровню доверия и взаимопонимания между лидерами каспийских государств, нашей готовности неизменно действовать логике уважения, партнерства и равноправия. Хотел бы выразить признательность за это всем присутствующим здесь главам государств.

Такой коллективный подход на деле показал свою эффективность и востребованность. Продемонстрировал, что совместными усилиями можно достигать амбициозных целей по любым, даже самым сложным вопросам, находить компромиссы и сбалансированные решения, которые отвечают общим интересам. Подчеркну, в нынешних непростых международных условиях это дорогого стоит.

Подписание Конвенции открывает новый этап в отношениях между каспийскими государствами, позволяет нам вместе обеспечить процветание и динамичное развитие нашего общего региона.

С удовлетворением отмечу, что сегодня также подписан солидный пакет соглашений, развивающих и дополняющих Конвенцию по наиболее важным и актуальным темам взаимодействия.

В планах прикаспийских государств – углубление экономического сотрудничества, расширение торговых и инвестиционных связей, кооперация в сфере энергетики, развития транспортно-логистического потенциала региона, наращивания туристических потоков. Особое внимание будет уделяться сохранению богатой природы и биоразнообразия Каспийского моря.

Безусловно, большое значение каспийские страны придают вопросам обеспечения безопасности, противодействия современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов, имею в виду Ближний Восток и Афганистан.

Поэтому у наших стран есть настрой всемерно укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, а также активизировать внешнеполитическую координацию.

Все перечисленные темы формируют по-настоящему позитивную повестку каспийского сотрудничества на долгосрочную перспективу. Перед нами стоят серьезные и интересные задачи. Мы намерены последовательно заниматься их решением.

И в заключение хотел бы еще раз выразить признательность нашим казахстанским друзьям и Президенту Назарбаеву, в первую очередь, за радушие и гостеприимство, а также поздравить всех нас, всех коллег с успешным проведением саммита.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Транспорт > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699218 Владимир Путин

Пятый каспийский саммит.

Владимир Путин принял участие в Пятом каспийском саммите, состоявшемся в Республике Казахстан.

Участники саммита рассмотрели ключевые аспекты сотрудничества на Каспии в различных сферах, обсудили ход реализации решений, принятых на предыдущих встречах «каспийской пятёрки».

Главы государств приняли Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря и подписали пакет межправительственных документов. Президенты сделали также заявления для прессы.

* * *

Выступление на Пятом каспийском саммите

В.Путин: Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые коллеги, друзья!

Согласен с мнением выступивших здесь коллег: наш саммит имеет, действительно, неординарное, если не сказать поистине эпохальное значение.

Подготовленная в ходе длившихся более 20 лет переговоров Конвенция о правовом статусе Каспия закрепляет исключительное право и ответственность наших государств за судьбу Каспийского моря, устанавливает чёткие правила его коллективного использования.

Хочу поблагодарить всех причастных к этому большому делу: и лидеров государств, и переговорщиков, и экспертов. На основе консенсуса и взаимного учёта интересов выработан современный и сбалансированный международный договор, Конвенция, которая приходит на замену советско-иранским договорённостям 1921 и 1940 годов.

Важно, что Конвенция четко регламентирует вопросы необходимых разграничений, режимов судоходства и рыболовства, фиксирует принципы военно-политического взаимодействия стран-участников, гарантирует использование Каспия исключительно в мирных целях и неприсутствия на море вооруженных сил внерегиональных держав.

Урегулирование правового статуса Каспия создает условия для вывода сотрудничества между странами на качественно новый партнерский уровень для развития тесной кооперации по самым разным направлениям. Необходимую для этого нормативную базу обеспечат в том числе и подписываемые сегодня шесть профильных соглашений в сферах экономики, транспорта, безопасности. Россия нацелена на совместную энергичную работу по их реализации со всеми каспийскими государствами.

В частности, на основе соглашения об экономическом сотрудничестве на Каспии приоритетное внимание будет уделяться наращиванию региональных торгово-экономических связей и углублению тесной и взаимовыгодной кооперации.

Отмечу, что объем российской торговли с прикаспийскими государствами постоянно растет: так, в 2017 году внешнеторговый оборот увеличился более чем на 20 процентов и составил 22 миллиарда долларов, а в январе-мае этого года вырос еще более чем на 10 процентов.

Принимаемые решения о создании Каспийского экономического форума позволят укрепить контакты между деловыми сообществами наших стран.

Россия предлагает странам «каспийской пятерки» сфокусироваться на сотрудничестве в сфере цифровой экономики, активно внедрять информационно-коммуникационные технологии и электронную коммерцию, заниматься цифровизацией внешнеторговых операций, грузоперевозок и логистики.

Рассчитываем, что межправсоглашение о сотрудничестве в сфере транспорта на Каспии будет способствовать формированию общей интегрированной инфраструктуры. Транспортная взаимосвязанность – один из ключевых факторов обеспечения устойчивого роста и укрепления кооперации наших государств.

В этой связи хотел бы проинформировать, что в России принята и реализуется стратегия развития морских портов в Каспийском бассейне до 2030 года. В ней определены перспективы комплексной модернизации каспийских морских коммуникаций, сопутствующей железнодорожной и автомобильной инфраструктуры.

В частности, запланировано строительство до 2025 года нового глубоководного порта в районе Каспийска, который будет способен принимать большегрузные суда с полезной нагрузкой от 15 до 25 тысяч тонн.

Стремимся интегрировать российские портовые мощности в глобальные и евразийские транспортно-логистические цепочки, повысить конкурентоспособность грузовых и пассажирских перевозок, кратно увеличить объемы обрабатываемых грузов.

Мы поддерживаем проект международного коридора «Север–Юг», он предусматривает железнодорожное, паромное, автомобильное сообщения, которые мы намерены развивать.

Его запуск позволит в 2,5 раза быстрее, чем сегодня, доставлять грузы – ежегодно это до 25 миллионов тонн из европейских стран через Иран на Ближний Восток и Средний Восток, а также в Южную Азию.

Развитию международных перевозок, обеспечению равных унифицированных условий для транзита по Каспию могла бы способствовать и разработка пятистороннего соглашения о сотрудничестве в сфере морского транспорта. Эксперты пяти стран могли бы теперь более плотно заняться проектом такого соглашения.

Замечу, что перспективной сферой сотрудничества является и туризм. По имеющимся оценкам, курорты Каспийского моря потенциально могут принимать более одного миллиона отдыхающих ежегодно. Но нужна, безусловно, современная туристическая инфраструктура.

В России строится морской лайнер «Петр Великий» (ориентировочный ввод в эксплуатацию в 2019 году), на котором можно будет совершать круговые круизные поездки по Каспию с заходом во все пять прискаспийских государств и осуществлять путешествия по Каспийскому, Черному и Азовскому морям.

Кроме того, планируем ускорить развитие туристических кластеров в прибрежных зонах, возводить новые отели и базы отдыха. Вообще профильные ведомства пяти стран могли бы подготовить программу совместных проектов в области туризма.

Считаем не менее важным взаимодействие прикаспийских государств в сфере экологии и сохранения биоресурсов. В рамках «пятерки» уже успешно реализуется целый ряд полезных договоренностей – рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря, соглашение о рациональном использовании биоресурсов Каспия и протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте.

Эти документы обеспечивают строгую экологическую проверку инфраструктурных проектов, создающих потенциальные риски для благополучия Каспийского моря.

Напомню, что в прошлом году профильная межправкомиссия «пятерки» приняла важное решение – продлить запрет на коммерческий лов осетровых. Россия приветствует временный отказ прикаспийских государств от промысла этой ценной рыбы и готова поддержать более продолжительный мораторий. Следовало бы также скорее завершить работу над документом, регламентирующим совместную борьбу с браконьерством.

Уважаемые коллеги! Мы с вами хорошо понимаем, какая ответственность лежит на прикаспийских странах за обеспечение безопасности региона. В непосредственной близости от Каспийского моря находятся очаги нестабильности – Ближний Восток, Афганистан, – поэтому тесного сотрудничества требует сама жизнь, коренные интересы наших народов.

Важно, чтобы государства «пятерки» и далее наращивали системное взаимодействие в борьбе с терроризмом и оргпреступностью, расширяли совместную работу специальных служб и пограничных ведомств. На это направлены соответствующие протоколы к соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности от 2010 года, которые будут сегодня подписаны.

Россия полностью поддерживает эти решения и готова активно включиться в их реализацию. В дальнейшем также следует подумать о разработке отдельного документа по взаимодействию в пресечении наркотрафика на Каспии.

Полагаем важным развивать партнерские связи по военно-морской линии, в частности осуществлять регулярные взаимные визиты кораблей, расширять практику совместного участия экипажей судов в различных мероприятиях: например, в конкурсе «Кубок моря», который проводится в Каспийском регионе в рамках армейских международных игр.

Большое значение имеет межправсоглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море, которое будет значительно укреплять систему мер доверия в регионе.

Действенным механизмом сотрудничества на этом направлении могли бы стать регулярные консультации по линии военно-морского флота наших стран, встречи командующих флотами.

И естественно, нужно продолжать совместную работу в рамках соглашения о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Спасательные службы проводят объединенные учения, отрабатывают специальные сценарии совместных действий в случае аварий или бедствий. Такую практику, безусловно, нужно продолжать.

И в завершение хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича Назарбаева за ту большую работу, которую Казахстан провел для подготовки этой важной встречи.

Спасибо за внимание.

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Транспорт > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699218 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 11 августа 2018 > № 2700362 Андрей Колесников

«Бюджетобесие в плохом смысле». Зачем помощник президента захотел раскулачить олигархов

Андрей Колесников, Ирина Тумакова

Из администрации президента в прессу утёк очень интересный документ. Его подлинность уже подтвердили в Кремле. В шести колонках таблицы указаны выручка, налоговая нагрузка и рентабельность 22 ведущих российских предприятий нефтегазовой отрасли, металлургической промышленности и химической. Начиная с девятой строчки, там, где заканчивается нефтегаз и начинаются металлурги, заполнена последняя колонка, озаглавленная так: «Возможные изъятия».

Исчисляются в миллиардах рублей. Касаются они сплошь предприятий, с владельцами которых у нас привыкли связывать слово олигарх. Напротив каждого с точностью до сотых долей указано, сколько с него можно «изъять» денег.

Автор идеи – помощник президента по экономике Андрей Белоусов. В общей сложности он придумал собрать для бюджета с олигархов-металлургов и олигархов-химиков 513,66 миллиарда рублей. Нефтяников трогать он не планирует, они, мол, и так много налогов платят.

Зачем нужно такое масштабное мероприятие, каким способом его можно осуществить, какой эффект это даст экономике и, главное, как сильно обрадуются владельцы предприятий из списка – «Фонтанке» объясняет руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников.

- Андрей Владимирович, какую вы видите логику в предложении Андрея Белоусова? Почему он предложил именно такой способ наполнения бюджета – изъять деньги у бизнеса?

– У нас вся политика сводится к тому, что деньги изымаются на выполнение «майского указа». Мы забираем деньги из экономики, а потом их даём электорату, чтобы купить его лояльность. Это единственный смысл, который содержится в «майском указе» номер 204. В этой логике строится и повышение НДС, и это предложение Белоусова. То есть это экспроприация в чистом виде. Вместо того чтобы отпустить экономику на свободу, из неё вытрясают последнее. Как в старом анекдоте про алкоголиков, которые окунули кошку в водку, а потом выжимают из неё «ещё капельку». Это катастрофическая логика.

- Фактически деньги берут у населения, чтобы потом дать деньги населению.

– Да, чтобы ему же и возвращать.

- А нельзя сначала не брать, а потом не давать? Так на так и выйдет.

– Вот об этом-то и речь. В указе номер 204 выражена вся логика засилья государства в экономике, государственных интервенций в экономику. Это бюджетобесие – в самом плохом смысле: когда бюджет используется не как инструмент для ускорения роста экономики или разумного балансирования каких-то индикаторов, а как способ поддержания экономики на плаву. А в рыночной экономике так не бывает. В рыночной экономике государственный бюджет – это всего лишь кубышка, инструмент точечного улучшения положения каких-то групп.

- Как же в рыночной экономике решаются социальные задачи, кроме как за счёт бюджета?

– Эти задачи сам рынок и решает, их решает экономическая свобода. А «майский указ» – это не про экономику и не про конкуренцию. Не про экономическую свободу и не про развитие. Он не способен сделать даже то, на что направлен: улучшить эти самые социальные показатели.

- Потому что он – про инфраструктурные проекты и стратегические задачи. Очень важно для экономики.

– Да-да, вот до этого мы и должны были дойти: до строительства моста на Сахалин. Без него никак нельзя. Это то, от чего отказывалась даже советская власть при всём её мегаломаническом безумии. Это просто уже последняя стадия «загнивания империализма» на нашей российской почве.

- А зачем это всё? Президента уже выбрали, у него, как мы знаем, последний срок. Зачем тратить деньги на лояльность?

– Лояльность нужна, потому что доверие, рейтинги одобрения – это вещь очень хрупкая. Причём не только Путина, а рейтинги всей власти. Но они-то как раз и падают ровно потому, что власть не занимается той сферой, на которую существует спрос. Уже сто раз социологи сказали, что внешнеполитические амбиции больше не оказывают того мобилизующего воздействия, как раньше. Оно не исчезло, но очень ослабло. И разнообразные патриотические начинания уже несильно мобилизуют людей. Надо заниматься внутренними делами, а государство привыкло думать, оно – главный игрок в экономике, оно всё тут решает. Вместо того чтобы отпустить экономику, оно всё больше её зажимает. Поэтому вынуждено собирать деньги – и тратить, тратить, тратить.

- Так оно же, государство-то, видит, что траты неэффективны. Ладно – экономика, но ведь и на рейтинг уже влияют слабо. Наверное, надо поднимать его какими-то новыми способами?

– К сожалению, набор инструментов остался прежним, ничего нового пока не придумано, кроме как расходовать бюджет на те участки, которые с точки зрения власти способны поддержать её рейтинг. В сфере идеологической мобилизации ведь тоже нет ничего нового. Чем запомнился Путин в последнее время? Принимал военно-морской парад в Петербурге, отмечал 1030-летие принятия православия с иерархами РПЦ и встречался с футболистами. Военные победы, история, православие и спорт – это инструменты, которые есть у него в руках.

- Наговариваете вы на правительство. Инструмент, предложенный Белоусовым, называется экспроприацией экспроприаторов. Он, конечно, не новый, зато когда-то был очень эффективным. Самое время вспомнить.

– Он был эффективным очень недолго.

- Зато какой эффект!

– Сегодня такой эффект закончится ещё быстрее. Его и измерить сегодня трудно, мы можем только следить за рейтингами власти. Даже не за экономическими индикаторами, которые тоже не блестящи. И прогнозы не блестящи. И то, чем всё время хвастались, например – низкая инфляция, как выясняется, не более чем стечение обстоятельств. Инфляционные риски никуда не делись. Даже Минэкономразвития признаёт, что повышение НДС несёт в себе инфляционные риски и риски замедления роста ВВП. Это логика существования авторитарного государства. Это не экономика, а в большей степени политика.

- Андрей Белоусов всё-таки экономист, он не может не понимать, какой результат даст экономике его идея. Может, этот список – просто элемент пиара, он нужен, чтобы обрадовать людей? Население любит, когда раскулачивают олигархов.

– Нет, конспирологии здесь, я думаю, нет. Это действительно судорожный поиск денег на реализацию «майского указа» – и больше ничего. Помощник президента – человек влиятельный, он имеет право предлагать какие-то… Неординарные шаги. И куда ему ещё обратить взор, кроме как на олигархов? Все эти металлурги-химики – это всё олигархический сектор. Монополизированная экономика сильно зависит от государства. И государство время от времени может призвать своих олигархов к социальной ответственности. Снимать с них сверхприбыль.

- Каким способом это могут делать? Судя по таблице Белоусова, всё рассчитано очень точно по каждому предприятию. Они просто придут к владельцам «Уралкалия» и потребуют 40,78 миллиарда рублей? А на «Евразе» – всего 5,49 миллиарда?

– В том-то и дело, что механизма нет. Но сказано – снимут.

- Здрасьте, мы ваша «крыша»?

– Да, когда кто-то приходит на предприятие и говорит: ты должен мне столько-то, потому что это справедливо, а я тут главный. Я – государство, я устанавливаю правила. В этой логике Белоусов и предлагает действовать. Он квалифицированный экономист, но он – дирижист: человек, считающий, что государство в экономике важнее всего, что оно вправе экономикой управлять. Он математический экономист. Это такой чисто математический подход к экономике. Не имеющий отношения к её развитию, к стимулам для бизнеса.

- Посмотрите на этот список: «Северсталь», «Норникель», «Алроса», «Сибур»… Если ко всем этим собственникам придёт некая условная «крыша», они же могут скооперироваться и оказать сопротивление хоть кому?

– Нет, они этого не могут. Справедливость вашего вопроса в том, что впервые в настолько открытой форме государство говорит: мы вас считаем олигархами, будем с вас снимать деньги. Но устроить бунт эти люди не могут, они слишком сильно от государства зависят. Они, по сути, своим благосостоянием обязаны государству. И сами они, я думаю, понимают логику Белоусова. И наверняка даже готовы на эту тему разговаривать всерьёз. Они тоже играют в этой системе, они такая же её часть, как Белоусов. Как и сам Путин.

- Вы хотите сказать, что свистнут – и прибежит условный Алексей Мордашов, неся в зубах ровненько 43,31 миллиарда рублей?

– Он поспорит, он попытается снизить цену, понимая, что коридор возможностей у него очень узкий, что совсем отказаться он не может. Он – в сделке, он со всеми этими людьми за одним ломберным столом. С представителями администрации, с силовиками. Он не уверен в том, что товарищи по цеху его поддержат. Не уверен, что будет какая-то солидарная защита олигархов. Когда брали Ходорковского, было письмо в его защиту, оно появилось после встречи других олигархов в гостинице «Балчуг». Но письмо это писал Чубайс, он тогда отличался чрезвычайной смелостью. Остальные поддержали, но вяло. И дальше с солидарностью олигархов всё было очень тухло. Они готовы секретно, между собой, ругать власть, но не готовы сопротивляться.

- Почему? Они же всё это друг про друга понимают?

– Это вопрос к ним. Но система взаимного недоверия достаточно крепка. Трусостью это назвать сложно, потому что они сами построили эту систему. В каком-то смысле они сами привели к этому ситуацию.

- Слушайте, но тогда всё просто классно: вот уже и полтриллиона для бюджета найдено. Почему тогда пресс-секретарь Путина говорит, что президенту идея не нравится?

– Сначала была информация, что идея президенту нравится, что он поставил резолюцию «согласен».

- Видимо, разонравилась. Песков так сказал.

– Разонравилась? Ну, очевидно, следили за реакцией экспертов-экономистов. А может, у предприятий этого уровня есть собственные лоббистские возможности, сопоставимые с возможностями Белоусова. Может, кто-то встретился с Путиным и убедил его, что сейчас так делать неправильно, что как-нибудь в другой раз, не у всех сразу…

- По очереди?

– Базовая проблема в том, что Белоусов как человек в какой-то степени простодушный позволил этому стать публичным. Он сделал это как чиновник: считая, что так правильно, и действуя открыто. А любая бюрократическая бумага может утечь.

- Ага, то есть дальше можно ждать, что тех же олигархов из той же таблицы будут отлавливать тихо и поодиночке?

– Возможно, и так. Или станут действовать в соответствии с тотальными договорённостями, которые устроят всех игроков.

- А вот мы, население то есть, уже можем обрадоваться, что взялись за олигархов, а с нас, кроме НДС, пенсионного возраста и новых пошлин, больше ничего не возьмут?

– Это очень правильный вопрос, потому что социологически значимое большинство людей, конечно, считает, что олигархов надо раскулачивать, что у них неправедно нажитые богатства, что с них и надо брать, а не с нас. Популярность идеи об экспроприации никуда не исчезала. Но на эти деньги живёт вся элита. Система действительно построена так, что существует за счёт государственных олигархов. И люди считают, что в этом смысле Путин представляет интересы олигархов. Но он же, по представлениям людей, представляет интересы силовиков и бюрократии. А здесь сошлись две силы: олигархи и бюрократия. Путин должен выступить арбитром, но он колеблется.

- Не может выбрать, кого обидеть, чтобы народ сделал правильные выводы?

– Да, в буквальном смысле.

- Вот они тут получат эти полтриллиона, плюс 600 миллиардов – от повышения НДС, плюс сколько-то от пенсионного возраста, причём не в один год. Но этого же на «майский указ» не хватит? Где возьмут остальное?

– Это никому не известно. Есть поручение президента: найти источники дополнительных доходов в кратчайшие сроки, за полтора месяца. Что это невыполнимо – это было известно заранее. Но бюрократия действует по совершенно другим принципам. Выполнимо, невыполнимо – надо найти объяснимые, мотивированные источники денег. Вот они и ищут.

- И нас могут ждать другие интересные идеи из правительства или администрации президента?

– Непременно. Очевидно, истерика дошла до того, что помощник президента вынужден был прибегнуть к крайнему средству: посчитать олигархов и их сверхдоходы с точностью до сотых. Это наверняка было очень интересное математическое упражнение. Даже в некотором смысле выдающееся.

Фонтанка.Ру

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 11 августа 2018 > № 2700362 Андрей Колесников


Узбекистан > Армия, полиция > mvd.ru, 11 августа 2018 > № 2699716 Рустам Джураев

В режиме диалога с населением.

14 февраля Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал Постановление «О внедрении качественно новой системы охраны общественного порядка, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью в городе Ташкенте». О сути и значении масштабных преобразований в Главном управлении внутренних дел столицы и его территориальных подразделениях нашему корреспонденту рассказал заместитель Министра внутренних дел Республики Узбекистан – начальник ГУВД г. Ташкента генерал-майор Рустам Джураев.

– Уважаемый Рустам Мирзаевич, прошлый год стал знаковым для органов внутренних дел республики: принят целый ряд правительственных решений, направленных на повышение профессионализма сотрудников, совершенствование их деятельности, укрепление законности и дисциплины в службах и подразделениях. Какие дополнительные задачи поставлены перед ГУВД города Ташкента?

– Логическим продолжением реформ стало подписание Постановления «О внедрении качественно новой системы охраны общественного порядка, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью в городе Ташкенте». Основная цель документа – усилить эффективность нашей деятельности, добиться реального оздоровления криминогенной обстановки в столице, сведя к минимуму преступность, особенно среди несовершеннолетних и молодёжи. Для этого в постановлении выделены шесть приоритетных направлений деятельности ГУВД. Определено внедрение практического механизма взаимодействия органов внутренних дел с институтами гражданского общества, другими местными органами власти и управления, правоохранительными структурами, органами самоуправления граждан. Кроме того, документом утверждена новая структура Главного управления и его территориальных подразделений. Цель реорганизации сводится к тому, чтобы в махаллях (районах, кварталах) столицы приблизить органы внутренних дел к населению и сделать их помощь более доступной для граждан.

– В результате реформы на базе районных управлений органов внутренних дел (РУВД) созданы Управления координации деятельности ОВД. Прокомментируйте, пожалуйста, это решение. Как теперь будут действовать эти подразделения?

– Хочу отметить, что данные структуры будут планировать и анализировать работу подразделений, преобразованных из городских отделов. Также в их задачи входит распределение сил и средств с учётом складывающейся оперативной обстановки. Эта работа будет проводиться в пределах территории района согласно секторному принципу деления. Кроме того, сотрудникам Управлений координации предстоит организовывать адресный диалог с населением, решать проблемы жителей во взаимодействии с органами государственной власти и самоуправления граждан. На вновь созданные Управления также возложены задачи работы с обращениями граждан. Таким образом чётко разделены функциональные обязанности между управленческим аппаратом и его низовыми звеньями, которые ответственны за практические меры обеспечения общественного порядка, борьбы с преступностью и профилактики правонарушений.

При каждом Управлении координации будет функционировать от четырёх до восьми отделов внутренних дел. В них появятся своя дежурная часть, канцелярия, отделения следствия и уголовного розыска. Следовательно, произойдёт укрепление кадрового состава. Изменится процентное соотношение управленческого аппарата и его низовых звеньев: в аппарате останется 35%, а остальные 65% личного состава будут нести службу в отделах.

Что касается преобразованных городских отделов, то спектр полномочий новых подразделений существенно расширен, они получили самостоятельность в принятии решений, касающихся вопросов обеспечения общественного порядка и борьбы с преступностью. Теперь руководители отделов определяют ежедневную дислокацию нарядов патрульно-постовой службы на закреплённой территории, осуществляют расстановку сил и средств вверенного подразделения с учётом оперативной и криминогенной обстановки, а также при возникновении чрезвычайных ситуаций.

Таким образом планируется повысить оперативность реагирования на нарушения общественного порядка, увеличить число раскрытых по горячим следам преступлений, уменьшить тяжесть последствий преступных проявлений.

– В ГУВД столицы введены новые должности, в том числе повышен статус руководителя Главка. С какой целью это было сделано?

– Введение должности заместителя министра внутренних дел – начальника Главного управления предоставило руководителю ГУВД столицы право координировать деятельность всех органов внутренних дел города Ташкента, в том числе приданных сил и средств. Под этим подразумевается, что исполнение распоряжений, приказов и указаний начальника ГУВД, касающихся оперативной обстановки, обязательны для всех подразделений, находящихся не только в прямом подчинении Главного управления, но и входящих в структуру МВД Республики Узбекистан и несущих службу на территории города Ташкента.

Введение должности советника Управления координации деятельности органов внутренних дел продиктовано целесообразностью привлечения пенсионеров ОВД, имеющих за плечами огромный практический опыт, к борьбе с преступностью и профилактической работе. Речь о ветеранах, много лет прослуживших в уголовном розыске, следственном звене и других подразделениях ОВД. Они пользуются непреложным авторитетом у личного состава и могут сыграть большую роль в воспитании молодых сотрудников в духе верности служебному долгу.

Введение должности заместителя начальника Главного управления по вопросам молодёжи является показателем внимания со стороны правоохранительных органов к проблемам юного поколения. В задачи этих сотрудников входит координация работы инспекторов по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и молодёжи, а также обеспечение взаимодействия всех заинтересованных структур.

– А какие изменения затронули службу по профилактике правонарушений?

– Все они нацелены на повышение качества и эффективности работы инспекторов по профилактике, поднятие авторитета этой службы. Например, представлять инспектора по профилактике города сходу граждан будут хоким (глава местной администрации), прокурор и начальник управления координации района. Перевод инспектора по профилактике с одной территории на другую, из района в район и так далее (межзональная ротация) будет производиться исключительно по согласованию с заместителем министра внутренних дел – начальником ГУВД. Для повышения престижа службы главой государства поставлена задача искоренить практику назначения на данную должность сотрудников, переводимых из других подразделений органов внутренних дел в качестве меры дисциплинарного взыскания. Инспекторам по профилактике предоставляется право в пределах республики направлять друг другу обязательные для исполнения задания провести какое-то мероприятие или навести необходимую справку, если это необходимо для выполнения возложенных на них задач. Для реализации этой возможности в настоящее время активно разрабатывается механизм использования информационно-коммуникационных технологий.

Постановлением определено включение инспектора по профилактике в состав кенгашей (советов) схода граждан. Таким образом, ещё теснее станет их взаимодействие с органами местного самоуправления граждан. В то же время данным документом повышается ответственность инспекторов по профилактике за состояние оперативной обстановки на закреплённой территории. Так, им запрещается во время несения службы покидать вверенный участок, если это приведёт к тому, что он фактически останется без оперативно-профилактического обслуживания. Кроме этого инспекторы по профилактике обязаны содействовать развитию предпринимательства на закреплённой территории и обеспечению занятости населения, особенно молодёжи, как важнейшего фактора улучшения криминогенной ситуации в махалле (районе, квартале).

– Расскажите, пожалуйста, о новых критериях оценки работы стражей правопорядка.

– С 1 апреля введена рейтинговая оценка деятельности отделов внутренних дел, в соответствии с которой сотрудники будут поощряться за эффективную работу по обеспечению общественного порядка, профилактике правонарушений и борьбе с преступностью. В то же время за неудовлетворительную работу на них будут налагаться взыскания. Сейчас документы, устанавливающие критерии, порядок проведения и применения на её основе мер стимулирования или взыскания, готовятся и вступят в силу после издания приказа Министра внутренних дел Республики Узбекистан. Но ясно одно, что введение новых методов позволит дифференцированно подходить к определению эффективности каждой службы, каждого сотрудника, учитывая показатели специфики их деятельности. Например, при оценке работы инспектора по профилактике во внимание будет приниматься и мнение населения на закреплённой за ним территории.

– Серьёзные изменения затронут работу подразделений, занимающихся доследственными проверками поступающих от граждан сообщений. Как скоро будет утверждён упрощённый порядок оформления отказа в возбуждении уголовного дела?

– Упрощённый порядок оформления решений об отказе в возбуждении уголовного дела, принимаемых по итогам доследственной проверки заявлений, сообщений и иных сведений о преступлениях, поступающих по единому телефонному номеру «102» Главного управления, сейчас также пока только разрабатывается. Но совершенно точно такой порядок будет касаться в основном сообщений, носящих некриминальный характер, то есть таких, как нарушение покоя, затопление, шум детей на улице, ошибочные звонки с вопросами, не входящими в компетенцию органов внутренних дел, которые составляют больше половины от общего количества сообщений, поступающих в дежурные службы ОВД.

– Одним из аспектов реформ в органах внутренних дел является прозрачность деятельности подразделений. И в этом вопросе большое значение имеет взаимодействие со СМИ. Как освещается деятельность ГУВД города Ташкента в средствах массовой информации?

– С учётом повышенного интереса граждан к криминогенной ситуации в столице и, главное, к тому, какие меры принимаются органами внутренних дел для её стабилизации, возникла необходимость расширения спектра деятельности подразделений, отвечающих за работу с журналистами. В век информационных технологий пресс-службе необходимо постоянно расти и развиваться. Именно поэтому Президент поставил задачу создания Информационного мультимедийного центра. Для её выполнения мы приглашаем на работу опытных корреспондентов и операторов, инженеров аппаратно-студийного комплекса и IT-специалистов: web-дизайнеров, модераторов, администраторов сетей и баз. Медиацентр через СМИ будет сообщать о происшествиях, произошедших в Ташкенте, особенно вызвавших общественный резонанс, а также о результатах работы органов внутренних дел в сфере охраны общественного порядка, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью. И что немаловажно, перед структурой поставлена задача по опровержению недостоверной и искажённой информации, дискредитирующей деятельность органов внутренних дел.

Сотрудникам центра предстоит налаживать тесные контакты с национальными теле- и радиокомпаниями, электронными и печатными СМИ. Тем более что начальнику Главного управления, как указано в постановлении, необходимо ежедекадно вести открытый диалог с населением Ташкента по вопросам деятельности органов внутренних дел столицы. Для этого в эфире местного телевидения будет транслироваться специальная передача.

Требования, изложенные в постановлении, высоки. Но и поддержка сотрудникам органов внутренних дел государством оказывается огромная. Например, инспекторы профилактики обеспечиваются служебным жильём, им предоставляется возможность приобретения автомобиля по льготному кредиту. Действует система стимулирования за самоотверженную службу и многое другое.

Спрос за качество работы по обеспечению мира, спокойствия и правопорядка в столице, безопасности ташкентцев и гостей города с нас будет серьёзный. И мы нацелены на неукоснительное выполнение служебного долга. Приложим все усилия, чтобы оправдать доверие народа и главы нашего государства.

Ирина Сайфутдинова

(Содружество № 2, 2018 г.)

Узбекистан > Армия, полиция > mvd.ru, 11 августа 2018 > № 2699716 Рустам Джураев


Украина. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2018 > № 2699341 Виталий Портников

Виталий Портников: Украина не должна превратиться в страну дураков

Виталий Портников, Еспресо, Украина

Ситуация вокруг Светланы Алексиевич — это не мелочь. Это диагноз болезни, которую необходимо лечить.

Дело даже не в том, что появление — пусть и на несколько часов — нобелевского лауреата и выдающейся писательницы Светланы Алексиевич в списках «Миротворца» — замечательная тема для российской пропаганды, возможность выставить нас идиотами перед всем цивилизованным миром. В конце концов, какое значение имеет, что еще там придумает российская пропаганда?

Главное — это то, что мы выглядим идиотами и безумцами перед самими собой. Что оскорбляем одного из немногих интеллектуалов мирового значения, кто всегда последовательно выступал в поддержку нашей страны и с осуждением российской агрессии. И уже совершенно не важно, что в оправдание этого оскорбления воспользовались «свидетельством» пропагандистов из «Russia today». Потому что можно по косточкам разбирать что сказала Алексиевич во время публичного выступления несколько лет назад. Можно согласиться с какими-то ее тезисами, можно сказать, что она допустила ошибку или неудачно выразила свою мысль. Но главное в том, что человека, который всю свою жизнь борется со злом, который начал эту борьбу еще тогда, когда многие современные обличители и самоназначенные патриоты еще делали партийные или комсомольские карьеры, уравнивают с российскими пропагандистами и диверсантами! И тем самым, между прочим, компрометируют саму идею и миссию «Миротворца», превращают поиск тех, кто бросил вызов украинской государственности, в провинциальную клоунаду. Какая глупость, какой позор, какой стыд!

Можно, конечно, сказать самому себе, что это все очередная российская провокация — и успокоиться. Но это ведь будет не вся правда. А вся — она в том, что провокаторов среди нас действительно немало. Но благонамеренных идиотов еще больше.

Майдан привел в политику и общественную жизнь огромное количество новых людей. Среди них много умных, порядочных, талантливых. Эти люди все последние годы защищают страну, реформируют ее, добиваются перемен. Но одновременно — как это всегда бывает во время таких серьёзных общественных изменений — появились и невежественные конъюнктурщики, и просто люди в той же мере честные, в какой и глупые. И эти люди становятся добычей любой провокации, генерируют любую глупость. И не стоит считать, что это — просто досадные мелочи. Ситуация вокруг Светланы Алексиевич — это не мелочь. Это диагноз болезни, которую необходимо лечить.

В прошлом все попытки создать полноценную украинскую государственность терпели фиаско не потому, что не хватало смелости, а потому, что не хватало ума. Потому что провокаторы и идиоты брали верх над умными и профессиональными людьми и получали широкую поддержку.

Нельзя допустить, чтобы и на этот раз Украину опять превратили в страну дураков и уничтожили. Хватит уже. Достали.

Украина. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2018 > № 2699341 Виталий Портников


США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 августа 2018 > № 2698721 Анна Артамонова

Искусственный разум: когда машины начнут думать, как люди

Анна Артамонова

вице-президент Mail.Ru Group

Формально машины смогли пройти тест Тьюринга, однако научатся ли они мыслить по-настоящему?

Сможет ли компьютер научиться думать, как человек? Этот вопрос возник одновременно с появлением первых вычислительных машин. В поиске ответа на него в 1950 английский ученый-математик Алан Тьюринг предложил критерий, позволяющий судить о том, что компьютер по своим мыслительным способностям сравнялся с человеком. Этот критерий известен как «тест Тьюринга»: суть в том, что машина должна ответить на произвольные вопросы собеседника-человека таким образом, чтобы человек не понял, что общается с машиной.

Формально тест Тьюринга считается пройденным, — правда, на довольно примитивном уровне сложности. Мыслить, как человек, компьютер пока что не умеет. Однако современный уровень технологических и вычислительных возможностей позволяет ему за считанные секунды обрабатывать и анализировать колоссальные объемы информации, обучаться на похожих данных, выявляя закономерности и обобщая полученные результаты. Это дает возможность решать конкретные практические задачи на уровне, все более близком к человеческому.

Что умеет ИИ

Хороший пример такой задачи — перевод текста с иностранного языка. С теоретической точки зрения эта задача во многом идентична оригинальному тесту Тьюринга. По мнению лингвистов, одна из функций языка — распознавание принадлежности собеседника к своей группе (именно этим объясняется изобилие местных диалектов, молодежных и профессиональных жаргонов). Если компьютер предложит перевод, неотличимый от речи носителя языка, то носитель наверняка признает в нем члена своей группы, то есть как минимум человека.

Два года назад компания Google почти полностью перевела свой сервис Google Translate на глубокое обучение (Deep Learning). В отличие от предыдущего поколения систем машинного перевода, которые в основном переводили отдельные слова и фразы, современные нейросети рассматривают предложение целиком, что позволяет переводить его не по значению, а по смыслу. Бурный рост объемов данных, в сборе которых участвуют многочисленные умные устройства Интернета вещей (IoT), развитие многослойных нейронных сетей, алгоритмы Deep Learning и другие технологические возможности научили обычные компьютеры и мобильные устройства не только читать, слышать, видеть и понимать информацию, но и выполнять сложные задачи на таком же уровне, на котором их бы выполнил и человек.

Соответственно, в разы вырос и объем инвестиций в технологии Искусственного интеллекта. Так, по данным Venture Scanner, в 2007 году он составлял всего $500 млн, а в 2017 году — уже свыше $6 млрд. Доходы от внедрения систем искусственного интеллекта, согласно данным Gartner, в 2018 году составят $1,2 трлн долларов, что на 70% выше, чем в 2017 году. А к 2022 году их объем увеличится до $3,9 трлн.

Microsoft Bing в 2018 году практически безошибочно предсказал всех лауреатов премии «Оскар», просчитавшись всего в одном случае

Искусственный интеллект уже активно применяется во множестве отраслей. Например, компания Samsung разработала систему внутриигровой контекстной рекламы Gadget, в которой объявления не всплывают в виде раздражающих пользователя отдельных сообщений, а плавно встраиваются в игровой процесс. При этом тематика рекламы постоянно меняется в соответствии с предпочтениями геймера. На блокчейне разработана платформа Effect.Ai, которая будет связывать поставщиков и потребителей различных услуг напрямую, без посредников. Искусственный интеллект научился обыгрывать человека в покер и в Dota 2. Принадлежащая Google компания DeepMind, которой уже удалось создать искусственный интеллект, выигравший у чемпиона мира по игре «го», сегодня разрабатывает алгоритмы, способные победить человека в игре StarCraft 2. Системы прогнозирования на базе ИИ все шире применяются в спорте и шоу-бизнесе. Так, искусственный интеллект Microsoft Bing в 2018 году практически безошибочно предсказал всех лауреатов премии «Оскар», просчитавшись всего в одном случае.

Неплохие достижения у ИИ в медицине. Появились системы, позволяющие на ранних стадиях диагностировать онкологические заболевания кожи, а также выявлять нарушения в работе сердца по ЭКГ с большей эффективностью, чем кардиолог. В Китае на базе ИИ реализован проект социальной направленности: разработчики создали систему, которая анализировала поведение пользователей в соцсетях и выявляла среди них тех, у кого были суицидальные наклонности, с целью оказать им своевременную психологическую помощь. На сегодняшний день с ее помощью удалось спасти уже более 20 000 человек.

Нейронные сети уже называют Software 2.0. В отличие от классического подхода к разработке (Software 1.0), они не требуют написания пошаговых инструкций для компьютера. Достаточно указать конечную цель, — например, выиграть в го, — а также задать структуру сети и сигналы для обучения. Далее нейросеть сможет выучить необходимые зависимости в данных для решения задачи, используя имеющиеся в ее распоряжении вычислительные ресурсы.

Чего не умеет ИИ

Что искусственный интеллект пока не умеет делать? В первую очередь, это задачи, где сложно принять однозначное решение, где требуется контекстуальный подход в зависимости от условий и ситуации. ИИ не сможет самостоятельно осуществить научное открытие. Одним словом везде, где нужен полноценный анализ ситуации, а не просто принятие решения, основанного на обучающей выборке данных, пальма первенства будет за человеком.

Конечно, технологии ИИ находятся на пике «хайпа», однако нельзя не отметить определенные проблемы, риски и нерешенные задачи, связанные с ними. В первую очередь это, конечно, качество данных. Ведь оно напрямую зависит от того, что мы предоставляем машине в качестве обучающей выборки.

С 2009 года автомобили Google наездили в беспилотном режиме 3,7 млн километров на дорогах общественного пользования

Хороший пример — разработка беспилотных автомобилей. По сути здесь практически всегда используется метод supervised learning (обучение путем проб и ошибок). К примеру, компания Google потратила не один год на то, чтобы получить достаточный объем данных и учесть все нюансы беспилотной езды. С 2009 года автомобили Google наездили в беспилотном режиме 3,7 млн километров на дорогах общественного пользования и тестовых полигонах в Калифорнии, Аризоне, Техасе и Вашингтоне, а также более 1,6 млрд километров в режиме компьютерной симуляции. От качества этой работы зависит, насколько грамотно будет ориентироваться автомобиль без водителя на дороге, определять других участников дорожного движения, распознавать объекты на дороге, правильно реагировать на различные ситуации и т.д.

Еще один серьезный недостаток, или, скорее, ограничение технологии искусственного интеллекта заключается в узком спектре применения каждого алгоритма. Для каждой отдельной операции или бизнес-процесса систему искусственного интеллекта приходится очень серьезно дорабатывать. Вряд ли под новую задачу получится адаптировать уже существующую нейросеть, пусть даже специализирующуюся на смежных задачах, поскольку данные будут отличаться. В большинстве случаев изменения будут весьма значительны. Например, сложно будет разработать на базе AI-системы беспилотного автомобиля систему управления беспилотным речным или морским катером. Это ключевая проблема так называемого «слабого» искусственного интеллекта, заточенного под решение конкретной задачи. В свою очередь «сильный» искусственный интеллект, практическая реализация которого — вопрос будущего, должен уметь не просто алгоритмически оперировать данными и информацией, но понимать их смысл. Например, искусственный интеллект не умеет читать комиксы, не способен сопоставить все картинки с текстом в правильном порядке в соответствии с сюжетом, а с этой задачей справляются даже маленькие дети. Одним из важных шагов в сторону «сильного» ИИ можно назвать разработку капсульных нейронных сетей. Они обрабатывают информацию так, как это делает человеческий мозг, при этом не нуждаются в больших объемах данных для обучающих моделей.

Кто несет ответственность за решения, принятые искусственным интеллектом? Банк может заблокировать важную финансовую транзакцию, беспилотный автомобиль может сбить человека, не заметив его либо приняв за какой-то другой объект. Искусственный интеллект, управляющий системой банковского кредитного скоринга, чаще «отказывает» чернокожим заявителям, чем белым, в получении кредита. Системы распознавания лиц, которые используют в том числе и правоохранительные органы, неплохо различают белых людей, но часто ошибаются при обработке образов чернокожих, особенно женщин. Так, при распознавании лиц темнокожих женщин коммерческие системы ошибаются почти в 35% случаев. Если раньше в основе таких инцидентов был человеческий фактор, то сейчас это bias (искажение) в данных.

Нейросеть Deep Dream решила, что рука — это неотъемлемая часть гантели

Разумеется, это временные проблемы, которые можно решить предоставив системе более совершенную обучающую выборку данных. Над этим сегодня и трудятся разработчики. В автомобильной индустрии чаще всего отвечать приходится не разработчику AI-системы, а производителю транспортного средства, который установил ее на свою продукцию. Но в большинстве случаев бремя ответственности лежит и на разработчике, и на заказчике. В отличие от обычных систем, работающих в строгом соответствии с программным кодом, который можно проверить на ошибки, модифицировать и т.д., мы не всегда можем заранее предсказать, какой результат нам дадут многослойные нейронные сети и системы глубокого обучения после обработки того или иного массива данных. Так, нейросеть Deep Dream компании Google попросили генерировать изображение гантели. Система справилась с задачей, однако ко всем полученным изображениям гантели была добавлена и рука человека. Иными словами, нейросеть решила, что рука — это неотъемлемая часть гантели.

И все же технологии искусственного интеллекта уже сегодня в ряде случаев облегчают жизнь обычных людей и помогают компаниям в решении множества задач. Несмотря на существующие особенности и «подводные камни», системы на базе AI привлекают заказчиков, в том числе из крупного бизнеса. А многократно растущий с каждым годом объем инвестиций дает основания надеяться на существенный технологический рывок уже в ближайшем будущем.

США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 августа 2018 > № 2698721 Анна Артамонова


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bbc.com, 11 августа 2018 > № 2698116 Мария Алехина

Мария Алехина: "Вернусь в Россию сразу после гастролей"

Юри Вендик

Би-би-си

Участница группы Pussy Riot Мария Алехина, несмотря на запрет погранслужбы, выехала из России и в пятницу приняла участие в первом представлении по ее книге на театральном фестивале в Эдинбурге.

На вопрос, как ей удалось выехать, Алехина отвечает: "На пони", и заверяет, что обязательно вернется.

Русская служба Би-би-си поговорила с известной участницей российского протестного движения о постановке Riot days на фестивале "Фриндж" в столице Шотландии, о восприятии британской публики, о судьбе украинского режиссера Олега Сенцова, голодающего в российской тюрьме, и об эффективности протестных акций.

Би-би-си: Вас не пустили на рейс в московском аэропорту - из-за того, что вы не исполняете наказание за протестные акции. Право ответить или не ответить за вами, но - каким образом вам все-таки удалось выбраться из России?

Мария Алехина: Я не ухожу от ответа: на пони!

Би-би-си: Хорошо. "На пони". И что теперь, если поехать обратно - будут какие-то новые неприятности?

М.А.: Неприятности, если это можно так назвать, могут грозить вам в любом случае, и я считаю, что это достаточно бесполезно: думать о том, какие неприятности от государства могут тебя ждать. Потому что в этом случае ты будешь думать о них, а не о себе. А нужно думать о том, что мы можем сделать - и, собственно, делать это.

И, конечно, я с удивлением прочла какое-то количество заголовков о том, что я якобы покинула Россию - это не так, я сюда приехала для того, чтобы выступать со спектаклем Riot Days, который основан на моей книжке, и собираюсь вернуться сразу же после гастролей. Вот и все.

Би-би-си: Понятно, что спектакль - по книжке, но представление - это, наверное, нечто совсем другое? О чем оно? Или, точнее: что это представление призвано сообщить британской публике?

М.А.: Правду. А если точнее, то - это моя история. История, которая началась с первой акции Pussy Riot, в которой я приняла участие, на Красной площади, а заканчивается она здесь последним днем, который я провела в исправительной колонии.

Но это не документальный театр, это не мемуарная книжка. Это, скорее, манифест, это сделано для того, чтобы люди, которые это увидят и услышат, поняли, что они в принципе могут делать что-то сами.

Когда я писала книжку - это был достаточно долгий и не самый простой процесс - я прежде всего делала акцент на тех ситуациях, в которых я делала выбор.

Этих ситуаций было достаточно много. То есть, это не только выбор, идти или не идти на акцию, или уезжать или не уезжать из России после того, как ты открываешь интернет и видишь, что на вас возбуждено уголовное дело, но и множество других ситуаций.

То есть, ко мне приходили оперативники, когда я была в ИВС на Петровке, и достаточно жесткими методами, с помощью шантажа, связанного с моим ребенком, пытались уговорить меня написать "явку с повинной".

Таких ситуаций было достаточно много, и вот эти ситуации выбора, если они происходят за решеткой, они впоследствии становятся, наверное, одними из самых важных ситуаций в жизни.

На воле достаточно много всего происходит, и мы принимаем какое-то, может быть, неправильное решение, но наступает следующий день, и все забывается. Но там, в условиях изоляции, не может забыться вообще ничто, поэтому каждый твой выбор становится ключевым решением, которое может определить - и в моем случае определило - ход дальнейшей жизни.

Би-би-си: В какой степени публика за пределами России и в Британии в частности способна понять всю эту атмосферу, в которой принимаются такие решения?

Мария Алехина: Я думаю, может понять. В принципе, если говорить о Великобритании, то последние события, связанные с отравлениями, они дают достаточно чёткую картину того, какими способами, методами действуют российские спецслужбы.

Это раз. Во-вторых, я знаю достаточно много студентов из Великобритании, потому что в первый раз мы приехали сюда в 2016 году, с белорусским "Свободным театром", мы делали спектакль про сопротивление, сопротивление художника государству.

Это про три истории: мою, Пети Павленского и Олега Сенцова, и это, собственно, является частью кампании по его, Сенцова, освобождению, и в принципе привлечения внимания к его делу.

То есть, за это время я пообщалась с достаточно большим количеством людей здесь, и я увидела, как такие события как "брексит" могут кардинально изменить отношение молодых людей к политике, то есть […] наступило понимание, что ты не можешь быть вне политики, что твоя политическая апатия - это в принципе политическая позиция, которая дает людям противоположных взглядов возможность просто забирать власть.

Би-би-си: О Сенцове. Последнюю акцию в его поддержку вы проводили в феврале. Что еще собираетесь делать?

М.А.: Я обычно не склонна говорить о том, что я собираюсь сделать. Но я хотела бы, если это возможно, призвать политиков здесь сделать как можно более громкое заявление по поводу Сенцова, потому что это реально вопрос жизни и смерти.

Человек - на грани жизни и смерти. Он голодает 89 дней [на момент беседы с Марией Алехиной 10 августа - Би-би-си], человек невиновный, политический заключенный. Человек, который является гражданином другой страны, Украины, у которого украинский паспорт, у которого отсутствует российский паспорт Человек, который объявил эту голодовку не за себя, а за всех тех, кого незаконно арестовали и удерживают в российских тюрьмах.

На мой взгляд, это ключевое политическое дело. В судьбе этого человека, режиссера Олега Сенцова, мы можем увидеть очень большую часть той трагедии, которая произошла после весны 2014 года, после аннексии Крыма.

Би-би-си: В какой степени ваши акции, заявления британских или любых других политиков ему помогают?

М.А.: Ну, я могу опираться на его слова, слова его сестры. То есть, и он через своего адвоката Дмитрия Динзе, и Наташа Каплан выражали очень большую благодарность.

Но этого недостаточно, и я верю, что чем больше людей сделают свои акции, выскажутся, окажут давление, тем больше шансов на то, что он по крайней мере останется жив.

Би-би-си: Тот же вопрос о ваших других акциях - например, о вашей последней акции против пыток в колониях. В какой мере они меняют ситуацию? Или так: если вы надеетесь, что они меняют ситуацию, или когда-нибудь изменят, то на чем эта надежда основана?

М.А.: Эта надежда основана на фактах.

Каждая акция, общественный разговор, дискуссия, публичность - это для заключенных, например, чаще всего вопрос их безопасности и спасения их жизни.

Когда мы с Надей (Толоконниковой) вышли из колонии и когда мы начинали "Медиазону", которая сейчас является одним из самых популярных интернет-СМИ в России, хотя, как вы знаете, это специализированное СМИ, оно делает фокус на полицейском насилии, насилии в тюрьмах и на онлайнах с политических судов - так вот поначалу мы встречали очень много критики. Все говорили, что, мол, все знают, что в российской тюрьме - ад, и никому не интересно про это читать. Все хотят позитива и развлечений.

Но несмотря на это, мы продолжали это делать, и за четыре года этот проект изменил ситуацию в очень и очень многих случаях. Потому что если тот или иной случай пыток, избиений предается огласке - начинается реакция.

В это сложно поверить, потому что часто смотрят на картину в целом. Но "картины в целом" не существует! Ее нет! То есть, не существует какой-то финальной, абсолютной перемены. Это небольшие шаги, которые каждый из нас делает к этим изменениям. И благодаря публикациям, благодаря тому, что мы предоставляли адвокатов - в совершенно разных случаях, не только политическим заключенным - люди выходили на свободу. Или оставались в живых.

Или тех или иных сотрудников полиции, сотрудников ФСИН увольняли, сажали за решетку.

Например, начальник регионального отделения ФСИН по Пермскому краю, который был начальником в то время, когда я сидела, поехал в колонию на пять лет.

[В июле 2016 года бывшего начальника ГУФСИН по Пермскому краю Александра Соколова и его заместителя Олега Бабенко приговорили к пяти годам лишения свободы за мошенничество - Би-би-си].

Половина сотрудников моей первой колонии в Березниках были уволены. То есть, перемены, они есть. И я считаю, что это важно.

Би-би-си: Да, но в то же время мы протестуем против пыток, возмущаемся - и получаем очередные свидетельства и видеозаписи новых пыток в российской полиции или колониях. Вы говорите, общей картины нет - но она есть, в восприятии есть, и она…

М.А.: Но это ваше восприятие. А в тот момент, когда вы добиваетесь, чтобы конкретный человек, который кого-то пытал, сел за решетку, для вас вот это - цельная картина.

И это важно! Важно концентрироваться не только на поражениях, но и на победах тоже. Иначе вы просто перестанете что-либо делать.

Би-би-си: Об одной более веселой штуке - о той акции на чемпионате мира по футболу (члены Pussy Riot выбежали на поле во время финала - Би-би-си). Как вы к ней относитесь?

М.А.: Ну, я замечательно к ней отношусь. Я считаю, что ребята - просто супермолодцы, это классная акция. Это очень важная акция именно в общем контексте чемпионата мира, который был представлен и в медиа, и оффлайн как такое большое развлечение, большой праздник, но за декорациями этого праздника, как вы видите, происходят страшные вещи. Люди умирают. Люди садятся за решетку за посты в "Фейсбуке". Люди массово покидают страну. И так далее.

Почему об этом молчит такое большое количество людей, мне лично непонятно. Вот, собственно, поэтому акция Pussy Riot - это круто.

Би-би-си: А она, вы думаете, помогла донести до какого-то большого количества людей вот этот самый месседж?

М.А.: Ну этот месседж заложен в самой акции. Непосредственно после нее было выложено видео с заявлением, с объяснением этого протеста. Конечно, это важно.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bbc.com, 11 августа 2018 > № 2698116 Мария Алехина


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700833 Сергей Ткаченко

Хлебная база №73 в І полугодии 2018 г получила почти 11 млн грн чистого дохода

По результатам финансово-хозяйственной деятельности ГП «Хлебная база №73» (входит в систему Госрезерва) чистый доход предприятия за 6 месяцев текущего года составил почти 11 млн грн, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года больше на 138%. Об этом рассказал директор ГП «Хлебная база №73» Сергей Ткаченко.

По его словам, причины динамики роста чистого финансового результата за 6 месяцев в сравнении с аналогичным периодом — увеличение оказание услуг по хранению и отгрузке партий зерна, уменьшение затратной части, уменьшение себестоимости за счет проведения ремонтных работ по подготовке материально-технической базы собственными силами.

Предприятие продолжает работы по модернизации мощностей элеватора и складских помещений. На сегодня закончены работы по перекрытию кровли двух складов напольного хранения.

«Модернизация и развитие наших производственных мощностей — это одно из основных приоритетных направлений ГП «Хлебная база №73», которое способствует наращиванию объемов заготовки, зерновых и масличных культур», — отметил директор предприятия Сергей Ткаченко.

По результатам деятельности предприятия в 1 полугодии 2018 г. оплачено почти 5,6 млн грн налогов.

На второе полугодие на предприятии планируют реконструкцию платформы автомобилепидйомника, установления новой линии сепарации, которая позволит увеличить отгрузки зерна на железнодорожный транспорт, ремонт кровли элеватора и складов.

Пресс-служба Госрезерва

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700833 Сергей Ткаченко


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700831 Максим Мартынюк

Урожай пшеницы меньше 2017 года не повлияет на экспортный потенциал Украины, - Мартынюк

Украинские аграрии в текущем году соберут на 2 миллиона тонн пшеницы меньше, чем годом ранее, что, однако, почти не отразится на внутреннем рынке страны, годовые потребности коего в продовольственной пшенице составляют 4,5 миллиона тонн, тогда как урожай соответствующего сорта прогнозируется на уровне 13 миллионов тонн.

Об этом в своей авторской колонке для издания "Экономическая правда" написал первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Максим Мартынюк.

Соответствующий прогноз базируется на данных от 5 августа, когда 89% площадей, засеянных этой культурой, уже были обмолочены.

"Урожай пшеницы ожидается на уровне 24 млн тонн (по факту уже собрано 21,7 млн), из них 13 млн – продовольственной. По состоянию на 5 августа балансы выглядят вполне благополучными, а ситуация – полностью контролируемой", - подчеркнул зам.министра, поспешив успокоить тех, кто переживает за валютные поступления в экономику, падение которых может вызвать падение курса национальной валюты и, в следствие, очередную волну инфляции.

По его словам, падение импорта продовольственной и фуражной пшеницы, соотношение которой в текущем году прогнозируется на уровне 55/45 соответственно, компенсируется за счет поздних культур, а в особенности кукурузы, повышенному урожаю которой такая погода наоборот поспособствовала.

Мартынюк также отметил, что хоть никто из профильных чиновников ни разу не произнес слова "квоты", по аграрному рынку страны их "призрак" все равно бродит, несмотря на то, что вопрос введения каких-либо ограничений на экспорт зерна министерством и вовсе не рассматривается.

"Уровень самоорганизации трейдингового рынка весьма высок, и я убежден, что мы обойдемся без крайних мер. В ближайшее время мы подпишем с зернотрейдерами меморандум, в котором закрепим прогнозные ожидаемые объемы экспорта продовольственной пшеницы", - подчеркнул чиновник.

Максим Мартынюк также напомнил, что в последний раз ограничения на экспорт зерна вводились правительством еще в 2010/2011 маркетинговом году. Замглавы профильного министерства также выразил надежду на то, что сознательность участников рынка и впредь будет держаться на уровне, достаточном, чтобы у Кабинета министров больше не возникало необходимости идти на подобные ограничения, и навсегда оставили подобные меры в прошлом.

Левый Берег

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700831 Максим Мартынюк


Россия > Образование, наука > ras.ru, 10 августа 2018 > № 2700691 Георгий Георгиев

Проверено практикой. Как распределять деньги на науку?

Недавно в закон о Российской академии наук были внесены поправки, в соответствии с которыми РАН будет осуществлять научное и научно-методическое руководство организациями, занимающимися фундаментальными исследованиями. В ближайшее время будут переформатированы программы Президиума академии, в конкурсе на их реализацию смогут принимать участие научные структуры независимо от ведомственной принадлежности.

Выполняя новые функции, академия может с успехом использовать опыт программы фундаментальных исследований Президиума РАН “Молекулярная и клеточная биология” (МКБ), уверен ее организатор и координатор академик Георгий ГЕОРГИЕВ.

- Георгий Павлович, вы одним из первых поставили вопрос о необходимости изменения системы финансирования исследований, настаивая на более активном внедрении конкурсных механизмов. Научное сообщество высоко оценило вклад вашей программы в развитие биомедицинской науки. Поддержка в рамках МКБ сильных групп и талантливой молодежи сократила “утечку мозгов” из этой важнейшей для страны сферы исследований. Но не едиными внебюджетными деньгами живы ученые - институтам не обойтись без базового финансирования. Между тем сметное обеспечение бюджетных учреждений сегодня заменено субсидиями на выполнение государственного задания. Как вы оцениваете этот механизм?

- В существующем виде госзадание наносит огромный вред науке. Средства на его выполнение выдаются в количестве, достаточном лишь для выплаты весьма скромных зарплат и поддержания инфраструктуры института: отопления, энергоснабжения. На саму научную деятельность денег практически не остается. На выделяемые средства запланированные исследования просто невозможно выполнить. Между тем требования к результатам работы по госзаданию (в основном к числу опубликованных в ходе его выполнения статей) постоянно растут. Абсурдность ситуации очевидна.

- Как известно, средства на приборы и реактивы, необходимые для выполнения госзадания, ученые часто “заимствуют” из грантов и хоздоговоров.

- Да, людям приходится идти на обман. Жизнь вынуждает. Очень осложняет работу ученых и существующая система формирования планов и отчетов. От исследователей требуют запланировать конкретные результаты, а также взять на себя обязательства по публикации определенного числа статей, причем на несколько лет вперед. Чиновники, которые это придумали, видимо, совсем не понимают, как устроена фундаментальная наука. Если бы все результаты можно было предсказать, это была бы не наука, а в лучшем случае изготовление дженериков.

В настоящем виде госзадание носит чисто формальный характер. Основной отчет по нему - это число опубликованных за год статей независимо от их качества. Но мы же понимаем, что одна сильная работа, содержащая открытие, “весит” больше, чем десяток посредственных.

- А как вы предлагаете определять задачи научным коллективам?

- Госзадание не должно представлять собой расписанный по пунктам проект. В нем имеет смысл отражать главное направление исследований лаборатории. Тематика должна быть достаточно широкой, поскольку ее сужение обеспечивает преференции слабым коллективам. Конечно, необходимо бороться и за высокую приоритетность ставящихся задач. Но здесь нужно знать меру: иногда случается, что не очень важное, на первый взгляд, направление неожиданно дает мощный прорыв.

Положительным, но не обязательным фактором при оценке актуальности темы является высокая вероятность получения по итогам фундаментальных исследований важных для практического использования результатов.

- Кто и как должен определять перспективность заявленных институтами тематик?

- Это - работа экспертов. Понятно, что подобрать их непросто. В экспертные группы должны входить ученые с мировым именем: и имеющие крупные достижения в прошлом, и эффективно работающие в настоящее время. Особое внимание следует уделять устранению конфликта интересов.

Госзадание должно вытекать либо из предыдущих крупных достижений лаборатории, либо из вновь возникших важных задач. Чтобы понять, сможет ли с ними справиться данный научный коллектив, необходим анализ его предыдущей деятельности.

И, конечно, следует отказаться от скрупулезного формулирования ожидаемых результатов. В науке побочный “продукт” может оказаться намного важнее запланированного. Сильный ученый просто не может проходить мимо вновь открывшегося направления, он должен на него переключаться. Вспомним хотя бы известную историю про Флеминга, который открыл первый антибиотик - пенициллин - изучая грибки, выросшие в непомытой чашке Петри.

- Что требовать от ученых, вы рассказали. А как должна финансироваться их работа?

- Если госзадание утверждено, то кроме зарплатных денег, безусловно, должно быть предусмотрено обеспечение собственно исследований (приборы, расходные материалы). Кроме того, необходимо отменить запрет на совпадение направлений, поддерживаемых госзаданием и грантами. Очень хорошо, если научные фонды будут поддерживать не только поисковые “ответвления”, но и основную тематику научного коллектива. Конечно, требования при такой двойной поддержке должны повышаться.

- Поговорим о грантовом финансировании. Российский научный фонд руководствуется в своей работе многими принципами, которые использовались в программе МКБ с начала 2000-х. Крупные и “длинные” гранты, отбор по научной квалификации, возможность продолжения успешного проекта - какие их этих позиций вам кажутся особенно важными?

- По большому счету гранты должны обеспечивать успех на приоритетных направлениях фундаментальной и поисковой науки, поддерживать важные для государства прикладные работы, а также содействовать кадровому росту ученых, закрепляя в России талантливую молодежь. Отсюда вытекает необходимость иметь в качестве основных следующие два типа грантов.

Первый - для уже существующих лабораторий, отделов, независимых научных групп, которые работают на мировом уровне. Размер таких грантов в идеале должен составлять 15-25 миллионов рублей в год лабораториям и 5-10 миллионов группам.

Такой подход позволит обеспечить общий прогресс нашей науки. Этими принципами мы руководствовались в МКБ. Результат налицо: около 90% всех избранных с 2003 года по нашим специальностям академиков и членов-корреспондентов РАН прошли через нашу программу.

Второй тип грантов должен выдаваться на образование новых независимых научных групп (реже - лабораторий) сравнительно молодым (не старше 40-45 лет) исследователям, отлично себя зарекомендовавшим, но ранее не занимавшим руководящие должности. Размеры грантов должны быть такими же, как и для первой группы.

По этой системе в рамках МКБ происходило возвращение в Россию работавших за рубежом сильных российских ученых, причем полное, а не на несколько месяцев в году. Большинство созданных по нашей программе новых групп превратилось затем в сильные лаборатории. Многие их руководители стали докторами наук, трое - членами-корреспондентами РАН, несколько человек - директорами институтов.

К сожалению, именно такие гранты существуют до сих пор только в программе МКБ, хотя, на мой взгляд, это лучший механизм обеспечения будущего нашей науки. Можно также выделять часть средств фондов на небольшие (1-2 млн рублей в год) гранты молодым ученым (до 30-35 лет), сделавшим сильные работы, но пока не претендующим на руководство самостоятельными подразделениями.

Благодаря такой системе талантливый молодой исследователь, если его работа высокоэффективна, не рискует внезапно оказаться на мели, как это недавно произошло во многих лабораториях и группах.

- Что вы имеете в виду?

- Как известно, в 2014 году РНФ вложил солидные средства в поддержку ведущих лабораторий и сильных научных групп. Гранты выдавались на три года - с обещанием продления еще на два, если работа будет успешной. Однако, возможно, из-за введения новых типов конкурсов число поддержанных лабораторий уменьшили почти вдвое, а групп - втрое. В результате финансирование многих сильных проектов прервалось в самой важной фазе. Это означает, что вложенные деньги практически выброшены на ветер. Многие будут реализовывать открывшиеся перспективы за рубежом или их заделы используют западные коллеги. Как мне известно, некоторые молодые ученые, работавшие по этим программам в нашей области, получили приглашения из США и уже пакуют чемоданы.

Конечно, фонды могут давать специальные гранты, например, тематические - на узкие, но важные для государства темы - или на совместные работы с зарубежными учеными. Но на эти направления должна выделяться относительно небольшая часть общего финансирования. Ради них нельзя обрезать обеспечение двух основных типов грантов. Во избежание повторения ситуации 2017 года необходимо, на мой взгляд, ввести правила, препятствующие прерыванию поддержки успешных исследований. Кроме того, нужны другие фонды, например, созданные РАН.

- В последние годы кипят страсти в связи с оценкой исследователей и научных организаций и ролью наукометрии в этом процессе. Какова ваша позиция?

- У нас сегодня большое значение придается индексу цитирования (ИЦ) и индексу Хирша, основанному на цитировании. Об этом можно только сожалеть, так как требование ФАНО публиковать как можно больше статей привело в последние годы к дроблению сильных работ на несколько мелких, которые проходят незамеченными мировым научным сообществом.

Кроме того, ИЦ зависит от многих случайных факторов. Например, нашего ученого, работающего за границей, включают как рядового исполнителя в большой авторский коллектив. Его вклад в работу может быть ничтожен, но на родине появление в его активе статьи в высокорейтинговом журнале оценивается высоко.

Вообще же при оценке результативности следует обращать внимание только на очень высокие и очень низкие ИЦ и проверять, какие публикации дали такой результат.

Если говорить об индексе Хирша, это малоинформативная величина. Не секрет, что существуют методики “накручивания” данного показателя.

На мой взгляд, наиболее важным объективным показателем результативности в фундаментальной науке являются публикации в высокорейтинговых журналах. В первом приближении импакт-фактор (ИФ) журнала соответствует уровню публикуемых в нем статей. К сожалению, за последние годы наиболее престижные международные журналы (Nature, Science, Cell и т.п.) наряду с действительно сильными работами публикуют стандартные, от определенных групп ученых. Российским авторам крайне сложно разместить в них статьи, в том числе в связи со сложившейся политической ситуацией.

Однако напечатать статью в журналах с ИФ 5-10 хорошим исследователям вполне по силам, и эти публикации повышают престиж российской науки. Судить о результативности ученого и научного коллектива следовало бы по суммарному ИФ публикаций за последние пять или десять лет. Эффективность же работы коллектива определяет суммарный ИФ, деленный на число сотрудников (ставок). При этом надо обязательно делать поправку, позволяющую учесть вклад человека или лаборатории в проведенную работу, как это делается в МКБ.

- Не все ученые могут публиковаться в высокорейтинговых журналах в силу объективных причин. В ряде научных областей российских журналов с большими импакт-факторами просто нет, а прорваться в зарубежные, как вы сами отметили, стало непросто из-за сложной международной ситуации.

- Нужен дифференцированный подход для разных референтных групп. В пределах же одной группы объективной причиной отсутствия высокорейтинговых публикаций могут быть лишь соображения секретности. Ну, и, конечно, нужно больше российских журналов международного типа - на английском языке или с английским переводом, с авторитетной экспертизой - которые могут заработать высокий ИФ.

- Важный элемент любого конкурса - экспертиза. Поделитесь опытом МКБ по ее организации.

- Экспертная оценка сущности исследования, его результатов, потенциала коллектива, безусловно, важна. Однако экспертиза таит в себе возможности для предвзятой оценки. Мне, к сожалению, очень часто приходилось находить грубые ошибки в рецензиях - как допущенные в силу непонимания экспертом проблемы, так и являющиеся результатом умышленных действий.

Чтобы свести необъективность к минимуму, в программе МКБ мы привлекали к оценке ученых, только что выигравших текущий конкурс и имеющих высокие наукометрические показатели, а также победителей прошлых лет, получивших большие гранты. Эти заведомо сильные специалисты не имели личной заинтересованности в результатах конкурса. Кроме того, мы стараемся задействовать максимальное число экспертов: каждую работу должны оценивать как минимум трое, а в идеале пять человек.

Важным моментом при экспертизе является возможность подачи апелляции в независимый Контрольный совет. Причем если совет посчитал решение конкурсной комиссии неправильным, это должно вести в большинстве случаев к пересмотру решения о выдаче (невыдаче) гранта, а не только к выводам о квалификации экспертов, как это принято в фондах.

Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 10 августа 2018 > № 2700691 Георгий Георгиев


Белоруссия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 10 августа 2018 > № 2700360 Александр Власкин

Августовские заморозки. Почему белорусские власти обрушились на независимые СМИ

Александр Власкин

Судя по подготовке, белорусские власти, видимо, ожидают, что угроза стабильности может возникнуть довольно скоро. Неясно, каким им видится источник угрозы: проблемы в экономике, информационная агрессия с Востока или с Запада, или, быть может, они подумывают о проведении болезненных реформ. Но серьезные опасения насчет того, как, в случае чего, поведут себя негосударственные СМИ, у них явно имеются

За последние несколько дней белорусские независимые СМИ попали под такое давление властей, какого не случалось уже много лет. Рано утром 7 августа сотрудники Следственного комитета пришли с обысками в редакции портала TUT.BY и информационного агентства БелаПАН. Журналистам, которые не смогли попасть на свои рабочие места, пришлось весь день работать удаленно.

В тот же день были задержаны главный редактор TUT.BY Марина Золотова и редакторы издания Анна Калтыгина, Галина Уласик, Анна Ермачонок. Их оставили под арестом на трое суток. Еще нескольких редакторов допросили и затем отпустили. В агентстве БелаПАН задержали обозревателя Татьяну Коровенкову.

На следующий день, 8 августа, задержания продолжились: Следственный комитет сообщил о задержании журналистов Павла Быковского и Алексея Жукова («Белорусы и рынок»), а также о начале «следственных действий с участием должностных лиц редакционно-издательского учреждения „Культура и искусство“, ООО „РиэлтБай“, ООО „АйТиВи“». Наконец, вчера, 9 августа, задержали главного редактора агентства БелаПАН Ирину Левшину.

Параллельно с задержаниями и допросами руководителей независимых СМИ шло изъятие информации и носителей из офисов и квартир журналистов и редакторов.

Поводом для всех этих следственных действий стало заявление директора государственного информагентства БелТА Ирины Акулович, что подписчики платной ленты агентства жалуются на перебои в ее работе. По версии следствия, причиной стал несанкционированный доступ к ленте других журналистов. Собственно, в этом следователи и обвиняют задержанных редакторов – что они пользовались чужими паролями для доступа к платному ресурсу.

Новые подходы к давлению

Судебное и внесудебное преследование журналистов в Белоруссии дело скорее обычное. Но нынешняя кампания сильно выделяется на фоне предыдущих своими масштабами, контрастом с общим курсом Минска на размораживание отношений с Западом и многими другими важными особенностями. Из-за этого сразу родилось две версии происходящего: то ли белорусские власти так готовятся к президентским и парламентским выборам, которые пройдут в 2020 году, то ли это пророссийские группировки внутри белорусской власти пытаются таким образом сорвать процесс нормализации отношений с Евросоюзом.

Однако дело, скорее всего, обстоит несколько сложнее. Тут важно обратить внимание на некоторые особенности нынешней кампании, которые резко отличают ее от того, как традиционно кошмарят СМИ в Белоруссии.

В целом происходящее можно было бы назвать «делом редакторов». Потому что все задержанные – редакторы, главные или отделов политики и экономики. Рядовых авторов не трогают, что весьма необычно. Раньше в первую очередь доставалось пишущим журналистам за конкретные тексты. К тому же именно авторы с наибольшей вероятностью могли пользоваться несанкционированным доступом к платной ленте, чтобы срочно написать материал.

Мало того, обвинения выдвинуты не против СМИ как юридических лиц, а против «группы лиц, занимающих руководящие позиции в ряде организаций». Хотя все обвиняемые, по версии следствия, совершали противоправные действия. находясь при исполнении служебных обязанностей. Поэтому втянуть в дело СМИ целиком не составило бы особого труда. Однако белорусские власти не создают серьезных препятствий работе СМИ, где прошли задержания, их новостные ленты обновляются практически в штатном режиме. Владельцев и директоров организаций вызывают для допросов, но только в качестве свидетелей.

Белорусские государственные СМИ активно освещают происходящее, но в их материалах также делается упор исключительно на злоупотребление конкретных редакторов. Вопрос не переводится в политическую плоскость, что раньше было обычным делом при любых формах давления на независимые СМИ. Даже то, что офисы TUT.BY и БелаПАН в знак поддержки посетили дипломаты стран ЕС, не стало для властей поводом обвинить задержанных журналистов в «подрыве суверенитета за западные деньги» и прочих «раскачиваниях лодки».

Несмотря на то что следствие ведется в отношении «группы лиц», а против самих СМИ обвинения не выдвигаются, в редакциях идет масштабная выемка деловой информации: копируют все бизнес-данные и внутреннюю переписку, изымают носители информации. По словам основателя TUT.BY Юрия Зиссера, следователи изъяли из редакции десять жестких дисков.

Наконец, отдельно нужно сказать о незаконном использовании паролей доступа к платной ленте БелТА. Отличие платной ленты от бесплатной состоит только в том, что там тексты появляются на 15–30 минут раньше. То есть доступ в закрытую ленту окольными путями явно не тянет на общественно-опасное деяние и задержание на трое суток для допросов тут выглядит не очень адекватно. Да и вообще использование чужих паролей для доступа к платному контенту уже давно в белорусской журналистике стало обычной практикой: авторы государственных СМИ часто безвозмездно делятся паролями с коллегами из независимых СМИ. Так что подобные вещи никогда не воспринимались как серьезное нарушение законодательства.

Более того, БелТА и раньше жаловалось на использование чужих паролей, но это не приводило к обыскам и задержаниям. Очевидно, что о предполагаемых правонарушениях было известно давно, но использовали эту информацию только сейчас. Более того, следствие располагает информацией о 15 тысячах посещений платной ленты с использованием чужих паролей на протяжении более двух лет, а также массой других доказательств, включая прослушку телефонных разговоров обвиняемых. То есть речь явно идет не об эмоциональной реакции, а о хорошо спланированной операции.

Опасность ложного инсульта

Все эти странности и новации в процессе давления на независимые СМИ показывают, что происходящее – это совсем не зачистка информационного пространства и не «рука Москвы». Иначе сейчас белорусские власти активно блокировали бы банковские счета и выдвигали обвинение против юридических лиц, мешая нормальной работе изданий. СК работал бы на уничтожение, а не выдергивал бы редакторов точечно.

Судя по всему, белорусские власти не собираются закрывать или уничтожать независимые СМИ. И дело тут не в какой-то их особенной либеральности, а в том, что накопленный опыт научил их, что образовавшуюся после закрытия нишу тут же занимают зарубежные информационные ресурсы: российские или белорусские, но физически расположенные за западной границей. Уничтожение последних крупных независимых СМИ в стране приведет к тому, что белорусские власти полностью утратят контроль над информационным пространством.

Зачем тогда нужны задержания и обыски? Скорее всего, процесс запустила история с фальшивым инсультом президента Лукашенко. Российский телеграм-канал «Незыгарь» в ночь на 30 июля опубликовал сообщение: «В Минске говорят, что у Лукашенко случился ишемический инсульт». Новость мгновенно разлетелась по белорусским СМИ, а комментарии пресс-секретаря президента Натальи Эйсмонт и даже появление самого Лукашенко в новостях только подстегнули слухи и шутки в сети.

Эта ситуация могла заставить руководство страны задуматься, что если у них не получается контролировать даже распространение мелких слухов из телеграма, то что же будет в случае серьезного кризиса или организованной информационной интервенции извне? Положиться на национальные негосударственные медиа будет невозможно: несмотря на опровержения и объяснения, все равно будут появляться статьи в стиле «они все отрицают, но мы-то все всё понимаем».

Белорусским властям нужно сохранить независимые СМИ – хотя бы до тех пор, пока они сами не смогут создать свои собственные, не менее влиятельные медиа. Планы обеспечить доминирование государственных СМИ у Лукашенко определенно имеются – об этом говорит хотя бы назначение туда новых руководителей примерно полгода назад.

Но на тот срок, пока независимые СМИ существуют и доминируют в информационном пространстве, власти нужны рычаги воздействия на их контент. Нужно иметь возможность влиять на редакторов (отсюда задержания, обыски и допросы), а также на медиа как на организации (отсюда выемка информации). Кажется, что, по мнению белорусских властей, самый эффективный способ обеспечить такое влияние – это получить достаточно информации для того, чтобы у них была возможность в любой момент завести на неугодных журналистов уголовное дело.

Судя по такой подготовке, белорусские власти, видимо, ожидают, что угрозы стабильности могут возникнуть довольно скоро. Неясно, каким им видится источник угроз: проблемы в экономике, информационная агрессия с Востока или с Запада, или, быть может, они подумывают о проведении болезненных реформ. Но серьезные опасения насчет того, как, в случае чего, поведут себя негосударственные СМИ, у них явно имеются.

Поэтому в «деле редакторов» не стоит ждать массовых посадок (за время, прошедшее между написанием текста и публикацией, задержанных уже начали отпускать). Как только белорусские власти получат нужные им рычаги воздействия на независимые медиа, дело о чужих паролях, скорее всего, будет закрыто с крупными штрафами и возмещением нанесенного ущерба. После чего независимым журналистам предоставят возможность работать в обычном режиме до тех пор, пока у власти не возникнет необходимость оказать на них давление, – теперь это можно будет сделать простыми и тихими угрозами, а не развязывать громкие кампании задержаний, арестов и обысков. Это не даст властям полного контроля, но хотя бы добавит уверенности в будущем.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 10 августа 2018 > № 2700360 Александр Власкин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699360 Дмитрий Орешкин

Печальное открытие для Путина

Пацаны на Капитолийском холме оказались очень крутыми.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Новости из США — это новый шаг в санкционной борьбе, приобретающей новый статус.

Ведь, во-первых, меняется восприятие санкций в России. Во-вторых, они проводятся на фоне ухудшающегося экономического положения, что для людей проявляется, в частности, в дискуссиях о повышении пенсионного возраста. И в-третьих, что самое важное, сама путинская элита понимает, что эти санкции — вещь достаточно разрушительная. Разговоры о том, «что нам от санкций только польза и мы их заменим импортом» — это все хорошо только для телевидения и радио. В реальной жизни все совсем не так.

И они это прекрасно понимают: не зря посольство России в США назвало эти санкции «драконовскими». Они действительно серьезные. На практике инженеры прекрасно знают, что российское производство, в том числе оборонная техника, ключевым образом зависит от импортных комплектующих. Внутри всех этих «Искандеров» и прочего — американские, английские и европейские чипы. Вся компьютерная начинка на самом деле импортная, и если действительно будут ограничены поставки на оборудование — военного или двойного назначения — то это принесет довольно серьезный ущерб не только для экономики.

Надо также отметить существенную перемену отношений между Россией и условным Западом. Путин исходил и продолжает исходить из того, что Запад слабый, трусливый, зависимый от российских поставок сырья — проявит негодование, сделает мрачный вид, утрется, объявит какие-то формальные санкции, а на самом деле все будет продолжаться как прежде. Потому что с Россией ссориться нельзя. Потому что Россия — источник ресурсов. Потому что на России замкнуты интересы бизнеса.

И для этой уверенности были основания — с Грузией прошло, с Чечней прошло, почти прошло с Литвиненко. У Путина — коллективного, не персонального — было такое ощущение, что можно делать все что угодно и некуда они не денутся. И тут вдруг Запад начинает проводить такую жесткую политику.

В молодости нас учили, что есть такая вещь, как диалектика Гегеля, то есть переход количественных изменений в качественные. Потому что можно один, два раза закрыть глаза, но на пятый уже не получается. Более того, становится понятно, что с такими людьми как Владимир Путин, который исповедует полуголовную этику, договориться нельзя, поскольку это воспринимается как слабость. То есть, если ты сразу не даешь человеку в лоб бейсбольной битой, это значит, что ты трус и боишься. А если партнер боится, надо продвигаться вперед и вести себя еще наглее.

В Европе это воспринимается немножко не так. И новость в том, что Запад все же понял — политическая культура или система ценностей, которую исповедует коллективный Путин, построена радикально по-другому. Если у тебя есть большая бейсбольная бита, и ты ее не пускаешь в ход, значит у тебя что-то не в порядке. Или бита не настоящая, или ты трусоватый.

Запад понял, что с такими людьми нужно действовать жестко, потому что другой стиль отношения они воспринимают себе на пользу. И, соответственно, хочешь не хочешь, а на личном опыте западные политические деятели поняли, что биту надо время от времени использовать. Потому что тогда эти ребята, которые привыкли топырить пальцы, переходят фазу когнитивного диссонанса и начинают вести себя по-другому. Мол, оказывается, что ты тоже крутой пацан.

И пацаны на Капитолийском холме оказались очень крутыми. Они терпели-терпели-терпели, а потом решили, что надо действовать по-другому. И самое неприятное для Владимира Путина заключается в том, что эти пацаны уже убеждаются, что именно так с ним и надо действовать. Именно по-рейгановски — жестко ограничивать и даже отбрасывать. Тогда существовала именно такая стратегия борьбы с коммунизмом.

Это очень печальное открытие для путинской бригады, и для России в целом. Но это очень освежающее открытие для США, ведь выясняется, что прав таки был Маккейн — с этими людьми надо разговаривать жестко.

Мне очень печально все это говорить, потому что международное восприятие так или иначе распространяется не только на Путина, но и саму Россию. Благодаря его усилиям, в глазах общественности россияне опять превращаются в медведя, который хоть и симпатичное животное, но лучше, когда он сидит в клетке, а не ездит в метро.

До этого ведь все более-менее полагали, что с этим существом можно и в одном автомобиле ездить, а сейчас выясняется, что все же более эффективно держать на поводке, или за железной решеткой.

Мне обидно и печально, потому что в моем представлении Россия гораздо более интересная, разнообразная и умная страна и народ, чем тот, который представляется через оптику Владимира Путина. Но никуда не денешься, ведь политика — она такая.

И путинская политика абсолютно медвежья, хотя на самом деле если уж и сравнивать, то Россия населена разными животными — здесь есть не только медведь, но и более приятные существа. Но со стороны может казаться, что медведь всех затоптал.

Меня это расстраивает. Но я понимаю всю объективность и неизбежность такого поворота событий: если ведешь себя по-медвежьи, то и относиться к тебе начинают как к медведю.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699360 Дмитрий Орешкин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699357 Георгий Тука

Россия будет сопротив­ляться, но Путин не вечен — о расплате за войну и оккупацию

Заместитель министра Георгий Тука о новых органах власти и старых лицах в политике.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука в первой части интервью «Апострофу» рассказал о ситуации вокруг создания межведомственного координационного органа для подачи иска против России за причиненные убытки на Донбассе, о перспективах появления в стране Министерства по вопросам ветеранов, а также о новых и старых лицах в политике на фоне приближения выборов 2019 года.

«Апостроф»: Петр Порошенко поручил создать межведомственный координационный орган, который заставит Россию возместить ущерб за оккупацию территорий. Как определить размер этих убытков и по Донбассу, и по Крыму? Те цифры, которые мы слышим из года в год, приблизительные.

Георгий Тука: Эта комиссия уже в процессе создания. Положение о ее создании уже сейчас находится в Министерстве юстиции на юридическом мониторинге. Дело в том, что существует целый комплекс вопросов, связанных с нанесением ущерба нашему государству.

Например, музеи, которые остались на территории Крыма, Луганской и Донецкой области, коллекции, которые там хранились. Видимо, не наше министерство и не МВД будет заниматься этим вопросом. Очевидно, что этой информацией лучше владеет Министерство культуры. Следовательно, нужно ли его привлечь в эту комиссию? Абсолютно. Второй пример — «Черноморнефтегаз», который был отобран. Кто этим вопросом лучше владеет? Министерство топлива и энергетики или НАК «Нафтогаз». Незаконная добыча недр, которая до сих пор продолжается, это и рыбные ресурсы, и полезные ископаемые, это — Министерство экологии. Поэтому в эту межведомственную комиссию должны быть вовлечены все центральные органы исполнительной власти и специальные органы, которые не являются центральными органами исполнительной власти, по согласию. Я имею в виду прокуратуру, СБУ, возможно, еще какие-то специализированные органы.

Я надеюсь, что вскоре формализация этого процесса уже будет завершена. Сейчас трудно предсказать объем этой работы, потому что претензии должны приниматься не только от государственных учреждений. А почему мы должны игнорировать бизнес-структуры?

— Тот же банковский сектор.

— И не только банки! Там огромное количество имущества, которое принадлежит украинским структурам. Например, какое-то шахтоуправление там имело пансионат, некая коммерческая структура — виноградники. Таких примеров — десятки тысяч. Так же и частные лица: у человека был там какой-то коттедж или отель, а сейчас он не может им пользоваться. Кстати, согласно международному гуманитарному праву, когда у человека вроде бы имущество не конфисковали, но он лишен возможности пользоваться своим имуществом, то это тоже считается нанесением убытков.

— А что касается Донбасса?

— Абсолютно аналогичный подход.

— Есть ли возможность оценить объем ущерба на неподконтрольных территориях?

— Да, такие возможности есть. Здесь нам будет нужно очень тщательно сотрудничать с нашими спецслужбами, у которых есть очень разветвленная агентурная сеть, для того чтобы собрать в кучу всю информацию и обобщить, проанализировать ее. Это огромный пласт работы.

— А сколько примерно времени может занять эта работа?

— Все это будет зависеть от того, каким образом будут развиваться события на востоке и в Крыму. Ведь надо понимать, что убытки каждый день только увеличиваются, а не уменьшаются. Надо специалистам из разных ведомств собираться, анализировать, разрабатывать определенный алгоритм реагирования. Кстати, один из примеров — это неполучение выгоды от чего-то. Вот мы сейчас лишены возможности добывать нефть Черноморнефтегаза. Это тоже убытки. Не только потому, что у нас украли «вышки Бойко», но и потому, что нас лишили возможности добывать наши полезные ископаемые. Это тоже убытки. Процесс очень сложный. Я не хотел бы быть каким-то ура-оптимистом и рассказывать, что через месяц мы уже флагом махнем.

— Представим, что уже подсчитаны убытки, мы подаем в суд, выигрываем — и Россия должна возместить. Многие эксперты говорят о том, что Россия не будет спешить платить, а этот процесс затянется на долгие годы. Какие у нас есть механизмы воздействия?

— У меня крайне негативное отношение к распространению некогда уважаемого названия «эксперт» на огромное количество людей, которые к экспертной среде никакого отношения не имеют. Ведь, к сожалению, распространенное явления, когда утром он — эксперт по международным вопросам, днем — эксперт по военным вопросам, вечером — по экономическим вопросам, а ночью он — общественный деятель. Такую, извините, «экспертную среду», можно выйти на майдан и там найти.

Поэтому я не соглашаюсь с такими людьми, которых вы назвали экспертами. Объясню почему. Во-первых, не надо обманывать ни себя, ни наших людей, рассказывая о том, что только подсчитаем, только будет решение суда — и на следующий день Россия нам все компенсирует. Это не соответствует действительности. Надо быть реалистами, честными перед собой и перед гражданами. Представим себе ситуацию: 1944 год, кто тогда мог какие-то даты называть, когда Германия будет компенсировать убытки? Но факт есть факт, он состоялся. Убытки были уплачены. Во-вторых, кто сказал, что Путин вечен и Россия в современном виде тоже вечная? Я прекрасно осознаю, что будет оказано огромное сопротивление как со стороны самой Российской Федерации, так и будут применены международные механизмы с привлечением различных пророссийских политических или международных структур для лоббирования интересов РФ именно в этом вопросе. Но это абсолютно не свидетельствует о том, что, во-первых, этого не надо делать и, во-вторых, что это невозможно. Я убежден, что именно так и будет, но когда это произойдет, это зависит от многих внешних факторов.

— Учитывая долгий путь к этой цели, это уже сейчас надо начинать делать?

— Да. И вот довольно часто я слышу, опять-таки, «экспертные» высказывания: «Гады! Сволочи! Только сейчас проснулись! Пятый год войны! Надо было еще в 2014 году!» Яркий пример, к сожалению, наши друзья из Грузии: мгновенно поспешили подать иск, и результат отрицательный, все, они его проиграли.

— Есть примеры таких исков, когда страна выигрывала?

— Есть и немало. Ирак, Кувейт. Заставляют платить разными методами — санкции, отчуждение зарубежного имущества, активов.

— Как думаете, будет ли создано новое Министерство по делам ветеранов и нужно ли оно вообще?

— Я уже, наверное, больше года говорю о том, что оно нужно. А будет ли оно создано? Надеюсь, что да. Я сейчас могу назвать цифру, которую на правительственном комитете обнародовал то ли Степан Кубов, или кто-то другой из вице-премьеров, относительно того, сколько государственных органов разного уровня занимается делами ветеранов, — это 52. Если консолидировать сумму средств, которые эти органы тратят, то это миллиарды. А давайте выйдем и спросим у самих ветеранов, чувствуют ли они это? Поэтому я больше года говорю о том, что я выступаю за. Но это не просто создание некой структуры ради структуры. Эта структура имеет целью совместить в себе полномочия этих 52 бестолковых и неэффективных государственных органов для того, чтобы был один единый орган, а ребята, которые, рискуя собственной жизнью, защитили нас с вами, имели возможность непосредственно знать, куда обратиться и от кого требовать эффективных действий.

— Эти многочисленные органы, о которых вы сказали, подчиняются министерствам. Например, Госслужба по делам ветеранов и участников АТО действует при Минсоцполитики и так далее.

— Да. Об этом и идет речь. Но все эти органы, во-первых, лишены возможности влиять на решение Кабинета министров, поскольку они не являются центральными органами исполнительной власти. Во-вторых, они в основном все подчиненны или непосредственно, или через ряд посредников Министерству социальной политики. Конечно, если сравнивать проблематику, например, пенсионеров и ветеранов АТО, то я не хочу никого обижать, это абсолютно нормально, но для Министерства социальной политики в приоритете стоят пенсионеры, потому что просто их количество намного больше. И поэтому вопрос ветеранов антитеррористической операции остается на втором, а то и на пятом уровне. Мы, кстати, испытываем такую же проблему и в отношении переселенцев. Я об этом не стесняюсь говорить тоже уже больше года, что вопрос решения насущных потребностей вынужденных переселенцев тоже решается, к сожалению, по какому-то непонятному мне и неприемлемому для меня принципу. С моей точки зрения, очень яркий пример: на ремонты и строительство дорог мы выделяем в этом году 47 миллиардов, на обновление футбольных полей — 270 миллионов, а на решение жилищных проблем переселенцев — 34 миллиона.

— Как думаете, кто должен возглавить это Министерство ветеранов, если оно будет создано? Сейчас идет речь о четырех условных кандидатурах.

— Я скажу откровенно: мне предлагали, я отказался.

— Почему?

— Во-первых, на собственном опыте создания министерства, в котором я сейчас работаю, я прекрасно понимаю, какой это груз — с нуля создавать центральный орган исполнительной власти. Во-вторых, я осознаю, какой будет саботаж со стороны коллег по кабмину, который мы и сейчас чувствуем, и со стороны низовых организаций. Вы что думаете, что эти все 52 организации под барабанную дробь и с горнами пойдут в ряды нового министерства? И они будут карабкаться и биться на смерть за свои бюджеты! Поэтому ожидать, что там все будет с ковровыми дорожками — это полный бред.

И в конце концов я хотел бы, если получится достучаться до самих ребят, ради которых создается министерство, друзья, пожалуйста, наберитесь терпения. Я могу с легкостью спрогнозировать — я со многими из них разговаривал, и они соглашаются, к сожалению, со мной — что сначала, кто бы ни был назначен министрами и заместителями, эти люди будут получать поддержку снизу, через три месяца будет разочарование, а через полгода: «Гады! Сволочи! Преступники! Ничего для нас так и не сделали!» К сожалению, такова наша природа.

— А почему так происходит?

— Потому что подавляющее большинство наших граждан не знает вообще проблем государства, каким образом построен государственный механизм, каким образом он функционирует. И поэтому нашим людям кажется, что все вопросы можно решать вот так на раз-два, было бы только желание. Сегодня — министерство, завтра — бюджет, через две недели — всем по сто миллионов выдали. К сожалению, это абсолютно не соответствует реалиям. Я считаю, что у нас очень неуклюжий механизм управления государством. Более того, я убежден в том, что мы как государство существуем не благодаря, а вопреки. Потому что иногда я откровенно не понимаю, как мы еще вообще существуем как государство при таком алгоритме управления нашей страной. Но мы имеем то, что имеем.

— Я сразу вспомнила противостояние, которое мы видим во власти. Почему нет единства в Верховной Раде, между правительством и президентом? И как можно достичь совместных целей при такой ситуации? С тем же получением компенсации от России?

— Вы абсолютно правы. И, опять-таки, свою позицию я никогда ни перед кем не скрывал. Начнем с самого начала. Те условия, в которых мы сейчас живем, это не демократия, это псевдодемократия. Вы как журналист не хуже меня знаете и осознаете, каким образом проходят выборы. Это и подкуп избирателей, которые стадами продают за две копейки свои голоса, а на следующий день начинают вопить о преступной власти; это и манипуляции при подсчете голосов; это и коррупционные манипуляции во время предвыборной гонки. Вон сейчас одна из кандидатов в президенты завесила всю страну бордами. А за счет чего?

Кстати, я слышал, как уважаемые люди рассказывали об их оценках, сколько средств будет потрачено на предвыборную кампанию. Речь идет о миллиардах долларов. У кого-то есть сомнение, что 99% этих средств — это коррупционные деньги? Они были где-то задекларированы? Да ни в коем случае. Потом эти люди попадают в Верховную Раду и начинают формировать правительство. И работа этого правительства — это следствие коалиции. Есть такое выражение: «Каждый друг прокусить готов твой спасательный круг». Когда среди членов коалиции происходит или открытое, или скрытое противостояние, оно отражается на деятельности и чиновников. Не может быть исключения.

Мне легко об этом говорить, потому что я не принадлежу ни к одной партии, ни к одному лагерю влияния. У меня своя личная позиция, ниша, «норка», поэтому я могу абсолютно откровенно об этом говорить. И, конечно, я считал и считаю, что такой подход позорно отражается на существовании нашего государства, особенно в этот опасный период ведения войны. Поэтому я, пожалуй, единственный еще среди тех людей, которых называют политиками, хотя я очень не люблю, когда меня называют политиком. Ибо у меня стойкая ассоциация, что 99% украинских политиков заслуживают места на нарах. А мне нечего стыдиться, мне не за что туда отправляться.

Я являюсь сторонником жесткой вертикали власти, я за то, чтобы хотя бы на 5-8 лет управление страной перешло к человеку вроде де Голля, чтобы прекратить это беспредел, повальное мародерство, грабительство, заигрывание с пятой колонной, что в конечном итоге может привести к крайне негативным последствиям, вплоть до потери государственности Украины.

— Сейчас среди кандидатов есть человек, похожий на де Голля?

— Нет.

— Как думаете, почему за эти годы после Майдана не появились новые лица в политике?

— Вы знаете, это выглядит довольно смешно. Я лично очень люблю господина Рабиновича, это для меня объект наслаждения для троллинга, я его называю «фонтан популизма», такой яркий, как у нас на Майдане Независимости вечером с подсветкой. На ниве популизма это супердеятель. Он там наговорил о новых лицах: «Голосуйте за тех, кто никогда не был ни во власти, ни в политике!» — и он это ляпает, а в студии в онлайне сидит Шуфрич, который является членом вот этого образования «За життя». «Новое» лицо Рабиновича — Шуфрич, извините, Шуфрич! «Новое» лицо Рабиновича — Медведчук, «новое» лицо Рабиновича — Елена Бондаренко, «новое» лицо Рабиновича — Червоненко.

— То есть в каждой политической партии все лица, которым уже очень много лет.

— Я вам могу назвать другие примеры новых лиц.

— Давайте.

— Михаил Гаврилюк. Я ему откровенно симпатизирую, но место ли такому человеку в законотворческом органе? Когда я слышу откровенную чушь о Сердючке, Бобуле, 95-м квартале или Вакарчуке, поверьте, я уже три года вращаюсь в том, что называется власть, это на грани идиотизма. Ибо человек, который не имеет на что опираться, не имеет собственной структуры, собственной политической силы, какими инструментами он будет оперировать, оказавшись в самом высоком должностном кресле государства? Его обыграют еще во время предвыборной гонки. Его обложат «экспертами», как у нас любят говорить, и максимум через три-четыре месяца этот человек будет просто марионеткой.

— То есть все равно нам стоит ожидать старые лица на важнейших государственных должностях?

— Мне, например, последние года три минимум достаточно часто задают вопрос: «А почему ты не идешь в президенты?» А каким образом я могу идти в президенты, если только официально на банковский счет госказначейства надо положить два с половиной миллиона. У меня, извините, таких средств нет. А я уже не говорю о всем этом предвыборном балагане. Я же говорю, цифры назывались, это миллиарды долларов. У меня таких средств нет. Если бы я хотел идти в президенты, где бы я должен был брать такие средства? Обращаться к тем, у кого они есть? А я не настолько наивный человек, чтобы не понимать, что если какой-то бизнесмен согласится вкладывать в меня такие средства (это не сто тысяч долларов, это намного больше), то он будет преследовать собственные интересы. Я знаю немало достаточно богатых людей, которые в частности входят в список Forbes, у меня с ними близкие отношения. Я убежден, что, если бы я изъявил желание построить собственную политическую силу, подавляющее большинство из них согласилось бы выступить в качестве спонсоров. И совершенно не для того, чтобы лоббировать свои частные деловые интересы. Подавляющее большинство людей, с которыми я общаюсь — это бизнесмены, но это порядочные бизнесмены.

— Они не связаны с политикой?

— Нет, они никак не связаны с политикой. И если они и прибегают к каким-либо коррупционным действиям, то исключительно потому, что их к этому принуждают. Подавляющее большинство этих людей хотели бы жить в стране с честными правилами ведения бизнеса, поэтому вот такие люди меня бы поддержали. Но когда речь идет о миллиардах, то, извините, таких друзей у меня нет (смеется).

— Вы видели огромный список кандидатов в президенты…

— Сколько из них имеют реальный шанс? Это же просто используется людьми для собственного пиара, не более того. Тем более — бесплатного пиара.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699357 Георгий Тука


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 10 августа 2018 > № 2699231 Сергей Катырин

Сергей Катырин: Причин для паники из-за санкций у бизнеса нет.

Угроза введения новых американских санкций привела к заметным подвижкам на российских рынках. В то же время эксперты советуют относиться к этим ограничениям взвешенно и не впадать в преждевременную панику.

"Любые санкции отрицательно сказываются на бизнес-климате. Поэтому в Торгово-промышленной палате России попытки ограничить деловую активность по политическим мотивам считаются неприемлемыми. В то же время эти ограничения далеко не всегда достигают заявленной цели. Да и с целями нет полной ясности. В условиях постоянного ужесточения санкций мы работаем уже четвертый год. Но по итогам 2017 года товарооборот России с США - одной из стран-инициаторов такой политики - возрос почти на 14,5 процента. Так что надо четко разделять заявления и реальные результаты", - считает президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Российская экономика научилась жить в условиях санкций. Произошла диверсификация рынков, появились новые адреса поставок высокотехнологической продукции. Крупнейшие отечественные государственные и частные компании разработали собственные программы импортозамещения. Конечно, заявленные санкции могут привести к определенной коррекции их планов, но вряд ли изменения будут серьезными.

Источник: https://rg.ru/2018/08/10/sergej-katyrin-prichin-dlia-paniki-iz-za-sankcij-u-biznesa-net.html

Источник: Российская газета

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 10 августа 2018 > № 2699231 Сергей Катырин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о задачах по достижению значений показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня, о реализации крупных инвестиционных проектов, о создании инфраструктуры для экспорта товаров, о развитии экологического туризма.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы проводим большое заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Место проведения выбрано мной не случайно, поскольку мы должны обсуждать развитие Дальнего Востока и Байкальского региона не только находясь в Москве, а периодически посещая регионы, которые и составляют Дальний Восток и Байкальский регион. Здесь многое можно посмотреть, но мы с вами сегодня прежде всего остановимся на основной проблематике.

Сегодня мы с вами встречаемся в обновлённом составе. Неделю назад я утвердил новый состав комиссии. Здесь присутствуют и новые члены Правительства – кабинета министров, и временно исполняющие обязанности руководителей регионов, для которых подобного рода комиссия тоже проходит в первый раз.

Мы сегодня с вами обсудим четыре темы. Во-первых, дальнейшие планы работы в экономике и социальной сфере. Во-вторых, реализацию крупных инвестиционных проектов. В-третьих, создание инфраструктуры для экспорта товаров. В-четвёртых, вопросы экологического туризма.

Я начну с первой темы, она, по сути, самая важная. На ближайшие шесть лет перед нами стоят весьма серьёзные задачи развития. Они определены майским указом Президента №204, другими программными документами. И все заданные национальные ориентиры в экономике, социальной сфере должны быть достигнуты в том числе и на Дальнем Востоке. Я прекрасно понимаю, что эта задача труднее, чем во многих других регионах нашей страны. Здесь нам придётся приложить немалые усилия. Конечно, главная цель – ликвидировать отставание Дальнего Востока в уровне жизни, социальном развитии от среднероссийского. Если здесь будут нормальные больницы, школы, дороги, жильё, работа, конечно, условия для бизнеса, то и люди с большей охотой поедут в этот уникальный макрорегион.

Мы за последние годы приняли целый комплекс мер, которые направлены на развитие Дальнего Востока и Байкальского региона. Это и территории опережающего развития, и свободный порт – модель свободного порта, и программа дальневосточного гектара. На 10 лет закрепили неизменность налоговых условий для проектов в ТОР и свободном порту. Сохранили, также на 10 лет, сниженные тарифы страховых взносов для компаний, которые станут резидентами территории опережающего развития до конца 2025 года, – то есть 7,6% вместо 30%. Распространили механизм электронной визы на международные аэропорты Дальнего Востока, хотя это только начало происходить.

Здесь есть и вполне ощутимые результаты, о них надо помнить, не стесняться о них говорить. В прошлом году на Дальнем Востоке, по данным Росстата, зафиксирован рекордный прирост инвестиций – более 17%. В этом году двузначный темп роста также сохраняется. Доля иностранных инвестиций, которые приходятся на этот большой макрорегион, достигла практически трети от общероссийского объёма. Ещё совсем недавно таких результатов и близко не было. Этому способствовали разные факторы, тем не менее это надо помнить. В территориях опережающего развития и свободном порту заработали почти полторы сотни новых предприятий, это сотни миллиардов рублей инвестиций, почти 12 тыс. новых рабочих мест.

Недавно, в июне, мы запустили программу строительства и модернизации социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке. До 2020 года на эти цели будет направлено более 50 млрд рублей. Планируется построить и реконструировать 32 школы и детских сада, 20 больниц, 26 спортивных объектов, 7 центров культуры. Это важное направление, поэтому обращаюсь к Минвостокразвития, к губернаторам: надо обеспечить самый строгий контроль за расходованием денег и проследить за тем, чтобы все объекты были введены в срок.

Все эти решения – хорошая основа для дальнейшего развития, но этого недостаточно. Поэтому сейчас мы активно формируем национальные проекты, там должны быть учтены и отражены потребности территорий, которые находятся в поле нашего особого внимания, – это Дальний Восток, Байкальский регион. Причём достигнуть необходимых показателей – универсальных или обобщающих показателей, таких как продолжительность жизни, – можно, только если заниматься решением проблем в конкретном регионе. Это невозможно сделать в среднем по стране или в среднем даже по округу. Все знают свои проблемы, надо признаться, это действительно трудная задача на Дальнем Востоке. У министерств есть предложения на этот счёт, мы их обсудим.

Вторая тема касается инвестиционных проектов. Сейчас на Дальнем Востоке реализуется несколько десятков крупных инвестпроектов, более 30, это газовый и нефтехимический комплексы, крупнейшая судостроительная верфь, золоторудные и угольные месторождения, животноводческие комбинаты, перегрузочные хабы. По сути, некоторые из этих проектов закладывают сейчас новые отрасли в экономике региона. Мы все понимаем специфику развития бизнеса на Дальнем Востоке – это огромные расстояния, тяжёлые климатические условия, недостаточно развитые энергетические сети. Поэтому бизнесу здесь необходима поддержка государства, в том числе в подготовительной работе – по созданию инфраструктуры, по выделению земли, по подводке мощностей.

Сегодня утром я проводил совещание по созданию морского комплекса для перевалки СПГ на восточном побережье Камчатки, на подходе некоторые другие проекты. Сейчас какие-то объекты уже готовы к работе, какие-то только строятся. Понятно, что с учётом масштаба и сложности строек на любой стадии проекта могут возникнуть вопросы, которые требуют внимания и поддержки. Если у присутствующих здесь представителей компаний есть пожелания по этому поводу, давайте их рассмотрим.

Понятно, что любая поддержка государства должна быть точечной, государство не может и не должно страховать бизнес, брать на себя его риски. За этими большими стройками, мегастройками, нельзя забывать о небольших компаниях, которые заняты в сфере торговли или услуг. Задача губернаторов и Минвостокразвития – оказывать малому и среднему бизнесу всю необходимую помощь.

Третья тема – повышение конкурентоспособности российских товаров и экспорт продукции с Дальнего Востока в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Главное, чего сейчас требуют растущие потребности экспорта, – это достаточное количество современных пунктов пропуска через государственную границу. Причём всех типов – и автомобильных, и железнодорожных, и морских. Любые задержки, трудности с провозом товаров чреваты убытком для компаний, чего нельзя допускать.

Нужны удобные, технологичные терминалы, которые оснащены оборудованием, с хорошей навигацией, специалистами. А работа по реконструкции пунктов пропуска должна быть синхронизирована со строительством подъездных дорог и экспортными планами предприятий. Это, к сожалению, не так во многих случаях. И мы не должны допустить ситуаций, когда тот или иной инфраструктурный объект построен, а из-за отсутствия пункта пропуска по нему нет никакого движения. Люди этого не поймут. Я уж не говорю о том, что в этом случае бездарно растрачиваются средства.

На предыдущем заседании правительственной комиссии я давал ряд поручений. Хотел бы сегодня услышать, что сделано.

Четвёртый вопрос повестки – развитие экологического туризма.

Перед началом заседания я встретился с сотрудниками уникального Кроноцкого государственного заповедника, одного из старейших в нашей стране. Людей, которые работают там, конечно, волнуют и вопросы развития экологического туризма, посещаемости. А в том, что у нас есть что посмотреть, все убедились. Я думаю, даже в этом смысле очень важно, чтобы мы периодически проводили такого рода выездные мероприятия, чтобы понять проблемы, связанные с развитием отдельных отраслей.

Готовность туристической инфраструктуры, скажем прямо, пока слабая. На Камчатке сейчас пик туристического сезона. И практически все места в гостиницах заполнены. Поэтому даже отдельным участникам совещания, тем, кто занимался подготовкой, пришлось в палатках ночевать. На самом деле, это не шутка. Это означает, что у нас, несмотря на то что Камчатка, например, очень красивый, особый регион, тем не менее мест не хватает.

Хорошо, что люди едут. Это признак того, что интерес к Дальнему Востоку стал очень высоким. Но очевидно, что ситуация требует дополнительных решений.

Вот основной набор вопросов. Давайте приступим к работе. Начнём с доклада Министра по развитию Дальнего Востока – о задачах федеральных органов исполнительной власти по достижению показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня.

Пожалуйста, Александр Александрович (обращаясь к А.Козлову).

А.Козлов: Цели и стратегические задачи развития Российской Федерации до 2024 года определены Указом Президента №204. Каждое направление – это не просто цель, за ней стоят тысячи людей, их комфортное жильё, их будущие дети, достойная старость, возможность получать своевременно медицинские услуги, заниматься спортом в современных залах и, как ни странно, в XXI веке звонить по мобильному телефону и выходить без проблем в интернет.

Конкретизировать каждую цель по всем дальневосточным регионам должны национальные федеральные проекты.

Подготовка к реализации указа уже ведётся. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, разработана «дорожная карта», определены ключевые сроки и ответственные органы в рамках этой «дорожной карты».

На первом этапе мы совместно с командами дальневосточных губернаторов и коллегами из Минстроя, Минздрава, Минкультуры и Минтруда определили показатели и мероприятия, которые необходимы для воплощения указа. Все наши предложения мы представили в федеральные ведомства. Мы понимаем, что команды профильных министерств лучше знают, что конкретно и как надо сделать для достижения определённых целей. Цифры, которые приведены, также подлежат корректировке.

Отмечу, что по многим позициям Дальний Восток сильно отстаёт от среднероссийских показателей. Это отставание невозможно ликвидировать без специальных мер. Поэтому просим профильные министерства оценить, чего не хватает, или предложить более эффективные меры, чтобы Дальний Восток не просто достиг всех показателей, а превысил их.

Я бы хотел остановиться более подробно именно на ключевых отставаниях в рамках поставленных целей.

Цель – обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Дальнего Востока. Численность населения Дальнего Востока продолжает сокращаться. Естественная убыль и миграционный отток формируют отрицательную динамику. Две основные составляющие естественного прироста – это рождаемость и смертность.

Давно обсуждается необходимость реализации специальных мер государственной поддержки рождаемости для Дальнего Востока, направленных на улучшение демографической ситуации в округе.

Ещё в августе 2016 года было дано поручение Президента Российской Федерации за номером Пр-1658 (ответственные – Минтруд России, Минздрав), но до сих пор специальных мер для Дальнего Востока не предусмотрено. Считаем, что они должны быть, и в качестве специальных мер поддержки семей с детьми предлагаем предусмотреть: единовременную выплату при рождении первого ребёнка в размере 150 тыс. рублей, доплату к материнскому капиталу в размере 30%, пониженную ставку ипотечного кредита при рождении ребёнка.

Хоть дальневосточный коэффициент выше среднероссийского, но за три года мы потеряли 11700 детей.

Также Дальний Восток нуждается в ясельных группах – для детей от двух месяцев до трёх лет. Причём места должны даваться не за пять-шесть кварталов от дома, а в том районе, где комфортно родителям малышей.

Нам также необходимо построить и реконструировать 345 объектов спорта, оснастить их современным оборудованием и инвентарём. Хочу обратить внимание, что, по статистике, на Дальнем Востоке уровень обеспеченности спортивной инфраструктурой соответствует среднероссийскому значению. Однако при неплохой средней обеспеченности, как правило, остаются не охваченными сельские территории и малочисленные населённые пункты, жители которых не могут воспользоваться созданной инфраструктурой из-за транспортной отдалённости. Проблема характерна также для всех направлений социальной сферы. Эту специфику Дальнего Востока надо учитывать.

У нас есть посёлок Новобурейский в Амурской области, в котором построен единственный круглогодичный каток, и его ездят посещать дети из Еврейской автономной области, потому что у них нет никакой инфраструктуры. Автобус сопровождает полиция, предаёт полиции Еврейской области, принимает ГИБДД, везут детей, катаются, и два часа обратно в Облученский район возвращаются. Есть и такие примеры, к сожалению.

Следующая наша задача – это снижение смертности. Это вторая важная составляющая естественного прироста. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке существенно ниже среднероссийского значения – на 2,6 года. По ДФО – 71, по России – 72,7. Национальная цель – 78 лет к 2024 году.

Две ключевые проблемы: запредельная смертность населения в трудоспособном возрасте и высокая младенческая смертность. Мы считаем, что необходимо принять срочные меры по изменению ситуации. Требуется строительство более 300 ФАПов и врачебных амбулаторий в труднодоступных и сельских территориях. Это первичное звено медико-санитарной помощи, на формирование которого ориентирует нас Минздрав России.

Актуальными остаются вопросы санитарной авиации. Вместе с коллегами – министрами здравоохранения регионов посчитали: больше 4 тыс. дополнительных вылетов нужно. Приобретение мобильных и медицинских комплексов.

И конечно, кадры. Квалифицированные медицинские кадры – дефицит (особенно по узким специальностям – стоматологи, детские педиатры, гинекологи), который особо сильно испытывают сельские удалённые территории.

Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие, областные больницы организуют выездные бригады, но это не выход, когда врач приезжает раз в две недели. Люди не могут болеть по расписанию.

Хочу обратить внимание, что в национальном проекте «Здоровье» отсутствует капитальный ремонт. Его основное преимущество – бюджетная эффективность. Зачем строить, если можно привести в порядок имеющиеся учреждения? Там, где здание находится в ветхом, аварийном состоянии, конечно, не обойтись без строительства и реконструкции.

Важным является вопрос оснащения специализированных учреждений здравоохранения, особенно детских больниц, сердечно-сосудистых и онкологических центров.

Отдельная задача – снижение смертности на дорогах. Из 924 случаев гибели людей на транспорте в ДФО в 2017 году 904 приходится на автотранспорт. Основная причина – низкое качество автомобильных дорог. Из-за отсутствия дорог с твёрдым покрытием около 1400 населённых пунктов в весенне-осенний период остаются отрезанными от транспортных коммуникаций. Практически половина автодорог в округе – грунтовые и сезонные.

Не завершено формирование опорной сети автомобильных дорог в первую очередь в северных регионах: Якутия, Магадан, Чукотка. По этим причинам уровень смертности от ДТП на Дальнем Востоке выше среднего по стране – 14,7 человека на 100 тысяч населения. По России – 13 человек. К 2024 году необходимо снизить целевой показатель до 4 человек. Для выполнения требуется привести в нормативное состояние региональные и муниципальные дороги. Это очень важно и для оперативной работы скорой помощи – от «золотого часа» зачастую зависит жизнь человека.

В национальном проекте акцент сделан на региональных дорогах, в то время как 70% ДТП и 40% погибших приходится на муниципальные дороги.

Мы находимся на Камчатке. Здесь за прошлый год на федеральных дорогах погибло 16 человек, на муниципальных – 20. Якутия: на федеральных дорогах в прошлом году погибло 44 человека, на муниципальных – 51. Хабаровский край: на федеральных дорогах погибло 23 человека, на муниципальных – 70.

Предусмотрена поддержка городских дорог для агломераций с численностью жителей больше 500 тысяч. Это всего два города Дальнего Востока: Владивосток и Хабаровск.

Мы знаем, что у Министерства транспорта есть предложение понизить до 100 тысяч человек и включить в проект все столицы. Есть ещё два города – две столицы на Дальнем Востоке, которые, к сожалению, не попадут под эту часть. Хотелось бы также обратить внимание, что у нас малая населённость, протяжённость дорог. И мы хотели бы, чтобы это предложение распространялось в национальном проекте на все дальневосточные городские округа и административные центры муниципальных районов вне зависимости от численности проживающих.

Отдельный вопрос – текущее недофинансирование системы здравоохранения. Основным источником финансирования учреждений здравоохранения является Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. В соответствии с действующей методикой объём субвенций регионам определяется с применением показателя индекса бюджетных расходов. Он отражает затратность оказания государственных услуг в каждом конкретном регионе с учётом его специфики, включая районные коэффициенты и северные гарантии работников бюджетной сферы, транспортную доступность, стоимость жилищно-коммунальных услуг. Однако данный показатель применяется федеральным фондом в размере не менее 1 и не более 3. При этом отмечу, что индекс бюджетных расходов по правилам Минфина при расчёте дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности применяется в полном объёме. В результате пять регионов страны – Ненецкий округ и четыре дальневосточных (Саха, Камчатский край, Магаданская область и Чукотский автономный округ), у которых значение индекса бюджетных расходов более 3, невольно дотируют другие регионы, имеющие значение индекса менее 1, то есть 59 субъектов страны. Из-за такого ограничительного подхода наши четыре региона ежегодно недополучают больше 13 млрд рублей, или 24%, по оценке регионов. Индекс составляет: по Чукотке – 12, по Магадану – 4,7, по Камчатке – 5,3, по Республике Саха – 4,5.

Есть два выхода из этой ситуации: либо добавить этим регионам деньги, либо их перераспределить. Я прошу поддержать применение единого подхода и учесть индекс бюджетных расходов в полном объёме. Для этого надо внести изменение в постановление Правительства №462 от 2012 года в редакции от 6 декабря 2017 года о порядке предоставления и распределения. К сожалению, в проекте протокола этого пункта нет, и, если он войдёт в протокол, это будет важно.

Обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования – вхождение в мировую десятку. Можно формировать современные школы, но, к сожалению, есть на Дальнем Востоке здания школ, которые находятся в аварийном состоянии. По данным регионов, таких зданий 133. 723 требуется капитальный ремонт, в 221 школе туалет находится на улице. То есть мы говорим о качестве образования, о внедрении современных технологий, а тысячи ребят на Дальнем Востоке в тридцатиградусный мороз ходят в уличный туалет. Мы считаем, эту ситуацию надо тоже держать на контроле.

Не лучшая ситуация и в профессиональном образовании. Также хотелось бы обратить внимание на то, что рабочим специальностям, которые сегодня так нужны региону, обучают на оборудовании из прошлого века. Например, будущие дорожники в глаза не видели современных катков, аграрии не знают, как подступиться к новым комбайнам.

Я прекрасно понимаю, что в статистических данных этих цифр нет. Мы с регионами выверяли по каждому учебному учреждению, вся эта информация поступила в рамках формирования национальных проектов в профильные ФОИВ.

Улучшение жилищных условий. В рамках национальной цели по улучшению жилищных условий принципиально важно ликвидировать на Дальнем Востоке аварийное жильё. 3,2 млн кв. м – из них 2,2 млн кв. м уже стоят на учёте как аварийные. А 1 млн кв. м – это прогноз прироста аварийного фонда с учётом его износа. Это стоит 236 млрд рублей. В федеральном проекте Минстроя пока заложено, к сожалению, только 37. То есть уже сегодня понятно, что эта цель не будет достигнута.

Есть ещё вторая тематика. Считаем, что при оценке потребности дальневосточных регионов в средствах на реализацию указа стоит брать реальную цену квадратного метра по данным Росстата. В настоящее время фактическая стоимость 1 кв. м жилья в регионах Дальнего Востока, по данным Росстата, значительно превышает норматив, установленный Минстроем. Это приводит к тому, что недофинансируются федеральные жилищные программы на территории Дальнего Востока. По этой причине – отсутствие заявок на установленную цену квадратного метра, сорвалась реализация программы «Жильё для российской семьи» в Комсомольске-на-Амуре.

Президент поставил задачу в полтора раза увеличить объём жилищного строительства. Когда мы вместе с коллегами из Минстроя оценили решение задачи на нашей встрече в Хабаровске, столкнулись с тем, что в регионах Дальнего Востока практически отсутствуют площадки с инфраструктурой для комплексной застройки. Если стоимость инфраструктуры войдёт в стоимость квадратного метра, он будет стоить ещё дороже, чем я сейчас сказал.

Считаем, что в этой связи Минстрою России совместно с регионами необходимо будет предусмотреть эффективные механизмы финансирования инженерной инфраструктуры.

И конечно, нельзя умолчать, что на обеспечение жильём льготных категорий граждан – это порядка 86 тысяч человек – в соответствии с действующим федеральным законодательством требуется 259 млрд рублей. Из них 66 тысяч – это выезжающие с Крайнего Севера, 16 тысяч детей-сирот и 3,2 тысячи – инвалиды и ветераны боевых действий.

Ввиду низкой плотности населения округа и транспортной доступности вопрос обеспечения качественной связью дальневосточников стоит очень остро. На сегодня имеющаяся инфраструктура связи не позволяет в полной мере его решить. Это касается как магистральных каналов связи с выходом в единую сеть страны, так и телекоммуникационной инфраструктуры населённых пунктов. В результате 10% населения региона не имеет качественной устойчивой связи. В её отсутствие вынуждены оплачивать высокую стоимость спутниковой связи.

К примеру, стоимость услуг связи и доступа в интернет по спутниковой связи при скорости 1 Мбит на Курильских островах составляет 40 тыс. рублей в месяц.

Дальнему Востоку достаточно сложно конкурировать в развитии высоких технологий с Центральной Россией, где базируется вся информационная инфраструктура, образовательные и исследовательские центры, где тарифы интернет-сетей в разы доступнее дальневосточных. Например, тариф для юридических лиц со скоростью доступа 100 Мбит в секунду в Якутии в 2 раза, а на Камчатке в 2,7 раза дороже, чем в Москве. Необходимо в первую очередь обеспечить качественной связью образовательные и медицинские учреждения, увеличить долю домохозяйств, имеющих широкополосный доступ к сети Интернет, до 97% к 2024 году.

Отдельного внимания заслуживает вопрос покрытия сетями федеральных и региональных дорог. В зимний период возможность экстренного вызова – это уже вопрос жизни.

Отмечу, что все предложения – это результат совместной работы с регионами. За каждым мероприятием стоит целевой показатель указа, а за ним – люди. Понимаем, что на Дальнем Востоке достижение каждой единицы целевого показателя дороже в силу его специфики. Но мы не должны допустить того, что средний показатель по стране будет выполнен за счёт других регионов, а население Дальнего Востока так и останется с теми проблемами, которые, к сожалению, сегодня ещё сохранились. Прошу нас поддержать и довести до конца принципиальное решение о достижении среднероссийского уровня во всех регионах Дальнего Востока.

Учитывая сжатые сроки, просим дать соответствующие поручения профильным федеральным органам исполнительной власти, ответственным за разработку национальных проектов.

Первое. Федеральным органам исполнительной власти в срок до 15 августа представить в Правительство предложения по включению в национальные и федеральные проекты перечня мероприятий, обеспечивающих выполнение стратегических задач указа и достижение значений показателей социально-экономического развития выше среднероссийского уровня по каждому региону, с указанием необходимых объёмов финансирования по годам реализации.

Второе. Определить источники их финансирования по каждому дальневосточному региону.

Третье. При распределении субсидий и иных межбюджетных трансфертов учитывать отклонение показателей социально-экономического развития регионов от среднероссийского уровня, имея в виду необходимость увеличения финансирования отстающих регионов за счёт перераспределения средств с регионов, имеющих показатели выше среднероссийского уровня.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Александрович.

Доклад достаточно содержательный, даже местами острый. В чём невозможно не поддержать докладчика, так это по ожидаемой продолжительности жизни. Если посмотреть цифры в Дальневосточном округе, они, мягко говоря, не лучшие по отношению даже к среднероссийским. Но самое главное, что эта ожидаемая продолжительность жизни по-хорошему должна быть достигнута в каждом субъекте Федерации. И не путём каких-то удивительных манипуляций, когда берётся продолжительность жизни на Северном Кавказе, складывается с продолжительностью жизни в Дальневосточном округе и в результате показатель выглядит вполне оптимистически. Это не то, к чему мы стремимся, это просто обман. Исходя из этого и нужно готовить предложения.

Я сейчас попрошу высказаться коротко руководителей субъектов Федерации. Если вы хотите специально что-то отметить именно по этому вопросу, каким образом всего этого можно достигнуть.

В.Илюхин: Конечно, для нас вопрос продолжительности жизни очень важен. Мы сегодня говорили об отдельной категории проживающих на Камчатке – представителях коренных малочисленных народов Севера. И безусловно, нужно выполнить очень большой объём работы, чтобы выйти на показатели, которые обозначены известным указом.

Мы сегодня плотно работаем с министерством, чтобы понять этот путь, понять, какова будет «дорожная карта». Но на этом пути очень много трудностей. Не выполнить эти показатели мы не можем, но нет и ясного представления, каким образом мы можем этого достичь.

А.Цыденов: Доклад – всё в тему. Хотелось бы добавить, что Байкальский регион здесь не упоминался, но ситуация в нём такая же, по некоторым аспектам даже хуже. Это касается очередей в детские сады (мы сейчас от двух месяцев даже не обсуждаем, обсуждаем от трёх до семи лет), третьей смены в школах.

Есть предложение либо добавить в проект протокольного решения Байкальский регион, либо провести заседание комиссии по Байкальскому региону отдельно и создать при Минэке рабочую группу для подготовки такой же программы по Байкальскому региону. Поскольку в рамках Министерства по развитию Дальнего Востока – своё направление.

С.Носов: За счёт чего мы можем попытаться достичь среднероссийских показателей – с учётом отставания, которое у нас есть? Мне кажется, за счёт использования самых последних разработок и технологий, которые применяются на территории Российской Федерации.

Интернет, цифровизация экономики – это залог успеха, наш рычаг и, если хотите, то, от чего мы можем оттолкнуться. Без телемедицины сегодня трудно представить, что мы можем сделать в условиях нехватки квалифицированных кадров, в условиях тех проблем, которые накопились. И с этого нужно начинать.

А проблемы существуют очень серьёзные.

У нас, например, в Магаданской области шесть из девяти районных центров не имеют интернета, а если через спутник, то это очень дорого и медленно. Это первое.

Второе. Каждое направление, каждая национальная программа так или иначе влияет на главный результат, если мы говорим о продолжительности жизни, привлекательности жизни на Дальнем Востоке. А на данный момент я говорю не просто о Дальнем Востоке, но о территориях Крайнего Севера.

Здесь поднималась проблема дорог в муниципалитетах. Но если у нас в регионе сегодня доля дорог, федеральных трасс в том числе, с гравийно-песчаным покрытием – 79% при среднероссийском показателе 7%, то это сказывается на всём: на качестве жизни, качестве обеспечения продуктами питания, здравоохранении. И для того, чтобы хотя бы приблизиться к среднероссийскому уровню (мы считали, в том числе со специалистами Росавтодора), примерно 65 км дорог нужно делать ежегодно. А насколько нам известно, в программе Росавтодора заложено на пять лет всего 80 км. В среднем, значит, на уровне 15–17 км. Уже сегодня закладывается отставание, и я считаю, что это серьёзно.

Один вопрос, который не попал в программы, но я хотел бы, Дмитрий Анатольевич, чтобы Вы об этом знали.

Сегодня на приём приходит очень много людей. Магаданская область – это территория Крайнего Севера. Жилищные сертификаты когда-то были или должны были стать одним из преимуществ, обеспечивающих привлекательность районов Дальнего Востока и Крайнего Севера. Но на данный момент сложилась следующая ситуация: задолженность – 17 млрд рублей. Ежегодно из федерального бюджета приходит 150 млн рублей – меньше 1%. При этом стоимость квадратного метра жилья возрастает ежегодно примерно на 12%. И уже к 2025 году эта задолженность, по прогнозам, будет 26 млрд рублей. После принятия поправок к закону о наследовании задолженности эта цифра переходит в бесконечность. И здесь необходимо, на мой взгляд, принимать какие-то решения и находить новые подходы к этой ситуации.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов


Россия. ДФО > Экология. Миграция, виза, туризм. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699229 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с сотрудниками Кроноцкого заповедника.

Председатель Правительства посетил Кроноцкий государственный заповедник и встретился с его сотрудниками.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я сердечно всех приветствую, приветствую сотрудников Кроноцкого государственного природного заповедника. В такой обстановке я ещё с вами не общался, притом что на территории заповедника я был два раза. Конечно, это незабываемые впечатления для меня, для моих коллег, которые были со мной. Каждый раз, когда приезжаешь, что-то новое открываешь. Огромное количество фотографий осталось, которые потом интересно смотреть.

Я хотел бы начать наш разговор со слов благодарности в адрес всех, кто трудится в заповеднике. Скажу прямо, люди, которые работают в таких государственных структурах, это люди, которые любят свою землю. Потому что никогда там не бывает каких-то сверхвысоких заработков или стерильных условий труда, масса сложностей разных, которых в нашей жизни хватает. Но тот, кто приходит и остаётся служить своей земле, кто работает в заповеднике, – это особые люди. Люди, для которых это в настоящем смысле слова призвание. Поэтому хочу вас поблагодарить за всё, что вы делаете.

Чтобы наш разговор не превращался в монолог, я с удовольствием готов пообщаться на самые разные темы, которые вас волнуют как жителей Камчатского края, как сотрудников государственного учреждения, то есть заповедника, и вообще просто как обычных людей.

П.Шпиленок (директор Кроноцкого государственного заповедника): Дмитрий Анатольевич, в первую очередь я бы хотел поблагодарить руководство нашей страны за поддержку, которая оказывается в последние годы заповедной системе. Это здорово, мы это чувствуем. Но ещё столько вопросов нерешённых, которые хотелось бы обсудить.

Конечно же, нас всех в первую очередь интересует то, как заповедная система будет развиваться в ближайшие годы. Каким образом будет выстраиваться создание новых ООПТ, вопросы финансирования… Потому что на сегодняшний день, мы все прекрасно понимаем, есть определённое недофинансирование. Возникают вопросы и с пожарами, особенно в Дальневосточном регионе.

Д.Медведев: Первое, что я хотел бы сказать: хорошо, что мы наконец этим стали заниматься, потому что на протяжении достаточно длительного периода, я имею в виду особенно 1990-е годы, да и начало 2000-х, у нас денег на развитие и содержание заповедников, особо охраняемых природных территорий почти не выделялось. Прошлый год был Годом экологии. В рамках этого года, вы знаете, мы массу полезных мероприятий провели. Но мы, конечно, на этом не останавливаемся, и развитие систем особой защиты, особой охраны природных территорий продолжится. Чтобы не быть голословным: я буквально несколько дней назад подписал постановление Правительства о создании заповедника «Ленские столбы». Это очень известное место в Якутии. Эта работа будет идти и дальше.

В настоящий момент готовится отдельный национальный проект «Экология», в рамках которого будут решаться самые разные вопросы развития системы особо охраняемых природных территорий. По этому проекту, по его паспорту, предполагается, что в ближайшие годы на федеральном уровне будет принято решение о создании 24 новых особо охраняемых природных территорий. И это только то, что называется федеральной территорией. Мы сегодня на эту тему с губернатором, Владимиром Ивановичем (Илюхиным), говорили. Есть и региональные территории, они тоже ценные и важные, их нужно сохранять. То есть это те организационные решения, которые мы обязаны будем принять. Естественно, будем выпускать их постепенно. С пониманием того, где и как эти территории создаются, кто там будет работать и каково будет финансирование. Финансирование на эти цели тоже будем планировать. Чудес я вам обещать не могу, но что это будут в целом для системы достаточно серьёзные финансовые вливания – это совершенно очевидно, особенно если сравнить с тем, в каком состоянии система заповедников, заказников, особо охраняемых природных территорий находилась ещё 10–15 лет назад.

Мы понимаем, что особо охраняемые природные территории важны и ценны не только как особые места, где есть уникальные природные условия. Там должны бывать люди. Поэтому нужно найти баланс, создать гармоническое сочетание между возможностью посещения этих мест организованными группами туристов, а с другой стороны – не убить саму природу. Я у вас бывал несколько раз и хочу сказать, что в этом смысле здесь всё организовано очень хорошо. Проблемы всегда есть, но этот баланс удаётся сохранять. Чем внимательнее мы будем к этому относиться, тем лучше. Если говорить о деньгах, это не только бюджетное финансирование. В ряде случаев могут быть и частные инвестиции, ничего плохого в этом нет, в мире это используется. Предложения будем рассматривать.

Р.Корчигин (заместитель директора заповедника по познавательному туризму): К вопросу о финансах. Мы много общаемся с предпринимателями, которые хотели бы сотрудничать с заповедником. Не только на Камчатке, не только с Кроноцким заповедником – это часто происходит и в других регионах. Механизм государственно-частного партнёрства создан. Что касается нашей территории, на сопредельной части мы могли бы с предпринимателями что-то развивать, но они хотят бóльших гарантий.

Д.Медведев: Это продолжение того, о чём я начал говорить. Предприниматель и должен немного рисковать. Тот, кто не хочет рисковать, выбирает себе другую стезю. Поэтому совсем без риска тут не получится. Но государство должно создать разумные условия для возникновения такого рода партнёрства. То есть быть открытым к запросам предпринимателей.

Если говорить о заповедниках, туристических зонах, экологическом туризме, который становится всё более популярным, мы понимаем, что вряд ли этим будут заниматься сверхкрупные компании, у которых много денег и которые скажут: мы миллиард сюда вложим, и всё будет хорошо. Скорее всего, будет приходить наиболее уязвимая категория бизнеса. У них денег не так много, нет активов, которые можно было бы принести в банк и сказать: дайте нам под этот актив кредит. Если говорить о землях особо охраняемых природных территорий, так их невозможно передать в собственность или даже в пользование, то есть их нельзя использовать как залоговую базу. Здесь есть проблемы, мы обязательно будем стараться их решать.

Если есть желание заниматься развитием таких территорий, привлекая бизнес, если есть хорошая поддержка со стороны органов власти региона (из Москвы всего не сделаешь, это понятно), тогда такого рода ГЧП будут возникать. Здесь можно посмотреть на различные юридические формы. Может быть, какие-то концессионные начала использовать, сейчас это достаточно популярная, модная тема. И эффективная в области государственно-частного партнёрства. Любой юридически корректный вариант можно использовать. В данном случае я адресуюсь к губернатору. Понятно, что без поддержки со стороны региона, районных властей никакое подобное ГЧП не выживет. Здесь нужна общая работа. Если надо какие-то документы на эту тему готовить, в том числе в сфере регулирования заповедников, особо охраняемых природных территорий в целом, это уже задача министерства. Дмитрий Николаевич (Кобылкин), надеюсь, здесь свою лепту внесёт.

П.Шпиленок: Стоит затронуть тему развития малой авиации. Вообще, развитие туризма, познавательного туризма в Дальневосточном регионе без развития малой авиации будет очень затруднительно.

Потому что возьмём вертолёт Ми-8: 200 тыс. – лётный час. А тот же самый ТВС-2МС или какой-то другой легкомоторный самолёт – это будет порядка 50 тыс. То есть это сразу же изменится по стоимости.

И люди сейчас – что их останавливает в смысле перемещения на Дальнем Востоке? В первую очередь дороговизна. Когда начинаешь считать, понимаешь, что это просто непосильные средства. И в рамках развития туризма этот вопрос логистический нужно, конечно, решать в первую очередь. Это краеугольный камень, без которого не продвинуться дальше.

Мы построим инфраструктуру и так далее, но мы поймём, что мы её построили лишь для очень узкого слоя посетителей, которые могут себе это позволить. Допустим, у нас есть проект строительства взлётно-посадочных площадок на территории заповедника. Но возникают, с одной стороны, и экологические ограничения, мы должны это сделать максимально щадящим образом.

С другой стороны, столкнувшись с проектированием, этапами, этими нормами, ФАПами и так далее, – мы видим, что оказывается всё не так просто. Приведу такой пример практический. Проектируем мы полосу. Мы должны получить, как в сейсмоопасной зоне, где более девяти баллов, спецтехусловия. Но одно дело – дом, капитальное строительство. Другое дело – полоса, спецтехусловия готовят как минимум несколько месяцев...

Авиация на Камчатке была исторически. Существуют заброшенные аэродромы рядом с заповедником, рядом с Южно-Камчатским заказником, в других местах. Ведь очень важно формировать этот туристический центр рядом с границей заповедника. И привлекать бизнес рядом с границей заповедника. А нам, заповеднику, создавать условия, то есть инфраструктуру. Иначе мы просто не сможем обеспечить посещение большого количества людей.

И тут, конечно, в авиации без государственной поддержки нам очень тяжело.

Д.Медведев: Это точно без государственной поддержки не сделать, и мы это понимаем. Если говорить о малой авиации, мы сегодня практически с самого утра об этом разговариваем и с губернатором, и с моими коллегами, с которыми я прилетел. Нельзя сказать, что мы ничего в этом направлении не делаем. Надо признаться опять же, что ситуация сдвинулась с мёртвой точки. Потому что в какой-то момент в сфере малой авиации, да и вообще авиации, у нас на Дальнем Востоке практически ничего не происходило.

Начну с малой авиации. Основная проблема заключается в том, что устарел парк. И скажем прямо, на смену всем хорошо знакомым (во всяком случае людям среднего и старшего поколения, да и молодым тоже) самолётам типа Ан-24 и отчасти Як-40 у нас пока ничего нет. Этот сегмент оказался выбитым. Вы знаете, мы в ближайшие годы вводим в эксплуатацию, да и уже ввели, целый ряд среднемагистральных самолётов – «Сухой Суперджет» и МС-21 (он совсем скоро начнёт уже производиться в коммерческом назначении, сейчас он проходит испытания). Но это не годится для полётов даже между населёнными пунктами. Я не говорю о ситуациях, когда речь идёт о совсем маленьких площадках. Поэтому нужен такой самолёт.

Есть несколько идей, как к этому подступиться. Есть проект, который находится в стадии отработки. Это проект самолёта Ил-114, который должен производиться на Улан-Удэнском заводе. Он тоже не совсем маленький будет по размеру, тем не менее это всё-таки турбовинтовой самолёт, который может садиться на достаточно короткую грунтовую полосу.

Кроме этого в настоящий момент мы начали эксплуатировать самолёт Л-410. Его производство развёрнуто на Урале. В принципе это хороший самолёт. У вас уже, насколько я знаю, в парке есть несколько таких машин. Он в целом годится для того, чтобы решать разные задачи. Он не всепогодный – зимой, может быть, не всегда подходит, но в целом этот самолёт сейчас дорабатывают для местных условий и даже, насколько я знаю, пытаются создавать для него более герметичную кабину, что очень важно в наших условиях и когда требуется выходить на определённые высоты. Л-410 тоже перспективная машина.

Есть ещё одна идея, которая в настоящий момент отрабатывается. Это выпуск самолёта на замену нашему старому основному самолёту, который и кукурузником называют, и как только не называют. Но это новая версия, которая делается из композитных материалов с использованием самых современных двигателей. У него длинное пока название – ТВС-2МС. Мы должны также начать его выпуск. Надеюсь, он как раз может прийти на смену тому, что было. Это та линейка, которая есть. Может быть, в ближайшее время ещё что-то появится, потому что, несмотря на то, что я назвал, здесь нет прямой замены Ан-24. И этот сегмент очень важен. Если, например, для посещения заповедников этот маленький самолётик годится, то для перелёта между районными центрами, например на Камчатке, где расстояния в сотни километров, такой самолёт не подходит. Нужен всё-таки самолёт на замену Ан-24. Здесь нужно будет думать. Будем обязательно этим заниматься, как, собственно, и развитием вертолётного парка. Хотя вертолёт зачастую дороже, но и без вертолёта в ряде случаев не обойтись. Такова ситуация, она реальная.

Мы в целом в такого рода проекты и в закупку летательных аппаратов, то есть воздушных судов, разными авиакомпаниями вкладываем деньги. Этим занимается государственная лизинговая компания. В общем, на эти цели в бюджете предусмотрено 5 млрд рублей, из них около 300 млн идёт на субсидирование кредитной ставки по лизинговым договорам. То есть инструменты здесь есть.

П.Шпиленок: Здесь ещё важно, чтобы совместно с субъектом к этому времени, когда будут самолёты, были подготовлены места, где садиться. Взлётно-посадочные площадки.

Д.Медведев: Это правда. Это отдельная тема, но здесь действительно это нужно делать совместно с субъектами Федерации. В этом смысле федеральное Правительство всегда готово пойти навстречу. Мы принимали относительно недавно… В каком году было решение по вашему аэропорту? В 2012-м, то есть пять-шесть лет назад. Там целый ряд бывших аэропортов, или полос, находятся в разной собственности. Это может быть и федеральная собственность, и региональная собственность, где-то это в ведении Министерства обороны. Это всё нужно оживлять, потому что наша страна не может жить в условиях, когда нет авиационного сообщения. Скажем честно, где-нибудь в Монако или в Лихтенштейне это не нужно, а в наших условиях без самолёта нет единой страны.

Т.Гульбина (заместитель директора заповедника по экологическому просвещению и связям с общественностью): Дмитрий Анатольевич, меня зовут Татьяна Гульбина, я заместитель директора по экологическому просвещению. Правильно говорите, что без самолётов нет единой страны. И у меня вопрос по стоимости авиаперевозок. Билет Москва – Петропавловск-Камчатский стоит минимально около 20 тыс. рублей. Мы бы, конечно, не хотели чувствовать себя отрезанными от всей страны. Сможем ли мы летать за доступную стоимость билетов и комфортно?

Д.Медведев: Очевидно, эта проблема действительно есть, и она очень важна для нашей огромной страны. И билеты зачастую очень дороги. Это правда. С другой стороны, мы, и Вы тоже это знаете, приступили к программе субсидирования целого ряда направлений. Это касается и внутрирегиональных, и межрегиональных, и федеральных направлений. Понятно, что это далеко не всё. Если говорить, к примеру, о целом ряде субсидий, они носят адресный характер и касаются или молодёжи, или людей уже достаточно зрелых. Само по себе это неплохо, потому что это всё-таки делает фиксированной стоимость такого полёта и даёт возможность достаточно широкому кругу людей этим пользоваться.

Я почему вам об этом рассказываю? Потому что ко всему привыкаешь – и сейчас это нормально. Я помню, как я эту идею лично пробивал, продвигал, когда тяжёлая ситуация была, очередная волна кризиса – 2012–2013 годы. И мои коллеги мне говорили: «У нас на это денег нет. Почему мы должны тратить деньги на полёты других людей? В конце концов, пусть зарабатывают деньги и летают». Тем не менее мы эти решения приняли. И в бюджете на эти цели каждый год фиксируются миллиарды рублей.

Это первое направление, но не единственное. Очень важно, чтобы подобные программы также существовали на межрегиональном и региональном уровне. Этим мои коллеги занимаются – Юрий Петрович Трутнев, руководители регионов. Здесь несколько направлений уже есть – по-моему, два или три направления вы по фиксированной стоимости ввели? Магадан, Анадырь… Будем надеяться, что такие субсидированные направления тоже будут расширяться.

Наконец, третье. Это уже сугубо экономическая история, но она тоже важна. Я помню, в каком состоянии находились перевозки лет 15–12 назад с Дальнего Востока. Здесь летали буквально одна-две компании, билеты стоили просто безумные деньги, вообще неподъёмные. В результате определённой конкуренции и мер по государственному регулированию всё-таки появились разные тарифы. И вот то, что Вы сказали, эти 20 тыс. рублей, это приличные тоже деньги, но это не 100 тыс., как это, к сожалению, было ещё несколько лет назад. Такие билеты тоже есть, но всё-таки уже появился выбор. Поэтому полностью демотивировать авиационные компании и говорить: «Знаете, мы всё субсидировать будем» – это невозможно. Так не делают ни в одной стране мира. Поэтому мы будем стараться их подталкивать к разумной конкуренции, чтобы они держали так называемый плоский тариф и он был бы более или менее приемлем для абсолютного большинства тех, кто живёт на Дальнем Востоке.

П.Шпиленок: Можно увеличить количество рейсов в летний период, когда улететь невозможно порой?

Д.Медведев: Можно увеличивать. Нужны деньги. Я скажу простую вещь. Часть этой квоты, которая у нас на всю страну, не выбирается. И тогда мы принимаем решение о перераспределении. Если не ошибаюсь, я в июле такое распоряжение подписал и перераспределил часть квоты, по-моему, 600 млн рублей, на Дальний Восток. Часть как раз пойдёт на субсидирование полётов из Камчатского края. Это то, о чём Вы говорите. Что мы можем делать, мы делаем.

В.Халманов (заместитель директора заповедника по охране – руководитель службы охраны заповедных территорий): В настоящий момент мы наблюдаем введение необоснованных американских санкций. Какие ещё санкции могут ввести в отношении нашей страны и как они повлияют на экономику?

Д.Медведев: Тема неприятная, несмотря на то что мы с вами встречаемся в фантастическом месте, а вы занимаетесь очень благородной работой, которая, казалось бы, очень далека от всяких санкций. Но что скрывать, это так или иначе влияет на нашу жизнь. Ничего хорошего в этом нет, потому что всякого рода ограничения в конечном счёте сказываются на самочувствии экономики, на движении курса валюты. Это невозможно не заметить. Это волнует всех, и нас тоже.

Все эти санкции не мы придумали. Это было сделано специально для того, чтобы ограничить нашу страну. Скажем по-честному, всё это делалось неоднократно. Вы помладше меня, но тоже, наверное, знаете, что в отношении Советского Союза эти санкции вводились несколько десятков раз в общей сложности, более крупные или менее крупные. То есть в общей сложности наша страна последние сто лет существовала в условиях постоянного санкционного давления.

Для чего это делается – я могу вам высказать свою точку зрения: для того чтобы убрать Россию, что называется, из числа мощных конкурентов на международном поле. Вы знаете, наша страна неплохо развивалась и в начале ХХ века. И несмотря на все сложности советского времени, тогда тоже были периоды довольно бурного развития. Это многим не нравилось, прежде всего тем странам, которые занимались введением санкций. Понятно, кто это: Соединённые Штаты Америки и целый ряд их союзников. Ничего не изменилось и сейчас.

Эти санкции (как бы кто ни рассуждал на тему, что русские плохие, русские проводят неправильную политику, что Правительство России должно изменить свою позицию по целому ряду вопросов) в значительной степени – ограничение нашей экономической мощи. Ныне действующий Президент Соединённых Штатов взял и сказал: «А что это русские торгуют с немцами газом? Не надо никакого газа поставлять из России в Европу. Мы будем поставлять наш сжиженный природный газ». Это и есть метод недобросовестной конкуренции. Всё это было упаковано в один закон, который получил название закона о противодействии агрессивному поведению России. И несмотря на то, что это абсолютно нерыночная, антиконкурентная мера, направленная на то, чтобы удушить наши возможности, это превратилось в политику. Значительная часть мер, которые вводят сейчас Соединённые Штаты, направлены на то же. Кстати, они касаются не только нас. Посмотрите, какой огромный пакет санкционных решений, так называемых протекционистских мер американцы сейчас ввели против Китая. До 500 млрд долларов. Это, конечно, никому не нравится. Это не нравится в первую очередь китайцам. И наша задача – всем этим мерам противостоять. Разговоры о будущих санкциях я сейчас не хотел бы комментировать. Могу сказать только одно. Если воспоследует что-то подобное – типа запрета деятельности банков или использования той или иной валюты – это можно назвать совершенно прямо: это объявление экономической войны. И на эту войну необходимо будет реагировать. И наши американские партнёры должны это понимать.

П.Шпиленок: Есть и другие насущные темы. Одна из них – пожары. Может, кто-то скажет про пожары? Для Дальнего Востока это очень актуально.

Д.Медведев: Пожалуйста. Это очень актуально не только для Дальнего Востока. Но и для Дальнего Востока в том числе.

П.Мокеров (государственный инспектор заповедника): В настоящее время ответственными за тушение лесных пожаров на ООПТ являются бюджетные учреждения, в ведении которых эти территории находятся. При этом в Сибири и на Дальнем Востоке значительное количество территорий труднодоступны – дорожная сеть отсутствует полностью. То есть тушить лесные пожары можно только авиационными методами. Это делается путём заключения договоров со специализированными организациями, что создаёт определённые трудности. Может быть, целесообразно рассмотреть вопрос о создании специализированных организаций в субъектах, которым будут полностью переданы полномочия по тушению лесных пожаров, либо о передаче данных полномочий уже имеющимся специализированным организациям типа «Авиалесоохраны», которые имеют опыт? Поскольку, в моём понимании, это не совсем задача заповедника.

Д.Медведев: Трудно с Вами не согласиться. Тем более если бы у вас были какие-то колоссальные возможности, тогда да, но у вас же таких возможностей нет. Понятно, одно дело – профилактика или локализация каких-то небольших происшествий… Может быть, есть смысл подумать о том, чтобы такие специализированные организации создавать. Что региональные руководители думают? У нас здесь есть и действующие губернаторы, и бывшие губернаторы. Как скажете?

Реплика: Хорошая идея. Нужна организация, которая смогла бы на территории заниматься тушением пожаров.

Д.Медведев: В чьём ведении она должна быть? Мы с вами понимаем, это же вопрос ответственности, потому что это чрезвычайное происшествие, и вопрос денег, конечно.

Реплика: Да, в первую очередь вопрос денег. Субъекты не смогут в полной мере эту задачу выполнить без взаимодействия с федеральными властями.

Д.Медведев: Что скажете, Дмитрий Николаевич? Вы сами ещё недавно пожары тушили.

Д.Кобылкин: Это очень серьёзная проблема, конечно, и решать её надо системно по всей стране. Потому что на самом деле это вопрос не только Дальнего Востока.

Д.Медведев: Тогда нужно просто подумать, что это должны быть за специализированные организации, в какой системе они должны находиться. Потому что просто передавать это в федеральное подчинение – это будет тоже очень сложная задача. Вы понимаете, какая у нас страна – 85 субъектов Федерации, гигантская, самая большая территория на планете. Значит, это всё-таки должны быть какие-то региональные силы. Но в то же время я понимаю, что далеко не все регионы с этим способны справиться. Хорошо, давайте продумаем это. Потому что этот вопрос существует. Может быть, это на какие-то категории нужно разделить? Правда, когда пожар развивается, это специалисты должны оценивать. Давайте подумаем об этом.

П.Шпиленок: Разделение пожаров на категории – острая тема для заповедников, особенно для заповедников Сибири и Дальнего Востока, у которых огромные пространства, миллионы гектаров, где в принципе не ступает нога человека. То есть возникает какая ситуация: где-нибудь в центре заповедника начинается пожар, куда человеку просто невозможно добраться. Всё-таки это научно доказанные факторы – сухие грозы и так далее. Всё равно мы его обязаны тушить любыми способами. Хотя это, по сути, естественные процессы. Вы сегодня говорили про Соединённые Штаты, там уже достаточно давно существует комиссия, которая определяет пожар: природного он или техногенного характера. Может быть, если населённых пунктов нет, приниматься решение о его нетушении, потому что закапываются, по сути, огромные деньги. Интересна была бы здесь Ваша позиция.

Д.Медведев: Мне трудно, конечно, сейчас сразу сказать, как я отношусь к такой позиции, потому что, боюсь, наши люди это не поддержат, если те или иные власти примут решение не тушить пожар. Даже если рядом нет населённых пунктов. Действительно, мы часто наблюдаем, как в целом ряде стран всё это предоставлено непосредственно огню и власти в это не вмешиваются. У нас в этом смысле как раз возможности, может быть, и лучше, чем у них. Если брать, например, парк самолётов, который используется обычно для тушения пожаров, – это Бе-200, Ил-76, то у нас он самый большой в мире. Правда, у нас и территория самая большая. Если у кого-то что-то горит в той же самой Европе, как известно, мы туда зачастую направляем эти самолёты.

Но по категориям это надо точно проработать. Потому что потом благодарные потомки нам скажут: почему вы это не потушили и на территории, предположим, такой жемчужины, как наш заповедник, выгорело такое количество лесов? Особенно если это какие-то особо ценные леса, реликтовые леса, здесь нужен аккуратный подход.

П.Шпиленок: А что касается пожаров в заповедниках, просто пример из жизни. Заповедник обязывают тушить пожары. У них есть средства на госзадание, которое они должны выполнять. Они эти средства отправляют на тушение, заключают договор с «Авиалесоохраной», потому что там десятки миллионов, тушат пожар, чтобы не пришла прокуратура, не наказала за то, что пожар не потушили. И потом директора снимают за то, что он нецелевым образом использовал средства госзадания. Даже такие ситуации бывают.

Д.Медведев: Это как раз, я считаю, можно отрегулировать. В том числе нормативными актами установить, что в этом случае возникает форс-мажор, непреодолимая сила, или состояние, как иногда говорят юристы, крайней необходимости, или ещё что-то, и вывести из-под ответственности тех, кто в условиях именно такого форс-мажора принял решение. Потому что тем самым он спас более высокие ценности. Но это должно происходить по какой-то определённой процедуре. Он должен куда-то докладывать, говорить о том, что такое решение принял. Но в принципе, действительно, нужно постараться руководителя заповедника, особо охраняемой природной территории от ответственности за такое решение – а оно может спасти весь заповедник – освободить, это правильно.

Давайте подумаем, какие нормативные акты здесь можно было бы посмотреть и изменить. Если это потребуется.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, что будет с пенсионным возрастом? Дума приняла новый законопроект с изменениями в пенсионном законодательстве пока только в первом чтении. Как всё будет?

Д.Медведев: Это, действительно, сейчас самый сложный вопрос, который вызывает большие дискуссии в обществе. Такого рода изменения в пенсионном законодательстве, даже если человек хочет работать, большинство людей не радуют. Как справедливо заметил Владимир Владимирович Путин, это никого не радует и среди членов Правительства.

Но есть решения, которые по разным причинам необходимы. Это как горькое лекарство. Человек не хочет его пить, но понимает, что, если он это лекарство не выпьет, всё может закончиться гораздо хуже. Так же и эти изменения.

Необходимость изменений в пенсионном законодательстве связана с тем, что пенсионная система находится в весьма непростом положении. Я хотел бы напомнить, что в период её формирования на одного пенсионера приходилось четыре с небольшим работающих человека. Это было связано с небольшой продолжительностью жизни. А сегодня это соотношение уже почти один к одному.

С точки зрения развития страны это хорошо, люди живут дольше. Но с точки зрения бюджетной системы это большие риски, потому что в какой-то момент эту систему просто может разорвать, несмотря на то что мы предоставляем ей дотации и можем переводить определённые деньги из резервов.

К тому же предложения, которые подготовило Правительство, сформулированы таким образом, чтобы был определённый период, в течение которого происходит переход к новому пенсионному возрасту. Этот период, как нам представляется, достаточно разумный.

Действительно, сейчас прошло только первое чтение законопроекта, идут экспертные обсуждения, парламент ещё будет рассматривать этот законопроект во втором и третьем чтениях. Своё слово, по всей вероятности, скажет и Президент страны.

Вопрос: Многие пожилые люди готовы и хотят работать дальше. Но согласится ли с этим работодатель? Не окажемся ли мы выкинутыми на улицу накануне выхода на пенсию?

Д.Медведев: Сейчас готовятся предложения, очень разные, вплоть до введения жёсткой административной и уголовной ответственности за увольнение таких работников. Если такие предложения будут сделаны и они будут поддержаны парламентом и Президентом, это создаст достаточно серьёзные гарантии.

В каждом таком случае необходимо будет разбираться.

В этой связи можно в качестве примера привести норму уголовного законодательства, запрещающую увольнять женщину, находящуюся в декретном отпуске. Я думаю, что подобную систему гарантий необходимо создавать и в отношении лиц зрелого возраста. Это совершенно нормально.

Россия. ДФО > Экология. Миграция, виза, туризм. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699229 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699228 Владимир Илюхин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Камчатского края Владимиром Илюхиным.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития края. В частности, глава региона доложил Председателю Правительства о ходе путины в этом году, а также о выполнении программы по сейсмоусилению и строительству нового сейсмостойкого жилья.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Владимир Иванович, я хотел в развитие нашего разговора, который состоялся, пока мы добирались до места проведения совещания, вернуться к некоторым вопросам, актуальным для Камчатки, в частности, связанным с рыбой. Как обстоят дела с путиной в этом году? Есть результаты? Какие сложности существуют?

В.Илюхин: Камчатка динамично, стабильно развивается на протяжении уже нескольких лет по всем основным социально-экономическим показателям. Основой экономики являлась и является рыбная промышленность, рыбопромышленный комплекс. Сегодня идёт путина, красная путина, основная для нас. На сегодняшнее утро наши рыбаки добыли более 280 тыс. т лосося. Побиты практически все рекорды, которые до этого были достигнуты. Путина продолжается.

Камчатка уже в течение 10 лет является лидером по добыче водных биологических ресурсов, и не только в Дальневосточном бассейне, где мы занимаем порядка 38–40%, но и в Российской Федерации. 25%, четверть всех уловов приходится на рыбаков Камчатки.

Наша рыбная промышленность является и лидером в инвестициях в инфраструктуру. За последние годы более 30 млрд рублей вложено в берег, в создание новой инфраструктуры. Построено 20 новых современных рыбоперерабатывающих производств, выпускающих качественную, рентабельную продукцию, которая пользуется спросом. Эти заводы отвечают практически всем современным требованиям. У нас на некоторых заводах суточная производительность достигает 400 т. Сегодня созданы все необходимые условия для хранения – холодильные мощности до 35–40 тыс. т. Перспективы развития рыбопромышленного комплекса очень хороши. В своё время закрытие дрифтерного лова внесло лепту в те объёмы, которые вылавливают наши рыбаки.

Положительную роль играют новые механизмы, которые применяются на Дальнем Востоке. Это территории опережающего развития, СПВ (свободный порт Владивосток). У нас порядка 170 резидентов ТОР, многие из них имеют отношение к рыбопромышленному комплексу, что даёт им преференции, и отрасль очень активно развивается.

Хотел бы доложить о ситуации, связанной с выполнением программы по сейсмоусилению и строительству нового сейсмостойкого жилья. Это выполнялось по Вашему поручению.

Д.Медведев: Мы совещание проводили пять лет назад.

В.Илюхин: Да, совещание было в 2013 году. На Камчатке за это время сейсмоусилено 45 жилых домов, 13 социальных объектов общей площадью около 126 тыс. кв. м. Построено 35 новых жилых домов площадью около 140 тыс. кв. м. С учётом софинансирования мы на эти цели использовали более 8 млрд рублей. Было построено новое, современное, отвечающее всем требованиям жильё. Переселено более 1,7 тысячи семей в эти новые квартиры. Конечно, мы надеемся, что программа будет продолжать работать. По этому году у нас средства в объёме 630 млн рублей зарезервированы под строительство 10 новых жилых домов. Проектная документация на новое жильё сегодня выполнена в объёме 4,4 млрд рублей. Мы готовы эту программу продолжать, если такие решения будут приняты.

Хотел бы ещё остановиться на миграционной составляющей. Впервые за 27 лет у нас наблюдается рост населения. Да, он небольшой, по итогам 2017 года примерно 800 человек, но это уже рост. Данные по первому полугодию 2018 года говорят о том, что мы закрепились в этой ситуации. В этой доле прироста порядка 70% – это миграция, наша территория всегда была транзитная. Но то, что люди стали приезжать и оставаться, для нас очень важно.

Что касается социальной составляющей, мы по итогам первого полугодия выполнили все показатели майского указа Президента. У нас рост заработной платы в целом в экономике значительный, где-то 70 250 рублей. Значительный рост в здравоохранении, образовании, культуре. Эту работу продолжаем.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699228 Владимир Илюхин


Россия. Азия. ДФО > Нефть, газ, уголь. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699227 Дмитрий Медведев

О проекте строительства морского перегрузочного комплекса для перевалки сжиженного природного газа.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы договорились сегодня провести совещание по перспективам создания морского комплекса для перевалки сжиженного природного газа в бухте Бечевинская на восточном побережье Камчатки. Идея в том, чтобы подобный пункт, хаб значительно улучшил логистику стратегических объектов: «Ямал СПГ» и в будущем «Арктик СПГ 2». Этот морской комплекс должен принимать танкеры ледового класса, которые транспортируют газ по Северному морскому пути из Сабетты в Обской губе, и перегружать на обычные газовозы для доставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Возможности строительства комплекса просчитывает компания – владелец «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ 2», то есть «Новатэк». Объём частных инвестиций – в районе 70 млрд рублей. Плановый срок запуска первой очереди комплекса – 2022 год.

Создание такого транспортно-логистического узла позволит решить сразу несколько важнейших для Камчатки и вообще всего Дальневосточного региона задач. Значительно нарастить экспорт нашего сжиженного природного газа в Азиатско-Тихоокеанский регион. Ожидается, что объём перевозок по Северному морскому пути здесь утроится и он перейдёт на круглогодичную загрузку. Во-вторых, это позволит обеспечить серьёзными заказами российских судостроителей. Планируется построить 10 танкеров-газовозов ледового класса. Кроме того, есть достаточно интересные идеи по газификации Камчатского края, что, безусловно, также является важным направлением.

Очевидно, что этот проект важен в целом для развития экономики Дальнего Востока, для укрепления позиций нашей страны на рынках АТР. Его успешная реализация в значительной степени связана и с поддержкой со стороны государства. Прежде всего речь идёт о создании объектов инженерной и портовой инфраструктуры, в том числе об углублении дна и сооружении системы защиты от цунами. Также есть предложение включить в границу нашего ТОР «Камчатка», то есть территории опережающего развития, комплекс и прилегающую акваторию. Для этого, правда, потребуется внести поправки в действующее законодательство о такого рода территориях.

Есть и некоторые другие проблемы, давайте их обсудим, для того чтобы выйти уже на окончательные решения.

Россия. Азия. ДФО > Нефть, газ, уголь. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699227 Дмитрий Медведев


Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 августа 2018 > № 2699056 Негматулло Хикматулозода

Министр торговли и экономического развития Таджикистана Негматулло Хикматулозода рассказал в интервью РИА Новости об основных макроэкономических показателях, акционировании компании ТАЛКО к 2021 году, переговорах с Ираном о поставках нефти, а также о заинтересованности страны вести торговлю с Россией в рублях, чтобы избежать риски от колебаний по другим иностранным валютам.

— Многие международные финансовые институты дают менее оптимистичные прогнозы экономического развития Таджикистана, чем правительство республики. На чем основываются их прогнозы, на чем прогнозы правительства?

— Как правило, прогнозы международных организаций зачастую бывают слишком консервативные, и складывается впечатление, что их эксперты несколько перестраховываются в своих оценках. Наши же прогнозы разрабатываются на основе реальной ситуации, складывающейся в отраслях экономики республики, и, конечно же, учитывают изменение факторов, том числе и внешних, так или иначе влияющих на определенные сферы экономического развития страны.

Опыт показывает, и я бы хотел это подчеркнуть, что наши оценки практически всегда оказываются очень близкими к фактически сложившимся показателям. В качестве примера, оценка роста ВВП на 2016 год от различных международных организаций составляла от 4,2 до 4,8%. А первоначальная оценка от МВФ по росту ВВП в 2016 году была 3,4%, однако в течение года фонд существенно пересмотрел свой прогноз в сторону увеличения до 6%. Наш прогноз был на уровне 7%, фактически этот показатель за 2016 год составил 6,9%. В 2017 году МВФ опять ожидал замедления экономического роста до 4,5%. По нашим прогнозным показателям рост предусматривался в 7%, а по итогам 2017 года фактический рост ВВП составил 7,1%.

Пессимистичные прогнозы международных организаций в основном строились на замедлении экономического развития России и в связи с этим снижении объемов денежных переводов от мигрантов в республику. Однако следует отметить, что в республике в целях минимизации рисков и последствий от внешних вызовов принимаются антикризисные меры, которые направлены на мобилизацию имеющихся внутренних ресурсов и соответственно снижение влияния денежных переводов на экономическое развитие страны.

В реальности так действительно и происходит. Хотел бы напомнить, что в 2009 году, когда объем денежных переводов сократился на 30%, рост ВВП замедлился почти в два раза, то есть до 3,9%. Сейчас денежные переводы, поступающие в республику, составляют примерно 50-60% от их максимальных объемов, достигнутых в 2013-2014 годах, но при этом рост экономики сохраняется на достаточно высоком уровне, то есть в среднем примерно 7%.

Принятые в республике стратегические документы нацеливают на постепенный переход на новую модель экономического роста, основанную на ускоренном развитии промышленности, инвестициях, импортозамещении и диверсификации экспорта.

— Правительство все также придерживается прежних прогнозов экономического развития страны или же они скорректированы, учитывая последние тенденции из-за инфляционного давления в связи с нестабильностью курса национальной валюты и ростом цен на ГСМ?

— В соответствии с прогнозом основных макроэкономических показателей на 2018 год рост ВВП определен в 7%, что должно быть обеспечено за счет роста промышленного производства на 14%, сельскохозяйственного производства — на 6,8%, инвестиций в основной капитал — на 30%, розничного товарооборота — на 7%. По фактическим данным за 1 полугодие текущего года промышленное производство выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 16,9%, объем сельскохозяйственной продукции — на 8,5%, инвестиции в основной капитал — на 33,1%, а объем товарооборота — на 14,6%. Такие показатели позволили обеспечить рост ВВП в первом полугодии на 7,2%. По нашим оценочным расчетам, в целом за 2018 год рост ВВП составит 7,2-7,3%.

Что касается инфляции, то на 2018 год прогнозный показатель инфляции установлен на уровне 7%. За первое полугодие текущего года потребительская инфляция составила 0,9% против 5,9% за этот же период 2017 года. При этом продовольственные цены по сравнению с декабрем прошлого года снизились в среднем на 1%. Непродовольственные товары выросли в цене в среднем на 2,6%, в том числе цена на бензин — на 11,6%, а на сжиженный газ — на 15,7%, что связано с ростом мировых цен на эту продукцию.

Учитывая, что на уровень инфляции существенное влияние оказывает уровень цен на продовольственные товары, так как они занимают более 60% в потребительских расходах населения, это позволяет ожидать, что в целом за 2018 год уровень инфляции не только не выйдет за рамки прогнозного показателя, но будет значительно ниже его и ниже прошлогоднего показателя.

— Расскажите, пожалуйста, о позиции министерства по отношению к выпуску евробондов, которые номинировал Таджикистан в прошлом году. Многие эксперты считают, что эти ценные бумаги обременят республику дополнительными долговыми обязательствами, учитывая, что внешний долг страны уже перевалил за 50% к ВВП.

— В первую очередь необходимо отметить, что по данным министерства финансов, размер внешнего долга республики не изменился по сравнению с началом 2018 года и на 1 июля составил 2,9 миллиардов долларов или 38,9% к ВВП.

Привлеченные средства за счет продажи евробондов на международных финансовых рынках направляются на строительство Рогунской ГЭС. В дальнейшем, если возникнет потребность в дополнительных иностранных инвестициях, то не исключается возможность продолжения такой практики, но этому будет предшествовать тщательный анализ макроэкономических показателей, их устойчивости, и, в первую очередь, анализ внешнего долга, его обслуживания и уровня в рамках действующей Среднесрочной стратегии управления внешним долгом, где пороговый потолок внешнего долга установлен в 60% к ВВП.

— Как отразились на Таджикистане санкции, введенные Вашингтоном по отношению к некоторым импортируемым товарам на территорию США, я имею в виду, в первую очередь, по отношению к таджикскому алюминию?

— В данном контексте эти санкции никак не отразились на Таджикистане, во-первых, потому, что объем торговли с США составляет меньше 1% от общего внешнеторгового оборота республики, а объем нашего экспорта в США всего 0,1% от общего объема экспорта. Кроме того, алюминий в США не экспортируется.

— Есть информация, что правительство акционирует компанию ТАЛКО к 2021 году, как вы прокомментируете данную информацию?

— Мы не владеем такой информацией. Что касается эффективного производства алюминия, то необходимо отметить, что в 2018 году Таджикская алюминиевая компания (ТАЛКО) приступила к реализации программы поэтапной и полной модернизации алюминиевого производства и перевода его на новые современные технологии. Установка современного оборудования позволит снизить расход электроэнергии в три раза. Это, естественно, будет влиять на себестоимость одного из основных экспортных товаров страны. Срок реализации проекта 1,5 года. В результате модернизации производственная мощность завода составит 500 тысяч тонн первичного алюминия.

Уже до конца текущего года ТАЛКО планирует произвести свыше 149 тысячи тонн алюминия.

— Насколько за последние месяцы увеличился (снизился) объем торговли с Россией? Какие товары самые востребованные друг у друга?

— За первое полугодие 2018 года внешнеторговый оборот с Россией увеличился по сравнению с этим же периодом прошлого года на 6,6% и составил 469,5 миллиона долларов, при этом объем импорта сложился в сумме 448,5 миллиона долларов и вырос на 3,4%, а экспорта — 21,0 миллион долларов и его объем вырос в 3,1 раза.

В структуре импорта товаров из России основная доля приходится на нефтепродукты (30,6%), древесину и изделия из нее (11,4%), черные металлы (9%), химическую продукцию (8%), жиры и растительные масла (5,1%), моющие средства (1,4%) и другую продукцию. Основными экспортными товарами из Таджикистана в Россию являются хлопковое волокно (75,8%), продукция сельского хозяйства (6,3%), предметы одежды (5,3%).

— Заинтересован ли Таджикистан наращивать объем торговли с Россией в рублях?

— Российская Федерация — ключевой торгово-экономический партнер Таджикистана. На ее долю приходится более 20% всего внешнеторгового оборота республики, в том числе более 32% поставок по импорту и около 3% экспортных операций.

Учитывая, что большую часть внешнеторгового оборота с Россией составляют импортные поставки в республику, считали бы целесообразным и выгодным осуществлять взаиморасчеты по этим операциям в российских рублях, чтобы избежать риски от колебаний по другим иностранным валютам.

— Таджикистан является наблюдателем в ЕАЭС, заинтересован ли Душанбе в более глубокой интеграции в союз? Когда может стать официальным членом, рассматривается ли горизонт этого года? На какие уступки готова пойти страна ради членства в ЕАЭС? Какие выгоды получит от этого?

— Данный вопрос всесторонне анализируется, изучаются все плюсы и минусы, прежде всего, это касается вхождения в общий рынок стран-участниц указанной организации, насколько отечественная продукция конкурентоспособна и отвечает требованиям, установленным стандартами ЕАЭС. Вступление в ЕАЭС требует приведения законодательства, норм, технических регламентов, тарифов и таможенного положения в соответствии с требованиями ЕАЭС.

После вступления в ЕАЭС Киргизии и Армении мы расширили спектр изучения этих вопросов. Нам интересен опыт этих стран с точки зрения взаимодействия "малых экономик" с более крупными, какими являются Россия, Казахстан и Белоруссия. Необходимо проанализировать насколько бизнес готов к конкуренции со стороны российских, белорусских и казахских предприятий. Анализ и изучение данного вопроса продолжается.

— Что происходит с проектами "Газпрома" в Таджикистане? Компания совсем уходит из республики? Если да, кем надеетесь заменить?

— Лицензии на геологическое изучение нефтегазоперспективных площадей Сарыкамыш и Западный Шохамбары были получены Gazprom International 15 сентября 2009 года. Эти лицензии действуют до 15 сентября 2018-го.

В соответствии с соглашением об общих принципах проведения геологического изучения недр между правительством Таджикистана и "Газпромом" в марте текущего года была создана совместная рабочая группа, которая до конца 2018 года должна определить направление дальнейших работ компании в республике. Сейчас Gazprom International совместно с таджикскими партнерами активно прорабатывает новые направления сотрудничества.

— Решены ли вопросы финансирования строительства Рогунской ГЭС и линии электропередач от нее? Откуда будут деньги? Рассматривается ли вариант кредитов? У кого и на какую сумму? Будете ли обращаться к России?

— Финансирование строительства Рогунской ГЭС осуществляется из государственного бюджета Республики Таджикистан и, как уже было отмечено выше, в прошлом году на эти цели были привлечены средства в сумме 500 миллионов долларов путем размещения евробондов на международных финансовых рынках.

Правительство республики продолжает вести переговоры с различными международными финансовыми организациями по вопросу привлечения финансовых ресурсов для дальнейшего строительства Рогунской ГЭС. Рассматриваются различные варианты, в том числе и дальнейшее размещение гособлигаций (евробондов) на международных рынках.

— На какой стадии переговоры по контракту о закупке иранской нефти? Повлияют ли призывы США отказаться от закупки иранской нефти на позицию Таджикистана?

— В настоящее время переговоры о поставках иранской нефти в Таджикистан не ведутся.

— В 2015 году Россия и Таджикистан договорились создать логистические центры для увеличения поставок сельхозпродукции в Россию. Были ли созданы такие центры? Какая сельхозпродукция поставляется в РФ из Таджикистана?

— Российская Федерация традиционно является основным импортером сельскохозяйственной продукции из Таджикистана. Более 200 предприятий пищевой промышленности и оптово-розничной торговли России выразили готовность заключить прямые контракты с предприятиями Таджикистана, что позволит наладить прямой, надежный и стабильный канал поставок таджикской сельхозпродукции на российский рынок.

Основными экспортными товарами из Таджикистана в Россию являются хлопковое волокно, свежие овощи и фрукты (картофель, лук, морковь, виноград, лимоны, абрикосы, персики, черешня), сухофрукты, сушеные овощи, орехи и рис.

В апреле текущего года на заседании межправкомиссии по экономическому сотрудничеству между Таджикистаном и Россией стороны продолжили переговоры по строительству в Душанбе оптово-распределительного центра для хранения и охлаждения продукции перед ее транспортировкой, созданию единого республиканского оператора для осуществления прямых поставок таджикской плодоовощной продукции в Российскую Федерацию, регулированию таможенного оформления товаров, а также соблюдения фитосанитарных требований.

В ходе совместных мероприятий было определено месторасположение будущего оптово-распределительного центра в Душанбе площадью 15 гектаров с наличием всей необходимой инфраструктуры.

В настоящее время российской стороной рассматривается вопрос финансирования строительства данного центра.

РИА Новости https://ria.ru/interview/20180810/1526269475.html

Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 августа 2018 > № 2699056 Негматулло Хикматулозода


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2018 > № 2699007 Бако Саакян

Президент НКР Бако Саакян: «Мы являемся частью одной Родины»

Интервью ИА REGNUM

Президент Нагорно-Карабахской республики Бако Саакян дал интервью главному редактору ИА REGNUM Модесту Колерову:

ИА REGNUM : Уважаемый Бако Саакович, новые власти Армении заявили о необходимости дальнейшего развития и укрепления отношений и связей Армении с Россией. Какие существуют резервы для поиска новых решений на этом направлении?

Российско-армянские связи уходят в глубь истории и охватывают политическую, экономическую, культурную и целый ряд других сфер. Это очень серьезные резервы, накопленные в течение долгого времени, представляющие особую важность для Армении и армянского народа. Имеются объективные условия для того, чтобы российско-армянские связи и впредь укреплялись и расширялись.

Среди ключевых компонентов, способствующих этому, хотелось бы особо отметить наличие многочисленной армянской диаспоры в России, которая выступает своеобразным мостом в деле упрочения дружественных отношений между двумя нашими странами. Кстати, армянская диаспора также играет весомую роль в развитии взаимовыгодных дружественных отношений со странами Европы, Америки и другими государствами.

ИА REGNUM : Как сейчас складываются отношения Армении и Нагорного Карабаха? Возможно ли подписание между ними военного оборонного соглашения?

Отношения между Арменией и Арцахом являются весьма интересным примером сочетания интеграции и суверенитета. Мы одновременно являемся частью одной Родины с высокой степенью интеграции, особенно в экономической сфере, но суверенными государствами. Эта модель достаточно эффективно действует более двух с половиной десятилетий.

Как я уже отметил, мы являемся частью одной Родины, и Республика Армения в своих основополагающих документах определила, что является гарантом безопасности Арцаха. Действующая ныне правовая база позволяет регулировать наши отношения в том числе и в оборонной сфере.

ИА REGNUM : Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что для урегулирования нагорно-карабахского конфликта необходимо: считать Степанакерт стороной конфликта и его участие в переговорах в формате Минской группы ОБСЕ. Готов ли Степанакерт к такому ходу событий?

Вот уже более 20 лет с момента нарушения полноценного формата переговорного процесса официальный Степанакерт постоянно заявляет, что для достижения прогресса в урегулировании азербайджано-карабахского конфликта необходимо восстановить данный формат с участием Республики Арцах в качестве полноправной стороны переговоров, которое было признано и зафиксировано на Будапештском саммите ОБСЕ в 1994 году.

Без нашего участия в качестве полноправной стороны переговорного процесса урегулировать азербайджано-карабахский конфликт нереально. Это признают и международные посредники, например, сопредседатели Минской группы ОБСЕ.

ИА REGNUM : Велик ли риск нового военного нападения Азербайджана на Нагорный Карабах?

Вероятность возобновления боевых действий исключить нельзя, тем более в условиях непрекращающейся милитаристской риторики и армяноненавистнической пропаганды в Азербайджане. Подтверждением тому служат постоянные нарушения азербайджанской стороной режима прекращения огня на линии соприкосновения, героизация военных преступников, торпедирование любых конструктивных предложений.

Но вероятность возобновления широкомасштабных боевых действий непосредственно зависит от некоторых факторов. Во-первых, от существующего баланса сил между сторонами конфликта. Армия обороны Республики Арцах имеет очень высокую степень боеготовности, и наши вооруженные силы в состоянии противостоять возможной агрессии со стороны Азербайджана и пресечь любые его попытки дестабилизации ситуации.

Другим немаловажным фактором является позиция международного сообщества, особенно стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, имеющих консолидированный подход и постоянно заявляющих о неприемлемости любого рода силового решения азербайджано-карабахского конфликта. С учетом мощи накопленного с обеих сторон военного потенциала развязывание войны в таком стратегически важном регионе, как Южный Кавказ, действительно чревато непредсказуемыми последствиями.

Мы продолжаем оставаться сторонниками мирного урегулирования конфликта и понимаем, что для этого должны быть всегда сильными, сплоченными, иметь непоколебимую веру, надежных и проверенных друзей.

Модест Колеров

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2018 > № 2699007 Бако Саакян


Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн

Горячие технологии: как работает пиццерия XXI века

Кристофер Уинн

президент Papa John’s в России

Доставка пиццы — традиционный бизнес, существующий в мире десятилетия, кажется, далек от высоких технологий. Но именно IT-инструменты способны превратить пиццерию к сверхрентабельное дело

Из-за высокой конкуренции держать пиццерию или целую сеть с доставкой считается не слишком прибыльным делом, далеким к тому же от актуальных информационных технологий. Однако ставка в ретейле именно на них может стать «коньком», который приведет вашу компанию к успеху.

В отличие от ресторанов у пиццерий есть одна особенность — высокая степень повтора заказов. То есть если клиент дважды заказал «Пепперони» на тонком тесте, высока вероятность, что в третий раз он снова выберет эту пиццу. Есть и другие закономерности: так, геймер сделает заказ поздно ночью, а многодетная мама чаще всего приобретет для своих детей пиццу «Гавайскую». Кстати, клиенты в России в 90% случаев выбирают готовый товар из меню, а не собирают из ингредиентов собственную. При этом у россиян выше лояльность к брендам, что объясняется меньшей насыщенностью рынка при большем разбросе по качеству.

Владельцу пиццерии также можно достаточно точно спрогнозировать «всплески» спроса на товар в дни праздников или крупных событий. Так, не одна компания сектора поставила рекорд продаж за пару часов до начала футбольного матча России с Испанией во время чемпионата мира. Отсюда вывод: на вас в продажах пиццы прекрасно работает статистика, ее только нужно отслеживать, с чем прекрасно справляются те самые информационные технологии.

Сам процесс приготовления пиццы очень технологичен. Даже визуально приготовление пиццы похоже на производственную линию больше, чем на кухню в ресторане, где всем руководит шеф-повар. Для каждой пиццы существуют четко определенные стандарты: свежесть, количество и вес ингредиентов, равномерность их распределения по поверхности пиццы, ширина коржа и многое другое. Это те же технологии, которые как раз и помогают достигать регламентированных стандартов качества, например, сокращают количество некачественно выполненных изделий и временные затраты на приготовление пиццы, повышают эффективность работы сотрудников и всего бизнеса в целом. Фактически технологии в данном разрезе помогают контролировать весь процесс приготовления пиццы, упрощают контроль производства.

Пицца любым путем

Сравнительно недавно, 15 лет назад, в России практически отсутствовала культура заказа доставки пиццы, участникам рынка приходилось начинать работу с чистого листа. Сегодня в этом сегменте бизнеса присутствует уникальная возможность использования различных каналов продаж. Пицца подходит для заказа онлайн или по телефону — ведь такие действия требуют от клиента минимальных усилий: набор опций понятен и прост. Согласно статистике, российские клиенты делают около 70% заказов онлайн, и это вполне обоснованно: большое количество молодых людей получают высшее образование, высокий процент населения пользуется интернетом. Любой ретейлер подтвердит: клиенты в России очень «продвинутые».

В 2017 году, по данным АКИТ, общий объем рынка онлайн-продаж в РФ составил 1,4 трлн рублей (на 13% больше, чем в годом ранее). Конечно, участникам рынка необходимо при своих расчетах учитывать специфику товара, который они продают в интернете, но средняя конверсия интернет-магазинов в секторе доставки еды, по данным исследования Online Store Base, достигает 14,9% — это самый высокий результат. Для сравнения: на втором месте по этому показателю находится позиция «билеты» на мероприятия с уровнем конверсии 7,8%.

Впрочем, и телефонные звонки — хотя и не прошлое, но не за ними будущее. Чаще всего покупателями пиццы являются люди от 18 до 35 лет. У этого поколения совсем другие отношения с миром информационных технологий, нежели было прежде. Представителю молодого поколения сегодня куда проще ответить в мессенджер, чем на телефонный звонок. В гостинице он вероятнее всего предпочтет пойти прямиком в свой номер, минуя ресепшен, открывая двери с помощью QR-кодов, которые получил во время онлайн-регистрации. Сегодня интеграция информационных технологий — это общий тренд для целого ряда отраслей.

Стоит сказать, что и обычных каналов продаж в виде рекламы и даже соцсетей, интегрированных со службой поддержки, уже недостаточно. В крупных городах заказы поступают через сайт и мобильное приложение, с помощью Telegram-ботов или каналов, получивших распространение в последнее время. Такими примерами могут служить Telegram-боты, которые внедрили российские сети La'Renzo и Palermo-Pizza. Повсеместно «расползлось» использование бесконтактных платежей Apple Pay, благодаря чему клиент может совершать покупки в приложениях и на веб-сайтах одним касанием пальца. Альфа-банк, известный своим передовым подходом к продажам услуг, предлагает, например, вернуть 8% от суммы покупок в сети пиццерии и на сайте одной петербургской сети. Компания «Мегафон» год назад предложила пользователям своих банковских карт вернуть 20% от стоимости каждой третьей покупки, сделанной с помощью Apple Pay.

В свою очередь, российский интернет-гигант «Яндекс», как никто другой, понимает, насколько важно для бизнеса привлечь внимание молодежи для получения прибыли и сократить время заказов. Уже сегодня его голосовой помощник «Алиса» позволяет пользователям интернета заказывать пиццу. Кстати, «Яндекс» уже открыл платформу для сторонних разработчиков, и подключение помощника к сервису доступно для любой компании — можно обучать «Алису» новым навыкам и привлечь пользователей к своим проектам.

В этом ряду нужно упомянуть новый пока для России и даже всего мира сервис, позволяющий клиенту совершать оплату с помощью системы распознавания лиц камерой, установленной на кассе. Это удобно и безопасно: человек не вводит пароль банковской карты и не передает сигналы от смартфона POS-терминалу. Посетителю вообще не нужно иметь при себе ни наличные деньги, ни карт, ни смартфона. Сервис предлагает ряд партнеров SWiP, сервиса для оплаты счетов с помощью мобильного телефона, партнерами которого являются MasterCard, Visa, «Мир».

Роспотребнадзор и уставший курьер

Вообще целый ряд внутренних процессов может выполняться в режиме онлайн. Например, курьер, который развозит заказы, имеет возможность подрабатывать в незакрепленной за ним пиццерии в свой выходной, а не искать еще одну работу на это время, как часто бывает. В случае нехватки людей менеджер соответствующего заведения размещает на платформе компании запрос, доступный для откликов сотрудников курьерской службы. А если курьер провел за рулем много времени, система этот момент отследит и просигнализирует.

Существуют на сегодняшний день и специальные веб-приложения, которые автоматизируют системы контроля и взаимодействия с госорганами, например, Роспотребнадзором. Они помогают обеспечивать соответствие стандартам качества компании и осуществлять проверки действующих пиццерий. Это значительно экономит время проверяющих, позволяет рассылать результаты проверки автоматически и тут же составлять план по работе с нарушениями или отклонениями от нормы. Приложение загружается в телефон — с его помощью можно делать фотографии и оставлять комментарии. При этом руководитель пиццерии может подтвердить результат проверки путем ввода персонального кода.

Примером внедрения информационных технологий в продажи пиццы может служить еще одна российская разработка, которая сейчас проходит тестирование в РФ и США. Так, Papa John’s внедрила систему оценки качества пиццы на основе искусственного интеллекта: на основе 700 000 фотографий нейросеть умеет определять и оценивать по 10-балльной шкале соответствие пиццы международным стандартам качества. Та работа, которая выполнялась аналитиками выборочно, теперь применяется системой на практике повсеместно. Пиццерии оборудованы камерами, каждая пицца получает оценку. Если суммарный балл оказывается ниже восьми, заказ переделывается. В дальнейшей перспективе система предоставит возможность клиентам сфотографировать полученную от курьера пиццу, загружать снимок на сайт продавца и самостоятельно оценивать качество. Таким образом, весь цикл будет охвачен, а нейросеть получит дополнительные материалы для обучения.

Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698724 Юрий Елистратов

Просветление. Рынок подержанных автомобилей обеляется и уходит в онлайн

Юрий Елистратов

директор направления автомобили с пробегом «АВИЛОН-Трейд»

Некогда полностью серый рынок автомобилей с пробегом постепенно становится прозрачным. Этому способствуют крупные игроки, заинтересованные доходностью и высокой оборачиваемостью в этом сегменте

Несмотря на сложную экономическую ситуацию, продажи автомобилей с пробегом увеличиваются из года в год. В 2016 году рынок б/у машин вырос на 6%, в 2017 году – на 2,1%, и уже за 5 месяцев 2018 года в России было реализовано более 2,061 млн легковых автомобилей с пробегом. Это на 1,3% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Основная причина увеличения рынка заключается в том, что реальные доходы населения не поспевают за ростом цен на новые машины. Только за первое полугодие 2018 года цены увеличились от 2% до 10%. Этому способствовала совокупность факторов: повышение утилизационного сбора, рост акцизов; кроме того, у многих производителей летом традиционно меняется модельный год, и в связи с этим повышаются цены. Компании также стремятся компенсировать накопившуюся курсовую разницу.

Покупатель приходит к выводу, что желаемый автомобиль стоит слишком дорого и принимает решение дальше эксплуатировать имеющийся. Средний возраст автомобиля в России – свыше 13 лет (по состоянию на 1 января 2018 года). Для сравнения: год назад этот показатель был равен 12,9 года. Парк легковых машин медленно, но верно стареет.

Рано или поздно покупатель встает перед выбором: или приобрести новый автомобиль в кредит, или купить авто с пробегом в рамках имеющегося бюджета. Можно сделать вывод, что рост цен на новые авто благоволит продажам б/у транспорта, как следствие – увеличению объема машин с пробегом в общей структуре продаж. Очевидно, в обозримом эта тенденция будет сохраняться.

Рассвет над рынком

Для дилеров рынок б/у автомобилей является зоной роста, поскольку доходность тут выше, чем от продажи новых машин — около 10%. Меньше срок оборачиваемости на складе, в среднем от 20 до 30 дней; а также быстрый цикл продажи от звонка до выдачи. Это обеспечивает повышенное внимание со стороны крупных игроков, что постепенно трансформирует рынок. Еще недавно клиент покупал практически кота в мешке, а сегодня к его услугам диагностическая карта и проверка юридической чистоты автомобиля. С 2013 года доля официальных дилеров на вторичном рынке выросла с 3% до 13% — по итогам 2017 года. На развитых зарубежных рынках через «официалов» продается около 30% всех б/у машин, то есть в три раза больше.

Одной из главных тенденций вторичного рынка является повышение прозрачности. Во многом этому способствует интерес дилеров, которые развивают проекты, направленные на рост доступности достоверной информации об автомобиле с пробегом. В дальнейшем этот тренд будет определять структуру рынка в средне- и долгосрочной перспективе.

Еще одним шагом в сторону прозрачности стало введение электронного паспорта автомобиля. Единая электронная база поможет ведомствам отслеживать выпущенные в обращение транспортные средства, а потребителям — получать точные сведения о машинах. В программе заложена возможность создания полной истории транспортного средства, включая информацию об ограничениях и обременениях, о страховании и страховых случаях, о техническом осмотре, техническом обслуживании и ремонте. Это поможет обезопасить участников рынка от различных злоупотреблений при продаже или покупке. Подобные изменения позитивно влияют на психологию потребителя и способствуют повышению доверия к рынку в целом.

Изменился пока еще негласный стандарт продажи автомобиля с пробегом. Теперь сами клиенты обращают внимание на наличие таких параметров, как полная техническая диагностика ТС, проверка юридической чистоты, наличие пакета дополнительных услуг, а следовательно, «серым» дилерам все сложнее реализовать машины. Необходимость предпродажной проверки скоро станет стандартом для всех игроков авторетейла.

Возможно, в дальнейшем стандарт продажи авто с пробегом будет закреплен на законодательном уровне и на рынке появится сертификат, в котором будут отражены все параметры машины. Скорее всего, такой документ смогут выдать только те, кто имеет возможность провести полную диагностику и подготовку авто, то есть официальные или сертифицированные дилеры.

Технологии в помощь

Развитие технологий и рост числа сделок, заключенных онлайн, – еще один ключевой фактор, который будет способствовать росту рынка подержанных автомобилей в ближайшие годы. Если оглянуться на несколько лет назад, то рынок таких машин в интернете представлял собой несколько электронных площадок с фотографиями и ценами.

Чтобы составить представление об автомобиле, клиенту приходилось куда-то ехать и разбираться уже на месте. Именно в этот период стали востребованы услуги независимых автоэкспертов. Сейчас люди также ищут подержанные автомобили на интернет-площадках, но подход к предоставлению информации вышел на совершенно иной уровень. Всю информацию об автомобиле можно получить, не выходя из дома.

«Авилон» был в числе первых, кто стал публиковать на сайте полную историю обслуживания автомобиля с проверкой его технического состояния более чем по 60 пунктам. Сегодня это уже сложившийся тренд: подробную информацию о машинах предоставляют как крупные дилеры, так и интернет-площадки.

Агрегаторы расширили направление своей деятельности. Теперь они осуществляют не только сбыт поддержанных автомобилей, но и проверяют их на предмет юридической чистоты, а также открывают площадки сервисной диагностики. Это позволяет частным лицам выйти на уровень дилерских предприятий, у которых для проверки машин есть собственные мощности: дорогостоящее оборудование, программное обеспечение и сертифицированные специалисты.

Сделки стали гораздо прозрачнее и популярнее среди клиентов, видя это, многие банки пересмотрели свои кредитные условия и понизили ставки, приблизив их к условиям на новые автомобили. Сейчас процент маркетинговой ставки стартует от 6,6%. На рынке есть и другие выгодные варианты: зарплатная программа кредитования, потребительский кредит и так далее.

Увеличивается доля сделок, заключающихся онлайн: появилось онлайн-бронирование, возможность оплаты картой, по QR-коду, по СМС-ссылке, которую клиент получает на телефон. Все виды безналичных электронных платежей сейчас доступны для клиента. Собственно, это и есть мотор движения рынка в онлайн.

Делайте ваши ставки

Основными приобретателями автомобилей с помощью безналичного платежа являются клиенты из регионов или профессиональные игроки рынка. Пока в силу привычки люди еще хотят увидеть автомобиль перед покупкой, но мы видим рост популярности услуги среди наших клиентов. Тем более что каналы связи постоянно совершенствуются: появляются новые модули для подбора машины по необходимым параметрам, простые фотографии дополняются обзором на 360°.

Новым механизмом для дилеров стал онлайн-аукцион. По опыту «Авилон-Трейд» можно сказать, что он решает такие задачи, как оперативная реализация машин и повышение оборачиваемости. При этом процесс остается таким же прозрачным и открытым. Аукцион построен по классической схеме с игрой на повышение. Пользователю предлагается минимальная ставка, с которой стартуют торги. Каждый шаг фиксируется в системе, и участники аукциона в режиме реального времени получают уведомления по SMS или электронной почте о повышении ставок и о том, что скоро аукцион закончится. В случае победы в аукционе провести оплату клиенты могут онлайн. В дальнейшем потребуется лишь подписать документы и забрать автомобиль.

Бизнес-модель онлайн-аукциона показала свои положительные результаты. Каждая четвертая продажа авто с пробегом осуществляется с помощью этого механизма. Доходность по сделке гораздо выше, чем при обычной продаже. И если сравнивать со стандартной продажей через автосалон при одинаковой маржинальности, мы экономим 3,5% на расходной части: работа сотрудника по подготовке автомобиля, маркетинговые активности, финансирование и амортизация. При таком подходе реклама никак не влияет на результат сделки.

За рубежом действуют как B2B, так и B2C онлайн-аукционы. Западные компании используют продвинутые IT-решения, которые позволяют определять и в максимально короткие сроки называть рыночную цену, размещать автомобили, выкупать их, тем самым повышая оборачиваемость на складе. В качестве примера наиболее развитых технологий по срокам вывода автомобиля в продажу, ценовым позиционированием и маркетингом можно назвать компанию AAA Auto, Чехия, Прага. За год AAA Auto реализовала более 70 000 автомобилей в год с оборотом €489 млн в год. Большая доля продаж происходит в онлайн: 60 человек работают в отделе маркетинга, из них 50 специализируются только на онлайн.

Проблемы рынка

Самая большая проблема рынка в том, что продажи автомобилей с пробегом регулируются законодательством РФ, которое не учитывают нюансы этого товара. И новые, и подержанные автомобили регламентируются законом «О защите прав потребителей». В связи с этим дилер оказывается в незащищенном положении и несет большие риски из-за естественного износа деталей. По законодательству в случае неисправности продавец обязан заменить товар, устранить дефект или предложить иные альтернативные варианты. В таком случае продавец никак не защищен, так как закон «О защите прав потребителей» полностью на стороне клиента. Пока законодательство необъективно отражает реальность, поскольку в расчет не идет то, что автомобиль был уже ранее в пользовании, не учитывается также и естественный износ деталей.

Вторая проблема, которая создает трудности, — юридические ограничения на регистрационные действия в отношении предыдущего владельца машины. Это препятствует законной продаже и переоформлению на другое лицо. Запрет на перерегистрацию автомобиля имеют право устанавливать разные службы, в том числе суды, судебные приставы, таможня; следственные органы; отделы розыска ГИБДД; органы соцзащиты. Часто мы сталкиваемся с тем, что ограничения появляются не сразу. При покупке автомобиль был без регистрационных ограничений, а по истечении 3 недель вдруг появляются ограничения. И нам приходится самостоятельно решать данную проблему путем привлечения нашего юридического департамента.

Третья проблема — отсутствие уголовной ответственности за скручивание пробега и предоставление недостоверной информации. В России встречаются случаи, когда пробег искажается, и, по сути, это мошенничество и обман покупателя. При этом нет никаких баз, где бы фиксировалась история пробега. На Западе этот вопрос решен и уголовно наказуем. Этот опыт хотелось бы внедрить на российском вторичном рынке.

Также существует проблема начисления НДС при купле-продаже подержанного автомобиля. Если покупателем подержанного автомобиля будет физическое лицо, то налог высчитывается с разницы между ценой покупки и ценой продажи, но при продаже юридическому лицу НДС платится уже со всей стоимости автомобиля. Это тоже вопрос законодательный, решение которого позволило бы расширить пул клиентов (юридических лиц), увеличить рост продаж и рынка в целом.

На наш взгляд, в монопольном положении сегодня находятся классифайды. На рынке всего 3 крупных игрока: Авто.ру, Avito и Drom.ru. На этих онлайн-площадках публикуется львиная доля объявлений о продаже б/у машин. В связи с этим существуют такие риски, как необоснованный рост цен на услуги, продвижение размещений агрегатора, отсутствие верификации при размещении объявлений — бизнес или физическое лицо (сейчас профессиональные игроки рынка могут публиковать свои объявления по тарифам обычных физических лиц). Кроме того, агрегаторы не отслеживают недобросовестных продавцов и вообще не отвечают перед покупателем по закону «О защите прав потребителей». Возможным вариантом решения этой проблемы является регулирование их деятельности со стороны государства.

Также на данный момент отсутствует законодательное регулирование деятельности частных лиц, которые занимаются этим бизнесом. На наш взгляд, если кто-то продает больше 5 машин в год, то он должен выступать уже как профессиональный игрок. При этом в России доля сделок, совершаемых напрямую между частными лицами, превышает 80%.

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698724 Юрий Елистратов


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698722 Алена Валовая

Работа как квест: какой работодатель нужен поколению Z

Алена Валовая

HR-директор Модульбанка

Разрешение на ИП, душ в офисе и возможность вернуться в штат после увольнения — новые правила для работодателя

Миллениалам кроме развлечений ничего не интересно. Они не умеют работать упорно и тяжело. Они хотят сразу много денег и не хотят нести ответственность за свою работу. У этого поколения отсутствуют авторитеты в лице руководителей и инстинкт подчинения по умолчанию. HR-директора банков и крупных корпораций бьют тревогу: на рынок России выходит поколение миллениалов, людей, рожденных в эпоху интернета, социальных сетей и период расцвета сырьевой экономики.

Крупные корпорации с устоявшейся культурой и традициями вынуждены становиться гибче, внедрять digital-системы и игровые методики. Рынку нужны люди, которые не зашорены прошлым опытом, изобретатели, свободные и яркие личности. Система менеджмента терпит изменения, а руководители компаний начинают выступать амбассадорами бренда, подавая юным сотрудникам личный пример современного руководителя. Можно сколько угодно говорить об отмене дресс-кода и плюшках в офисе, но если во главе бизнеса стоит консерватор — красивой картинкой миллениалов не обманешь.

Работа-квест

Конечно, миллениалы любят развлекаться и превосходят в этом предыдущие поколения, которые зачастую работали потому, что надо, а не потому, что хочется. Это абсолютно разные платформы для достижения вовлеченности. Однако если человек занимается любимым делом, то он совершенно иначе к нему относится, выкладывается больше. Миллениалы стали первым поколением, которое стремится занимать свое место в карьерной цепочке, опираясь исключительно на свои желания. И именно этот фактор позволяет молодым людям добиваться успеха значительно раньше их предшественников.

Следующее утверждение о том, что молодежь нового формата не умеет работать упорно и тяжело, отлично дополняется первым тезисом. Развлекаться миллениалы привыкли до потери пульса, значит, из работы надо сделать развлечение. Mail.ru, «Яндекс», Avito, Wargaming превратили офис в парк развлечений: кафе по интересам, кинозалы, фитнес, катки и бассейны, площадки для game-турниров, мастер-классы в рабочее время. Они пробуют новые системы мотивации с нематериальными призами, организуют поездки всем отделом в Европу на выходные. Сотрудники могут конвертировать достижения в различные бонусы: от дополнительного выходного дня до массажного рабочего кресла. Для нового поколения важно работать не с менеджерами, а с лидерами. Задача современного руководителя — сделать из работы интересный квест, где у человека есть возможности для развития, прозрачная система бонусов за выполненные задачи и понимание его личной роли в общей системе бизнеса. Это искусство обратной связи, которым современные лидеры должны владеть в совершенстве.

Уже сейчас существует очень много профессий, в которых конкурирует между собой только молодежь: e-mail-маркетологи, таргетологи, SMM-менеджеры, программисты узких специальностей, data scientists и аналитики. Это ли не повод запросить больше денег за свою работу? Миллениалы значительно превзошли предыдущие поколения офисных работников во всем, что касается коммуникаций, email-маркетинга, digital и SMM, новых возможностей программирования. Естественно, люди имеют право запрашивать высокую зарплату уже на старте, так как попросту не существует другой конкурентной среды.

Последнее утверждение касается отсутствия чувства ответственности у миллениалов. Одна из тревожных тенденций, по нашим наблюдениям, — до 30% офферов срывается уже после подписания, в период отработки двух недель у предыдущего работодателя. Я слово дал, я его взял, передумал, не вышел, уехал — причины самые разные. Это говорит о том, что бизнесу нужно менять систему найма сотрудников, уходить от джентльменских соглашений и гарантий трудоустройства после отправки оффера. Человек должен быть на связи, показывать свою заинтересованность, начинать вникать в новые дела.

Лагерь для сотрудника. Зарубежные компании и банки, помня о любви миллениалов к развлечениям, уже начали отправлять сотрудников в летние лагеря. Это выездные рабочие места на летнее время. В России подобная практика могла бы найти хороший отклик, так как суровый климат накладывает отпечаток на производительность. При этом сотрудник даже может сам частично компенсировать затраты компании, либо работать на своем личном оборудовании. Если в компании следят за безопасностью данных, всегда можно оплатить коворкинг. Однако подобные летние лагеря работают только при очень строгой системе менеджмента внутри. Рокетбанк для своих сотрудников, например, организовал «Рокеткемп» в Красной Поляне в Сочи. Компания взяла на себя расходы за коворкинг, но предложила сотрудникам самостоятельно оплатить половину проживания в отеле и перелет. И по отзывам участников лагеря из-за близкого расположения отеля и коворкинга дисциплина стала даже лучше — в офис никто не опаздывает.

Молодежь за рубеж. Если раньше поездки за рубеж, а тем более обучение были прерогативой топ-менеджмента, то сейчас все больше HR-директоров делают ставку на обучение молодых сотрудников более низких корпоративных звеньев. В современных компаниях это доступно любому, кто показал результат и действительно готов участвовать в своем собственном развитии, в том числе и финансово. Если человек берет на себя инициативу и самостоятельно изучает что-то полезное для бизнеса, работодатель всегда это оценит и поддержит инвестицией в обучение за рубежом.

Жить на работе. Не менее важно для миллениалов строение самого офиса. Сегодня девелоперы изначально проектируют офисы, в которых можно жить: с душем, развлекательными площадками, оборудованными спальными местами и зонами отдыха. У миллениалов нет такой привязанности к месту, как была в предыдущих поколениях, они могут проводить очень много времени там, где им удобно и приятно. Соответственно, если подобная среда создана в офисе, человек максимальное время будет тратить на работу. При этом зачастую традиции нерабочего времени в офисе складываются спонтанно. Например, это могут быть теннисные турниры, как в Модульбанке, или соревнования по компьютерным играм, спортивные программы и киноклубы.

Мотив, чтобы работать. Удаленной работой уже никого не удивить, но при этом мало кто научился делать действительно эффективную систему менеджмента. Миллениалам как никому сложно сохранять личную мотивацию, поэтому в корпорации обязательно должна быть подкачка эмоций, личных отношений. Крупные компании сегодня переходят на гибкие часы работы. Такая система дает ощущение свободы — ты не привязан поводком к какому-то месту, можешь прийти позже, уйти раньше. Но все равно молодым сотрудникам нужна офисная среда, коллектив, где можно провести время, пообщаться и, конечно, поработать. Удаленная работа этого дать не может.

Не менее важна для миллениалов социальная ответственность бизнеса, разумное потребление, экологичность. Корпоративная благотворительность сегодня — это уже не способ построить некий внешний имидж, это инструмент создания глубоких межличностных эмоциональных отношений. Люди должны оказывать помощь не только материально, но и своим личным временем, эмоциями. Зачастую в подобных поездках можно узнать очень много новых талантов и способностей сотрудников, а также повысить интерес коллектива друг к другу.

Свое дело. Что еще мотивирует современных сотрудников? Отсутствие запретов на ведение собственных проектов. Например, сотрудники «Philip Morris Украина», выполняя определенную задачу, становятся не только руководителями соответствующего подразделения, но и получают опционы компании либо проценты от продукта. В США 6,5% всех предпринимателей открывали свой бизнес как подразделение уже существующей компании, в которой они работали.

В России отношения между работодателем и сотрудником должны быть официально оформлены по ТК, но это не запрещает офисным работникам иметь дополнительный источник дохода и самостоятельно вести предпринимательскую деятельность. Например, у нас часто принимаются на работу люди, которые являются индивидуальными предпринимателями. Наличие ИП может быть отчасти связано с тем, что человек делает на работе, а может вообще быть частью хобби: выпечка, кофейня, изготовление сувениров и бижутерии. Но человек, который имеет смелость взять на себя ответственность за свой собственный бизнес, сотрудников, обязательства перед клиентами, партнерами, поставщиками, подрядчиками, априори не может быть плохим менеджером. У таких сотрудников изначально развито предпринимательское мышление, и они транслируют свой бизнес-подход в решение корпоративных задач.

Ошибки HR-директоров

Очень часто HR-директора не хотят брать обратно сотрудников, решивших однажды покинуть компанию. И это огромная ошибка в отношении миллениалов. Поколение молодых специалистов ориентировано на высокоскоростной личностный рост, они не устают самосовершенствоваться и наращивать профессиональные скилы. Таких сотрудников непросто вернуть, но если вам посчастливилось повторно встретиться с талантливым менеджером, не бойтесь принимать его в штат. Особенно это распространено в сегменте HoReCa. В топовых сетевых ресторанах Александра Раппопорта и Аркадия Новикова постоянно ротируются сотрудники, потому что разные подходы, тяжелая работа и выгорание требуют смены обстановки, руководителя и задач. На каком-то этапе своей жизни человек решил уйти из компании, набрался другого жизненного опыта и вернулся с совершенно новыми взглядами, свежими идеями и высокой лояльностью к бренду. Бизнес должен уже сейчас внедрять CRM-базы по талантам компании, не терять контакты и вести рассылки по лояльной базе сотрудников, в том числе и бывших. Зачастую именно такие люди приводят в бизнес новых звездных кандидатов.

Следующая жалоба HR-директоров в отношении миллениалов — это большие временные затраты на выстраивание межличностных отношений в коллективе. Обиды, недосказанности, какие-то завышенные ожидания — частые причины увольнений среди миллениалов. Для решения этой задачи можно использовать классический инструмент маркетологов — индекс лояльности NPS (удовлетворенность сотрудников работой). Раз в квартал проводится анонимный опрос сотрудников о коллективе, руководстве, задачах бизнеса и общей атмосфере. Далее выводится средний балл лояльности каждого сотрудника и отдела, на стратегических сессиях эти ответы разбираются. Если у одного из руководителей показатель ниже критического уровня, встает вопрос о замене лидера.

Следить за атмосферой в офисном коллективе действительно важно, и отвечать за это должен напрямую руководитель. Например, один из банков внедрил систему холакратии в свое управление. Она подразумевает регулярные выборы главных представителей определенных рабочих групп. Причем этот представитель не босс, а добровольно выбранный кандидат, которому коллектив дает власть и право вето. То есть зарплата от нового звания у сотрудника не растет, но при этом повышается эффективность работы всего коллектива, сглаживаются какие-то сложные или конфликтные ситуации.

Несмотря на довольно большое количество сложных психологических нюансов, поколение миллениалов тем не менее имеет большой потенциал. Если проводить аналогию с детьми, то самые талантливые из них практически никогда не бывают удобными. И еще неизвестно, кто кого больше меняет, корпорации миллениалов или миллениалы корпорации.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698722 Алена Валовая


Украина > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700866 Николай Горбачев

В УЗА не видят риска для продовольственной безопасности Украины

В меморандуме, как и в прошлые годы, необходимо отображать экспорт не только продовольственной, но и фуражной пшеницы.

Об этом в комментарии Latifundist.com заявил президент Украинской зерновой ассоциации (УЗА) Николай Горбачев.

«Мы, как УЗА, не согласны с рядом позиций меморандума. Начнем с того, что мы вообще не видим никакого риска для продовольственной безопасности страны. Украина в этом году, по нашим оценкам, произведет около 24-25 млн т пшеницы. Рынок ожидает, что будет экспортировано 16 млн т. С учетом того, что население потребляет 4 млн т, никакой проблемы не существует», — отметил эксперт.

По его мнению, цифра в 5 млн потребления завышена, потому что не учитывается огромное количество «заробитчан», которые в стране не проживают. Речь идет о 8-10 млн украинцев вне территории страны.

«Сейчас министерство нас по сути шантажирует, дескать, большинство игроков согласны с нынешними положениями меморандума. Но мы общаемся между собой, с другими ассоциациями — я не нашел 100%-го согласия», — комментирует Николай Горбачев.

При этом, он сообщает, что надо убрать пункт о 1-5 классе «продоволки» так как этот пункт вызывает диссонанс у международных партнеров.

«Наш 5 класс для них не является продовольственной пшеницей. Проблемы с нашими стандартами никого в мире не интересуют», — отметил президент УЗА.

Николай Горбачев добавляет, что в последней версии меморандума пункт, согласно которому за 2 месяца участники рынка должны быть предупреждены о возможных ограничениях, — правильное решение. Ведь раньше этого пункта не было, а в предыдущей версии — только 21 день.

«Все должно быть в пределах ожиданий, мы «в одной лодке», и эти колебания никому не нужны. И любые дискуссии то ли вокруг непонятных объемов, то ли качества зерна, несут тревогу международному рынку и вредят репутации страны», — добавляет Николай Горбачев.

Напомним, что в 2018/19 маркетинговом году Украина сможет экспортировать только 8 млн т пшеницы продовольственных I-V классов.

Elevatorist.com

Украина > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700866 Николай Горбачев


Казахстан > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700844 Жанна Акишева

Почему казахстанское зерно теряет свою конкурентоспособность на рынке

В НПП «Атамекен» объяснили, почему казахстанское зерно теряет свою конкурентоспособность на рынке, передает МИА «КазАкпарат».

«Действительно, доля пшеницы, вообще структура посевных площадей занимает более 55 процентов. Для внутреннего потребления нам необходимо порядка 9 - 9,5 млн тонн, это в том числе фуражные и несеменные формы. По прошлому году мы собирали порядка 20 млн тонн зерна, в том числе пшеницы около 15 млн тонн. Это еще с учетом экспорта зерна и муки в зерновом эквиваленте порядка 7 - 8 млн тонн ежегодно экспортировали. У нас средняя урожайность за последние 5 лет не превышала 12 центнера с гектара. Это получается чуть больше одной тонны. При этом затраты на один гектар составляют по прошлому году 35-40 тысяч тонн. Цена реализационная была практически на том же уровне, получали одну тонну и перекрывали только эти же затраты», - отметила заместитель директора департамента АПК и пищевой промышленности НПП «Атамекен» Жанна Акишева.

По ее словам, в других странах при таких же осадках урожайность доходит до трех - пяти тонн с гектара. Представители НПП также добавили, что в России за последние годы резко повысили урожайность за счет использования новой более эффективной техники и семян.

«К чему я все это веду? Как альтернативный вариант необходимо переходить на высокодоходные и маржинальные культуры, такие как масличные - лен, рапс, чечевица, картофель», - добавила Жанна Акишева.

Эксперт уточнила, что с картофеля можно поучать прибыль по 55 тысяч тенге за тонну.

«Урожайность можно получить до 25 тонн с гектара. Аналогичная ситуация по сое, рапсу. Там в структуре затраты около 15 процентов идет ГСМ. Это где-то около 30 -35 тысяч тенге затраты на один гектар. Это как альтернативный вариант - необходимо переходить на высокодоходные варианты. Эти культуры экспортоориентированные, дают высокий валовой доход и при этом себестоимость затрат ниже», - заключила Жанна Акишева.

Казах-ЗЕРНО

Казахстан > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700844 Жанна Акишева


Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700842 Эрома Урбан

Ученые считают необходимым увеличить в Беларуси посевные площади озимой ржи

Об этом рассказал сегодня журналистам заместитель генерального директора по научной работе Научно-практического центра НАН Беларуси по земледелию Эрома Урбан, передает корреспондент БЕЛТА.

"Разработана научно обоснованная для Беларуси структура посевных площадей. В некоторых областях, в том числе в Гомельской, по мнению ученых, ушли от посевов озимой ржи. Это наиболее адаптивная культура. В Польше озимая рожь занимает 1,2 млн га, в Беларуси посевы снизились до уровня 270-300 тыс. га. Мы считаем, что это неправильно. В Гомельской области должно быть не менее 100-110 тыс. га озимой ржи. Эту ситуацию надо исправлять", - сказал ученый.

Касаясь уборочной кампании, он отметил, что весной виды на урожай были достаточно оптимистичными. "Перезимовка озимых прошла нормально. Мы рассчитывали получить около 9 млн т зерновых, но погода внесла свои коррективы, началась засуха. Определенные потери есть, но госзаказ будет выполнен в полном объеме. Уже заготовлено более 500 тыс. т, около 58% госзаказа", - уточнил Эрома Урбан. По его словам, урожайность зерновых сегодня меньше прошлогодней на 8 ц/га - 27,3 ц/га.

Белта

Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700842 Эрома Урбан


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 9 августа 2018 > № 2700574 Алексей Шершнев

Гендиректор медкомпании ilaya: "Об эффективности медреформы мы будем судить по дисциплине платежей от НСЗУ"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора медицинской компании ilaya, первой среди частных клиник заключившей договор с Национальной службой здоровья (НСЗУ), Алексея Шершнева

- Почему вы приняли решение о вхождении вашей клиники в реформу?

- У меня и нашего главного врача Ирины Быковой была идея создать клинику, которая продает здоровье, а не медицинские услуги. Это может быть только, когда есть абонентская плата за некий пакет услуг, который позволяет человеку быть здоровым. Мы это видели как CheckUp (профосмотр) или медосмотр, плюс какой-то набор безлимитных или лимитированных услуг. У нас над разработкой такого пакета работала научная группа – практикующие врачи, эксперты с кафедры семейной медицины. Это не был произвольный набор каких-то услуг, нужно было соблюсти компромисс, не назначать лишних обследований, но так, чтобы это было информативно. Так у нас родились пакеты медуслуг - некие годовые программы, ориентированные на разные возрастные группы, для мужчин, женщин, детей,

Но тут Минздрав объявил о реформе системы здравоохранения, концепция которой в части первичной медпомощи, по большому счету, является аналогом нашей программы - некая абонентская плата, которую платит государство. Правда, с очень обрезанным перечнем услуг, по сути, это только консультация семейного врача. Но, с другой стороны, если к нам приходил пациент и осознанно платил за пакет, которым пользовался, то в случае медреформы, фактически этими услугами воспользуется только часть пациентов, подписавших декларацию. Это, возможно, позволит нам выйти на какую-то минимальную окупаемость.

По большому счету мы за год до старта реформы начали то, что подразумевает реформа. Поэтому, когда реформу приняли и предложили клиникам заключать договора с НСЗУ (Национальная служба здоровья Украины), я сразу для себя принял решение войти в реформу. Конечно, нам еще предстоит изучить объем ответственности, чтобы не попасть в жесткие рамки.

И еще очень важный момент относительно участия частных клиник: в отличие от государственных: мы не ожидаем роста наших доходов от участия в реформе, максимум, на что мы можем рассчитывать, это безубыточность, но и к ней еще нужно будет прийти за счет какого-то количества деклараций.

- Сколько, по вашим расчетам, нужно деклараций для безубыточности?

- Где-то около тысячи.

- А сколько у вас их сейчас?

- Сейчас около 600. На самом деле мы никому не отказываем в декларациях, просто люди медленно идут. Об этом мало знают, хотя мы стараемся пропагандировать эту услугу. Мы вывесили рекламу на фасаде, что мы подписываем декларации, еще планируем проводить промоакции. Правда, после того, как НСЗУ заключила с нами договор, все пошло быстрее, люди начали обращаться активнее. Подписание декларации - это процесс достаточно формальный, нужен паспорт, код, код авторизации. Спасибо НСЗУ, что она упростила этот процесс, что все подписывается в электронном виде, но все равно нужен код авторизации. Мы не можем кого-то подписать заочно или рассчитывать, что к нам и так придут пациенты, поэтому мы стараемся активно привлекать декларантов.

С другой стороны, нас смущает то, что государство пока оставило государственным медучреждениям оплату за "приписанное население", т.е. без подписанных деклараций. Это привело к тому, что частные клиники оказались в абсолютно неконкурентных условиях, так как госклиники, за приписанных к ним "на участок" людей, которых они в глаза не видят, автоматически получают 240 грн. А частные клиники не получают такой финансовой подушки, и это ставит нас в неконкурентные условия. Надеюсь, что это, как и заявлено, продлится только до конца 2018 года, иначе это будет не только несправедливо, но и будет прямо нарушать антимонопольное законодательство. Сейчас мы тратим собственные деньги на содержание семейного врача пока не "достигнем" экономически оправданного количества деклараций. Для нас участие в медреформе это пока убыточная история, и государство не особо помогает эту убыточность сократить, предоставляя преференции нашим государственным конкурентам. Как юрист, я считаю, что, в будущем этот факт заслуживает рассмотрения АМКУ.

- Вашей клинике сложно было найти семейного врача с необходимым уровнем квалификации?

- Мы взяли не интерна, который бы нам ничего не стоил, наоборот, мы взяли опытного специалиста, что бы он людям нравился. А это порой непросто, потому, что люди к семейному врачу приходят очень разные, часто просто приходят поговорить на отвлеченные темы. Нам пришлось поработать над тем, чтобы врач мог заниматься своей работой в комфортных условиях…

Одним словом, отвечая на вопрос, почему мы вошли в реформу, скажу так: мы в целом поддерживаем реформу и ее идею, однако не всегда поддерживаем имплементацию реформы. Но мы не разочарованы, мы понимаем, что все делают какие-то ошибки, особенно в процессе каких-то изменений. Об эффективности реформы "первички" мы будем судить и по дисциплине платежей от НСЗУ. Пока она четкая.

От НСЗУ к нам пока не было замечаний. С точки зрения качества работы их и не должно быть, ведь мы к такой модели организации медпомощи на первичном уровне пришли сами и сами ее внедряли еще до реформы. Я думаю, что будущее будет за такой моделью, граждане должны привыкнуть к семейному врачу и любой вопрос по своему здоровью будут начинать с него. На самом деле, многие украинцы и так имели своего врача – знакомого, соседа, родственника, которому звонили и спрашивали, что делать в том или ином случае. Теперь это будет закрепленная законодательством услуга, за которую платит государство. Это справедливо, нормально и нужно эту практику развивать.

- Для многих людей важно не только спросить, что делать, но и получить больничный. Вопрос с возможностью частной клиники выписывать больничный уже решен?

- Есть нюанс. Частные клиники и раньше могли выписывать больничные при условии аккредитации, но аккредитацию они могли пройти только после двух лет работы. Поэтому, если вы создали свою клинику или открыли свой ФОП как семейный врач, то вы не можете получить аккредитацию, а значит, вы не можете выписывать больничный. В то же время вы не имеете права пройти аккредитацию, если не проработали два года. Минздрав обещает устранить эту коллизию в ближайшее время.

В целом я хочу отметить, что медреформа вообще не касается медицины, это больше реформа финансовой модели.

- Это хорошо или плохо?

- Основой любого нормального сервиса, в том числе и здравоохранения, является правильная финансовая модель. В Украине нет глобальных проблем с неумением лечить, у нас проблема с системой справедливого финансирования, конкуренции, стандартов качества, и ответственности. Здесь нет ни одного медицинского вопроса. Когда немедицинская основа здравоохранения будет сформирована, тогда можно будет отшлифовывать и саму медицину – какие технологии и протоколы использовать, ориентируясь на то, на что есть деньги.

- У других частных клиник тоже были абонентские пакеты, как у вас. Почему они не вошли в реформу?

- Я хочу немного вас поправить: не то, чтобы мы были самыми умными на планете, но пакеты частных клиник – это просто продажа диагностических услуг. У нас же была идея сделать человека здоровым, и поддерживать его здоровье, поэтому мы до минимума сократили наши пакетные предложения. Более того, мы предлагали пациенту пройти дополнительное исследование только в случае, если что-то настораживало врача, мы не стараемся загрузить все наши диагностические мощности и провести все виды анализов. У нас основная цель, чтобы люди "прикипели" к нам, чтобы люди нас воспринимали, как привычку, чтобы иметь пакет у нас стало нормой, как нормой является проходить техобслуживание автомобиля или покупать страховку. У нас CheckUp (профосмотр) имеет свою логику: мы на входе оцениваем состояние здоровья человека по определенной шкале, проводим "CheckUp-ы", наблюдаем за динамикой, чтобы пациент был в постоянном контакте с семейным врачом. У нас есть клиенты, которые приобретают такие годовые пакеты, их немного, но они есть. И их конечно меньше будет, чем подписанных деклараций.

Достигая безубыточности с "декларациями", параллельно мы получаем лояльных клиентов, которым можно предложить дополнительные услуги. В этом объективная выгода, потому, что борьба за клиентов на частном рынке достаточно ожесточенная, на это тратятся огромные бюджеты, и отсутствие этих затрат - это уже выгода.

- Что может вас заставить свернуть эту программу, прекратить сотрудничество с НСЗУ?

- Такие действия, которые мы наблюдаем сейчас с оплатой за "приписанное население", которая создает неконкурентную преференцию каким-то игрокам. Но, честно говоря, я сейчас вариант выхода из реформы не особо рассматриваю, не вижу проблем с реформой, просто нужно время, чтобы убедить граждан прийти именно к нам.

- Вы говорили, что для того, чтобы врач себя окупал, нужно 1000 декларантов, а у вас сейчас меньше, т.е. сейчас врач себя не окупает?

- Ну, это в прямом смысле, без учета дохода от дополнительных услуг. Со временем наша система позволит высчитать, насколько комфортно работать с бюджетным финансированием. Если мы посчитаем, что это минус, и это нам вообще неинтересно, то тогда свернем наше участие в реформе. Войдут ли другие частные клиники в реформу, во многом зависит от Минздрава и НСЗУ. Пока нельзя сказать, что частные клиники слетелись на государственные деньги. Фактически мы в Киеве в июле были первой и единственной частной клиникой. Сейчас, я знаю, что и другие уже подключаются. Но, чтобы было развитие, нужна конкуренция.

- Вас это не настораживает, может быть, вы ошибаетесь с оптимистичной оценкой реформы?

- Нет. Но хотелось бы, чтобы Минздрав всегда помнил, что реформу прорекламируют только частные клиники. Государственные медучреждения, если в них не инвестировать дополнительные средства, могут ее периодически дискредитировать.

- Правда ли, что реформа для частных клиник - это канал для продажи вторичных медуслуг?

- Да. У нас все нормально с вторичной, специализированной медпомощью. Вопрос в том, что Минздрав утвердил довольно странную методику расчета тарифов для вторичной медпомощи. В ней есть нормы, которые вызывают вопросы, это немного нетранспарентная методика, которая, по моему мнению, не совсем соответствует закону о реформе. Например, из тарифа убраны затраты на содержание тяжелого оборудования, вообще не предусмотрена норма рентабельности (прибыли). Таким образом, будет искусственно заниженный тариф, и частные клиники не смогут работать по таким тарифам в убыток. И это путь в никуда, так как очень быстро это банально приведет в упадок материально-техническую базу государственной клиники. Выходом могла бы стать возможность сооплаты, и те люди, которые были бы готовы доплатить разницу и прийти в частную клинику, пришли бы и доплатили. Но в постановлении правительства, которым утверждена методика, ни слова об этом не сказано, т.е. постановление очень нерабочее. Заниженный тариф без сооплаты чреват не только отсутствием интереса со стороны частных клиник, но и грозит дефолтом государственных, ведь даже у них должна быть прибыль и деньги на развитие.

- Т.е. вы свои тарифы на вторичную и третичную (специализированную и высокоспециализированную - ИФ) медпомощь считать по предложенной Минздравом методике не можете?

- Не можем, потому, что мы не можем работать в убыток.

Вообще, со вторичной медпомощью много вопросов. Я думаю, что первые попытки внедрения во вторичной медпомощи принципа "деньги за пациентом" покажут проблемные места. И не нужно сбрасывать со счетов, что мы имеем дело с бизнес-сообществом, кто-то из частных клиник может подать в суд, ведь пока что методика расчета тарифов на медуслуги нарушает, как минимум, антимонопольное законодательство.

- Т.е. нарушение именно в том, что оно ограничивает участие частных клиник в реформе вторичной/специализированной медпомощи?

- Да. Это регуляторный документ, который регулирует деятельность субъектов предпринимательства, проект постановления должны были обнародовать и согласовать. Если эта процедура и была, то, как эту методику согласовал, например, АМКУ? Какие бизнес-ассоциации дали свое заключение? Насколько я помню, президент просто не подписал бы закон о реформе "первички" без принятия этого постановления. Таким образом, у меня есть сомнения, что реформа без нормальной методики будет работать выше первичной медпомощи.

Ну и еще раз самое главное: если утвержденная методика расчета стоимости медуслуг будет применяться в том виде в каком она существует сейчас она стратегически убьет государственные клиники, ведь у них затрат больше, чем у частных, им нужен более высокий тариф. Я имею в виду весь объем их накладных расходов, коррупции, завышения цен при закупках, неэффективности. Только частные клиники по социальным программам могут работать с минимальной рентабельностью, продавая при этом дополнительные услуги.

- Как развивается ваш биотехнологический проект, программа по лечению раненых военнослужащих?

- Когда начались военные действия на востоке Украины, мы через фонд People Project нашли деньги на программу лечения ранений, основанную на клеточных биотехнологиях – выращивали кости раненым бойцам, которым по традиционной методикам должны были ампутировать конечности. Мы три года работали на этих финансах, в итоге получили, немалый я бы сказал, коварный убыток.

- Что значит коварный?

- Потому, что он не сразу появился, и был неочевидным. Когда мы лечили много солдат, наш денежный поток позволял обслуживать затраты, но когда поток пациентов сократился, затраты не уменьшились, а денег стало меньше. Мы надеялись привлечь к финансированию этого проекта государство, считали, что государство начнет лечить своих солдат, но государство так не думало, Минздрав решил, что лучше дешево проводить ампутации, чем дорого сохранять раненым конечности. В результате мы накопили долг, начали терять лицо перед крупными поставщиками, пришлось покрывать задолженности из прибыли и сворачивать проект.

- Этот проект сейчас свернут?

- Да, но он не может быть свернут полностью, мы сейчас долечиваем несколько солдат, это длительный процесс.

Тем не менее, несмотря на убыток, мы от этого проекта получили некий нематериальный актив. За счет определенного массива данных по успешному лечению солдат, мы смогли провести в США переговоры с одним из инвестиционных фондов, который поможет нам привлечь инвестиции для развития нашей технологии - лечения аваскулярного некроза головки бедренной кости с помощью клеточных технологий.

- Это вместо замены сустава?

- Да. Вместо замены сустава в определенных случаях можно применять лечение стволовыми клетками. Это изобретение позволяет нам сделать и международный патент, мы сейчас активно этим занимаемся. Если все сложится, то получится, что вложив когда-то несколько миллионов долларов в реабилитацию раненых, и, фактически, закопав эти инвестиции, мы получаем некие активы, которые можно монетизировать и вложить в новую компанию. Возможно, мы создадим продукт, который будет приносить нам очень хорошую прибыль.

- Он будет развиваться в США?

- Конечно. Он может и в Украине продаваться, но проблема в том, что наш Минздрав предпочитает зарубить отечественную технологию, и покупать ее потом втридорога, потому, что американский продукт будет намного дороже. У нас в США уже есть биотехнологическая компания, которая будет продавать продукт, основа для которого разработана в Украине.

Ну и сама клиника Ilaya, имеет прибыль, мы занимаемся ЭКО - это нормальный бизнес, хотя это очень конкурентный рынок, лидеры этого рынка перебивают нас рекламой, они, как правило, давно на рынке и известны. Но мы выплываем за счет того, что создали три года назад компанию в Испании, офис в Валенсии, который привлекает на ЭКО иностранных пациентов, и мы там зарабатываем деньги.

- Вы говорили о проекте строительства клиники…

- Мы сейчас занимаемся проектом создания госпиталя на территории Киевского региона, который будет работать по американским стандартам, но будет относительно доступным, ведь медпомощь американского уровня вы сможете получить, не выезжая в США. Мы ориентируемся на дипломатов, иностранных специалистов, которые привыкли к другим стандартам медпомощи. Это хорошая тема, которая развивает здравоохранение.

- А на какой стадии проект?

- Сейчас он на стадии разработки проектной документации. Это сложный проект, я им занят постоянно, и он изменит сектор. Если кто-то побывает в американском госпитале, он не уведит там оборудования, которого у нас нет, он не увидит каких-то супер-врачей, которых у нас нет. Но в глаза бросится работающая система, стандарты качества, грамотный менеджмент. Это не пустые слова, это стандарты аккредитации, которые так организовывают процессы оказания медицинской помощи, что ребенок не может быть инфицирован во время операции, и пациент с открытой травмой головы не будет ждать операции сутки и т д.

- Вы верите в страховую медицину?

- А зачем в нее верить? Она есть, это просто механизм финансирования, когда человеку экономят его деньги, при этом страховая контролирует стандарты, чтобы не было сверхдиагностики и ненужных назначений.

- Почему украинские страховые компании не предлагают индивидуальную медицинскую страховку?

- Потому, что это дорого и наши граждане не имеют культуры страховать все, что можно. Если будет внедряться индивидуальное медстрахование, то страховым компаниям нужен будет такой компонент, как оценка состояния вашего здоровья, тот же CheckUp. Если диагностика покажет, что у вас прокуренные легкие, поэтому страховка не покроет риски легочных заболеваний, включая онкологию, вы захотите такую страховку? А другой вам не предложат: страховка не будет за чужой счет покрывать ваши проблемы, которые вы сами себе создаете. Здесь как в автостраховании: если вы попали в ДТП, будучи в состоянии алкогольного опьянения на неисправном автомобиле, ваши расходы никто не покроет. Это не какие-то мои фантазии, это правила в мире страхования.

- Вы работаете со страховыми компаниями?

- Мы работаем, но в формате корпоративного медстрахования. К сожалению, страховые компании заинтересованы только в недорогих, демпингующих операторах медицинских услуг, потому, что только тогда у них математика позитивная. Страховым компаниям сегодня в Украине неважно, какое у вас оборудование, какой специалист, и лечит ли он реально или нет. Им важнее, чтобы как можно дешевле, и чтобы клиника за застрахованных пациентов еще давала скидку. Иногда страховая находит медцентр, который на это соглашается, но, как правило, соглашаются не владельцы клиник, а топ-менеджеры, и делают они это, чтобы повысить показатели, либо скрыть реальную убыточность. Но есть и другой вариант: коррупция, когда страховая и менеджеры клиник делят между собой откаты. Мы много раз пытались работать со страховыми, но все упиралось в то, что им было все равно, качественная ли у нас услуга, и сколько она объективно стоит, им было важнее, что какая-то клиника давала более низкую цену. Мы были не готовы снижать свои стандарты качества. Например, эндоскоп после каждого пациента мы моем в моечной машине, а не протираем тряпочкой, поэтому у нас не будет низкой цены. Вы можете сами увидеть: услуги клиник класса "А", "А+" в страховых продуктах, как правило, доступны только ТОП-менеджменту. Но привычка платить за медуслугу не по-хитрому, когда припекло, а платить заранее, за диагностику, это привычка богатых, успешных, правильных людей. У нас таких не очень много, поэтому индивидуальное медицинское страхование пока не приживается.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 9 августа 2018 > № 2700574 Алексей Шершнев


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 9 августа 2018 > № 2700573 Екатерина Рожкова

Первый замглавы НБУ Рожкова: к осени мы финализируем и представим стратегию макропруденциальной политики

Эксклюзивное интервью первого заместителя главы Национального банка Украины (НБУ) Екатерины Рожковой агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

- Мы уже проговорили, что вы занимаетесь проектом BEPS, "сплитом". Чем вы еще занимаетесь после назначения первым замглавы центробанка, и остался ли у вас надзор?

- Да, надзор остался в прежнем объеме. Это непосредственно сам надзор – выездной и безвыездной, финансовый мониторинг, лицензирование, методология и "связанные лица", или как мы в шутку называем "управление по борьбе со связанными лицами".

Вопрос, над которым мы сейчас работаем, он очень важный, но пока не оформлен ни в какой документ – это макропруденциальная политика. Мы несколько раз подходили к снаряду и, наверное, с 2015 года обсуждаем - что это, и зачем она необходима. Если посмотреть глобально, основная задача центральных банков обычно сводилась к ценовой стабильности и экономическому развитию. Но в последние годы, поскольку произошла серия кризисов разного масштаба – мировые и локальные, на уровне нескольких стран - все регуляторы уже говорят, что в период повышенного внимания к ценовой стабильности или экономическому росту финансовая система накапливает системные дисбалансы. И это четко показал кризис 2007-2008 годов, проявившиеся проблемы ипотечного кредитования - это ведь не один банк что-то плохо сделал, это была системная проблема. Вот задача макропруденциальной политики и состоит в том, чтобы отслеживать накопление подобных системных проблем.

Как это работает. Сначала проводится анализ данных. К сожалению, мы прошли через два страшных кризиса, но у нас за это время накопилось очень много полезной статистики. Теперь важно ее грамотно проанализировать, чтобы понять, где и в чем были самые главные риски. При этом подчеркну – выявить системные риски, а не на уровне отдельных банков. Мировые регуляторы говорят, что к микропруденциальному надзору – надзору за банками, нужна еще макропруденциальная политика, поскольку эти вещи дополняют друг друга. Просто надзор не позволяет увидеть общую картину, он сосредоточен на конкретном банке, у которого все может быть хорошо. Но когда мы все банки соберем вместе, мы можем сопоставить их ожидания с нашими макропрогнозами. Допустим, мы видим, что кредитование какой-то конкретной отрасли растет слишком высокими темпами, тогда как монетарное подразделение НБУ ожидает снижение цен на товарных рынках. Тогда мы говорим банкам: смотрите, у вас в планах сумасшедший рост, такие темпы, что вы можете попасть в кризисную ситуацию. В этом случае макропруденциальная политика требует установить ограничения, будь-то на весь сектор, или какой-то отдельный сегмент.

Комплексное видение вопроса Национальный банк озвучит этой осенью – к тому времени мы финализируем стратегию макропруденциальной политики.

- То есть, риск-менеджменту банка вы все-таки менее доверяете в таких ситуациях?

- Мы доверяем, но риск-менеджмент банка не видит картины сверху. Мы же анализируем все отрасли, видим макропрогноз, который сами делаем, и который делают мировые организации, в том числе Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), и другие экспертные организации. Консолидируя всю эту информацию, у нас получается общая картина. Возможно она не совсем точечно точная, но она более комплексная и позволяет сделать вывод, где может назревать "перегрев", и где могут потребоваться ограничения объема кредитных операций или какие-то дополнительные требования к банкам. Кроме того, банки – это бизнес, у которого особая система стимулов. Часто она способствует проведению агрессивной и рисковой кредитной экспансии, даже если менеджмент осознает все соответствующие риски.

Хороший пример – розничное кредитование, которое сейчас растет на 40% в год, в том числе из-за низкой базы сравнения. С одной стороны, эта сфера на сегодня является хорошим стимулятором спроса и, соответственно, роста экономики. С другой, мы видим определенные риски. В частности, на сегодня более половины таких кредитов идут на покупку импорта, в том или ином виде. Соответственно растет отток валюты по текущему счету. Если в дальнейшем другие направления кредитования, которые стимулируют экспорт, не будут догонять тренд на финансирование импорта, то через какое-то время возникнет угроза для платежного баланса, и нам необходимо будет предпринимать соответствующие меры. Вот это и есть взаимосвязь между макропруденциальным надзором и монетарной политикой, финансовой и ценовой стабильностью: если будет давление на текущий счет, то это отразится на национальной валюте, и далее по кругу.

Теперь вернемся к микропруденциальному надзору. Банковский риск-менеджмент смотрит на другое. Здесь мы просим показать нам скоринговые системы банков, как они ранжируют клиентов, поскольку исходя из класса заемщика – A, B или C – банки определяют процентные ставки, условия кредитования и от этого зависит уровень проблемных кредитов (non-performing loans, NPL) у банков. Что при этом должен делать рисковик Национального банка, который занимается микропруденциальным надзором? Он должен сравнить между банками уровень NPL и определить среднее значение. Если у какого-либо банка уровень NPL выше среднего, то посмотреть на скорринг этого банка, поскольку он может брать на себя слишком высокие риски.

Вот пример двух политик, и мы уже начали показывать такую картину в наших отчетах о финансовой стабильности.

- То есть, вы можете ограничить долю этих кредитов в портфеле?

- Мы можем по-разному отреагировать на это. Например, можем сказать, что при расчете риска капитала, риск взвешивания по потребительским кредитам должен составлять не 100%, а, например, 150%. То есть, мы не будем ставить "кеп" по кредитам, но потребуем добавить под это капитал.

Разные могут быть инструменты. При этом не забываем, что это кредиты без залога, соответственно их отработка более сложна ввиду отсутствия рычагов влияния на заемщика.

- А сказать, как народный депутат Виктор Галасюк, что под отечественные покупки будет 100%? Или это не сработает?

- Я считаю, что это не сработает, поскольку потребитель голосует за качество товара. Во время глобализации, прогресса и широкого доступа к информации через интернет, YouTube, телевизор, ты не можешь заставить людей жить хуже, а особенно украинцев. Кстати, был такой комплимент в Грузии, они говорят: "у вас народ настолько потенциальный, он точно молчать не будет".

Необходим другой подход, и в частности развивать внутреннее производство.

- В этой системе координат последняя дискуссия по облигациям внутреннего государственного займа (ОВГЗ), это макропруденциальная, это финансовая стабильность?

- В каком контексте?

- Я имею в виду недавнюю рекомендацию Совета НБУ правлению установить потолок на покупку центробанком госбумаг.

- Это ценовая стабильность, монетарная политика. Мы, в частности, говорим, что наша задача избежать фискального доминирования в любом его виде.

Во всех странах, как только начинается политический цикл, растет популизм, и, как правило, делаются попытки смягчить фискальную политику: давайте повысим пенсии и зарплаты и понизим стоимость коммуналки, проезда и всего остального. То есть, расходы бюджета повысим, доходы снизим, чтобы всем было хорошо, и чтобы все сказали, что мы самое лучшее правительство, новое или будущее, не важно. Как правило, подобные заявления заканчиваются тем, что власти садятся и смотрят, а что в бюджете, есть ли на это ресурсы, и если ресурсов нет, то первое, что говорят: "а у нас ведь есть центральные банки, а у них банкнотно-монетные дворы, и они могут очень быстро эту проблему решить".

Украина в этом случае не исключение: за долгие годы, предшествовавшие отказу от фискального доминирования в 2015 году и переходу к инфляционному таргетированию, Нацбанк накопил огромный портфель государственных бумаг. Оправдано это было только в 2014 году, когда на кону стояла безопасность страны как таковой: война, нет газа и денег, плюс банковский кризис и необходимость подкреплять Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ). То есть, ситуация требовала мгновенного решения. Все остальные разы это делалось, чтобы мы постоянно что-то повышали, но только не производительность труда, и закрывали бюджетный дефицит монетизацией госбумаг.

К счастью, сейчас у нас в законе написано: "Национальному банку запрещено прямо или опосредованно кредитовать правительство". Абсолютно запрещено! Мы в прошлом году еще сделали репрофайлинг с Министерством финансов, чтобы сгладить пиковые выплаты. Ведь наш портфель госбумаг формировался при разных правительствах, соответственно ОВГЗ имели разные сроки. Мы тогда сказали Министерству финансов: брать новые бумаги нам законом запрещено, поэтому давайте реструктуризируем долг так, чтобы ваши выплаты были распределены равномерно. Это то, что мы сделали и больше ничего делать не собираемся.

Что касается рекомендации Совета НБУ, то он сказал: "есть норма закона, запрещающая кредитовать правительство, но это нигде не имплементировано в ваших внутренних документах, у вас это должно быть где-то зафиксировано". Вот мы и зафиксировали в нашей Стратегии монетарной политики, что мы фактически не будем участвовать в приобретении ценных бумаг.

- И действительно не будете участвовать?

- И не будем участвовать.

Но, опять-таки, это не значит, что банки не могут покупать ОВГЗ.

- А вы не будете выкупать у банков?

- Нет, мы не будем финансировать дефицит госбюджета ни напрямую, ни через госбанки.

Да, у нас есть стандартные инструменты по поддержке ликвидности банков – тендеры, через которые мы предоставляем кредиты рефинансирования, в том числе под залог ОВГЗ, а также операции репо с гособлигациями. Но когда ты выходишь на прозрачный тендер, там очень сложно что-то непонятное сделать. При этом сегодня госбанки докапитализированы, у них хватает ликвидности на обычную деятельность, и потому спрос на кредиты рефинансирования небольшой.

Кроме того, недавно был принят закон о госбанках (законопроект №8331-д – ИФ), согласно которому они должны уже потихоньку начинать формировать набсоветы. Это, кстати, одно из условий финансовой помощи, которую мы будем получать от ВБ и других кредиторов. Так вот, новые наблюдательные советы обязаны, в том числе, следить за операциями госбанков и их эффективностью.

- Если правительство придет к вам и скажет: "мы не можем покрыть дефицит". Что вы ему будете советовать? Повышать ставку, идти на секвестр?

- Наверно, мы не вправе давать правительству какие-либо рекомендации. Но логика говорит: если у тебя не хватает доходов, то ты или должен найти финансирование, или должен уменьшить расходы, через Верховную Раду или управляя своим счетом.

Вы же понимаете, что нам и в этом, и в следующем году предстоят серьезные валютные выплаты по госдолгу.

- К тому же ставка растет, и внутри и снаружи.

- Да, и ставка растет. То есть, у правительства не такой большой запас, чтобы разогнаться и каким-то образом допустить фискальное послабление, а если точнее, то у них вообще нет такой возможности.

Оксана Маркарова (и.о. министра финансов – ИФ) профессионал высокого уровня и все это прекрасно понимает: если решить сегодняшнюю проблему включением печатного станка, то послезавтра люди, которые на тебя молились, будут тебя же проклинать, поскольку это достаточно быстро отразится на ценах. Это же спираль - стоит ее только раз толкнуть и дальше она пойдет раскручиваться без тебя…

- Сколько раз все это понимали, но продолжали запускать эту спираль…

- Да, и потому наша позиция – твердое "нет"!

- Возвращаясь к макропруденциальному надзору: вы уже затронули потребительское кредитование, интересует, как надзор будет действовать в отношении крупного бизнеса. Последний кризис и возникшая закредитованность показали, что бизнес склонен переоценивать свои ожидания в благоприятный период. Какие в этом случае могут применяться ограничения?

- Здесь, скорее, будут не ограничения.

Один из инструментов – это стресс-тестирование. Его задача – показать, насколько выстоит бизнес и банки, когда рушится все. Стрессовый сценарий выбирается самый плохой, но максимально приближенный к вероятному. Сейчас мы планируем проводить стресс-тестирование ежегодно.

Здесь мы не столько бизнес будем регулировать, сколько требовать от банков при расчете бизнес-плана обязательно определить границу прочности, уровень падения, после которого он выстоит.

Это первое. Второе – это девятый стандарт МСФО, который требует рассчитать при кредитовании перспективу погашения этого займа на несколько лет вперед. Не так, как раньше: сегодня он у нас обслуживается, а что будет завтра - неизвестно.

Третье - это наши новые требования к организации риск-менеджмента (положение "Об организации системы управления рисками в банках Украины и банковских группах" – ИФ). Это комплексный документ, где не все прописано детально, но суть в том, что банки должны через набсовет утвердить свой риск-аппетит - по отраслям, объему и прочим параметрам. Это очень важно. Ведь как часто бывает – в банк приходит бизнес, сначала он говорит, что ему нужен оборотный капитал. Через год он, как это было всегда в период экономического роста, подрастает и говорит, что теперь необходимо немного расшириться. Банк начинает его докредитовывать и в конечном итоге достигает предельного уровня норматива Н7 (норматив максимального размера кредитного риска на одного контрагента – ИФ). Тогда этот бизнес идет кредитоваться в другой банк, поскольку он все время растет, а расти и инвестировать хочется быстро, поскольку конкуренция на рынке и т.д. И никто при этом не смотрит на EBITDA, на потенциал бизнеса, и не оценивает риски.

Я также помню случаи, когда бизнес все время растет, а потом ты видишь, что он истощен ростом. Ведь между тем, когда бизнес инвестирует и начинает получать какую-то отдачу, должно пройти какое-то время. А если он все время расширяется, то некоторые его процедуры начинают устаревать, обозы с продовольствием не поспевают. Тогда система начинает ломаться, давать сбой, соответственно падает доход и рушиться бизнес-план. И это при хорошо работающем рынке.

Поэтому, первое – стресс-тесты, второе - девятый стандарт, третье - рисковые политики и четвертое – наш кредитный реестр. Мы все очень ждем начала полноценной работы кредитного реестра.

- А что, у вас без кредитного реестра нет общей картины?

- Сейчас она у нас есть, поскольку мы постоянно проводим стресс-тесты. У нас также есть отчетность, согласно которой банки обязаны показать все кредиты объемом свыше 2 млн грн, но там информация весьма скудная.

- Я так понимаю, что там, к тому же, банки не видят друг друга?

- Да, не видят, а в кредитном реестре смогут увидеть, и это важно.

- То есть, линия фронта теперь переместится на банки?

- Абсолютно, ведь тогда банк увидит, как его заемщик обслуживается в другом банке, что он там оставил в залоге. Вот так вот будем двигаться.

- Вы сейчас проводите стресс-тестирование, есть ли какие-либо предварительные результаты?

- Оно у вас разделено на два этапа. Первый - мы называем его "оценка устойчивости" - это оценка качества активов, которую проходят абсолютно все банки. Второй - сам стресс-тест, в котором задействовано только 25 наиболее важных для системы банков. Сейчас мы завершили первый этап и приступили к стресс-тестированию.

В рамках первого этапа 50 небольшим банкам мы уже утвердили результаты оценки и на комитете по надзору, и на правлении. В принципе, могу с уверенностью сказать, что все хорошо. Доначисления резервов были, но не существенные. При этом ни один из этих 50 банков не провалился по капиталу.

- И это даже в той модели, где, как сообщалось в СМИ, был заложен курс 40,8 грн/$1?

- Это уже элементы стресс-тестирования, а небольшие банки его не проходили. Удельный вес этих банков на рынке небольшой и в этом не было необходимости.

В целом, я считаю, что во время имплементации постановления №351 ("Об определении банками Украины кредитного риска по активным банковским операциям" – ИФ) и предыдущего стресс-тестирования, мы добились успехов. Мы тогда перебрали все кредитные портфели банков руками. Эту оценку мы уже проводили вместе с аудиторами. Так вот, некоторые аудиторские компании были вынуждены корректировать свои отчеты, поскольку наши ребята уже знают банковские портфели и, получив отчеты, обращают их внимание – здесь вы немножко ошиблись.

У нас осталось пять банков, которым мы еще не утвердили оценку. Это средние банки, состояние которых необходимо было более подробно изучить.

- А какие результаты по крупнейшим банкам?

- Они еще в процессе. Но, в целом, я не ожидаю в итоге каких-либо сюрпризов. Как я сказала, мы весь прошлый год занимались имплементацией постановления №351, и фактически опять перебирали руками все кредитные портфели. У некоторых банков, к сожалению, "догнал" их старый портфель. Но это не новая проблема, просто она только проявилась: когда портфель устаревает, вступают разные математически расчеты – снижается класс заемщика, ухудшается обеспечение и прочее. Понятно, что банки будут это обеспечение забирать. Это нехорошо, поскольку мы видим, что доля непрофильных активов на балансе банков растет, есть даже банки, у которых изъятые залоги составляют 40% активов. В будущем с этими активами необходимо будет что-то делать. Но, по крайней мере, сейчас у банков защищен капитал.

- А как насчет доли связанных лиц в активных операциях?

- С этим все нормально. Общая сумма таких кредитов в настоящее время составляет всего 26,4 млрд грн. Это совсем немного и системного риска как такового уже нет. 20 банков продолжают выполнять согласованные с НБУ планы по сокращению объема кредитов связанным лицам и мы ожидаем, что в 2019-2020 годах все банки будут соблюдать соответствующий норматив.

Хочу отметить, что там, где действительно функционирующий бизнес и реальные залоги, банки начали перекредитовывать друг друга. Мы говорим – вопросов нет, поскольку другой банк в любом случае должен будет все это правильно оформить. Для нас ведь самый большой риск в том, что в какой-то момент не будет обеспечения или они (связанные лица – ИФ) перестанут обслуживать обязательства.

Поэтому, по стресс-тесту мы ничего плохого не ожидаем.

- Я еще раз уточню, поскольку эта цифра всех очень смутила, даже при курсе 40,8 грн/$1, или какой вы закладывали?

- Курс для нас был вторичен. Для базового сценария стресс-теста мы его сами не рассчитывали, а брали из отчетов Focus Economics (консенсус-прогноз ведущих аналитиков – ИФ). Для неблагоприятного сценария мы учли средние темпы, которыми гривня девальвировала в течение двух предыдущих кризисов.

Мы в стресс-тест заложили и много других страшных макропрогнозов. Но они не страшнее того, что мы пережили. Наша задача – оценить устойчивость системы. Если выстоит – супер. Если же мы увидим, что рушатся какие-то направления, то это не значит, что банки должны нести капитал под наш страшный сценарий. Мы тогда говорим: ребята, у вас здесь просели показатели и вы или поставьте себе лимит на эту отрасль, или возьмите залоги, или что-то подкрутите в своей риск-политике. Это макропруденциальный надзор, о котором мы говорили.

Мы уже представили новые нормативы ликвидности: LCR (liquidity coverage ratio – ИФ) уже введен, NSFR (net stable funding ratio – ИФ) - будет чуть позже. Это тоже макропруденциальный надзор. Главная задача, чтобы не было системного риска.

- И к этому вы еще хотите проверять бизнес-модели?

- Да

- А зачем, не будет ли такое регулирование чрезмерным? Иногда Нацбанк обвиняют в том, что вы субъективно подходите к разным банкам, соответственно в этом может быть нечестная конкуренция…

- Смотрите, любой банк имеет бизнес-план. Думаю, вы с этим согласны?

- Должен иметь.

- Вот. Каждый банк имеет свой бизнес план, и мы хотим, чтобы он нам его представил на три года. Зачем мы это делаем. Затем, что мы столкнулись со случаями, когда банки не знают, что они намерены делать в той или иной ситуации. Все банки считают: раз мы банк, мы должны привлекать вклады населения. Вопрос - куда затем вкладывать? Этот вопрос особенно обостряется, когда у банка начинает снижаться прибыль. Тогда он начинает вкладывать куда угодно, не всегда имея на это компетенцию, лишь бы был доход. А что будет дальше, это менее важно.

Мы никогда раньше подобным не занимались. Если банк работал прибыльно, мы вообще туда не ходили, и только если возникали убытки, мы просили показать план, как они намерены выйти на прибыль. Но этого однозначно недостаточно, поэтому сейчас хотим оценить их бизнес-планы.

Если специалист по надзору посмотрит и скажет – да, план реалистичен, сопоставляя при этом ожидания банка с макропрогнозами монетарного департамента НБУ - у банка есть компетенция в кредитовании таких-то отраслей и направлений, тогда все хорошо. Мы просто будем следить, идет ли он по плану.

Если мы увидим отклонения от плана, тогда спросим, почему они произошли, и что банк намерен с этим делать.

Помимо этого, мы разделили банки по бизнес-моделям: корпоративные, розничные и другие. Таким образом, мы можем их сравнивать между собой в группах.

- А если он не согласен, как он может вас убедить? Ведь сразу возникает вопрос убеждения?

- В рамках имплементации новой методики оценки банков – SREP (supervisory review and evaluation process – ИФ), мы уже встречаемся с банками, приглашаем правление, набсовет, собственников, если речь идет о небольших банках. Мы пока не обсуждали их планы на будущее, только текущее состояние, но уже слышим практически одно и то же: "планируем строить свой процессинговый центр, развивать финансовые технологии и так далее". Это пока не конкретные заявления и очень стандартные фразы, тем не менее, у нас возникает ряд вопросов. В частности, как они намерены догонять те банки, которые уже там. Ведь для этого необходимы большие инвестиции. Если они готовы показать источники этих инвестиций, то, пожалуйста, мы не возражаем. Даже, если с нашей точки зрения они их не догонят, а просто потеряют инвестиции, мы не запрещаем развивать это направление.

- То есть, если у вас есть на это деньги, то это ваше решение, куда их вкладывать?

- Да. Но с рынка под это деньги мы не разрешим привлекать.

То же касается потребительского кредитования – если вы хотите этим заниматься, тогда покажите, пожалуйста, какая у вас скоринговая система, каков ваш план возврата кредитов. Если это все хорошо работает – то, пожалуйста, нет вопросов.

- А если российский банк вам приносит модель и заявляет, что мы хотим продать, но не можем?

- Это не модель, на самом деле, это целевая функция (смеется).

- Так что, ему необходимо на три года согласовать сворачивание?

- БМ Банку мы уже согласовали, этим же путем идет ВТБ Банк, и достаточно успешно. Они согласовали с нами такой уход еще в 2016 году, просто объявили об этом только сейчас.

Проминвестбанк в какой-то степени тоже сжимается, в меньшей степени сжимается Сбербанк.

- Может он все-таки надеется на продажу?

- Возможно. Мы очень хотели бы, чтобы это произошло цивилизованным путем. Но мы не видим реального покупателя, вот в чем вопрос.

- И со второго раза тоже?

- К сожалению, и со второго раза тоже.

Есть требования к документам, инвестору и его репутации, а есть требование к пониманию, что дальше будет с этим банком и с этим инвестором. Вот пока все это не сложится в одну картину, положительного решения никогда не будет.

Поэтому я и не вижу такого покупателя на сегодня… Международные институты не могут приобрести из-за санкций, а среди частных инвесторов я не видела таких, которые были бы в состоянии содержать это финучреждение. Ведь это не маленький банк, и вопрос не только в том, чтобы его купить, но и в его дальнейшем развитии. А для этого необходим и опыт, и капитал, и возможность этот капитал при необходимости внести. В общем, есть много "но".

В целом, наши принципы не поменялись. Мы не хотим возвращаться к тому, что уже прошли. Я надеюсь, что они тоже поймут, какой единственно правильный выход у них может быть.

- Не будет ли более убыточным подобное сворачивание деятельности, нежели согласование заявки Паритетбанка на покупку Сбербанка?

- Мы уже один раз отказали заявителю, поскольку он не соответствовал нашим требованиям.

- А в чем было несоответствие, это были технические вещи?

- Там был целый ряд пунктов, не только технических. Посмотрите на размер капитала и портфеля Паритетбанка и Сбербанка, это одно из несоответствий.

Если бы Паритетбанк претендовал, например, на Украинский банк реконструкции и развития (УБРР), то мы, может быть, им и разрешили, но размеру Сбербанка они не соответствуют.

- Вся прошлая история взаимоотношений Национального банка с акционерами проблемных банков – Игорем Коломойским, Олегом Бахматюком, Константином Живаго, Дмитрием Фирташем, Николаем Лагуном, Леонидом Климовым, тоже на вас, или для решения этих вопросов будет найден кто-то другой?

- Понимаете, с одной стороны наши взаимоотношения с ними, вроде бы, формально закончились в тот момент, когда эти банки были признаны неплатежеспособными и переданы в Фонд гарантирования вкладов физических лиц. Но…

- Кроме персональных, я так понимаю, гарантий?

- Да, я как раз к этому и возвращаюсь, осталось рефинансирование, которое не погашено, и мы, понятно, не можем это просто так оставить.

Как это работает: у нас есть департамент управления рисками, который занимается залогами и просроченным рефинансированием. У нас также есть кредитный комитет, где мы принимаем решения о том, какие иски и куда мы подаем. Мы ищем и другие пути, каким образом повысить эффективность возврата предоставленного рефинансирования.

В целом, я не могу сказать, что это все исключительно на мне, это скорее на нашей команде. Поэтому персонального общения со всеми этими должниками у меня нет. Как член кредитного комитета, как член правления, я принимаю участие в обсуждении всех концепций и направлений действий в отношении этих должников. Затем юридический департамент вместе с департаментом управления рисками готовит все юридические документы.

Хочу также напомнить, что личные поручительства по кредитам рефинансирования предоставляли Бахматюк – на сумму 8,8 млрд грн, Жеваго – на 1,45 млрд грн и Климов – на 300 млн грн. Фирташ и Лагун не давали личных поручительств, но последний предоставил в ипотеку принадлежащие ему земельные участки, в отношении которых в настоящее время идет процесс взыскания.

В отношении каждого из них идут судебные процессы. В частности, в отношении Бахматюка и подконтрольных ему предприятий НБУ инициировал 55 исков, Живаго и подконтрольных ему структур – 26 исков, Климова и его структур – семь исков, в отношении подконтрольного Фирташу предприятия – один иск, и в отношении Лагуна – восемь исков.

- Просто в обществе есть запрос, как на посаженых высокопоставленных чиновников, так и на то, что понесут ответственность эти владельцы банков. Пока этого нет, во всем виноват НБУ и Фонд гарантирования вкладов. Какой прогресс в этих делах?

- Это обидно, конечно, но, с другой стороны, тоже можно понять. Ведь если не они виноваты, то кто?

У нас сейчас очень плотная работа с правоохранительными органами по всем поданным искам. Так быстро получить конечный результат, как этого желает общество, наверное, не получается, в силу того, что это очень специфические дела - это финансовые схемы, транзакции, где часто сложно установить все связи. Иногда мне даже кажется, что мы какое-то подразделение прокуратуры или Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), поскольку мы с ними очень тесно сотрудничаем, передаем все документы и стараемся показать, где по нашему мнению были допущены нарушения и почему это произошло. Разница только в том, что нарушение с точки зрения пруденциального надзора и нарушение с точки зрения криминального законодательства – разные понятия, и они не всегда такие, что можно взять и пойти с ними в суд.

Тем не менее, мы продолжаем работать, и я верю, что по некоторым делам у нас вскоре будет положительная динамика, которая будет представлена обществу.

Если обобщить те проблемы, с которыми мы столкнулись, то все они накапливались в течение многих лет. Поэтому банки пришли в кризис с уже плохими активами. Разве раньше не было связанных лиц - были, или не было плохих залогов – в том же банке "Хрещатик" его "бесценные" бумаги находились на балансе много лет. Формально тогда смотрели – да, но подобную практику наша команда уже в корне изменила. Что дальше произошло, почему, например, ФГВФЛ начал очень сильно нас критиковать…

- Да, Фонд начал очень резко о вас отзываться…

- Да, он говорит: "Мало того, что эти банки накопили плохие активы, так вы, когда их передавали нам, позволили в последний момент что-то забрать, переоформить и прочее".

С нашей стороны, то, что делается в последнюю ночь, когда акционер или менеджмент начинает переписывать залоги, перепродавать активы, и выносить мешки с наличностью из кассы - это преступление, которое НБУ не в состоянии предотвратить. И не важно, когда эта последняя ночь наступила – на 180-й, или на первый день признания банка проблемным, она все равно у него будет. И Фонд это понимает, но у них тоже сложная ситуация.

Это первое. Второй момент, проявившийся в момент кризиса - мы не были готовы к таким потрясениям. Наши внутренние процессы, процессы взаимодействия с Фондом, в целом наше законодательство не предусматривало четкой процедуры вывода банка. ФГВФЛ говорит, что необходимо было раньше выводить тот или иной банк, мы же открываем закон "О банках и банковской деятельности" и смотрим на ст.75, где четко определены шесть пунктов, по которым мы можем признать банк проблемным. Если банк не соответствует ни одному из них, то мы не можем его вывести. У нас даже доходило до абсурда, когда банк определенно подлежал ликвидации, и даже акционер сказал, что все понимает, но у банка не просаживается по балансу капитал. Пришлось попросить сформировать резервы, чтобы мы могли его вывести. Это абсурдно, но это так.

Более того, посмотрите на 75-ю статью, которая называется "Отнесение банка к категории проблемных". Если внимательно в нее вчитаться, то какая же это проблемность, это определенно неплатежеспособность: в банке уже заведена картотека, он не может выплачивать не то что депозиты - проценты по ним, он не соблюдает нормативы ликвидности, уже просел капитал. Это чистая неплатежеспособность, а у нас, по закону, мы должны отнести такой банк к проблемным и представить ему 180 дней на устранение несоответствий. Это ведь тоже проблема …

- Но положительные какие-то примеры есть? Вот Бахматюк заявляет, что готов реструктуризировать свои обязательства, глава ФГВФЛ Константин Ворушилин положительно отзывается о Живаго, что он, вроде, тоже готов. Вы готовы рассматривать подобные предложения, вести какие-то переговоры?

- Переговоры могут быть. Если Бахмаюк или Живаго готов, то они должны сделать какое-то предложение.

- А такого предложения не было?

- Нет, не было.

У нас, кстати, есть банки, которые гасят рефинансирование за счет реализованных активов.

- Банк "Форум", если не ошибаюсь?

- Да, "Форум", но не только он. Из крупных, мы еще продаем активы Брокбизнесбанка, сейчас поставили на продажу много активов Дельта Банка, банка "Надра". Посмотрим, что получится. Но процесс пошел.

До этого времени мы с Фондом очень долго работали над подходом к продаже залогов. Опять-таки, в законе "О системе гарантирования вкладов физических лиц" написано, что необходимо провести предпродажную оценку таких активов. Но как оценивать – выше или ниже балансовой стоимости, и как потом это отражать? К счастью мы нашли голландский аукцион, инфраструктура есть, вот мы и начали продавать.

Мы с ФГВФЛ при поддержке МВФ и ВБ также приступили к имплементации Директивы 2014/59/ЕС. Суть ее в следующем: поскольку банкротства были и будут, когда тот или иной банк попадает в затруднительное финансовое положение, уже поздно что-то планировать. Чтобы минимизировать возможные потери для клиентов банков, и главное избежать бюджетных расходов, во всем мире пришли к необходимости заблаговременно планировать выход банка из кризисной ситуации. Как это работает - и это то, что мы будем делать: у банка есть бизнес-план, мы его оцениваем и, допустим, согласовываем. Дальше мы проводим стресс-тест и смотрим, какие показатели просели. Исходя из полученных результатов мы будет требовать от банка так называемый "план восстановления". Ведь в случае стресса у него должен быть план, что он будет дальше делать. Например, он может собрать в пул и продать некоторые активы или закрыть некоторые отделения, или получить от акционера дополнительную ликвидность и так далее. Это такой себе план действий в кризисной ситуации, но не системного кризиса. Затем мы будем смотреть, если триггер такой ситуации наступает, мы скажем банку - быстро включай свой план восстановления и уже делай вот это и это. Кстати, в плане восстановления при определенных процедурах должна работать процедура bail-in (принудительная конвертация долгового капитала в акционерный – ИФ), мир уже к этому пришел.

В свою очередь Фонд гарантирования вкладов на основании плана восстановления должен будет разработать план урегулирования обязательств. Например, если план восстановления не сработает, тогда он смотрит, есть ли возможность какую-то часть бизнеса сразу отделить и продать или просто присоединить к другому банку вместе с депозитами, или отдать под санацию. Иной банк, может быть, к сожалению, придется ликвидировать. В этом случае, при наступлении триггерного события, Фонд немедленно забирает у менеджмента все полномочия и начинает спокойно продавать активы и рассчитываться с клиентами. ФГВФЛ также может сказать нам – вы знаете, при наступлении триггера из этого плана восстановления ничего не получится, поэтому вы должны вот это и это запретить, иначе нам не на чем будет делать урегулирование.

Все эти планы будут постоянно обновляться, а не так, что банк его сделал, а потом сидит и десять лет на него смотрит.

Вот так это работает: от бизнес-модели на уровне микропруденциального надзора к консолидации бизнес-планов в макропруденциальном надзоре, затем на случай стресса будет план восстановления, а в случае неплатежеспособности – план урегулирования обязательств. Главная задача такого подхода - минимизировать потери, как государства, так и клиентов банков. Это то, что говорит евродиректива 2014/59/ЕС и это то, что мы планируем имплементировать.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 9 августа 2018 > № 2700573 Екатерина Рожкова


Россия > Химпром > rusnano.com, 9 августа 2018 > № 2699768 Сергей Калюжный

Малотоннажная химия — весьма специфическая отрасль. Интервью Сергея Калюжного, советника Председателя Правления по науке — главного ученого ООО УК «РОСНАНО».

Малотоннажная химия — весьма специфическая отрасль. Казалось, бы что может быть ценного в веществе, одну ложку которого добавляют в многолитровый реактор? Но без этой ложки не обойтись, вещество не будет обладать должными свойствами. Однако такую добавку, которую расходуют ложками на сотни килограммов готового продукта, не всегда выгодно изготавливать: потребность маленькая, а затраты на производство могут быть велики. Поэтому заставить промышленника изготавливать малые партии столь необходимые развитой химической промышленности вещества не легко. Впрочем, предприятия, которые пошли на риск, преодолели трудности, связанные с созданием малотоннажного производства зачастую оказываются в крупном выигрыше, ведь спецхимия — один из наиболее высокоприбыльных сегментов. Не случайно у крупных западных химических концернов с долгой производственной историей на ее долю приходится львиная доля ассортимента.

В СССР ситуация с малотоннажной химией была далека от нормальной, хотя Минхимпром предпринимал меры по развитию этого направления. В результате к началу перестройки выпуском такой продукции занимались три десятка только крупных заводов, дававшие 12 тысяч наименований веществ общим объемом в несколько сотен тысяч тонн. В 90-е многие из таких предприятий оказались в частном владении, но, не смотря на потенциально высокие доходы от своей деятельности, не многие сумели вписаться в рынок, выжить и нарастить свой потенциал. О причинах подобной ситуации и о возможных путях решения этой проблемы мы поговорили с профессором д.х.н., советником Председателя Правления по науке — главным ученым ООО «УК «РОСНАНО», членом жюри акселератора «Химпром» Skolkovo Startup Challenge 2018 Сергеем Владимировичем Калюжным.

Сергей Владимирович, почему сложилась такая плачевная ситуация с малотоннажной химией в России? Какова ситуация была в СССР?

Малотоннажная химия производит наукоемкие продукты в небольших объемах, зачастую с высокой добавленной стоимостью. В СССР основным потребителем малотоннажной химии был, в первую очередь, военно-промышленный комплекс, ВПК. На основании потребностей народного хозяйства и запросов ВПК, а также анализа зарубежного опыта и ведущих зарубежных разработок директивные органы выбирали направления и важнейшие продукты малотоннажной химии, производство которых нужно было организовать, расширить или модернизировать. Кураторами направления были военно-промышленная комиссия при Совете Министров СССР и Минхимпром СССР, которые распределяли финансирование на те или иные проекты и задавали сроки их выполнения. В постсоветский период существенное число предприятий малотоннажной химии были закрыты. В химической и нефтехимической промышленности сейчас приоритетными оказались производства продуктов низкой степени переработки, менее сложной в технологическом плане. Помимо экономических причин, негативно на отрасли сказалось также отделение советских республик, где размещался ряд предприятий малотоннажной химии. Поэтому сейчас потребности в химической продукции высокого передела в современной РФ удовлетворяются за счет импорта (по некоторым стратегически важным продуктам зависимость от импорта доходит до 100%). По данным 2017 года доля малотоннажной химии в обороте всей химической промышленности РФ не более 10–15% (сообщение президента Российского союза химиков на Международном научно-экспертном форуме «Ресурсы роста. Химия для жизни: государство и бизнес»). Однако в настоящее время в связи с применением экономических санкций серьезные ресурсы направлены на импортозамещение и восстановление отечественной малотоннажной химии: воссоздание технологических цепочек, трансфер зарубежных технологий или разработку собственных, а также стимулирование потребления отечественной мало- и среднетоннажной химической продукции.

Какие направления мало- и среднетоннажной химии в первую очередь нужно поддерживать? Если надежда на эффект домино: если начнут производить прекурсоры для следующих переделов, то и сами эти переделы начнут развиваться?

В декабре 2017 года Правительством РФ была утверждена «дорожная карта» развития малотоннажной химии до 2030 года, в которой перечислено 27 приоритетных для РФ продуктов малотоннажной и среднетоннажной химии, а именно высокотехнологичные полимеры, пластики и каучуки специального назначения, строительные добавки, ПАВы, дезинфицирующие вещества, клеи и герметики (в т.ч. нефтеполимерные и синтетические смолы), химические вещества для пищевых добавок, химические вещества для кормовых добавок, вещества для водоподготовки, пигменты, прочие добавки для лакокрасочных материалов, антипирены/пламегасители, антиоксиданты, очень чистые вещества и материалы на их основе для электроники, оптоэлектроники и фотоники, катализаторы, инициаторы и ингибиторы (за исключением ингибиторов коррозии и катализаторов для нефтехимии и нефтепереработки), добавки в пластики и каучуки, специальные лубриканты и технические жидкости, вещества для нефтедобычи и транспортировки нефти по трубопроводам, вещества для производства бумаги, вещества для горного дела, вещества для производства текстиля, ингибиторы коррозии, присадки к топливам и смазочным материалам, химические средства защиты растений, вещества для косметики, вещества для создания изображений, химические реактивы и растворители.

Есть ли примеры успешных российских мало- и среднетоннажных химических предприятий, конкурирующих с западными компаниями?

Полагаю, тут можно привести ряд портфельных компаний РОСНАНО — ООО «Акрилан», ЗАО «Данафлекс» и АО «Уралпластик-Н», а также самое современное в стране предприятие по производству углеволокна ООО «Алабуга-Волокно», входящее в ГК «Росатом». Однако таких предприятий, как BASF — крупнейший мировой производитель, продукция которого на 50–70% состоит из малотоннажных химических продуктов, в РФ пока нет.

Какова на ваш взгляд причина того, что многие отечественные научные разработки в области химии не находят своей реализации на производстве?

С одной стороны, в России практически утрачено важное звено между академическими институтами и потребителями малотоннажной химии — прикладные НИИ. В СССР, помимо данных НИИ, важным звеном, осуществлявшим производство и сбыт малотоннажной химической продукции, являлось также Всесоюзное объединение «Союзреактив», включавшее 15 химических заводов по производству особо чистых веществ и реактивов, которые были закрыты или перепрофилированы, попав в частные руки. С другой стороны в самих профильных институтах невостребованность в течение долгого времени российских научных разработок привела к снижению статуса химического образования и проблеме нехватки компетенций, а также устареванию материально-технической базы.

Не так давно был запущен конкурс в «Химпром Startup Challenge», направленный как раз на поиск проектов, относящихся к малотоннажной химии. Насколько оправдан с вашей точки зрения подход, используемый в рамках конкурса, когда в разработку берутся продукты прошедшие стадию НИОКР, а не более зрелые, прошедшие обкатку на предприятиях, — не проще ли было купить сразу готовые компании или технологии?

В рамках мероприятия предполагается осуществить поиск и поддержку потенциально перспективных проектов по производству высокоприбыльной химической продукции в направлениях, соответствующих интересам ПАО «Химпром», в том числе кремнийорганических соединений, соединений, получаемых с использованием хлора, гидроксида натрия, перекиси водорода, специфических полимеров и мономеров, и т.д. С одной стороны технологии на ранней стадии относятся к высокорисковым и затратным, с другой — участие в отборе проектов специалистов ПАО «Химпром», имеющего свой собственный научно-исследовательский центр, и ограничение тематики заявок на проекты областью, востребованной в актуальных производствах объединения Химпром, несколько снижает эти риски и, главное, развивает спрос на отечественные технологии.

Кто на ваш взгляд должен выступить драйвером развития мало- и среднетоннажной химии в России — государство, крупный бизнес или институты развития?

Основные особенности мало- и среднетоннажного производства химической продукции — небольшие объемы производимых партий товара, огромный ассортимент, достаточно компактное производство и необходимость в высококвалифицированных кадрах. Для крупных производителей химической промышленности подобное производство может быть не очень интересно, в отличие от региональных властей и институтов развития. Имеет смысл объединение подобных производств в кластеры с доступом к высокотехнологичному оборудованию в Центрах коллективного пользования.

Источник: Химия и жизнь

Россия > Химпром > rusnano.com, 9 августа 2018 > № 2699768 Сергей Калюжный


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 9 августа 2018 > № 2699712 Катя Лель

«Я верю в знаки судьбы».

Яркая звёздочка Кати Лель взошла на небосклоне российской эстрады в начале «нулевых». И сразу же женственная, с приятным тембром голоса певица покорила сердца миллионов слушателей. Не все знают: за нежным сценическим образом скрывается личность сильная и целеустремлённая. Именно эти качества позволили артистке с достоинством пережить сложные времена, когда её профессиональная карьера стояла под вопросом, а многие коллеги по шоу-бизнесу отвернулись. Но, пройдя через жизненные испытания, она осталась человеком искренним, с открытым сердцем и вернулась к зрителям обновлённой, готовой к музыкальным экспериментам.

- Катя, недавно на радиостанции «Милицейская волна» состоялась премьера одной из ваших новых песен «Сполна». Все, кто её слышал, уверены: она, определённо, станет хитом…

- Появление новой песни для артиста как рождение дитя - большое счастье. А у «Сполна» вообще интересная история. Стихи и музыка попали ко мне и соединились чудесным образом. Не так давно я познакомилась с Марией Захаровой. Мы долго беседовали о жизни. И неожиданно на утро следующего дня от неё приходит стихотворение. Да-да, не удивляйтесь: помощница министра иностранных дел Сергея Лаврова увлекается поэзией. Как объяснила Мария, после нашего разговора ей не спалось и родились эти строки. Прочитав их, я поняла - это всё обо мне: пройдя сложный этап в жизни, заплатив за всё сполна, нужно найти силы простить и двигаться вперёд.

Я села за рояль с готовностью написать музыку на стихи. Но пока шёл творческий процесс, неожиданно известный хитмейкер Александр Лунев, создавший для Димы Билана «Невозможное - возможно» и другие популярные композиции, присылает мне мелодию без слов. И говорит: «Послушай, может, пригодится». В это трудно поверить, но стихи Марии и музыка Александра как два пазла идеально сошлись.

То что песня впервые прозвучала на «Милицейской волне», считаю хорошим знаком. Ведь дебют другой композиции, состоявшийся в эфире этой радиостанции несколько лет назад, был успешным. Знаете, я искренне верю, что всё неслучайно в этом мире. А после прочтения Коэльо «Алхимик» ко многим событиям стала относиться более внимательно, понимая, что это - знаки судьбы. И надо научиться их считывать и понимать.

- В вашей жизни было много таких «подсказок», знаковых событий?

- Раньше об этом не часто задумывалась. Хотя очень рано осознала своё предназначение. Лет с трёх понимала - для меня нет ничего прекраснее и значимее, чем музыка. Но на то что моя судьба сложилась именно так, думаю, повлияли судьбоносные встречи. Прежде всего с Львом Лещенко, который стал моим учителем и основоположником творческой жизни в Москве. Проезжая мимо столичного Парка Горького, каждый раз вспоминаю день, когда с ним познакомилась, и благодарю судьбу. Там проходил конкурс молодых исполнителей «Музыкальный старт - 94», лауреатом которого я стала. Помню, была дождливая погода, я шла по Крымскому мосту в раздумьях. Часть меня уговаривала: вернись, там есть человек, который тебе нужен. Другая же уверяла: ничего уже не будет, иди дальше.

Пересилила сомнения и всё-таки вернулась. Набравшись смелости, подошла к Льву Валерьяновичу, который был членом жюри конкурса, и подарила ему кассету со своими песнями. Благодаря этому знакомству я получила работу в Театре Лещенко, два года выступала в бэк-вокале у артиста, помимо этого исполняла свои сольные песни у него на концертах.

Знаковой считаю и встречу с Максом Фадеевым. Это безумно талантливый человек, музыкальный гуру. Два года ждала его звонка. И это произошло. Макс - хороший психолог, при этом человек закрытый. Но если ты заслужил его доверие, то это ключик к твоему успеху.

- Именно благодаря сотрудничеству с Максом Фадеевым к вам пришла популярность. Помнится, альбом «Джага-джага» в 2004 году стал платиновым. Наверное, получить такое народное признание - огромное счастье для артиста?

- Мне не раз приходилось слышать: что тут сложного - сочинять такие незатейливые песенки типа «Джага-джага», «Муси-пуси», «Долетай»? Раз всё так просто, то вперёд - создавайте свои хиты! Но ведь не у всех получается: мало потрясающих авторов, не хватает таланта, денег на «раскрутку». Когда ты нашёл песню, полюбившуюся миллионам, это настоящая удача. Но здесь начинается самое сложное: от тебя ждут новых хитов. Удержаться на олимпе славы исполнителю гораздо сложнее, чем туда попасть. Всегда надо помнить: чем выше ты взлетаешь, тем больнее падать.

Многим артистам приходится пройти через испытания шоу-бизнесом, где не все рады твоему успеху, а амбиции, борьба за выживание порой вытесняют творчество на второй план. Главное, при этом остаться человеком. Для меня безумное счастье, когда ты наслаждаешься своей профессией и любим зрителями. Мне вспоминаются гастроли в Норильске несколько лет назад. Это был День шахтёра, август месяц. Концерт проходил под открытым небом. Неожиданно пошёл… снег. Но никто из зрителей не расходился до окончания выступления. Вот это - истинное признание, когда поклонники с тобой до конца - и в снег, и в мороз, и в дождь. В такие моменты получаешь огромный заряд энергии, хочется отдавать свою любовь в десятки раз больше.

- Осенью 2014 года состоялась премьера клипа на песню «Пусть говорят». Как удалось заполучить на главную роль в нём хоккеиста Александра Овечкина?

- С Сашей и его семьёй я дружна. Недавно встречалась с четой Овечкиных по очень приятному поводу: Александр привёз в Москву Кубок Стэнли и пригласил отпраздновать это событие. Я как ребёнок радовалась возможности прикоснуться к трофею, понимая, сколько труда в него вложено. К самой престижной награде в хоккее Саша шёл многие годы. Меня переполняет огромное счастье за друга, который достиг ошеломляющего успеха в карьере. И, конечно, я не могу не гордиться тем, что хоккеист номер один в мире снялся в моём клипе. Для меня очень ценна его поддержка.

- А чем вы собираетесь порадовать своих поклонников в ближайшее время?

- Планирую этой осенью представить свой новый альбом. Активно работаю над этим. Решилась на музыкальный эксперимент: исполняю нехарактерные для меня песни в стиле поп-рок. Возможно, эта модная альтернативная музыка привлечёт молодёжную аудиторию - слушателей 15-20 лет. Зачем я это делаю? Просто так хочу!

Мне нравится идти вперёд, не останавливаться на достигнутом, пробовать что-то новое. 20 апреля 2019 года в Крокус Сити Холле состоится моя новая программа под названием «Всё хорошо!». Поклонники увидят меня другую, более энергетически сильную.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

О полиции

«Я с уважением отношусь к профессии полицейского. В деле правоохраны невозможно быть просто прохожим. Это выбор осознанный. Ведь служба сложна эмоционально и накалена психологически: ты каждую секунду в ответе за жизни людей и должен быть готов рисковать своей».

О жизненном опыте

«Отрицательный опыт очень важен. Благодаря трудностям мы мобилизуемся, стараясь изменить ситуацию, становимся сильнее. В такие моменты человек по-настоящему познаёт себя».

(Щит и меч № 30, 2018 г.)

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 9 августа 2018 > № 2699712 Катя Лель


Россия. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699389 Александр Лиев

Крым нашпигован военной техникой и солдатами, которые любят выпить

Юлия Пасичнык, Газета по-украински, Украина

— В Крыму не был четыре года. Запретили въезд на полуостров. Решение бессрочное, приняли в апреле 2014-го, — говорит 42-летний Александр Лиев, экс-министр туризма Автономной Республики Крым.

Александр Лиев: В первый раз выехал еще до так называемого референдума. Тогда «новое правительство» уволило часть законного украинского парламента Крыма. Остальных попросили написать заявления на имя оккупационного «главы Республики Крым» Сергея Аксенова о переходе на новые должности. Я не писал. Когда Аксенов пригласил на разговор, сказал ему, что это нереально. Все равно, что тренер по фитнессу стал президентом.

Тогда Аксенов и Владимир Константинов (оккупационный глава государственного совета Республики Крым — прим. автора) говорили, что нет сепаратизма и они за то, чтобы быть в составе Украины. Константинов говорил: «Я — герой Украины. Получил это звание и ношу его с гордостью. Я — патриот, но нам нужно больше полномочий». Я сложил с себя полномочия исполняющего обязанности министра. Выехал в Киев. На следующий вечер узнал, что мне запретили въезд как лицу, которое «угрожает территориальной целостности полуострова».

«Газета.ua»: Это временная «власть», надолго ли они там?

— Аксенов — временный. Его использовал в геополитических играх президент РФ Владимир Путин. Судьбу Крыма решали обстоятельства. Все быстро изменяется. И у Украины будет возможность вернуть контроль над полуостровом. Крым превращается в серую зону. Ближайшее, с чем можно сравнить — Приднестровье, Абхазия или Южная Осетия.

— Какая раньше была ситуация с открытостью и туризмом в Крыму?

— За четыре года мы увеличили количество международных авиарейсов вдвое. К нам прилетали из Франкфурта, из Риги был ежедневный самолет. Из Турции было три самолета в день. Мы жили в пространстве Черного моря. Пытались стать там флагманами. Интегрировались в пространство Болгарии, Турции, Румынии, Грузии, России. Это был наш выход в мир.

Шесть больших групп отельеров ездили на бесплатную учебу в Турцию. Заходили новые инвесторы. В 2013 году журнал «Нешинэл джеографик» поместил Крым на обложку с отметкой «должны посетить». Теперь это все разрушено. Крым стал каботажным внутренним райончиком для отдыха для ребят с псевдопатриотическими настроениями.

— Кто в Крым больше всего приезжал?

— Украинцы, на втором месте — россияне. В советское время принимали восемь миллионов туристов, из которых шесть — украинцы. Еще миллион — россияне, остальные — жители других республик. В период независимой Украины Крым принимал также шесть миллионов туристов, из которых четыре — украинцы. Остальные — россияне.

Но это были не такие туристы, как сейчас. На Украине мы сами решаем, куда за свои деньги поедем. В России большую роль играют путевки от профсоюзных комитетов. У них эта доля достигает половину путешествий. Теперь туда едут по разнарядкам.

— Какая сейчас ситуация с туристическими потоками?

— В прошлом году полуостров посетили 200 тысяч украинцев. Из них половина — с туристическими потребностями. В первую очередь это были поездки в здравницы. У многих жизнь зависит от крымских санаториев. Из материковой России Крым принял 1,2 миллиона туристов. Это даже меньший показатель приезжих россиян, чем до войны. Из них почти 700 тысяч поехали по путевкам.

— Как это повлияло на экономику?

— В Крыму туристический бизнес делился на «частный сектор» — люди сдавали квартиры или мини-гостиницы, но не платили налоги. Второй блок — гостинично-санаторный и турбазы. Такие остались в Ялте, Алуште, Севастополе и немного на побережье Феодосия-Судак. В Евпатории большая недогрузка. В остальных регионах эти заведения закрыли.

— У Крыма есть шанс после деоккупации опять стать курортом?

— Крым не конкурент Турции. Наш полуостров — это о другом. Турция — это водка, котлеты. Крым — оздоровление. Место, где можно поддержать здоровье, сохранить молодость. Это будет основная фишка после деоккупации. В Турции тоже есть здравницы, но украинцы туда не едут. На рынке оздоровления конкурентов в Крыму мало. Это немецкий Баден-Баден, Монако, чешские Карловы Вары, болгарская Варна.

— Крым превращают в военную базу. Россияне будут возобновлять старые объекты, такие как Балаклава, где побывали тысячи туристов. Или будут строить новые, отбирая земли у населения?

— В бухте Донузлав в 2013 году появились уникальные для Черного моря моллюски — гребешки. Но сейчас ее заставили российскими военными кораблями. Что будут делать дальше — неизвестно. Если бы мир мог прогнозировать действия Путина — его уже не было бы. России полуостров нужен только как военная база.

— Проблемы с водой оккупанты перестали скрывать. Что там происходит?

— Проблема с питьевой водой была всегда. Но критическая ситуация с водой для промышленности. Именно это бьет по экономике Крыма и по содержанию жизни северной части полуострова. Пить там есть что, но нечего делать. Все аграрное производство зависело от днепровской воды. 30 тысяч гектаров рисовых чеков (заливных полей — прим. автора) сейчас разрушено. 50 хозяйств занимались этим. Почти 10 тысяч людей жили с выращивания риса. Производство остановилось, работы нет. Люди продают дома. Без Северо-Крымского канала две трети Крыма — полупустыня. Украинцам опять достанется пустыня, которую придется возобновлять, делать оазис. Россиян не интересует жизнь жителей этих районов.

— Недавно «крымские ученые» заявили о новых гибридах растений, устойчивых к засухе.

— Вся история селекции Украины занималась выведением таких культур. Пока не выходит. Проблема заключается в деградации почвы. Система полива сложна: это и подача воды, и ее сбор. В почве на площади в 200 тысяч гектаров стояла система, собирающая воду, которой поливали. Землю промывали, чтобы не засаливалась. Это чрезвычайно дорогой комплекс, сейчас построить такой — миллиарды долларов.

— Что дало открытие Керченского (Крымского — прим. ред.) моста?

— Есть сомнения относительно инженерного решения и безопасности объекта. Туристический поток может в этом году вырасти на 100 тысяч. Но это благодаря тем людям, которые решили посмотреть и проехаться по мосту. Как в Советском Союзе ездили на Байкало-Амурскую магистраль без необходимости, просто увидеть раскрученный бренд. Но это быстро пройдет.

До аннексии Крым был для россиян открытый, доступный, дешевый, желанный. Их встречали хорошо, ездили позда, продукты были дешевле, качество лучше. После аннексии что, поезда стали более удобными? Их наоборот не стало. Транспортное сообщение стало качественнее? Нет. Там кругом фото Путина — на каждом столбе. Теперь полуостров опасен, нашпигован военной техникой 1980-х годов, которая пока еще не взрывается, и российскими солдатами, которые любят выпить.

— Побывал во всех селах Крыма

Александр Лиев родился 16 мая 1976-го в Республике Коми, где временно находилась мать. Вырос в Армянске. Мать работала инженером на автобазе.В Крыму закончил техникум гидромелиорации и механизации. Первое высшее образование получил в Херсонском индустриальном университете, работал преподавателем на кафедре менеджмента Таврического национального университета.

В 2010 году возглавил комитет по водохозяйственному строительству и оросительному земледелию Крыма. С ноября 2010-го по 2014 год — министр курортов и туризма Автономной Республики Крым. С 2015-го работает заместителем генерального директора Национальной телекомпании Украины. Имеет трех дочек и двух сыновей. Посетил каждое село Крыма.

Россия. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699389 Александр Лиев


Грузия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699381 Эрик Хег

Интервью главы Миссии наблюдателей ЕС в Грузии

Эрик Хёг, глава Миссии наблюдателей ЕС в Грузии: «Главная задача - восстановить доверие в регионе»

Хавьер Колас (Xavier Colás), El Mundo, Испания

Эрик Хёг (Erik Hoeg) был назначен главой Миссии наблюдателей ЕС (EUMM) в Грузии в 2017 году, хотя работал в этом представительстве с 2015 года. Профессиональный дипломат, отработавший 16 лет в Министерстве иностранных дел Дании. Он возглавляет коллектив из 320 человек из 23 стран ЕС, который должен по мере возможности обеспечить «невозобновление боевых действий», а также «восстановить доверие, что является главной задачей». Его мандат распространяется на всю Грузию, однако «фактические власти Абхазии и Южной Осетии до настоящего момента отказывают нам в доступе на территории, находящиеся под их контролем».

El Mundo: Миссия ЕС действует с октября 2008 года. Как за это время изменилась обстановка на месте?

Эрик Хёг: Мандат ЕС, к сожалению, продолжает оставаться весьма необходимым. Обстановку вдоль демаркационных административных рубежей можно охарактеризовать как относительно спокойную, но ее необходимо контролировать, поскольку случаются мелкие инциденты, которые могут подорвать стабильность.

- Что Вы можете сказать о новой разметке «границ»?

— На сегодняшний день, заграждения и проволока расставлены по меньшей мере вдоль 32 километров демаркационной линии с Абхазией и вдоль 58 километров демаркационной линии с Южной Осетией. Их устанавливали силы безопасности, размещенные в этой местности. Заграждения и проволоку дополняют наряды из российских пограничников и силы безопасности двух республик, ограничивая свободу передвижение между этими зонами и территорией, управляемой центральным правительством Грузии. Все это отрицательно сказывается на местных жителях, затрудняя им получение образования, медицинской помощи, доступ к сельскохозяйственным угодьями. Кроме того, это разделяет семьи.

- Что необходимо сделать в первую очередь для поддержания мира?

- Нужно многое сделать для восстановления доверия. Поскольку мы не можем попасть в Абхазию и Южную Осетию, то используем телевизионные камеры дальнего радиуса действия, анализируем сведения из отрытых источников, беседуем с людьми, пересекавшими административные демаркационные линии, и таким образом узнаем, что происходит там внутри. Еще одна проблема — это присутствие российских военнослужащих и военной техники как в Южной Осетии, так и в Абхазии, что является нарушением 5 пункта соглашения от 2008 года, положившего конец вооруженному конфликту.

- Можно ли говорить о каких-то сдвигах по прошествии десяти лет после конфликта?

— Осенью 2008 года царило общее беспокойство, поскольку возобновление боевых действий было вполне реальным. Трудно сказать, как развивалась бы обстановка на местности без Миссии наблюдателей ЕС, но тот факт, что военный конфликт не вспыхнул вновь, следует рассматривать как серьезное достижение. Чтобы решать проблемы, с которыми сталкивается местное население, у нас есть прямая линия телефонной связи, позволяющая силам безопасности по обе стороны демаркационной линии обмениваться информацией и урегулировать инциденты по мере их возникновения. Наибольшее внимание уделяется фактам задержания. А также медицинскому транспорту. Тут прямая линия связи в буквальном смысле слова спасает жизни. Необходимо упомянуть также механизм предотвращения и реагирования на инциденты, позволяющий представителям с обеих сторон административной демаркационной линии встречаться лично, обмениваться информацией и обсуждать практические вопросы безопасности и гуманитарной сферы. Эти ежемесячные совещания показали свою полезность в деле укрепления доверия и сотрудничества между сторонами, хотя обсуждения принимают иногда достаточно острый характер.

Грузия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699381 Эрик Хег


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 9 августа 2018 > № 2699232 Максим Фатеев

ТПП РФ: крупные западные компании не откажутся от бизнеса в России из-за санкций.

Крупные западные компании вряд ли пойдут на сворачивание своего бизнеса в России в связи с планируемым США усилением санкций.

Такое мнение высказал ТАСС вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Максим Фатеев.

"Вполне возможно, это произойдет с компаниями малого и среднего уровня. Большим компаниям это сложнее сделать: бросить производство, все закрыть и уйти, закрыв дверь на замок, не так-то просто. Поэтому, я думаю, здесь будут приниматься какие-то совместные взвешенные бизнес-решения, не продиктованные пожеланиями ряда конгрессменов США", - сказал Фатеев.

"Смартфоны двойного назначения"

Сообщения о планируемом усилении санкционного режима в отношении РФ, считает Фатеев, уже не должны вызывать удивления ни бизнеса, ни российских политиков, поскольку страна живет в таких условиях в течение последних четырех лет.

Он отметил, что ответом на включение в американский санкционный список продукции двойного назначения, в том числе в сфере космоса, телекоммуникаций и навигации, должно стать импортозамещение.

"Под продукцию двойного назначения можно подвести все что угодно, вплоть до каких-то смартфонов и какой-то бытовой техники, потому что все это может использоваться для военно-технического развития", - сказал Фатеев.

Провокации на финансовом рынке

Как заявил вице-президент ТПП, большее значение для России может иметь расширение санкций на банковский сектор. "Думаю, что самое чувствительное во всей этой истории, это заявление по банкам с госучастием. Поэтому устойчивость финансово-кредитной системы - это то, что всех сегодня больше всего беспокоит", - сказал Фатеев.

По его словам, в последние годы Центральный банк принимал решения, которые позволили стабилизировать курс национальной валюты "и не дать ей ухнуться, как это было пару десятков лет назад в нашей стране (в период экономического кризиса 1998 года - прим. ТАСС)".

Сейчас, отмечает Фатеев, большая ответственность лежит на экспертах, чьи негативные прогнозы могут спровоцировать панику на финансовом рынке.

"Мы должны взвешенно принимать решения, в том числе на уровне прогнозов, потому что прогнозы, в конце концов, влияют на финансовый рынок, на курс национальной валюты, на панику вокруг этого. Поэтому всем экспертам надо быть максимально взвешенными при оценке не до конца еще понятной ситуации: будет этот пакет санкций подписан Трампом или не будет", - подчеркнул вице-президент ТПП.

Санкционная угроза

Ранее вашингтонская администрация объявила о том, что с 22 августа вводит санкции в отношении России из-за приписываемой ей причастности к отравлению 4 марта экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в британском Солсбери. Запрет будет касаться, в том числе, поставок России продукции двойного назначения.

Как отметил представитель Госдепартамента, через 90 дней американские власти примут решение по поводу введения второго пакета санкций против Москвы в зависимости от того, выполнит ли она ряд поставленных ей условий. Вторая часть санкций предусматривает угрозу понижения уровня двусторонних дипломатических отношений или даже их полную приостановку, фактически полный запрет любого экспорта в Россию американских товаров за исключением продовольствия, а также импорта Соединенными Штатами российских товаров, включая нефть и нефтепродукты, лишение права на посадку в США самолетов любой авиакомпании, которая контролируется правительством России, блокирование Вашингтоном кредитов Москве по линии международных финансовых организаций.

Источник: ТАСС

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 9 августа 2018 > № 2699232 Максим Фатеев


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699226 Игорь Шувалов

Брифинг председателя Внешэкономбанка Игоря Шувалова по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Шувалов: Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев, являясь председателем Наблюдательного совета Внешэкономбанка, провёл заседание совета по 21 вопросу. Все вопросы были рассмотрены, были приняты решения, в предварительном порядке согласованные с рабочей группой Правительства, которую возглавляет Максим Акимов.

Мы представили отчёт о работе Внешэкономбанка за 2017 год. Во вступительном слове Дмитрий Анатольевич параметры этого отчёта назвал. Мы сегодня в том числе поговорили по тем негативным проявлениям, которые обозначились в течение работы за 2017 год. В прессе отмечалось, что был зафиксирован убыток в 200 млрд рублей. Должен сказать, что это не убыток, означающий плохую работу руководства Внешэкономбанка, этот убыток – следствие создания резервов по проблемным активам. Это совершенно правильная работа, которую проделал Горьков (С.Горьков) и его команда, поскольку необходимо было очистить баланс организации и таким образом продемонстрировать, в том числе потенциальным инвесторам, что руководство банка проводит прозрачную и ответственную политику.

По вопросам, которые вызвали обсуждение, пожалуй, самый серьёзный вопрос – это КТЗ, концерн «Тракторные заводы», поскольку банк занимается КТЗ много лет. Впервые в орбиту влияния, или ответственности, Внешэкономбанка КТЗ попал в 2008 году, когда разворачивался международный финансовый кризис. С тех пор КТЗ является клиентом Внешэкономбанка. Сегодня принято ключевое решение: долг КТЗ перед Внешэкономбанком оценивается по рынку. Таким образом, законно появляется дисконт, по соответствующей стоимости этот совокупный долг передаётся государственной корпорации «Ростех». Затем «Ростех» определит частного инвестора для гражданского дивизиона концерна «Тракторные заводы». Военным подразделением будет заниматься самостоятельно, тем подразделением, которое участвует в обеспечении гособоронзаказа и по другим проектам. Таким образом, сегодня состоялось важное решение о том, что концерн будет продолжать развиваться. Он будет развиваться теперь уже не как одно большое объединение, а с ответственностью двух лиц – государственной корпорации и частного инвестора. Люди будут успокоены, появятся дополнительные возможности для рабочих мест. Произойдёт финансовое оздоровление группы, будут реструктуризированы все долги. Таким образом, это теперь хороший пример того, как может после очистки работать такой сложный актив.

Мы также сегодня обсуждали вопросы переуступки прав требования по кредиту, который когда-то предоставлялся аэропорту Шереметьево, когда был высокий риск и этот риск взял на себя Внешэкономбанк. Теперь терминал D работает – это действующий, хороший объект. И этим заинтересовался Сбербанк, он хочет приобрести этот кредит у Внешэкономбанка. Мы считаем, что в данном случае Внешэкономбанк свою роль как институт развития выполнил в полном объёме, хотя нам жалко, что мы теряем процентный доход от хорошего клиента. Тем не менее мы должны выйти из этого проекта и направить средства уже для другого проекта, который нужно поддержать за счёт института развития.

Мы обсуждали технические вопросы, связанные с объединением двух коммерческих банков, которые являются дочерними по отношению к Внешэкономбанку, – это Связь-банк и «Глобэкс». Они переходят на одну акцию. Мы, завершив эту операцию, затем предложим наиболее подходящему инвестору на рынке этот банк. Внешэкономбанк из этого актива выйдет, это не наша работа. Будем работать вместе с Центральным банком, Министерством финансов, Министерством экономического развития, чтобы понять, кто этот лучший инвестор, предлагающий лучшие условия Внешэкономбанку.

По другим вопросам мы также провели обсуждение, все решения были приняты. Так что в этой части наша работа, я считаю, является успешной. Договорились, что следующее заседание Наблюдательного совета состоится через несколько недель. Мы уже готовим некоторые вопросы по одобрению новых сделок.

Вопрос: Частный инвестор будет определён «Ростехом» для КТЗ?

И.Шувалов: Для гражданского сектора.

Вопрос: Вы сказали, по рынку будет оценён. Будет оценён или уже оценён?

И.Шувалов: Уже оценён. По рынку оценён этот актив. Была проведена независимая оценка – компанией, которая известна на рынке. Больше того, по запросу рабочей группы относительно этой оценки мы получили мнение саморегулируемой организации. Было подтверждено, что все методики выполнены в полном объёме и данная оценка является совершенно адекватной.

Вопрос: И КТЗ вместе с долгом перейдёт в «Ростех»?

И.Шувалов: Мы передаём «Ростеху» все права требования, которые есть у Внешэкономбанка, и затем уже сам «Ростех» будет определять судьбу активов, которые входят в группу КТЗ.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699226 Игорь Шувалов


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699225 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

В повестке: об итогах работы Внешэкономбанка за 2017 год, о финансируемых банком инвестиционных проектах.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня подведём итоги работы Внешэкономбанка в прошлом году, обсудим проекты, которые предлагается поддержать средствами ВЭБа, а также ряд вопросов, которые касаются корпоративного управления и текущей деятельности.

За последнее время мы приняли целый комплекс решений по серьёзному обновлению и модернизации всей группы ВЭБа. Банк сейчас проходит этап трансформации, формирует контуры оптимальной бизнес-модели, которая позволит ему активно участвовать в исполнении наших стратегических задач, в частности, Указа Президента №204 от 7 мая. Совместно с другими институтами развития финансировать проекты, которые имеют первостепенное значение для нашей страны, прежде всего в сфере инфраструктуры и цифрового развития.

Государство оказывает банку постоянную и весьма существенную поддержку. Напомню, что недавно мы запустили на базе ВЭБа новый инвестиционный механизм – фабрику проектного финансирования. Этот механизм ориентирован на тех инвесторов, которые готовы работать в реальном секторе, вкладывать деньги в современное производство, создание перспективных высокотехнологичных продуктов и услуг, причём не только для российского рынка. Такие проекты пройдут тщательный отбор и получат государственные гарантии. Необходимые для этого деньги мы уже предусмотрели в федеральном бюджете, это довольно значительные ресурсы. Мы рассчитываем на соответствующий результат. Я подписал распоряжение Правительства 7 августа о предоставлении государственной гарантии Российской Федерации по облигационным займам, которые привлекаются обществом с ограниченной ответственностью «Специализированное общество проектного финансирования "Фабрика проектного финансирования"». Предусматривается предоставление в 2018 году госгарантий на сумму 294 млрд рублей сроком действия по 31 декабря 2040 года. Такого рода решение, надеюсь, будет способствовать работе в рамках фабрики проектного финансирования.

Теперь несколько слов об итогах прошлого года. В целом показатели, которые были определены для банка в стратегии развития, выполнены. Запущено семь новых инвестиционных проектов, суммарный объём их финансирования превышает 220 млрд рублей. Среди них поставка по лизингу для «Аэрофлота» 20 новых самолётов «Сухой Суперджет», проекты в сфере транспорта, глубокой переработки минерального сырья, целый ряд других проектов. Растёт кредитная и гарантийная поддержка промышленного экспорта, хотя, конечно, и не так быстро, как нам бы этого хотелось.

И ещё одно направление, по которому банк работает, – это управление пенсионными накоплениями. В прошлом году не только была обеспечена их абсолютная сохранность, что естественно, но и доходность от их инвестирования ВЭБом была почти в 3,5 раза выше годовой инфляции. Это неплохой результат.

Одной из основных задач банка остаётся участие в проектах по развитию цифровых технологий. Мы относительно недавно говорили об этом с председателем банка Игорем Ивановичем Шуваловым. А сегодня мы рассмотрим возможность финансирования за счёт средств ВЭБа одного из таких проектов. Речь идёт о создании новых орбитальных спутников связи и телерадиовещания на базе предприятия «Космическая связь». Все мы понимаем, какая конкуренция в этой сфере, насколько быстро здесь развиваются технологии. И чтобы не отстать, нашим компаниям нужно по этому треку быстро двигаться. Заменять устаревшие космические аппараты более мощными, более современными, более высокотехнологичными. Финансирование со стороны ВЭБа позволит укрепить позиции наших операторов на глобальном рынке связи и поддержит российские предприятия оборонно-промышленного комплекса, которые будут участвовать в этом проекте.

Следующий вопрос касается участия ВЭБа в финансировании новых объектов в аэропорту Шереметьево. Здесь банк сработал как эффективный и надёжный институт развития, поддержал проект в самом начале, когда были высокие риски и было трудно привлечь качественного долгосрочного инвестора. Сейчас ситуация другая. Все включённые в проект объекты введены в эксплуатацию и показывают достаточно высокую рентабельность. Погашение кредита идёт без задержек. Поэтому и рынок проявляет к этому проекту заметный интерес. Сегодня рассмотрим его перспективы.

И целый блок вопросов связан с управлением дочерними и зависимыми обществами группы ВЭБа. В частности, речь идёт о трансформации двух дочерних банков – Глобэксбанка и Связь-банка. Напомню, что ранее, в апреле, мы с вами приняли решение об их объединении – исходя из того, что коммерческие банки должны постепенно уходить из структуры группы. Сегодня рассмотрим конкретные параметры того, что необходимо в этом направлении сделать.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699225 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 августа 2018 > № 2699217 Вячеслав Битаров

Рабочая встреча с Главой Северной Осетии – Алании Вячеславом Битаровым.

Владимир Путин обсудил с Главой Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым вопросы социально-экономического развития региона.

В.Битаров: Хотел прежде всего Вас поблагодарить за те поручения, которые Вами были даны, когда мы встречались в прошлом году, потому что исполнение этих поручений совместно республиканской властью и федеральным центром позволили положительно повлиять на общественно-политическую ситуацию, на социально-экономическое развитие республики.

Со своей стороны мы, республиканская власть, все органы власти республики, принимаем все меры для того, чтобы развивать республику и соблюдать спокойствие в республике.

В связи с этим была проделана большая работа. За прошедшие два года мы на 40 процентов увеличили собственные доходы – доходы в бюджет республики. Полтора года вели работу над анализом внутренних ресурсов республики, целевых ресурсов. Совместно с Леонтьевским центром Санкт-Петербурга создали рабочую группу с правительством республики, провели анализ и разработали стратегию социально-экономического развития республики до 2030 года.

Мы ставим амбициозную задачу – до 2030 года, в течение 10 лет, ликвидировать дотационность республики. Положительная динамика уже есть: на 5 процентов мы снизили дотационность республики, и уже в 2018 году эта положительная динамика продолжается.

Мы понимаем: чтобы решить эти вопросы, нужно создавать все условия для инвестиций в республику. Такую работу мы также ведём. По результатам прошлых 2017 и 2016 годов в рейтинге Агентства стратегических инициатив республика поднялась по инвестиционной привлекательности на 10 пунктов. В этом году такая же динамика продолжается.

В республику приходят международные компании, которые открывают свои представительства, создаются новые рабочие места. Ведём работу и с федеральными структурами, в частности, с «Русгидро» совместно отработали два года. И к началу 2019 года ждём открытия Зарамагской ГЭС. Начало стройки – 1980-е годы, долгие годы была заморожена. Порядка 49 миллиардов в этот объект будет вложено. По высоте падения воды на турбины это будет крупнейшая в Европе гидроэлектростанция. Это позволит обеспечить более 70 процентов республики ресурсами энергетики. Помимо этого, будет возможность дальше развивать этот проект во второй очереди каскада ГЭС.

Также ведём работу с Министерством обороны и КамАЗом. Сейчас передали в безвозмездное пользование бывшее предприятие военно-промышленного комплекса, которое в последнее время было в запустении.

В.Путин: КамАЗу передаёте?

В.Битаров: Да, в безвозмездное пользование. Они будут заниматься ремонтом военной техники в республике. Это более 500 рабочих мест. Это позволит также пополнить бюджет республики и, что самое важное, создать рабочие места.

Работа такая и впредь будет продолжаться. Мы будем, как я уже сказал, исполнять стратегию, которую разработали. Под это мы создали Агентство развития республики: стратегией поставлены задачи, и теперь механизм реализации этих задач мы решаем через Агентство развития республики, где созданы рабочие группы по отраслям, и пишем отраслевые программы. К 1 января 2019 года мы должны сделать так, чтобы республика жила по отраслевым программам. Это позволит нам решить амбициозные задачи.

Уже большинство программ написано. Работа активно ведётся. Я сам лично руковожу Агентством развития. Еженедельно собираемся, отчитываются, и эту работу будем вести также дальше.

В этих программах мы обозначили те задачи, которые Вы поставили. Предыдущие Ваши майские указы полностью в республике исполнены благодаря собственным доходам, помощи федерального центра. А сейчас уже ведётся работа, как я уже сказал, всё учтено в нашей стратегии и в государственных программах республики, куда будет объединяться федеральная помощь и средства республиканского бюджета для того, чтобы решать эти вопросы.

В.Путин: Вячеслав Зелимханович, как у Вас в социальной сфере: в здравоохранении, в образовании, как там уровень заработной платы?

В.Битаров: Как Вы поставили задачу по майским указам. После Ставропольского края по Северо-Кавказскому региону мы вторые по уровню заработных плат. Эту работу и дальше будем вести.

В.Путин: Состояние школ к 1 сентября?

В.Битаров: Мы это также контролируем, ведём ремонтные работы. Как я уже сказал, Ваши поручения, которые были даны в прошлом году, и по Моздокскому району, по республике, выполняются.

Сейчас мы ведём ремонт четырёх больниц, это крупные больницы, районные больницы; завершаем строительство туберкулёзной больницы. Я в прошлом году докладывал Вам, что это было одной из проблем в республике – туберкулёз. Тогда дали поручение. 1 января заканчиваем строительство больницы, около двух миллиардов рублей мы полностью осваиваем и запускаем с 1 января туберкулёзную больницу, переселяем из старой больницы туда больных. Такая работа ведётся по всем остальным учреждениям здравоохранения.

И школы: мы в прошлом году построили, запустили одну школу в сельском районе, современную школу. В этом году 1 сентября мы открываем в другом сельском населённом пункте, районном центре другую школу: тоже современную школу построили. Открываем сейчас четыре детских сада – порядка тысячи детей пойдут в новые детские сады. Строятся ещё два детских сада, которые мы в следующем году будем запускать.

То есть более 50 объектов социальной сферы в прошлом году были построены и успешно сданы. Все деньги, которые были выделены по федеральным целевым программам, были освоены полностью, сам лично контролировал качество выполняемых работ. В этом году тоже порядка 55 объектов, которые по федеральной целевой программе реализуются в республике, в том числе, как Вы сказали, объекты здравоохранения, объекты образования, – мы также к 1 января все деньги освоим, и качественные объекты будут сданы в эксплуатацию.

В.Путин: 10 лет со времени тяжёлых событий в Республике Южная Осетия. Как у вас взаимоотношения с соседями складываются?

В.Битаров: Мы – один народ, культура одна, язык. Правительства двух республик помогают друг другу, и все вопросы выстраиваются так, чтобы работа строилась во взаимопонимании и взаимопомощи.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 августа 2018 > № 2699217 Вячеслав Битаров


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Санкции внутри НАТО. Извинится ли Эрдоган перед Трампом

Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Но в целом вопросы военной безопасности на Ближнем Востоке по-прежнему надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва

Хотя в США уже не раз высказывались опасения, что слишком активное применение санкций может подорвать их эффективность, пока не похоже, чтобы в Вашингтоне были готовы cнизить масштабы их использования в своей внешней политике. Наоборот, список попавших под санкции стран продолжает расти, и к его привычным фигурантам, типа России, Ирана, Китая, добавилcя один из главных союзников США по НАТО – Турция. В начале августа американский Минфин ввел персональные санкции против турецкого министра юстиции Абдулхамита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обещая в будущем добавить к персональным санкциям экономические.

Несколько лет назад санкционное противостояние России и Турции из-за сбитого над Сирией российского бомбардировщика закончилось тем, что Эрдоган все-таки произнес «kusura bakmayın», что можно перевести как «извините», но без потери лица. Теперь турецкому лидеру предстоит дуэль с другим видным харизматиком – американским президентом Дональдом Трампом.

Многосторонний обмен заложниками

Санкции против двух турецких министров введены в рамках «глобального акта Магнитского». Он позволяет администрации США вводить санкции против государств и чиновников, заподозренных в нарушении прав человека. В последние годы нарастающий авторитаризм Эрдогана предоставляет массу возможностей покритиковать Анкару в этой области, но сейчас в центре скандала оказались не тысячи турок, арестованных за «подготовку военного переворота», а лишь один пастор-евангелист, американец Эндрю Брансон.

Впрочем, обвинения против него выдвинуты все те же – некие связи с исламистским движением Фетхуллаха Гюлена (напомним, он скрывается от турецких властей в США), а также шпионаж под видом миссионерской деятельности. В современной Турции это примерно как в средневековой Европе обвинить человека в том, что он продал душу дьяволу.

Власти США отрицают обвинения следствия против пастора. Процесс над ним, продолжающийся со дня ареста в октябре 2016 года, Трамп 18 июля назвал «полным позором». Разумеется, в твиттере, где американский лидер чаще всего выражает свои мысли. По словам американского президента, «замечательный христианский муж и отец» Брансон удерживается властями Турции в качестве «заложника». Такая формулировка намекала на возможность торга.

Неделей позднее – 26 июля – о пасторе заговорил и вице-президент США Майк Пенс. Во время конференции по вопросам свободы вероисповедания в мире Пенс впервые объявил планы руководства США ввести ограниченные санкции против Анкары.

После этого турецкие СМИ с энтузиазмом взялись разбираться в причинах столь пристального внимания Трампа к миссионеру. Многие указывали на приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс США – они пройдут в ноябре. Эту кампанию можно расценивать как референдум о доверии политике действующего президента. Неудивительно, что Белый дом в попытках подстегнуть правый трамповский электорат сознательно идет на обострение конфликта с мусульманской Турцией, от которой он защищает христианского пастора-евангелиста родом из консервативной Северной Каролины.

Однако вряд ли дело здесь только в вере Эндрю Брансона. Введение санкций против Турции оказалось довольно неожиданным, потому что раньше Анкаре и Вашингтону всегда удавалось сдерживать свои разногласия в рамках дипломатических приличий, несмотря на многолетние трения по ряду вопросов, будь то давление Эрдогана на курдов или использование режима чрезвычайного положения для укрепления личной власти. Сейчас же США впервые после кипрского кризиса 1975 года применили санкционные меры против Турции, одного из важнейших союзников по НАТО.

Судьба пастора Брансона, судя по всему, решалась между Эрдоганом и Трампом в рамках более крупной политической сделки, удачный исход которой мог бы значительно улучшить отношения. Но многомесячные контакты между главами государства и дипломатами в определенный момент дали сбой.

Причины следует искать в прошлом, когда Белым домом еще руководил Барак Обама. Все началось с введенных администрацией Обамы санкций против банковского сектора Ирана из-за атомной программы исламской республики. Власти США заявили, что меры эти – экстерриториальные, то есть любое государство, помогающее иранскому режиму обойти ограничения, ждало наказание от Минфина США.

Турция, крупнейший импортер иранской нефти, официально приняла заявления американской стороны к сведению. Однако, как показали материалы, всплывшие в ходе антикоррупционных расследований против Эрдогана в декабре 2013 года и предоставленные американским властям сторонниками Гюлена, в 2012 году турецкое руководство разрешило государственному Halkbank участвовать в схеме по обходу санкций. Хитрый план предполагал обмен золота на нефть через посредников в ОАЭ. Главное нарушение заключалось в том, что сотрудники американских банков, включенных в цепочку, не были осведомлены о том, что средства направляются Тегерану.

В марте 2017 года власти США арестовали заместителя председателя Halkbank Хакана Атиллу – в мае этого года он получил срок 32 месяца. Такой механизм применения санкций и сам процесс вызвали возмущение турецких властей. Обвинительный вердикт суда вкупе с доказательством прямого участия членов турецкого правительства в схеме по обходу санкций не сулил Анкаре ничего хорошего. Из-за него Турции могут назначить штраф $49 млрд, что станет контрольным выстрелом для турецкой экономики, которая в последний год и так переживает далеко не лучшие времена. Не заплати Турция долг, все банки лишаться возможности финансировать долларовые операции по экспорту и импорту. Неудивительно, что Анкара сейчас активно продвигает идею перехода на национальную валюту во взаиморасчетах с Россией, Китаем и Ираном.

В таких условиях проходили интенсивные переговоры властей Турции и США. Вероятно, поэтому сначала Турция была достаточно сговорчива. Еще в сентябре 2017 года Эрдоган заявлял о возможности обменять пастора Брансона, но по хорошему «обменному курсу» – на самого «великого и ужасного» Фетхуллаха Гюлена.

Из-за растущих проблем в экономике в начале 2018 года руководство Турции снизило ставки и заговорило об обмене пастора на Хакана Атиллу и смягчение пока еще не определенного американским судом штрафа против банковской системы Турции. Последний пункт требований Анкары вызвал особое негодование у Белого дома, потому что его исполнение означало бы прямое нарушение принципа разделения властей.

Тогда Эрдоган предпринял новый маневр. На июльском саммите НАТО в Брюсселе турецкий лидер в приватной беседе с Трампом заговорил о другом «заложнике» – гражданке Турции Эбру Озкан, арестованной в Израиле по подозрению в поддержке движения ХАМАС. Очевидно, что Эрдоган посчитал личным долгом вызволить религиозную турецкую девушку из «сионистского плена».

По сообщениям СМИ, Трамп в качестве жеста доброй воли решил связаться с Тель-Авивом и поспособствовать освобождению Озкан. Уже 14 июля она была освобождена и смогла вернуться в Турцию. Вроде бы все оказались в выигрыше: Израиль лишний раз показал Вашингтону, что умеет быть благодарным за статус Иерусалима, а Эрдоган укрепил реноме защитника всех мусульман мира – от Сирии до Мьянмы. Но вопреки ожиданиям Белого дома 25 июля турецкий суд постановил перевести пастора под домашний арест, что и запустило череду событий, которые привели к взаимным санкциям.

Эскалация или примирение?

Санкционный кризис выявил несколько важных тенденций во внешней политике США и Турции. Хорошая новость тут в том, что американцы, судя по всему, по-прежнему склонны воспринимать Турцию как лояльного союзника, с которым можно договориться. Договоренности, однако, все чаще имеют транзакционный характер. Каждое требование США должно сопровождаться встречными уступками в вопросах, интересующих Анкару.

Плохая новость: под давлением внутриполитических процессов в США и личных качеств лидеров диалог между Анкарой и Вашингтоном приобретает неформальный характер. А значит, сотрудничество не подлежит оперативному вмешательству в критический момент: профессиональные дипломаты зачастую не знают о содержании договоренностей двух харизматиков и популистов.

История с судом над пастором показывает: США не воспринимают всерьез опасения турецких властей об угрозе Турции со стороны террористических и антигосударственных организаций. Иначе бы американские власти не стали игнорировать заявления Анкары о возможной причастности миссионера к нелегальным структурам. «А значит, они заодно с нашими врагами», – в ответ крепнет убежденность в Турции.

Закончим еще одной хорошей новостью, впрочем, только для Анкары и Москвы. Как показывает вполне сдержанная реакция турецких властей на санкции, Турция все увереннее чувствует себя в переговорах с США. В этом есть заслуга России, а еще Ирана, из-за которого и началась вся эпопея.

Намек из Тегерана, что они не бросят Турцию в беде, пришел оттуда же, откуда и угрозы Трампа – из твиттера. «Незаконные санкции США в отношении двух турецких министров, введенные страной-союзницей, не только демонстрируют политику давления и вымогательства вместо государственного управления со стороны американской администрации, но и то, что их пристрастие к санкциям не знает границ», – написал в твиттере иранский министр иностранных дел Джавад Зариф.

Причины усиления Турции на международной арене не сводятся к консолидации власти в руках Эрдогана после июньских выборов. «У Турции есть альтернативы», – сказал Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции в ответ на угрозы Конгресса запретить поставки самолетов F-35, если Анкара все-таки вооружится российскими РЗК С-400. Очевидно, что риторика Кремля о важной роли Анкары в Сирии, где турки находятся по разные стороны баррикад с американцами, укрепляет переговорные позиции Анкары в противостоянии с Вашингтоном.

Стоит ли ожидать эскалации конфликта или, наоборот, красивого примирительного письма и рукопожатия? Возможно, разрядка произойдет не очень скоро, но в целом ситуация не выглядит безнадежной. Характер заявлений, которыми власти США и Турции обмениваются последнее время, указывает на желание снизить напряженность. Президенты намерены продолжить диалог о дальнейшей судьбе американского пастора и других граждан, арестованных в Турции с 2016 года в рамках охоты на путчистов.

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Для Трампа – укрепить образ непримиримого защитника интересов американского народа. Для Эрдогана – в очередной раз показать туркам, что только во главе с ним Турция способна выдержать дипломатическое давление.

Как и в предыдущие десятилетия, вопросы военной безопасности в регионе надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва. Анкара пока не готова лишиться военной поддержки НАТО, а Вашингтон еще не нашел полноценную альтернативу для своих баз на Ближнем Востоке.

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 августа 2018 > № 2698844 Михаил Полторанин

Михаил Полторанин: «Сегодняшняя журналистика делает из людей быдло»

«Чиновников нельзя отпускать на беспривязное содержание. Это можно сравнить с тем, когда лошадей отпускают пастись без пут. Как те вытаптывают все поле, так и бесконтрольное чиновничество уничтожает всю идеологию, историю и нравственность», - говорит наш знаменитый земляк, бывший министр печати и информации РФ Михаил Полторанин, инициировавший в свое время демонополизацию СМИ, упразднение цензуры и оказание помощи независимой прессе.

Пинок судьбы

- Я родился на окраине Риддера в таежном поселке Белый Луг, - рассказывает Михаил Никифорович. - Оттуда в те годы мало кто выбивался в люди, но мне судьба дала пенделя - и я взлетел! Когда оглянулся, то и сам изумился: «Елки-палки, это где я очутился?!». Сначала меня «Рудный Алтай» воспитывал. Попал я туда при редакторе Штабнове. Когда-то он работал собкором «Правды» в Красноярском крае, но однажды подрался в поезде с каким-то генералом, и его направили в Восточно-Казахстанскую областную газету. Ох, и лютый был человек! Сам никогда не робел перед начальством и нас приучал не стоять перед ним на коленях. В «Казправде» попал к такому же редактору – «могучему Михайлову», Федору Прокофьевичу.

Потом, когда спустя годы я пришел в российское правительство, у меня была цель - создать независимые СМИ и в их лице четвертую власть. Я ее создал, а потом обратился к президенту Ельцину с предложением расформировать министерство информации и печати – страна больше не нуждалась в нем. Дальше в моей жизни была телекомпания «ТВ-3». Но московские журналисты оказались дерьмовым народом: когда после моего ухода они ее распотрошили, мне хотелось вернуться только ради того, чтобы набить им морды. В Казахстане ребята были почище. А здесь, в Москве, только одна цель: сделать карьеру и хорошо нажраться. Помню, после какой-то встречи в правительстве повел жену на банкет. Она ошалела: «Куда ты меня привел?!». Молодые министры со своими бабенками и журналисты набрасывались на эти столы! В карманы рассовывают, в сумки кладут! Но эти люди с животными инстинктами обыграли всех нас. Сейчас они – хозяева жизни, а такие, как я, выходит, помогли им проср..ть и Советский Союз, и Россию, да что там – свое будущее. За него теперь надо бороться заново, но делать это уже некому. Надо ждать, пока вырастает новое поколение.

- Каким же образом вы помогли этим людям развалить страну?

- Когда я был министром печати и информации России, депутатом Верховного Совета СССР, а потом российской Думы, то инициировал закон «О государственной поддержке независимых СМИ». С помощью созданного в 1990-х национального фонда развития СМИ мы собирались создать банки, которые давали бы беспроцентные ссуды на приобретение полиграфического оборудования, бумагоделательных заводов и фабрик. Забрав у министерства обороны телевизионные частоты (это ведомство держало их в кармане так, на всякий случай), отдали их бесплатно крупным областным и краевым центрам, чтобы те могли организовать общественные телекомпании, которые бы способствовали появлению демократического общества.

Тогда Россия нуждалась в новой Конституции. Верховный Совет под председательством Руслана Хасбулатова три года молотил языком, а Основной закон, где все было бы разложено по полочкам, так и не разработал. Должность президента наши законодатели впихнули в старую Конституцию, а исполнительная власть целиком и полностью осталась за Верховным советом. Борис Ельцин, оказавшись как бы между небом и землей, очень злился. Если он пытался что-то делать, то хасбулатовская команда, опираясь на конституционный суд, все его решения отменяла. После конфликта между ними была создана конституционная комиссия, в состав которой вошел и я. В новом Основном законе прописали разделение всех ветвей власти. Первая - парламент, вторая – исполнительная (президент и правительство), третья – судебная, четвертая – журналистика.

Под последней подразумевалась свободная пресса, которая бы контролировала органы власти - и исполнительные, и представительные. Но вскоре те преференции, которые мы смогли дать российской прессе, оказались ей не нужны. Допустим, деньги такой газете, как «Известия», отпускались десятками миллионов, а ее руководство искало покупателя для здания редакции. Я пытался остановить главного редактора: «Что вы творите? Вы же убиваете демократию». Но Игорь Голембиовский, поведясь на запах денег, отмахивался: «Да ладно!». «Труд» и «Правда» тоже пошли по этому пути.

Когда я ушел из министров, Кремль тут же создал «Медиасоюз» - альтернативный Союз журналистов во главе с телевизионщиком Сашей Любимовым. А тот заявил в Думе, что журналистам преференции не нужны: «Нам дают здания, землю под строительство объектов, льготы по налогам, но мы просим все это отменить. Чем мы лучше рабочего класса?».

Сегодня телевидение, что первый канал, что второй, – вообще отстой. Оно работает не на развитие и воспитание общества, а против него. Журналистика вместе с правительством и президентом делает из людей быдло, которое вкалывает за копейки и не вякает до поры до времени, но потом может восстать. В своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте» я писал, что, к сожалению, Россия – это такая страна, которая прыгает от революции до революции. Народ доходит до точки и все разрушает. Потом кого сажают, кого расстреливают, а оставшиеся берутся строить новое общество. Скоро опять, видимо, будет что-то подобное. И не только в России.

Хозяин тайги

- Вас «ушли» из активной журналистики или как?

- Я сам ушел! Меня много раз в 2011-2012 годах приглашали возглавить первый и второй каналы, но я предпочел уйти «в эмиграцию». О чем там говорить-то, если прямого эфира фактически нет, из твоей речи выдергивают несколько слов и представляют так, как угодно хозяевам этих каналов? Зачем мне такие «красивые условия»?

Я всю жизнь бился за то, чтобы не отпускать чиновников на беспривязное содержание: они ведь вытопчут все. Но теперь все поставлено с ног на голову. Когда Путин поставил министром образования и науки своего питерского приятеля Андрея Фурсенко, тот прямо заявил, что советская система воспитывала в человеке личность, а они, мол, проведут реформу, которая будет формировать потребителя, у которого есть только рот и желудок. И они это делают: живущее впроголодь большинство смотрит в рот начальству. Но такая система долго не продержится. Как только будут сожраны заделы, оставленные советской властью, ее апологетов ждет Гаагский трибунал. Но пока они хапают деньги, у них и уши заткнуты, и глаза закрыты. Естественно, профессиональная журналистика таким людям не нужна. Сейчас она ушла в интернет, но скоро ее и оттуда выгонят, и тогда, как в Китае времен Мао Цзэдуна, придется писать на стенах.

- Как все-таки вы, выходец из глухой деревни и человек со строптивым характером, смогли сделать столь блистательную карьеру?

- Вы не принижайте мою родину. Белый Луг - самый лучший таежный поселок в мире. Там река Кедровка впадает в Ульбу, а горы вокруг покрываются весной белым цветом – цветет черемуха. Ни мух, ни комаров, зато много ягод, шишек, рыбы! Вот такая она, моя деревня. Я там был хозяином жизни – от меня медведи бегали.

А что касается карьеры, то при современном руководстве, конечно, это было бы трудно. Сейчас все такое местечковое и мелкое, а в Советском Союзе социальные лифты не простаивали. Кадровая политика была принципиальной - в высшее руководство страны выдвигать лучших из союзных республик. Сколько людей с периферии ушли в Москву! Не было того, что есть сейчас и в Казахстане, и в России: если безродный, то могут задавить, заставить замолчать и даже убить, и никто за это не ответит. К власти мы все приходили разными путями и с разными целями. Ельцин, например, как и Путин, – насладиться ею. А такие, как я, - чтобы делать свое дело.

Думаете, мы тогда не боялись? Боялись. Отправляя материал в газету, я знал, что будет взрыв, а меня ждет одно из двух - или грудь в крестах, или голова в кустах. Но кто не рискует, тот не пьет шампанского. Когда меня пригласили в собкоры «Правды» по Центральному и Восточному Казахстану, местные партийные начальники молили бога, чтобы я проехал мимо них. В их глазах читалось: этот хмырь только строит из себя безродного, а на самом деле у него «лапа» есть наверху. Однажды я приехал в Павлодар. За чаем первый секретарь обкома партии спрашивает: «А правда, Михаил Никифорович, что вы племянник Зимянина?» (Михаил Васильевич Зимянин до того, как стать секретарем ЦК КПСС и кандидатом в члены политбюро, был главным редактором «Правды»). Я не подтвердил, но и не опроверг: «Борис Васильевич, какая разница, чей я племянник? Главное, чтобы работа шла».

На самом деле в нашей семье никто, кроме меня, не имел за плечами даже 10 классов. Отец погиб на фронте, а у мамы нас четверо. Закончил 7 классов, а средняя школа находилась в 8 километрах от нас. И я, единственный из нашего поселка, ходил туда. Шагая однажды по железнодорожным путям, до того устал, что решил немного отдохнуть. Спустился под мост, перекинутый через ключ, и уснул на его берегу. Замерз бы, если бы не снегоочиститель. Он так скреб по рельсам, что я вскочил как ошпаренный. Водитель, увидев меня, дрожащего и всего в снегу, посадил в кабину и отвез в милицию. А там, узнав мою историю, отправили в Усть-Каменогорск в интернат для детей железнодорожников.

После школы поехал на Братскую ГЭС по комсомольской путевке. Там до сих пор стоит обелиск в честь 40-летия комсомола, и на нем высечено, что его возвела бригада бетонщиков Михаила Полторанина. Оттуда ушел в армию, а затем поступил в университет – в КазГУ. Я в детстве видел столько несправедливостей, что уже тогда решил стать судьей или журналистом, чтобы защищать простых людей.

В «Рудном Алтае», куда пришел на практику после второго курса, меня заметили сразу - писал много. Однажды главный редактор (тот самый Штабнов) вызвал меня и, протягивая ключ от квартиры, почти приказал: «Переводись на заочное. Мы тебя забираем к себе». И я перевелся. Потом, когда на базе «Риддерского рабочего» стала возрождаться газета «Лениногорская правда», ее главный редактор Петр Иванович Тумашов попросил обком партии назначить меня своим замом.

В Лениногорске сходил пару раз на пленумы горкома партии, а там, как всегда, треп. Допустим, все знали проблему местной обогатительной фабрики: половина золотой руды уходила в золоотвалы. Люди собирали драгоценный металл и сдавали его государству, а их за это предлагали сажать в тюрьму. Это сейчас все прислуживают бесконтрольной мафии, а в те годы с партийным руководством и чиновниками журналисты не церемонились. Я послушал-послушал и написал разгромный материал. Секретарь по идеологии на бюро горкома партии заявил, что «это диверсия». Но первый секретарь со мной согласился. До сих пор помню его фамилию – Адиашвили. Он вообще был очень демократичным человеком. На работу ходил пешком, постукивая баскетбольным мячом по асфальту, и ему в голову не приходило упрекнуть кого-то за «другое мнение». Когда я, побывав в Алма-Ате на выставке американского полиграфического оборудования, привез оттуда портрет президента Джона Кеннеди и повесил его там, где обычно вешали портреты Ленина и Брежнева, первый секретарь только удивился: «Ну ты даешь!».

Из Лениногорска уехал в Алма-Ату, в «Казахстанскую правду». Когда там вышел материал «Чиилийский инцидент», его перепечатали многие центральные газеты и журналы, а меня позвали в «Правду». Речь в той публикации шла об егере Михаиле Жинкине. Этот человек составлял акты на самых больших начальников – партработников и КГБшников высокого ранга, которые били сайгаков налево и направо. И они, устроив провокацию, посадили его.

Дружба с Ельциным

- Когда вы попали в центральный аппарат «Правды», вам долго пришлось преодолевать провинциальные комплексы?

- Не было у меня никаких комплексов. Я ими вообще никогда не страдал. В Москву въехал на белом коне: меня взяли в самый важный отдел – партийной жизни. За мной закрепились прозвища «молотилка» и «дубинка» – после моих статей снимали первых секретарей обкомов и крайкомов.

И перед кем мне в Москве робеть-то было? Перед этими замухрышками-москвичами, которые пробились через родителей? Я в отличие от них, выскочивших ниоткуда, всю страну исползал на брюхе. Если уж на то пошло, Москва мне вообще не нравится. Во-первых, природа здесь такая – одна гниль да болота. Во-вторых, люди здесь мне не по душе. Я и в книге своей написал, что русский народ состоит из двух наций. Есть русские до Урала и после Урала. После Урала - потомки тех, кто когда-то или сам ушел от грязи и серости российской в поисках приключений, или же был отправлен в ссылку за вольнодумство. Те, кто живет до Урала, то есть здесь, в Москве или поближе к ней, - трусоватые люди, живущие по принципу «как бы чего не вышло». Поэтому меня и тянет туда, где я родился и провел юность. Но после всех операций, которые я перенес, мой организм привязан к московской медицине. Да и вся моя семья тут живет. У меня два сына прекрасных, три внука и внучка Таечка. Что еще надо человеку для счастья?

- Какими перед вами предстали обитатели Кремля?

- Пока я жил в Казахстане, мне казалось, что мы тут, на местах, бьемся за правду, а они об этом не знают. А когда познакомился поближе, то понял: отсюда же все и идет! И стал уже бороться с ними, добиваясь свободы слова. Может, этого и не стоило делать, потому что люди (я имею в виду журналистов), за чьи права я бился, сами предали и правду, и свободу, и нас.

Пока я в «Правде» отстаивал свои разгромные материалы, другие собкоры, оказывается, зарабатывали на этом деньги. «Я прихожу и говорю: на вас поступила жалоба, - признавался один из коллег. - После вопроса: «Сколько?» передумывал писать материал».

- Вы были одно время правой рукой Ельцина, который в памяти многих остался грубоватым и непредсказуемым человеком

- Ельцин был разный. Он сам позвонил мне с предложением стать главным редактором «Московской правды». «Когда назвали вашу фамилию, я спросил: а кто это такой – Полторанин?», - признался он при встрече. Я в долгу не остался: «Ну вы даете, Борис Николаевич! То, что Пушкина не читали, – это еще можно простить, но чтобы Полторанина?!». Ельцин захохотал - с чувством юмора у него все было в порядке. Мне нравилось, как он, став первым секретарем Московского горкома партии, гонял чиновников. Но Борис Николаевич быстро сдулся: получив президентскую власть, он, по сути, лишь номинально управлял Россией. Мировое правительство, контролируемое США, создало команду во главе с Егором Гайдаром, выпестованную в Международном институте прикладного системного анализа (ИИАСА), который разместился под Веной. Мы, бывало, приходили утром в правительство, и нам раздавали еще горячие листы, переведенные накануне ночью с английского. Решения нужно было принимать, ориентируясь на них. Тогда мы с Ельциным и разошлись.

Вот у него как раз таки и был провинциальный комплекс. Свердловск, откуда он попал в Москву, был напичкан предприятиями военно-промышленного комплекса, и он в общем-то никакого влияния на них не имел. В Москве тоже не на все ВПК допускали первых секретарей горкома и обкома партии, а Ельцину хотелось показать себя. Горбачев ведь велел ему расчистить местные авгиевы конюшни (уж слишком много дерьма там набралось), пообещав потом сделать членом Политбюро. И он стал чистить, но обещанного ему не дали, потому что второму секретарю ЦК КППС Егору Лигачеву он активно не нравился, хотя сам Лигачев и притащил его по просьбе генсека Андропова. И Борис Николаевич не выдержал: стал обижаться, дергаться, писать письма, все ломать. Пошел, в общем, против партийной номенклатуры, а Лигачев этого не стерпел…

Растерявшись под натиском старой гвардии, устраивавшей ему публичные порки, Ельцин стал искать союзников, и ему позже подсунули вот эту бригаду – Гайдара, Чубайса, Шохина, Нечаева, еще кого-то. Но у того же Чубайса в его комитете по имуществу работали 30 или 35 американцев, секретных сотрудников ЦРУ. Джеффри Саксу, американскому ученому-экономисту, первому помощнику Ельцина, подчинялся сам Гайдар. Они и писали президенту России рекомендации, какие предприятия военно-промышленного комплекса следует уничтожить в первую очередь.

Тех, кто выступал против, Ельцин выбросил. Со мной он так поступить не мог, я ведь его, что называется, создавал. Но потом мы все равно разошлись.

…То, что происходило в 1990-х, можно расценить как спецоперацию против России. Впрочем, она продолжается и сейчас. Перед Путиным стоит задача - не дать объединиться трем славянским государствам: России, Украине и Беларуси. Иначе с какого бодуна он полез против Украины и почему троллит Белоруссию, которая, не имея ни газа, ни нефти, обошла сейчас по зарплате Россию? Ведь объединившись, они создадут кулак, который будет притягивать другие республики. Казахстан - однозначно: я хорошо знаю Назарбаева.

Перед действующим режимом стоит задача - оставить в России 35 млн. человек, а там, где Россия, там и Казахстан будет затронут. Хотя у вас уже сейчас все отдано иностранцам. Россия сейчас очень много людей теряет: одни уезжают, другие вымирают. От 146-миллионного населения осталось, может быть, около 90 млн. В Центральной России пустуют целые деревни.

- И еще один вопрос «на десерт»: вы были в 1990-х председателем Государственной комиссии по рассекречиванию архивов. Благодаря вам мир увидел, например, документы о голодоморе начала 1930-х в Казахстане. Но были ли вещи, которые удивили даже вас?

- Меня удивила наглость тех ребят, которые делали советскую власть. Они ведь собирались драпать в случае чего, для чего создавали себе базу за рубежом. У Ленина там лежали миллионы швейцарских франков, у Дзержинского и Свердлова - тоже. Троцкий вообще сдал полстраны в концессию США. Он передал вывезенные из России миллиарды своему дяде – банкиру Животовскому...

Автор: Сара Садык

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 августа 2018 > № 2698844 Михаил Полторанин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698750 Константин Корищенко

Сила нерезидента: почему иностранцы избавляются от госдолга и чем это грозит рублю

Константин Корищенко

Зампред ЦБ в 2002-2008 гг., профессор, завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС

Продажи нерезидентами ОФЗ составили $6 млрд во II квартале: столь последовательный выход из российского госдолга наблюдается впервые с 2017 года. Чем такая распродажа обернется для курса рубля?

Оттоки и притоки капитала в российскую экономику — это то, за чем следят даже те люди, которые по роду своей деятельности далеки от финансовых рынков. И такой интерес понятен: в истории современной России движение капитала во многом определяло курс рубля, который, в свою очередь, остается одним из ключевых факторов, влияющих на нашу повседневную жизнь. Достаточно посмотреть на график притока и оттока капитала, чтобы убедиться в этом: в 2006–2007 годах наблюдался большой приток капитала и шло укрепление рубля, а в 2008–2009 и 2014–2015 годах, наоборот, последовал драматический отток капитала и произошло существенное падение курса рубля.

Если долгие годы мы говорили о влиянии растущих/падающих цен на нефть и притоках/оттоках иностранных инвестиций как главных «драйверах» курса рубля, то после кризиса 2014 года и введения санкций, казалось бы, курс должен определяться только перипетиями на нефтяном рынке. Однако это не так: есть еще один важный рынок — ОФЗ, на котором присутствие иностранного капитала весьма значительно, и как следствие, приход и уход этих денег существенно влияет на курс национальной валюты.

На графике можно видеть, что периоды стабильно растущей доли нерезидентов на рынке ОФЗ совпадают с периодами достаточно стабильного рубля (2012–2013, 2016–2017) и «уход нерезидентов» совпадает с ослаблением рубля (2014–2015 годы и II квартал 2018 года).

Что же происходит сейчас на рынке госдолга, насколько «опасен» отток средств иностранцев и куда это может привести курс рубля?

Как и во многих других случаях, возникшая ситуация является во многом «делом наших собственных рук».

Еще в конце 2011 года, когда был принят закон «О центральном депозитарии», вместе с ним был также принят так называемый закон-спутник, вступивший в силу с 1 июля 2012 года, который разрешил открытие счетов иностранным депозитариям в нашем центральном депозитарии, и во многом рост доли нерезидентов в 2012 году является «выводом» ценных бумаг, принадлежащих иностранцам, из российской учетной системы и переводом этих бумаг на хранение в Euroclear и Clearstream.

Следующий приход иностранных инвесторов на рынок российского госдолга совпадает с переходом к плавающему курсу рубля и переходом к политике инфляционного таргетирования (2015–2018). Привлекательность российских ОФЗ была связана с высокими процентными ставками, установленными Банком России, и начавшейся в 2016 году стабилизации российского рубля, отражающей начавшееся восстановление нефтяного рынка. Иностранцы смогли нарастить объемы своих вложений в ОФЗ до уровня примерно 2,5 трлн рублей в 2018 году по сравнению с 1 трлн рублей в 2016 году.

Вопрос начала оттока все же оставался лишь делом времени. Либо ставки в России упадут до «непривлекательного» уровня, либо ставки в США вырастут достаточно, либо санкции покажутся достаточно угрожающими — один из этих факторов либо их совокупность должны были вызвать «выход» иностранных инвесторов из ОФЗ и, как следствие, ослабление рубля.

В конце концов это случилось во втором квартале 2018 года. Спред ОФЗ к ставке ФРС сократился, первоначальный «фальстарт» санкций против ОФЗ (когда было сделано соответствующее заявление министра финансов США Стивена Мнучина) все же сменился ожиданиями, что санкции могут быть введены: Россия то ли вывела деньги из американских облигаций, то ли перевела бумаги в другое место — в любом случае carry trade на российские ОФЗ, пожалуй, подошел к завершению.

Возникает вопрос: насколько это опасно? Судя по небольшой реакции курса (5-7% за три месяца) и избыточной ликвидности в российской банковской системе, превышающий по объему все вложения иностранцев в ОФЗ (2 трлн рублей), никаких катаклизмов ни на рынке госдолга, ни на рынке рубля ожидать не следует.

А что касается оттока капитала, то он имеет технический характер и во многом формируется самими российскими экспортерами, которые получают значительную валютную выручку от выросших цен на нефть (профицит текущего счета в первой половине 2018 года превысил $53 млрд) и далеко не всю ее репатриируют домой.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698750 Константин Корищенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter