Всего новостей: 2604956, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Седаков Павел в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАгропромвсе
Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 16 декабря 2015 > № 1586732 Павел Седаков

С легким паром: как столичные бани становятся сетевыми проектами

Павел Седаков

обозреватель Forbes

«Я мог бы у себя за городом париться, но мне нравится социальная тема — общаешься с людьми по-простому, без понтов», — рассказывает Кирилл Ратников, президент Ratnikov GR Solutions, завсегдатай Сандуновских бань с 2001 года. Для специалиста по общению с гоструктурами трудно найти более удачное место для завязывания неформальных связей. Ратников ходит в баню в компании топ-менеджеров банков, силовиков, строителей и нефтяников. Между заходами в парилку решалось много насущных вопросов и даже заключались сделки: однажды, вспоминает собеседник Forbes, прямо в бане нашли участника тендера на строительство автодороги в Подмосковье. «Как тут не посодействовать, если мы друг друга голышом уже пять лет видим!», — смеется Ратников.

Москва без бань — не Москва, уверял журналист Владимир Гиляровский. Известные столичные бани — Сандуновские, Варшавские, Краснопресненские, Ржевские, Царицынские — это не только источник легкого пара, но и элитарный клуб, куда ходят бизнесмены, чиновники, спортсмены и актеры. Общественные бани любят, например, Александр Мамут, финансист Марк Гарбер, адвокат и ресторатор Александр Раппопорт, пару лет назад в Сандунах были замечены Петр Авен и Роман Абрамович.

Общественные бани — это еще и неплохой бизнес. «Банная тема в последнее время активно развивается, причем не только в Москве, но и в регионах — Казани, Сочи», — подтверждает Forbes заместитель мэра Москвы Марат Хуснуллин, сам, кстати, большой поклонник бани. Кто владеет самыми известными столичными банями и каковы перспективы этого бизнеса?

Бизнес на пару

«На пространке» — темном и строгом, как готический собор, зале высшего мужского разряда Сандунов — стоит негромкий гул. Все места заняты мужчинами в простынях: одни неспешно едят, другие пьют чай с медом, третьи возвращаются из парной — передохнуть и отдышаться. Между рядами скользят банщики, разнося кружки, тарелки, записывая желающих на парение и массаж. Как только уходит одна компания, ее место тут же занимает другая. В разрядах всегда живая очередь, здесь нельзя забронировать места заранее. В чем причина популярности? «В Сандунах мне нравится пар, — говорит Хуснуллин. — Первый раз оказался там лет 25 назад. С тех пор хожу. Мне как человеку, рожденному в СССР, вообще близка тема общественных бань».

Сандуны — старейшие и самые известные бани Москвы. Каменная баня на берегу реки Неглинки была построена в 1808 году придворным актером Силой Сандуновым на деньги — так гласит легенда — от проданных бриллиантов, которые императрица Екатерина II подарила его жене Елизавете. В конце XIX века бани были перестроены: появились холл с позолоченной лепниной и мраморной лестницей в стиле «роккоко», библиотека с камином, готический зал с мебелью из мореного дерева и витражами, бассейн с ионическими колоннами. В «царь-бани», как называл Сандуны Федор Шаляпин, ходили Чехов, Толстой, Рахманинов, Маяковский (у пролетарского поэта была даже собственная лавочка — сейчас к ней прикручена табличка с надписью: «Здесь мылся человек, шагающий в ногу со временем»).

Готический зал в высшем разряде Сандуновских бань — здесь кушают, пьют чай и отдыхают между заходами в парную

В советское время Сандуны тоже были в почете. «Бобров и Федотов из ЦСКА ходили в баню на массаж, взвешивались, а мы, пацаны подходили к своим кумирам, чтобы хотя бы до них дотронуться», — вспоминает полковник Олег Нечипоренко, сотрудник внешней разведки КГБ. Те, кто однажды попал в Сандуны, уверяет Нечипоренко, ходят в них всю жизнь.

Так вышло с Хамитом Алеевым, который в 70-е годы пришел работать в Сандуны разнорабочим, потом стал банщиком, потом — гендиректором и владельцем 28% акций ООО «Сандуновские бани». Сейчас Алеев на пенсии, но в бане появляется еженедельно — под первый пар, когда парная еще сухая.

Всего акционеров пятеро, все они — бывшие сотрудники бани (от общения с Forbes они отказались). Николай Демидов (18%), например, работал в службе снабжения, был заведующим мужским отделением, потом работал коммерческим директором; Роберт Арутюнов (18%) был заведующим в номерных отделениях, стал первым заместителем директора. «Удивительно, как владельцам удалось не переругаться между собой и сохранить Сандуны — в 90-е годы баня была ужасном состоянии, прибыли практически не было», — вспоминает еще один собеседник Forbes.

Бывший замдиректора по производству Петр Кулагин (умер в 2011 году) лично парил по субботам в первом мужском разряде. «Однажды я насчитал в парной 102 человека — все пришли специально на Петра Григорьевича. Такого кайфа я никогда не испытывал», — вспоминает генеральный директор «Сандуновских бань» Максим Пашков.

Сердце бани — ее парная, печи натапливают каждую ночь. «Ты можешь все тут намазать золотом, но если не будет сандуновского пара — никто не будет ходить», — уверяет Пашков. Парят клиентов парильщики, которые могут по несколько часов в день проработать в парной, где температура достигает 80 градусов, а влажность 60%. «Здоровье должно быть, как у космонавта, — замечает Сергей Дугин, старший парильщик с 40-летним стажем.— Дело не в мускулатуре, а в дыхалке, выносливости». Еще парильщик должен, если надо, подержать разговор, не спасовав перед известными людьми.

Сандуны не зря называют «царь-банями»: вот уже два века здесь парятся самые известные люди России

Среди посетителей много бизнесменов. Петр Авен вспоминал, что в Сандуны его приглашал Мамут — он знает толк в хорошем паре. Сам Мамут ходит в баню по субботам, в первый разряд. Несмотря на внешнюю простоту этот разряд — любимое место заядлых парильщиков, особенно парная с жестким, мужским паром. «Мы с друзьями знаем толк и в вениках, и в правильной поддаче. Сразу видим новичка, но не шутим над ним долго (в бане мы снисходительны) — наоборот, начинаем учить его банному делу и поведению: например, не перебивать и не разбрасывать вещи», — рассказал Forbes Александр Мамут.

Личный опыт Александра Мамута, завсегдатая Сандунов:

«У нас с друзьями традиция — ходить в Сандуны по субботам. Это, по нашему мнению, лучший способ очищения сознания и организма. Особенно в субботу. Мы с друзьями знаем толк и в вениках, и в правильной поддаче. Еще мы сразу видим новичка, но не шутим над ним долго (в бане мы снисходительны) — наоборот, начинаем учить его банному делу и поведению — например, не перебивать и не разбрасывать вещи. Мы ведем в первом разряде Сандунов содержательные беседы — всегда есть, что обсудить, Родина скучать не дает. Некоторые разгоряченные счастливые (не я ни разу) пьют холодное пиво, становясь особенно задушевными. Иногда, в праздничные дни (8 Марта или в День милиции) они же тихонько поют. Остальные пьют — кто из кружки чай с лимоном и медом, а кто — стакан ледяного морса маленькими глотками. Все — чистые, тихие и немного сияющие. А я — молчаливый и поумневший. Если кто-то задремлет ненадолго, его никто и не будит — устает человек за трудовую неделю, вот и спит, укрытый простынкой. Пар мы любим с мятой, дышим им глубоко и медленно. После купели мы немного звеним. Мы все — так, зато один из нас — знаменитый ресторатор. С ним все здороваются, даже с голым. Иногда один из нас идет в парикмахерскую (есть в Сандунах и такое). Понятно — собрался куда-то. Стены Сандунов украшены стихами, в основном на рифму «парит — дарит», еще «пар — дар» и менее очевидную — «веник — здоровье». От простой этой поэзии нам становится легче. Конечно, сейчас нас уже поменьше чем раньше, кто-то перестал ходить, а кого-то не стало. Наверное, когда-то один из нас будет в Сандунах один. Не очень-то хочется мне оказаться на его месте«

В бане заключают сделки и находят новых партнеров: один из столичных бизнесменов — владелец сети салонов красоты — познакомился в Сандунах с владельцем автомоек и автосервисов. «Они как раз расширяли бизнес и предложили знакомому войти с деньгами, — рассказывает Пашков. — Переговоры шли прямо между заходами в парилку. В итоге он продает два салона красоты и вкладывает деньги в бизнес». Партнеры до сих пор вместе работают и ходят париться.

Идет в гору и бизнес Сандунов: выручка за пять лет выросла на 44% — с 370 млн руб. в 2010 году до 658 млн рублей в 2014 году. На чем зарабатывает баня? Основная статья доходов — банные услуги, например, в высшем разряде услуги парильщика на 15-ти минутный сеанс стоят 1600 рублей, 45-минутный мыльный массаж — уже 2400 рублей. Аренда кабины на 2 часа в высшем разряде стоит от 3500 до 10 000 рублей. В бане можно купить тапочки, шапочки, халаты, веники с эмблемой бани. «Бывает, что иностранцы приходит к нам без всего — мы полностью их экипируем», — замечает Елена Соколова, руководитель отдела маркетинга «Сандуновских бань».

В Сандунах всегда любили выпить и закусить — кухня приносит до 15% выручки. Пока корреспондент Forbes, разделывался с корюшкой под хамовническое пиво (здесь его подавали еще до революции, недавно при ремонте нашли старую бутылку) соседям несли раков, мясную нарезку, китайские пельмени, лагман — в Сандунах есть русская, узбекская и китайская кухня. «Но мы, конечно, сохраняем наши традиционные блюда — знаменитые сандуновские хачапури, лагман, селедочку под водочку и борщ», — уверяет Пашков.

Сандуны осваивают новые рынки: в прошлом году на первом этаже комплекса открыли лавку, где под брендом «Сандуны» продаются самодельные пельмени (340 руб), вареники с творогом (280 руб), креветками (460 руб), белыми грибами (500 руб), черникой (300 рублей), водка из Смоленска. В этом году Сандуны запустили интернет-магазин — можно заказать доставку продуктов и товаров на дом.

Не удивительно, что успешный бренд пытались клонировать: «пиратские» бани под вывеской «Сандунов» открывались в Саратове, Белгороде, Сызрани, Уфе, но Пашков — бывший юрист — через суд добивался запрета на использование бренда. Многочисленные предложения о франшизе в разные годы поступали даже из Японии, Кореи, Германии и США, но владельцы Сандунов до последнего времени их отклоняли. «Не хотели размывать бренд», — объясняет Пашков. Но в этом году акционеры решили строить свою франчайзинговую сеть: для входа пока рассматривают города-миллионники, первый из них — Новосибирск.

Новосибирский девелопер Евгений Анисимов и его партнеры смогли заинтересовать владельцев Сандунов работать по франшизе. В октябре компания «Сандуны Новосибирск» получило на конкурсе здание городской общественной бани 1937 года постройки в аренду на 35 лет. Бизнесмены планируют вложить в реконструкцию не менее 140 млн рублей: усилить перекрытия, поменять планировку, сделать печи. Сандуны будут обучать персонал и контролировать процесс. Взнос для франчайзи — 5 млн рублей, плюс ежемесячные платежи. Открытие запланировано на конец 2017 года. Анисимов полон оптимизма: «Банный бизнес сейчас на подъеме, каждый знает, что за бренд такой — Сандуны, а теперь еще сможет попариться за Уралом».

На столе в кабинете у Пашкова огромный лист ватмана — план реконструкции бани в Новосибирске. Учредители, по его словам, лично вносили коррективы и все просчитывали до сантиметра: предлагали, например, убрать ряд сидений, иначе банщик с подносом не разойдется с клиентом. В Москве франчайзи не появятся точно: Сандуны, уверен Пашков, должны быть одни — «это принципиальное решение».

Банная экспансия

Воздух в парной наполняется ароматами дуба, пихты и донника — пармейстер Варшавских бань Ольга Гарипова расставляет на полках замоченные в холодной воде веники: так, говорит, сохраняются полезные фитоциды. Пока она готовит баню, корреспонденты Forbes пьют чай с медом в комнате отдыха просторного номера «Рыбалка», оформленного в стилистике рыбацкого домика — со спинингами, гибсовыми рыбами и черно-белыми фотографими. Из окна открывается вид на заснеженные склоны горнолыжного центра «Кант». Любоваться пейзажем можно и на свежем воздухе — на террасе четвертого этажа стоит деревянная бочка-джакузи, куда смельчаки отправляются прямиком после парной.

У Гариповой, участницы престижных российских и международных соревнований по парению, много состоятельных клиентов. Один из них, владелец нескольких заводов, бывает в Варшавских банях дважды в неделю — в воскресенье в мужском разряде вместе с отцом и братьями, а по пятницам снимает отдельный номер. После двухчасовых банных процедур он спускается обедать на первый этаж в ресторан «Варшавский». Все сделки, которые он заключает там во время переговоров, удачные, уверяет пармейстер: ведь баня освобождает от токсинов, «пережигает» обиды и стрессы, наполняется теплом. «Люди ему доверяют и ничего не мешает ему достигать своих целей», — добавляет Гарипова.

Из бочки-джакузи на террасе Варшавских бань открывается отличный вид на заснеженные горнолыжные склоны.

Еще один посетитель Варшавских бань — Эрнест Рудяк, совладелец строительной компании «Объединение Ингеоком», приезжал в баню на переговоры, когда продвигал свой новый бизнес. Рудяк — совладелец «Торгового дома «Медовед», поставляющего мед столичным супермаркетам, ресторанам и баням. «В России есть культура банного отдыха, с каждым годом она растет, — говорит Рудяк. — Люди парятся там, где им удобно, где нравится пар и уже сложилась компания. Общественные бани я, правда, люблю, но предпочитаю гостей возить к себе на дачу — у меня там все устроено «под меня».

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 16 декабря 2015 > № 1586732 Павел Седаков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter