Всего новостей: 2579913, выбрано 2 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Рябенький Игорь в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаФинансы, банкивсе
Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 июля 2018 > № 2688247 Игорь Рябенький

В поисках выхода. Как инвестору успешно выйти из стартапа

Игорь Рябенький

основатель и управляющий партнер AltaIR Capital

Основа бизнес-модели венчурных фондов — это грамотный выход из проектов. Существует несколько схем продажи стартапа, но в России этот рынок пока еще в зачаточном развитии

Самое главное для венчурного фонда — это вовремя выйти из проекта, получив при этом прибыль. Поскольку конечная прибыльность инвестиций является основным критерием успешности фонда, планирование выхода или по крайней мере попытка оценить его перспективы — один из важнейших компонентов процесса инвестирования.

Главные вопросы

Бизнес-ангелы и фонды прекрасно понимают, что далеко не все проекты, в которые они зашли, окажутся успешными. Инвестируя в каждый проект, венчурные капиталисты планируют достаточно высокую прибыльность на выходе, надеясь, что именно звездные стартапы покроют убытки от менее удачных инвестиций и обеспечат прибыль для всех участников процесса.

Первое, что нужно сделать, это задать себе вопросы: «Какой вы видите свою компанию через 3-5-7 лет? Кто в вашей отрасли целевой инвестор следующего раунда? Кто основные покупатели на вашем рынке?»

Далее стоит понять, почему именно эти игроки должны купить этот проект и соответствует ли он их географическим интересам. Определитесь, с каким мультиприкатором вы смогли бы продать компанию.

Каждый из этих вопросов показывает не только способность команды выйти на следующий этап, но и то, насколько далек ваш горизонт планирования. Сколько проектов из вашего портфеля окажутся успешными, зависит от многих факторов, включая стадию, рынок, географию, а также опыт и успешность управляющей команды.

Две стратегии

Выход из проекта можно ждать, а можно ему способствовать. Обычно фонд рассчитывает на жизнь с проектом на горизонте 5-7 лет. Есть различные стратегии выхода, но основных, по сути, две: первичное публичное предложение (IPO) и сделка по слиянию или поглощению (M&A).

Выход на IPO требует существенныx финансовыx затрат на консультантов и аудиторов, которые фактически должны подтвердить, что руководство с самого начала вело прозрачный бизнес, была система контроля и учета.

IPO требует от менеджмента как специфических навыков для его проведения, так и перестройки всего управления для продолжения эффективной работы после того, как компания становится публичной. Очень немногие российские технологические компании успешно провели IPO. И сделали они это в основном на зарубежных рынках.

Слияния и поглощения — наиболее частая форма выхода из проекта. При этом важно постараться довести проект до достаточной степени зрелости, чтобы потенциальный покупатель был заинтересован в приобретении всего пакета акций.

Часто к стартапам уже на ранней стадии приходят стратегические инвесторы. Обычно они предлагают купить небольшой процент проекта, чтобы помочь его развитию и посмотреть, что получится. В таком подходе много рисков. Прежде всего проекту становится трудно работать с конкурентами своего инвестора, и появляется проблема, что стратег может оказаться единственным потенциальным покупателем. В таком случае он сможет предложить нерыночные условия или вообще не спешить с покупкой.

Еще один вариант — это предложение от стратега о создании совместного предприятия. Конечно, в некоторых случаях это может оказаться разумным сценарием. Но по умолчанию стоит понимать, что неравные партнеры имеют разные риски и разные рычаги влияния на ситуацию.

Факторы успешного выхода

Каждому проекту необходимы уникальная востребованная технология, быстрый устойчивый рост, большой объем потенциального рынка, мотивированная и профессиональная команда. Наличие в совете директоров компетентных и известных на рынке людей может способствовать более быстрому развитию проекта в нужном направлении.

Иногда для осуществления выхода привлекают брокеров или инвестиционные банки. Важно, чтобы команды инвестбанков знали рынок и потенциальных покупателей. Тогда им можно доверить процесс.

К менее частым случаям выхода можно отнести management buy-out, когда команда прибыльного проекта выкупает доли у его финансовых инвесторов.

При быстром развитии проекта на следующих раундах возможна переподписка. Тогда новые инвесторы, которым не хватает места в раунде, стараются выкупить доли у предыдущих инвесторов. Это достаточно частая модель для инвестирования на ранней стадии.

Продажа проекта в деталях

Если вы приступаете к выходу из проекта, то стоит разработать график этой непростой процедуры. Помимо оценки компании, необходимо проанализировать, что конкретно сейчас делают потенциальные покупатели и какие решающие факторы влияют на сделку.

Затем надо описать структуру самой транзакции, после чего вместе с топ-менеджментом собрать все нужные финансовые и операционные данные. Инвестору стоит провести внутренний due diligence и предугадать нюансы, на которые может посмотреть потенциальный покупатель.

На российском рынке пока не сформирована соответствующая культура, и есть относительно небольшое количество игроков, заинтересованных в приобретении стартапов. Единичные сделки проходили у «Яндекс» и Mail.ru Group. Не так давно активизировался Сбербанк, подтягиваются мобильные операторы.

Незрелость рынка выходов отрицательно влияет на аппетит ранних инвесторов, а также уменьшает количество активных игроков на всех стадиях инвестирования. Не прибавляет оптимизма и излишняя бюрократия, которая создает трудности в оформлении сделок в российском праве.

Тем не менее налицо хотя и не такие быстрые, но позитивные изменения. Мы ожидаем как появления новых игроков на рынке слияний и поглощений, так и активизации взаимодействия проектов с биржами.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 июля 2018 > № 2688247 Игорь Рябенький


Россия. Азия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613183 Игорь Рябенький

Поход на Восток. Как российскому стартапу привлечь инвестиции в Азии

Игорь Рябенький

основатель и управляющий партнер AltaIR Capital

У российских стартапов есть хороший шанс не прогореть с новым продуктом в Азии и привлечь инвестиции. Но для этого надо понимать правила, по которым играет рынок

«Загадка, завернутая в тайну» — эта популяризированная Уинстоном Черчиллем поговорка описывает отношение Запада к России. Тем временем западные специалисты, которые работали и работают в нашей стране, отмечают, что, осознав российскую реальность, достигнуть успеха вполне возможно. Аналогичное правило работает и для азиатских рынков.

На трех китах

Центр индустрии инвестиционных фондов в Азии расположен в Сингапуре, а вспомогательные точки — в Гонконге и Шанхае. У всех крупных фондов так или иначе есть представительства в этих локациях. По количеству фондов именно Шанхай, а не столица Пекин, стал финансовым центром Китая.

В случае с Сингапуром и Гонконгом сыграли свою роль полностью адаптированные под Запад государственные институты, а также отсутствие языковых барьеров по историческим причинам, что делает эти рынки привлекательными для западного капитала.

Именно поэтому, например, инвестиционное подразделение Louis Vuitton, крупнейший фонд L. Catterton ($14 млрд, средний чек $50 млн) открылся в Сингапуре с представительствами в Гонконге и Шанхае. По такой же схеме работают фонды из США — IDG Capital и Sequoia Capital. Последний присутствует во всех трех точках с дополнительными офисами в других странах региона. Преимущество Сингапура еще и в тесном экономическом сотрудничестве с Австралией. Азиатские фонды также предпочитают эти три локации, так как поиск инвесторов в таких регионах идет легче и результативней.

В зависимости от юрисдикции есть множество возможностей для роста. В Сингапуре, например, достаточно легко получить инвестиции от государства. Сайт государственного фонда венчурных инвестиций startup.sg описывает предложение конкретно: $3 за каждый $1, поднятый на раунде инвестирования, если проект обосновывается в Сингапуре и является прорывным в своем сегменте.

Также есть возможность получать гранты. Агентство развития Гонконга создало специальный Innovation and Technology Fund, который инвестирует в перспективные проекты и предоставляет помощь в организации производства.

Общение с фондами в Азии проходит так же, как и везде: в основном спрашивают про команду и стратегию. Фонд понимает, что, каким бы хорошим ни был продукт или проект, без генерации спроса и сбыта ему не выжить.

Где нужны российские корни

Нельзя не затронуть факт российского происхождения. В Китае это не играет большой роли, но если речь идет о Сингапуре или даже Гонконге, то стартапам стоит быть готовым к тому, что решение принимает европейский или американский эксперт.

Лучше всего, чтобы команда стартапа была международной. Вполне может сработать наличие советников или независимых директоров из Европы и США. Если речь об IT-проекте, то российское присутствие вполне логично в сегменте технической экспертизы и программирования.

Для стартапов есть вариант работы с акселераторами. Например, проект 500 Startups в Китае, как и многие другие вроде Chinaccelerator, предлагает трехмесячные программы, а проект Founders Space помогает масштабироваться в Китае.

Китайские акселераторы бывают как частными, так и корпоративными. Причем корпорации стараются быть ближе к госучреждениям, что полезно для GR. По той же причине акселератор Microsoft находится в Пекине. Отдельно стоит сказать, что выход в Китай без местного партнера не рекомендуется. Причины тому главным образом в культурном и языковом барьерах.

Нельзя не упомянуть про собственные акселерационные программы таких гигантов, как Alibaba и TenCent. Они не только создают и развивают проекты, но и привлекают массу стартапов со всего Китая.

Пройти контроль

Системы «знай своего клиента» и проверка на отмывание средств в азиатских банках не менее строги, чем в Европе и США. Никто не хочет рисковать лицензией. Проверки для корпоративного счета с российским акционером занимают 3-4 недели, иногда больше.

Один вариант быстрого решения проблемы — это открытие счета в подразделении Private Banking в небольшом европейском банке, а также наличие представительства в нужной стране.

В некоторых случаях, например в Сингапуре, европейские банки готовы помочь во временном решении вопроса. Не имея разрешения на обслуживание корпоратов, банк может быть готов все-таки открыть корпоративный счет, но с ограничением числа ежемесячных операций. Проведение дополнительных транзакций приведет к закрытию счета, либо банк их просто не согласует.

Работа в Азии — вполне реальный вариант развития для бизнеса. Правила игры несколько своеобразны, но, зная их, вполне можно достичь успеха. Не стоит бояться, поскольку тот же старик Уинстон всегда говорил: «Настрой — это то, что создает и определяет вас».

Россия. Азия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613183 Игорь Рябенький


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter