Всего новостей: 2604120, выбрано 4 за 0.038 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Киселев Дмитрий в отраслях: СМИ, ИТвсе
Киселев Дмитрий в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 22 декабря 2015 > № 1641437 Дмитрий Киселев

Дмитрий Киселев: «Признаю только пропаганду здравого смысла»

Андрей МОИСЕЕНКО

Чем завоевать любовь зрителей, где отдыхать, если тебя боятся в Европе, как джаз связан с политикой и чего ожидать от наступающего года, — об этом и многом другом «Культура» беседует с Дмитрием Киселевым, ведущим программы «Вести недели», генеральным директором международного информационного агентства «Россия сегодня».

культура: Пожалуй, не найдется в России человека, который относился бы к Вам равнодушно: либо считают классным профи, либо ругают. Как Вы считаете, кого больше?

Киселев: Вы спрашиваете об измеряемых величинах. Программа, над которой мне выпала честь работать, лидирует по рейтингам, по узнаваемости и симпатиям к ведущему уже четвертый год подряд. Я ссылаюсь на регулярные социологические исследования, которые проводит Фонд «Общественное мнение» Александра Ослона. Приятно, что в этом году точка зрения зрителей подтверждена и высшей наградой профессионального телевизионного сообщества — ТЭФИ. Есть и ругань, и обзывания. Социологически это тоже измеряемая величина, она называется антирейтинг. Он у меня по тем же данным ФОМ — один процент. В прошлом году было два, так что есть даже тенденция к уменьшению (смеется).

культура: Почему «Вести недели» стали лидером? Есть два мнения: программа реально нравится зрителю и второе — это главная информационная программа главного телеканала страны, и госчиновники с политиками, да и обычные граждане, смотрят ее, чтобы понять, куда ветер дует...

Киселев: Основу телеаудитории составляют не чиновники, а «главными» каналы никто не назначает. Все работают в конкурентном поле, и зрители делают свободный выбор, что им смотреть, — как по телевидению, так и в интернете. Да, «Вести недели» просто нравятся людям. Качество репортажей в нашей программе — самое высокое в мире. Ни один канал на свете не воспитал и не обладает такой когортой высококлассных журналистов, репортеров, обозревателей, как наш. Такое не делается за один день. Это результат целенаправленных усилий Олега Добродеева и его команды в течение не одного десятка лет. Еще большая и высокопрофессиональная команда за кадром — операторы, продюсеры, редакторы, режиссеры, инженеры. Все работают в общей творческой среде, где, кроме редакции «Вестей» на «России-1», есть круглосуточный новостной канал «Россия-24», информационная радиостанция «Вести-ФМ», мощный интернет-портал vesti.ru с выходом в соцсети и десятки ГТРК в каждом регионе страны. Без поддержки такой корпорации как единой семьи невозможно было бы вырастить столь высококлассных, звездных журналистов. Кстати, не стоит думать, что они все из Москвы. Это сборная России.

Зрители не могут не чувствовать благородную энергию наших репортеров, отличают правду от лжи, искренность от лукавства — они доверяют нам. Понимают, что на такой источник можно положиться. Отсюда и доверие к «Вестям недели» — как к некоему концентрату возможностей мощной телерадиокомпании.

культура: Ваши программы всегда авторские. Вы сознательно выбрали такой стиль?

Киселев: Да. Это означает, что ведущий высказывает свое персональное мнение, окрашенное личными эмоциями, используя те выразительные средства, которые считает нужным. Не боюсь вступить в эмоциональный контакт со зрителями, ведь для людей это важнее сложных рациональных построений. Когда возникает резонанс на уровне чувств, то появляется и доверие, интерес. Понятно, что не любая эмоция в кадре найдет отклик. Но надо, чтобы нашла. Каждый решает эту задачу по-своему — в зависимости от способности к эмпатии, образования, жизненного опыта и внутренней химии... Впрочем, мы, кажется, вторгаемся в сферу подсознательного. И это уже отдельная достойная тема.

культура: Ваши программы принято считать «пропагандистскими», хотя Вы не всегда работали в такой манере...

Киселев: Нет единого мнения, что такое «пропаганда», — определений много. Любое объяснение, попытку растолковать что-либо, можно интерпретировать как пропаганду, стремление навязать свою точку зрения. Люди же в нашем быстро меняющемся мире нуждаются в объяснениях. С Запада говорят, что зритель сам разберется, и в то же время подбрасывают ему массу ложной информации для принятия самостоятельных вроде бы решений. Свежая «фишка», будто Россия применяет в Сирии кассетные бомбы. Людей обкладывают всевозможными подделками, вбросами, подготовленными очень профессионально. Ну как тут разобраться? Пропаганда, уж если так называть, нашей программы — пропаганда здравого смысла. Да даже и это определение не исчерпывающе. Наша миссия больше и богаче.

Журналисты готовы рисковать своими жизнями ради того, чтобы показать зрителю истинную картину происходящего. Отдельно хочу вспомнить об Игоре Корнелюке и Антоне Волошине. Мы потеряли их в Донбассе. Как и коллеги, которым повезло выжить, они шли на смертельный риск ради зрителя. Или Андрей Стенин, фотокорреспондент нашего агентства «Россия сегодня», чью машину расстреляли в упор из крупнокалиберного пулемета с танка... В таких условиях способны работать только люди высочайшей человеческой пробы. Кстати, слова «пропаганда» я не слышал ни от одного журналиста, понюхавшего пороха. Зато его очень любят те, кто сидит в безопасности, в своей уютной квартирке, безответственно клацает по «клаве» и при этом считает себя непогрешимым. Мы же занимаемся профессиональной деятельностью. Как у МИА «Россия сегодня», так и у «Вестей недели» есть свои принципы, и они благородны.

культура: Тем не менее недоброжелатели называют Вас «рупором Кремля». Есть ли какие-либо действия президента, правительства, с которыми Вы категорически не согласны?

Киселев: Владимир Путин входит в число лучших правителей России за много веков. Это моя личная точка зрения. В вопросе заложена презумпция, что если я самостоятелен в своих оценках, то должен быть в чем-то категорически не согласен с Путиным. На мой взгляд, такой посыл ложен. А про «рупор Кремля» — бессодержательный штамп, не достойный траты времени.

Другое дело, если спросите меня, всем ли я доволен в стране и все ли готов защищать. Нет, не всем и не все. Например, я в кадр говорю, что ключ экономического роста у нас до сих пор не найден. И это меня печалит больше всего. Другая, но связанная с этим тема, — структурные реформы, которые идут пока медленно. Но может ли Путин или любой другой человек на его месте сейчас решить эти проблемы? Или даже не сейчас, а через пять или десять лет? Структурные реформы — это когда десятки миллионов человек меняют профессию и по большей части одновременно место жительства... Многие ли у нас в стране готовы начать структурные реформы с себя? Получить новое образование и квалификацию, переехать за работой в другой регион, взять на себя личную ответственность за судьбу своей семьи... И многие ли готовы, чтобы государство предложило им это? На каких условиях? А ведь экономические чудеса так и происходили — будь-то в США или Китае. Иногда я думаю, что Путину стоит такой план наметить и реализовать. А иногда восхищаюсь его способностью учитывать посттравматический синдром, связанный с распадом СССР, и готовность дать людям на реабилитацию еще время. Уместна ли здесь вообще категоричность? Любая крайность всегда уязвима.

культура: Как строятся отношения власти и журналистов Вашего уровня? На совещаниях в Кремле до Вас просто доводят официальную точку зрения? Или бывает, что и советуются?

Киселев: В совещаниях, о которых спрашиваете, не участвую. Но это не значит, что я не общаюсь с кремлевской администрацией. Общаюсь. Взаимодействие это всегда доброжелательное и, если угодно, творческое. Для каждой из сторон оно полезно как фактор принятия решений. А приказной тон воспринимаю плохо, он эмоционально меня разрушает.

культура: После нашумевшего выступления Владимира Путина в ООН кто-то на Западе пошутил, что речь ему написал Киселев. Если бы Вас попросили это сделать, тезисы были бы такими же?

Киселев: Почти. У него все же круче получается.

культура: Журналист, на высоком уровне занимающийся политикой, со временем сам становится хорошим экспертом. Наверняка дадите фору многим политологам. Ваш прогноз: как будет выглядеть Европа через 10 лет, через 20?

Киселев: Сейчас все меняется слишком быстро и не по предсказаниям. Может появиться «черный лебедь», как это у Нассима Талеба (экономист, изучающий влияние случайных событий на экономику. — «Культура») — невероятное и непредсказанное событие, но все же случившееся, которое вдруг меняет жизнь десятков и сотен миллионов людей — и мир движется в нежданном направлении. 11 сентября — «черный лебедь». Турецкая ракетная атака на наш бомбардировщик над Сирией — тоже... Может и не быть Европы в форме нынешнего Евросоюза. Гарантий сегодня вообще никто ни в чем не дает. Управляемый хаос, которым до недавнего времени развлекались американцы, превращается в хаос неуправляемый. Ресурса противодействовать ему у Европы все меньше.

культура: Вы работали на Украине и хорошо знаете эту страну. Что случилось с украинцами, отчего такая русофобия? Что будет с ДНР и ЛНР?

Киселев: Переписали учебники истории и получили такой результат. Что будет с ДНР и ЛНР? Будет трудно. Мой младший сын Костя повесил у себя в комнате плакат с цитатой Майка Тайсона: «Если я сдамся, лучше не станет». Применимо к Луганску и Донецку.

культура: Как журналист можете оценить роль своих украинских коллег в событиях последних лет в этой стране?

Киселев: Они разрушили все институты управления, экономику, культуру, прессу, демографию и прочее. Трудно сказать, что там еще нормально работает. От одного из крупнейших государств Европы, большего по размерам, чем Франция или Германия, осталось пепелище. Людей вернули к пещерному образу жизни, особенно в деревнях, где вынудили жить натуральным хозяйством при средневековых бытовых условиях. Идет война всех против всех. Очевидная деградация — и результат особенностей местной журналистики, которая всегда там была неотделима от пиара. Я работал в Киеве с 2000 по 2006 год — уже тогда в стране не было ни одной серьезной газеты, сплошь желтизна. Свобода слова воспринималась как свобода оскорблений и свобода от обязательств изучать предмет. Украинские журналисты всегда требовали себе удивительных привилегий вплоть до ношения оружия. После гибели Георгия Гонгадзе разгорелись серьезные дебаты — не раздать ли журналистам пистолеты. Я выступил против этого абсурда — слава Богу, одумались. Там журналисты всегда ставили себя в центр жизни и при этом тут же продавались как Западу, так и олигархам. А те, в свою очередь, как пиццу по кускам, делили парламент на фракции. Элита рвала страну и не хотела формулировать общенациональные интересы. Вот вам пример того, что может сделать телевидение в отдельно взятой стране, когда работает без понимания системы ценностей, ориентиров и представления важности государственных и общественных институтов, культурной традиции.

культура: А наша элита — другая? Или дай волю — была бы такой же?

Киселев: У нас — другая.

культура: Тогда что Вы думаете об аресте губернаторов Сахалина, Коми? Как оцениваете в целом губернаторский корпус?

Киселев: Трудно предвосхищать решения судов. Пока подозрения выглядят серьезными. Если в суде они рассыплются, то версия о внутривидовых разборках подтвердится. Если же говорить о действующих губернаторах, то нескольких я знаю лично. И на меня они производят очень положительное впечатление. Огромная нагрузка на них. Не очень представляю, как с такой работой вообще можно справляться.

культура: Перейдем к другой теме. Вы часто сетуете, что к журналистам МИА «Россия сегодня» на Западе применяют двойные стандарты, не дают нормально работать...

Киселев (перебивает): Да примеры у всех перед глазами! Только что из Польши депортировали нашего корреспондента Леонида Свиридова. Мало того, что заставили уехать, так еще и вида на жительство лишили. Представляете? Парень осел в этой стране больше 10 лет назад. Все было нормально, но как начал работать на «Россию сегодня» — выгнали. У нас постоянно арестовывают средства, офисы. Вот в Лондоне в представительство «России сегодня» прислали бумагу о закрытии нашего счета в банке из-за того, что руководитель агентства, то есть персонально я, внесен в санкционный список. Ну, пусть лично я и внесен, а компания в чем виновата? Грустно. Европа и США уже давно нетерпимы к альтернативной точке зрения. И это свобода слова? А между тем в каждой стране у нас штат журналистов из местных граждан. В том же Лондоне — англичане. Они работают у нас потому, что чувствуют большую возможность для самовыражения, чем в национальных СМИ.

культура: Вы подали иск в Европейский суд общей юрисдикции к Совету ЕС, требуя исключения из санкционного списка. В интернете тут же появились шутники: мол, Киселев по европейским бутикам соскучился. Зачем Вам суд? Неужели есть шанс выиграть?

Киселев: Мне седьмой десяток пошел, бутики меня и раньше не интересовали, а сейчас тем более. В Европу не тянет. Я долгое время работал в Скандинавии, странах Бенилюкса. А потом, когда вел программу «Окно в Европу», на машине за рулем объездил чуть ли не каждый квадратный сантиметр Старого Света. За год наматывал по 100 000 километров. Суть в том, что Европа как цивилизация не может позволить себе создавать прецедент санкций против журналиста, поскольку это санкции против свободы слова. Начиная судебный процесс, я защищаю профессию как таковую, дело моих коллег как на Западе, так и на Востоке континента. Европа не может и не должна отказываться от свободы слова. Раньше эту свободу защищали с Запада. Теперь приходится — с Востока. Времена меняются, но защищать надо. Тот факт, что дело к рассмотрению приняли, уже большой успех. Но подробнее комментировать не буду, поскольку это могут расценить как давление на суд.

культура: В Европу Вы пока «невъездной». Где теперь отдыхаете?

Киселев: Мы с семьей в прошлом году зимой катались на лыжах в Иране — на курорте Дизин. Там прекрасные склоны, хороший снег — все условия отличные. Оттуда заехали посмотреть древний Исфахан. А в Тегеране я совместил приятное с полезным — и по городу погулял, и подписал с иранскими коллегами Меморандум о сотрудничестве с государственным информационным агентством ИРНА. На майские праздники летали в ЮАР. Летом были в Крыму и путешествовали по Архангельской области — от Холмогор до Соловков. В этом году на зимние каникулы собираемся семьей в Суздаль, Владимир, Муром, Петушки — музеи, катание на тройках, подледный лов и прочие забавы русской зимушки-зимы. А на майские праздники планируем отправиться в Арктику, на Землю Франца-Иосифа, будем ловить треску под солнцем полярного дня. Прошлым летом летали с семьей во Владивосток. Почти неделю там, оттуда — в Японию по приглашению коллег с NHK. Ну а чаще всего — в Коктебель, где я еще в свой «украинский период», десять лет назад, построил дом. Когда я у детей спрашиваю, какая страна в мире им больше всего нравится, они хором отвечают: «Коктебель!»

культура: Вы отец-основатель международного фестиваля Koktebel Jazz Party. В августе этого года он проводился уже в 13-й раз. Трудно организовывать мероприятие в условиях, когда многие страны не рекомендуют своим гражданам приезжать в Крым? Да и вообще зачем это Вам?

Киселев: В 2003-м организовал первый фестиваль буквально «на коленке» — с друзьями решили повеселиться. Потом местные жители просили: еще, еще. Так он стал ежегодным. Тяжело пришлось в прошлом году. После воссоединения Крыма с Россией пришлось начинать организацию фестиваля с чистого листа, рассылать приглашения уже к началу лета. А у всех артистов свой график, расписание гастролей — их надо извещать заранее. Сейчас было проще. Правда, вмешалась политика — госдеп и власти ЕС стали музыкантам письма с угрозами рассылать: мол, накажем, оштрафуем. Но большинство не побоялись — приехали и британцы с американцами. Отказались лишь двое участников: немецкая группа De-Phazz и американский трубач кубинского происхождения Артуро Сандовал. Первые извинились и сообщили, что из-за поездки в Коктебель у них начинают отменять концерты, а второй с огорчением рассказал, что не смеет ослушаться, тем более что ему письменно угрожали «штрафами» и «наказаниями». Мы ответили: «Оk, ребята, мы все понимаем». Так что выражение «сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь» теперь актуально для США, а не для России. А мы отлично провели фестиваль и без них. Другие американцы приехали и другие европейцы. Сейчас это самое крупное ежегодное культурное мероприятие в Крыму. Вот только организую его уже не я, а МИА «Россия сегодня» при поддержке Министерства культуры РФ и частных меценатов. Непосредственным продюсером в этом году была компания «Красный квадрат». Очень благодарен им за качественную работу. Кстати, приглашаю всех читателей «Культуры» в Крым на Koktebel Jazz Party — 2016. Не пожалеете! Последний уикенд августа.

культура: Могли бы Вы подвести итоги года уходящего и дать прогноз на будущий? Как для страны, так и для Вас лично.

Киселев: Начну с того, что хорошего случилось у меня (смеется). Младшая дочь Варвара, ей пять лет, поступила в Русскую национальную балетную школу Илзе Лиепа. Танцует, занимается рисованием, играет на фортепиано. Восьмилетний Костя пошел во второй класс. Отлично показывает фокусы, занимается в секции брейк-данса, хорошо получается, уже лихо участвует в данс-батлах. Средний сын Федор, ему пятнадцать, увлекается мотокроссом. В этом году вошел в десятку на этапе чемпионата России по мотокроссу в Белгороде. Во взрослой группе! Старший, 29-летний Глеб, — профессиональный дизайнер. Ранее в Строгановке защитил диплом на «отлично с похвалой». А у моей жены Маши в издательстве «Генезис» вышла первая книга «Если ребенок болеет». Она клинический психолог и сформулировала рекомендации для врачей, родителей и психологов, которые работают с детьми, страдающими хроническими болезнями, например, онкологическими или пороками сердца. Описаны там и фатальные случаи... Отзывы блестящие — над этой темой в России почти никто раньше не работал. А еще мы в компании с тремя семьями занимаемся в Крыму виноделием. Наше шампанское, как я называю этот пока некоммерческий проект, «потешные винные войска», недавно подтвердило свой высокий класс — отмечено как лучший белый экстра-брют дозаж зеро России 2015 года. Это результат профессиональной «слепой» дегустации на конкурсе под эгидой Российской ассоциации сомелье и сайта nashevino.ru. На продажу пока не делаем. В Крыму у нас нет ни виноградников, ни лицензии.

А агентство «Россия сегодня» — первое среди отечественных по цитируемости и подписке как в СМИ, так и в соцсетях, также мы самое цитируемое российское агентство за рубежом. Поскольку нам всего два года, это отличный показатель. Запускаем новые мобильные приложения, конкурс для молодых фотожурналистов, проводим конкурс социальной рекламы «Импульс». Программа «Вести недели», как я уже говорил, тоже лидер в своей области.

О стране... Россия ответила на вызовы этого года гораздо мощнее, чем многие от нее ожидали. Помните, в начале года Обама говорил, что российская экономика «разорвана в клочья»? Оказалось, не так. У нас контролируемая инфляция, хотя и есть некоторое проседание по росту ВВП. Но меняется в лучшую сторону структура экспорта. Мы сбалансированное общество в смысле настроения. Слава Богу, люди не стали в сложное время бросаться друг на друга и уповать на фантастические революционные проекты. Мы сохранили в этих условиях все гражданские свободы, хотя можно было ожидать ужесточения, ведь всегда есть выбор между безопасностью и свободой. Наши вооруженные силы продемонстрировали великолепные действия в Сирии. И меня даже огорчает возможная отмена санкций против нас, поскольку кажется, что на пользу экономике это не пойдет. В общем, год для России оказался гораздо лучше, чем мог быть.

У нас сильное государство, которое пользуется уважением, — число наших стратегических союзников растет. Все это потому, что мы строим ту модель мира, в которой люди заинтересованы, — многополюсную, многоукладную, многоцветную. И, думаю, будущий год станет на планете годом серьезных переоценок. Так что вперед я смотрю с оптимизмом. Наши предки и не такое переживали. Нам грех жаловаться.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 22 декабря 2015 > № 1641437 Дмитрий Киселев


Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 октября 2014 > № 1188772 Дмитрий Киселев

ЛЮБИМЫЙ ЖУРНАЛИСТ ПРЕЗИДЕНТА ПУТИНА РАЗОЧАРОВАН ЕВРОПОЙ (" JYLLANDS-POSTEN ", ДАНИЯ )

В январе 1991 года Дмитрий Киселев был телеведущим в Редакции информации на советском телевидении. В дни после штурма спецназом телебашни в Вильнюсе, в результате чего погибло 14 человек, Дмитрий Киселев отказался зачитать официальные материалы, искажающие действительную картину борьбы за независимость Литвы. Он пошел против линии Кремля, рассказав о том, что сам лично видел в прибалтийских республиках, за что и был уволен.

Три года спустя президент Литвы вручил Дмитрию Киселеву медаль за вклад в борьбу за независимость этой страны. Позже Еврокомиссия предоставила Киселеву деньги для телевизионной серии документальных фильмов, объединенных в программу "Окно в Европу". Это название перекликается с амбициями Петра Великого превратить Россию в европейское государство, амбициями, которые Киселев разделял. Он ездил по Европе и с энтузиазмом и знанием дела рассказывал о ней телезрителям. Он был женат на англичанке, был корреспондентом в Финляндии и, в отличие от своих соотечественников и многих европейцев, знал, в чем суть Копенгагенских критериев в области реформ, которые должны проводить страны-кандидаты в Евросоюз.

Сегодя, между прочим, литовский президент потребовал у Киселева награду обратно. И его, вместо материальной поддержки телепрограмм, вместе с политиками и деловыми людьми ближайшего окружения президента Путина занесли в списки лиц, против которых применены санкции ЕС. Он обвиняется в том, что, будучи влиятельной личностью в области формирования общественного мнения, поддержал аннексию Россией Крыма и вмешательство в восточную Украину. Киселев был первым российским журналистом, которому в соответствии с санкциями запретили въезд в страны ЕС и заморозили там счета.

Поэтому в этом году ему пришлось изменить планы на отпуск. Первоначально Киселев с семьей хотел поехать к друзьям в Норвегию в Нордкапп - Киселев специалист по скандинавским языкам, он окончил Ленинградский университет и владеет норвежским и шведским языками. Однако вместо Норвегии ему пришлось поехать в Японию, куда его пригласил старый коллега с японского телеканала NHK, где Киселев также работал одно время.

"Я очень верил в Европу, но разочаровался. Европа не дотягивает до тех идеалов, которые провозглашает на словах, и уклоняется от критики США, когда те бомбят по всему миру и нарушают права человека", - говорит Киселев.

Мы сидим на террасе его дачи в Коктебеле на восточном побережье Крыма, откуда открывается впечатляющий вид на Черное море и близлежащие горы. Киселев находится в Крыму в связи с открытием джазового фестиваля, у истоков которого он стоял в 00-годах, когда работал на Украине. Он вырос в музыкальной семье, играет на классической гитаре, а в гостиной у него стоит белое пианино Yamaha. На стене семейные фотографии и репродукция известной картины Густава Климта, которая очень нравится жене Киселева - Марии. Она психоаналитик. Ее особенно интересует Зигмунд Фрейд и центрально-европейская культура, в которой он и Густав Климт сформировались. На гриле скворчит свеже-пойманная камбала. Она жарится вместе с массой чеснока, помидоров и сладкого перца. Хозяин разливает домашнее вино и шампанское. После этого будет подан спелый, словно солнцем налитый виноград. Опять же с собственной лозы.

"Европа потеряла свою притягательную силу. В Европе наблюдается откат европейских ценностей. Динамика развития идет неправильным путем".

Переход Дмитрия Киселева от восхищения Европой к ее критике отражает такую же тенденцию и в самой России. 20 лет назад лишь небольшая горстка людей в России была против сближения страны с Западом. Сегодня все наоборот. Большинство поддерживает курс президента Путина на защиту того, что Москва считает национальными интересами, даже если это предполагает конфронтацию с Западом.

И это не только из-за официальной пропаганды. Многие, стоящие за Путина, имеею доступ к интернету и западным СМИ, однако считают, что санкции несправедливы, а жесткий курс Запада против России продиктован двойной моралью и лицемерием.

В годы после распада Советского Союза Киселев был ярым поборником классических журналистских добродетелей: факты, факты и еще раз факты. Никаких моральных нравоучений и продиктованных идеологией наклеек - "герой" или "злодей". Задачей журналиста, считает Киселев, изложить документально подтвержденное дело, предоставив судить о нем самим телезрителям, радиослушателям, читателям. В те времена Киселев осуждал многих коллег, обвиняя их в агитаторстве и считая, что такой подход могут позволить себе писатели и художники, но не журналисты.

"Художник может закрасить все полотно красным и сказать: вот таким я вижу мир. Но журналист так не может. Журналист, показывая мир, обязан соблюдать его истинные пропорции", - говорил тогда Дмитрий Киселев.

Сегодня он ничего не имеет против пропаганды, если она направлена на то, чтобы привлечь внимание к здоровым ценностям, призывает к патриотизму, как он сформулировал это в интервью российской газете.

Что же произошло, если не считать внешние обстоятельства, а именно то, что в декабре прошлого года президент Путин назначил Киселева главой международного информационного агентства, цель которого - дать миру позитивные представления о России; и то, что с 2012 года Киселев является ведущим на государственном тв канале Россия в еженедельной программе "Вести недели", где у него под особым прицелом Запад и доморощенные критики политики российского руководства? Что произошло?

По словам Киселева, Россия страдает от моральной пустоты, которая связана с драматической историей страны в 20-м веке: гражданской войной, тоталитарным режимом, распадом государства, недостатком общих ценностей и представлений о том, что правильно, а что нет.

"В ситуации с такой нехваткой ценностей я, как тв-журналист с большим влиянием на мнения людей, чувствую особую ответственность за то, чтобы сказать зрителям, что я именно считаю правильным, а что нет. Они от меня этого ждут".

Но это несколько другая журналистская роль, чем та, которой ты был привержен раньше. Считаешь ли ты себя агитатором?

"Послушай, когда я был женат на англичанке, мы оба с ней испытывали огромный культурный разрыв. Когда она говорила "красное" и я говорил "красное", то оказывалось, что мы представляли себе совершенно разные цвета. А когда она говорила "быстро" и я говорил "быстро", то выяснялось, что говорили мы о разных степенях скорости. И теперь, когда ты употребляешь слово "агитатор", то искажаешь то, что я имею в виду. Речь идет о том, что тв неизбежно оказывает влияние на формирование ценностей у зрителей. И российский зритель хочет, чтобы я сказал ему свое мнение по поводу того, что хорошо, а что плохо. Несколько лет тому назад я делал документальную программу, где рассказывал о водке - и как о проклятой напасти, и как о национальной гордости. Я рассказал о ней все. Но когда на следующий день отправлялся на верховую прогулку, мой конюх сказал мне: "Это была интересная программа, но ты забыл самое главное - сказать, какую водку следует покупать". Зрителям нужны не только факты, они хотят получить также ответ - и неважно, идет ли речь о водке, или о событиях на Украине".

Владимир Путин назвал распад Советского Союза геополитической катастрофой. Я предполагаю, что сразу после распада у тебя было об этом другое мнение, чем сейчас?

"Да. Виктор Черномырдин сформулировал это предельно точно: целили в систему, а подбили страну. Сторонники демократии боролись с коммунистической системой, но кончили тем, что подорвали страну. Распад СССР стал инструментом в политической борьбе. Я думал тогда, что распад страны не был такой уж большой трагедией. Тогда царила определенная наивность и политический романтизм. Но это кончилось тем, что русские стали ращепленной нацией и живут теперь во многих разных странах".

По словам Киселева, он тоже был движим романтическими представлениями, когда в 2000- м году согласился на должность начальника информации на украинской тв станции, принадлежавшей одному из самых богатых людей страны, Виктору Пинчуку, женатому, между прочим, на дочери тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы.

"Президент заявил, что Украина пойдет европейским курсом, а я сам тоже был ориентирован на Европу и сказал моим российским друзьям, что теперь еду на Запад. Они смеялись, а я принимал все всерьез. Я хотел участвовать в европейской интеграции Украины, чтобы потом за ней последовала бы и Россия. Но очень скоро я понял, что на Украине нет той необходимой основы для интеграции с Европой".

Что ты имеешь в виду?

Все учреждения на Украине были подорваны, украинцы ненавидели свое государство и своего президента. Они не старались сформулировать свои национальные интересы и создать демократические институты. Они не понимали необходимости создать уважительное отношение к вооруженным силам. Я предложил моей редакции сделать передачу об истории украинского флага, в связи с официальным днем флага. Журналисты были против. Я объяснял, что флаг - это символ нации и ее ценностей. Мне пришлось потратить массу времени для того, чтобы объяснить, почему это важно. Они не понимали, что одного только географического положения страны недостаточно, для того, чтобы стать частью Европы".

Некоторые говорят, что в результате войны и кризиса Украина стала сильнее как нация, что упрочилось национальное единство, возникло ядро украинской нации.

"Такое говорят не впервые. Это также говорили после Оранжевой революции 10 лет назад, но то ядро, о котором ты упоминаешь, состоит из радикальных националистов, да, прямо скажем, фашистов. Радикальный национализм всегда разрушителен для нации. Это случилось с Германией во времена нацизма, с Японией в тот же период времени, с Италией и Испанией. Советский Союз распался в большой степени из-за радикального национализма в республиках. Он способствует не рождению нации, а лишь только ее закату. Возьмем Украину. Страна распалась и уже никогда не получит прежние границы. Миллион беженцев, города лежат в руинах, разрушено 600 предприятий, государственная казна пуста, нет никаких валютных резервов. По причине неуплаты перекрыт газ, нет никакой свободы печати, тысячи убитых, украинцы поражены массовым психозом. Украина не станет ни членом НАТО, ни членом ЕС, она не станет также и членом Евразийского Таможенного союза. Зато президент и премьер-министр фотографируются с Обамой, который похлопывает их по спине. Если это называется укреплением украинской нации, ну, что же, тогда - пожалуйста".

Как ты можешь обозначить свою политическую позицию?

"Я приверженец демократии. Я считаю, что должно быть сильное гражданское общество и многопартийность. У нас есть большая потребность в сильной оппозиции, но она не существует, так что политическая система в России еще не до конца выстроена. Но каждая страна, будь то Дания, Германия или Россия, имеет право на собственную национальную модель. Необходимо признать право каждой отдельной страны следовать тем путем, который она выбрала на основе демократии".

Бокс:

Дмитрию Киселеву принадлежат многие скандальные высказывания в программах российского тв. Мы попросили его прокомментировать два из них.

В апреле 2012 года в дебатах по поводу нового закона, запрещающего "пропаганду гомосексуальных отношений среди несовершеннолетних", он сказал: "Я считаю, что недостаточно штрафовать гомосексуалистов за пропаганду среди детей. Им надо запретить быть донорами крови и спермы, а в случае дорожного происшествия (со смертельным исходом) хоронить или кремировать их сердца, как непригодные для продолжения жизни".

"Это было сказано в качестве провокации, однако соответствует распространенной практике в США и других западных странах, например, в Дании, где гомосексуалистам запрещено быть донорами крови, но такого нет в России и Украине. Я аргументировал за то, чтобы российское законодательство было приведено в соответствие с законодательствами западных стран".

Управление здравоохранения подтверждает, что мужчинам, имеющим секс с мужчинами, запрещено донорство крови, но не донорство органов:

"Согласно статистике, у мужчин, имевших секс с мужчинами, больше риска передать через кровь различные заболевания. Поэтому они не могут быть донорами крови. Это не имеет никакого отношения к сексуальной ориентации, но делается исключительно в целях безопасности пациента и на основе статистики о передаваемых через кровь заболеваниях, таких как спид и гепатит B. Запрет основывается на директивах ЕС. Банки крови обязаны спрашивать доноров об их сексуальной ориентации. В Дании существуют отдельные законы о донорстве крови, тканей и органов. В Великобритании закон был смягчен: теперь гомосексуалисты могут быть донорами крови, если они не имели половой связи в течение предыдущих 12 месяцев.

Что касается донорства органов, то здесь нет никаких основных правил. Все зависит от конкретного случая и от записей в журнале".

Бокс:

В марте 2014 года в день крымского референдума о независимости и присоединении к России Киселев сказал в своей тв-программе "Вести недели":

"Россия единственная страна в мире, которая ударом возмездия реально может превратить США в груду радиоактивного пепла".

"Я привлек техническое знание. Это не значит, что я мечтаю о таком. Нет никакого основания для того, чтобы истолковывать это таким образом, будто у меня или России агрессивные намерения. Я просто заметил, что существует система гарантированного возмездия за атомное нападение, которое существует между США и Россией - по-английски Dead Hand, а по-русски - Периметр. На страны, обладающие такими возможностями, накладывается особая ответственность. Это касается как США, так и России. Так что мое замечание было, скорее, антивоенным заявлением".

Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 октября 2014 > № 1188772 Дмитрий Киселев


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 июля 2014 > № 1115308 Дмитрий Киселев

ДМИТРИЙ КИСЕЛЕВ ПЕРЕСМАТРИВАЕТ ИСКУССТВО РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЫ (" THE NEW REPUBLIC ", США )

Джошуа Яффа (Joshua Yaffa)

Вечером 23 февраля, спустя два дня после того, как украинский президент Виктор Янукович посреди ночи бежал из Киева, уступив власть протестующим с Майдана, Дмитрий Киселев был в особо апокалиптическом настроении. Киселев ведет программу "Вести недели" на государственном телеканале "Россия", который смотрят 90 процентов россиян. Каждое воскресенье на протяжении двух часов этот человек разглагольствует о своих многочисленных фобиях, источниках страха и ненависти. Это и вырождающийся Запад, и российские предатели-либералы. В последние месяцы в этой программе возникла некая целенаправленная мания по поводу Украины. По мнению Киселева, фашистские узурпаторы при поддержке натовской машины захватили власть в Киеве и удерживают ее. В тот февральский вечер он объявил, что свержение сблизившегося с Путиным правительства Януковича станет для Украины не чем иным, как "концом государственности". Страна оказалась под "внешним контролем", сказал он, подразумевая под этим тайные силы Запада. "Со звездно-синими флагами Евросоюза, которые закоптились от дыма горящих покрышек, страна пришла в такое состояние, в котором человеческая жизнь и гроша не стоит".

После протестов на Майдане, и особенно после падения Януковича российское телевидение ведет беспрецедентный в постсоветской истории пропагандистский натиск, изобретая или намекая на мрачные подозрения в отношении мотивов Запада на Украине, и при этом вмешательство России рисует как героический ответ на призыв к справедливости. Киселев - это самый заметный и, естественно, самый одаренный в театральном плане герой этой эфирной драмы. У этого 60-летнего телеведущего округлое и кроткое лицо, редеющие, коротко остриженные седые волосы и улыбка - одновременно ангелоподобная и угрожающая. Он выступает динамично и довольно манерно, расхаживая по студии и подчеркивая свои мысли жестами рук - как переполненный энтузиазмом актер в пантомиме. Он может заставить свои пальцы исполнять танец в воздухе или разводит руками, обвиняя протестующих в Киеве в том, что они развязали "войну против России". Он объявляет, что жестокие столкновения между демонстрантами и милицией в декабре прошлого года - это "совместная постановка", заказанная и оплаченная американским Госдепартаментом. Время от времени в его речи появляются прямо-таки лирические нотки, хотя их содержание весьма зловещее. Так было в тот вечер, когда он стоял на фоне большой фотографии с изображением грибовидного облака и напоминал зрителям о том, что Россия - это "единственная в мире страна, способная превратить США в радиоактивную пыль".

Такого рода программы как у Киселева помогают понять, почему, согласно опросам независимого Левада-Центра, 67 процентов россиян полагают, что новое правительство в Киеве нелегитимно, а 85 процентов считают свержение режима Януковича переворотом. 92 процента респондентов заявили социологам из этого центра, что главным источником информации о событиях на Украине для них является телевидение.

За пределами России Киселев больше всего прославился своим заявлением о том, что геям и лесбиянкам "надо запретить сдавать кровь, сперму, а в случае дорожной аварии их сердца следует хоронить либо кремировать как непригодные для продления жизни". Он выступил с таким заявлением в апреле 2012 года в телестудии перед аудиторией, которая одобрительно захлопала. Но этот отрывок из его выступления привлек к себе внимание лишь год спустя, когда Россия приняла закон о запрете "пропаганды гомосексуализма" в присутствии несовершеннолетних. С тех пор Киселев неоднократно пытался объясниться. Это было "контролируемое пламя, при помощи которого я пытался разжечь дискуссию", - сказал он в одном из интервью. В другом интервью Киселев заявил, что проблема гомосексуалистов в их провокационном поведении, что они "заведомо провоцируют ситуации, чтобы стать в них жертвами". Киселев не может удержаться от того, чтобы не пошутить по поводу геев. В феврале он заявил, что знаменитая фотография "Водружение флага над Иводзимой" выглядит так, будто мужчины занимаются сексом. "Воспаленное подсознание может приписать этому все что угодно, - сказал он, скривив губы в самодовольной усмешке. - Присмотритесь: очень современная тема, не правда ли?"

Настоящая целевая аудитория Киселева - это не те миллионы телезрителей, который смотрят канал "Россия". Его рейтинги высоки, но по ним он не заслуживает вечерний прайм-тайм. Свои выступления он адресует небольшой группе людей в Кремле, которые задают тон политической культуры в стране. В эфире он весьма экстравагантно хвалит Путина. Выступая в октябре 2012 года по случаю шестидесятилетия президента, Киселев представил панегирик на 12 минут, закончив его следующим выводом: "По масштабу деятельности Путин-политик из своих предшественников 20-го века сопоставим только со Сталиным". Прежде всего, его программа - это портал в самые мрачные и заговорщические позывы текущего цикла путинизма. Долгие годы Путин не предъявлял никаких идеологических претензий на легитимность. Вместо этого его власть в России основывалась на повышении достатка людей и их уровня жизни. Но вернувшись в 2012 году на президентский пост, он пытается сегодня сформулировать новые обоснования для своего правления, говоря о сплаве консервативных ценностей, об исключительности России, а также об ощущении того, что страна подвергается угрозе злонамеренных поползновений со стороны Запада. Кризис на Украине, в котором Путин видит опосредованную борьбу между Россией и Западом, лишь усиливает эти порывы, а Киселев представляет свое мировоззрение в самом бескомпромиссном виде.

В один из понедельников в декабре прошлого года Путин неожиданно подписал указ о ликвидации государственного информационного агентства "РИА Новости", которое, будучи несомненно правительственным органом, обрело весомую репутацию благодаря компетентности и профессионализму своих сотрудников. Он распорядился создать новый государственный медийный гигант "Россия сегодня", поставив перед ним задачу улучшать имидж России за рубежом и назначив на пост руководителя нового объединения Киселева. Спустя несколько дней после своего назначения Киселев отправился в штаб-квартиру "РИА Новости", чтобы представиться журналистам. Он изо всех сил старался дистанцироваться от своего экранного образа, заявляя, что его телевизионный имидж создает впечатление "некоей театральности, инсценировки и гротеска". "Это не значит, что все вы обязаны воспроизводить такой имидж в собственной работе", - сказал он собравшимся.

Но спустя несколько минут сотрудники начали задавать Киселеву непростые вопросы. Так, им было интересно узнать, смогут ли они и дальше брать интервью у экспертов с независимыми взглядами, и какое различие Киселев проводит между своим отношением к той или иной конкретной власти и, как он сам выразился, к "священной" Родине. Киселев заметно рассердился, его речь стала жесткой и резкой. Объективность, заявил он журналистам, это "миф, который нам предлагают и навязывают. Представьте себе, молодой человек кладет руку на плечо девушке, в лучшем случае, и говорит: "Ты знаешь, я давно хотел сказать тебе, что я отношусь к тебе объективно". Это то, что она ждет? Ну, наверное, нет". Таким же образом он завершил свое выступление: "Россия нуждается в нашей любви".

Роль Киселева в государственном пропагандистском аппарате примечательна тем, что славы он добился, выступая против советской цензуры. В январе 1991 года Михаил Горбачев, совершивший тогда свой последний реакционный поворот вправо, приказал силой подавить демонстрации в Литве. Советские войска открыли огонь по толпе, собравшей в Вильнюсе у телецентра, и убили 14 человек. Киселев, который в то время был молодым ведущим популярной советской программы новостей, отказался читать подвергнутый цензуре текст с изложением событий, и его прогнали из эфира. В то время редактор авторитетного либерального журнала The New Times Евгения Альбац была молодым следственным репортером. "Я с уважением отношусь к его поступку, - сказала она мне. - Это был очень трудный и исключительно смелый шаг, особенно для человека из телевизионных кругов". (В 1994 году литовское правительство наградило Киселева медалью за его позицию. В апреле литовский президент Даля Грибаускайте эту награду отозвала.)

Нельзя сказать, что Киселев искренне и от всего сердца придерживался демократических убеждений; возможно, он просто играл в героя. Подобно Путину и людям из его окружения, он взрослел и мужал в 1970-е и 1980-е годы, когда почти никто уже не верил в коммунистическую идеологию и считал Советский Союз пустым и загнивающим месивом. Но большая часть этих людей была не готова вести жизнь диссидентов, а поэтому они подыгрывали государству. При удачном стечении обстоятельств они могли жить комфортно, имея немалые привилегии. Однако такое двоемыслие порождало прочный цинизм. Авторитетный тележурналист Евгений Киселев (не родственник), уехавший в середине 2000-х годов из Москвы в Киев, в конце 80-х непродолжительное время работал с Дмитрием Киселевым на советском телевидении. Он вспоминает, как иногда Дмитрий записывал передачи, в которых восхвалялись чудеса горбачевской перестройки, а потом в коридоре высмеивал перестройку и ее ценности перед всеми, кто был готов его слушать.

Тем не менее, 1990-е годы Киселев провел в компании либеральных журналистов, а это были люди амбициозные, воодушевленные теми возможностями, которые, как им казалось, создает новая страна. Альбац время от времени видела Киселева на заседаниях неформального либерального дискуссионного клуба, которые проводились в Подмосковье. "Он был очень интересным, образованным, хорошо говорил, хорошо думал. Разговор с ним всегда был интригующим", - сказала она мне. (Этой зимой Киселев предпринял в эфире попытку дискредитировать Альбац, которая по национальности еврейка. Он показал ее портрет с какой-то подписью на иврите. "Я была ошеломлена", - сказала мне Альбац. В прежние времена, когда они общались, "в манере его выступлений не было ничего расистского или националистического".)

Киселев изучал в университете скандинавские языки и в особенности полюбил Норвегию. Его первая передача в начале 90-х называлась "Окно в Европу". Это было что-то вроде туристического путеводителя, снятого на камеру в разных городах континента. Он построил в Подмосковье дачу, которую телевизионный руководитель Ирена Лесневская, ведшая вместе с Киселевым телепередачу, назвала "чистым кусочком Скандинавии в глубине лесов". Все было очень по-европейски, сказала она мне. "Как он выставил вино, как держал бокал, как расставил блюда на столе, какие картины висели на стенах".

В 1999 году работавшие на Би-би-си продюсеры, зная о репутации Киселева как человека независимого, попросили его провести передачу из серии о практике работы журналистов в России. Его темой стала этика. Киселев начал рассуждать о разнице между журналистами и "агитаторами", а также о необходимости показывать "всю соразмерность мира". Анна Наринская, которая сегодня работает критиком в газете "Коммерсант", была продюсером той серии. Она сказала мне, что его точка зрения показалась ей искренней. "В то время говорить так ему было невыгодно. Его конкуренты, являвшиеся более знаменитыми и влиятельными людьми, были ужасно предвзятыми". (Она вспоминает Киселева как очень неприятного человека, который во время съемок постоянно лапал другого продюсера-женщину.) В своем выступлении на Би-би-си Киселев также выдвинул бесстрастные аргументы против смешивания журналистики и пропаганды. "Конечно, люди все проглотят, - сказал он. - Но если мы будем постоянно опускать планку и понижать нравственность, когда-нибудь мы начнем барахтаться в грязи как свиньи и жрать друг друга вместе с этой грязью. И пасть ниже мы уже не сможем".

Когда начались 2000-е годы, и Путин стал президентом, спрос на Киселева был невысок. Несмотря на все свои успехи, он не поднялся в верхний эшелон российских телевизионных деятелей, славе и известности которых завидовал. Он был компетентен, обладал нужными навыками, но у него не было природной харизмы телезвезды. Казалось, что его карьера достигла пика, и дальнейшего роста не будет. Какое-то время он вообще очень мало работал на телевидении. Лесневская вспоминает его как человека "современного, приятного, талантливого - но всегда завистливого".

К счастью для Киселева, в то время Украина начинала создавать собственную телеиндустрию. (До этого она просто транслировала российские передачи.) В 2001 году его взяли на телевизионную станцию ICTV, владельцем которой был украинский олигарх Виктор Пинчук, поручив вести несколько программ и создавать отдел новостей.

Киселеву нравилось жить в Киеве. Он поселился в переделанном гостевом доме в лесном районе за городом и купил себе красный Mini Cooper. В телекомпании ICTV он вел себя неформально и демократично. Кабинет Киселев обставил складными стульями из "ИКЕА" и настоял на том, чтобы подчиненные обращались к нему неофициально - "Дима". Молодые сотрудники с уважением относились к опытному журналисту из Москвы, который говорил о необходимости заимствовать стандарты журнала Time и Би-би-си. Оксана Соколова, которая на момент приезда Киселева была младшим корреспондентом, рассказала мне, что его подход к работе стал откровением для тех, кто изучал "марксистско-ленинскую школу журналистики". "Дима показал нам нечто совершенно иное: как структурировать информацию, как отбирать экспертов со стороны".

Киселев мог также в резких выражениях рассказывать о государственных чиновниках. Он уговорил на интервью генерального прокурора Украины, который никак не хотел выступать в эфире по какому-то неудобному вопросу. Когда во время учений случайная ракета попала в жилой дом, Киселев потребовал отставки министра обороны, что тот и сделал на следующий день. Генеральный директор ICTV Александр Богуцкий вспоминает, как он выступил в отделе новостей и заявил сотрудникам канала: "Коллеги, давайте принимать решение. Мы уже в Европе. Начнем Европу с самих себя. Давайте жить так, будто бы уже в европейском сообществе".

Но потом в 2004 году началась бурная избирательная баталия между прозападным кандидатом Виктором Ющенко и представителем близкой к Москве правящей партии Виктором Януковичем. Подтасовки при подсчете голосов в пользу Януковича вызвали массовые протесты, которые переросли в оранжевую революцию. Именно в это время Киселев начал меняться и как начальник, и как ведущий.

Наверное, в самом начале он реагировал на указания сверху. Руководитель ICTV Пинчук женат на дочери Леонида Кучмы, который в то время был президентом Украины. Кучма поддержал Януковича, проча его себе в преемники, и вскоре ICTV начала полномасштабную пропагандистскую операцию во время предвыборной кампании. Возможно, в тот момент Киселев увидел шанс стать по-настоящему влиятельной медийной фигурой, а может, он просто довел себя до исступления, и эта тенденция обрела собственный импульс силы. Каковы бы ни были причины, за новую работу он принялся с жаром. Вскоре он отказался от своих принципов журналистской независимости и начал продвигать теории, которые сегодня превратились в его главную навязчивую идею - в частности, что Ющенко и его союзники это русофобы и агенты влияния США. Его выступления в эфире стали резкими, наполнились паранойей, что вызвало возражения со стороны многих сотрудников. Любой, кто пытался с ним спорить, вспоминает Соколова, упирался в его безапелляционную позицию: так оно должно быть, ребята, и вы просто ничего не понимаете.

Когда Ющенко стал президентом, ICTV решила не продлять контракт с Киселевым. "С тем имиджем, который он сам себе создал, оставаться ему было нельзя", - сказала мне Соколова. Поэтому Киселев вернулся в Москву. Он нашел работу на государственном телеканале "Россия", который преданнее всех следует партийной линии. В августе 2012 года Киселева назначили ведущим программы "Вести недели", и за долгие месяцы работы там он создал свой нынешний экранный образ. Впервые он стал по-настоящему и бесспорно знаменитым в России.

Сегодня Киселев (который отказался дать интервью для этой статьи) не стесняется использовать слово "пропаганда". Напротив, он принял это слово и активно пользуется им. Как он сказал прокремлевской газете "Известия", "Вести недели" "продвигают, а вернее пропагандируют - я не боюсь этого слова - здоровые ценности и патриотизм". Но его версия пропаганды отличается от того, что было в советском прошлом. Советские новости и информация были успокаивающими, убаюкивающими. Они должны были подавлять любой намек на неприятности и убеждать зрителя, что жизнь в коммунистической империи мирная, наполненная оптимизмом. Как объясняет бывший телекритик, а ныне декан факультета Высшей школы экономики Анна Качкаева, советский телеведущий или диктор был обязан "сохранять спокойствие, не показывать лишних эмоций, работая подобно евнуху, читающему по свитку".

В те до-интернетовские времена, если государственные СМИ запрещали упоминать какую-то трудную тему, то основная часть советских зрителей ничего о ней не знала. Конечно, сегодня плохие новости можно распространять другими средствами, а поэтому вместо того, чтобы игнорировать неудобные или спорные темы, Киселев использует их, чтобы настраивать публику против врагов России. Например, если в СССР гомосексуализма не было вообще, то для Киселева он стал излюбленной темой. Так, во фрагменте передачи о российской "пятой колонне" он обвинил лидера оппозиции Алексея Навального, которого сравнивал с Гитлером, а также редактора и активиста Сергея Пархоменко в сговоре с Вашингтоном и Брюсселем при составлении черных списков россиян, подвергнутых санкциям Запада. По мнению Киселева, Россия в опасности, как и ее зритель.

Если у Киселева и есть какая-то особенная черта или талант, то это приспособленчество. Приспособленцем в России называют ловкого человека, который чувствует, что от него требуется, и использует это знание к собственной выгоде. Подобно Гленну Беку (Glenn Beck), взлетевшему на пик славы благодаря раздуванию страхов людей, боявшихся избрания Барака Обамы, он продвигается по карьерной лестнице, эксплуатируя чувство незащищенности и уязвимости своей аудитории. "Это актерская игра, - сказал один человек, долгие годы следящий за московской медийной средой. - Аудитории в Кремле это нравится, потому что такая игра укрепляет и усиливает стилистические предпочтения государства".

В конце марта Европейский Союз принял пакет санкций, запретив выдавать визы и заморозив банковские счета 21 российскому чиновнику за их причастность к аннексии Крыма, а также к провоцированию беспорядков на востоке Украины. Киселев в этом списке стал единственным журналистом, и его назвали "центральной фигурой государственной пропаганды в поддержку ввода российских войск на Украину". Сам Киселев против такого определения вряд ли станет возражать. "Информационные войны, - сказал он в одном из интервью, - стали основной формой военных действий".

Влияние Киселева усиливается, и кое-кто уже начал называть его современным "министром пропаганды". Но это явное преувеличение степени его власти и полномочий. Он не разрабатывает политический курс, но наводит уродливый максималистский глянец на принимаемые в другом месте решения. Как сказала мне Качкаева, Киселев это "лицо, знак, метафора, символ" - прежде всего, драматического ухода России вовнутрь. При Путине Россия по сути дела отказалась от своих постсоветстких попыток интеграции с Западом, от неискренних публичных заявлений о преданности демократическим ценностям, и не придерживается этих ценностей на практике. Как показывают манипуляции Москвы на Украине, России Киселева безразлично ее положение в западном порядке. На самом деле, свой остракизм она выпячивает как фетиш. Настроение властей было подытожено недавно в документе, который опубликовало Министерство культуры. Там говорится, что "Россия это не Европа", а также звучит призыв "отвергнуть принципы мультикультурализма и толерантности". Тот факт, что Кремль выбрал Киселева с его отвратительной репутацией за рубежом, и поставил руководить "Россией сегодня", является четким и безошибочным сигналом. Либо весь этот проект нацелен на нагнетание антагонизма, либо Путину и его окружению просто все равно.

Из "России сегодня" ушли многие профессиональные журналисты, которые работали в "РИА Новости", а служба новостей стала более политизированной. В одной из недавно вышедших статей перепечатан призыв повстанцев с востока Украины к добровольцам, включая тех, кто имеет опыт вождения танков. В прошлом месяце Киселев закрыл доступ к частотам вещания радиостанции "Голос Америки", заявив: "Мы не собираемся сотрудничать" с "радиоспамерами". Он выступил с резкой критикой по поводу санкций ЕС в своей статье в Guardian, где выставил себя в качестве праведной жертвы. В отличие от Европы, заявил он, Россия не вводит "никаких государственных ограничений" на свободу слова. В качестве примера он сослался на независимый кабельный канал "Дождь", которому грозит закрытие в условиях настойчивого давления, исходящего, как говорят его сотрудники, из Кремля. Киселев также обвинил Евросоюз в лицемерии, отметив, что введя против него санкции за широковещательную пропаганду (что противозаконно по нормам международного права), Брюссель нарушает его право на свободу слова (которая находится под защитой норм международного права). Это один из немногих неотразимых доводов Киселева. Многим журналистам весьма неловко от того, что государства навязывают разграничительные линии между информацией и пропагандой.

Это был классический ход Киселева: попытка очернить либеральный европейский проект в глазах россиян и вызвать у его защитников бессильную ярость. Он как бы говорит: Европа ничем не отличается от остальных и ничем не лучше их - все страны ведут себя таким образом. Этот всеобъемлющий цинизм может стать его самым долговечным достижением, более весомым, чем паранойя или военная истерия. У зрителя, который смотрит его длящиеся часами программы, возникает изнуряющее впечатление, что никто в мире не объективен, что все себя дискредитировали, что любой, кто пытается разобраться в происходящем в России и мире, обслуживает ту или иную сторону. Как сказал бы Киселев в молодости, сегодня мы все в грязи.

Джошуа Яффа - журналист, работающий в Москве и пишущий для Economist и других изданий

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 июля 2014 > № 1115308 Дмитрий Киселев


Евросоюз. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 апреля 2014 > № 1055081 Дмитрий Киселев

НОВОЕ В ЕС: САНКЦИИ ПРОТИВ ЖУРНАЛИСТА (" THE GUARDIAN ", ВЕЛИКОБРИТАНИЯ )

ДМИТРИЙ КИСЕЛЕВ

Похоже, Восток и Запад меняются местами. В том смысле, что в России мы пользуемся всеми преимуществами свободы слова, в то время как на Западе политкорректность, либо политическая целесообразность, поданная как соображения безопасности, уже стали аргументами против свободы слова.

В России этого нет. Почему? Да потому, что СССР и однопартийная система в прошлом, и Россия постепенно возвращается к естественному для русской души диапазону. Точно его описал Федор Достоевский устами героя "Братьев Карамазовых": "...Мы натуры широкие, Карамазовские, способные вмещать всевозможные противоположности и разом созерцать обе бездны, бездну над нами, бездну высших идеалов, и бездну под нами, бездну самого низшего зловонного падения... Две бездны, две бездны, господа, в один и тот же момент, - без того мы несчастны и неудовлетворены, существование наше неполно. Мы широки, широки как вся наша матушка Россия, мы все вместим и со всем уживемся!"

Бездна внизу и бездна вверху - не только диапазон русского характера, но и практический диапазон свободы слова в сегодняшней России. В эфире радио "Эха Москвы", что в составе медиа-холдинга "Газпром-медиа", популярная у слушателей Ксения Ларина грохочет: "От патриотизма меня тошнит червяками и вишневыми косточками". На телеканале "Дождь" писатель Виктор Ерофеев заявляет, что в ходе второй мировой "Ленинград нужно было сдать немцам", обесценивая тем самым подвиг защитников города. Главный редактор еженедельника "The New Times" Евгения Альбац говорит, что пусть Китай забирает себе Сибирь... Все они считают себя либералами. На мой взгляд, они ультра-либералы, ультрас.

Так или иначе, а все названные и многие другие на ультра-либеральном поле России продолжают работать без государственных ограничений свободы слова. Разумеется , у ультра-либералов есть яркие оппоненты на патриотическом фланге. Правда, они не призывают репрессировать ультра-либералов или тем более включать в люстрационные или санкционные списки. Чего не скажешь о самих ультра-либералах. Составление таких списков и размахивание ими - любимый вид спорта ультралибералов. Живем с этим в России и не жалуемся.

Не боясь никаких государственных санкций, наши журналисты обсуждают самые острые темы. Пример? В отличие от Великобритании или США в моей стране геям не запрещено донорство крови или органов, например, сердца. В США такой запрет с 1977 года на геев распространяется пожизненно. Великобритания недавно смягчила у себя это правило (год со время последнего гомосексуального контакта), но все равно сохранила для активных геев запрет на донорство. При несчастном случае геи не рассматриваются как доноры, и их тела нетронутыми, с вполне здоровыми сердцами погружают в могилы или превращают в пепел. Я, например, считаю это правильным и свободно говорю об этом в эфире. Мои оппоненты на этом основании причисляют меня к гомофобам и, наслаждаясь свободой слова, "воюют" со мной. Мы так же свободно обсуждаем Украину, проблемы в России и мире. Ни о каких государственных санкциях, ограничивающих свободу слова либо свободу передвижения в моей стране нет.

Санкции пришли с Запада. 21 марта Евросоюз включил меня в список россиян, которым запрещено посещать страны ЕС, открывать банковские счета и вести коммерческую деятельность на их территории. Одна деталь: ни счетов, ни бизнеса в Евросюзе у меня нет. Я профессиональный журналист и ничем другим в жизни не занимался. Как политический обозреватель я веду телепрограмму в воскресный прайм-тайм на телеканале "Россия" холдинга ВГТРК - "Вести недели". Формат - репортажи наших корреспондентов и мой комментарий. Это недельный обзор продолжительностью в последнее время даже более двух часов. Мы работаем в условиях жесткой конкуренции, но доля нашей аудитории обычно от 15 до 20%, что достойно в любой стране мира. Важно, что "Вести недели" - авторская программа, где моя точка зрения зачастую не совпадает с официальной позицией Кремля. К слову, в субботу вечером на нашем же канале идет другая авторская программа - "Вести в субботу", где ведущий наш бывший корреспондент в Лондоне Сергей Брилев. Он талантливый журналист, и его интерпретации очень часто совсем другие, нежели у меня.

Чиновники Евросоюза решили, что "главный пропагандист Путина" все же я. ОК, уважая свободу самовыражения, принимаю их мнение как факт. Но зачем накладывать на журналиста государственные санкции? Зачем ограничивать мою свободу передвижения, зафиксированную во "Всеобщей декларации прав человека" 1948 года? И как эти санкции сочетаются со свободой слова? Для Европы это теперь не ценность? Если так, то мы свидетели революции - революции предательства Западом "западных", как там до сих пор считали, ценностей. Вот почему я думаю, что Россия и Запад меняются местами. В кошмарном сне трудно представить, чтобы сегодняшняя Россия на кого-то из моих западных коллег-журналистов наложила бы подобные санкции.

Главное обвинение в мой адрес - что я занимаюсь пропагандой. Но пропаганда - не сертифицированное в международном праве понятие. Сертифицированное - свобода слова. Так что санкция ЕС наложена в моем лице именно на свободу слова. И это войдет в историю подобно делу Дрейфуса. Ничего личного. Будем считать, что я - абстрактный журналист. Просто первый и пока единственный, на кого наложены официальные межгосударственные санкции Евросоюза.

Кто-то скажет, что я еще и руководитель нового государственного информационного агентства "Россия сегодня". Но это лишь с декабря. Пока у нас реорганизация. До сих пор мы не создали ни одного бренда, а наш новый продукт - информационная лента на английском и испанском языках вышла лишь в тестовом режиме с 1-го апреля. Санкции - с 21-го марта. Так что моя должность гендиректора к санкциям причастна быть не может просто по времени.

И последнее. Как-то архаично думать, что санкциями в наше время можно ограничить свободу слова, даже если называешь чью-то позицию пропагандой. Пример? Думаю, вы и сами можете его привести, если дочитали до этого места.

Дмитрий Киселев, российский журналист, специально для The Guardian

Евросоюз. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 апреля 2014 > № 1055081 Дмитрий Киселев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter