Всего новостей: 2605640, выбрано 2 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мацуев Денис в отраслях: СМИ, ИТвсе
Мацуев Денис в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 11 сентября 2017 > № 2304446 Денис Мацуев

Пианист Денис Мацуев: "Я могу определить ноту двигателя самолета"

Алина Исаченко

для bbcrussian.com

"Я знаю, что произойдет в этот день в 2022 году", - говорит российский пианист Денис Мацуев, описывая свой плотный график.

В прошлом году он отыграл 264 концерта, а в начале сентября выступил на ежегодном фестивале классической музыки Би-би-си Proms в Лондоне.

В интервью Русской службе Би-би-си музыкант рассказал о чувстве сцены, любви к родному Иркутску и о том, чем занимается в редкие свободные минуты.

"Меня лечит сцена"

Не могу сказать нет, когда меня приглашают на концерт.

Это сибирская черта. Поэтому у меня такой загруженный график. Если физически могу приехать на выступление, непременно делаю это.

Прийти в себя после долгих перелетов помогает сцена, которая обладает чудодейственным эффектом. Это место, где я черпаю энергию и вдохновение.

Даже если неважно себя чувствую, достаточно выйти на сцену и тут же начинаю ощущать ее лечебное свойство. Я называю это "сценотерапией".

"Я могу играть музыку без рояля, глядя на ноты во время полета"

Я люблю самолеты. Это место, где я провожу большую часть времени.

В самолетах я научился спать и репетировать. Я могу играть музыку без рояля, глядя на ноты во время полета.

В определенный момент меня заинтересовал процесс взлета, посадки, скорости. Я могу определить ноту двигателя самолета. Например, Boeing при взлетной скорости 240 км/ч дает ноту ми-бемоль второй октавы.

Если слышу "ре" - немного волнуюсь, так как знаю, что эта нота здесь звучать не должна.

"Мой дом - Иркутск, и никак иначе"

Главным источником энергии для меня остается родной Иркутск, где я выступаю на фестивалях два раза в год.

Атмосфера в кругу близких людей, старых друзей, природа Байкала с ее воздухом, тайгой, кедром, сиренью и омулем - это допинг, который заряжает меня на полгода. Я не могу жить без этого.

По моей инициативе был создан музыкальный фестиваль ["Звезды на Байкале"] в Иркутске, чтобы иметь возможность показать многочисленным друзьям-музыкантам уникальную красоту и энергетику края.

Здесь побывали самые знаменитые мэтры оркестра - Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Юрий Башмет и даже руководитель израильского симфонического оркестра Зубин Мета.

Каждый раз, когда ко мне приезжает известный музыкант, я веду его в настоящую русскую баню и лично отпариваю, после чего мы ныряем в холодный Байкал. Это стало ритуалом.

Байкал - это самое гениальное место на земле. Озеро мгновенно снимает усталость, невероятно заряжает.

"Сибирские пельмени в Нью-Йорке"

Я человек домашний. И ностальгический. С теплотой вспоминаю время в Иркутске, где я жил до 15 лет, пока мы с семьей не переехали в Москву.

В Иркутске у меня сохранилась квартира, где все осталось как прежде: от детских игрушек до кровати с периной, на которой я засыпаю за пару секунд.

Для меня сибиряки - отдельная национальность, непохожая на другие. Где бы я ни играл - в Нью-Йорке или в Лондоне, если ко мне после концерта подходит незнакомый человек и говорит, что он из Сибири, и тем более из Иркутска, то сразу становится для меня родным.

Очень люблю сибирскую кухню. Знаменитые шаньги [сибирские пироги] с брусникой и черемухой, пельмени.

Помню, в одно из выступлений в Нью-Йорке я проснулся и увидел перед собой тарелку сибирских пельменей. Сразу не понял, в чем дело.

Оказалось, что родители захотели сделать мне сюрприз, сбегали в магазин и налепили пельменей по традиционному рецепту. Что может быть теплее таких поступков родных людей?

"В газетах писали, что мы завоевали НАТО"

Своим переездом в Москву я обязан организации "Новые имена" и ее руководителю Иветте Николаевне Вороновой, которая в начале 90-х ездила по всей России в поисках молодых талантов.

Иветта Николаевна не имела отношения к музыке, но обладала сильным чутьем и даром предвидения - что из молодых ребят, или "моих кисок ", как она нас называла, вырастут настоящие артисты. Она не ошиблась. Большинство моего поколения из "Новых имен" стали известными музыкантами.

С программой мы объездили около 40 стран, побывали в культурных и политических центрах.

Мы несколько раз выступали в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. У нас фактически был абонемент к папе римскому Иоанну Павлу II, где мы давали концерты раз шесть. Организация ЮНЕСКО в Париже стала для меня второй семьей, где я выступаю послом доброй воли.

В штаб-квартире НАТО мы побывали в 1993 году. Только представьте себе: приехали такие шкеты и поселились в семьях натовских генералов.

В начале каждого концерта мы исполняем ритуал: разжигаем свечу внутри чаши из гжели, которая символизирует семейный очаг.

Помню, как свечу разжигал почетный гость концерта, генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер.

На следующий день брюссельские газеты пестрили заголовками: "Русские завоевали НАТО"- с фотографией молодых музыкантов на сцене, на что Вернер ответил: "Против такого завоевания мы не против".

Миссия выпускников "Новых имен" и моя лично - помочь новому поколению талантливых ребят. Это завет Иветты Николаевны. Речь идет не только о музыкальных уроках - важна человеческая помощь, воспитание.

Неважно где мы живем - в России, Японии или Австралии, мы съезжаемся со всего мира, чтобы дать мастер-классы новому поколению талантов.

"В России на концерты ходит молодежь"

У меня часто спрашивают: что вы можете сказать хорошего о России за последние двадцать лет?

Я считаю - это рождение нового поколения публики, которая посещает концерты классической музыки, чего нет в большинстве стран мира.

На любом концерте в России половина зрительского зала - молодые ребята, в то время как в Англии и Европе это люди за 50.

На этот показатель обращают внимание европейские фестивали музыки, которые задаются вопросом - что будет через 15 лет?

"На ритуалы перед концертом у меня нет времени"

У меня нет ритуала перед выступлением. Это невозможно, учитывая, что иногда вбегаешь на сцену за пару минут до начала концерта.

Бывает, что теряется багаж, как это случилось в Лондоне. Я тогда играл с Большим симфоническим оркестром имени Чайковского в Кадоган-холле. Помню, как вбежал в зал без багажа и на нервах. Меня встретил спокойный маэстро Федосеев со словами "Не волнуйтесь, все будет хорошо".

Тут же нашлась белая рубашка, у кого-то из оркестра одолжили бабочку, из ниоткуда появились носки и лаковые ботинки. Спустя несколько минут я уже выступал перед многотысячной аудиторией, которая даже не подозревала, что произошло. Это был один из лучших концертов сезона.

"Я чувствую зал с первых секунд"

Каждое выступление - это импровизация. На сцене происходит волшебство. Перед артистом стоит нелегкая задача - передать через душу и нутро мысли, которые вложил композитор в произведение много лет назад. Это большая ответственность.

Классическая музыка - это терапия. Возможность отойти от плохих новостей, сыплющихся из интернета, или неприятностей в семье. Это очищение от мирового безумства.

Во время выступления я чувствую зал с первых секунд. Управлять зрителями - это искусство. Это состояние, которое вводит в транс. Особенно во время пауз, когда ощущаешь мертвую тишину многотысячного зала. В такие моменты чувствуешь, насколько установлен контакт с публикой. И дело здесь не в криках "Браво" или аплодисментах.

Для меня играть сонату Шуберта или посвящение Шумана - это делиться личным чувством, как с близким человеком. Каждый зритель на протяжении двух часов концерта должен стать этим близким человеком. Ты должен добиться этого.

Родители научили меня черпать из критики то, что поможет измениться к лучшему. А не просто слушать лесть или критику ради критики. Поэтому я всегда общаюсь с людьми, которые говорят правду.

Главный критик для меня - это папа и публика. Папа - это мой педагог, который с трех лет сидит со мной за инструментом. Критикует меня нещадно и беспощадно. Родители знают мои возможности.

"В свободное время я играю в футбол"

График моих выступлений распланирован на следующие пять лет. Я знаю, что произойдет в этот день в 2022 году.

Когда у меня есть свободное время, я играю в футбол. Даже недавно получил небольшую травму. В Москве есть команда актеров и музыкантов, играем против ветеранов футбола.

У нас происходит серьезная мужская борьба, хоть мы и понимаем, что стоит быть осторожнее, всем нужно выходить на сцену.

Я не отдыхаю. Мне сложно представить себя лежащим неделю на пляже. По складу темперамента я не могу сидеть на одном месте, поэтому отдых - это скорее всего движение, спорт, путешествие.

Конечно, если нет концерта, что бывает крайне редко.

Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 11 сентября 2017 > № 2304446 Денис Мацуев


Венгрия. Россия > СМИ, ИТ > kurier.lt, 8 мая 2017 > № 2178324 Денис Мацуев

О МУЗЫКАНТАХ, МУЗЕ И МАГИИ

Перед концертом в Будапеште Денис МАЦУЕВ дал интервью Матэ УРУ.

Денис, когда вы решили стать пианистом?

С самого раннего возраста я любил выступать. Играл с 6 лет концерты в филармонии в Иркутске. Это было то место, где мне очень нравилось бывать, но о профессии тогда не задумывался, потому что страсть к футболу была сильнее. Тогда не знал, чем буду заниматься, просто не думал об этом. Когда я переехал в Москву в 15-летнем возрасте, начались концерты, затем, когда Фонд начал подключать меня к большим гастролям по всему миру, понял, что хочу заниматься концертированием долгое время.

Как складывалась ваша карьера музыканта и каково ваше отношение к русской пианистической школе?

Слово «карьера» мне не очень нравится, потому что карьера связана с работой, с каким-то заработком. Известность, может быть, кому-то и нравится, но так совпало, что для меня работа - удовольствие и счастье. Я выступаю по 240 раз в сезон по всему миру, с самыми выдающимися дирижерами и оркестрами во всех залах, и для меня это настоящее счастье. Моей мечтой было выступать на сцене как можно больше. Здесь я хорошо себя чувствую, концерты меня «лечат».

Такое количество концертов объясняется еще и тем, что я не умею говорить слово «нет». Если меня приглашают, я всегда стараюсь прилететь и выступить (если только у меня имеется техническая и физическая возможность добраться до того или иного места, будь то Токио, Нью-Йорк или Рио-де-Жанейро).

Что же касается русской фортепианной школы, то существует множество мнений. Кто-то говорит, что школа не имеет национальности, я думаю, что это неправда, потому что русская, советская пианистическая школа существует, просто она была сконцентрирована в одном месте - Советском Союзе, а потом она разбрелась по разным странам и перемешалась с другими школами, и я считаю, что это хорошо. Но тем не менее вопреки всему в самых отдаленных регионах, в самых маленьких городах, даже деревнях, поселках рождаются фантастические таланты. Без всяких традиций, просто рождается ребенок, который обладает фантастическим талантом. Таких детей каждый год у нас появляются десятки и сотни. Я имею в виду не просто талантливого человека, а гениального, который в своем возрасте подает огромные надежды. Думаю, это традиция, и не знаю, на каком генном уровне она заложена, но тем не менее такое происходит, и не только у нас, а в Китае, Корее... Что тоже парадокс. Они очень четко работали в этом направлении. Сначала приезжали к нам учиться, а потом поняли, что выгоднее забирать педагогов. Это действительно большая проблема для России, что педагоги у нас получают небольшие деньги, а, скажем, в Корее или Китае они зарабатывают в несколько раз больше. Я думаю, что русская фортепианная школа дала толчок рождению новой китайской и корейской школы. Посмотрите, сколько замечательных молодых музыкантов появилось в этих странах. Я думаю, что русская музыкальная школа способствовала этому очень серьезно.

Скажите, кто вам ближе по манере выступления - Рихтер или Гилельс?

Существуют по сей день «фан-клубы», причем даже среди молодого поколения, которые чуть ли не воюют друг с другом. То же самое было со знаменитыми певцами - Козловским и Лемешевым в Большом театре. У каждого были свои поклонники. Знаете, я не буду здесь разделять, кто мне больше нравится, потому что каждый из них - выдающийся музыкант, и в моей жизни были периоды, когда я поклонялся одному, потом другому. В детстве и юношестве - Гилельсу, когда учил Третий концерт Рахманинова, или бетховенские сонаты, или Грига, а Рихтеру - чуть позже. Не могу разделить, кто из них мне ближе. Оба - абсолютно выдающиеся пианисты, но это не значит, что в русской фортепианной школе только эти два ореола. Они гении, но был еще целый ряд выдающихся пианистов, которых, к сожалению, совсем не знают на Западе. К примеру, сюда можно причислить Владимира Софроницкого. Существует и много других. Естественно, Владимир Горовиц. Поэтому я бы не говорил о национальности. Например, великий пианист - Ван Клиберн. Русская национальная школа - да! Она существует. Можно сказать, что русская школа существует и у китайского мальчика, и у корейской девочки, которые занимались у русского педагога. Это тоже русская фортепианная школа. Как в спорте, фигурном катании. Я думаю, что для молодых людей очень полезно впитывать в себя разные школы, брать мастер-классы, иметь возможность учиться у одного или другого педагога, я думаю, это только развивает молодые таланты.

Денис, когда вы впервые оказались в Будапеште?

Это был 1998 год, сразу после победы на Конкурсе Чайковского. Я приехал сюда по приглашению дирижера Рико Саккани. Он работал тогда с оперным оркестром, и мы в этом замечательном театре играли очень много программ, он сам пианист и прекрасно знает русский репертуар. Так что мы переиграли все концерты Рахманинова, все концерты Чайковского - Первый, Второй, Третий. Затем концерты Бетховена и прочее. У нас с будапештской публикой очень добрые отношения, и каждый раз, когда я сюда приезжаю, чувствую себя как дома. В общей сложности был раз 15. Играл и с Золтаном Кочишем, к сожалению, ушедшим из жизни. Потрясающий был музыкант, жалко, что ушла такая фигура. Для Венгрии это был один из выдающихся представителей венгерской музыкальной культуры. Он обожал русскую музыку, встречался с Рихтером неоднократно, он мне рассказывал об этом. Каждый приезд - это всегда была встреча с добрыми и близкими мне людьми. Я так называю будапештскую публику, которая сохранила свои традиции, потому что с первых секунд, когда я выхожу здесь на сцену, чувствую особую энергетику между сценой и залом.

Что вы представили на этот раз венгерской публике?

Если приезжаю в город уже не первый раз, то никогда не повторяюсь, всегда привожу только новую программу. Репертуар сегодняшнего вечера состоит наполовину из нового, наполовину из старого. 31-ю сонату Бетховена я в этом году только начал играть, долго шел к ней, «пристраивался». Мы «знакомились» долгое время, и на сцену я ее начал «выводить» только в этом году. Сейчас переиграл уже раз 30, поэтому в нашем романе с этим произведением мы находимся на пике наших отношений. Симфонические этюды Шумана я еще в ЦМШ учил, играл во время учебы у Алексея Наседкина, в целом 3 года. Мы с ним их учили в 1993 году. Действительно, Симфонические этюды - это симфонии для рояля.

То же самое, как и большая соната Чайковского, которую я выучил за рекордный срок в 3 недели. Но, в отличие от предыдущего, это произведение как концерт для фортепиано без оркестра. То же самое и 7-я соната Прокофьева, которую я сегодня буду исполнять. Настоящая трагедия в мажоре.

Второе отделение - русская музыка: Рахманинов, Чайковский и Прокофьев, одни из самых гениальных русских композиторов, хотя не только русских, а тех, кто создал «золотой репертуар» фортепиано. Этюды Рахманинова, прелюдии Рахманинова - это моя визитная карточка. Записал их на рояле Рахманинова в его имении в Швейцарии. Скоро выйдет пластинка, которую мы записали с Валерием Гергиевым - две двойки: два Рахманинова, два Прокофьева.

Как вам удается аккумулировать силы?

На этот вопрос точного ответа не существует, все очень непредсказуемо. Иногда приезжаешь в гениальном состоянии, выспавшийся, отдохнувший, с готовой программой, выступаешь на гениальном инструменте, зал с потрясающей акустикой, а выступление получается неудачное. А бывает так, что ты прилетишь после 12-часового перелета из Токио в Нью-Йорк, программу не повторил, в плохом душевном настрое, не выспался, смена часовых поясов, температурит, но ты выходишь на сцену, видишь полный зал народу и получается очень неплохой концерт. Предсказать заранее невозможно. Но у меня есть интуиция - как правило, мне достаточно посмотреть на заполненный зал за секунду до выхода, и он меня сразу вдохновляет.

А объяснить, откуда я черпаю силы, - так они, конечно, в самой музыке! Наверное, если говорить о повседневной жизни, то я очень люблю баню, сауну. Она потрясающе восстанавливает, полезна для мышц, для сухожилий, снимает стресс. Вдохновляет меня и озеро Байкал, самое глубокое озеро в мире и самое чистое - край, где я родился. Из него можно пить воду. У меня там проходит большой фестиваль «Звезды на Байкале», где побывали самые знаменитые музыканты. Он проходит каждый год в сентябре. Каждый музыкант, который туда приезжает, ныряет в Байкал. Я сначала иду в баню, а потом только ныряю в Байкал. Вода +8 градусов, очень холодно. Зато после этого невероятный прилив сил, потому что озеро обладает фантастической энергетикой. И я там бываю 2 раза в год и заряжаюсь на полгода.

А муза у вас есть?

Если говорить о живой музе, физической, то это моя супруга, балерина Большого театра, которая родила мне дочь в прошлом году - Анну Денисовну Мацуеву, ей 5 месяцев. И, конечно же, вся моя жизнь кардинально поменялась после этого события. Так что у меня теперь две музы - Екатерина и Анна. И, конечно, мои родители, герои нашего времени. Такие яркие представители интеллигенции, очень много сделавшие, чтобы талантливого ребенка сохранить и правильно развить. Словом, команда очень важна. С детства, когда я играл в футбол, у меня была своя команда. И сейчас у меня есть своя команда. Команда единомышленников, команда близких людей, которые работают со мной и дружат со мной. Мы делаем фестивали вместе, у меня 10 разных фестивалей и собственный фонд. Мы организуем два детских конкурса, и везде мне помогает команда. Настоящая, вдохновляющая, воодушевляющая, заряжающая. Самое важное для меня - чувство близких мне людей рядом в этом сумасшедшем ритме жизни. Но самая главная муза - это сцена, обладающая магическим действием. На ней случаются абсолютно фантастические, мистические и сказочные вещи. Я очень рад, что сегодня публика будет не только в зале, но и на сцене, что я очень люблю. Часто, когда раскупают все билеты в кассах, прошу организаторов поставить стулья на сцене. Делаю такое очень часто в разных странах мира, но начал в России. Приходят студенты или учащиеся школ, которые не могут позволить себе купить билет. От них исходит особая энергетика, а я получаю от этого огромный прилив энергии. Эмиль Гилельс делал так, на его концертах всегда на сцене сидела публика...

Спасибо, Денис, что смогли уделить мне время. Желаю особой венгерской энергетики на концерте!

Матэ УР

Венгрия. Россия > СМИ, ИТ > kurier.lt, 8 мая 2017 > № 2178324 Денис Мацуев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter